Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Экономика > Публикация
Экономика

[13.07.2018]

КАК СДЕЛАТЬ СТРАНУ СЧАСТЛИВОЙ?

Сергей АЛЕКСАШЕНКО: экономист, старший научный сотрудник Института Брукингса (The Brookings Institution), первый зампред правления Центробанка в 1995-1998 гг.


Сергей АЛЕКСАШЕНКО:


Замечательный указ нового президента: поручается правительству сделать всех счастливыми за шесть лет. Для этого темпы роста экономики должны быть выше мировых, производительность труда должна расти на 5% в год и рождаемость должна увеличиться до 1,7.

Но экономика зависит от того, что делает бизнес. А бизнес смотрит, что делает правительство, что делают силовики — кошмарят или не кошмарят. Вот для того, чтобы силовики прекратили кошмарить бизнес, для того, чтобы бизнесу было легче, чтобы он мог повышать производительность труда, нужно взять и половину силовиков сократить, все эти подразделения по борьбе с экономической преступностью, с экстремизмом, ФСБ ликвидировать как класс…


Я. Широков: Сегодня традиционно в студии Яков Широков и Марина Максимова. И традиционно наш эксперт сегодня экономист Сергей Алексашенко.

М. Максимова: Первый вопрос. Скажите, нам восемь триллионов рублей для счастья хватит?

Я. Широков: Всей России.

С. Алексашенко: Помните Шуру Балаганова и Остапа Бендера? «Шура, а сколько вам нужно денег для полного счастья?».

Я. Широков: Миллион.

С. Алексашенко: Нет, Шуре нужно было гораздо меньше, причём он даже назвал число в копейках. Поэтому вопрос, хватит ли восьми триллионов для счастья… Конечно, хватит. Самое главное — чувствовать себя счастливым, а кому достанутся восемь триллионов — не очень важно, правда? Самое главное, что они достанутся, что их освоят, что правительство отчитается, что оно потратило не только восемь миллионов, что оно потратило гораздо больше. Но я считаю, что на месте правительства даже при нынешнем бюджете можно сказать, что мы уже заложили в бюджет если не половину, то треть этих расходов. Поэтому я вообще к этой оценке отношусь достаточно спокойно. Может быть, восемь, может быть, двадцать восемь, может быть, сто двадцать восемь…

Я. Широков: Вы так говорите, как будто с потолка эту цифру все взяли.

С. Алексашенко: А она абсолютно с потолка взята, потому что, хорошо звучит: восемь триллионов… Замечательный указ нашего нового президента: поручается правительству сделать всех счастливыми за шесть лет. Для этого темпы роста экономики должны быть выше мировых, производительность труда должна расти на 5% в год и рождаемость должна увеличиться до 1,7. Вот давайте на этих позициях остановимся.

Начнём с рождаемости, как самого простого. Вот что у нас сейчас? Правительство вскочило и побежало? Убежали с рабочего места и начали повышать рождаемость, да? И трудятся, трудятся, трудятся… А если не получится?

Я. Широков: Слушайте, вы сейчас такую рисуете картину, что половина России пойдёт работать на повышение рождаемости.

С. Алексашенко: Но это же одна из самых главных задач, она одной из первых стоит в указе президента. Правительство должно обеспечить повышение рождаемости. Хорошо, а сколько для этого надо денег — восемь триллионов, пять миллионов? Вот как можно это перевести в деньги?

Следующее — повысить производительность труда на 5%. У нас что, опять все чиновники, кто на госслужбе, взяли лопату и начали копать в свободное от работы время? То есть, они в основное рабочее время что-то делают, а остальные 16 часов что-то копают для повышения производительность труда? Или это вообще от правительства не зависит?

В этом указе я не нашёл, что правительство собирается делать. Вот президент, внося законодательные инициативы, говорит: «Я, как президент, обеспечу вот это…». Он говорит: «Я хочу, чтобы все стали счастливыми. Правительство сделает». Но, самое главное в этом указе написано в конце, что «денег на исполнение указа нет, правительству нужно их найти»…

Знаете, президент готовил этот указ как минимум полтора месяца, с того момента, как его избрали. Представляете, чтобы такой указ просто согласовать, это же кучу времени надо. И президент не нашёл денег, не знает, где взять денег, его помощники не знают, где взять денег. Дмитрий Анатольевич Медведев, как премьер правительства, суток не прошло, сказал: «А мы их уже нашли»!

Я. Широков: Восемь триллионов?

С. Алексашенко: Восемь триллионов. Поэтому к этой оценке в восемь триллионов я отношусь абсолютно спокойно, за ней ведь ничего не стоит. Потратит их правительство, не потратит, сколько потратит — мы всё равно никогда не узнаем. Главное же, как правительство отчитается перед президентом — указ выполнен или не выполнен. На 93% или на 94%. Вот и всё.

Я. Широков: Вот, знаете, прям так сказали, что правительство бросает просто слова на ветер. А деньги оно тоже будет бросать на ветер?

С. Алексашенко: Оно разве этого не делает? Оно разве не бросает деньги на ветер? Вот смотрите, например, на тех же самых казаков, которых вы обсуждали перед началом передачи. Ведь оказывается, что их дрессировали не только за счёт денег московского правительства, но и за счёт денег министерства культуры. Вот министерство культуры у нас, оказывается, тех казаков, которые разгоняли, били граждан в центре Москвы при полном попустительстве полиции, воспитывали, дрессировали за счёт денег федерального бюджета. А что это такое? Это как назвать? Поэтому конечно разбрасывали.

И много таких примеров можно найти. Поэтому, собственно говоря, можно сказать, что правительство чётко понимает, что его деньги каждый год в бюджете десятки, сотни миллиардов рублей идут на дотацию убыточным банкам и предприятиям. Ну что это такое? Надо было просто закрыть все эти банки и предприятия убыточные, раз они не могут ничего производить, вот и сэкономили бы деньги. Поэтому опять же: конечно, разбрасывают.

Я. Широков: Хорошо. По вашей оценке, сколько на выполнение этого указа требуется денег? Хотя бы приблизительно.

С. Алексашенко: Я не могу сказать, потому что считаю, что повысить темпы роста производительности труда в Российской Федерации, в российской экономике до 5% в год невозможно независимо от количества денег. Это вообще невозможно… Кто их должен потратить? Ведь точно совершенно не правительство, потому что правительство само по себе как таковое, его производительность труда в масштабах экономики минимальная. Вот даже если они будут там сидеть 24 часа в сутки, без выходных, без обеденных перерывов, они не смогут повысить производительность труда в российской экономике.

Она зависит от того, что делает бизнес. Соответственно, бизнес смотрит на то, что делает правительство, на то, что делают силовики, кошмарят или не кошмарят. Вот для того, чтобы силовики прекратили кошмарить бизнес, для того, чтобы бизнесу было легче, чтобы он мог повышать производительность труда, нужно не увеличивать, а сокращать расходы. Нужно взять и половину силовиков сократить, все эти подразделения по борьбе с экономической преступностью, с экстремизмом, ФСБ ликвидировать как класс…

Я. Широков: Как вы радикально!

С. Алексашенко: Вот чем должна заниматься Федеральная служба безопасности? Наркотрафиком, торговлей оружием, киберпреступностью. Вот этим должны заниматься сотрудники ФСБ, а не экономическими преступлениями. А у нас ФСБ — самая активная служба по экономическим преступлениям. При всех особенностях российской статистики, даже не буду сейчас вдаваться в подробности, количество преступлений и экономических преступлений снижается, если посмотреть сводки МВД. А количество экономических преступлений, которое расследует ФСБ, растёт.

Ну чего ФСБ делает в экономике? Если ликвидировать это подразделение, можно сэкономить деньги. Бизнесу будет легче, точно совершенно. Для того, чтобы российская экономика росла быстрее, чтобы производительность труда росла быстрее, нужно не наращивать государственные расходы, а сокращать, просто по отдельным, вполне понятным ведомствам.

М. Максимова: Хорошо. Если подвести такой некий итог, вот этот «майский указ» — это вообще что и зачем?

С. Алексашенко: Это традиция. Знаете, шесть лет назад подписали «майские указы», причём шесть лет назад их ещё можно было логически как-то обосновать. Вот, ы то время кандидат в президенты Путин, идя в очередной раз на выборы, публиковал свои программные речи, взял какие-то цели, задачи поставил перед собой. И по исполнение этих целей он отчитался на последнем обращении к парламенту…

А здесь, у кандидата в президенты Путина не было ни программы, ни встреч с избирателями, ничего не было. И вдруг вот ему сказали: «Владимир Владимирович, ну как в прошлый раз были указы, давайте и в этот раз». «А сколько в прошлый раз было указов?». «Одиннадцать». «Уй, ёлки-палки, слушайте, давайте вы все в один вложите, и один такой большой-большой указ, всякой твари по паре, только отстаньте. Хотели указ — получайте».

Да никому он не нужен, вообще никому не нужен, он нужен чиновникам с тем, чтобы администрация президента президенту доложила: «Владимир Владимирович, все ваши ценные указания учтены, правительству поставлены задачи, как это модное слово — KPI, чтобы они знали, по каким показателям мы их будем отслеживать. На все посты в правительстве назначены исполнительные чиновники, которые будут писать вам правильные отчёты о том, что всё в стране хорошо. Вы же хотели, чтобы в стране всё было хорошо? Вот мы это оцифровали, вот хорошо, это значит, будет на 16-ти страницах, теперь будем к этому упорно двигаться».

И если через шесть лет мы узнаем, что, оказывается, в стране жизнь стала хуже, но все показатели улучшения будут выполнены».

Я. Широков: Я, кстати, хочу напомнить, что в эти минуты, кстати, в Госдуме уже должны начать выступление Дмитрий Медведев и Владимир Путин по поводу назначения нового премьер-министра. И в связи вот с первыми контурами кабинета министров, хочется спросить: а кто в новом правительстве сейчас усиливается, а кто — теряет свои позиции, по вашей оценке?

С. Алексашенко: Мы пока не знаем состава правительства. В общем, нам Дмитрий Медведев озвучил некие свои пожелания, но, вообще говоря, министров и вице-премьеров назначает президент. Он может с премьером не согласиться, поэтому давайте говорить условно про то видение правительства, которое нам обрисовал премьер-министр. Впервые в истории, может быть, после Гайдара, премьер-министр идёт, говоря: «Вот моя команда, вот команда, с которой я иду». Это правда хорошо.

Я вижу два-три человека, которые усиливаются. Первый, безусловно, Дмитрий Медведев. Многие ему предсказывали, что уйдёт в небытие, возглавив Верховный суд. Он им показал, что его позиции крепки как никогда. Более того, во главе аппарата правительства встанет его человек, абсолютно лояльный — Константин Чуйченко, который, что называется, до мозга костей его старый партнёр и приятель.

Правительство — это машина, которая обеспечивает выход бумаг. Результат деятельности правительства — это постановления, распоряжения, прочие документы всякие. Это всё будет под контролем Медведева. Теперь, что называется, ни одно решение в правительстве мимо него не проскочит. Кого бы там ни поставили в администрации президента, правительство не выпустит ни одной бумаги, с которой Медведев не согласится. Поэтому я считаю, что позиции Дмитрия Медведева, безусловно, усилились, и радикально усилились в бюрократической борьбе. Его премьерские позиции намного сильнее стали, чем были до сих пор.

Второй человек, который безусловно усилился — это Антон Силуанов. У министра финансов, который является вице-премьером, в подчинении налоговая служба, таможенная, есть возможности координации. Всегда у министра финансов в экономическом блоке были противовесы, как, например, у Алексея Кудрина, когда он занимал такую должность. Всегда был какой-то вице-премьер по экономике, который мог быть министром по экономике, или кто-то ещё… А здесь из правительства вышибли Игоря Шувалова, вице-премьера, который, вообще-то говоря, отвечал за содержательную работу правительства в экономической области.

Я. Широков: Дворкович.

С. Алексашенко: Нет, Дворкович занимался промышленностью и энергетикой, это очень узко. А Игорь Шувалов занимался реформами, планами, координацией бюджетной политики, когда у Минфина всегда «денег нет, и вы держитесь». Он всегда выступал против желания всех министерств потратить побольше, потому что указы президента на 8 триллионов или на 28 триллионов надо исполнять, а без денег это выполнить невозможно. И, собственно говоря, содержательная экономическая политика в основном всегда координировалась первым вице-премьером Игорем Шуваловым.

Дело, конечно, не в Шувалове, можно было кого угодно туда, наверное, поставить. Но вот то, что из правительства выбита эта должность, это, безусловно, усиление министерства финансов. Это означает, что у министра финансов серьёзного противовеса в правительстве не будет. И я сильно сомневаюсь, что у Антона Силуанова найдётся время, чтобы замещать Игоря Шувалова по спектру его полномочий. Помните, традиционно были разговоры, что министерство экономики хочет усилиться, что Максим Орешкин, такой замечательный оптимист, который так хорошо докладывает президенту об успехах российской экономики, что его обязательно должны повысить до вице премьера…

А выяснилось, что не только Максима Орешкина до премьера не повысили, но теперь, получается, что Шувалов будет Максиму Орешкину начальником. Вот теперь все экономические ведомства, включая уже не Дворковича, а Козака, все экономические вице-премьеры, получается, будут подчиняться Силуанову. То есть, это радикальное усиление министерства финансов и лично Антона Силуанова.

И третье, я считаю, усилились позиции, как это ни странно сейчас прозвучит, нового руководителя администрации президента. Сейчас это Вайно, потому что основными вице-премьерами назначены люди, так сказать, по одному принципу, что они все считаются в администрации хорошими исполнителями. Вот был там, в аппарате правительства, Акимов, будет отвечать за транспорт и связь. Козак сначала отвечал за юридическую политику, за олимпиаду, за регионы, а теперь будет отвечать за промышленность и энергетику, понимаете, станет таким менеджером широкого профиля.

Считается, что на предыдущей работе он работал хорошо, ну, или хорошо отчитывался перед президентом. Значит, сегодня может отчитываться по другой должности. Голикова работала замечательно в Минфине, в Счётной палате…

Я. Широков: В здравоохранении…

С. Алексашенко: Да, пенсионную реформу, якобы, она замечательно провела, хотя, на самом деле, за 15 лет там сделано четыре реформы и все неудачные. И сейчас нужно делать очередную пенсионную реформу. Может быть, кстати, именно поэтому Голикову вернули, что нужно делать очередную пенсионную реформу. Вот пусть она наводит порядок здесь.

Поэтому, мне кажется, что позиции администрации президента нужно исполнительное правительство, правительство, которое исполняет. Там часто можно было слышать, и Путин сам как-то пару раз сетовал, что правительство, чего ему ни скажешь, ничего не делает, приходят и говорят: «А что мы должны сделать?». Вот мне кажется, что усиление позиций администрации, оно, безусловно, здесь присутствует. Поэтому выигравшие очевидны.

М. Максимова: А у меня такой вопрос: этот список — это действительно список Медведева? То есть, лично им подготовленный, не то, что ему там помогли сверху?

С. Алексашенко: Мы же понимаем, что при всей важности роли премьер-министра, вряд ли он — человек абсолютно самостоятельный, ни с кем не советовавшийся, который может передвигать, знаете, министров и вице-премьеров как пешки, туда-сюда. Я думаю, что какие-то разговоры были, конечно, он со своим окружением разговаривал, думаю, он проговаривал это и с кремлёвской администрацией в каком-то режиме. Насколько это согласовано с президентом — увидим через несколько дней, когда Владимир Путин начнёт подписывать указы о назначении.

Я. Широков: Слушайте, у меня, кстати, во всей этой истории, кажется, что несправедливее всего, если можно так сказать, обошлись с Дворковичем. Он сам сказал, что он вроде как по факту узнал, что его не берут в новый состав правительства. А за что Дворковича так оставили на берегу?

С. Алексашенко: Подождите, а что он такого замечательного сделал, чтобы его оставить? Он как-то хорошо отчитывался? У нас какие-то фантастические успехи в деле подъёма промышленности и энергетики? Понимаете, Аркадий Владимирович может считать, что хорошо работал и справлялся со своими обязанностями. У президента могли быть свои нарекания в его адрес. И, я думаю, что здесь какую-то часть искать. А потом, когда мы говорили о том, кто усилился, нужно говорить, возможно, здесь и усиление Игоря Сечина, который вообще, не секрет, что люди типа Сечина, Чемизова — это те, кто смотрит на этот сектор промышленности и энергетики, и хотели бы там рулить гораздо больше, управлять. И для них там вице-премьер Дворкович был таким неким контрагентом в правительстве, с которым было нужно договариваться.

Теперь поставили Дмитрия Козака, который, подозреваю, ни в промышленности, ни в энергетике сильно не разбирается, по крайней мере, не занимался этим последние 15 лет или 20 лет. И, соответственно, там Чемизову будет легче с промышленностью, а Сечину будет легче с энергетикой разбираться и проталкивать свои решения. В конце концов, как к Дворковичу ни относись, он точно совершенно не был членом вот этой команды президента, а Козак, Чемизов и Сечин — это люди из ближайшего окружения президента Путина, поэтому я, как раз, считаю, что Аркадию Дворковичу не следует обижаться. Он не стал лояльным президенту, он ничем не продемонстрировал своих фантастических успехов, ну, поработал, хватит. Сейчас найдут какую-нибудь государственную должность в каком-нибудь государственном банке, корпорации. Будет играть в футбол, играть в шахматы в свободное от работы время. У человека всё будет хорошо. Самое главное — не возмущаться и не кричать, что обидели, отодвинули. Нет. «Спасибо, Владимир Владимирович, за доверие, я рад, что я работал с вами на протяжении последних 15-ти лет»…

Я. Широков: С такими же критериями тогда, получается, под них не подходит Виталий Мутко, который теперь курирует строительную отрасль.

М. Максимова: От спорта теперь…

Я. Широков: К стройке.

С. Алексашенко: Он подходит. Абсолютно эффективный менеджер.

Я. Широков: Поясните.

С. Алексашенко: Олимпиаду провели? Провели. Все стройки построили? Построили. Чемпионат мира подготовили? Подготовили. Что называется, ну, подумаешь, со скандалами, ничего страшного.

Я. Широков: Ничего себе — скандалы! Мы лишились части золотых медалей Сочинской олимпиады!

С. Алексашенко: Не мы лишились, а нас лишили, это враги всё, заговор врагов. Зато какая картинка была замечательная по телевизору, как хорошо нам Олимпиаду показали.

М. Максимова: А стадионы мы теперь ещё лучше будем строить?

Я. Широков: А Зенит-арена?

С. Алексашенко: Всё вовремя построили, все стадионы стоят красивые, посмотрите на фотографии, один лучше другого, стоят же. И кого волнует, что половиной этих стадионов потом вообще больше пользоваться никто не будет? Может быть, как раз Мутко для строительства и назначают, чтобы он следующие шесть лет занимался перестройкой, перестроительством стратегических объектов…

Я. Широков: Реновацией.

С. Алексашенко: Реновацией стадионов. Это свой человек, его уволить — значит признать, что он в чём-то виноват. Вот таких людей Путин точно не будет увольнять, которых общественность критикует, на которых все пальцем показывают. Он лояльный.

М. Максимова: Это повышение для него? Для Мутко, правильно?

С. Алексашенко: Он же был вице-премьером, остался вице-премьером… Формально…

М. Максимова: От спорта и туризма какого-то…

С. Алексашенко: Марина, это менеджер широкого профиля. Вы знаете, для меня в какой-то степени, Козак, Акимов, Голикова — все примерно одинаково выглядят. Мне в какой-то момент показалось, что, когда, помните, был вопрос, согласовывал ли Медведев или нет? Мне кажется, что вот такая версия, абсолютно ни на чём не основанная, что Путин и Медведев согласовали перечень вице-премьеров, и Медведеву сказали: «Вот назначай их куда хочешь. Вот тебе четыре-пять вице-премьеров, а кого куда назначить — решай сам». Козака — на промышленность и энергетику. Мутко — на строительство. Зачем нам вице-премьер по строительству? У нас вообще, роль государства в строительстве равна нулю.

Эта роль в строительстве, даже если почитать, что там Дмитрий Медведев говорил на встрече с фракциями в Думе, там все вопросы были юридические: как защитить интересы дольщиков… Главная задача для строительства, и Путин об этом говорит, увеличить темпы жилищного строительства, ипотека. Это вопросы финансовые и юридические, там не надо заниматься управлением строительными организациями, этим должны заниматься люди, которые понимают в страховании, в финансовых рисках, не знаю, в юридических конструкциях, облегчают строительные правила, Росстройнадзор и всё такое.

Вот зачем нам вообще вице-премьер в России по строительству? Есть министр сельского хозяйства, а ещё есть вице-премьер по сельскому хозяйству. Ну, вот это какая-то такая система, как в Советском Союзе: есть министр сельского хозяйства, а есть отдел аграрной политики ЦК КПСС. Поэтому ощущение, что людям просто нужно было дать вице-премьерские должности. Ну, вот и выдали. А если бы Мутко назначили на промышленность и энергетику, а Козака — на строительство, вы бы больше удивлялись? Наверное, больше.

Я. Широков: Козака бы просто понизили…

С. Алексашенко: Может быть, и так. Поэтому мне кажется, что просто перетасовали как колоду карт. И вот такой расклад получился.

Я. Широков: Я, кстати, прочитаю буквально пару сообщений. Владимир Путин сейчас выступает в Думе, представляя кандидата на пост премьер-министра. И кандидатом, сюрприз-сюрприз, является Дмитрий Медведев. Так вот, президент уже сказал, что Медведев возглавил правительство в сложный период, но кабинет министров смог нарастить возможности России без погони за краткосрочными эффектами. Вот сложная формулировка, я немножко не могу понять.

С. Алексашенко: Отличная формулировка! Краткосрочный эффект — это темп экономического роста и уровень жизни населения. Вот мы этого не добились, зато возможностей у нас дофига. Мы работали на будущее, знаете, нам текущие результаты не важны, мы работали на стратегию. Самое главное, что вот когда-то в будущем российская экономика как рванёт, у нас случится вот этот прорыв, или как там, рывок, большой скачок случится. И там… Знаете, тут нам фишка как попрёт!..

Замечательно сказал президент, слушайте, это же спичрайтеру нужно пять с двумя плюсами поставить! Вот он же не мог честно сказать, что последние шесть лет российская экономика не росла. Не росла российская экономика потому, что мы ввязались в авантюру в Украине, мы вошли в противостояние со всем миром, на нас за нашу политику введены санкции, а тут ещё и цена на нефть упала, и наша унизительная сырьевая зависимость сработала… Всё это привело к тому, что темпы экономики России за последние шесть лет были равны нулю. А уровень жизни населения за последние шесть лет упал. Но при этом правительство работало хорошо…

Если правительство работало плохо, тогда непонятно, почему Медведева нужно ещё раз выставлять на пост премьера. А если правительство работало хорошо, нужно объяснить. Он и объяснил: мы не гнались за текущими темпами роста.

Как-то пару недель назад в Вашингтон приезжал Владимир Мау. Это ректор академии народного хозяйства, очень известный российский экономист, который участвовал в написании всех, наверное, экономических программ Владимира Путина.

Я. Широков: Да он и до этого писал, по-моему, программы.

С. Алексашенко: До этого не так очевидно, а здесь он и должность получил свою, и Академия получила большие деньги бюджетные на эти работы. Так вот, собрались эксперты, и он очень подробно объяснял, что счастье России, достижения России не будут мериться темпами экономического роста, что не очень-то они нам и нужны. Поэтому эта фраза очень важна, что: «Не требуйте от премьера, не спрашивайте у премьера, почему экономика не росла. Я считаю, что он сделал всё хорошо. И, вообще говоря, нам эти темпы роста не нужны, не в них счастье. Не в деньгах счастье, денег потому что нет»…

Я. Широков: Вот вы сейчас объяснили, а у меня в голове только картина про пса Шарика, который в загибающемся колхозе остаётся на перспективах. Вот только единственная вот эта. А вообще, в принципе, как это правительство, каким путём это правительство может проводить вот этот рывок? По вашей оценке, всё-таки.

С. Алексашенко: Оно не может проводить рывок.

Я. Широков: То есть, вообще?

С. Алексашенко: Путин свою задачу выполнил, как президент он сказал: «Я поручаю правительству сделать страну счастливой, сделать всех счастливыми».

Я. Широков: Ну, и как?

С. Алексашенко: И мне кажется, что ещё там есть недоработки в структуре правительства, нужно сделать ещё вице-премьера по ЖКХ, потому что, по большому счёту, огромное количество проблем у нас связано с плохой работой коммунальных служб.

Я. Широков: Мы зимой в Москве какую аварию пережили на севере города!

С. Алексашенко: Вот, да. Вот, смотрите, к вам кто-нибудь пришёл, перерезал электрический кабель, у вас в квартире погас свет, и вы должны тут же взять, позвонить в приёмную вице-премьера и сказать: «Товарищ вице-премьер, у меня авария». И товарищ вице-премьер: «Трум-пурум-пурум-пум». И по вертикали вниз идёт приказ, к вам немедленно идёт кто-то что-то ремонтировать.

Вот президент свою задачу выполнил, он сказал: «Я очень хочу сделать страну счастливой». Причём, там есть очень много правильных задач: снизить смертность на дорогах, снизить младенческую смертность, такие направления движения важны. Я только не очень понимаю, почему это всё должно детализироваться, и почему президент должен сам всё это поручать правительству. Они что там, недоумки, что ли? Они сами не могут понять, что им надо сделать? Знаете, этот коэффициент нужно чуть повыше, а этот — чуть пониже.

И вообще, там сейчас назначат министра здравоохранения, он разберётся и скажет: «Слушайте, я предлагаю…». Но теперь так получается, что президент уже всё решил, и теперь нужно нанять исполнителей и сказать: «Ребята, выполняйте это». Что там будет исполняться, как будет выполняться? Какая разница, как вы будете жить, хорошо или плохо? Самое главное — отчитаться президенту, что указ выполнен. Поэтому правительство будет хорошим, потому что оно будет отчитываться правильно. Это самое главное — радовать президента в следующие шесть лет…

М. Максимова: Бензин, правда, дорожает.

С. Алексашенко: Слушайте, каждому своё. Министру финансов — деньги в кубышку, а гражданам России — дорожающий бензин. Делиться надо счастьем, вот министр финансов и делится счастьем, складывает доллары к себе в Фонд национального благосостояния, а вы складывайте свои деньги в кошелёк нефтяной компании.

Россия не считает Иран своим геополитическим соперником, Россия не видит угрозы для своей безопасности со стороны Ирана, поэтому, я думаю, что для Кремля, возможно, это даже и выгодно, чтобы Трамп вышел из этой ядерной сделки, потому что внимание внешнеполитических ведомств Америки сейчас больше перейдёт на Иран, нежели на Россию. Поэтому по большому счёту, Россия она и в прошлом раунде переговоров, который предшествовал ядерному соглашению, пыталась играть роль посредника, пыталась как-то вот соединить ежа и ужа в одной корзине и сказать, что России там что-то угрожает…

Представляете, если Трамп сказал: «Ой, мне всё нравится с Ираном, и вообще, давайте мы сейчас пригласим сюда к нам президента, сейчас мы подпишем какую-нибудь сделку. И мир, дружба, жвачка, пара нефтеперерабатывающих заводов…». Тогда Россия становится вообще главным врагом. Поэтому мне кажется, что для России и в финансовом плане это неплохо, потому что какое-то количество долларов может прийти в страну, и с точки зрения внешней политики тоже… По крайней мере, будет отвлекать внимание от России.

Я. Широков: У нас, кстати, тем временем сыплются новости из Госдумы, там уже Дмитрий Медведев выступает. Владимир Путин, понятно, попросил Госдуму поддержать кандидатуру Дмитрия Медведева. И, в частности, кандидат в премьер-министры говорит, что целью власти не должно быть огосударствление экономики, России нужно уходить от избыточных ограничений, которые сковывают экономику и бизнес. И властям необходимо привлекать для решения задач и тех, кто их поддерживает, и тех, кто их критикует. Вот эта последняя фраза меня немножко так заставляет задуматься, что, позовут в том числе и Фонд борьбы с коррупцией?

С. Алексашенко: Всё, что было сказано, все эти фразы, их можно найти немножечко в другой формулировке в «майских указах» Путина 2012 года. Там тоже было сказано, что к 16-му году нужно выйти из всех активов, кроме стратегических и естественных монополий, что нужно защищать права бизнесменов. Всё это говорилось неоднократно сотни и тысячи раз. И я бы не стал придавать этому делу большого значения.

Что касается привлекать тех, кто не согласен… Давайте посмотрим, что за этим последует. Про фонд борьбы с коррупцией… Надо вспомнить, что уже в апреле, по-моему, 2012 года, когда уже прошли президентские выборы, уже Путин был переизбран, но Медведев ещё оставался президентом, он проводил заседание тогда, помните, было модно, открытое правительство по вопросам коррупции, куда приглашались эксперты Фонда борьбы с коррупцией. И надо сказать, что многие предложения, которые тогда выдвигались, они были включены в российское законодательство.

То есть, можно по-разному относиться к тому, как Кремль борется с коррупцией, но, в принципе, российское законодательство прописано достаточно хорошо на эту тему. Может, его можно улучшать, можно ратифицировать 20-ю статью, незаконное обогащение. Но, в принципе, российское законодательство позволяет эффективно бороться с коррупцией. И если 8 лет назад про борьбу с коррупцией вообще ничего не слышали, то сейчас мэры, губернаторы, вице-губернаторы почти что на поток поставили. Всякие начальники, министры, главы МВД, ФСБ и так далее.

То есть, набор коррупционных дел существует, по крайней мере, практически ежедневно об этом можно читать в новостных лентах, что-то там происходит. То есть, в какой-то мере правительство, Кремль, они перехватывают, по крайней мере, пытаются перехватить. Поэтому сказать, что за этой фразой вообще ничего не стоит, нельзя. По крайней мере, опыт такой был. А будут ли привлекаться виновные — не знаю. Вдруг там сейчас, представляете, президент Путин предложит Алексею Навальному возглавить Счётную палату…

Я. Широков: Ещё одно срочное сообщение. Сейчас сообщают, что Медведев сказал Думе, что по предварительным расчётам для «майских указов» потребуется 25 триллионов рублей. Вот вам эта цифра кажется правдоподобной?

С. Алексашенко: Я же сказал, что 8, что 28. Я был близок, я сказал 28. 28 больше похоже на правду, потому что и 25 взять неоткуда. То есть, мы понимаем, что притом, что российский бюджет составляет 15-16 триллионов рублей по расходам в год, за 5 лет — это 80 триллионов рублей. Это означает, что на 35% нужно увеличить доходы бюджета. Но так не бывает, чудес в экономике не бывает. Поэтому отлично, вот с этой цифрой я готов согласиться. Столько денег у правительства нет. И поэтому — отстаньте от него.

Я. Широков: И на этой оптимистичной ноте мы завершаем сегодня нашу передачу, её можно посмотреть на основном канале YouTube «Эха Москвы». Это были Марина Максимова и Яков Широков, с нами был экономист Сергей Алексашенко.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Бюджетных денег хватит всем тем, кто в них нуждается, а остальные будут жить на "Майских указах"…
________________________________________

Все с увлечением и воодушевлением необычайным читают и заучивают наизусть очередной выпуск анти-научно-фантастического сериала "Майские Указы Президента".

УСИЛИТЬ! УСУГУБИТЬ! РАЗВИТЬ! ПОВЫСИТЬ!
"… — Нам нужны прорывы во всех сферах жизни. Глубоко убеждён, такой рывок способно обеспечить только свободное общество, которое воспринимает всё новое и всё передовое и отторгает несправедливость, косность, дремучее охранительство и бюрократическую мертвечину — всё то, что сковывает людей. Дорогие друзья! В этом году мы будем отмечать 25-летие Конституции России. Она подчеркнула безусловную цену, приоритет прав и свобод граждан. Именно в гармоничном единстве свободного гражданина, ответственного гражданского общества и сильного, дееспособного, демократического государства вижу прочную основу для развития России. Мы должны расширять пространство свободы для людей творческого труда и активных, неравнодушных граждан…"

Правда, забыли указать, чем закончились и как, насколько позорно, провалились все (ВСЕ!!!) предыдущие серии этого чертовски увлекательного забавного сериала…
________________________________________

Отлично задумано! Удушение экономики и её развитие теперь будут в руках одного человека — А.Силуанова! Не поехала бы только у А.Силуанова крыша от раздвоения личности.
________________________________________

А Алексашенко ещё не посадили за его махинации с медалями ветеранов? Он что, думает за границей отсидеться? Всё равно поймают тебя, Алексашенко, и будешь свои байки зэкам в тюрьме травить.
________________________________________

Смешные мальчики-девочки на Эхе собрались, они озаботились вопросом, а почему назначили Виталия Мутко каким-то там курирующим строительство вице-премьером. А как же его не назначить? Проверенный и исполнительный товарищ! Ему приказали обеспечить победу на Олимпиаде любой ценой? Сказали, что надо денег, дадим денег? Надо спецслужбы, дадим спецслужбы? Вот, он "победу" и обеспечил! (Что это стоило России, отдельная тема!)

И потом, сидящие на Эхе пацанята и пацанки, не то, что дальше Садового кольца и Нового Арбата ничего не видят, им даже в Википедию заглянуть "влом". А то бы знали, что он такой же заместитель Собчака в Петербургской мэрии, Путин и Кудрин, правда, первыми заместителями были, а Мутко просто заместитель по социальным вопросам. Так что, все свои и при своём!

Ну, да в Кремле или около него, практически все такие "собчаковцы": Чубайс, Кудрин, Кох, Греф, Козак, Сечин, Миллер, Мутко, Медведев… (продолжите сами).
________________________________________



ИСТОЧНИК

Марина Максимова, Яков Широков

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > ФСБ (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Коррупция (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 20.09.2018 - ИНИЦИАТИВА НОВОСИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 19.09.2018 - «ЯБЛОКО» ТРЕБУЕТ ОТПРАВИТЬ ЗОЛОТОВА В ОТСТАВКУ
  • 19.09.2018 - ИТОГИ СЕНТЯБРЬСКИХ ВЫБОРОВ
  • 18.09.2018 - ЗАМПРЕД «ЯБЛОКА» НИКОЛАЙ РЫБАКОВ НА «РАДИО СВОБОДА»
  • 18.09.2018 - НАРОД И ПАРТИЯ ЕДИНЫ?
  • 16.09.2018 - ЭКОНОМИКА СЧАСТЬЯ
  • 16.09.2018 - ИХ ЭТОМУ НЕ УЧИЛИ
  • 15.09.2018 - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
  • 15.09.2018 - ЭТО ПРАВДА?
  • 14.09.2018 - ПРЕКРАТИТЬ ПРАКТИКУ ПРОВОКАЦИЙ
  • 14.09.2018 - КТО ВИНОВАТ В НАШЕЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ЯМЕ
  • 14.09.2018 - ЭТО НЕ ОФИЦЕРСКАЯ ЧЕСТЬ
  • 13.09.2018 - ОДИНОЧНАЯ «ДУЭЛЬ» ЗОЛОТОВА
  • 13.09.2018 - ВЕНСКИЙ МЕХАНИЗМ ОБСЕ
  • 12.09.2018 - МИТИНГИ ПРОТИВ ПОВЫШЕНИЯ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru