Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Бизнес > Публикация
Бизнес

[18.01.2016]

СМИ В НОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Елизавета ОСЕТИНСКАЯ: шеф-редактор холдинга РБК

Е. Альбац ― Добрый вечер. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». Я — Евгения Альбац и я начинаю нашу программу, посвящённую ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. СМИ в новой реальности — так назвали мы тему передачу, имея в виду закон, который потребовал изменения собственника в целом ряде издательских домов. Ибо закон ограничил до 20% присутствие среди владельцев СМИ иностранцев.

В результате сменился собственник в газете «Ведомости», здесь в студии находится главный редактор газеты Татьяна Лысова. И вообще в ИД Sanoma Independent Media и в частности изменился собственник у газеты для экспатов «The Moscow Times» и главный редактор Михаил Фишман в студии. Михаил также ведущий передачи на телеканале «Дождь». Сменился собственник и главный редактор в очень успешном журнале Форбс. Мы приглашали естественно, и нынешнего главного редактора и ушедшего. И здесь в студии «Эхо Москвы» также бывший главный редактор, а ныне шеф-редактор всего холдинга РБК Елизавета Осетинская.

Спасибо вам всем большое, что вы пришли. Но начну я всё-таки не сразу с той темы, поскольку в последние дни первые лица Чеченской республики стали использовать риторику врагов народа в отношении российских журналистов и российских оппозиционных политиков. Вот, например, заявление председателя парламента Чеченской республики героя России Магомеда Хожахмедовича Даудова: «Над сознанием российских граждан проводят чудовищные по своему цинизму и ненависти к России эксперименты такие откровенно вражеские штаб-квартиры пятой колонны, как «Эхо Москвы» и «Дождь». Или: «У нас не укладывается в голове, почему вскормленные нами (нами — это кем, в Чеченской республике?) продажные деятели современной культуры, политики и журналистики типа шендеровичей, венедиктовых, пономарёвых, каляпиных, мерзликиных или яшиных могут безнаказанно издеваться над обычаями и традициями разных народов России, называя их дикими или средневековыми. Кто этим лицемерам-либералам дал право ставить под сомнение кровь, которую мы (мы — подчёркиваю я) и тысячи наших (наших) товарищей вместе с федеральными подразделениями проливали за целостность России».

Заявление про то, как они нас вскормили, либеральных журналистов это просто пришлось по душе. Я хорошо помню некоторые места в Чечне и как мордой в снег и в грязь — хорошо помню! Очень любопытно это всё было читать. Итак, у меня к вам вопрос. Я не могу себе представить, чтобы в Советском Союзе какой-нибудь секретарь обкома позволил себе по поводу федеральных медиа, которые под ведомством ЦК КПСС что-то такое там высказывать, а тем более в таких формулировках.

В Советском Союзе было очень чёткое понимание, что есть федеральная власть, центральная власть, Москва и, соответственно, есть сферы интересов центральной власти и есть областные, краевые, республиканские. Представить себе, чтобы глава Чечено-Ингушской ССР высказался по поводу газеты «Известия» или по поводу первого или второго канала… Про «Правду» я уже не говорю. Ну не могу я такого себе представить! Короче, неважно, это моя ностальгия по советскому времени. Вопрос в следующем. Это инициатива товарища в Грозном или товарищей в Кремле? Коллеги, что это такое? Почему идёт такая невероятная эскалация риторики товарищей из Грозного, которые перешли на язык врагов народа?

М. Фишман ― У меня нет специальных сведений по этому поводу. Но мне представляется, что это берёт начало в Грозном, а не в Москве. Я думаю, что эта инициатива идёт оттуда.

Е. Альбац ― Сегодняшнее очень аккуратное заявление Нарышкина, что слова не те употребляются и что у нас в парламенте всё очень аккуратно, вы думаете, что это мягкая попытка центра осадить Грозный?

М. Фишман ― Я не уверен, что сегодня надо правильно интерпретировать это в терминах, сознательно посылаемых сигналов. Я пропустил заявление Нарышкина. Но, судя по всему, он слегка осадил. Но в каких обстоятельствах это было сказано. В принципе центр не должен быть доволен тем, что сейчас звучит из Грозного. Это было бы странно, если бы это понравилось в Кремле.

Е. Альбац ― Так. И?

М. Фишман ― Тем не менее, это звучит. И мы это слышим.

Е. Альбац ― Я дам такую гипотезу. Всегда удобно иметь кого-то по краям, чтобы можно было сказать, вот посмотрите, вам не нравится, какие мы тут в центре белые и пушистые зайчики, а хотите иметь что-нибудь такое? И рука показывает в сторону заявления господина Кадырова. Или господина Даудова. То есть всегда хорошо иметь на краях что-то такое, совсем не мейнстримовское, на что можно показывать пальцем.

Е. Осетинская ― Я не думаю, что это какие-то указания из центра, я думаю, инициатива на местах и стиль об этом свидетельствует. Мне бы хотелось, чтобы можно было послать какой-то внятный чёткий сигнал, чтобы такой риторики не было. Потому что она может иметь последствия. То есть раньше я бы до определённых событий может быть, так и не думала, просто бы отмахнулась и не заметила. Но ситуация после убийства Немцова напряжённая, честно говоря. Такие слова очень остро воспринимаются, и меня радует, что СПЧ поднял этот вопрос и вроде бы планирует обсудить его. Я надеюсь, что, может быть, это подтолкнёт к каким-то официальным оценкам и словам. Потому что слова центра, Кремля очень сильно определяют в данном случае риторику — что можно и что нельзя, где границы. Если такой месседж будет, было бы очень здорово, потому что СМИ могут иметь любую позицию, но когда это переходит границы безопасности, я считаю, что это недопустимо. А когда речь идёт о врагах, к врагам уже могут применять соответствующие действия. Вот что меня тревожит.

Е. Альбац ― То есть вы думаете, что терминология врагов здесь намерено используется?

Е. Осетинская ― Я думаю, что это как раз инициатива с мест. Кто сказал, тот и сказал.

Е. Альбац ― Через месяц-полтора начнётся суд над исполнителями заказа по убийству политика Бориса Немцова. Вы связываете как-то это? Главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов сегодня по Интерфаксу непосредственно связал ситуацию вокруг убийства Немцова с этой риторикой.

Т. Лысова ― Я в этих материях разбираюсь хуже, чем Алексей Алексеевич. Что касается чеченских политиков, их мандаты, взаимоотношения с Кремлём, расследования этого дела... У нас нет никаких специальных источников в этой сфере, к сожалению. Но даже внешне картина выглядит так, что, скорее всего, эти события связаны. Поскольку если посмотреть на тех, кого будут судить за убийство Немцова, это всё жители Чеченской республики, некоторые бывшие сотрудники правоохранительных органов этой республики. И даже их показания не знаю, насколько правдивы или нет, тем не менее, говорят о том, что эта риторика врагов, которая для определённых людей является побуждением к действию. Они могут считать, искренне возможно, что они тем самым служат родине. Так сказать, борясь с врагами теми методами и средствами, которые они считают оправданными и допустимыми. И конечно, это дело Немцова, понятно, является неким неприятным раздражителем для чеченских лидеров. И я думаю, что конечно, их заявление, их поведение как-то с этим делом связаны. Но давать какие-то определённые трактовки я не могу. Вся история началась с заявления Рамзана Кадырова в Инстаграме. И я, честно говоря, не поняла, какой был для этого заявления повод.

Е. Альбац ― Венедиктов считает, что поводом стал вопрос «Эхо Москвы», заданный на прямой линии с Путиным в конце года о том, что не удаётся допросить одного из предполагаемых организаторов преступления…

Т. Лысова ― Нет, я говорю именно о поводе. Причина может быть какой угодно. Но между поводом и поступком такого горячего человека как Рамзан Кадыров, не мог пройти месяц. Он бы не стал месяц ждать! То есть заявление, которое он сделал сейчас, мне кажется, явно продиктовано каким-то другим событием, о котором мы может быть и не знаем. Но для внешнего мира оно выглядит как с бухты-барахты: вдруг человек проснулся, увидел врагов и объявляет, что он сейчас начнёт с ними бороться. Может быть это способ, которым он считает, что продемонстрирует свою лояльность и грядущую полезность… Но, честно говоря, трудно трактовать поступки человека, который настолько далёк от нас во всех смыслах, я бы сказала.

М. Фишман ― Я бы добавил, что это всё не может не быть связано с делом Немцова. Потому что всё, что происходит сегодня в Чечне или происходит из Чечни, так или иначе связано с делом Немцова, которое решительно поменяло политическую ситуацию в стране и в отношениях как общества к Чечне, так и Чечни к российскому обществу. Это мощнейший детонатор, который, безусловно, сработал. Я бы напомнил, что в таком концентрированном виде такой картечью эти риторические снаряды из Чечни не падали действительно, наверное, никогда. Но в принципе ничего нового с точки зрения стиля нет. И мы не знаем пока, — по крайней мере, никаким независимым следствием не установлено, кто был заказчиком убийства Немцова. Мы точно знаем, для этого необязательно обладать инсайдом, чтобы знать, что Рамзану Кадырову было очень неуютно, начиная с марта месяца и в течение нескольких месяцев. Он сильно переживал по этому поводу, как изменится его положение в российском истеблишменте. Очевидно, он чего-то боялся. И вот когда он боялся, он выступал примерно так же, как выступает сейчас.

Е. Альбац ― То есть вы думаете, что Кадыров чувствует какую-то угрозу?

М. Фишман ― Ещё мне кажется, что мы точно чего-то не знаем, что реально спровоцировали эти последние выступления. Но что-то, видимо, происходит. Интересно, что?

Е. Осетинская ― У нас недостаточно знаний.

Е. Альбац― Мы же все, так или иначе, встречаемся с разными людьми, задаем им вопросы…

Е. Осетинская ― Безусловно. Я хотела добавить, дело в том, что под нашими окнами регулярно теперь митингуют разные деятели, которые называют РБК по-разному. Либеральных журналистов называют какими-то глистами или в этом духе. Я хочу сказать, что в случае с перечисленными товарищами это на самом деле достаточно опасные действия. Меня беспокоит в отношении коллег просто вопрос их безопасности. Потому что убийство Немцова показало, что это может иметь не просто какой-то характер нервотрёпки, а может иметь последствия для жизни людей. И в связи с этим я переношу степень значимости этой опасности на более высокий — красный уровень. Именно поэтому я обращаюсь к своим коллегам по СПЧ, чтобы они подняли этот вопрос, потому что уже очень важно об этом говорить. Должны быть какие-то границы цивилизованного диалога. Мы можем иметь разные убеждения, но правила взаимодействия должны быть установлены. И эти сигналы из Кремля очень чётко считываются по всей РФ.

Е. Альбац ― Я, честно говоря, думаю, что я всячески вас поддерживаю. Но, откровенно говоря, думаю, что Борис Немцов нас всех на некоторое время собой закрыл. Кстати, я напомню, что один из тех, кто предполагается следствием как исполнитель преступления, господин Дадаев был действующим сотрудником полка Север МВД РФ. Это полк, который входит в состав внутренних войск, которыми руководит генерал Золотов, ближайший Путину человек. Так просто. Но хорошо, теперь мы перейдём к теме нашей передачи. Я уже говорила, что с 2016-го года вступил в действие закон, согласно которому иностранцы не могут иметь больше 20% в ИД, которые владеют российскими СМИ. Газета «Ведомости» входила в холдинг Independent Media, на логотипе газеты был Wall Street Journal и Financial Times, которые владели в равных долях.

Т. Лысова ― С апреля уже Демьян Кудрявцев был акционером вместо Sanoma. Но до прошлого года Wall Street Journal и Financial Times были совладельцами газеты.

Е. Альбац ― Я держу перед собой сегодняшний номер «Ведомостей», это газета, с которой я начинаю день в обязательном порядке. Я уже вижу, что использованы материалы Wall Street Journal и Financial Times, но их уже нет в логотипе. И владельцем газеты стал Демьян Кудрявцев, которого мы знаем, когда он был генеральным директором «Коммерсанта». Расскажите, что у вас поменялось?

Т. Лысова ― Прежде всего логотип, на что вы обратили внимание. Нам пришлось перерегистрировать название получить новое свидетельство о регистрации, потому что фраза «издаются совместно с Wall Street Journal и Financial Times были частью наименования газеты. Эту фразу мы должны были убрать, потому что эти два издания перестали быть нашими совладельцами. Теперь мы с ними работаем по договорам синдикации содержания. У Financial Times это широкая программа, действующая во многих странах мира. У Wall Street Journal никогда не было синдикации. Они для нас сделали исключение. Чтобы сохранить всё-таки какую-то связь пусть на уровне того, что мы продолжим использовать их контент и сможем ставить их логотипы в связи с этим на свою обложку. Если бы мы не использовали контент, мы бы не могли ставить логотипы. Но конечно, наши возможности по использованию их материалов сейчас значительно меньше, чем в то время, когда они были совладельцами. Вот это те уже очевидные изменения, которые свершились.

Е. Альбац ― А что это значит? Уменьшились ваши возможности? Раньше вам присылали материалы Financial Times…

Т. Лысова ― Поверьте, не очень просто объяснять. Не думаю, что слушателям будет интересно. Просто раньше у нас были совсем другие взаимоотношения, и мы могли использовать их материалы без всяких ограничений. Сейчас уже есть ограничения на определённые жанры, определённые источники, на определённое количество. То есть теперь мы с ними работаем по коммерческому договору, и это другие отношения.

Е. Альбац ― Как произошёл ваш развод или сепарация с Wall Street Journal и Financial Times? Всё-таки это газеты, которые стояли у истоков газеты «Ведомости».

Т. Лысова ― Ну как произошёл, печально для всех. В общем, никто не хотел расставаться. Ну, нас заставили. Наше государство, парламент, который принял этот закон, президент, который его подписал. Заставили нас расстаться с уважаемыми западными акционерами.

Е. Альбац ― В Форбсе поменялся главный редактор, главный редактор Форбс Woman, Style и каких-то ещё. А тьфу-тьфу не сглазить, в «Ведомостях» не произошло кадровых изменений. Или мы что-то не видим?

Т. Лысова ― Нет, вы совершенно правы. У нас не произошло кадровых изменений в связи с изменением акционеров. Если сравнивать с теми примерами из Форбса, о которых вы говорите, насколько мне известно, там действующие главные редакторы были поставлены в новые условия, им сформулировали новые условия их работы, которые они сочли для себя неприемлемыми или неинтересными. И по этой причине ушли, если я не ошибаюсь.

Е. Осетинская ― Я так понимаю, что я за Форбс всегда будут отдуваться. Я тоже так понимаю.

Т. Лысова ― Мне никто не формулировал никаких новых условий, новых требований и новых ограничений. Поэтому у меня нет причины уходить.

Е. Альбац ― А у вас ИД остался?

Т. Лысова ― Нет. «Ведомости» всегда только частично принадлежали Independent Media. И сейчас фактически за прошлый год ИД прекратил существование. Распался на куски. Часть его активов досталась Демьяну Кудрявцеву. А часть активов, в частности глянцевые журналы, издававшиеся совместно с американской компанией Hearst, тоже проданы. Но пока что не было официального объявления о покупателях. Но, судя по срокам, сделка уже должна была быть закрыта, и там совсем другие владельцы.

Е. Альбац ― Но сначала должен был быть Hearst Shkulev. Им по-моему не разрешили сделку.

Т. Лысова ― Но там была какая-то драматическая история. В итоге под новый год оказались несколько неожиданные люди.

Е. Альбац ― И кто эти неожиданные люди? Поделитесь неожиданными людьми.

Е. Осетинская ― «Ведомости» писали, но я сейчас просто не помню…

Т. Лысова ― Они настолько неожиданные!

Е. Альбац ― Но это медийные?

Т. Лысова ― Нет. Небольшие инвесторы, но не олигархи имеются в виду.

Е. Альбац ― И они получили «Космополитен» и эти журналы?

Т. Лысова ― Судя по всему да. Но ещё раз говорю, официального объявления о сделке не было. Вдруг на следующей неделе узнаем, что в последний момент всё это было продано Шкулеву или ещё кому-то.

Е. Альбац ― Как интересно! Я даже про это не слышала. Как-то это прошло мимо меня.

М. Фишман ― В конце года я в РБК читал.

Е. Альбац ― Я обычно очень не люблю, когда СМИ начинают говорить о себе любимых, но сейчас ровно та ситуация, когда есть информационные и все остальные поводы, чтобы об этом говорить. Потому что сменился собственник у газеты «Ведомости», ведущей газеты страны. Сменился собственник и главный редактор Форбса — самого цитируемого журнала страны. Сменился собственник и главный редактор у газеты «The Moscow Times», очень популярной газета среди экспатов. Мы сейчас услышали очередное заявление сенатора Чечни Сулеймана Геремеева. Я понимаю проблему господина Геремеева, потому что российские правоохранительные органы пытались добиться допроса бывшего майора полка Север господина Геремеева, который находится в прямых родственных отношениях с вышеупомянутым сенатором поскольку его подозревают в том, что он являлся организатором убийства Бориса Немцова. Сейчас я хочу спросить, Елизавета Осетинская, вы сейчас возглавляете огромный РБК-холдинг…

Е. Осетинская ― Только редакционную часть. А сайт Форбс возглавлял Роман Баданин…

Е. Альбац ― Так всё-таки , в Форбсе сменился главный редактор. Главного редактором назначен бывший руководитель медиагруппы «Живи» «Сноб» Николай Усков, который до этого был главным редактором мужского журнала GQ. А кстати GQ сейчас под кем?

Е. Осетинская ― Это Conde Nast.

Е. Альбац ― А у них там сменились собственники?

Е. Осетинская ― Тоже должны были. И Бурда. Бурда проводила разные схемы. И Conde Nast.

Т. Лысова ― Они пошли по пути не продажи, а переоформления. То есть новых реальных продаж в другие руки не произошло. Просто они иначе структурируют свою российскую часть бизнеса, привлекая российских же менеджеров в эту структуру. Этот закон допускает несколько возможностей. Если есть доверенные люди в России, с которыми они сто лет работают, то в рамках закона можно выстроить схему, когда формально закон выполнен, но фактически всё равно эти издания остались в орбите того же холдинга.

Е. Осетинская ― Российская фирма А, например, принадлежит наполовину российской фирме Б, наполовину директору фирмы Б, это техника. А фирма Б принадлежит фирме А, и получается закольцованная структура. Им принадлежит лицензия. Это техника на самом деле. То есть букву закона можно выполнить.

Т. Лысова ― Есть СМИ, к которым, скорее всего, не будут докапываться.

Е. Осетинская ― К нему могут возникнуть претензии. Потому что соблюдён не дух закона, а буква. И дальше начнутся проблемы.

Т. Лысова ― Хотя Бурде не разрешили переоформить на бухгалтера. У них было предложение, что владельцем этого российского издания станет человек, работающий сейчас в этом ИД бухгалтером. Вроде бы им это не согласовали. Ну, значит, какую-то другую возможность будут искать. Но мы сейчас не говорим не о технике, а о смысле. Что пока что, насколько нам известно, и Бурда, и Conde Nast не отказываются от российского бизнеса, а ищут возможность его как-то переструктурировать.

Е. Осетинская ― Можно же франшизу оформить по сути. Так в чём был ваш вопрос?

Е. Альбац ― А мой вопрос был по поводу Форбса. Вы — очень информированный человек. Объясните мне, почему с вашей точки зрения, РБК первый сделал интервью с Усковым и с Федотовым, который стал владельцем журнала Форбс? В результате чего Регина фон Флемминг, многолетний генеральный директор Axel Springer, ушла в отставку, хотя все ожидали, что она останется и будет владельцем 20% пакета. Что там всё-таки произошло? Почему ушла Регина, поменяли главных редакторов?

Е. Осетинская ― По-моему, произошла классическая история. Я постараюсь максимально широкими мазками рассказать. Мне кажется, просто произошло следующее. Письменной договорённости о дальнейшем партнёрстве не было, а новый собственник просто привлёк своего генерального директора, что, вообще говоря, обычно бывает первым действием нового собственника. Новый собственник приходит, привлекает своего генерального директора, а старый, который представлял предыдущих собственников, сда`т дела. Ведь понятно: зачем новому собственнику предыдущий генеральный директор?

Е. Альбац ― То есть это вас не удивило?

Е. Осетинская ― Абсолютно не удивило.

Т. Лысова ― Меня скорее удивило, когда были сообщения, что она договорилась с Федотовым, что останется. Это казалось странным.

Е. Осетинская ― Потому что на самом деле Регина проработала в компании очень долго, у неё есть свой взгляд на то, как это должно развиваться. И он, в общем, достаточно туннельный. То есть я думаю, что им было бы сложно договариваться. Тем более что у Федотова есть свой взгляд на развитие Форбса. Он склоняется в сторону ещё большей глянцевости этого журнала. Вообще он сам больше из гламурного бизнеса.

Е. Альбац ― То есть там будет больше про оргазм у мужчин, извините?

Е. Осетинская ― Почему я буду отвечать за этот журнал?

Е. Альбац ― Но вы были главным редактором журнала Форбс.

Е. Осетинская ― Я и из газеты «Ведомости» была. То есть это был скорее закономерный результат. Потому что Регина — человек харизматичный, творческий и яркий. Это был очень яркий увлекательный путь, я думаю для нас обеих в хорошем смысле. Но я с трудом себе представляю при таких разных подходах и взглядах на Форбс их жизнь вместе в одном предприятии! Мне кажется, оно бы взорвалось. Кстати Миша тоже там работал. В этом ИД и тоже я думаю…

Е. Альбац ― Миша был главным редактором Newsweek, который Регина закрыла.

М. Фишман ― Закрыла его не Регина. Его закрыл Берлин. Регина боролась за то, чтобы его сохранили.

Е. Осетинская ― Миша, представляешь себе мирное сосуществование двух таких ярких медийных изданий?

М. Фишман ― Почему все так сейчас взрывается в Форбсе, начиная с Регины? Потому что новый собственник пришёл немного из другого мира. Не того, к которому привыкли люди, которые работали в ИД Axel Springer, руководствуясь международными мировыми стандартами о том, что такое журналистика, как нужно вести расследования, чем вообще они должны заниматься, что это из себя профессия в принципе представляет. Это не чисто политический вопрос, хотя политика там тоже, наверное, существует, как она над всеми нами висит, новыми собственниками. Но тут просто другие представления о том, зачем вообще нужны газеты и журналы, чем они должны заниматься, про что они должны писать, что в них должно быть и так далее. И к этим правилам, конечно, сотрудники ИД, его менеджеры были как-то, в общем, не готовы, и это тут же вошло в клинч…

Е. Осетинская ― Можно я воспользуюсь вашей передачей? Меня, как предшественницу всех этих событий, на самом деле немного резанула эта гламурная история. Это, конечно, не моё уже дело никак, но мой такой экспертный взгляд убеждает меня, что сейчас гламур выглядит смешным на фоне того, что происходит вообще в экономике и того, что происходит с ценами на нефть. Аудитория Форбса — люди, которые либо хотят быть предпринимателями, либо думают, что они когда-нибудь смогут стать предпринимателями. Либо это какие-то сотрудники компании, а им всем сейчас тяжело. Им всем сейчас приходится ограничивать себя в потреблении. Мы в РБК в следующем журнале опубликуем исследование по реальной инфляции для среднего класса. Она гигантская! Если вы хотите жить в 2016 году так, как вы жили в 2013, то понадобится не 10% и не 15%, это совершенно другая история! Это эпоха антигламура!

Вообще Форбс — предпринимательский журнал в Америке. Это журнал, который рассказывает о том, как вам сделать бизнес. Это, кроме того, был легендарный журнал, который поднялся даже не на рейтинге, а на своих журналистских расследованиях! Это была большая история в 1970-е годы.

Е. Альбац ― Это было очень давно! Сейчас это очень республиканский, консервативный журнал.

Е. Осетинская ― Я согласна. Тем не менее, он всё время пытается, даже в кризис, подсказать, как вам выбраться, как вам помочь, как вам сделать то, это. Америка — это страна с предпринимательской культурой, которая не даёт людям упасть, вернее она даёт им подняться. Упасть можно, но потом ты как-то должен вставать, куда-то идти. Это совершенно другая идеология! И вот эта ситуация, понимаю, как она могла коллег поставить в сложные невыносимые условия. Я имею в виду эмоционально. То есть мне это очень понятно.

Е. Альбац ― Мне как раз непонятно то, что сменился главный редактор. Потому что Муртазаев был человек деловой журналистики. Ему на смену приходит Николай Усков, который работал всегда в гламуре.

Т. Лысова ― Так Лиза про это и говорит. Если владелец хочет гламура, даже вопреки тренду, то он соответственно меняет главного редактора.

Е. Альбац ― Но какой гламур сейчас, когда нефть меньше 30 долларов?!

Т. Лысова ― Но если человеку хочется…

Е. Осетинская ― Если человек верит в гламур, ничто не мешает ему попробовать это сделать. Но вообще мне кажется, что тренд на кончиках пальцев очень сильно изменился. Люди думают о другом.

Е. Альбац ― Вы полагаете, что это было решение нового владельца или просто решили вырезать под корень эту политэкономию, которой был знаменит Форбс последние годы? Исследования, связанные с зарплатами высоких чинов… И вообще, Форбс же очень отличается российских от многих других журналов именно тем, что там была очень сильная политэкономическая струя.

Е. Осетинская ― Я думаю и да, и нет. Я думаю, что никаких приказов не было, я практически в этом на сто процентов уверена.

Е. Альбац ― Если бы Форбс был бы невыгодный или неприбыльный, я понимала бы это.

Е. Осетинская ― Но конечно самая раздражающая история — это госзаказы, зарплаты. Понятно, что это самая сейчас острая тема. Поэтому в принципе конечно, если он станет мягче, если сама риторика журнала станет мягче, конечно это будет приятно. Но я не думаю, что кто-то специально говорил: так, первое, что сделай, ну-ка убери… Я думаю, вообще ничего такого не было.

Е. Альбац ― А мне кажется, что в стране, в которой управляют чекисты, всё работает именно так — линейно абсолютно! Как у нас, когда Наташу Морарь не впустили в страну, фраза была короткая. К сожалению, закон не разрешает её повторить.

М. Фишман ― Бывает и так, наверное. Бывает по-разному. Просто, наверное, Лиза хочет сказать, что в данном случае не было никаких указаний. Я в этом смысле согласен. Мне тоже так кажется, глядя со стороны: другие люди с другими представлениями…

Е. Альбац ― Миша, я не очень понимаю. Всё-таки Федотов, новый владелец, я так прочитала, что он зарабатывал деньги. Форбс — это прибыльный журнал. И Форбс Woman, который делала Юлия Таратута, с её интервью стал прибыльный. Туда шла реклама. Там хотели размещаться хорошие рекламные бренды, которых не так много осталось в условиях, когда на 40 пунктов рухнул рынок рекламы.

М. Фишман ― С моей точки зрения тоже очень странно уничтожать успешное издание, менять его концепцию успешного издания, когда оно хорошо выступило на рынке. Но люди не всегда устроены рациональным образом. Люди устроены более сложным образом — делают то, что им удобнее, что привыкли делать.

Т. Лысова ― Потом речь идёт о человеке, для которого медийный бизнес — не единственный. И мы тоже писали большую статью собственно по итогам этой сделки, пытаясь разобраться и рассказать читателям, что это за новый владелец у Форбса, несколько неожиданный для публики. Он занимается медиа уже довольно продолжительное время, но он пока не достиг там успехов. Там пока что убытки. И он это оправдывает тем, что тут долгий инвестиционный цикл. Можно подозревать, что может быть не очень правильно выстроен бизнес. Но за счёт чего он тогда существует? За счёт того, что у него есть другие бизнесы? И вот такие ситуации бывают опасными именно для медиа, когда у владельца есть другие бизнесы, владелец может либо рассматривать медиа как игрушку, либо за счёт медиа достигать какие-то другие цели, которые приносят ему прибыль в других его областях. Грубо говоря, никто же не запрещает нам предположить, что Форбс в результате этих изменений станет чуть менее прибыльным. А зато госзаказы на интерьеры каких-то домов, приёмов или других государственных учреждений станут чуть более доходными, или их станет чуть больше... У господина Федотова эти сосуды возможно сообщающиеся. Но они сообщаются на уровне лично владельца, поэтому мы никогда не узнаем, есть ли там какая-то прямая взаимосвязь между изменениями в Форбсе и изменениями в других частях его бизнеса.

Е. Осетинская ― И давай может быть оставим какую-то презумпцию невиновности, потому что мы не можем об этом судить. Нам контент не в чем упрекнуть. Я регулярно читаю и понимаю, что я могу быть чем-то недовольна — рефлекс главного редактора срабатывает всегда, но упрекнуть мне коллег не в чем.

Т. Лысова ― Я просто отвечаю на вопрос, с чего вдруг человек производит изменения, в которых нет бизнес-логики?

Е. Осетинская ― Я думаю, что объясняется на самом деле проще. Человек делает то, что умеет и то, что ему привычно.

Т. Лысова ― То, во что он верит.

Е. Осетинская ― Потому что его генеральный директор — человек из этого глянцевого бизнеса, кому знакомы эти рекламодатели. Может быть, она считает, что по сравнению с Региной у неё было конкурентное преимущество, что она сможет этот потенциал реализовать… Там же не было какого-то прямого решения Федотова по увольнению. Это же не соглашение, они расстались по взаимной нелюбви.

Я немного представляю себе масштаб этих приложений по бизнесу, по количеству денег он несопоставим с основным журналом. То есть это всё-таки приложение и не они являлись основным драйвером доходов Форбса. То есть они стали приносить деньги, но я это знаю только со слов коллег, что в принципе для меня являлось большим сюрпризом и неожиданностью. Это действительно круто. Но в принципе всё равно размер этих денег невелик. И я ещё думаю, что эти изменения связаны с тем, что они стали разбираться, прежде всего, с тем, что им понятно, потому что большой Форбс для них непонятен. Эти рейтинги сложно считаются. Туда надо лезть, вдруг там что-нибудь развалится, вдруг американский Форбс скажет, что не то. А это для них понятная вещь. В их стиле, бьюти, глянцевой рекламе меньше дров можно наломать. Быстро началось непонимание. Но в целом, конечно, такой немного интересный процесс.

Е. Альбац ― Михаил, а вас не удивило то, что меня удивило больше всего? Это поведение зарубежных собственников, что ни американский Форбс, ни Financial Times не попытались возражать, довольно спокойно пошли на то, что их российские дочки передаются совершенно в другие руки.

М. Фишман ― А что они могут сделать? Как раз ни к совладельцам Independent Media, и «Ведомостей», ни к Axel Springer мне кажется, тут претензий нет. Они абсолютно себя честно повели…

Е. Альбац ― То, что сделал Форбс на Украине, где взяли, отозвали просто лицензионное издание Форбса, когда там началось…

М. Фишман ― Я говорю про Axel Springer сейчас, про владельцев, не про лицензиатов. Они сказали, что в таких условиях работать не будут, и не стали придумывать никакие схемы, не стали искать, как обойти ограничения. Просто сказали «до свидания», на таком рынке работать бессмысленно. Это открытая и вполне понятная абсолютно позиция. Что касается журнала Форбс в Казахстане, я читал несколько заметок, они не похожи на те, как я себе представлял до сих пор статьи в журнале Форбс. Тем не менее, он существует. Выпускается же, выходит.

Е. Альбац ― Говорят, что довольно успешный.

М. Фишман ― Не знаю. Может быть и успешный.

Е. Осетинская ― Можно в философском смысле отвечу? Мне кажется, что рассчитывать на то, что наши стандарты в нашей стране будут блюсти извне, на самом деле довольно бесперспективно. На самом деле это наша страна.

Е. Альбац ― Согласимся.

Е. Осетинская ― И только нам по-настоящему важно, как здесь будут устроены медиа. Но вот значит остались такие мы…

Е. Альбац ― К сожалению, мы должны завершать эфир. Мы говорили о СМИ в новой реальности. В студии были главный редактор газеты «Ведомости» Татьяна Лысова; шеф-редактор издания РБК Елизавета Осетинская и главный редактор газеты «The Moscow Times» и ведущий телеканала «Дождь» Михаил Фишман. Спасибо.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Донос вскормленных российскими налогоплательщиками чеченских государственных деятелей, смешной по форме, но чрезвычайно опасный по существу. Выращенная Путиным кадыровщина представляет серьёзную угрозу для российской демократии и самой целостности России.
________________________________________

Два часа тому назад по Первому, диктор новостей с нескрываемым злорадством поведала, что американская ракета многоразового назначения при посадке на платформу в океане потерпела крушение. Это надо было видеть!.. И мы хотим, чтобы нашу страну и российские СМИ уважали в мире.
________________________________________

Безусловно, путинизм откровенно страдает беременностью, сильнейшим токсикозом, брюхат кадыровщиной. Да, показательное интеллектуальное харакири антинародного преступного горе-режима, раз он считает допустимым диалог с гражданским обществом России только языком кадыровских угроз да лаем цепных псов и Церберов горе-режима...
________________________________________

Удушение демократии, борьба с независимыми СМИ, подозрительность, жестокость в борьбе с оппозицией, бесконечный поиск врагов и ещё куча маразма и репрессивных мер — всё это только для того, чтобы сохранять бесконтрольную и несменяемую власть Владимира Путина и его комитетчиков… Ничего другого режим чекистов просто не умеет! Он ведь и заточен именно на сохранение власти. А кончится всё это, как обычно — немыслимым отставанием России от цивилизованного и демократического мира и очередным разрушением страны.
________________________________________

Вши с дипломами журналистов переползают с места на место. Вот суть обсуждаемого кружком г-жи Альбац. Понятно, что вшам это не по нраву, они жалуются и пугают друг друга возможными опасностями. Некоторые предлагают оставить всё, как есть, только поменяв вывеску. Но боязно, а вдруг прихватят. Ясно, что происходит. Власть пытается найти хоть какую-то управу на вшей. Более решительные предлагают спустить на них собаку Кадырова Тарзана, но в Кремле робеют и только чуть подвигают собственников. Ни к чему это не приведёт. Нужно не собственников двигать, а вшей уничтожать. Что толку, если в РБК гл. редактором станет русофобская мразь Усков или останется Фишман? И этот тип будет нас учить жить! Ничего не изменится, пока народ не поднимется на них с дубьём.
________________________________________

Полная деградация — радоваться чужим неудачам, придумывать распятых мальчиков и т.д. ....
________________________________________

Единственный полёт российского орбитального многоразового корабля "Буран" состоялся 15 ноября 1988 года — 27 лет никаких достижений в этой области у России НЕТ! Поэтому дебилам в телевизоре нужно просто заткнуться!
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгения Альбац

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Общество (0) > Гражданское общество (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 18.10.2018 - ЧЕКИЗМ ВМЕСТО КОММУНИЗМА
  • 17.10.2018 - ГЕНДЕРНАЯ ФРАКЦИЯ «ЯБЛОКА
  • 17.10.2018 - ПРОВАЛ РАЗВЕДКИ РФ
  • 16.10.2018 - ОГРАБИЛИ НА РУБЛЬ — ВЕРНУЛИ СЕМЬ КОПЕЕК…
  • 16.10.2018 - ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РФ
  • 15.10.2018 - ОТЧЁТНО-ВЫБОРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ВОЛГОГРАДСКОГО «ЯБЛОКА»
  • 14.10.2018 - ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ, МЫ НЕ ХОТЕЛИ?
  • 14.10.2018 - ВИРУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ
  • 14.10.2018 - ДИАГНОЗ БОЛЕЗНИ РОССИИ
  • 13.10.2018 - КОНСЕРВАТИВНО-АВТОРИТАРНАЯ…
  • 12.10.2018 - НЕОБХОДИМА ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕФОРМА
  • 11.10.2018 - УВЕЛИЧЕНИЕ ПЕНСИЙ, А НЕ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА!
  • 11.10.2018 - ИСТОРИЯ НАШЕЙ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ
  • 10.10.2018 - СОХРАНЕНИЕ ЖИЗНИ СЕНЦОВА
  • 10.10.2018 - 500 ДЕЛ ПО ЭКСТРЕМИЗМУ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru