Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Бизнес > Публикация
Бизнес

[09.12.2014]

БИЗНЕС В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА

Евгения АЛЬБАЦ: главный редактор журнала «The New Times»

Е. Альбац― Добрый вечер. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». Я, Евгения Альбац, как всегда в понедельник начинаю нашу программу, посвящённую ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. Собственно вопрос, который сегодня интересует не только в больших городах отечества, это что будет с рублём, и как будет выживать российский бизнес или российская промышленность в условиях кризиса. Об этом мы сегодня будем говорить. В студии Ирина Муцуовна Хакамада, общественный деятель, в прошлом многолетний депутат ГД, член правительства, экономист и так далее. И Максим Кваша, редактор отдела экономики журнала «Коммерсант-Деньги».

На прошлой неделе все ждали, что президент в своём послании федеральному собранию и гражданам, наверное, объявит об экономической либерализации. И как-то, по-моему, этого не случилось. Бизнесу пообещали мораторий на повышение налогов на 4 года. Малому бизнесу — каникулы на два года. Но как это будет происходить, не очень ясно. Неясно также, что будет происходить с региональными налогами. Пообещали, что не будет проверок три года. Если три года вели себя хорошо, то не будет проверок. Откровенно говоря, получив сегодня письмо из Минюста, я сильно усомнилась, что это будет так. Пообещали полную амнистию для тех, кто возвращает деньги из-за границы и так далее. Что будет на самом деле, я бы хотела поговорить.

Ирина, вы хорошо знаете, что такое российская бюрократия. Президент сказал, при этом понятно, что рубль падает, несмотря на то, что как сегодня сообщила газета «Ведомости» на прошлой неделе ЦБ продал чуть ли ни 4 миллиарда, тем не менее, результат не сильно замечательный. Как кредитоваться будет бизнес, тоже непонятно в условиях санкций и невозможности взять деньги с западного рынка. Скажите, вы полагаете, что сейчас российская бюрократия скажет бизнесу: ребята, спасайтесь кто может, главное сохраните рабочие места, главное — сами накормите себя и не приходите к нам с протянутой рукой или будет как всегда?

И. Хакамада― Я считаю, что российская бюрократия обладает уникальным качеством, которым не обладает бюрократия ни в одной демократической и рыночной стране. Она является фактически носителем идей политического класса. Но при этом выполняет формально функции политического класса, а реально живёт по законам бюрократии. То есть это монстр, существующий в закрытой системе своих интересов. Президент, волею должности обязанный быть политиком, — единственная фигура, которая хочет или нет, но у нас не может быть бюрократом. Ему всё равно приходится принимать политические решения. Все же остальные превратились в бюрократов. Поэтому внешние сигналы, которые посылает президент, будут отскакивать от них, как орехи от стенки. То есть эти сигналы не пробивают нишу, не заражают энергией креативного разрешения кризиса.

Е. Альбац― Я ничего не понимаю про креативное разрешение. Меня интересуют налоги.

И. Хакамада― Шаталов, который отвечает за налоги в правительстве, придерживается той же консервативной модели, которой он придерживался и в 1992 году, когда вводил НДС 28%, и когда убил весь бизнес, из-за чего я тогда очень сильно была недовольна. И, кстати, поэтому, придя в думу, именно не пошла в «Выбор России», не соединилась с Гайдаром и Чубайсом. Потому что я обиделась. Я была из бизнеса, и я видела, что творилось. При Рыжкове старшем и Горбачёве было намного легче начинать и делать малый бизнес, чем при демократах.

Потом модель у Шаталова вся психологически та же самая, что если давать НЭП по освобождению бизнеса от всего и вся для малого бизнеса, то тут же весь крупняк перескочит на эти правила игры, и вся Россия превратится в отмывочную машину ухода от налогов. И бюджет останется ни с чем. И эта концепция всё равно победит! Сколько бы президент с трибуны ни говорил о том, что надо всех оставить в покое. Они в покое никого не оставят! Они считают, что главная функция бизнесмена любого, даже имеющего киоск по продаже газет — это обеспечивать бюджет налогами.

Е. Альбац― Понятно. Такой пессимистический взгляд. А я не понимаю, как они могут себе позволить не отпустить бизнес в свободное плавание, если у них такая тяжёлая ситуация и с промышленностью, и с бюджетом? Можно сколько угодно говорить, как замечательно мы сейчас насытим бюджет рублями, но мы же понимаем, что покупательная способность падает очень сильно! Инфляция к концу следующего квартала прогнозируется на 20%!

И. Хакамада― Женя, вы рассуждаете как человек образованный. Вы журналист. Кто-то ещё рассуждает как экономист, кто-то как прогнозист. А бюрократия — это не один человек, это машина, живущая по своим законам. И эта система огромная. Поэтому в среднем получается температура по больнице. Каждый на своём месте выполняет поручение сверху, каждый верхний не хочет нести ответственность за какие-то рискованные шаги. В результате машина дико инерционная! Может быть, они что-то там и понимают, но ответственность за свои шаги они на себя не берут!

Е. Альбац― Бюрократы по определению — люди, которые не берут на себя ответственность?

М. Кваша― Позвольте я сначала капельку поправлю. Во-первых, 20% инфляции на следующий год всё-таки никто не прогнозирует.

Е. Альбац― Олег Вьюгин прогнозирует.

М. Кваша― Это вряд ли прогноз, это скорее пугалка, страшилка.

Е. Альбац― Нет, это не пугалка и не страшилка. Это ровно то, что Олег Вячеславович Вьюгин в интервью вашей покорной слуге сказал, что к концу года 10%, к концу следующего квартала 2015 года — 20%. Опровергать это вы будете у себя в журнале. Давайте по существу.

М. Кваша― Хорошо, по существу мне кажется, что Путин сигнал послал. Но очень странный. Это сигнал, что мы растеряны, мы не знаем, что делать. Послание Путина, на мой взгляд, это сигнал, что мы не знаем, что делать! Мы не ожидали того, что будет так плохо! Мы привыкли, что нам везёт, а Путину всегда везло с внешними параметрами, с внутренней ситуацией. А тут не везёт целый год. Очень жёсткая реакция Запада на то, что делалось с Украиной. Очень неприятная внешнеэкономическая ситуация, очень нехорошая внутренняя экономическая ситуация, видимо, накаляющаяся социальная ситуация. Потому что, несмотря на зашкаливающие рейтинги одобрения, озабоченность реальными экономическими проблемами растёт. И по некоторым сведениям растёт даже и забастовочная активность, чего вообще не было, наверное, с начала 90-х.

И. Хакамада― 2008 год. Рабочие на предприятиях начинали бастовать.

М. Кваша― Именно что начинали. В 2008 году была очень серьёзная установка не сокращать рабочие места. Сейчас такой роскоши позволить себе невозможно! В бюджете жира не осталось!

Е. Альбац― Безработица никакая: 5,9 %. В Москве 1,2 %.

И. Хакамада― Россия уже привыкла делать укороченную рабочую неделю. Меньше рабочих часов.

М. Кваша― Безработица никакая, но надо смотреть глубже, на её структуру, на региональные аспекты. Есть довольно много регионов, где безработица исчисляется двузначными цифрами.

Е. Альбац― Например.

М. Кваша― Северный Кавказ.

Е. Альбац― Традиционное место.

И. Хакамада― Там вообще не очень принято работать.

Е. Альбац― Понимаете, я всё равно не могу понять. Казалось бы, когда у вас ситуация кризиса, то вы должны создавать условия, чтобы люди хотя бы не приходили к государству, и не говорили «дай». Мой любимый Марти Сен говорил о том, в чём суть свободы — помочь себе и помочь другим. Люди сами для себя зарабатывают, он не приходят к государству, а ещё что-то отдают другим! Казалось бы, это разумная вещь — дать людям свободу, чтобы они хотя бы себя накормили.

И. Хакамада― Жень, но если бы эта разумная идея была бы в голове политической элиты…

М. Кваша― У нас была бы другая экономическая политика!

Е. Альбац― Я не соглашусь. Потому что я знаю, что в правительстве как минимум экономические министры ратовали за экономическую либерализацию! Тот же первый вице-премьер Игорь Шувалов!

И. Хакамада― Вы разговаривали с представителями Минфина, вы разговаривали с Силуановым, вы разговаривали с Шаталовым?

Е. Альбац― Нет.

И. Хакамада― Поговорите с Минфином. Путин, для того чтобы продвинуть такой шажок с ними сидит сутками! Уговаривает. У нас ведь до сих пор бухгалтерский подход к экономике. У нас есть главный бухгалтерский документ — бюджет, а на коррупцию мы закрываем глаза! То есть мы смотрим, как формируются доходы и расходы, исходя из того, что есть, не думая, сколько откатов, прикатов и так далее. Это — отдельная история для правоохранительных органов, типа — они этим занимаются... А Шувалов и все этим не занимаются! Они берут по остаточному принципу, что от коррупции у нас осталось! Вот это! Вот у нас доходы, вот расходы! Не хватает — будем печатать деньги, и тогда будет инфляция. Поэтому что надо делать — добирать и добирать. О том, что после победы президента весь следующий период будет период усиления налоговых сборов, об этом говорили экономисты даже при отсутствии украинской ситуации, санкций и так далее. Потому что уже в тот момент ситуация была кризисной! То есть экономика настолько неэффективна, что все её профициты и резервные фонды при падении цен на нефть не помогут ни от чего! И вы правильно сказали, была какая-то изотерическая надежда, что при такой конъюнктуре с учётом роста экономики Китая цены на нефть вроде сильно упасть не должны. А они упали. Потому что как всегда непредсказуемы США со своими новыми технологиями.

Е. Альбац― Как непредсказуемы?

М. Кваша― Дайте я немножко поправлю. Были прогнозы, то, что экономика Китая замедляется и что бурно растёт добыча альтернативной нефти, не только американской сланцевой, но и глубоководной бразильской. Много источников об этом говорили.

И. Хакамада― Это закладывало правительство в свои прогнозы? Может, у вас они говорили? Я была в одном из филиалов «Газпрома» буквально 4 года назад. И читала там лекцию для топ-менеджеров. И когда я им объясняла, что впереди будет усиление турбулентности и хаоса и непредсказуемости событий и что это коснётся, прежде всего, госкорпораций и «Газпрома» в связи со сланцевыми технологиями в США, мне сказали, что это американская пропаганда... Это мне сказали топ-менеджеры!

М. Кваша― У журнала «Деньги» была обложка год назад «50 долларов за баррель». И над нами, в общем, смеялись. Хотя год назад это было уже очевидно!

И. Хакамада― То есть в разработках правительства и администрации президента и 4 года назад никаких не было никаких предсказаний…

Е. Альбац― Хорошо, случилось то, что случилось. Сегодня нефть 67 долларов.

И. Хакамада― А вообще 65.

М. Кваша― Это далеко не всё!

Е. Альбац― Всё-таки, а вот как бизнес будет выживать в этих условиях? Меня больше всего пугает, что у бизнеса нет возможности перекредитоваться. У наших банков нет денег, потому что они не могут взять на внешнем рынке, а где будет бизнес брать? Инвестиций нет, значит, придётся идти к тому же сбербанку, ВТБ и так далее. Где деньги, Зин?

И. Хакамада― Ну кто же имеет деньги в кризисе? В кризисе они или обесцененные или уведённые…

М. Кваша― Деньги остались только государственные. Других денег не осталось.

Е. Альбац― А золотовалютные резервы?

М. Кваша― Нет, бюджет в основном. Вы говорите про отрезанность от внешних займов. Это далеко не всё. Не надо забывать о том, что у банков обесценились активы из-за потери доверия к России. А эти активы были заложены. И значит, эти деньги надо возвращать. И значит надо создавать резервы по потерям. А если так, то у банков совсем не будет денег, чтобы кредитовать бизнес.

Е. Альбац― И что будет делать бизнес?

М. Кваша― Сокращать активность, жить на свои. Сокращать зарплаты, сокращать издержки, людей. Кризис на самом деле в этом смысле вещь даже полезная. Другое дело, что он чрезмерный сейчас! Незаслуженный! Для бизнеса. Русский бизнес набрал много разного жира, там было много издержек, которые можно было сокращать. Много нефти, от которой можно было бы избавляться. Другое дело, что слишком резко и сильный удар получается. Это да. Если бы у нас просто была та рецессия, которую ждали до всех украинских событий, это было бы здоровое явление. Были бы относительно небольшие сокращения людей, издержек. Не было бы значительных изменений в составе собственников. А сейчас пойдёт волна переделов.

И. Хакамада― Бизнес разный. Есть госкорпорации, понятно, что они сядут на шею бюджета.

М. Кваша― Они уже там!

И. Хакамада― Им будут давать или об этом мы узнаем или не узнаем, но им всем дадут! Это уже уменьшение бюджета и ликвидности финансовой системы России в сегодняшней рецессии! Есть бизнес средний. Он не так сильно перекредитовывался. У него не такая огромная пирамида, он не такой бойкий, чтобы хватать дешёвые американские или европейские кредиты. Он частично будет выколачивать всё, что сможет из бюджета, я думаю, он переориентируется, потому что девальвация рубля и санкции создают большую для них перспективу. Особенно если они работают с производством, например, сельскохозяйственным. Действительно это факт, что сегодня русская продукция пойдёт бойчее, на неё больше обращают внимание — на наши огурцы, помидоры. Будут давать под это кредиты. Может быть, они будут софинансироваться. То есть с одной стороны часть рисков будет покрывать государство. По проценту. Но, во всяком случае, в этом направлении точно Россия пойдёт, потому что иначе вот как раз Шувалов и все остальные это как раз прекрасно понимают.

И, наконец, есть мелочь — мелкий бизнес. Он самый гибкий, он самый юркий, адаптивный. Он быстренько всё сворачивает, если понимает, что перспектив нет, и сваливает. Но уже свалило очень много! И те, кто не свалил, придётся трепыхаться. Вот эти очень быстро ориентируются на внутренний рынок и начинают делать то, что сегодня при экономии всё равно будут покупать. То есть это еда, парикмахерские и всё остальное. Они выживут. И вот идея заключалась в том, что если бы был объявлен серьёзный НЭП, чтобы этому сектору как в Таиланде или Китае дать полный карт-бланш. Вот что делается в Таиланде? Там приходят раз, например, в полгода, смотрят (мне американец один рассказывал, он в Таиланде держал ресторан, говорит, что сам веду счета бухгалтерские, свои книги амбарные вытаскиваю) и говорят, что им не надо этих амбарных книг. Смотрят, сколько рабочих мест. Вот у него 30, это хорошо. А кто работает? Ну, работают тайцы. Это тоже хорошо — он создаёт рабочие места для тайцев. Ну а кто в ресторане питается? Туристы, то есть деньги платят, им нравится. Мы живём, он говорит, на туризме. И вот столько заплатишь — вот эти копейки. Главное — рабочие места создавай! Вот понимаете, это не имеет никакого отношения к европейской системе налогообложения. Это переходный, очень важный в кризисе период. А денежный оброк маленький, тебе по силам.

Такая психология невозможна для нашего правительства! Оно с 90-х годов благодаря нашим, в том числе и либералам, скопировало европейскую модель, и играет во всезнайство, в цивилизованность! И вот они разбираются с этими бухгалтерскими документами. А для быстрого подъёма малого бизнеса гораздо эффективнее любые предложения под так называемый неофеодализм типа примитивной десятины, маленького денежного оброка. Главное — оставить их в покое, и пусть только плодятся! И все подвальчики, как в Китае, им отдать. И пусть это не будет очень красиво. Фиг с ним, как в Краснодаре. Там вообще, если вы хотите мероприятие провести, бесполезно запихивать информацию в Интернет, бесполезно баннеры вешать. Никакая реклама не работает! Главная реклама — листочек на заборе — объявление. Так юг живёт. Но наши элиты не в состоянии быть реалистами!..


М. Кваша― Так буквально только что принято решение… торговых сборов. Это по сути то же самое — вменённое налогообложение. По сути то же самое. Патент.

И. Хакамада― Вы ничего не поняли.

М. Кваша― Я как раз всё понял.

И. Хакамада― Во-первых, был патент, была упрощённая система налогообложения…

М. Кваша― Оно остаётся.

И. Хакамада― Но сверх этого ввели сбор для тех, кто не платит. Я представляю, если наша бюрократия…
М. Кваша― Сбор ввели не сверх этого.

И. Хакамада― Но не ниже патента.

Е. Альбац― Вы говорите про государство всё время и что чиновники такие плохие... Знаете, как кто-то написал в Интернете: власть дурна. Вот мы приняли это во внимание, закрепили. Чего об этом говорить? Но для бизнеса вопрос очень простой — либо они обанкротятся, либо свалят, либо они чего-то будут делать. Я хочу, пользуясь служебным положением, рассказать одну историю. Есть такой интернет-магазин бытовой техники Техпорт.ру. Много их в Интернете, и сейчас и видимо, перед новым годом, и потому что люди боятся повышения цен, такое ощущение, что пришло их время. Моя приятельница заказала две недели назад стиральную машину по старой цене, а уже всех стали пугать, что после нового года все цены вырастут на 20%. Казалось бы, люди подписали контракт, договорились. Через неделю должны привезти, но не привезли, в общем какие-то причины нашли. Сказали ей, что дадут скидку и обязательно в следующее воскресенье. А в следующее воскресенье позвонили и сказали…

И. Хакамада― Курс изменился.

Е. Альбац― Что только стоить это вам будет на 10 тысяч больше. Она говорит: «Как это? Вот вы прошлый раз мне скидку собирались давать». Ей отвечают: «Нет, вы знаете, моделька была другая, потому что у Сименса погорели моторчики». Она говорит: «Такого быть не может, они бы объявили это в Интернете». И она позвонила в Сименс и ей сказали, что у них ничего не погорело, просто стало теперь дороже. И вот когда она мне это рассказывала, я сидела, слушала и думала. Кризис, курс, что происходит? Магазины бытовой техники всё продают, им надо сбросить сейчас всё. Им нужно выйти в кэш. Потому что понятно, что потребительская активность будет падать. Понятно, что люди начнут сохранять деньги, у них просто не будет денег, и они будут тратить только на самое необходимое. Уже подсчёты показывают, что видимо, примерно 30-40% из зарплат будет идти на продовольствие. Значит, на многие другие вещи просто не будет оставаться денег. Понятно, что это ударяет по среднему классу, который может себе позволить какую-то бытовую технику. У меня вопрос следующий: объясните мне рациональность поведения бизнеса в этой ситуации.

И. Хакамада― Это жадность и отсутствие маркетинговой культуры. Обыкновенная жадность! Вам в этих случаях и вашей подружке нужно писать в Интернете, в фейсбук и везде, что вот такая фирма обманывает, никогда с ней не связывайтесь. Она контракты не выполняет, жадная. Чтобы у них обрушились доходы. Потому что мы с одной стороны говорим, что мы вступили в эпоху потребления, мы психологически вступили, а структурно-производственно мы не понимаем, что такое модель потребления. А это американская модель, когда главное — оборот и именно поэтому распродажи в Европе и Америке — это настоящие распродажи. И чёрная пятница в Интернете — это реальная пятница. А вы посмотрите, что у нас творится в Москве. Жадность обуяла такая, стоят с каменными лицами и всё равно за какие-то дикие цены ничего не продают! Возникает подозрение, или это отмывочная контора, которой на всё наплевать, или абсолютно бескультурные люди, которые не знают, что такое культура бизнеса.

Поэтому, конечно, вот если бы государство отвалило от этого сектора, если бы там усилилась конкуренция, то очень быстро бы возник репутационный риск! И второе, это отсутствие опыта из-за того, что страна нефтяная, живёт всё время на чужих подушках. Даже мелкий бизнес откуда берёт спрос? Это же от нефти потом перетекает на них. Нет собственного спроса на свою продукцию, нет обратной связи. Поэтому, в конечном счёте, жадность! Вот я хочу 50% нормы прибыли, хочу 75, хочу 100 %! И не понимают, что во время кризиса им нужно установить себе правило, вот дай бог 15%! Это средненькая прибыль. Спокойно, без нервов, как раз надо быстро понижать цены вслед за удешевлением рубля, что и было в 1998 году. На чём маленький бизнес выиграл! Все сходили с ума, а он тут же сбросил цены! Я сама помню, как я начала к ним бегать и покупать всё подряд. И продукты и памперсы какие-то. Почему? Да потому, что они быстро поняли, что в этой конкурентной ценовой войне они выиграют, если пойдут наоборот навстречу потребителю.

Второе правило бизнеса во время кризиса — бери низкими ценами, но большим оборотом! Не пытайся один раз снять и потом хоть трава не расти! Потому что кризис надо пережить. Он всё равно закончится. И главное — удержать бизнес! А вторая модель поведения бизнеса для тех, кто очень креативный. Они смотрят, что происходит во время кризиса, и ловят те новые рынки, которые возникают именно в кризисе. И они быстро резко перепрофилируются. Они не идут по инерции, они вдруг начинают заниматься совершенно другими вещами. Вот сегодня они продавали компьютеры, а завтра они с фермером заключили договор, подвезли пару грузовиков и начали гонять огурцы на рынок. Такие быстрые креативные ребята. Это две модели поведения бизнеса.

То есть, не жадничать и прекрасно понимать важность контрактной культуры и репутации. Поэтому чтобы они начали держаться за свою репутацию, мы, потребители не должны молчать. То есть один раз вас обманули, вы тут же в Интернет вкладывайте! Один раз что-то не так сделали, вы устраиваете публичный скандал. А мы молчим... Нас обманули, а мы молчим! Не берите у этих, не покупайте. Они же все создали сайты, где идёт обратная связь. Вот как туризм — у него же была дикая конкуренция. Поэтому тебе предлагают отель, а ты заходишь в Интернет и видишь там 90% отзывов ужаса. И ты уже говоришь агентству, что не поедешь! «Видите, что у вас там творится!».

Вот что я заметила в российских компаниях, избалованных этой нефтью: даже проходя через кризис 2008 и сегодня, они не берут уроки. Вот я читала в своё время лекцию шведской компании. Когда я начала читать, ко мне подошли собственники шведы. И когда мы стали общаться, они говорят: «А вы знаете, что мы летели с вами одним самолётом? В Сочи был мастер-класс. И как вы думаете, почему мы с вами не встретились раньше?». Оказывается, это был кризис 2008. Это была единственная компания, которая с Ростелекомом слилась, Теле-2, которая в 2008 году позволила себе во время разгара кризиса созвать своих дилеров по всей России, около тысячи человек, заплатила мне какой-то дикий гонорар, чтобы я приехала, прочитала лекцию. И говорят мне, что они вообще никого не уволили. Я спрашиваю: почему?

«А потому, — говорят, — что мы летели эконом-классом, а вы летели бизнес-классом. Мы ехали на автобусе до четырехзёездочной гостиницы, а вас Мерседесом довезли до пятизвёздочной. Потому что когда мы перед вами представляем свою компанию, мы не экономим, потому что для нас мозги, идеи и люди — это очень важно. Но уж сами мы как-нибудь из Москвы до Сочи долетим эконом-классом. Посмотрите на офисы наших компаний. Они часто совсем в подвалах маргинальных, где мелочь еле выживает».

А у нас только чуть из штанов вылез, уже всё — не на аутсорсинге держат машины, нет, надо купить своё, надо купить начальнику, зам. начальника и так далее! Я знаю, много компаний, которые прогорели из-за того, что арендовали офисы в Сити. Там ведь по миллиону в 2008 году долларов была годовая плата за аренду. Ужас! И все говорят, что западный опыт показывает, если у тебя шикарный офис, то ты типа держишь марку... Ребята, ну есть же предел! То есть Нестле ушло из Сити, а наши русские сидят! И пирамиду выстраивают и обманывают всех ради этого миллиона долларов…

То есть нужно начинать сейчас жёстко экономить на всех представительских глупостях! То есть экономить на себе! То есть рассматривать деньги компаний как свои личные. То есть ты должен экономить! Не можешь содержать офис, можно его и покинуть. Вообще на дому можно работать! Как нормальные компании, у них главное — результат, а не чтобы перед начальником все сидели! Необходимо прекратить летать бизнес-классом! Нужно прекратить натягивать на свою компанию траты на все побочные услуги. Всё это можно на короткое время на аутсорсинге. Ничего в структуру не вкладывать. Ни столовые, ни парк машин, ни водителей, ни секьюрити. Нужно кого-то охранять — один раз позвонили на короткий период, заплатили. Нужна столовая — вот у вас есть кафе рядом, договорились, и наши приходят и там им скидка и так далее. Нужен парк машин, у вас есть контракт на аутсорсинг и по мере необходимости вы платите небольшую абонентскую плату, и вы берёте одну или две машины. То есть нужно начинать экономить на этих расходах. И наоборот, не нужно экономить на креативных людях! Что делают наши компании? Они удерживают свои понты, а при этом, как только смотрят, ну кого бы нам уволить. Вот у этого большая зарплата, у этого, значит надо или опускать или на фиг…

Е. Альбац― Спасибо. Максим Кваша, вы всё-таки работаете в журнале «Деньги». Мне действительно очень интересно, вот я вам привела этот пример с этим Техпортом.ру. Какая здесь всё-таки логика — сорвать сейчас? Это что значит, что компания уходит с рынка? Или это просто глупые люди, которые устраивают такую ценовую политику с целью обмануть потребителя?

М. Кваша― Честно говоря, я думаю, что в этом конкретном примере это какое-то разгильдяйство исполнителей.

Е. Альбац― То есть вы убеждены, что это не то, что владельцам настучали сверху, сказали, что надо тут слепить лишнюю десятку? Не верю.

И. Хакамада― Я думаю, что указание сверху было. Всех зажали, ну-ка быстро снимать бабки со всех!

М. Кваша― История достаточно мелкая. Примеров, наоборот, больше, когда на отрицательный отзыв немедленно прибегают извиняться, компенсировать и так далее.

Е. Альбац― А вы, наверное, наблюдали в фейсбуке, идёт дискуссия по поводу Get Taxi, которая вроде бы поменяла мусульманские и нерусскозвучащие имена своих водителей на русскозвучащие. Аргумент следующий, что оценки водителям выставляют пассажиры, и людям с нерусскими именами ставят более низкую оценку. Поскольку известно, что в России расизм. А это в свою очередь влияет на доход водителей. И вот пошла большая волна, Get Taxi даёт понять, что они опустили цены, и поэтому у них началась ценовая война с конкурентами. Вы что-нибудь знаете про это, Максим?

М. Кваша― Я на самом деле очень редко езжу на такси. Поэтому не так я много знаю. Про ценовую войну слышал. Про историю с переименованиями слышал. В истории с переименованиями не вижу ничего страшного. когда где-то в том же Таиланде какой-нибудь местный гид или местный человек, который сервисом представляется, он представляется сокращённым именем. Русскому человеку не выговорить их полные имена. Это нормально, и никто никого в расизме не обвиняет. Когда русские люди с фамилией из 15 слогов переезжают в Штаты, они тоже берут себе сокращённые фамилии, потому что там никто их не выговорит. Это нормально. Я сам иногда извиняюсь перед какими-то людьми с Кавказа или Поволжья, если мне трудно выговорить их фамилию.

Е. Альбац― Вы «Мухаммед» не можете произнести?

М. Кваша― Могу. Но бывает слова, которые трудно с первого раза повторить. И название исландского вулкана этого замечательного, например, в общем, не могу произнести. Когда-то я много ездил на такси, и если бы там была возможность ставить оценки, я бы московским водителям, которые родились и выросли в Москве, или долго прожили в Москве, скорее всего, ставил бы более высокие оценки. Не потому что я какой-то специальный московский расист. А потому, что московские водители обычно лучше знают город, чем приезжие. Да, бывают исключения. Но стандартная история, что московский таксист лучше знает город, не будет петлять, не возьмет с меня соответственно лишних денег. Не поставит меня в пробку там, где можно было её объехать. И не будет изводить просьбой «покажи дорогу».

Е. Альбац― Ир, вы тоже не видите ничего зазорного в том, что водителям поменяли имена на русскозвучащие?

И. Хакамада― Да нет, это конечно моральный шок для человека. Но при этом я не осуждаю бизнес, потому что бизнес на то и бизнес, что он о морали не думает, он думает о рынке. И если рынок не принимает такое, он меняет себя.

Е. Альбац― Мне просто любопытно. Вы думаете, что сейчас кончились тучные годы. Бизнес жил в условиях, когда много было денег, люди могли тратить. Сервисы развивались, рейганомика работала. Вы считаете, бизнес не будет вынужден поменять своё поведение и всё-таки обернуться к не самым богатым, а к менее обеспеченным, чтобы просто расширять свою потребительскую базу?

М. Кваша― Он давно повернулся.

И. Хакамада― Малый повернётся сразу. Средний чуть позже. Крупняк как задом стоял, так и будет стоять! Избушка эта будет стоять задом к лесу и к президенту передом! И всё! Поэтому я за демонополизацию экономики, за то, что ещё когда-то при Медведеве хоть как-то пытались это сделать. Ну смотрите, вот вам пример: госкорпорация «Железные дороги» объявила о том, что больше не будет поездов в Украину, в Казахстан и ещё куда-то, потому что они ходят полупустые. У нас огромное количество людей украинцев работает на территории России. Они все типа гастарбайтеров. Они немного зарабатывают. Это строители, няни, в общем, любую женщину спросите, у которой маленький ребёнок, няня украинская. И самолётами да ещё при таких событиях им летать совсем тяжело. Поезд — это был более экономный способ, если четырёхместное купе. А иногда даже и на плацкарте они ездили туда-сюда. Они уже купили патенты…

А теперь представьте, что госмонополия имеет конкуренцию. Вот есть «Железные дороги» такие, одной фирмы, и есть другой фирмы. Недаром Маргарет Тэтчер ведь приватизировала, в том числе и железные дороги, и потом государство возвращало себе обратно только по мере того, как видели, что не справляется частный бизнес, а всё равно веточка нужна. В Японии есть железные дороги такие, такие и такие. Есть конкуренция! И тогда бы были другие затраты.

М. Кваша― Я на самом деле не твёрдо уверен, что мы не перепутали что-то в новости про отмену поездов Украины и Казахстана. Я так понял, я, увы, не видел корректного изложения, но из того, что я понял, там речь идёт об отмене некоторых поездов, не всех. Или я ошибаюсь?

И. Хакамада― Какая компания дочерняя возит в Украину, единственная или их много? Я прочитала само содержание, что эта компания полностью отказывается на один год от всех поездок!

М. Кваша― Мне кажется немыслимым история прерывать пассажирское сообщение с соседними странами. Я думаю, что просто неправильно была прочтена новость.

И. Хакамада― «КоммерсантЪ» её в твите сообщает.

М. Кваша― Надо читать дальше заголовка…

И. Хакамада― Я прочитала дальше заголовка.

М. Кваша― Я не говорю про вас, я говорю про себя. Я хочу сказать, что есть разные модели функционирования железных дорог.

Е. Альбац― Мы не про железные дороги. Мы про бизнес.

И. Хакамада― Чем больше конкуренция и меньше государство, тем больше возникает ответственности перед потребителем!

М. Кваша― Тут абсолютно не о чём спорить!

Е. Альбац― Отлично. Мы должны уходить из эфира. Спасибо.


ИСТОЧНИК

Евгения АЛЬБАЦ

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Бизнес (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Коррупция (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Правительство (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 19.09.2018 - «ЯБЛОКО» ТРЕБУЕТ ОТПРАВИТЬ ЗОЛОТОВА В ОТСТАВКУ
  • 19.09.2018 - ИТОГИ СЕНТЯБРЬСКИХ ВЫБОРОВ
  • 18.09.2018 - ЗАМПРЕД «ЯБЛОКА» НИКОЛАЙ РЫБАКОВ НА «РАДИО СВОБОДА»
  • 18.09.2018 - НАРОД И ПАРТИЯ ЕДИНЫ?
  • 17.09.2018 - ИНТЕРВЬЮ ВИЦЕ-ПРЕМЬЕРА ДМИТРИЯ КОЗАКА
  • 16.09.2018 - ЭКОНОМИКА СЧАСТЬЯ
  • 15.09.2018 - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
  • 15.09.2018 - ЭТО ПРАВДА?
  • 14.09.2018 - ПРЕКРАТИТЬ ПРАКТИКУ ПРОВОКАЦИЙ
  • 14.09.2018 - КТО ВИНОВАТ В НАШЕЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ЯМЕ
  • 14.09.2018 - ЭТО НЕ ОФИЦЕРСКАЯ ЧЕСТЬ
  • 13.09.2018 - ОДИНОЧНАЯ «ДУЭЛЬ» ЗОЛОТОВА
  • 13.09.2018 - ВЕНСКИЙ МЕХАНИЗМ ОБСЕ
  • 12.09.2018 - МИТИНГИ ПРОТИВ ПОВЫШЕНИЯ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА
  • 12.09.2018 - СЕРГЕЙ ГЛАЗЬЕВ О БЕНЕФИЦИАРАХ ПРОВОДИМОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru