Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Экономика > Публикация
Экономика

[20.04.2018]

ПОЧЕМУ ГАЙДАР, А НЕ ЯВЛИНСКИЙ?

Михаил ХАЗИН: экономист


Михаил ХАЗИН:


Было несколько альтернативных групп, потому что ходят упорные слухи, что Гайдар был не первым, кому было предложено стать премьером. Но почему Гайдар? Зачем вообще сменили Явлинского на Гайдара? Дело в том, что Явлинского готовили под Буша-старшего, который мог прийти на второй срок.


А. Нарышкин ― Начинается программа «A-Team», три Алексея против важного и злобного гостя, хотя и сами Алексеи тоже злобные. Нарышкин, Дурново и Осин. Михаил Хазин, экономист в нашей студии. Целый час пыток и разных вопросов не только про экономику.

А. Дурново ― Михаил Леонидович, как вы оцениваете перестройку Горбачёва?

А. Нарышкин ― И объясните, пожалуйста, что Явлинский сделал хорошего с экономической точки зрения? Вот была программа «500 дней»…

М. Хазин ― Да. Она не имела отношения к реальности, это было идеологическое. На самом деле, я могу сказать, что Гриша Явлинский был лидером некоторой группы экономистов, которая должна была реформировать нашу страну. Было несколько альтернативных групп, потому что ходят упорные слухи, что Гайдар был не первым, кому было предложено стать премьером. Но почему Гайдар? Зачем вообще сменили Явлинского на Гайдара? Дело в том, что Явлинского готовили под Буша-старшего, который мог прийти на второй срок. Если вы читали про него…

И Явлинский тогда довольно много с администрацией Буша общался, это было известно, про это писали. А как только стало известно, что Буша будут убирать с большой вероятностью, то специально под Клинтона подготовили такого либерала Гайдара. Разница была в том принципиальная, потому что Буш-старший хотел сохранить СССР, у него были свои соображения, что такое хорошо, а что такое плохо.

А Клинтон — это такая ультралиберальная команда, которая считала, что надо разворовывать на территории СССР, что можно. Разворовать и не думать о последствиях. А последствия, в общем, сказались в некотором смысле. Если бы Буш выиграл и прошла бы вот эта линия, то, соответственно, СССР, может быть, не целиком, но сохранился. А во-вторых, отношения у нас с Соединёнными Штатами Америки было бы сильно лучше.

А. Дурново ― У вас получается так, что судьба Советского Союза решалась в Вашингтоне.

М. Хазин ― Во многом — да. Дело в том, что экономические проблемы, которые были в СССР, начались давно. Первые реформы по решению этих проблем были в начале 60-х. Сначала была реформа хрущёвская, потом была реформа косыгинская, а потом, соответственно, третья была. Это была попытка горбачёвского ускорения. И после этого буквально через несколько месяцев её и закрыли.

Соответственно, что нужно разваливать страну — об этом никто не говорил, то есть, это было совершенно не обязательно, нужно было менять экономическую модель. И, собственно, идея Буша-старшего состояла в том, что надо из СССР сделать дружественную Соединённым Штатам Америки страну. Потому что, теоретически, если говорить о всякого рода геополитических и прочих историях, у нас с Соединёнными Штатами Америки нет противоречий. С Китаем у них есть противоречия очень серьёзные. Буш, как раз, Китая боялся больше, чем СССР…

А. Осин ― Ведь извечная англичанка гадит, а Соединённые Штаты Америки — это же как бы продолжатели Британской империи.

М. Хазин ― Есть люди, которые считают, что Британская империя до сих пор управляет Соединёнными Штатами Америки. Например, так думает…

А. Осин ― Я не об этом. Например, есть наследственность такая психологическая, ментальная. Или нет?

М. Хазин ― Нет, совсем. Кроме того, они же подмяли под себя Британию экономически после 1940-го года.

А. Осин ― Ну, значит, они стали Британией, я об этом и говорю. Какая разница-то? Назовите Великобританией, назовите США.

М. Хазин ― Это уже начинается психиатрия, потому что ощущение этих людей, кто — друг, кто — враг, с кем можно, с кем нельзя, довольно специфические. Самое главное, что психология элитных групп разительно отличается от психологии общественной массовой среды, потому что в массовой среде это программируется средствами массовой информации, а в элитной оно определяется некоторыми целями, задачами и интересами.

А. Дурново ― А Жириновский?

М. Хазин ― Вы знаете, а Жириновского, на самом деле, готовили под конкурентные выборы с Горбачёвым году так в 1991-92-ом, поэтому он вот такой демагог. Хотя человек он очень неглупый, от него может быть польза.

А. Нарышкин ― Кто его готовил?

А. Осин ― Действительно, было несколько групп экономистов, одну готовили под Буша, другого готовили под Клинтона… Кто это всё делал? И почему эти кукловоды ориентировались именно на США?

М.Хазин ― Понятно, потому что США остались на тот момент единственной сверхдержавой, готовой брать на себя ответственность за мир. СССР сам отказался от ответственности: «Мы ничего не знаем, у нас тут свои проблемы». А США сказали: «Нет, мы будем отвечать». Кроме того, западная часть мировой экономики с 1944-го года развивалась под эгидой США, а где-то с конца 1980-х она была построена на долларе. Доллар контролируют Соединённые Штаты Америки. По этой причине… И вот там дальше можно начинать спорить, где там транснациональная элита, где — национальная элита США, хотя тогда, в 1991-ом году, это было не столь принципиально. Это стало принципиально в 2011 году.

А. Дурново ― А теперь наша элита — это силовики, или это…

М. Хазин ― Силовики — это точно так же, как и слово «либералы». Вот есть семейная группа, в которой Волошин главный координатор, есть Чубайсовская группа. Есть, наверное, сегодня уже кудринская, хотя Кудрин, конечно, близок к Чубайсу. Есть ещё там всякие. Они там между собой находятся в сложных отношениях. Когда на них начинают наезжать, они сплачиваются, но внутри у них там всё тоже как у пауков в банке. И по этой причине я вам не берусь сказать…

А. Осин ― Кто именно.

М. Хазин ― Да, кто именно.

А. Осин ― Получается, не Горбачёв, не Ельцин…

М. Хазин ― Я группы вижу. Я подозреваю, что… Если учесть, что Буш хотел сохранить СССР, то, скорее всего, он ориентировался на Горбачёва. И в этом смысле, скорее всего, Явлинского в политической плане крышевал Горбачёв. Именно по этой причине, как только пришёл Ельцин, для Явлинского всё кончилось. Да, он ни разу больше не выстрелил в рамках административных. Он ещё немножко барахтался в рамках партийных, пока у нас ещё были партии, а потом он и там пропал. У него же харизмы нету вообще. Кроме того, воли нет. Он не в состоянии быть политическим лидером.

А. Нарышкин ― Явлинский? Подождите…

М. Хазин ― Гриша, да.

А. Нарышкин ― Он ждёт предложения выгодного, просто не случилось ещё.

М. Хазин ― Именно по этой причине, ну сколько уже можно? А в промежутках? Он что делает, пьёт? Так нельзя.

А. Нарышкин ― Почему он пьёт? Подождите… Пили вы с ним вместе, что ли?

М. Хазин ― Что он сделал за 25 лет? Это вопрос, это не утверждение, я спрашиваю: «Что он делает в промежутках?». Что он сделал, ну хорошо, не за 25 лет, а за последние 15?

А. Нарышкин ― Он готовится к выборам.

А. Осин ― А Зюганов, Жириновский что сделали?

М. Хазин ― Тоже ничего. Я просто объясню. Скажем, Чубайс, он всё время что-то делает. Он может делать плохо, он может вредительствовать, но вы чётко понимаете, что он сегодня делает.

А. Нарышкин ― А что? Вот, кстати, что он сегодня делает?

М. Хазин ― Что он сегодня делает?

А. Нарышкин ― Не надо мне напоминать, что он руководит Роснано. А что он делает?

М. Хазин ― Деньги зарабатывает.

А. Нарышкин ― Для себя?

М. Хазин ― Да. И финансирует свою промышленность.

А. Осин ― Жириновский тоже деньги зарабатывает. Только другим способом.

М. Хазин ― Нет. Потому что у Жириновского нет команды. Грубо говоря, если вы Чубайсу завтра скажете: «Возглавь правительство», у него есть по три кандидатуры на каждого министра. Они могут быть плохие, но они у него есть. А если вы Жирику скажете — у него нет команды.

А. Осин ― А при чём тут кандидатуры? Просто Жирик конвертирует свою харизму в деньги через систему выборов.

М. Хазин ― Вы поймите, в политическом и общественном поле Явлинского нет вообще. А Чубайс есть.

А. Осин ― Я и не спорю, про Явлинского не спорю, а Жириновский делает хорошо.

М. Хазин ― Жириновский хорошо раскручивает себя.

А. Осин ― Я и говорю.

М. Хазин ― А как политическую силу он себя раскрутить не может. И у него нет никакого инструмента, которым он может в политическом поле, если его куда-то назначить, что-то делать.

А. Дурново ― Но вы же сказали, что от него может быть толк. Но какой от него может быть толк в качестве лидера страны, если инструмента нет?

М. Хазин ― Смотрите, вот в чём всё дело. Значит, и Жириновский, и Явлинский, и Зюганов — это фигуры сходящие. То есть, они уже не могут сделать никакой долгоиграющий проект. Максимум, что может делать человек их возраста — стать той крышей, под которой вырастет некое новое поколение. Так вот, если мы будем говорить о новом поколении, то у Явлинского нет вообще никого, у Чубайса есть масса народа… В общем, дело не в качестве…

А. Нарышкин ― У Явлинского, подождите, Шлосберг есть хороший.

М. Хазин ― Он когда-нибудь чем-нибудь руководил?

А. Нарышкин ― Он руководит газетой. В Псковской губернии. Что вы смеётесь? Как вам не стыдно? Он руководит псковским отделением «ЯБЛОКА». Слушайте, он много полезных дел делал…

М. Хазин ― Шлосберг — единственный человек в этой команде, который, безусловно, является публичным политиком. У него есть свои взгляды, он их высказывает, у него есть позиция… В этом смысле он мне симпатичен, хотя я с ним не знаком.

А. Нарышкин ― Митрохин! Отлично, по московской повестке — супер!

М. Хазин ― Не смешите меня. Потому что, вы понимаете, я же всё же был чиновником, и не самым маленьким. И очень хорошо понимаю, кто есть фигура, с которой нужно считаться, с которой просто будут считаться разные люди. И у кого нет. Вот у Чубайса есть люди. Да, там специфические люди, один Кох чего стоит. Жулики, прохвосты, ворюги и всё остальное. Но они будут вместе с ним носом рыть землю и что-то делать. Да, для страны, может, страшно вредительское, но в данном случае не в этом дело.

А. Дурново ― Ну, хорошо…

А. Осин ― А Зюганов, Грудинин?

А. Дурново ― У Зюганова есть Мельников, который, фактически, руководит КПРФ, когда там нет Зюганова.

М. Хазин ― Значит, Мельникова я знаю 100 лет. Единственное слово, которое я могу употребить в его адрес, это — ублюдок и подонок. Но, соответственно, ровно потому, что я его знаю.

А. Нарышкин ― Серьёзно? Подождите, а что он сделал?

М. Хазин ― Вы – молодые, вы не знаете. Почитайте в интернете. Я в этом процессе участвовал. Мельников был секретарём парткома мехмата. И когда я поступал, и когда я распределялся. Поэтому я говорю, он — ублюдок и подонок. Это человек, который ради карьеры готов убивать детей, убивать их родителей и вообще кого угодно.

А. Нарышкин ― В прямом смысле?

М. Хазин ― В прямом смысле. Собственно, я знаю людей, которые умерли в процессе. Вот родители. Просто вот в процессе разговора с этими представителями приёмной комиссии они умирали. Инфаркт получали, я просто знаю этих людей. Поэтому, как бы, это для меня закрыто. Я много лет тому назад сказал: «Пока в КПРФ есть Мельников, никаких отношений с этой партией у меня не будет».

Знаете, опять-таки, вы не помните, а я помню 1989-й год, когда Ельцин после пленума, где он с бодуна что-то сболтнул, а его выгнали, значит, уволили, то всем казалось, что это всё. Ан нет! Оказалось, не всё. Я просто очень хорошо помню, как на следующий день, после того, как его убрали, с моими школьниками в 57-й школе классный руководитель провела беседу. Они обсуждали, что теперь будет в нашей стране. Ужас-ужас-ужас!.. А я им говорил, чтобы они не спешили.

А. Осин ― Не, ну тогда ситуация коренным образом другая была. Я, как старикашка, прекрасно помню. Борис Николаевич собирал на улице по 100 тысяч человек тогда.

М. Хазин ― Давайте смотреть. Поскольку я немножко себе представляю, как всё устроено, я не могу это рассказать, потому что, когда я буду описывать некоторые сцены, вы будете говорить: «Откуда вы это взяли? Такое невозможно». Но я книжку написал, «Лестница в небо», в которой подробно объяснял, как это всё устроено у нас, в Америке, в Древней Греции. Везде всё устроено всегда одинаково. Люди — существа консервативные.

У нас в стране имеет место дикое несоответствие по взглядам на жизнь элит и общества. Ни одна страна в состоянии такого раскола существовать не может, грубо говоря. Элита у нас, сформированная в 1990-е годы в процессе приватизации, дико праволиберальная. А общество у нас люто ненавидит и правых, но правых они ещё немножко готовы терпеть, и либеральных. Такое, очень сильно левоконсерватиное общество. В смысле, довели. Отсюда и поддержка Сталина году в 1991-92-м такая общественная была процентов 20-22, может, 25. Но не больше. Сейчас — около 80.

А. Дурново ― По опросам — около 50.

А. Нарышкин ― Слушайте, Михаил, вот вы, по-моему, про всех плохо сказали, кроме Путина.

М. Хазин ― Я вообще ничего не сказал. Элита — это довольно большое образование, там сотни людей, если не тысячи. Они разные. Есть люди, которые представляют большую силу, но не являются частью администрации президента.

А. Нарышкин ― Главный враг Путина?

М. Хазин ― Кто из них?

А. Нарышкин ― Нет, кто вообще главный враг Путина? Где он находится?

М. Хазин ― Главный враг? Путин не хочет быть президентом, он хочет на пенсию. Он хочет свободы. Соответственно, сложно сказать, кто у него главный враг и где он сидит. Хорошо, давайте для простоты скажем, что он сидит в Нью-Йорке на Уолл-стрит.

А. Нарышкин ― О, как! Как-то совсем просто. Самый главный вопрос, который задает, по-моему, каждый второй зритель: «Когда рухнет доллар»? Орхан Джемаль, который был в этой студии до вас, тоже попросил спросить вас именно про доллар, когда рухнет?

М. Хазин ― Понимаете, в чём дело. Я этот вопрос много-много раз обсуждал с его папой, Гейдаром. И, соответственно, ответ: пока доллар будет расти, чем хуже будут дела в Соединённых Штатах Америки, тем сильнее он будет расти. Может быть, значит, если будет сейчас обвал фондового рынка, на первом этапе он чуть упадёт вниз, но потом снова пойдёт вверх. Дело в том, что мировая долларовая система постепенно сыпется, это видно. Уже все это видят.

А. Нарышкин ― А с начала 2000-х уже почти…

М. Хазин ― Это вообще очень медленный процесс, это быстро не бывает.

А. Нарышкин ― А мы застанем вообще крах?

М. Хазин ― Конечно, застанете.

А. Нарышкин ― Мы с Дурново моложе вас с Осиным.

М. Хазин ― Даже мы застанем.

А. Дурново ― Это, примерно, какие годы будут?

М. Хазин ― В свете тех событий, которые сегодня происходят, я думаю, что речь пойдёт скорее о трёх и пяти годах, чем о десяти.

А. Осин ― А в чём это будет выражаться?

М. Хазин ― Если говорить о финальном этапе, скорее всего, это выразится в том, что будут региональные валюты, которые будут между собой каким-то специфическим образом регулироваться, скорее всего, институтом или какой-то конференцией регулярной. Основные признаки: появление всей криптотематики, которая появилась, если говорить так активно, года два назад. И это появление Трампа, который начал говорить про изоляционизм. То есть, это чёткие признаки, что в Соединённых Штатах Америки подняла голову изоляционистская элита — это были результаты промежуточных выборов 14-го года.

А. Осин ― Окей, тогда другой вопрос. Предположим, Китай, Япония, Европа, предположим — Россия, хотелось бы в это верить. А что будет объединяющей валютой в Африке, в Латинской Америке?

М. Хазин ― Африка будет раздергана. В Европе, кстати, непонятно.

М. Хазин ― Есть разные варианты. Смотрите. Вариант первый: арабский мир отходит под патронаж Англии. И, собственно, я подозреваю, что под этот проект они организовали брексит. Сейчас они поняли, что, скорее всего, целиком не получится арабский мир, но хотя бы кусок. Они сейчас попытаются с помощью Макрона Францию и юг, Испанию, Португалию, французскую Западную Африку прибрать к рукам. То, что южнее арабов, зона Сахеля, французская западная Африка — это, безусловно, останется у Франции, куда она пойдёт — непонятно. Южная часть может пойти с Бразилией, а может рассыпаться под чьим-то контролем.

А. Нарышкин ― А зачем это всё им распределять?

М. Хазин ― Потому что должны быть центры более локальные. То есть, поддерживать инфраструктуру доллара мировую стало очень дорого.

А. Нарышкин ― А мы?

М. Хазин ― А у нас будет своя зона.

А. Нарышкин ― А мы за счёт чего прирастём?

М. Хазин ― Мы — за счёт стран СНГ, части восточной Европы, Турции…

А. Нарышкин ― То есть, будет Советский Союз, реинкарнация?

М. Хазин ― …Турция и Япония. Значит, Турция и Япония никогда не входили в социалистическое содружество.

А. Нарышкин ― Будет одно пространство?

М. Хазин ― Нет, это будет одно экономическое пространство. Ну, как Евросоюз.

А. Дурново ― А мы — придаток здесь или мы здесь — центр?

М. Хазин ― Ну, пока центр. Но если будем валять дурака…

А. Дурново ― Я ваш, на самом деле, большой поклонник. Я с большим интересом читал и читаю ваш сайт, я его читаю уже достаточно давно как такой экономический детектив. Это у меня идёт как детективный сериал, как какой-нибудь «True Detective» или даже «Мыслить как преступник».

Есть группа моих знакомых, которые вас тоже читают, и которые постепенно перестают вас воспринимать всерьёз. И у меня тоже возникает ощущение, что Михаил Леонидович Хазин, человек очень умный, уже превращает экономику в такой красивый длинный… беллетристский детектив.

М. Хазин ― Дело в том, что я очень активно занимался экономикой в 2000-е годы. И где-то примерно до 2008-2009 года. После этого речь пошла о том, как та теорию, которую мы создали, будет применяться на практике. Но, вообще говоря, концепция, скажем, валютных зон, она была в книжке 2003-го года. Сегодня меня куда больше интересует, как это будет технологически происходить? То есть, какие силы, кто с кем, куда.

Кроме того, меня интересуют практически управленческие вопросы, например, фонд Хазина, который был сделан чуть больше двух лет тому назад, занимается тем, что мы строим модели, которые говорят, как будет выглядеть структура экономики, структура цен после кризиса. Если же говорить о процессах кризисных, то, в общем, вся теория уже написана. Но это теория, которая говорит о тенденциях и о масштабах по итогам. А вот время процесса не вычислимо, потому что слишком много факторов, которые вылезают на поверхность только по мере того, как подходит время.

Мировая экономическая система очень устойчива. У неё очень большое запаздывание. Потому что, если бы вы посмотрели на то, что происходит сейчас, и попытались бы 10 лет назад это рассказать, на вас бы посмотрели как на сумасшедшего. Это очень инерционные системы, очень медленно это всё происходит. Для примера: кризис, из которого вышла ФРС, начался в 1907 году. ФРС возникла в 1913, работать начала в 14-м. Эффект сказывался все 20-е годы. И закончился он только в 1930 году. То есть, прошло практически 20 лет.

А. Осин ― Великая депрессия?

М. Хазин ― Великая депрессия — это следствие кризиса, который происходил с марта-апреля 30-го по конец 32-го года. Великая депрессия — это плато, на которое они вышли. Дальше аналогичная ситуация. Кризис 70-х годов, он длился, грубо говоря, с 71-го года до 81-го года. 10 лет. Вот то, что мы сегодня видим, в 2008-м началась… это полный аналог того, что началось весной 30-го года. Но тогда эмиссию не делали. И поэтому процесс очень ускорили по сравнению с нынешним. А сейчас его растянули ценой углубления этого кризиса.

Я напоминаю, что в нашей стране вот это сверхпотребление, связанное с, в общем, эмиссионными механизмами, аналогичными тем, которые были на Западе, это падение шло все 90-е годы. То есть, мы фактически окончательно упали только к 99-му году. То есть, тоже десять лет. По этой причине говорить, что что-то не так было сказано, просто смешно. При этом люди, они же не мыслят десятилетиями. Максимум 2-3 года. И они, самое главное, не обладают умением, практически никто, вспомнить, что они сами думали 10 лет назад.

Я книжку выпустил. Я её хотел назвать «Хроники пикирующего бомбардировщика», в издательстве они её зачем-то назвали «Чёрный лебедь мирового кризиса». Мой сайт возник в 2003 году и существовал как мой до 2015-го, в 15-ом я ушёл на сайт khazin.ru. Так вот, я там писал с неким интервалом, от двух недель до двух месяцев, свои комментарии к текущим событиям в виде обращений к читателям. И писал прогнозы на следующий год. Кстати, мне надо написать на 2018-й год два прогноза: для мировой экономики и для России, я всё никак не соберусь.

Так вот, я их все опубликовал ровно в том виде, как они были написаны. И я сегодня читаю эти тексты, у меня просто глаза лезут на лоб, потому что то моё ощущение к моему нынешнему — просто ничего общего!

А. Дурново ― То есть, всё-таки ошибается Михаил Хазин, получается?

М. Хазин ― С точки зрения сроков… Но я практически не говорю о сроках, ровно потому, что я понимаю, что конечно, я ошибаюсь. Как можно, когда вы создаёте некую новую теорию, не ошибаться? Это невозможно. Так просто не бывает.

А. Осин ― А как это продавать тогда? Вы же, как бы, продаёте прогнозы, нет?

М. Хазин ― Я продаю не прогнозы, нет. Дело в том, что я продаю некие рекомендации. Очень условно говоря, вот у вас компания, у неё есть доходы и расходы. Все понимают, идёт кризис, поэтому падают доходы, падают расходы. Но у одних компаний доходы падают в два раза, а расходы в полтора — и они банкроты. А у других компаний расходы падают в два раза, а доходы в полтора — и они в шоколаде! Вот вопрос: можно ли сегодня сказать, какие отрасли будут в шоколаде, а у каких будут проблемы? Вот на эти вопросы теоретически мы научились находить ответы.

А. Нарышкин ― Коллега наш, Николай Руденский, всегда слушает внимательно эфиры «Эха Москвы», в том числе — с вашим участием. Он зацепился за слова, которые вы произнесли в самом начале нашей передачи, когда вы говорили про Явлинского, про Буша, Клинтона и Гайдара. Он напоминает, что президентские выборы в США, на которых Клинтон победил Буша, состоялись в ноябре 1992-го, а Гайдар, фактически возглавивший правительство России, в декабре 92-го уже уступил место Черномырдину. Интересное планирование у мировой закулисы.

М. Хазин ― Разумеется. Дело в том, что назначение президента, как бы выдвижение, это уже заключительный этап. Есть элитные группы, которые между собой борются. И элитная группа, которая стояла за Клинтоном, и которая сегодня, вчера стояла за его женой, и которая стояла за Гайдаром и за Чубайсом у нас в 90-е годы, эта группа начала обыгрывать Буша уже в начале 91-го года. Собственно, поражение Буша — это уже Беловежское соглашение. Это уже поражение Буша. После этого его поражение Клинтону было практически предопределено. Такие ситуации в истории Соединённых Штатов Америки бывают.

Я напомню, что знаменитая «рейганомика» была придумана во времена президента-демократа Картера под его второй срок. Но дальше они разобрались и пришли к выводу, что Картер не потянет, у него отмороженности не хватает. И поэтому решили, что нужен президент-отморозок.

И поэтому организовали атаку на американское посольство в Тегеране, под которое устроили вакханалию вот эту патриотическую, типа: «Вот, надо их наказать». Более того, Картер пытался освободить заложников. И какие-то вредители сделали так, что все вертолёты, которые вылетели, почему-то упали в пустыне, ещё чего-то. И это точно была диверсия внутри.

А. Дурново ― Осталось выяснить, кто подослал Картеру того самого кролика.

А. Осин ― Некие группы, ты знаешь ответ.

М. Хазин ― Мы же всё понимаем. Вспомните, как был убит Кеннеди. Вспомните историю с Никсоном, когда, соответственно, в его администрации человек вполне как бы открыто для журналистов, но абсолютно закрыто для публики, снабжал информацией. Много таких историй. И, соответственно, если вы говорите о кризисе с заложниками, напомню, год прошёл всего, Соединённые Штаты Америки демонстрировали дикую ненависть по отношению к Тегерану. И в этот момент вскрылась эта сделка. То есть, ЦРУ, спецслужбы были это, а русские с китайцами — братья навек! Ключевая проблема всегда — разобраться, кто, с кем, куда и как.

А. Нарышкин ― Есть какие-то элитные группы…

М. Хазин ― Транснациональный капитал, который возник после 1944 года. В Соединённых Штатах Америки пришла к власти некая сила. Хорошо бы с этой силой каким-то образом общаться.

А. Осин ― Смотрите, а может быть, это та сила, с которой общаться не стоит?

М. Хазин ― Так не бывает. В политике так не бывает, политика — это искусство возможного. Нужно общаться со всеми.

А. Дурново ― Я вас правильно понял, Михаил Леонидович, что, если бы вы с «Родиной» удачно провели кампанию и попали бы в Думу, сейчас отношения России и США были бы гораздо лучше?

М. Хазин ― Если бы мы были в Думе, отношения были бы лучше, да.

А. Нарышкин ― А теперь блиц по вопросам слушателей из чата YouTube. «Когда ждать распада России?». Только очень коротко.

М. Хазин ― Я не думаю, что она распадется. Скорее, расширится.

А. Нарышкин ― Хорошо. «Насчёт возможного обвала рубля в обозримом будущем?».

М. Хазин ― Я думаю, что, в конце концов, держать завышенный курс рубля не получится, и его Центробанк просто после выборов опустит. Будет ли он это делать быстро, то есть, обвально, или медленно — это я не знаю. Предсказать поведение Набиуллиной невозможно.

А. Нарышкин ― «Есть ли у нас шанс на то, что среди либералов и сырьевиков гбшников в элите появится интеллигенция, научная или культурная?».

М. Хазин ― Интеллигенции в принципе не может быть в политической элите, она к этому не приспособлена. А вот инженерная элита — да, вполне может быть. Но, к слову сказать, количество гбшников в элите не так велико, как многие думают. Они, скорее, исполнительная часть, чем решающая.

А. Нарышкин ― Друзья, время закончилось, спасибо огромное. Три Алексея, Нарышкин, Дурново и Осин против Михаила Хазина, экономиста, всё это называлось программа «A-Team», счастливо.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Хазина ради прикола именуют экономистом?
________________________________________

Нет, просто, если его назовут тем, кем он является, получится, как в интервью: пик, пик, пик…
________________________________________

Народ люто ненавидит элиту. Но почему эту элиту называют либеральной, когда это клептократия?
________________________________________

Хазин уже давно просто артист разговорного жанра. Ни к экономике, ни к истории — ни к, какой бы то ни было, достоверной информации его трёп, не относится…
________________________________________

Вообще-то, передача должна быть «ведущие против Хазина», а получается обсуждение всех, кроме Хазина. Это и есть непрофессионализм ведущих. Других, они весь час с грязью смешивают.
________________________________________

Хазин — такой же экономист, как Марков — политолог.
________________________________________

Нашли оракула.
________________________________________

Хазин — ненаучный фантаст на экономическую тему…
________________________________________

Я лично не трачу время на прослушивание Хазина. Зачем? Я и так знаю, что он скажет. У него есть только три тезиса, которые он, как попугай повторяет из передачи в передачу:
1. Во всём виноваты либералы. То, что они на самом деле никакие не либералы, Хазина не интересует — они ведь сами себя так называют.
2. В экономике никто ничего не понимает кроме него, Хазина.
3. Как дела делаются в правительстве, он, Хазин, хорошо знает — ведь он сам там работал. И не важно, что он там работал в прошлом веке при пред- пред- пред- шествующем президенте.
Вот что делает комплекс неполноценности с человеком, выгнанным с работы за ненадобностью.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей Нарышкин, Алексей Дурново, Алексей Осин, Алексей Голубев

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • История (0) > Постсоветизм (0)
  • Персоналии (0) > Горбачёв (0)
  • Персоналии (0) > Ельцин (0)
  • Персоналии (0) > Явлинский (0)
  • Экономика (0) > Кризис (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 14.08.2018 - «ИСКАНДЕРЫ» ЕЩЁ СМЕЮТСЯ?
  • 13.08.2018 - ПРОБЛЕМЫ ПАРТИЙНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА
  • 13.08.2018 - ЗАЧЕМ В РОССИИ ПОВЫШАЮТ НДС
  • 12.08.2018 - ЭТО СДЕЛАЛ ПУТИН
  • 12.08.2018 - ЗА ДРУЖБУ С АМЕРИКОЙ
  • 09.08.2018 - БЛОКАДНАЯ ЭКОНОМИКА
  • 08.08.2018 - СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ
  • 08.08.2018 - ПОТЕРЯННОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ
  • 07.08.2018 - УБЫЛЬ НАСЕЛЕНИЯ УСИЛИВАЕТСЯ
  • 06.08.2018 - ВОРОВАТЬ И ОХРАНЯТЬ НАВОРОВАННОЕ
  • 05.08.2018 - ГЛАВНЫЙ ГИПЕРСЕКРЕТ РОССИИ
  • 04.08.2018 - ЗА КРИТИКУ ПЕНСИОННОЙ РЕФОРМЫ В ТЮРЬМУ?
  • 04.08.2018 - ГОСУДАРСТВО ИММОРАЛИЗМА
  • 31.07.2018 - ПЕНСИОННАЯ ПРОФАНАЦИЯ
  • 28.07.2018 - НЕЧЕЛОВЕЧНАЯ ВЛАСТЬ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru