Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Экономика > Публикация
Экономика

[09.11.2019]

БОЛЬШЕ ПОНТОВ ЗА СЧЁТ НИЩЕТЫ НАСЕЛЕНИЯ

Наталья ЗУБАРЕВИЧ: российский учёный, специалист в области социально-экономического развития регионов, доктор географических наук, профессор географического факультета МГУ, эксперт Программы развития ООН Международной организации труда

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Наталья ЗУБАРЕВИЧ:


Мы сейчас простили Африке долгов на $20 млрд. и будем заключать ещё на 14 миллиардов новые контракты… Советский Союз на этом играл долго и вылетел в трубу… Понимаете, понты — это не способ ведения бизнеса. Это способ получения издержек. Вот мы их и имеем…

Мы ровно так же живём с Венесуэлой. Мне казалось, что Венесуэлы достаточно, оказалось — нет. Теперь и Африка будет. Ну, может по уму как-то всё делать? Может, брать пример с великих и могучих китайских братьев, которые не просто дали кредит, построили за счёт своих китайских строительных компаний, за счёт китайской техники, которая использована для возведения этих объектов.

А потом, если ты бедный — ну, скажем, Пакистан или Бангладеш, — и не смог расплатиться, ты отдаёшь в аренду этим же китайцам в пользование. И они получают оперативные доходы. Вот это мудрая политика. Циничная, но мудрая.

Мы же, с широкой русской душой: сначала кредит, потом продали на этот кредит военное оборудование. А потом, через 5-7 лет развели руками как с Кубой и с множеством других стран… У меня тупой вопрос: может, мы прекратим русский национальный спорт наступания на грабли раз за разом?..

Это оборонная техника. Но когда вы продаёте Малайзии, Китаю, Индии, — они платят. Им не надо давать кредит, который потом с вероятностью 90% вам, скорее всего не вернут. У вас есть платёжеспособные клиенты… но так хочется шире, так хочется войти везде, что сам готов заплатить и потом сесть в прогале.

Понимаете, понты — это не способ ведения бизнеса. Это способ получения издержек. Вот мы их и имеем…

Понимаете, наша родина — это не про развитие, а про отчётность. Отчитался — ты человек. Не отчитался — парень, твои проблемы. Поэтому гроссмейстерские навыки правильной отчётности прививаются людям, работающим в системе управления, на старте. А дальше они совершенствуются.

Я очень веселилась, что расходы на науку вырастут аж на 34%. Ну, как бы повежливее это сказать — это будет 57 миллиардов рублей. А сколько мы простили Африке? это один триллион 260 миллиардов рублей. Чувствуете разницу? В 20 раз примерно!

С моей точки зрения правильно уменьшить военно-полицейскую составляющую бюджета. Ведь перевооружение армии — это же не про внутристрановые риски. На нас никто нападать особо не собирается. И что мы гоним волну с этим перевооружением с такой страстью и скоростью, для меня большая человеческая загадка, которую отгадать могу только одним путём: какие-то травмы сидят внутри лиц, принимающих решения, которые их заставляют кнутом подстёгивать это перевооружение, чтобы понтов и ощущения силы было больше. Но это к психологам или к психоаналитикам…

У вас была возможность ориентировать оборонку в большей мере на продажи, то есть, на рыночный вариант — не за наш кредит, а на продажу за реальные деньги. Так вот мы продаём год вооружений на 15-16 миллиардов долларов, в основном самолёты, а тратим больше на гособоронзаказ в три раза больше! А в это время либо на еду не хватает, либо на одежду не хватает, либо хватает только на это 64 % населения. А это две трети россиян, у которых в первом случае нищета, а во втором, по-честному, бедность!..

                    *   *   *

А. Соломин ― Добрый вечер. Меня зовут Алексей Соломин, в эфире радио «Эхо Москвы» программа «Особое мнение». И сегодня у нас в гостях директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. Владимир Путин сегодня напомнил о том, что около 20 миллиардов долларов было списано африканским странам. В России это вызывает достаточно острые рассуждения по поводу того, что это вообще-то довольно приличные деньги. Как вы относитесь к тому, что мы, оказывается, простили долги?

Н. Зубаревич ― Эксперт, конечно, должен быть спокойный, нервы должны быть как канаты, но у меня не получилось. Тупо, чтобы всем было понятно — эта сумма, если перевести её в рубли, это все расходы бюджетов субъектов федерации, суммарно, на здравоохранение. За год. То есть, мы на год остались, считайте, без расходов на здравоохранение. Основные социальные расходы тащат на себе субъекты федерации, а вовсе не федеральный бюджет. У федерального бюджета высшая школа, по «здраву» только Высокотехнологические медицинские учреждения, а если брать «здрав», то там примерно 50 на 50 так называемые территориальные фонды обязательного медицинского страхования — ну, не мучайтесь.

А бюджет это капиталка, коммуналка — это часть расходов. Так вот мы лишились годового объёма финансирования здравоохранения из бюджетов субъектов.

А. Соломин ― На один год?

Н. Зубаревич ― Год — это не маленькая история. Там долг накопленный. И мы лишились почти половины расходов на образование субъектов федерации. Ну, вот если вам это нравится — флаг в руки. Если вы так любите Африку и считаете, что Африка «наше всё», я только добавлю перца в эту песочницу.

Мы сейчас будем заключать ещё на 14 миллиардов баксов, извините за просторечие, новые контракты. И большая часть из них, — потому что Африка не очень платёжеспособна — пойдёт оплатой за счёт кредитов, выданных Россией. Слушайте, Советский Союз на этом играл долго и вылетел в трубу…

А. Соломин ― Поставлял продукцию?

Н. Зубаревич ― В основном оборонка или техника какая-то, сами выдавая кредиты этим странам, чтобы они могли купить — мы ровно так же живём с Венесуэлой. Мне казалось, что Венесуэлы достаточно, оказалось — нет. Теперь и Африка будет в этой линейке.

А. Соломин ― Мы сегодня связывались со специалистом по Африке — Россия импортирует из Африки продукты.

Н. Зубаревич ― Кто вам мешает вести рыночные отношения? Они вам продали — вы заплатили и купили. А вот эти кредиты они же в основном на оборонку.

А. Соломин ― Видимо, тут геополитика в большей степени, чем рынок.

Н. Зубаревич ― Умные китайцы вкладываются в инфраструктуру, дают кредиты — у них много не только африканских, но и азиатских стран в кабале. Потому что эти кредиты очень трудно оплатить. Но это не продажа военной продукции, за которую ты потом получишь пшик за свой кредит. Это инфраструктура, которая переходит в твоё ведение как управленца. И ты с этого оперативные доходы получаешь. Ну, может по уму как-то всё делать? Может, брать пример с великих и могучих китайских братьев, которые не просто дали кредит, построили за счёт своих китайских строительных компаний, за счёт китайской техники, которая использована для возведения этих объектов.

А потом, если ты бедный — ну, скажем, Пакистан или Бангладеш, — и не смог расплатиться, ты отдаёшь в аренду этим же китайцам в пользование. И они получают оперативные доходы. Вот это мудрая политика. Циничная, но мудрая.

Мы же, с широкой русской душой: сначала кредит, потом продали на этот кредит военное оборудование. А потом, через 5-7 лет развели руками как с Кубой и с множеством других стран…

У меня тупой вопрос: может, мы прекратим русский национальный спорт наступания на грабли раз за разом?..

А. Соломин ― Зачем же? Нет ощущения, что эти деньги к нам бы не вернулись и так никогда?

Н. Зубаревич ― Но если бы вы их не давали, вы бы их и не потеряли, вам не кажется?

А. Соломин ― Я так понимаю, что это всё-таки техника?

Н. Зубаревич ― Стоп. Это оборонная техника. Но когда вы продаёте Малайзии, Китаю, Индии, — они платят. Им не надо давать кредит, который потом с вероятностью 90% вам, скорее всего не вернут. У вас есть платёжеспособные клиенты, но так хочется шире, так хочется войти везде, что сам готов заплатить и потом сесть в прогале.

Понимаете, понты — это не способ ведения бизнеса. Это способ получения издержек. Вот мы их и имеем…

А. Соломин ― Висящие долги над Россией не создают проблем? Вот эти мёртвые долги, бесперспективные вообще?

Н. Зубаревич ― Так их и прощают без остановки. Кубе простили, Венесуэле потихоньку прощаем. Мы — страна христианского терпения и всепрощения. Только это идёт за счёт простых россиян, которые эти деньги не получают в виде бюджетных расходов на человеческий капитал.

А. Соломин ― Это я понимаю. Я имею в виду, не создают ли они проблем для текущей работы? Когда висят эти хвосты, без них легче, или какая разница — висят, и висят.

Н. Зубаревич ― У нас федеральный бюджет профицитный. У нас в кубышке дело идёт уже к 7% ВВП накопленных резервов. По уму так в страну бы неплохо потратить, страна-то, в общем, не в идеальном состоянии. Но есть геополитика. Поэтому чем быстрее Россия обернётся на себя и начнёт рационально тратить средства, а не играть в геополитику, тем лучше будет нашему населению. Но оно безгласно, оно молчит и с удивлением наблюдает радости борьбы за Африку.

А. Соломин ― Идёт обсуждение российского бюджета на трёхлетний период.

Н. Зубаревич ― Да поменяют через год — это такие, плановые показатели.

А. Соломин ― Ну да, каждый год пересматривают и корректируют. Ваше отношение к этому? Я читал много критики. И при этом премьер-министр Медведев говорит, что с экономикой у нас всё в порядке, говорит о росте промышленном.

Н. Зубаревич ― Промышленный рост есть. По промышленности на 1 августа за 8 месяцев у нас рост 2,6%. Но понимаете, дьявол в этой стране всегда кроется в деталях — 3,8% составляет добывающее производство и 2,1% — обрабатывающее. Опять растём в основном за счёт сырья и неплохой цены на него. Бюджет супер-профицитный, деньги лезут из ушей, Фонд национального благосостояния пополняется, макроэкономическая ситуация нормальная, спокойная — всё так.

А. Соломин ― То есть, всё в порядке?

Н. Зубаревич ― Только роста нет. Промышленность растёт, потому что неплохие цены на сырьё, а оборонке бюджет даёт много гособоронзаказа. Уже «пищёвка» прежним темпом перестала расти, потому что реально доходы населения не растут, «пищёвка» кому будет продавать? Это же людям предназначается. Поэтому два источника — сырьё и оборонка двигают российскую промышленность вперёд.

А. Соломин ― Но в прогнозе Минэкономразвития цены на нефть будут снижаться.

Н. Зубаревич ― Знал бы прикуп — жил бы в Сочи. Оставим эту тему — ни вы, ни я, ни баба Ванга угадать не может. Неизвестно. Хорошо, парочка военных конфликтов где-нибудь в районе Персидского залива, и всё может произойти.

А. Соломин ― Это да.

Н. Зубаревич ― Вот и всё. Не знаем.

А. Соломин ― Председатель Счётной палаты Кудрин резко высказался по поводу этого бюджета, сказал, что там недостаточно стимулов для роста экономики, и обрушился с критикой на расходы на образование и здравоохранение.

Н. Зубаревич ― Можно я с ним поспорю? Приоритеты этого бюджета не про человеческий капитал. Главный приоритет этого бюджета — остановить депопуляцию. То есть сделать что-то с демографией — она ухудшается. Как-то подрихтовать. Поэтому основные расходы по объёму — на проект «Демография». Они включают две истории: тот же материнский капитал, и это недешёвая программа. И второе — теперь семьям с детьми будут доплачивать до возраста ребёнка не в полтора, а в три года — это тоже деньги.

И я вот руками, ногами голосую за это решение. Потому что хватит стимулировать пушечное мясо, а дальше сами… Помочь семьям с детьми нужно обязательно! Это человеческая история.

Потому что вообще-то рождение второго ребёнка быстро направляет семью в сторону бедности. Рождение третьего фактически загоняют её в эту бедность. Потому что два родителя очень часто, даже работающие, а если мамочка ещё сидит с ребёнком не работает, не могут всех прокормить. Это «Демография», поэтому против ничего не имею

Там 616 миллиардов — это самые большие деньги. Второй по социалке — это «здравоохранение» — рост будет. Но у меня вопрос: этот рост будет только на высокотехнологичные центры? То, что они есть, это прекрасно. А мне бы хотелось понять, что будет «на земле» — поликлиники, больницы — что там? У регионов нет таких денег. Потому что, во-первых, это объём гораздо больше. Это не какие-то там миллиарды, это триллионы.

Что будет с территориальными фондами обязательного медицинского страхования, которые финансируют нам с вами зарплаты врачей, покупку лекарств. Как в старом фильме: огласите, пожалуйста, весь список.

А. Соломин ― Это интересный момент — ведь федеральный бюджет не участвует в этой истории?

Н. Зубаревич ― Нет.

А. Соломин ― С другой стороны, есть указы Путина.

Н. Зубаревич ― Которые должны выполнять регионы. И про долголетие, ожидаемую продолжительность жизни, и про демографический рост. Вот я не в первой передаче говорю — я не добрая тётенька, но моя жалость в отношении губернаторов нарастает с каждым днём. Как без приличного роста ресурсов всё это выполнить, для меня большая человеческая загадка. Правда, я ответ на неё знаю.

А. Соломин ― Какой?

Н. Зубаревич ― Нарисуют.

А. Соломин ― А как это возможно?

Н. Зубаревич ― Это не радио-формат, но, во всяком случае, часть зарплаты нарисовали, снизив среднюю зарплату — помните прежние указы? — на 13%. А как нарисуют демографию? По-честному это невозможно. Но можно улучшить методику учёта мигрантов. Вот смотрите — у нас в 2018 г. миграционный прирост провалился очень сильно, формально это было 40% минус. А в 2019 году феерическим образом он вырос на 30%. Что случилось? Манна небесная под названием Москва? Нет, было сказано: улучшилась координация Росстата и служб миграционного учёта. Поэтому нет предела статистическому совершенству…

А. Соломин ― Не понимаю, кого обманывают?

Н. Зубаревич ― Понимаете, эта страна, наша родина, не про развитие, а про отчётность. Отчитался — ты человек. Не отчитался — парень, твои проблемы. Поэтому гроссмейстерские навыки правильной отчётности прививаются людям, работающим в системе управления, на старте. А дальше они совершенствуются.

А. Соломин ― Кудрин сказал про образование.

Н. Зубаревич ― Федералы отвечают только за высшую школу. Там никаких особых праздников души не намечается.

А. Соломин ― Высшая школа — это университеты?

Н. Зубаревич ― Да, любые высшие учебные заведения. Они в ведении федерального бюджета. Я очень веселилась, что расходы на науку вырастут аж на 34%. Ну, как бы повежливее это сказать — это будет 57 миллиардов рублей. А сколько мы простили Африке?

А. Соломин ― 20 миллиардов долларов.

Н. Зубаревич ― А я переведу в рубли — это один триллион 260 миллиардов рублей. А расходы на науку вырастут аж до 57 миллиардов, чувствуете разницу? В 20 раз примерно. Но и этот рост посмотрим, на что пойдёт.

Как бы вам вежливо сказать? Красивые цифры федерального бюджета иногда греют уши. Но надо понимать объёмы финансирования. Если взять всю структуру федерального бюджета — за 2018 год я не считала, но за все предыдущие годы 30-33% всего федерального бюджета — это расходы на оборону и безопасность — как в войну живём…

А. Соломин ― Очень много госзаказов.

Н. Зубаревич ― В основном в обороне. Но не думайте, что солдатикам больше масла в кашу положат. Это гособоронзаказ.

А. Соломин ― Но мы столько всего анонсировали в военной технике!..

Н. Зубаревич ― Да. Я не специалист, и, слава богу, не допущена к государственным секретам, поэтому называю только долю. Дальше — процентов 28 в разные годы, плюс-минус, это так называемая соцполитика. В этой соцполитике больше половины или около половины сидит трансферт пенсионному фонду, который у нас плановое убыточный, потому что мы собираем поступления отчислений в пенсионный фонд прилично меньше. То есть, он сам себя обеспечивает примерно на 60%, а оставшихся 40 даёт федеральный бюджет. Почему у нас возраст повысили? Потому что очень не хочется такой трансфер давать.

А. Соломин ― А получился эффект от этого?

Н. Зубаревич ― Он сначала ожидался, а потом, когда народ забузил, пришлось повысить пенсии уже неработающим пенсионерам на тысячу рублей, и эффект в целом рассосался. Но первоначально он очень ожидался.

А. Соломин ― Кстати, сегодня глава ФПР сказал, что денег на индексацию пенсий работающим пенсионерам…

Н. Зубаревич ― Нет, и не будет.

А. Соломин ― Их нет в пенсионном фонде.

Н. Зубаревич ― Нет, и не будет. Потому что они и так высоко дотационная структура. Поэтому все мы, и я в том числе, работающий пенсионер, сидим и тихо ждём.

А. Соломин ― Но обещания есть?

Н. Зубаревич ― Какие обещания? Закрыли лавочки.

А. Соломин ― Индексировать пенсии.

Н. Зубаревич ― Неработающим пенсионерам. Работаешь? Сиди, что-то ещё получаешь? Сиди. Государство очень аккуратно раздаёт пряники только туда, где очень сильный электоральный эффект. А не работающий пенсионер — это совсем уже старшие возрасты, которым не по силам работать, но на избирательные участки они ходят реально.

И, слава богу, это не электорально, это гуманно — всё-таки семьям с детьми. Вот за это им низкий поклон и отдельное спасибо.

А. Соломин ― То есть, бюджет на самом деле не сильно меняется?

Н. Зубаревич ― Там не поменялись приоритеты. Высшая школа, здравоохранение — всё, что из федерального бюджета, в долях это 2-4-6% от всех расходов федерального бюджета. Ну, он не про это. Он про оборону с безопасностью и про соцзащиту — это трансферт пенсионному фонду. Плюс федеральные льготники так называемые, которым надо оплачивать все эти льготы. Вот так и живём.

А. Соломин ― С вашей точки зрения, правильнее было бы увеличивать дефицит и закрывать потребности?

Н. Зубаревич ― Почему? Мы в профиците.

А. Соломин ― Ну, создавать дефицит.

Н. Зубаревич ― С моей точки зрения правильно уменьшить военно-полицейскую составляющую бюджета. И тогда вполне можно обойтись без дефицита и жить в условиях макроэкономического баланса. Но моя точка зрения никому не интересна.

А. Соломин ― Тем, кто принимает решение, боюсь, нет. Потому что это та часть бюджета, которая удерживает власть. И без этой части бюджета есть очень большие риски эту власть потерять — судя по всему.

Н. Зубаревич ― Знаете, перевооружение армии — это же не про внутристрановые риски. А на нас никто нападать особо не собирается. И что мы гоним волну с этим перевооружением с такой страстью и скоростью, для меня большая человеческая загадка, которую отгадать могу только одним путём: какие-то травмы сидят внутри лиц, принимающих решения, которые их заставляют кнутом подстёгивать это перевооружение, чтобы понтов и ощущения силы было больше. Но это к психологам или к психоаналитикам…

А. Соломин ― Кстати, это не создавало эффект, когда только затевалась большая программа перевооружения, говорили, что это позволит поднять и научную базу, и оборонные предприятия. Эффект какой-то от этого есть?

Н. Зубаревич ― Я человек с глубоко рыночными мозгами. Меня не запугаешь национальной безопасностью. Я продолжаю считать, что на Россию никто нападать не собирается. У вас было два варианта. Первый вариант — таргетировать наиболее уязвимые зоны и аккуратно тратить туда. А не широким фронтом, от танков до ракет, устраивать дополнительные мощные вливания в оборонку.

Второе. У вас была возможность ориентировать оборонку в большей мере на продажи, то есть, на рыночный вариант — не за наш кредит, а на продажу за реальные деньги. Так вот если сравнить гособоронзаказ в объёмах, и то, что мы продаём — 15-16 миллиардов долларов, мы продаём каждый год вооружений, в основном самолёты, то у нас разница в три раза — мы в три раза тратим больше на гособоронзаказ, чем потом его магнетизируем в виде продаж.

А если залезть туда и посмотреть внутри на эти продажи, — сколько мы ребятам простым, которые никогда кредиты не вернут, отдаём? Там получается — я смотрела цифры по последним годам — до четверти!

А. Соломин ― А вообще структура доходов бюджета сильно меняется из года в год? Мы всё пытаемся слезть с нефтяной иглы.

Н. Зубаревич ― Нет, не слезаем. А откуда профицит бюджета, вы о чём?

А. Соломин ― Ну, не знаю. Может, стали производить высокотехнологичную продукцию?

Н. Зубаревич ― Рассказываю. Сначала возьмём территориальную структуру, а потом по налогам. Если берём все доходы бюджета федерального, которые идут с территорий, что территории в виде федеральных налогов перечисляют — 26% по 2018 году всех налоговых доходов федерального бюджета дал Ханты-Мансийский автономный округ. Вам дальше объяснять, или вы уже всё поняли?

А. Соломин ― Добывающий регион.

Н. Зубаревич ― Это нефтяные деньги. Ещё примерно 10% — Ямало-Ненецкий автономный округ.

А. Соломин ― То же самое.

Н. Зубаревич ― Вид сбоку.

А. Соломин ― А после нефтяной статьи что идёт?

Н. Зубаревич ― НДС. НДС — это очень важный налог, он дико стабильный и крупнейший третий игрок, который поставляет в федеральный бюджет — это Москва. 14-15% доля Москвы во всех поступлениях в федеральный бюджет. За счёт чего? Ну, там немножко есть, но главное — НДС. НДС это конечный налог в центрах потребления. Кто в России крупнейший центр потребления конечной продукции?

А. Соломин ― Потребитель.

Н. Зубаревич ― Частный потребитель, госструктурный потребитель. Кто угодно. Москва, благодаря мощной концентрации — главный и конечный центр потребления. По нему и платится НДС. Пошлины не регионализированы и не привязаны, но я бы сказала так: если мы берём экспортные пошлины, НДПИ, смотрим, что основную часть платежей налога на прибыль дают, помимо Москвы, нефтегазовые регионы, то где-то под половину всех доходов федерального бюджета это нефтегазовая составляющая.

Если у вас ресурс сейчас по 60 долларов за баррель — вы живёте ничего. Поэтому наш хороший профицит федерального бюджета — это не вопрос качества управления. Это вопрос цены на нефть…

А. Соломин ― Мне бы хотелось перейти к смежной теме — к отчёту Росстата. Мы говорим о том, какие траты мы запланировали, а Росстат нам говорит, какой эффект на россиян производят те вещи, которые до этого делали.

Н. Зубаревич ― Вы про доходы?

А. Соломин ― Каждый второй россиянин зарабатывает столько, что хватает только на еду и одежду.

Н. Зубаревич ― Меня потрясают господа журналисты. Я, конечно, вас очень люблю, но иногда шило в определённое место я вам бы вставила.

А. Соломин ― Ну так, пожалуйста.

Н. Зубаревич ― Вместо того, чтобы посмотреть всю разблюдовку и сказать про совсем другую историю, — что 15% домашних хозяйств — им не хватает на еду или на еду как-то, а на одежду и обувь уже не хватает, — их 15. А ещё 48 — которым хватает только на еду, одежду и обувь. По честному, вот в этом пространстве живут не 49, а 49 плюс 15. И по-русски это называется 64 — а это две трети россиян! Пожалуйста, правильно интерпретируйте цифры, что вы ухватились за эти 49? 64% либо на еду не хватает, либо на шмотьё не хватает, либо хватает только на это. Это в первом случае нищета, а во втором, по-честному, бедность.

Но смотрим дальше. Как эти цифры меняются и за счёт кого? Ситуация на 5 копеек улучшилась, потому что за тот же второй квартал 18-го года 17%, а не 15% не хватало на еду, либо на шмотьё, а примерно те же 49 (знаки после запятой не имеют значения).

Просто чтобы вам было понятно: опрашиваются на всю страну 48 тысяч домашних хозяйств. Огрехи выборки очевидны. За счёт чего и кого улучшения?

Я же регионалист, я федеральные цифры препарирую и сразу смотрю свою регионалистику. И что же я вижу? И вижу я следующую историю: москвичи, знаете ли вы, что если вам хватало таких людей, которым хватало на еду и одежду, но дальше уже ничего больше нет, если в середине 2018 г. вас таких было 42%, то сейчас 34.

Москвичи, что у вас такое хорошее случилось, что у вас резко выросла доля тех, кому стало больше хватать? Ответ: с одной стороны, заработная плата в Москве реальная росла быстрее, чем в среднем по стране — верю. Но разница была, если брать в номинальной зарплате, то в среднем по стране это было 6-7% . В Москве это было 9-10%. Вычитаем инфляцию, а она под 5%, — разница по стране будет на 2 с небольшим процента, по Москве где-то на 4 с чем-то. Но чтобы так сокрылось — с 42 до 34 доля этой серединки? Объясните, пожалуйста, почему?

А. Соломин ― А почему?

Н. Зубаревич ― В Питере никаких изменений — что было, то и осталось.

А. Соломин ― Что-то со счётом?

Н. Зубаревич ― Сейчас расскажу. Приведу ещё пару примеров. В Москве доля, — слушайте, москвичи, — доля тех, кому хватает на еду, одежду, на товары длительного пользования, то есть кофемолку точно купите, но на машинку и квартиру нет, — выросла с 36 до 48. Это вы как разжились, москвичи?

А. Соломин ― Хорошо разжились.

Н. Зубаревич ― Дальше идём по списку. Я же регионалист, я же блох ловлю. Идём в чудную совершенно Ульяновскую область. А там доля таких, которым хватает на еду, одежду, на товары длительного пользования выросла с 16 до 24%.

А. Соломин ― Ничего себе! Нас слушают в Ульяновске.

Н. Зубаревич ― Ребята, у вас там что за праздник?

А. Соломин ― Не знаю. Расскажите.

Н. Зубаревич ― И я не знаю. Дальше идём — в Ханты-Мансийском округе, я только что оттуда приехала, там была какая-то индексация зарплат, но чтобы доля тех, кому хватает — еда, одежда, товары длительного пользования выросла с 35 до 50? А в Ямало-Ненецком — с 37 до 60 за один год?

Можно я скажу по-русски? Чтоб я так жил! Поэтому ещё раз запомните, уважаемые слушатели: все выборочные оценки страдают тяжёлым дефектом. Даже если они репрезентативны по выборке, результаты их — скажу так — трудно интерпретируемы.

А. Соломин ― Как вы думаете, связано ли это с заменой руководства Росстата в этом году?

Н. Зубаревич ― Нет. Я думаю, что это связано с реальными трудностями измерения доходов населения. Все эти тетрадки, которые они ведут, оценки — ну, сделали вы выборку репрезентативную на страну. Мы долго работали с базами данных «Мир-Банка», который делал обследование с Росстатом, с другими, — 48 тысяч домашних хозяйств на страну мало, для того, чтобы вы реально могли померить региональную ситуацию — это раз.

И второе. Всё, что связано с доходами населения, при том, сколько у нас «тенёвки», никогда адекватно померить нельзя. Надо смириться с этим. Страна с большой долей «тенёвки» всегда будет давать кривоватую статистику доходов.

А. Соломин ― Связано ли это с тем, что люди не совсем честны, когда отвечают на вопросы?

Н. Зубаревич ― Не знаю. Я тетрадки не заполняла. Я вижу результат и вам его показываю — про роскошную Ульяновскую область…

А. Соломин ― У нас очень много людей, которые живут впроголодь и откладывают на чёрный день.

Н. Зубаревич ― Ну, всё-таки не «впроголодь» — мы не Африка. Во всяком случае, физиологический рацион в калориях люди получают — это раз. Откладывают на чёрный день бабульки.

А. Соломин ― Да?

Н. Зубаревич ― У среднего и молодого поколения этой дурацкой привычки нет. Они лезут и забираются в долги — у нас же колоссально быстро растёт потребительское беззалоговое кредитование. Поэтому не путайте бабушек, которые откладывают себе на «гробовые», на чёрный день и основную массу населения, которое живёт по принципу «авось-небось» и занимает под 200 (было 365)% годовых от зарплаты до зарплаты, — потому что 5 тысяч не хватило.

Поэтому всё не так, всё гораздо веселее и сложнее. Страна разная. Разные социальные страты ведут себя по-разному. Старшие возраста гораздо более прижимисты. А остальные — как получится.

А. Соломин ― А региональные бюджеты принимаются вслед федеральному, или перед?

Н. Зубаревич ― В огороде бузина, в Киеве дядька.

А. Соломин ― По-разному?

Н. Зубаревич ― У меня есть правило — федеральный бюджет, против своего нутра, но я вам всё-таки прокомментировала, хотя чётко знаю, что итоги исполнения будут отличаться. Я всегда работаю только с исполнением бюджета. Всё, что нарисовали — ну, нарисовали.

Вот Москва всегда рисует дефицит бюджета. Ей так удобно. Потому что дополнительно то, что они получили, сверхдоход, — не надо пропускать через процедуры, а можно быстро и спокойно потратить. С лужковских времён, это не собянинская история, Москва себе в законе рисует дефицит. А потом жизнь складывается гораздо веселее.

Поэтому не люблю вообще обсуждать законы. Могу сказать про исполнение — всё очень неплохо — последнее, что я считала за 8 месяцев. И могу сказать, что по субъектам федерации, если мы возьмём доходы бюджетов, то соответственно, 13% роста — неплохо. Но это в номинале, в рублях, бюджеты считаются только в номинале.

По расходам позволили себе потратить на примерно 11% больше, что неплохо — люди это чувствуют, потому что в основном это социальные расходы. Потом, закрыли часть долгов по ЖКХ. То есть, состояние бюджетов лучше, чем экономики в целом.

За счёт чего? А мы заставили выполнять президентские указы по зарплате, а с этих зарплат платится НДФЛ, — он же тоже вырос. Прилично вырос налог на прибыль. Если мы берём исполнение за 7 месяцев, то получается следующая картинка: если мы берём основной вклад, то это налог на прибыль — 20% роста. Кто же так хорошо пожил?

А. Соломин ― Да что ж такое?

Н. Зубаревич ― А нефтегазовые регионы, производители минеральных удобрений, металлурги. Цены-то на экспортный товар неплохие. Поэтому все крупняки более или менее с прибылью. А столица нашей родины, Москва по 8 месяцам увеличила налог на прибыль на 26%. Поэтому у нас с вами благоустройства и прочих радостей будет ещё больше.

А. Соломин ― «Навсегда» — об этом сказал зам. мэра.

Н. Зубаревич ― Да. Надо уметь тратить, чтобы не отобрали.

А. Соломин ― Он сказал, что у нас 107 миллиардов на этот год.

Н. Зубаревич ― Как это?

А. Соломин ― Это будет навсегда, на тир года — так он сказал.

Н. Зубаревич ― Неправда ваша.

А. Соломин ― Почему?

Н. Зубаревич ― Только что обсчитала исполнение бюджета по 8 месяцам. Расходы на благоустройства бюджета Москвы за эти 8 месяцев составили 191 миллиард рублей. То есть, 15% всех расходов бюджета Москвы.

Для сравнения: расходы на всё образование по 8 месяцам — 201 миллиард рублей. 191 и 201. И это 8 месяцев. Дело будет под 300 миллиардов на благоустройство. Опаньки.

А. Соломин ― Посмотрим и увидим.

Н. Зубаревич ― Это бюджет большого хорошего субъекта федерации.

А. Соломин ― Вы сказали по поводу регионов — особняком у нас всегда идёт Северный Кавказ.

Н. Зубаревич ― О, да.

А. Соломин ― И Счётная палата заявила о неэффективности расходов на Северный Кавказ.

Н. Зубаревич ― Всё правильно они сказали, всё верно они сказали. Они всё посчитали. С глубоким уважением отношусь, я этот отчёт прочитала. Просто весь разговор идёт менее чем о 8 миллиардах рублей. Это копейки. Это субсидии по федеральным целевым программам — только. И ни о чём больше.

А. Соломин ― Это на создание местного бизнеса?

Н. Зубаревич ― Корпорации развития, фонды развития, — как вы деньги передали, каким акционерным обществам вы дали эту денежку. И соответственно, это вопрос к процедуре — как вы отбираете, как вы контролируете траты.

А я же про другое. Весь объём трансфертов республикам Северного Кавказа не 8, а 220 миллиардов.

А. Соломин ― А, понятно. А неэффективны только 8.

Н. Зубаревич ― Дотаций на выравнивание, когда свободно тратится — 124. А все субсидии — 35. Ну, мы можем почистить 8. А с остальным что?

А. Соломин ― И этот вопрос останется открытым. Кто будет отвечать на него, пока не знаю. Меня зовут Алексей Соломин, а в гостях у нас была директор региональных программ Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. Спасибо вам большое.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Согласен с уважаемой мадам директором Н. Зубаревич: зря кремлёвские горе-клоуны списали эти US$ 20 млрд. нищим африканским странам. Вот китайцы намного мудрее помогают Африке, постепенно, но уверенно тотально закабаляя все африканские бесценные сырьевые придатки в свой китайский кармашек…
________________________________________

20 млрд. долл. — это деньги, выброшенные В.Путиным под хвост африканским крокодилам…
________________________________________

Браво, Зубаревич! Полностью согласен с Вашей позиций по африканским кредитам. Притомили уже этим всемирным собесом, когда собственные граждане с голой задницей…
________________________________________

Сколько же в России умных знающих системно мыслящих людей! Но руководят не они. Результат плачевный.
________________________________________

Слушал Наталью Зубаревич в прямом эфире. Понравилась. Страна, состоящая из таких женщин по своим человеческим качествам была бы мировым лидером!..
________________________________________

Чем больше издержки режима, тем быстрее они проворуются и разбегутся. Невозвращённые деньги не пойдут на ОМОН и Ольгино, да и в свои карманы их не запихнут. Лично я скорее рад.
________________________________________

КОГДА СУБЪЕКТЫ ФЕДЕРАЦИИ БЕДНЕЮТ ВСЁ БОЛЬШЕ И БЫСТРЕЕ, ТО НЕИЗБЕЖНО НА ГОРИЗОНТЕ ЗАМАЯЧИТ РАСПАД РОССИИ… Это очевидная тенденция с закономерный финалом. Но пока, похоже, мало тех, кто этой проблемой озабочен. Или же они просто боятся вслух говорить о этом.
________________________________________

Респект Наталье Зубаревич.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей Соломин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Милитаризация (0)
  • Власть (0) > Образование (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Общество (0) > Нищета (0)
  • Общество (0) > Социология (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • Экономика (0) > Налоги (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 26.12.2019 - СЕКРЕТЫ ДЕЛА МАГНИТСКОГО
  • 24.11.2019 - ЛОГИКА БЕСПРЕДЕЛА
  • 23.11.2019 - КТО ОТВЕТИТ ЗА ПРОВАЛ «ОПТИМИЗАЦИИ»?
  • 23.11.2019 - ИНТЕРВЬЮ С ГАСАНОМ ГУСЕЙНОВЫМ
  • 22.11.2019 - ПРОТИВ ЗАКОНА О «СУВЕРЕННОМ ИНТЕРНЕТЕ»
  • 22.11.2019 - ИНТЕЛЛЕКТ И ГЛУПОСТЬ НА СЛУЖБЕ РЕПРЕССИЙ
  • 20.11.2019 - ЛИКВИДАЦИЯ ДВИЖЕНИЯ "ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА"
  • 20.11.2019 - ДЕТСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ
  • 18.11.2019 - УНИЧТОЖЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОППОНЕНТОВ
  • 16.11.2019 - ВСТУПЛЕНИЕ УКРАИНЫ В НАТО
  • 15.11.2019 - ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ ОБ ИТОГАХ ЧЕТЫРЕХЛЁТНЕЙ ПОЛИТИКИ ПУТИНА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
  • 15.11.2019 - БИОЛОГИЯ НАШЕЙ ВЛАСТИ
  • 14.11.2019 - «КОМУ ГРОЗИТ ИЗОЛЯЦИЯ»
  • 12.11.2019 - ВНУТРЕННЯЯ АФРИКА ВЛАДИМИРА ПУТИНА
  • 10.11.2019 - СИСТЕМА ПУТИНА: КОРРЕКТИРОВАТЬ ИЛИ МЕНЯТЬ?
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru