Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Экономика > Публикация
Экономика

[11.10.2018]

ИСТОРИЯ НАШЕЙ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ

Сергей АЛЕКСАШЕНКО: экономист, старший научный сотрудник Института Брукингса (The Brookings Institution), первый зампред правления Центробанка в 1995-1998 гг.


Сергей АЛЕКСАШЕНКО:


Это правильное решение: да, в долгосрочной перспективе систему пенсионных накоплений нужно создавать. Но этому Правительству верить нельзя. То есть это Правительство действительно украдёт, и вопрос только — когда и в какой форме.


Е. Бунтман ― Добрый день! Нино Росебашвили и Евгений Бунтман в студии радио «Эхо Москвы». И персонально наш сегодня Сергей Алексашенко. Тема последних дней ужасно запутанная. Я пытался в ней вчера разобраться, мы с Нино сегодня пытались разобраться. И всё тщетно. С накопительной частью пенсии… Вот объясните нам, эта система вообще как должна работать? Потому что какие-то сложные комбинации, где надо добавить ещё 6% к накопительной части пенсии, непонятно сейчас вообще, куда идут деньги, которые работодатель выплачивает. Вот сейчас вам понятно, куда они идут? Ну, кроме как в Сирию.

С. Алексашенко ― Сейчас всё, что выплачивает работодатель (пенсионные взносы) идут на выплату пенсий нынешним пенсионерам. Никаких вопросов, никаких тайн там не осталось.

Н. Росебашвили ― А вот этот индивидуальный пенсионный капитал?

С. Алексашенко ― Мы обсуждали какое-то большое время назад (ещё до повышения пенсионного возраста), что делать с пенсионной системой. Средняя пенсия в России составляет 14 тысяч рублей. И понятно, что есть люди, которые получают существенно больше: бывшие чиновники, бывшие военные, бывшие депутаты Государственной Думы, Совета Федерации и так далее, прокурорские, следователи, КГБ, ФСБ, МВД. В общем, много есть людей, которые получают больше. Соответственно, есть люди, для которых 14 тысяч — это предел мечтаний. И очевидно, что побороть бедность в стране, где у нас из 148 миллионов населения 42 миллиона, по-моему, пенсионеры. То есть нужно понимать, что пенсионеры — это практически 30% населения страны. Вот если у них средняя пенсия 14 тысяч рублей в месяц, то победить бедность невозможно…

По крайней мере, в будущем люди должны получать пенсию большего размера в отношении к заработной плате. Соответственно, вариантов (мы обсуждали, опять я повторюсь) не очень много. Первое: повысить налоги. Второе: уменьшить количество пенсионеров. Третье: использовать какие-то финансовые резервы, которые страна может накопить (например, приватизация, передать нам акции «Газпрома», акции «Роснефти», акции «Роснефтегаза», ну и там много чего есть у государства в собственности).

Собственно говоря, государство пошло по одному пути — выбрало повышение пенсионного возраста. Вот много говорилось о том, что законопроект о повышении пенсионного возраста прошёл через Государственную Думу вообще без каких-либо расчётов и оценок, то есть там не было никакого обсуждения… вообще не было понятно, какие гипотезы закладывает Правительство, на что оно рассчитывает.

Е. Бунтман ― Ну, политический получился расчёт.

С. Алексашенко ― Он получился абсолютно политический.

Е. Бунтман ― Притом что говорили, что экономически обоснован, а не политически. Но он получился как раз политическим, как ни парадоксально.

С. Алексашенко ― Ну да. Если ты доверяешь Путину, то делай так, соглашайся на то, что тебе до пенсии лишних 5 или 7 лет работать. Но, собственно говоря, очевидно, что задача повышения уровня пенсии стоит. И понятно, что этого нельзя добиться ни за 3 года, ни за 5 лет. Я часто повторяю эту фразу, что, вообще говоря, пенсионная реформа в настоящем смысле этого слова — это разговор о будущем, о вас. Вот о вас, Евгений; о вас, Нино. То есть, как ваша пенсия будет строиться. И в этом отношении ИПК (индивидуальный пенсионный капитал) — это правильное решение. Абстрактно, я сейчас не привязываюсь к нашей реальности.

Е. Бунтман ― А в нашей реальности — украдут? Просто возьмут и заморозят…

С. Алексашенко ― Вы, Евгений, забегаете вперёд.

Е. Бунтман ― Так я о будущем думаю, да.

С. Алексашенко ― Правильно. Вот если говорить серьёзно, то понятно, что за счёт тех взносов, которые платятся сегодня, и нынешним пенсионерам нельзя платить достойную пенсию, а дальше — будет ещё хуже. И поэтому нужно неким образом создавать вторую опору — это и называется «накопительная пенсионная система». И многие страны идут по этому пути. Собственно говоря, Россия с 2005-го года, по-моему, пыталась запустить эту накопительную систему (она была обязательной). И она работала 10 лет удачно достаточно, потому что там деньги накапливались.

Понятно, что она не даёт результатов через 5 лет. Она даёт их через 30 лет, через 40 лет, то есть когда достаточно большой промежуток времени проходит. Но после этого в 2013-ом году эту накопительную пенсионную систему разрушили. И сначала Минфин сказал: «У нас просто мало денег». Потом сказал, что всё это пошло на Крым, но я вам верну. А потом сказал: «Вы знаете, кому я должен — тому прощаю. Возвращать ничего не буду». Фактически вот те 10 лет, которые накопительная система существовала, они отброшены назад. Более того, в 2013-ом году её ликвидировали.

Соответственно, в лучшем случае в 2020-ом году, как нам сейчас обещают, её запустят, но изначально норматив отчислений будет 0, то есть реально она заработает году в 2025-ом. То есть получается, что 13 лет Россия потеряла той реформы, которая начиналась в 2005-м году. Поэтому если говорить идеологически, то правильно делать так, чтоб население накапливало на свою будущую пенсию, а дальше — дьявол в деталях.

И выясняется, что в России с медианной средней зарплатой (половина населения — больше, половина населения — меньше) в 25 тысяч рублей у людей, которые получают 25 тысяч рублей в месяц или меньше, у которых каждая копейка расписана, то вот их ещё заставить копить на пенсию… Ну, понятно, что это такое…

Н. Росебашвили ― Но они могут отказаться от этого, насколько я понимаю.

С. Алексашенко ― Да. И обречь себя на нищету и на эти 14 тысяч рублей пенсии. А у людей, у которых зарплата выше медианной, выше средней зарплаты по стране — 43 тысячи рублей, 50-60 тысяч рублей, я не говорю сейчас о тех, у кого зарплата 200-300 тысяч рублей в месяц, — они сами создают свои системы накопления, их это вообще ничего не касается. Но, соответственно, люди, у которых такая зарплата, у них возникает вопрос, который вы, Евгений, абсолютно правильно озвучили: «Как можно доверять государству, которое меня уже обобрало?».

Е. Бунтман ― Ну этот вопрос не так формулируется: «Когда украдут эти деньги?». Вот даже вопрос не «украдут или нет», а «когда это произойдёт».

С. Алексашенко ― И под каким соусом. Вот, собственно говоря, вы сами ответили на этот вопрос. Поэтому опять, это правильное решение; да, в долгосрочной перспективе систему пенсионных накоплений нужно создавать. Но этому Правительству верить нельзя. То есть это Правительство действительно украдёт и вопрос только — когда и в какой форме.

То есть украдет оно так же цинично, как в 2013-ом году, когда министр финансов Силуанов сказал: «Мне нужны деньги, потому что я не хочу увеличивать дефицит бюджета». Или оно украдёт их таким образом, что отдаст Ковальчукам, Ротенбергам, Тимченкам, Банку «ВТБ», «Россельхозбанку», «Внешэкономбанку» и прочим госбанкам, госкорпорациям, которые эти деньги «профукают», мягко говоря.

Н. Росебашвили ― Сергей Владимирович, но в такой ситуации, когда столько людей выступает против пенсионной реформы и уровень бедности невероятный (победить эту бедность Правительство пока тоже не может), какой смысл себя же подставлять?

С. Алексашенко ― А кто кого подставляет?

Н. Росебашвили ― Евгений спрашивает очень философски: «Когда их украдут?». Может не надо их красть? Зачем себе лишний раз усложнять задачи?

Е. Бунтман ― А кто кому усложняет? Они разве усложняют как-то себе?

Н. Росебашвили ― А как же народное недовольство?

С. Алексашенко ― А в чем оно проявляется, Нино?

Е. Бунтман ― Вот я недоволен — и что? Кому какое дело до этого?

Н. Росебашвили ― Ну, это ты сидишь в наушниках и ведёшь светские беседы, Евгений. А есть люди, которые могут выйти на улицу, например, или выразить своё несогласие протестным голосованием. Многое же всяких разных способов.

С. Алексашенко ― Ну, пока власть считает, что уровень протестных настроений не настолько высок, как вам это кажется. Против повышения пенсионного возраста на самом деле вот таких уличных протестов… людей, которые вышли на улицу, было не очень много. Было протестное голосование в 4-х регионах из 22-х, — обращаю внимание. То есть, в общем, тоже не бог весть как много.

Е. Бунтман ― Но не то что там красного петуха под крышу пускали…

С. Алексашенко ― Да, да, да. Поэтому я б сказал так: выпуск пара состоялся. Ну, хорошо. Дальше? Тем более, что здесь же… ну, правильно сказано — вы же можете отказаться. Вас принудительно припишут, а дальше посмотрим, как вам удастся отказаться. Это как Олега Сенцова: принудительно дали ему российское гражданство, хотя он этого не просил, а теперь сидит в тюрьме как российский гражданин.

Так же и вам, знаете, сначала припишут к этому индивидуальному пенсионному капиталу, а потом выяснится, что для того, чтобы выйти из этой системы, вам нужно собрать такое количество справок, что вы, в конце концов, плюнете и скажете: «Да ну бог с вами. Подавитесь вы своими 3%». И выяснится, что на самом деле это было просто очередное повышение налогов.

Е. Бунтман ― Ну да. В общем, эту историю мы проходили в 2013-ом году, только она легче как-то проходилась: сначала нас обзывали молчунами (тех, кто не хотел ничего делать), а потом просто отобрали эти деньги.

Е. Бунтман ― Хорошо, с этим разобрались. Поговорим про бедность.

Н. Росебашвили ― Тогда к следующему удару по нашему бюджету. Очень интересный диалог состоялся между Голиковой и Кудриным. И Голикова таки признала, что мы не можем победить бедность. И Правительство пока хоть и борется, но указы Президента остаются невыполненными. У вас какой-нибудь совет для нашего Правительства, с чего надо начать?

С. Алексашенко ― А Кудрин что сказал? А Кудрин сказал, что мы можем победить бедность?

Н. Росебашвили ― Нет, Кудрин просто привёл очень симпатичную статистику и сказал, что в России проживает более 19 миллионов человек, чей доход ниже прожиточного минимума.

С. Алексашенко ― В общем, это статистика Росстата, она достаточно широко известна. Её Росстат публикует каждый квартал, когда он публикует информацию о прожиточном минимуме и сообщает, сколько россиян живёт ниже уровня прожиточного минимума. В общем, Алексей Леонидович здесь, конечно, ничего нового нам не рассказал.

Н. Росебашвили ― Но лишний раз напомнил о проблеме.

Е. Бунтман ― Больше 13%, да, получается?

С. Алексашенко ― Это правда. В отдельные моменты и 15% российского населения туда попадает (где-то 20-22 миллиона человек). Вот откровение Татьяны Голиковой, что Правительство не то, что не заложило денег в бюджет на борьбу с бедность, оно, вообще говоря, не очень понимает, как с этим бороться, — это очень такое красноречивое заявление. Но вы знаете, рецепт достаточно простой: масло вместо пушек!..

Знаете, как: у вас бюджет не резиновый… нам уже это объяснили, что у нас очень жёсткая бюджетная политика, что мы копим деньги в расчёте на чёрный день завтра, что это самая главная бюджетная задача — накопить резервы.

Можно спорить, правильно это или неправильно, в таком объёме нужно копить резервы или в другом объёме, но, тем не менее, бюджетная политика такая, какая есть. Дефицит мы наращивать не можем, потому что мы боимся, что если мы его увеличим на 0,5% ВВП, то после этого войдём во вкус и сделаем 1%, 2%, то есть не сдержимся. Как алкоголик, знаете: он, как начал, так и не может удержаться. Вот у нас Министерство финансов считает, что если оно чуть-чуть увеличит дефицит бюджета, то сдержаться не сможет и пойдёт вниз по наклонной плоскости.

А дальше — сейчас у нас очередной бюджет представлен в Государственную Думу — у вас есть выбор: у вас такое государство, у нас такое население, поддержать — не поддержать. Бюджет, в котором есть масло, а есть пушки. На пушки деньги есть. Вот мы выяснили, да?

Н. Росебашвили ― Вот к слову о пушках.

С. Алексашенко ― На пушки деньги есть, достаточно денег. У нас есть деньги на пушки в Сирии, у нас есть деньги на пушки в Украине, есть деньги на танки «Армата» и на кучу всякого прочего ненужного хлама, от которого, честно говоря, наша жизнь не изменится. Как я уже говорил, дай бог эти пушки, ракеты…

Н. Росебашвили ― Сергей Владимирович, вы меня извините, вы говорите, что жизнь наша не изменится, а буквально вчера в нашем эфире Алексей Арбатов (думаю, хорошо вам известный) подвёл некоторые итоги 3-летнего пребывания и участия России в сирийском конфликте. И первый итог, который он обозначил — это то, что «Россия заявила на весь мир, что является глобальной военной державой. Что Россия — не региональная держава, а мы можем проводить крупные военные операции вдали от своих границ в тех или иных политических целях. И, опять же, заставили весь мир бояться, в том числе, например, администрацию Трампа». Чем вам не итог?

С. Алексашенко ― Нино, это вам от этого жарко или холодно? Вам легче или тяжелее стало жить от того, что мы стали военной державой? Вот смотрите: на военную операцию в Сирии уходит где-то 2-2,5 миллиарда долларов в год. И нас Донбасс уходит 1,5-2 миллиарда долларов в год. Вот эти 3,5-4 миллиарда в пересчёте на рубли получается где-то 200-250 миллиардов рублей в год. А это как раз примерно то, что Правительство собирается получать от повышения пенсионного возраста. А теперь задумайтесь, когда нам Владимир Путин заявляет, что денег нет. А на борьбу с бедностью, как говорит Татьяна Голикова, и денег нет, и мозгов нет.

Они, вообще говоря, не знают как. Но я понимаю, что для того, чтобы бороться с бедностью, нужно, во-первых, чтоб экономика росла быстрее (чтоб она росла не 1,5-2% в год, а 4-4,5%). Но для этого нужно помириться со всем миром, нужно уйти из Украины, нужно отдать Донбасс Украине, добиться снятия санкций, создать благоприятный инвестиционный климат, независимый суд и так дальше, дальше, дальше. Не знаю, я уже как попугай вам про это каждый раз рассказываю — что нужно сделать. И тогда экономика будет расти быстрее, и тогда в экономике будут генерироваться доходы, и тогда постепенно проблема бедности будет решаться.

Е. Бунтман ― Прошу прощения. Проблема ведь, получается, не в военных операциях как таковых, а в неприятии этих военных операций остальным миром. Как-то у Великобритании же получается участвовать в военных операциях без санкций…

Н. Росебашвили ― У Соединённых Штатов получается участвовать.

Е. Бунтман ― Ну, про Соединённые Штаты я не говорю. У Франции получается ведь участвовать в военных операциях в Африке, на Ближнем Востоке, ещё где-нибудь. Как вот это удаётся сочетать?

С. Алексашенко ― Знаете, это называется не по Сеньке шапка. Экономика Франции и экономика Великобритании по своему объёму больше, чем экономика России. А в процентах от ВВП и Великобритания, и Франция на оборону тратят гораздо меньше. То есть они, в принципе, тратят деньги на военные операции за пределами своих стран, но тратят их меньше в расчёте на размер экономики.

Е. Бунтман ― То есть позволить себе воевать могут всё-таки страны с чуть-чуть более развитой экономикой?

С. Алексашенко ― Нет. воевать можно, только в НАТО есть предел: 2% ВВП нужно тратить на оборону. Соответственно, и Франция, и Великобритания тратят не больше, а даже меньше этого уровня. В России же тратят на оборону примерно 3,5% ВВП, то есть почти в 2 раза больше, чем Великобритания. А я ещё не включаю сюда расходы на Росгвардию…

Вообще, эта Росгвардия — странное образование, да? Такая армия для борьбы с населением… Такая карательная дивизия имени генерала армии Золотова, единственная цель которого — бороться с населением!.. Вообще такого нигде в мире нет. Вот если все эти расходы сократить, и эти деньги отправить на борьбу с бедностью, то дальше уже можно обсуждать, куда их потратить, как их потратить.

И это даже не затрагивая операцию в Сирии! А если мы ещё эту операцию в Сирии уложим в тот военный бюджет по примеру Великобритании или Франции, то бедности в России не будет. Но если выяснится, что операцию в Сирии в таком масштабе в рамках сокращённого вдвое военного бюджета провести нельзя, значит надо выходить в Парламент и говорить: «Знаете, ребята, у нас есть такая задача стать глобальной военной силой, как сказал Алексей Арбатов: мы должны напугать президента Дональда Трампа. Поэтому давайте-ка мы срежем зарплаты, начиная с себя: вот Правительству на 10% сократим зарплаты, депутатам Госдумы, членам Совета Федерации…

Н. Росебашвили ― Вот «Единая Россия», по-моему, отказывается от своих пенсионных поблажек всяких разных.

С. Алексашенко ― Нет, пенсионные поблажки — это то, что они будут получать потом. Обещать снизить свой уровень через 20 лет, когда они все уйдут на пенсию, — это не то же самое, что сейчас. Начнём вот мы с себя: сократим свою зарплату сегодня на 10% и отправим в фонд военной операции в Сирии. А потом предложим населению, проведём референдум и скажем: «Давайте вместо того, чтобы строить дороги, обновлять больницы, заниматься методической подготовкой учителей в школах, мы будем воевать в Сирии» Пусть население проголосует: пушки или масло?

Тогда это будет нормальная политика. А так, мы считаем, что самое главное — напугать Трампа, ибо решение об этом принимает, видимо, Владимир Путин.

Н. Росебашвили ― Сергей Владимирович, но естественно же, что все эти затраты на военную операцию в Сирии так или иначе не конвертируются в международную репутацию России, с которой раньше никто не считался, а теперь раз — и нельзя закрывать глаза на российскую позицию.

С. Алексашенко ― Российскую позицию в вопросе о чём? Ну почему нельзя? Можно. Хорошо, а какая позиция у России в Сирии? Хорошо, вот пришла Россия в Сирию. И что там изменилось?

Н. Росебашвили ― Остался Башар Асад, например.

С. Алексашенко ― Ну, хорошо, остался Башар Асад. Замечательно. Дальше что?

Е. Бунтман ― С турками (с членом НАТО) стали тесные отношения.

С. Алексашенко ― Настолько тесные, что президент Путин должен с Эрдоганом встречаться раз в месяц и эти тесные отношения, удушающие объятья разжимать, потому что они настолько тесные, что, по-моему, своими удушающими объятьями то турки нас, то мы их душим.

Н. Росебашвили ― Как мне теперь представляется, любая крупная международная военная операция или всякие разные политические замыслы, — нельзя их проводить, не посоветовавшись с Россией и не спросив, насколько это устроит Россию, будет ли она что-то предпринимать в противовес. Фактор России теперь учитывается, как мне кажется.

С. Алексашенко ― Нино, если вы посмотрите на мир вокруг нас, вот сейчас оглянётесь, то вы поймёте, что сейчас за исключением Сирии, наверное, нигде в мире не идёт такая война. Ну, вот нет нигде боевых действий кроме Донбасса. Как-то странно получается, что есть две точки в мире, где идёт война, и в обеих этих точках участвует Россия.

Е. Бунтман ― Есть ещё Африка, где всё больше и больше российского оружия.

С. Алексашенко ― Евгений, там войны пока нет.

Е. Бунтман ― Пока нет.

С. Алексашенко ― Смотрите, получается очень странная история. Если в отношении Сирии ещё можно не принять, но понять логику Владимира Путина, Кремля, что мы поддерживаем законное правительство (и этот аргумент действительно достаточно сильный), то почему мы воюем в Донбассе?.. Как вы говорите, нельзя развернуть ни одну военную операцию без учёта мнения России… Но кроме России никто и не воюет. Поэтому, да, наверное, нельзя, но никто не пробовал. Поэтому тезис такой достаточно непонятный. Никто не собирается разворачивать военные операции, а тем более против России.

Е. Бунтман ― Давайте поговорим немножко про внутреннюю политику. Ну, если это можно назвать политикой… Вот, Нино, прочитай цитату.

Н. Росебашвили ― Замечательная цитата от Олега Королёва, который руководил Липецкой областью более 26 лет: «Этот исторический путь мы с вами прошли достойно. Это даёт мне полное основание для вывода о том, что пора давать дорогу молодым. Моему поколению пришлось спасать Липецкую область и страну в сложные 90-е годы, и с этим мы справились успешно. Ну, а впереди много свершений и новые дерзновенные планы у Липецкой области».

Е. Бунтман ― Спасли страну и Липецкую область от 90-х годов?

С. Алексашенко ― Я думаю, что Липецкая область выжила только потому, что случились 90-е годы. Потому что экономика Липецкой области базируется на сельском хозяйстве, которое в Советском Союзе было абсолютно убыточным, — это была такая чёрная дыра. Я как сейчас помню, я ещё маленьким был, лет 10, я любил смотреть телевизор, больше делать нечего особо по воскресеньям… И в передаче «Сельский час» прозвучала такая фраза, что на просушку 1 тонны зерна потрачено столько дизеля, что если продать его на мировом рынке, то можно купить 1 тонну зерна…

Е. Бунтман ― После этого вы и решили стать экономистом?

С. Алексашенко ― Ну, видимо, это как-то сильно повлияло на меня, да. Понимаете, сколько лет прошло, а всё ещё помню эту фразу. Соответственно, Липецкая область — это сельское хозяйство и это «Новолипецкий металлургический комбинат», который в Советском Союзе основную часть своей продукции производил на оборонные цели.

И, в общем, после того, как выяснилось, что 10% ВВП, которые Советский Союз тратил на оборону (эту цифру называл Михаил Горбачёв), — это практически в 3 раза больше, чем Россия тратит сегодня, чтоб мы понимали, что Боливар не выдержал двоих и рухнул!.. То вот если бы не было 90-х годов, то Липецкая область бы загнивала ровно так, как она загнивала в Советском Союзе, когда в магазинах было пусто, когда занимались неизвестно чем, деревня пила напропалую. Поэтому от чего и кого спасал область губернатор Королёв, я не очень понимаю.

Е. Бунтман ― Про губернаторов в целом вообще — что происходит?

С. Алексашенко ― Нормальное унитарное государство, в котором Кремль как вершина пирамиды меняет пешки просто 26 лет. Ну, правда же.

Е. Бунтман ― Как-то их настолько массово начали менять.

С. Алексашенко ― Ну, не спешите. Вот смотрите, у нас в России 85 регионов. Срок службы губернатора на должности — 5 лет. Вы делите 85 на 5, получаете 17 регионов в год… Ну, в принципе, в среднем ежегодно 15-16 регионов должны (если арифметике следовать) проводить выборы, которые у нас в России прописаны в законодательстве. Но, тем не менее, Кремль считает, что политика назначения губернаторов более правильная.

Вот Корпоративный университет Сбербанка, Администрация Президента готовят молодых губернаторов. В общем, короче говоря, этих абсолютно одинаковых манекенов нужно отправлять в разные регионы. Если его прислать в регион за 60 дней на выборы отводится (а там есть ещё действующий губернатор), то очевидно, что вот этот человек, приехавший из другого региона за несколько тысяч километров, не имеет никаких шансов достучаться до местного населения, до местной элиты и выиграть и выборы. Соответственно, Кремль уже достаточно давно, после того, как сразу начал восстанавливать выборы губернаторов (объявил с 13-го года), проводит тактику, что если принято решение в Кремле заменить губернатора (и неважно, что явилось основанием для этого), то действующий губернатор уходит в отставку, а на его место назначается исполняющий обязанности.

И вот этот исполняющий обязанности получает крепкое рукопожатие от действующего президента, президент с ним фотографируется, и население области получает сигнал — вот это тот, кого поддерживает Путин. Если мы посмотрим на историю, то в 2013-ом году такие отставки случались за 3 месяца до выборов. Вот где-то в мае обычно происходил вот этот губернаторопад, и в сентябре проходили выборы. Потом стали понимать, что 3 месяца недостаточно, и этот срок увеличили до 6 месяцев. Потом увеличили до 8 месяцев. А сейчас, после того, что случилось в сентябре, когда вышедшее население может неожиданно голосовать за кого угодно…

Е. Бунтман ― За тех, кому не пожимал руку Путин.

С. Алексашенко ― Ну, вообще за кого Путин даже в глаза не видел и знать не знал об их существовании. В общем, решили этим новым людям, новым исполняющим обязанности дать максимальный срок (то есть максимальный срок для подготовки к следующим выборам) — 11 месяцев. Поэтому ничего удивительного. Это такая кадровая политика Кремля. Считается, что даже если его не избрали, то этот человек имеет право управлять регионом на протяжении 11 месяцев…

Вот такая у нас конструкция управления унитарным государством, которая случайным образом в Конституции не прописана… Понимаете, допустили в 1993-ем году ошибку: назвали страну Федерацией. Нет бы просто назвать — Россия. Безо всякой Федерации. Тогда вопросы бы не возникали. А так зачем-то вставили ещё одно слово, — теперь приходится с ним мыкаться.

Е. Бунтман ― Я не знаю, успеем ли мы за оставшиеся 3 минуты поговорить про судью Кавано.

Н. Росебашвили ― Если Сергей Владимирович нам буквально по пунктам расскажет, почему назначение Верховного судьи — это так важно для Соединённых Штатов.

С. Алексашенко ― В Америке Верховный Суд — это важнейший орган, который принимает решения о трактовке законодательства; это совмещение Конституционного Суда и Верховного Суда, — как это существует в России. И количество судей — всего 9. В Америке система правосудия устроена так, что любой гражданин, любой штат, любая компания может судиться с кем угодно: с федеральным Правительством, судиться против принятого закона, утверждая, что он неконституционен. И в этом отношении у Верховного Суда есть полномочие трактовать законы и трактовать Конституцию. И когда у вас этих судей 9, то вы их всех знаете. У нас в Верховном Суде сегодня, если память не изменяет, 140 человек.

Е. Бунтман ― И никто их не знает по именам даже.

С. Алексашенко ― Их никто не знает. Знаете, как: имя вам — никто, и от вас вообще ничего не зависит. А там 9 человек. И от позиции каждого судьи зависит расклад голосов. А назначение у них пожизненное. Бретту Кавано, если я помню правильно, 54 года, то есть он ещё лет 30 посидит. Это означает, что человек будет 30 лет определять позицию Суда. А там они все живут долго и сидят в своём кресле пожизненно. Либо уходят в отставку, либо умирают, как Скалиа, который умер 1,5 года назад.

Е. Бунтман ― У меня один вопрос короткий: то, что сейчас происходит с судьёй Кавано, это против Трампа или просто важно, чтобы там был честный человек в суде?

С. Алексашенко ― Демократы хотят менее радикально настроенного, менее консервативно настроенного судью. Потому что у Бретта Кавано сильно консервативные взгляды по многим вопросам. Но вдруг возник: может ли человек, который в молодости допустил какие-то прегрешения, претендовать на позицию такого морального арбитра через 35-40 лет после того, как это случилось?

Е. Бунтман ― В общем, был какой-то рок-н-ролл у него там.

С. Алексашенко ― В общем, что-то такое случилось. И допустимо ли это? Эти два вопроса просто наложились один на другой, и получилась такая взрывоопасная смесь.

Е. Бунтман ― Спасибо большое! Сергей Алексашенко персонально наш был этот час. Спасибо! Всего доброго!






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Все усилия руководства нашей страны направлены не на то, чтобы улучшить жизнь большинства народа, а на то, чтобы возможно больше ободрать его. И всё больше людей начинают улавливать этот тренд усилий руководства страны. И результаты последних выборов свидетельствуют об этом со всей очевидностью. Пропасть между властью и народам растёт, вопрос лишь в том — кто первым в неё провалится. И впереди всё то же — смута и разборки — кто виноват и что делать. Ничего не меняется, страна кружится в бесовском танце и никак не найдёт выхода из этого заколдованного круга.
________________________________________

Государство заплатило за пушки. Рабочий, изготовивший пушку, идёт покупать масло, а продавец, чтобы продать масло, заказал его на маслозаводе. Завод, чтобы изготовить масло, купил молоко у крестьянина. В этом есть инвестиции государства в реальную экономику.
________________________________________

Ошибаетесь. Причём злостно. Изготовление пушек вместо масла — прямой ущерб и самое настоящее вредительство во всех смыслах и отношениях. Даже не-экономисты это всё прекрасно понимают. Хорошо, что умные головастые экономисты подсказали Б. Ельцину в 90-е годы резко сократить эти самые идиотские на свете выбросы средств на оборонку. С кем собираетесь воевать, Мальбруки несчастные?..
________________________________________

Согласен. Изготовление чего-либо без цели сбыта — прямое разбазаривание средств. Пушку эту условную никто не купит, а если и купит, денег можем вообще не дождаться (вспомним списание государственных долгов Кубе, среднеазиатским царькам, далее по кругу — в Африке, Азии и на Ближнем Востоке…), поэтому ей-Богу, дешевле не платить за производство пушек, не переводить добро на говно, не жечь топливо и электричество, а просто раздать незаработанное этим работягам. Вот так — напечатать и раздать, ущерба будет меньше…

А если серьёзно — то инвестиции в высокие технологии дают на порядки больше доходов, чем вся эта условная артиллерия — см. примеры Ю.Кореи, Японии, США, Германии. Сколково, понятно, не в счёт из-за системной коррупциии и отъезда спецов в края Силиконовой Долины.
________________________________________

Вот по этой немудрёной схеме и развалился совок. У ватных портянок всё просто до дурости — всякий лапотник ничтоже сумняшеся учит экономиста с мировым именем и невдом к ему, что дурак не Алексащенко, а он сам.
________________________________________

Совок развалился по другой причине. В чем соглашусь, так это в том, что при совке траты на вооружение не могли стимулировать экономику по причине отсутствия рынка.
________________________________________

Почему РФ экспортирует электроэнергию в Китай дешевле, чем продаёт своему населению?
________________________________________

Сергей правильно говорит, надо строить настоящую экономику, а не суверенную чебурашку, в которой никто не может понять, кто за что платит. Но это именно для того и делается, чтобы удобней было бы грабить — в мутной воде рыбку ловить удобней.
________________________________________

Я 55 (пятьдесят пять) лет проработал Энергетиком и прекрасно знаю, как её расходовали, начиная с лохматых времён. Жрут электроэнергию предприятия, а не жилые дома — вот там то и нужно вводить лимит на её потребление.
________________________________________

Если бы да кабы… Если бы из России искоренить дурость и разгильдяйство, то это была бы вовсе не Россия, а какая-то другая страна. Даже если будет разогнана жандармская гвардия в придачу с половиной полиции и армии и половиной чиновничества, то вряд ли народ зажил бы богаче, просто воры стали бы воровать больше и стали бы ещё богаче, только и всего.
________________________________________

Похоже, то самое пресловутое рукопожатие В. Путина новейшим манекенам-кандидатам на пост губеров во всякие области оказалось совсем уж недостаточно крепким, судя по тем самым оглушительным их провалам и невыносимым фиаско по всей стране…
________________________________________

«Народы — существа нравственные, точно так, как и отдельные личности. Их воспитывают века, как людей воспитывают годы. Про нас можно сказать, что мы составляем как бы исключение среди народов. Мы принадлежим к тем из них, которые как бы не входят составной частью в род человеческий, а существуют лишь для того, чтобы преподать великий урок миру. Конечно, не пройдёт без следа и то наставление, которое нам суждено дать, но кто знает день, когда мы вновь обретём себя среди человечества и сколько бед испытаем мы до свершения наших судеб?».
(П.Я.Чаадаев, "Философические письма": перевод с французского, 1828 год.)
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгений Бунтман, Нино Росебашвили

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Правительство (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Общество (0) > Нищета (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • Экономика (0) > Инфляция (0)
  • Экономика (0) > Санкции (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 12.12.2018 - О СОСТОЯНИИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В РЕГИОНАХ
  • 12.12.2018 - УМЕЮЩИЕ ЖДАТЬ ПЕРЕСТАЮТ УМЕТЬ ЖДАТЬ
  • 10.12.2018 - ВЫСТУПЛЕНИЕ ЗАМПРЕДА ПАРТИИ «ЯБЛОКО» В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ РФ
  • 10.12.2018 - НОВОСТИ ФСИН
  • 08.12.2018 - РОССИЯ ПРОТИВ КАНТА
  • 08.12.2018 - СИЛА ЕСТЬ — УМА НЕ НАДО!
  • 08.12.2018 - ЛЕЧЕНИЕ ПО-РУССКИ
  • 07.12.2018 - РАСКОПКИ В САНДАРМОХЕ
  • 07.12.2018 - ИНТЕРВЬЮ ИГОРЯ СЕЧИНА
  • 07.12.2018 - СИТУАЦИЯ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ
  • 06.12.2018 - ПЕРВИЧНЫЙ АНАЛИЗ ИНЦИДЕНТА
  • 05.12.2018 - МУЗЫКА ПОБЕЖДАЕТ ВСЕГДА
  • 05.12.2018 - ИЗЪЯТИЯ ДЕНЕГ У НАСЕЛЕНИЯ
  • 04.12.2018 - РОССИЯ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
  • 03.12.2018 - КАРЕЛЬСКИЕ ДЕПУТАТЫ ОТКАЗАЛИСЬ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru