Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Экономика > Публикация
Экономика

[05.12.2018]

ИЗЪЯТИЯ ДЕНЕГ У НАСЕЛЕНИЯ

Сергей АЛЕКСАШЕНКО: экономист, старший научный сотрудник Института Брукингса (The Brookings Institution), первый зампред правления Центробанка в 1995-1998 гг.


Сергей АЛЕКСАШЕНКО:


Речь идёт о том, чтобы изъять деньги у тех, у кого они есть. Но, скажите, пожалуйста, почему государство берёт себе за право отбирать частную собственность? Мало ли, у меня лежит вклад в каком-то российском банке. Он лежит, никому не мешает, правда? Он есть не просит. Банк на него даже проценты не начисляет. Почему у меня его надо отобрать? Моя собственность.

Вот депутатам почему-то очень хочется переписать эти нормы, но обязательно в пользу государства. Я почему-то не могу вспомнить ни одного решения, которое бы депутаты инициировали в интересах граждан. Почему-то если речь заходит о деньгах, то обязательно нужно деньги у граждан отобрать и отдать государству, вот не в обратную сторону.

Конечно, у нас всё идёт на благо населения. Не сомневайтесь, что как только речь заходит о деньгах — у нас всё идёт на благо населения… И мы даже знаем имя этого населения.

Президент играет роль хорошего, доброго царя, который должен снова стать своим, батюшкой для всех россиян. Собственно рецепт осчастливливания российского населения — это повышение роста российской экономики. Но здесь, мне кажется, у Владимира Путина нет ни желания, ни возможностей, потому что повышать темпы роста, нужно менять политическую систему. Поэтому он очень хорошо показывает, что он добрый царь, но не пытается ничего сделать.


Е. Бунтман ― Евгений Бунтман, Нино Росебашвили и персонально наш сегодня Сергей Алексашенко. Добрый день! И мы поговорим о разнообразных способах изъятия денег у населения — разнообразных, множественных и причудливых. Вот в Государственной думе глава профильного комитета по финансовому рынку рассказал, что изучает в предложении передавать в бюджет невостребованные банковские вклады россиян. Вот это что, зачем это?

С. Алексашенко ― Насколько я понимаю, автор этого высказывания Анатолий Аксаков. Вообще-то говоря, комитет не профильный. Потому что если речь идёт о передаче денег в бюджет, то профильный комитет — комитет по бюджету. Это депутат Макаров.

Е. Бунтман ― А тот комитет — по финансовому рынку.

С. Алексашенко ― А этот комитет, в общем, другими вещами должен заниматься, по идее. Он должен следить, насколько адекватно у нас борются с манипуляцией рынком, насколько прозрачны вот эти схемы, когда одна государственная компания занимает у другого государственного банка деньги для того, чтоб расплатиться за продажу своих акций иностранцам. В общем, много у них там всяких разных махинаций, которыми комитет по финансовому рынку мог бы заняться.

Е. Бунтман ― Бог с ними, с комитетами. Давайте тогда про само предложение.

С. Алексашенко ― Суть, на самом деле, достаточно простая. Действительно, бывают такие случаи, что люди открывают вклады, вкладывают деньги в банк, потом бывают разные истории: люди умирают, люди уезжают, люди забывают о своих вкладах, особенно если он не очень большой. Знаете, у вас был вклад 1275 рублей 69 копеек. У вас 5 рублей 69 копеек или 69 копеек остались на этом счёте. И вот, собственно говоря, речь об этом, что когда на протяжении 5, 10, 15… лет существует какой-то счёт — иногда там остатки бывают как вот 69 копеек, а иногда и побольше — и вот что с ними делать?

Е. Бунтман ― А почему с ними надо обязательно что-нибудь делать? Вот мы, например, из кино знаем, из книжек всевозможных: кто-то забыл деньги на счёте или умер, что-нибудь приключилось, а потом через 250 лет его наследники забирают миллиарды оттуда.

С. Алексашенко ― У нас же так государство не может, правда? Во-первых, у нас миллиарды забрать невозможно, потому что, как правило, деньги в банке вы размещаете на какой-то срок, в течение которого вам начисляются проценты. После этого деньги переходят на счёт так называемый до востребования, где если проценты и начисляются, то они какие-то совсем минимальные — одна десятая, одна сотая процента. То есть если даже через 250 лет ваши наследники попытаются забрать 69 копеек со значительными процентами, то они получал 75 копеек и вряд ли больше. Овчинка выделки не стоит.

Вы правы, Евгений в том, что пока эти деньги вкладчиками не востребуются, это такой бесплатный ресурс для банков. Но ведь у нас же всё для Родины, всё для победы. У нас же неправильно, когда банки пользуются бесплатными ресурсами. Если что-то с возу упало, то немедленно министр финансов должен это дело подобрать. И даже если оно не упало, если оно где-то лежит на краю телеги, то министр финансов должен быстренько протянуть свою руку и подобрать.

Е. Бунтман ― Всё в дом, всё в дом.

С. Алексашенко ― Я бы ещё понимал, если бы, действительно, там в Министерстве финансов с деньгами было плохо: дефицит бюджета, экономика не платит налоги, какая-нибудь катастрофа экономическая. Так здесь же всё хорошо. Бюджет 30% своих доходов отправляет в кубышку. Мне кажется, совершенно точно депутат Аксаков до мышей достал, лишь бы только показать Министерству финансов свою необходимость.

Вы знаете, вполне возможно, что это такая традиционная депутатская игра, когда человеку надоело быть депутатом и ему хочется найти место в исполнительной власти.

Н. Росебашвили ― Сергей Владимирович, а о какой сумме может идти речь — невостребованные вклады?

С. Алексашенко ― Никто не знает, Нино. Если вы пошлёте запрос, вам какой-нибудь «Сбербанк», или «Альфа-Банк» или ВТБ, может быть, и ответит на этот вопрос. Но мне кажется, что банки, вообще-то говоря, не заинтересованы в этом вопросе. И я не очень понимаю, зачем им вести этот учёт денег, которые никем не востребованы на протяжении 3 лет. Ну, хорошо, 3 года… Главный же вопрос: через сколько лет мой вклад государство имеет право забрать — через год, через 20 лет, через 50 лет? Если через 50 лет — это вообще нас никого не касается. Наши все российские банки в лучшем случае возникли в конце 80-х годов, хуже — ещё в 90-е годы. Никаких 50 лет ещё не прошло. Дьявол в деталях, но, мне кажется, что речь идёт о том, что каким-то депутатам очень хочется выслужиться перед Министерством финансов, а то их обидели: заставили принять закон, что они добровольно могут отказаться от своих пенсий.

Н. Росебашвили ― Если отставить в сторону детали, мы, действительно, пока не знаем, какого количества лет это касается. Но по справедливости вот есть невостребованные деньги, никто за ними не приходит. А столько бед, столько проблем. Даже предлагают на благотворительные цели перечислять. Разве это плохо?

С. Алексашенко ― Нино, а какие беды, какие проблемы, я не очень понимаю? В чём проблемы, что в банке лежат деньги?

Н. Росебашвили ― Всюду не хватает денег, не на что покупать лекарства.

Е. Бунтман ― Я вот говорю: изъятие денег у населения, да, конечно.

С. Алексашенко ― Так речь идёт о том, чтобы изъять деньги у тех, у кого они есть.

Н. Росебашвили ― Никто за ними не приходит.

С. Алексашенко ― Нино, скажите, пожалуйста, почему государство берёт себе за право отбирать частную собственность? Мало ли, у меня лежит вклад в каком-то российском банке. Я туда по объективным обстоятельствам не могу прийти. Ну, хорошо, он лежит, лежит — он кому-нибудь мешает? Он никому не мешает, правда? Он есть не просит. Банк на него даже проценты не начисляет, начисляет какие-то минимальные. Почему у меня его надо отобрать? Моя собственность.

Н. Росебашвили ― То есть это шаг против частной собственности?

С. Алексашенко ― Даже если у вас денег не хватает… Ну, конечно. Мало ли как у меня складываются жизненные обстоятельства. Может быть, я этот вклад давным-давно кому-нибудь завещал. Я завещал своим внукам, которым сегодня 1 год или 3 месяца, и они после достижения совершеннолетия, через 18 лет придут за этим вкладом. Я вообще не очень понимаю. Это вопрос частной собственности. Эти деньги никому не мешают, они никому мозоли не натирают. Если у кого-то не хватает, депутат Аксаков может предложить повысить налоги, например. Хотя Минфин это регулярно делает. Я не очень понимаю, откуда эти инициатива.

Е. Бунтман ― Это не от Аксакова. Аксаков, собственно, озвучил эту инициативу, рассказал, что она есть.

Н. Росебашвили ― Решить вопрос предложили сами банкиры.

С. Алексашенко ― Сильно сомневаюсь, что у банкиров есть какой-то интерес в решении этой проблемы. Вообще не понимаю. Вот, предположим, речь идёт о том, что есть 100 миллиардов рублей таких денег. Это значит, что у банков есть 100 миллиардов рублей бесплатных ресурсов, на которые они не платят никаких процентов и при этом они их могут выдавать в виде кредитов и зарабатывать свои 10 или 12% годовых. То есть они на 100 миллиардов рублей зарабатывают свои 10 миллиардов рублей в год. И банкиры российские, они такие честные, говорят: «Никак не можем позволить себе зарабатывать 10 миллиардов рублей в год ровно потому, что у этих денег нет хозяев, вот хозяева 3 года за ними не приходили». Вы верите в такое поведение российских банкиров?

Н. Росебашвили ― То есть они предлагают сами себя высечь?

С. Алексашенко ― Ну, конечно. Я думаю, то депутат Аксаков сам инициировал это предложение и теперь его расхваливает. Ему же стыдно сказать, что «это я предлагаю». Я не очень понимаю, зачем банкиры должны такую инициативу выдвигать. Отказаться от заработанных денег, что называется, с неба свалившихся? Я таких банкиров ещё не встречал.

Н. Росебашвили ― Тогда последний уточняющий вопрос. Много наших слушателей, в частности к вам обращаются, Сергей Владимирович. То есть если я умру и у меня останется вклад, то моя дочь не получит эти деньги, правильно? В случае, если будет принята эта мера.

С. Алексашенко ― Нино, опять дьявол в деталях. Мы не знаем, какой закон и какой срок. Может получится, то если они напишут срок 3 года никто не обращался, то не то что ваши дети не получат, а вы сами можете через 3 года и 1 день прийти в банк и вам никто эти деньги не отдаст, скажет: «Спасибо, ваши деньги ушли Антону Германовичу Силуанову или Ивану Ивановичу Пупкину, который в тот момент станет министром финансов. Вполне может быть так, хотя никто Гражданского кодекса в России по завещаниям и наследованию не отменял.

Вот депутатам почему-то очень хочется переписать эти нормы, но обязательно в пользу государства. Я почему-то не могу вспомнить ни одного решения, которое бы депутаты инициировали в интересах граждан. Почему-то если речь заходит о деньгах, то обязательно нужно деньги у граждан отобрать и отдать государству, вот не в обратную сторону.



Е. Бунтман ― Про интересы граждан и потребителей давайте поговорим. Другая тема. Мы её обсуждали неделю назад достаточно подробно, но я бы хотел вас попросить побыть нашим переводчиком немножко.

Дмитрий Сергеевич Песков, когда его спросили про регулирование цен на бензин, сказал следующее. Я с вашего позволения целиком процитирую, а вы переведёте если можно. Он ссылается на слова Путина: «Президент говорил, что все меры должны быть мерами рыночного характера. Но в то же время должны присутствовать необходимые меры регулирования рынка, которые не дадут компаниям извлекать сверхприбыли на внутреннем рынке в ущерб конечным потребителям. Президент акцентировал необходимость оставаться в рамках рыночного регулирования». Вот рыночное регулирование — это что? Есть государственное регулирования, я понимаю. Есть рыночные законы, конкуренция. Я понимаю. А вот этого не понимаю.

С. Алексашенко ― Из этой цитаты — там двойная цитата: вы цитируете Пескова, а он цитирует президента — я делаю два вывода. Первое: по каким-то причинам Владимир Путин сильно озабочен возможным повышением цен на бензин, и он считает, что это может привести к дестабилизации социально-политической, экономической обстановки в России. То есть это у него, действительно, вызывает тревогу. Там ни вице-премьер Козак дёргается из-за этого, ни президент «Роснефти» Игорь Иванович Сечин — альтруист — хочет, чтобы народу жилось лучше. Это личное указание президента Путина разобраться с ценами на нефть.

Второе: после того, как вице-премьер Козак решил, что называется, взять влаг в руки — взял лом и начал крушить эту систему, которую создал Минфин… Ведь на самом деле, мне кажется, что, вообще, главная причина в этих ценах на бензин — это то, что Минфин создал такую систему регулирования доходов нефтяников, что в ней никто разобраться не может, включая Минфин. И там никаких рыночных методов, о которых говорит президент, норматив какой-то поменять невозможно, потому что вся система после этого ломается. И Козак понимает, что единственный инструмент — это лом, и он начал крушить. Как только Козак начал размахивать ломом, тут же все закричали, что это нерыночные методы, что это картельный сговор.

И здесь второй момент, который приходит в голову — это то, что Владимиру Путину очень не хочется быть президентом, который проводит нерыночную экономическую политику. Вот по каким-то причинам — не могу объяснить — ему хочется, чтобы все меры были рыночными. При этом это его, что называется, хотелки. Но на самом деле, конечно, его совершенно не волнует, что есть картельный сговор между нефтяниками и правительством; его, конечно, не волнует, что антимонопольная служба давно, уже много лет назад закрыла глаза на то, что происходит на рынке нефтепродуктов и не пытается никоим образом развивать конкуренцию, бороться с монопольными ценами и так далее. Знаете, вот хочется быть и белым и пушистым. Владимир Путин об этом честно сказал.

Е. Бунтман ― Как я понял, посыл этого сообщения в том, что Путин объявляет, что он сторонник рыночных методов, но с жадными нефтяниками, извлекающими сверхприбыль в ущерб потребителям, ничего другого сделать нельзя, кроме как дать им по голове немножко.

С. Алексашенко ― Да, да. То есть «Я белый и пушистый, но если кто-то кое где у нас порой честно жить не хочет, то знайте, что возмездие придёт».

Е. Бунтман ― Хорошо. Мне нравится перевод. Наконец-то я его получил. Спасибо!

Н. Росебашвили ― Высокохудожественный. Возвращаясь к этому постановлению правительства, я процитирую по РБК: «Сдерживание цен в опте, увеличение предложения должны помочь сохранить бизнес независимым АЗС». А вы в прошлом эфире говорили, что это чуть ли не картельный сговор, который должен отнять долю рынка у АЗС. Как так получается?

С. Алексашенко ― Правительство так же, как и Владимир Путин заявляет очень много хотелок, при этом никаких инструментов регулирования нет. Мы этого текста соглашения не видели. Главное давление в ходе всей этой истерии идёт, собственно говоря, на независимые нефтезаправочные станции. Они могут быть сетью или отдельные АЗС. И собственно говоря, их, с одной стороны, жмёт правительство, которое говорит, что цены на бензин повышать нельзя, с другой стороны, жмут вертикально интегрированные нефтяные компании, наши монстры, которым принадлежат нефтяные заводы, которые повышают и повышают оптовые цены. И вот этот сегмент выжимается.

Соответственно, в ́той ситуации вопрос: Кому выгодно, чтобы сверху их зажимало правительство, а снизу их прижимали нефтяники. Вот удастся, что правительство направит там прокуроров, ФСБ, МВД, которые будут ездить по отдельным автозаправочным станциями и контролировать цены на бензин, не допуская их повышения, и если кто-то превысил цены, которые утвердили средними по региону, то тут же будут закрывать краники, блокировать счета — это я не сомневаюсь, что желающих покошмарить мелкий бизнес найдётся. А вот поверить в то, что если вдруг какой-нибудь нефтеперерабатывающий завод, принадлежащий государственной нефтяной компании, повысит оптовые цены и начнёт продавать по более высоким ценам, что после этого с госкомпанией, с её руководителем правительство будет заниматься или к нему придёт ФСБ, МВД и кто-то ещё и говорит, что «ай, нехорошо ты Иван Иванович поступаешь», — вот в это верить я не очень могу.

Поэтому давайте посмотрим, что будет происходить на розничном рынке продажи нефтепродуктов, что случится через полгода, что произойдёт с долей независимых нефтяников: вырастет она, уменьшится. И тогда мы поймём, в чьих интересах это делается.

Н. Росебашвили ― Разве не в интересах конечного потребителя?

Е. Бунтман ― Народа.

С. Алексашенко ― В интересах потребителя у вас отбираются деньги с банковских вкладов. Нино, не забывайте.

Н. Росебашвили ― Да, мы это уже обсудили.

С. Алексашенко ― У нас всё идёт на благо населения. Не сомневайтесь, что как только речь заходит о деньгах — у нас всё идёт на благо населения, конечно…

С. Бунтман ― Но только другого, да.

С. Алексашенко ― И мы даже знаем имя этого населения.

С. Бунтман ― Путин ещё говорил про нехватку лекарств… Ну, Там сплошной какой-то «Путин, помоги!» какой-то был на прошлой неделе. И с бензином он помогает, и с нехваткой лекарств просил разобраться. И проверит рост налогов, потому что профсоюзы жалуются. Всё правильно я сформулировал?

С. Алексашенко ― Я не очень понимаю, что происходит сейчас в Кремле. Традиционно время после президентских выборов, вообще говоря, можно про население, про стоны, про профсоюзы забыть.

Е. Бунтман ― Выборы следующие нескоро совсем.

С. Алексашенко ― Конечно. Президентские выборы вообще через 5 лет, да и думские не очень скоро. Прошли президентские выборы — взяли, повысили пенсионный возраст, повысили НДС, в общем, показали, как надо жить. И тут вдруг ни с того, ни сего начинаются стоны.

Мне кажется, что если пытаться анализировать на то, что происходит, то это реакция на сентябрьские региональные выборы. Там, где получалась возможность, население чётко и внятно говорило о том, что оно думает о Кремле, о его политике и лично о Владимире Владимировиче Путине и его ставленниках в регионах. У Кремля, как известно, много башен, и каждая пытается донести свою точку зрения. И вот одна из возможных точек зрения — что нужно больше внимания обращать на стоны, что президент должен показать себя добрым…

Вот он снова должен стать добрым царём, а бояре — злые и плохие. И вот президент пытается дистанцироваться и публично говорит: «Я же знаю, смотрите, мне докладывают, что налоги растут. Давайте-ка с этим разберёмся. Мне докладывают, что лекарств нет. Давайте с этим разберёмся». То есть он играет роль хорошего, доброго царя, который должен снова стать своим, батюшкой для всех россиян. Вот такая гипотеза у меня в голове.

Е. Бунтман ― Я верю в людей. Может быть, он, правда, не понимает, почему это всё происходит, что это всё, действительно, жадные олигархи всё это делают, и с ними можно разобраться?

С. Алексашенко ― Я просто считаю, что министр финансов проводит политику вредную для российской экономики и российского населения, и об этом прямо говорю. Мы же обсуждаем, кто повышает налоги, правда? Олигархи здесь при чём?

Н. Росебашвили ― Вот вы сказали, что у него сейчас задача — показать, что он добрый, думающий, заботливый. Он может на деле это доказать, а не только говорить, что неплохо бы с этим разобраться, у него есть ресурсы соответствующие?

С. Алексашенко ― С одной стороны, если вы хотите накормить человека, то вы должны дать ему поесть, а если вы хотите сделать его сытым, то вы должны его научить ловить рыбу. Или дать ухи или научить ловить рыбу.

Вот, в принципе, у Владимира Путина есть в распоряжении достаточно большие финансовые ресурсы в Фонде национального благосостояния, уже триллионов, наверное, под 10 рублей. И, в принципе, можно их взять и всё потратить, раздать всему населению и будут все счастливы. Ну, там, не все — половину отдать своим друзьям, которые строят дороги, мосты и чего-нибудь ещё, а половину поделить населению. И, в принципе, осчастливить российское население: все смогут себе чего-нибудь купить в ближайшем торговом центре. Но, в принципе, это приведёт к тому, что у вас не будет этой самой кубышки и заначки на чёрный день, соответственно, стратегически улучшить жизнь россиян, сделать их счастливее и богаче можно за счёт повышения темпов роста экономики.

Вот, собственно говоря, простой арифметический эксперимент или упражнение показывает, что если бы, начиная с 2012, года, когда Владимир Путин очередной раз пришёл в Кремль, российская экономика росла на 4% в год, то сейчас российский ВВП был на 20-22% больше, чем он есть, то есть вся страна была бы богаче практически на 20%. Вот, собственно рецепт осчастливливания российского населения — это повышение роста российской экономики. И здесь, мне кажется, у Владимира Путина нет ни желания, ни возможностей, потому что повышать темпы роста, нужно менять политическую систему.

Н. Росебашвили ― То есть остаётся только сидеть и сокрушенно качать головой и говорить, как это…

С. Алексашенко ― Да, и поэтому, отвечая на ваш вопрос: он очень хорошо показывает, что он добрый царь, но не пытается ничего сделать.



Е. Бунтман ― И хотели поговорить про другие способы, частные способы изъятия денег у населения — про финансовые пирамиды. Нино, тебе слово.

Н. Росебашвили ― Почему люди до сих пор в них верят? Вот сейчас история с «Кэшбери» происходит, и даже заблокировали сайты. Суммарные потери — 3 миллиарда. Почему люди ничего не помнят из истории с «МММ»? Откуда такое недоверие?

С. Алексашенко ― Потому что людям хочется верить в чудо, в прекрасное, им хочется обогатиться быстро, немедленно. Мы с детства воспитаны на сказках «По щучьему велению». Сидишь на печи 33 года…

Н. Росебашвили ― Мы ещё деньги закапывать предлагали людям.

С. Алексашенко ― Да, закопал денежки — 5 золотых — и выросли… зашевелятся, заколосятся и так далее. Просто, видимо, хочется немедленного, быстрого обогащения. И они готовы верить. На самом деле, это же реакция людей на рекламу. И почему, когда по телевизору показывают рекламу, на кого-то она действует, на кого-то не действует. Вот он идёт в магазин и покупает то, что рекламируется, даже если ему это не очень нужно.

То же самое и с пирамидами. Людям хочется обогатиться — им предлагают простой и эффективный способ. И те, кто понимает, в чём смысл ́той пирамиды, они считают, что они успеют выскочить первыми. Те, кто не понимают, просто ведутся на сладкие сказки. Это печальная история, но это, к сожалению, человеческая история. Трудно, видимо, объяснить людям, свою голову не приставишь.

Н. Росебашвили ― А есть какой-нибудь механизм, чтобы сразу понять, что это финансовая пирамида и не дожидаться, пока 3 миллиарда рублей уйдёт непонятно куда, а сразу заблокировать?

С. Алексашенко ― А кто должен разобраться, Нино? Вот есть ли способ, вы говорите, разобраться? А кто должен разбираться?

Е. Бунтман ― Комитет по финансовым рынкам, например, не знаю…

С. Алексашенко ― Это точно совершенно не его функция. По большому счёту финансовая пирамида — это мошенничество. Это работа правоохранительных органов, то есть тех органов, которые должны добиваться исполнения закона, следить за исполнением закона. Соответственно, это вопрос к российской полиции, к Центральному банку, который занимается надзором за финансовыми рынками. Собственно, вот эти два ведомства…

Я считаю, что в Центральном банке совершенно точно есть профессиональные люди, которые без проблем, с первого взгляда поймут, что это пирамида. Почему они в этом случае ничего не делают, а дают возможность населению потерять 3 миллиона рублей — условно говоря, этот вопрос депутат Аксаков должен задать председателю Центрального банка. Он его не задаёт, потому что это неудобный вопрос для председателя Центрального банка. Зато удобно министру финансов подкинуть какую-то идею — забрать деньги у населения.

Е. Бунтман ― При этом, наверное, надо сказать, что Центральный банк все последние годы — то, что мы видим каждый понедельник практически на лентах новостей — появляются новости о закрытии какого банка, который либо «прачечная»…

С. Алексашенко ― Я не хочу защищать Центробанк в том, что касается отвратительного качества банковского надзора. Я об этом сам говорил много и часто. Но с банковским надзором за конкретным банком, вообще, все-таки этот процесс немножко более сложный. Это надо с ним разбираться детально, глубоко. Мы же сейчас говорим о пирамидах. В России пирамида — система достаточно простая. Условно говоря, пирамида, которую выстраивал Бернард Мэдофф в Америке, он её выстраивал много лет через сложные отчётности, финансовые инструменты и так далее. Там докопаться до существа было не очень просто, даже имея доступ к информации. Российские пирамиды достаточно примитивные и в них специалисты Центрального банка могли бы разбираться быстрее, чем это происходит на самом деле. Я вообще не уверен, что они с этим хотят разбираться.

Е. Бунтман ― Спасибо большое. Сергей Алексашенко сегодня был персонально наш. Мы: Евгений Бунтман и Нино Росебашвили. Спасибо большое, всего доброго!



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Ура! Найден ещё один способ пополнения нашего бедного бюджета — приватизация государством невостребованных вкладов богатеньких буратин и бедных граждан. Во время войны зарплату офицерам и солдатам выдавали тоже на сберкнижки (чтоб в бою и походе деньги не теряли), так тогда столько невостребованных осталось — невозможно было увезти одним эшелоном всю эту бумагу. Это с виду — ну что там на этих счётах — сущие копейки по 100 — 200 рублей. Да вкладов столько, что получится вполне ощутимое подспорье для того, чтобы было что воровать.

Как я рад за наше проворное государство — слов нет! Что бы ему ещё предложить, чтобы воры без работы не остались?..
________________________________________

На самом деле этих невостребованных вкладов накопилось аж на сотни миллиардов. У меня тоже валяются где-то пара советских сберкнижек, на каждой по 15 — 20 рублей. Да от деда с прадедом чудом уцелела сберкнижка, на которой остался 1 (один) советский червонец (тот самый твёрдый советский червонец, а не какая-то там хрущёвская или брежневская десятка рваная). До сих пор в супермаркет идучи за пакетиком соли каменной, всё жалею, что в конце 80-х годов не накупил на те копейки пару мешков лучшей в мире украинской каменной соли (перший сорт производства ПО "Артемсиль")…
________________________________________

У нас золотой запас состоит наполовину из невыданных во время войны наград. А что творится в чехарде с банковскими процентами — даже господь бог не может разобраться в этой махинахерии, и закрыл на неё глаза.
________________________________________

Зря С. Алексашенко так пренебрежительно говорил о "завалявшихся копейках" на вкладах. Этот депутат, предложивший изымать невостребованные вклады, знает, что предлагает. Он-то, я думаю, имеет ввиду не эти жалкие копейки, а советские вклады, открытые до 1991 года. Вот что пишет МК:

"Компенсация старых советских вкладов, по сути, конфискованных в ходе реформ 1990-х годов, вновь отсрочена. Недавно Госдума одобрила правительственный законопроект, предусматривающий «заморозку» решения проблемы до 2021 года. Эксперты сомневаются, что к тому времени решение застарелой проблемы будет найдено. Ну а значительная часть «потерпевших» вкладчиков, скорее всего, просто не доживёт до каких-то компенсаций.

Нынешний думский мораторий на компенсацию дореформенных вкладов — далеко не первый. Решения правительства «перенести на…», «оценить», «разработать методику», сопровождаемые теми или иными «объективными» разъяснениями, принимаются на протяжении уже более четверти века, с 1991 года. «Правительство не хочет тратиться на выплаты, понимая, что протестовать уже некому — большая часть владельцев советских вкладов ушла в мир иной», — прокомментировал очередной мораторий финансовый омбудсмен Павел Медведев".

Думаю, что на это и рассчитывает депутат-"экономист" Аксаков.
________________________________________

Из России вывели рекордное количество денег. Чистый отток капитала из России за первые десять месяцев 2018 года составил 42,2 миллиарда долларов, свидетельствуют данные Центробанка. Это в три раза больше, чем за аналогичный период прошлого года, и самый высокий показатель с 2014 года.

Деньги знают, где им спокойно и комфортно лежать — поэтому и рвут за кордон, где их не кошмарят.
________________________________________

Самая интересная передача на вашем радио о том, как мужик впаривает населению загадочный аппарат Аквалайф. Заражает энтузиазмом, хотя насчёт его воды — сомнительно. Ещё хорошая передача у Сергея Асланяна, но после неё хочется пойти и повеситься. Остальные вяло и академично вещают из благополучного далека. Но мы то здесь же, на Родине!..
________________________________________



ИСТОЧНИК

Нино Росебашвили, Евгений Бунтман

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 18.12.2018 - В ЗАЩИТУ КОНСТИТУЦИИ
  • 17.12.2018 - БИЗНЕС НА СЧЁТЧИКЕ
  • 17.12.2018 - ДЕСПОТИЯ СИЛОВИКОВ
  • 16.12.2018 - ПАНИКОВСКИЙ МИРОВОГО МАСШТАБА
  • 16.12.2018 - РАШАГЕЙТ
  • 15.12.2018 - КАК ВЛАСТЬ МАНИПУЛИРУЮТ ВАМИ
  • 15.12.2018 - БЫЛО «ВАШЕ», СТАЛО «НАШЕ»
  • 14.12.2018 - ЗАЯВЛЕНИЕ БЮРО ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 14.12.2018 - ИНТЕРВЬЮ МИХАИЛА ХОДОРКОВСКОГО
  • 13.12.2018 - ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В ГОРОДЕ ВОЛГОГРАДЕ
  • 12.12.2018 - О СОСТОЯНИИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В РЕГИОНАХ
  • 12.12.2018 - НЕИСТРЕБИМАЯ ТРАДИЦИЯ НАСИЛИЯ
  • 12.12.2018 - УМЕЮЩИЕ ЖДАТЬ ПЕРЕСТАЮТ УМЕТЬ ЖДАТЬ
  • 11.12.2018 - УБИТЬ ИНОВЕРЦА
  • 10.12.2018 - ВЫСТУПЛЕНИЕ ЗАМПРЕДА ПАРТИИ «ЯБЛОКО» В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ РФ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru