Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Культура > Публикация
Культура

[13.04.2019]

РЕПРЕССИИ РЕЖИССЁРА ЮРИЯ ЛЮБИМОВА СОВЕТСКОЙ ЦЕНЗУРОЙ

Александр ГНЕЗДИЛОВ: заместитель Председателя партии «ЯБЛОКО», театральный режиссёр, художественный руководитель Творческого объединения «Гнездо»


Александр ГНЕЗДИЛОВ:


Юрий Любимов сегодня — это абсолютная классика театра. Но надо помнить о том, чего стоило театру на Таганке работать, чего стоили их творческие поиски, стремление к свободе, попытка просто жить по-человечески и достойно.


В.Кара-Мурза ― В 1984 году режиссёр Юрий Любимов был лишён советского гражданства. Коммунисты чувствовали идеологический вред, исходящий от творчества режиссёра, считает публицист Леонид Радзиховский:

— Вероятно, чувствовали, раз лишили его гражданства. Была очередная глупость, поскольку Театр на Таганке ни малейшей угрозы для советской власти не представлял вообще, а Любимов в частности. Это была такая разрешённая фронда, совершенно безопасная, как «Эхо Москвы», например. Это та фронда, которая только консолидирует систему, только помогает системе. Если завтра запретят «Эхо Москвы» — это будет очевидной глупостью власти. Ну, я думаю, она такой глупости не сделает. А вот советская власть таких глупостей наделала.

В.Кара-Мурза ― Таганка давно уже вышла из-под контроля, считает политолог Андрей Колесников:

— Театр был немножко таким средством выпуска пара, как допустим классический другой пример «Литературной газеты». В этом смысле его власть немножко использовала для того, чтобы управлять интеллигенцией. Но всякое разрешение всякой либеральной активности имеет свои пределы, и вот история Таганки — тоже история того, что государство скорее запретит полузапретное, чем разрешит его.

В.Кара-Мурза ― Любимов не угрожал режиму, считает журналист Максим Шевченко:

— Нет, конечно, они никакой угрозы не чувствовали, Любимов хотел уехать за границу. Он сначала уехал, а потом был лишён гражданства. Я считаю, что это было ошибочное решение, я считаю, что такими людьми, как Юрий Любимов, страна должна гордиться. Он создал великий театр, великое искусство, и многие спектакли Театра на Таганке вошли в историю не только советского, русского, но и мирового театра. Поэтому, безусловно, это было ошибочное решение идеологических маразматиков, которые в то время курировали и направляли жизнь Советского Союза. Собственно, их деятельность и действия, подобные лишению Любимова гражданства, и привели к гибели Советского Союза.

В.Кара-Мурза ― Любимова выслали по недомыслию, подчёркивает журналист Николай Усков:

— Мне кажется, что лишение гражданства было способом для Советского Союза понизить градус общественного недовольства. То есть типа — уезжайте, без вас воздух чище. Это, конечно, лучше, чем гноить в лагерях или расстреливать, но цель была та же. То есть изолировать людей, которые в состоянии влиять на общественное мнение, обладая, казалось бы, не властью, а какой-то харизмой. И государство последовательно от них избавлялось, но этот путь был обречён, потому что, в конечном итоге, большинство деятелей, высланных Советским Союзом, пережили Советский Союз.

В.Кара-Мурза ― Сегодня гость нашей студии — политик, театральный режиссёр Александр Гнездилов. Александр, в 1984 году режиссёр Юрий Любимов был лишён советского гражданства. Чувствовали ли идеологи режима угрозу со стороны театра на Таганке?

А.Гнездилов ― Да, конечно, чувствовали. И вся предыдущая история театра на Таганке с многочисленными запретами спектаклей, цензурными правками, с худсоветами, замалчиванием и т.д., говорит о том, что театр на Таганке вызывал отчасти политическую, отчасти эстетическую неприязнь у очень многих людей советской власти, хотя далеко не всех. И они чувствовали вот эту вольность, дух вольности в стилистике Таганки, даже больше в стилистике, чем в содержании…

Спектакли театра на Таганке были политическими, как мы знаем, но тем не менее, вот этот дух вольности в приёмах, формах сам по себе представлял угрозу после длительной советской борьбы с формализмом, после разгона театра Мейерхольда во второй половине 30-х годов, после уничтожения Камерного театра в конце 40-х, после политики искусственного оМХАТчивания, которая нанесла ущерб и самому Московскому Художественному театру. В этом смысле театр на Таганке, конечно, представлял определённую угрозу. Более того, через такую выдающуюся фигуру нашей истории как Владимир Высоцкий театр на Таганке выходил на огромные широчайшие массы, и похороны Высоцкого превратились в огромную всенародную акцию. Можно вспомнить стихи Леонида Филатова, который писал об этом дне: «И на равных в то утро у таганских ворот академик и урка представляли народ».

Содержание поэзии Высоцкого, его песни, которые звучали, в том числе в спектаклях театра на Таганке — это такое явление, которое действительно создавало из раздробленного общества единое гражданское общество, единый народ, нацию, объединяло людей. И, конечно, по этому поводу существовал страх. И неслучайно вот эти проблемы Любимова и театра на Таганке в 1983-84-х годах начались за несколько лет в огромной степени после смерти Высоцкого и в связи с его смертью, в связи с его похоронами, с тем количеством людей, которые пришли на эти похороны. А ведь он не имел официальных званий — он не был ни заслуженным артистом, ни народным.

Но Высоцкий был по-настоящему народным артистом для народа. И потом, когда театр на Таганке начал готовить спектакль памяти Высоцкого, спектакль, который потом стал называться «Владимир Высоцкий», он столкнулся с запретами и преследованиями. Чиновники требовали оттуда вымарывать песни Высоцкого, предлагали оставить из легендарной «Охоты на волков» одну строчку — «Рву все силы из всех сухожилий».

А чиновники всё продолжали сокращать! Протестовали против песни, где он пёл про инвалидов войны. И один из чиновников на обсуждении на полном серьёзе заявил, что мол, может, не стоит трогать тему инвалидов: «Я сам не воевал, но хорошо помню эти омерзительные обрубки… Нужно ли их вытаскивать на сцену»? Естественно, что Юрий Любимов тут же дал этому жёсткий отпор этому чудовищному цинизму. Это всё стенографировалось, всё это известно и опубликовано. Я здесь не открываю абсолютно никакой Америки. И в результате спектакль запрещался.

Например, к 45-летию Высоцкого, 25 января 1983 года спектакль разрешили сыграть в качестве закрытого показа, только для родных самого Владимира Семёновича и для членов семей сотрудников театра. Личное разрешение давал Андропов. И это было ещё относительно великодушно, потому что через год, когда Андропов будет уже умирать, и скоро придёт к власти Черненко, спектакль запретят вообще, его просто не разрешат показывать. И вот эта борьба с театром на Таганке началась не тогда, она шла и раньше.

Можно вспомнить, например, что спектакль «Живой» по Можаеву — известному нашему писателю-деревенщику, писавшему о судьбе русской деревни в Советском Союзе. Спектакль «Живой» запрещали 15 лет к тому времени. А потому, в конечном счёте, он вышёл уже в перестройку после 20 лет запретов. Это, по-моему, если не рекорд, то близко к рекорду советского театра. Хотя история совершенно не исключительная. Можно вспомнить, например, как в Театре Маяковского Андрею Александровичу Гончарову приходилось репетировать «Беседы с Сократом» из-за запретов в течение порядка 5 лет, пьесу Радзинского, которая сначала кому-то показалась изображением суда над Синявским и Даниэлем. Потом они начали репетировать, готовились к выпуску, а в это время начинается история с преследованием Солженицына. И это уже было более похоже на историю Сократа.

А потом, самое смешное, что когда возникла история с Сахаровым, когда Сахаров стал уже открытым диссидентом и с ним начали бороться, он опубликовал свои вольные, оппозиционные свободолюбивые сочинения по отношению господствующему советскому строю. Тогда его сходство с Сократом было уже почти очевидным, но спектакль, как ни странно разрешили, спустя годы почему-то.

Это полезно, кстати, помнить сегодня всем, кто, с одной стороны, ностальгирует по Советскому Союзу, а, с другой стороны, каждый год в январе и июне вспоминает Высоцкого и любит его песни, вот полезно вспомнить, как Советский Союз реально относился к творчеству Высоцкого. Не стоит забывать, как к тому времени уже 15 лет запрещали «Живого», какая упорная борьба шла со спектаклем «Владимир Высоцкий», с памятью Высоцкого. И потом «Борис Годунов» — спектакль, который обвиняли в том, что он поставлен к смерти Брежнева. Какой Госплан мог бы это так спланировать, чтобы поставить спектакль именно к смерти Брежнева?! А что матроска самозванца — это якобы намёк на Андропова, который служил во флоте… Ну, чушь полная!

Но, тем не менее, претензии к спектаклю выдвигались, с ним боролись, и он пугал, потому что если на что-то самозванец и был похож в этом спектакле в своей матроске в исполнении Валерия Золотухина, скорее, на такого матросика из 1917 года, перехватывавшего беззаконную власть у Годунова, в такие же беззаконные руки. И «Борис Годунов» был третьим запрещённым спектаклем.

За работу над спектаклем «Владимир Высоцкий» Юрий Любимов и директор театра Николай Лукьянович Дупак (он жив, кстати, до сих пор — хочу пожелать ему здоровья) получили строгий выговор от властей. И в результате сложилась ситуация, когда в 1983 году Любимов уехал за рубеж ставить в Лондоне «Преступление и наказание». Его выпустили, потому что здесь ещё один важный нюанс надо отметить.

Мы много говорим о давлении, о цензуре, о препятствиях, но, с другой стороны, в советской системе существовала и борьба различных чиновнических группировок, которые могли покровительствовать тем или иным художникам, и немножко смягчать для них давление. И существовала такая группа интеллектуалов около ЦК КПСС, сформировавшаяся в качестве помощников Хрущёва в 1950-60-е оттепельные годы, связанные с именами Фёдора Бурлацкого, академика Георгия Арбатова, Александра Бовина. Они сначала работали спичрайтерами для Хрущёва, а потом работали с Андроповым, когда он был секретарём ЦК КПСС в середине 1960-х, до своего назначения в КГБ. И они потом, пользуясь своими связями с Андроповым, каким-то образом сочувствовали театру на Таганке и Любимову, пытались смягчать удары.

И в результате в какой-то момент после смерти Брежнева при Андропове сложилась такая двойственная ситуация. С одной стороны, перед этим, в 1980-й, 81-й, 82-й годы Советская власть очень жёстко давила. 1982-й — это запрет «Годунова», 1981-й — это борьба со спектаклем памяти Высоцкого. А, с другой стороны, в 1983-ем с приходом Андропова к власти, ситуация стала более двойственной. Давление вроде как и оставалось, но в то же время Любимова выпустили за рубеж. А потом всё стало резко меняться. Мы знаем, что летом 1983-го года на юге Андропов, присев на холодный камень, получил серьёзное ухудшение болезни почек, и начал стремительно умирать. И всё меняется моментально, и уже осенью 83-го года один из сотрудников посольства в Лондоне обронил такую фразу, которую передали Любимову, ставившему «Преступление и наказание» — что мол, преступление то Любимов уже совершил, а на родине, когда он вернётся, его ждёт наказание.

И Любимов, приехавший из Советского Союза больным после всех этих цензурных неприятностей, был вынужден обращаться к врачам, одновременно работать, он не хотел ни судьбы Мейерхольда, ни судьбы репрессированных диссидентов. Он боялся возвращаться в Советский Союз, и не безосновательно, потому что это время — как раз один из пиков преследований инакомыслящих. Это и психбольницы, и тюрьмы, и другие карательные меры. Ещё в 1982-ом году он показывал оставляемые ему на двери квартиры анонимные письма с угрозами его маленькому ребёнку, написанные в такой завуалированной форме, что мол «вы знаете, Юрий Петрович, очень волнуюсь за вашего сына. Я тут видела вещий сон, что он стоит на подоконнике и готов туда броситься. Я говорю — почему? А потому что папа тебя не спасает»…

И Любимов приносил эти письма в театр, показывал их актёрам, это задокументировано, они существуют. И вот в этой обстановке травли, понимая, что на родине для него ситуация с тяжёлой болезнью и умиранием Андропова стремительно движется к худшему, Любимов не хотел возвращаться, откладывал это возвращение как мог. В конечном счёте, он оказался прав. В феврале 1984-го года умирает Андропов, в марте 84-го, как только к власти приходит Черненко, представитель противоположной группировки, Любимова снимают с поста руководителя театра на Таганке, начинают уничтожать его спектакли в репертуаре театра, а летом его лишают гражданства. К счастью, всё это продлилось недолго. И «Борис Годунов», и «Владимир Высоцкий», и «Живой» Можаева — все эти спектакли вышли в перестройку, во второй половине 1980-ых годов.

И Высоцкий сегодня — важнейшая часть нашего национального наследия. В принципе, это в какой-то степени Пушкин XX века. И Любимов — это абсолютная классика театра. Но надо помнить о том, чего стоило театру на Таганке работать, чего стоили их творческие поиски, стремление к свободе, попытка просто жить по-человечески и достойно. Очень важно сегодня это помнить нам для того, чтобы не повторять репрессии, пусть и в смягчённой форме, по отношению к современным деятелям кино, театра, литературы, живописи — не ломать человеческие судьбы, и не ломать судьбу страны, разлучая её с шедеврами, которые рождаются и приходят к читателю, зрителю, или которые могли родиться и не родятся из-за цензурного давления.



ИСТОЧНИК

Владимир Кара-Мурза

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Власть (0) > Утечка мозгов (0)
  • Яблоко (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 21.04.2019 - ЛИЧНЫЙ ПРИЁМ ЕВГЕНИЯ РОЙЗМАНА
  • 19.04.2019 - МЕЖДУНАРОДНЫЕ АСПЕКТЫ ЧЁРНОГО МОРЯ
  • 18.04.2019 - ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЙ СПЕЦПРОЕКТ ЦАП ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 17.04.2019 - ЕЖЕГОДНАЯ ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ АКЦИЯ В ВОЛГОГРАДЕ
  • 17.04.2019 - АТАКА НА ИНТЕРНЕТ
  • 16.04.2019 - «ЯБЛОКО» ВСТУПИЛОСЬ ЗА АРХИВ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
  • 15.04.2019 - ВЛАДИМИР ЛУКИН ОТОЗВАЛ ЗАКОНОПРОЕКТ О СЪЁМКЕ НА ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ УЧАСТКАХ
  • 15.04.2019 - БЮДЖЕТ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ
  • 14.04.2019 - НЕРЕАЛЬНАЯ ПОБЕДА И РЕАЛЬНОЕ ПОРАЖЕНИЕ
  • 14.04.2019 - НЕПРАВОВОЙ ЗАКОН
  • 13.04.2019 - ПЕРЕХОД К ДЕСПОТИИ
  • 12.04.2019 - РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТКОМИТЕТА ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 11.04.2019 - ОБЪЯВИТЬ ОЗЕРО БАЙКАЛ УЧАСТКОМ ВСЕМИРНОГО НАСЛЕДИЯ ПОД УГРОЗОЙ
  • 10.04.2019 - ЗАКОНОПРОЕКТ О НАКАЗАНИИ ЧИНОВНИКОВ
  • 10.04.2019 - РАБОТА С МОЛОДЁЖЬЮ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru