Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Бизнес > Публикация
Бизнес

[15.01.2015]

«ГАЙДАРОВСКИЙ ФОРУМ»

Сергей АЛЕКСАШЕНКО: экономист, первый зампред правления Центробанка в 1995-1998 гг.



Т.Фельгенгауэр― Добрый вечер, это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, в гостях у меня сегодня Сергей Алексашенко. «Гайдаровский форум» сегодня у нас в центре внимания, там много выступало высокопоставленных людей, в том числе, премьер-министр. Но на самом деле достаточно даже пробежаться по заголовкам, чтобы возникло сразу много вопросов. Например, Медведев говорит, что «нынешний экономический кризис прогнозировался, и это дало возможность подготовить верные варианты действий». Хочется спросить, — что, могло бы быть ещё хуже, чем сейчас?

С.Алексашенко― Блиц вопрос — блиц ответ. Действительно, в конце сессии, подводя итоги, Дмитрий Анатольевич сказал: «а вообще мы обо всём знали ещё год назад, но единственное — цена на нефть, мы думали, упадёт чуть меньше». Но в чём состоит план действий, видимо, знает только Медведев. Потому что перед этим на сессии был министр экономики Улюкаев, министр финансов Силуанов, и вице-премьер Ольга Татьяна Голодец — они горячо спорили между собой, что нужно делать. Получается какой-то такой странный план — всё правительство знало, что будет кризис… Оказывается, что мы ещё не вышли из кризиса 2008 г…. Как сказал Медведев, все проблемы внутренние, известны, но как с ними бороться, министры не знают. Получается, премьер знает, а министры не знают, — похоже, у них с коммуникацией есть проблемы.

Т.Фельгенгауэр― Из тех выступлений, которые вы сегодня слышали на форуме, что самое интересное и важное, если там было что-то интересное и важное?

С.Алексашенко― Сложный вопрос. Потому что на самом деле для себя я важное вынес не из содержания отдельных выступлений, потому что, по большому счёту, никто ничего нового не сказал! Выступление премьер-министра — он мог его произнести год назад, если бы там не было фраз про снижение цен на нефть и санкции. А всё остальное было абсолютно актуально и год назад, и полтора года назад, и два года назад. То есть, у премьер-министра выступление было настолько спокойным, что казалось, что он не очень понимает ситуацию.

В чём состоит кризис, какие основные болевые точки у российской экономики, с которыми борется правительство и чего оно хочет в результате достичь? Думаю, что и предпринимательские инициативы, технологические инициативы импортозамещения, поддержка экспортного производства — обо всём этом говорилось и раньше. «Мы хотим выполнять социальные обязательства» — и год назад хотели. «Мы хотим повышать уровень жизни» — и год назад хотели повышать. «Мы хотим исполнять все свои обязательства по развитию экономики, поддерживать экономику» — и год назад хотели…

Премьер-министр пытался донести, что в принципе, всё под контролем, всё хорошо. У министров наоборот. Министры-экономисты, которые спорили на предыдущей сессии — у них был абсолютный раздрай! Спорили о том, сколько тратить денег, куда тратить, сокращать или не сокращать.

Т.Фельгенгауэр― Но это сущностный спор?

С.Алексашенко― Абсолютно нет! Очень горячо спорили относительно дефицита бюджета, Резервного фонда, Фонда национального благосостояния. Доказывали, что Центробанк нужно заставить, чтобы он напечатал и дал. А в конце выступил Герман Греф, который сказал: ребята, вы не о том, Вы всё деньги делите, а мне, как практикующему бизнесмену, пусть даже я руководитель крупного государственного банка, — вы мне объясните, цель ваша в чём состоит, чего вы хотите достичь, какие задачи решаете? Я посмотрел на вашу программу 2014 г. и не понял, в чём ваша задача. Посмотрел программу 2015 г., и опять не понял, что вы хотите. Какая разница, сколько вы потратите денег? Вы можете потратить больше или меньше, можете потратить всё. Но если вы не понимаете, чего вы хотите достичь, если я не понимаю, чего вы хотите достичь, значит, вы эти деньги потратите просто впустую!

И это оказалось самое тяжёлое! То есть, на самом деле, отсутствие какой-либо внятной точки зрения на то, с какими вызовами столкнётся российская экономика, какие болевые точки правительство для себя видит, как оно собирается их преодолевать — вот об этом было много шума, но содержательно почти вообще ни о чём!

И это, к сожалению, не вопрос конкретных выступлений. Ну, что обсуждать выступление министра финансов Силуанова, который на голубом глазу говорит, что от понижения цен на нефть российский бюджет потеряет 30 млн. рублей. Но при этом он вообще не говорит, что будет при этом с курсом рубля. А делаешь обратный пересчёт, в пределах четырёх действий арифметики, и выясняется — да, конечно, может потерять федеральный бюджет 30 млн. рублей, но при этом курс должен быть 43 рубля 20 копеек за доллар. Но у нас курс, извините, уже два месяца как другой —65-66 рублей! Какой смысл обсуждать потери российского бюджета при курсе в 40 рублей?! Ещё посчитайте потери при курсе в 60 копеек!.. Это даже не серьёзно! И ты думаешь — вот этот министр и правда такой глупый, или он нас всех считает глупыми, к которым он обращает свои слова? Поэтому обсуждать отдельные выступления вообще неинтересно.

Т.Фельгенгауэр― А почему так получается? Живут позавчерашним днем, не поспевают за развитием событий?

С.Алексашенко― Ну, я их достаточно хорошо знаю, лично знаю этих людей. Они не глупые и не дураки, и у них с причинно-следственными связями всё в порядке. Но они молчат. Они молчат о главном! Они как воды в рот набрали, что главная проблема российской экономики, если говорить о внутренних проблемах (если не учитывать санкции, падение цен на нефть), то да, действительно, премьер об этом прямо сказал: «Есть третья группа проблем — наши внутренние проблемы. Мы их хорошо знаем наперечёт. Точка. И переходим дальше».

Т.Фельгенгауэр― И не перечёл?

С.Алексашенко― В смысле — это тривиально: сами перечтите проблемы. Проблема номер один, два, три… до номера сто один, — это одна и та же проблема: защита права собственности! Это независимый суд, это равенство всех перед законом, это экономическая и политическая конкуренция — вот это и есть проблема номер один и так далее в российской экономике. И если её не решить, то не решится ничего. А премьер о ней как-то так высказался типа: ну да, у нас, конечно, силовики немножко перебарщивают, но мы это самое — реестр проверок, ещё чего-то… Ну, да, у нас есть проблемы с доверием. Финансовый кризис — это проблема доверия, недостаток доверия между властью, бизнесом и обществом. Абсолютно правильно говорил премьер. И далее так говорит: надо, мол, над этим работать…

Т.Фельгенгауэр― Как над делом «Ив Роше» будем работать?

С.Алексашенко― А как? Ну, есть дело «Кировлеса», где ясно, что любая предпринимательская деятельность — это преступление. У вас есть дело «Ив Роше» — я на бегу успел прочитать приговор, и выясняется, что по приговору «Ив Роше» посредническая деятельность не имеет права на существование! Вот все российские госкорпорации, являющиеся холдинговыми компаниями, у которых нет собственности непосредственно на балансе — станков, оборудования, заводов и так далее, физических мощностей, — они все не имеют права на существование! Они все совершают преступление! Потому что они берут у государства деньги под строительство самолётов, например, или вертолётов, танков, подлодок, но строят-то не они! Они же эксплуатируют предприятия, на которых размещают заказы!

Вот если взять дело «Ив Роше», то всё руководство российских госкорпораций нужно посадить по тому же самому принципу!

Т.Фельгенгауэр― Страшные вещи вы говорите!

С.Алексашенко― Это не только я знаю. Я никакой тайны за семью печатями не открываю. Все российские участники этого форума, все об этом говорили вслух! Так давайте действительно проблемы обсуждать! А мне кажется, что организаторы форума какую-то большую свинью подложили премьер-министру — они к нему на сессию поставили иностранцев, очень видных, значимых и интересных, который каждый сам по себе был величиной, вокруг которого можно было бы устраивать дискуссии. Но они все говорили о другом. Они про российскую экономику не знали ровным счётом ничего, только один лауреат Нобелевской премии сказал честно: у вас коррупция, у вас зарегулированность, у вас корыстный интерес во всём! Давайте разбираться.

Т.Фельгенгауэр― Всё-таки ещё пару слов по тем выступлениям, которые были. По поводу прогнозов. Г-н Греф сказал, что стране грозит масштабнейший банковский кризис. Вы с ним согласны?

С.Алексашенко― Герман Греф не об этом сказал, поскольку я слышал его выступление, — журналисты не поняли.

Т.Фельгенгауэр― А что он сказал?

С.Алексашенко― Герман Греф сказал гораздо более страшную вещь, чем просто полномасштабный банковский кризис. Полномасштабный банковский кризис у нас был в 2008-2009 гг., и правительство, слава богу, научилось это дело решать, понимая, что банки — это такие бизнесы, у которых основные средства состоят из денег. Если им дать денег — они выкарабкаются, так или иначе. Можно им дать не денег, а гособлигаций, еще какие-нибудь филькины грамоты, можно просто сказать: посчитайте баланс свой, пусть у вас дважды-два будет не четыре, а пять, а кому нужно будет 7, а кому нужно будет 8! Считайте, чтобы было красиво, нарисуйте красиво, и всё будет хорошо, — мы у вас это примем!

Герман Греф сказал о другом. Что 2015 г., поскольку он будет тяжёлым, кризисным, и будет связан с падением экономики, приведёт к тому, что большое количество корпоративных заёмщиков, то есть, компаний, бизнес-компаний станут неплатежеспособными. Они не смогут расплатиться по кредитам. И по его оценкам, банковская система должна будет создать резервы на потерю в размере примерно 3 триллиона рублей. То есть, на объём тех кредитов, которые "Сбербанк" считает, что не будут возвращены.

Дальше Герман Греф говорил, что под залог этих 3 триллионов кредитов у банков есть активы — заводы, пароходы, машины, транспортные сети, чего только нет! И это стоит, по-хорошему, больше 3 триллионов. Он говорил: представляете, мы как банки должны будем всё это дело на себя забрать. И мы станем владельцами. Вы сегодня нас ругаете за какой-то гранитный карьер, за продуктовую сеть. А представляете, мы, как основные кредиторы, заберём все эти активы себе. У нас будет не только крупный, но и мелкий и средний бизнес, и тогда государство может что угодно себе забирать! Вот о чём он говорил.

Это гораздо более страшно, чем просто банковский кризис. То есть реально российская экономика, которую Медведев почему-то назвал экономикой западного типа, — я не знаю, правда, какой Запад он имел в виду, — она может вообще стать тотально государственной! Потому что большинство тех, кто брали деньги в банках, не смогут их вернуть.

Т.Фельгенгауэр― Возникает вопрос: Грефа услышали? И есть ли вариант избежать этого, или нет?

С.Алексашенко― Ведущим на той сессии, где выступал Греф, был его коллега, бывший министр финансов Алексей Кудрин. Он на это никак не отреагировал. То есть, вообще никак. Греф это сказал, ну и сказал. Кудрин перешёл к следующей теме.

Я считаю, что если даже не член правительства, но экономист, вице-премьер по финансам, который был 10 лет в правительстве то ли не понял, то ли не счёл нужным реагировать на это дело, то все остальные министры, которые сидели там, сказали, что это не про них. Он про что? — про банковский сектор? — а, это Набиуллина. А Набиуллиной не было на этой панели. А мы что? Мы что, отвечаем за банковский сектор? — спросили себя и друг друга министр экономики и министр финансов, — не отвечаем. Это чья ответственность? У нас кто вообще отвечает за масштаб огосударствления экономики? Есть такое министерство по огосударствлению экономики? — нет! Тогда что беспокоиться?!

У меня впечатление сложилось очень тяжёлое от этого форума. Потому что каждое министерство тупо следует своим мелкокорпоративным интересам. Министерство финансов говорит: нет, ребята, расходы сокращаем, налоги увеличиваем, резервы наращиваем, — у нас должна быть жёсткая денежная политика. Минэкономики говорит: вы что? Инвестиции сокращаете? У нас кризис, спад, мы должны наращивать расходы, у нас есть Резервный фонд, есть Фонд национального благосостояния — давайте их тратить, а не хватит денег — пусть ЦБ напечатает.

Ты сидишь и думаешь: ребята, вы для кого этот цирк устроили? Специально для «Гайдаровского форума» разыграли хорошо подготовленный экспромт, или вы в правительстве действительно так общаетесь? Это уровень как примерно в футболе, когда команда выходит на поле, уже свисток у судьи прозвучал, а команда начинает обсуждать: ты где будешь играть, в защите, или в нападении? Справа или слева? Слушай, а ты? Ребята, а на воротах у нас кто будет стоять? Уже свисток, уже зрители побежали, уже мяч, а эти стоят и обсуждают: а форма у нас какая будет, чёрный низ и белый верх, или белый верх и черный низ?..

Т.Фельгенгауэр― Сборная экономической России по футболу!

С.Алексашенко― Типа того. И с тем же результатом.

Т.Фельгенгауэр― За последнее время все стали интересоваться экономикой и следить за тем, что происходит.

С.Алексашенко― Правда что ли?

Т.Фельгенгауэр― Да, уже все! Г-н Улюкаев советует в кризис больше думать о себе и о семье, а не о ценах на нефть и санкциях. Пошёл, решил с народом поговорить.

С.Алексашенко― Правильно сказал, я его поддерживаю. Я считаю, что по большому счёту каждый из нас должен заботиться о своей семье.

Т.Фельгенгауэр― Но их же нужно чем-то кормить?!

С.Алексашенко― А для этого надо защищать свои интересы, нужно понимать, в чём они у тебя состоят. И если твой интерес состоит в том, что ты будешь ждать, когда президент или премьер приедут к тебе в Пикалёво и накормят тебя с вертолёта (разбросают денежки) — это одна стратегия.

Т.Фельгенгауэр― Но такое уже бывало.

С.Алексашенко― Но это значит, что ты не надеешься на себя, а надеешься на премьера. Ну, сиди и надейся! А если ты надеешься на себя, отвечаешь за свою семью, значит, у тебя какая-то иная стратегия поведения должна быть! В этом отношении я считаю, что премьер правильно сказал «ну да, нефть подорожала или подешевела»...

Т.Фельгенгауэр― А доллар вырос, а потом ещё вырос. И снова вырос…

С.Алексашенко― Ну и что дальше? Мы сидим, ждём, когда он упадёт? А он не упадёт! И что, будем сидеть, ждать два года?!

Т.Фельгенгауэр― А зарплата не изменилась. А у кого-то, если изменилась, то в меньшую сторону.

С.Алексашенко― И дальше что? Покажите, кому это не нравится, кто вышел на забастовки? Значит, ничего, нормально, значит нравится.

Т.Фельгенгауэр― Значит, пока терпим?

С.Алексашенко― А как? Если нет протестов, значит, терпим, значит, нормально.

Т.Фельгенгауэр― Ипотечники долларовые вышли разок-другой.

С.Алексашенко― Слушайте, этим долларовым ипотечникам ещё в 2008 г. всё объяснили, что не надо брать долларовую ипотеку. И на самом деле в массовом сознании, основная масса земщиков-ипотечников это поняли и все брали в рублях. Народ, один раз обжёгшись, стал соображать. Это называется рост финансовой грамотности. Но один-два процента людей невменяемых всегда остаётся — им что ни говори, всё без толку. Они умеют считать в пределах арифметики: плюс и минус. А умножение и деление они уже не знают, они уже этого не понимают.

У нас, по-моему, Минфин даже деньги от Всемирного банка собирался получать для повышения финансовой грамотности населения. Ведь это тоже задача государства — объяснять населению. Только объяснять надо не в момент кризиса! Потому что если правительство хочет помочь — пусть помогает, оно имеет право это делать. Но, вообще говоря, это не является гарантией от того, что в следующий кризис, в следующую волну девальвации не появится новая группа валютных заёмщиков.

Т.Фельгенгауэр: Господин Кудрин считает, что ситуация на валютном рынке России может стабилизироваться после первого квартала, согласитесь?

С.Алексашенко― Вопрос в определениях, что такое стабилизация, сколько за это надо будет заплатить, и кто будет платить. Посмотрите на валютный рынок последних двух рабочих недель после пресс-конференции президента Путина — так он вроде был более или менее спокойный. Но выясняется, что Минфин за это время продал уже миллиарда три долларов! А сегодня министр финансов Силуанов сказал, — вот эта фраза меня убила, уж не знаю, лучше бы и не цитировать — «для поддержания курса рубля Минфин до конца января продаст валюту из Резервного фонда на 500 млрд. рублей» — нормально, валютная интервенция. Но через полтора часа премьер-министр Медведев, выступая, говорит: мы валютных интервенций проводить не будем! Мы валютные резервы тратить не будем. «Но, — говорит министр финансов, — деньги, которые мы получим от продажи валюты, мы дадим банкам». Не понимаю!

Я всё понимаю — Минфин продаёт 500 млрд. рублей, это 8 млрд. долларов, грубо говоря, банк получит рубли. Доллар к тому времени подешевеет? И что делает банкир? Конечно, они купят доллары! И в результате доллар вырастет до 75, и все будут счастливы!

Т.Фельгенгауэр― Всё-таки вернёмся к прогнозу г-на Кудрина. Я процитирую: «Думаю, что если цена на нефть уже достигнет пола и дальше начнёт расти, то мы уже по результатам первого квартала увидим, что ситуация на валютном рынке и ориентиры установятся и стабилизируются».

С.Алексашенко― Хорошая цитата. Знаете, это как рефлексия на полях «Гайдаровского форума». Первое — «санкции отменят, потому что они невыгодны всем». То есть, санкции обоюдные экономические? Обоюдные! Они нам невыгодны? — невыгодны. Ну, значит они и им невыгодны. Поэтому они их отменят. Будем сидеть, ждать. То есть, почему ввели санкции, и даже слово «Украина» не звучало! Или про переговоры по отмене санкций — тоже молчок. Нет, просто отменят, потому что «им тоже плохо»!..

Поскольку помимо санкций есть ещё падение цен на нефть, значит, сидим и ждём повышения цен на нефть! Мы помним, как в 2009 г. цены на нефть начали расти уже в феврале-марте 2009 г. Значит, давайте надеяться на то, что они и в этом году начнут так же расти. А если не так? А если в этом году будет другая траектория сдвига?

Это даже не разговор о прогнозах. Это скорее на игре в преферанс: сидишь и ловишь своего оппонента, гадая — у него так, или так? А он так пойдёт, или так? Ну, в принципе, может и так и так. Ты не знаешь, что он сбросил. Но преферанс — это всё-таки игра счёта, там можно посчитать, оценить вероятности.

А здесь люди из пальца начинают высасывать: «вот к концу первого квартала нефть стабилизируется». Греф говорит: нет, не стабилизируется, она ещё год будет падать, а может, и два, может к 2025 г. упадёт. Ну, хорошо, и что дальше?

И я опять возвращаюсь к теме — они перед нами это всё разыгрывали, или перед премьером, перед президентом то же самое говорят?

Т.Фельгенгауэр― Они репетировали заседание правительства.

С.Алексашенко― Я представляю себе. Сидит Медведев, ему говорят: в конце первого квартала стабилизируются, должны же они стабилизироваться когда-то, дна-то должны достичь? Наверное, должны. А на каком уровне? — ну, на этом. Хорошо, может, на этом. А если не на этом? Греф говорит: не, не на этом, а на другом. И не через квартал, а через четыре. Ну и какое решение можно принять? А решение такое: сидим, ждём…

Я очень часто обсуждаю с бизнесменами, прогнозистами всякие разные сценарии. И у меня железное правило: не надо обсуждать хорошие сценарии — они сбудутся как-нибудь без нашего участия. Надо считать плохие сценарии! Что мы будем делать, если будет плохо? Потому что угрозы и вызовы понятны. Так давайте обсуждать, если эти вызовы и угрозы будут долгоиграющими.

Вот я сейчас прикинул, по большому счёту, что цена 18-20 долларов за баррель считалось нормальной ценой на нефть в середине 90-х. После чего она упала до 10. В нынешнем масштабе цен 18-20 долларов за баррель — это в два раза больше. А нефтяной кризис 1998-1999 гг. был тот же самый — Саудовская Аравия тоже решила биться за долю на рынке. Только там у неё оппоненты были внутри ОПЕК и развивающиеся страны. А здесь оппоненты посильнее — Россия и США.

Вчера Министерство энергетики США опубликовало свой прогноз, что, несмотря на снижение цен на нефть, в ближайшие два года добыча нефти в США будет увеличиваться. Практически безотносительно цены! Они так раскочегарили свою машину, они пробурили такое количество скважин, что непонятно, где они сократят, где увеличат добычу. Они говорят — ну да, наши прогнозы сейчас чуть снизились, но по оценкам Минэнергетики, которому уж точно можно доверять больше, чем нашему, у нас получается, что в ближайшие два года добыча нефти в США будет расти.

Поэтому США чувствуют себя комфортно. Она сама себя обеспечивает нефтью, весь импорт нефти она экспортирует через экспорт нефтепродуктов, то есть, у неё всё хорошо. А мы сидим и ждём… Конечно, вспоминая ценовой провал 1998 г., который длился почти два года, после чего цены начали потихонечку отрастать, давайте такой сценарий хотя бы заложим.

А я беру документ «Основные направления денежной политики Центробанка». Там 60 долларов за баррель, 80 долларов за баррель. И только в конце мелким шрифтом: а ещё мы посчитали кризисный сценарий при 50 долларов за баррель, но содержание мы вам не расскажем. Типа — будет плохо, хуже, чем в основном сценарии, но какой, мы вам не скажем. И что будем делать, тоже промолчим.

Ну, в самом деле, какая-то абсолютная беспомощность правительства! Опять же, я не могу их назвать глупыми людьми, не могу сказать, что они чего-то не понимают…

Т.Фельгенгауэр― А вы пытались себе объяснить, почему так получается? Можете предположить? Люди неглупые, опытные, люди, понимающие то, чем они занимаются.

С.Алексашенко― У меня есть моё особое мнение. Если все министры как один, включая премьер-министра, который первый министр, молчат на тему защиты прав собственности, молчат на тему независимости судебной системы, молчат на тему равенства всех перед законом, молчат на тему реформы правоохранительных органов и прекращения силового беспредела, — значит, им запрещено на эти темы говорить.

Если никто из них этой темы не касается, значит, они боятся на эту тему говорить. Значит, у них существует на это запрет. В 2008 г. до конца 2008 г. было запрещено использовать слово «кризис». Смешно: был антикризисный штаб, была антикризисная программа, а кризиса не было! Кризис начался в январе 2009 г.!

Вот если вернуться к нашей аналогии с футболом, то наша стратегия состоит только в нападении. Стратегия защиты вообще не обсуждается! Получается, ну нет у нас игры на своём поле, у нас вся игра на чужом, мы готовы только забивать! А сколько при этом мы пропустим? Столько, сколько нам забьют... И не обсуждаем, сколько забьют. То есть, мы все, 11 игроков, включая вратаря, выстроимся в их штрафной площадке и будем ждать, когда же они, наконец, не выдержат нашего серьёзнейшего психологического давления!

Вот эта дискуссия точно не имеет никакого отношения к экономической политике! Она вообще политики не имеет, это политикой назвать нельзя! Потому что люди обсуждают какой-то важный кусок, например, бюджет. Это важный экономический инструмент, но он далеко не единственный! Скорее, он вспомогательный, в конце концов! У меня, собственно, объяснение такое.

Т.Фельгенгауэр― Тогда давайте обсудим выступление Евгения Примакова, потому что он как раз и про экономику и про политику говорил в своём выступлении, накануне была опубликована его речь — на сайте «Эха» этот текст есть. Вот это больше похоже на стратегию?

С.Алексашенко― Да. Потому что Евгений Примаков не говорит «давайте ждать повышения цен на нефть». Он говорит: да, у нас есть проблемы моносекторальной зависимостью нашей экономики от нефтегазового сектора. Да, давайте её решать. Есть такая проблема — изменение цены на нефть — давайте её решать. Но у нас есть и другие проблемы. У нас есть проблема федерализации. Наша страна называется «федерация» по конституции, по законам.

Т.Фельгенгауэр― Так и есть.

С.Алексашенко― А фактически страна-то у нас унитарная! И бюджет у нас унитарный! И никакой независимости бюджетов регионов нет и в помине! Может, давайте этим будем заниматься? А ещё у нас есть проблема трудовых ресурсов и трудовых мигрантов — давайте и здесь решим. По большому счёту это выступление Примакова — это программное выступление премьер-министра или человека, претендующего на роль премьер-министра в парламентской республике.

Он говорит: я понимаю наших либералов, но есть проблемы, с которыми мы сталкиваемся. И на эти вызовы я предлагаю дать такие ответы, двигаться вот в этих направлениях. Можно спорить, не соглашаться — как с любым политиком. Ни один политик не может нравиться всем. Но это выступление абсолютно стратегическое. Там своя система приоритетов, которые он предлагает решать. Поэтому, конечно, по сравнению со всем тем, что я слышал на «Гайдаровском форуме» — это просто другой класс! Примаков не студент, он академик, и это чувствуется. Хотя многие из них доктора наук, но тут расстояние как небо и земля!

Т.Фельгенгауэр― Если говорить про настроение участников — не тех, кто выступал, а тех, кто слушал и обсуждал между собой, это скорее негативное настроение?

С.Алексашенко― Негативным назвать сложно. Знаете, экономическую ситуацию все понимают. Она никому не нравится, все понимают, что тяжело и плохо. И все, по большому счёту надеялись услышать, что правительство собирается сделать, или как оно собирается договориться с бизнесом, о чём, на каких условиях, как поддерживать, какие-нибудь правила объявите, что вы будете делать.

А возникло, я бы сказал, некое недоумение — как чижика съел, одним словом. Вот такое отношение по всему тому, что они услышали. По крайней мере, это моё впечатление.

Т.Фельгенгауэр― Давайте по прогнозу на 15-й год — к чему готовиться простому россиянину, человеку, который зависит от тех решений, которые примет или не примет правительство?

С.Алексашенко― Я считаю, что простому россиянину нужно готовиться к очень тяжёлому году. И основных испытаний будет два. Первое — инфляция, рост цен, который затронет нас всех, независимо от уровня жизни, от сектора, в котором мы заняты, независимо от того, есть у нас работа, или её нет, повышают нам зарплату или понижают. Я на днях на «Эхе» опубликовал свою оценку — понятно, не очень глубокую, но, тем не менее. У меня получается, что вероятная инфляция — 20% в год. Не могу поклясться, что она будет именно 20, но, вообще говоря, это тот сценарий, который я не могу отбрасывать, я понимаю, что диапазон широкий, между 12 и 20%.

Т.Фельгенгауэр― Это серьёзно!

С.Алексашенко― Это очень серьёзно! А по итогам прошлого года — 11% к концу года. А первая сводка Росстата за январь, за новогодние праздники — цены выросли в три раза быстрее, чем в прошлом году. Второе — это сохранение работы и рабочих мест. Всё, что связано с внешней торговлей — импорт будет резко сокращаться, всё, что связано с импортной цепочкой, будет сокращаться. Инвестиции сокращаются, в том числе и бюджетные. А здесь ещё и бюджет сокращает свои расходы. Поэтому очень многие те, кто строили свои надежды на бизнес, связанный с бюджетом, с инвестициями, с импортом — у них будет очень тяжёлый момент.

Т.Фельгенгауэр― Радостно и обнадеживающе заканчивается программа.

С.Алексашенко― Ну, извините.

Т.Фельгенгауэр― И это Сергей Алексашенко. Большое спасибо.


ИСТОЧНИК

Сергей АЛЕКСАШЕНКО

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Экономика (0) > Кризис (0)
  • Экономика (0) > Инфляция (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 19.09.2018 - «ЯБЛОКО» ТРЕБУЕТ ОТПРАВИТЬ ЗОЛОТОВА В ОТСТАВКУ
  • 19.09.2018 - ИТОГИ СЕНТЯБРЬСКИХ ВЫБОРОВ
  • 18.09.2018 - ЗАМПРЕД «ЯБЛОКА» НИКОЛАЙ РЫБАКОВ НА «РАДИО СВОБОДА»
  • 18.09.2018 - НАРОД И ПАРТИЯ ЕДИНЫ?
  • 17.09.2018 - ИНТЕРВЬЮ ВИЦЕ-ПРЕМЬЕРА ДМИТРИЯ КОЗАКА
  • 16.09.2018 - ЭКОНОМИКА СЧАСТЬЯ
  • 15.09.2018 - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
  • 15.09.2018 - ЭТО ПРАВДА?
  • 14.09.2018 - ПРЕКРАТИТЬ ПРАКТИКУ ПРОВОКАЦИЙ
  • 14.09.2018 - КТО ВИНОВАТ В НАШЕЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ЯМЕ
  • 14.09.2018 - ЭТО НЕ ОФИЦЕРСКАЯ ЧЕСТЬ
  • 13.09.2018 - ОДИНОЧНАЯ «ДУЭЛЬ» ЗОЛОТОВА
  • 13.09.2018 - ВЕНСКИЙ МЕХАНИЗМ ОБСЕ
  • 12.09.2018 - МИТИНГИ ПРОТИВ ПОВЫШЕНИЯ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА
  • 12.09.2018 - СЕРГЕЙ ГЛАЗЬЕВ О БЕНЕФИЦИАРАХ ПРОВОДИМОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru