Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Выборы > Публикация
Выборы

[03.12.2017]

ТОТАЛЬНОЕ РАСТЛЕНИЕ

Дмитрий ГЛУХОВСКИЙ: писатель


Дмитрий ГЛУХОВСКИЙ:


Наша «демократия» — не совсем точное слово, которое подходит для описания этого. Здесь мы скорее поведём речь о спайке специальных служб, организованной преступности, крупного бизнеса. Этот конгломерат управляет очень эффективно страной, администрирует её, потому что человек, на которого есть досье, лучше управляем, чем человек, на которого нет досье. Наш управленческий опыт показал, что лучшими эмиссарами рыночной экономики являются члены Солнцевской ОПГ.


В. Дымарский ― Добрый вечер. Программа «2017». Я из московской студии, меня зовут Виталий Дымарский. Откуда-то издалека, на фоне замечательных штор, с нами Ксения Ларина. Будем допрашивать сегодня сидящего напротив меня писателя, публициста, журналиста Дмитрия Глуховского. Я сообщаю всем, что Дмитрий Глуховский только что вернулся из вражеской страны.

К. Ларина ― Из Польши, я знаю. Его книжка выходит на польском языке. Я всё знаю.

В. Дымарский ― Ну, как Польша встретила врага, представителя вражеской страны? Русофобская Польша.

Д. Глуховский ― На удивление, Польша — никакая не русофобская. То есть в ней сейчас наметился тренд, о котором могу чуть позже рассказать или прямо сейчас, который связан с тем, что у них, как и у нас, для консолидации власти всё активнее используется партией «Право и справедливость» националистическая риторика, слегка шовинистическая. Но, на народных настроениях это отражается несильно, происходит поляризация.

Вот такой «трампизм» у них происходит в политике. И население очень расслаивается и раскалывается на два диаметрально противоположных лагеря. Условно говоря, евроэнтузиасты, сторонники свободного рынка, условные евролибералы, евродемократы, сторонники евроинтеграционных процессов. И польские националисты, условно правые, которые требуют, как и у нас, пересмотра истории Второй Мировой войны в выгодном для Польши ключе. Иногда они ходят с нашивками «смерть врогам Отчызны», что не требует перевода на русский язык. Два выражения видел, которые доказали мне, что мы побратимы: «смерть врогам Отчызны» и «пыво на вынос», которое так и будет на по-польски пиво на вынос, о чём я сделал немедленно снимок в своем Инстаграме.

В. Дымарский ― Хорошо, что пиво не только членам профсоюза…

Д. Глуховский ― Удивительно, что латиницей написано «пиво на вынос». Я понял, что не такие уж мы и разные.

К. Ларина ― Я хотела про Польшу спросить. Вы говорите, что на общественное настроение это не слишком влияет, этот раскол политический. Но, насколько я знаю по тем интервью, которые доходят до нас со стороны польских театралов или польских киношников, это серьёзно влияет на культурную жизнь в Польше. Они впрямую говорят об угрозе государственной и церковной цензуры, что очень важно.

Д. Глуховский ― Я на эту тему много общался. У меня было много переездов. За 6 дней я объехал 9 городов. Всю страну покрыл. И меня возил мой издатель. Они оба, два брата, придерживаются евроэнтузиастических позиций, и они в полном ужасе от того, что творит «Право и справедливость».

И они активно принимают участие в протестной деятельности, на митинги выходят. По их комментариям этот разлом, раскол насаждается прямо сейчас. И это вызывает активное сопротивление творческой интеллигенции. Я не знаю, насколько процессы дошли до театра и кино, но в медиа, это происходило как в Италии при Берлускони, который немедленно, придя к власти, смёл всех левых и центристских главных редакторов и назначил своих правых, популистов националистической направленности.

То же самое происходит сейчас в Польше. «Право и справедливость» интерпретирует катастрофу в Смоленске, считая её заговором Путина, чтобы уничтожить Леха Качиньского, брата правящей партии, не имеющего официального поста, Ярослава Качиньского. Они считают этот заговор повторением Катыни, символической местью и так далее. Они гораздо серьёзнее настроены против Германии и против Украины. У них столкновение с Украиной сейчас по поводу исторической памяти. Они требуют от Германии признания исторической ответственности и репарации.

В. Дымарский ― Это форма давления внутри Европы. Но у меня в связи с этим другой вопрос, касающийся нашей страны. А не мы ли спровоцировали в мире все эти расколы, не мы ли спровоцировали появление Трампов (так во множественном числе)?

Д. Глуховский ― Мне кажется, что мы эксплуатируем этот тренд. Любые быстро происходящие политические и общественные процессы неизбежно рождают противодействие, потому что принуждают к смене образа жизни и мышления слишком большое количество инертных людей. Любая революция приводит к термидору, любое действие приводит к противодействию. С одной стороны, движение от коммунизма, от государства социальной ответственности и полной народной безответственности, и диктатуры авторитарного режима к демократии приводит неизбежно через некоторое время, к тому, что качели качаются в обратную сторону…

В. Дымарский ― Это близкий знакомый Ксении Лариной Константин Богомолов, режиссёр. Он буквально на днях об этом говорил. О том, что всё, что происходит — это реакция.

Д. Глуховский ― Это мракобесие, я тоже видел.

В. Дымарский ― Консервативная, порой мракобесная реакция.

К. Ларина ― Это он говорил на форуме гражданских инициатив.

Д. Глуховский ― И мне кажется, что евроскептизицизм — это реакция на евроэнтузиазм, на очень быструю европейскую интеграцию, которая происходила в 1990-ых и 2000-ых. На самом деле, едешь по Польше и просто не узнаёшь страну. Я один раз ездил по ней в конце 1990ы-х. Её теперь трудно визуально от Германии отличить: прекрасные дороги, великолепные автотрассы, частные дома, стоящие вокруг дорог, и в городах — отремонтированы. Выросла экономика в 2,5 или 3 три раза за это время.

В. Дымарский ― А что им не нравится тогда?

К. Ларина ― А рудименты и атавизмы советского периода остались на территории страны?

В. Дымарский ― С которыми они борются усиленно.

Д. Глуховский ― Я не знаю. Ну, какие-то памятники, которые по всей Восточной Европе являются предметом дискуссий между ностальгирующими националистами и нашим посольством остались ещё. Но эта иррациональная реакция сопротивления евроинтеграции и выкапывание из исторических культурных слоёв польской национальной идентичности… Мне кажется, это какой-то консервативный сентимент, который присутствует у любого народа, с которым происходят слишком быстрые общественно-политические изменения.

В. Дымарский ― На Россию это можно перенести?

Д. Глуховский ― Это интересная мысль, которую высказал Константин Богомолов. Её нужно копнуть и проанализировать. Разумеется, мы, как и поляки, и в гораздо большей степени, чем поляки, люди, поражённые имперским сознанием.

В. Дымарский ― И поражённые большим количеством советских десятилетий.

Д. Глуховский ― И большим количеством десятилетий советских и до этого находившиеся в рабстве сами у себя. Отмененное крепостное право вернулось к нам с колхозами. Нужно больше времени, чтобы, согласно заветам Антона Павловича выдавливать из себя по капли раба. Нам слишком мало времени было для этого дано. Главное, что советская система приучала людей к безответственности и прививала отношение к государству как к родителю, который тебе, с одной стороны ничего не позволяет, а с другой — всю ответственность берёт на себя. И эта комфортная система многим подходит, люди тоскуют по ней.

В. Дымарский ― И что вы тогда, господин Глуховский, чем вы недовольны? Отсутствием демократии… Вот мы постепенно готовим народ к будущей демократии. А пока у нас Владимир Владимирович, эффективный менеджер. На сегодняшний день самый эффективный.

Д. Глуховский ― С этим анализом можно было бы согласиться, но всегда есть вопрос направления и вектора. Когда вектор направлен в сторону мракобесия, насаждения консервативной идеологии циниками, которые сами ни во что не веруют кроме «бабла». Мы понимаем, что речь не идёт о том, чтобы постепенно информировать народ, повышать его политическую ответственность и давать ему всё большие политические права. У нас обратная тенденция: народ оглупляется, ему промывают мозг, используя сентиментальные моменты из его советского прошлого, и полностью устраняют его из всех политических процессов. Остались только, Дмитрий Гудков не даст соврать, муниципальные выборы: хотите — возитесь во дворе, красьте качели в синий или в красный цвет. Это ваше дело, ваша демократия. А на высоком уровне дяди всё решат без вас!

К. Ларина ― Если вспомнить про Чехова и про сакраментальную фразу про выдавливание раба из себя. На ваш взгляд, была попытка в новейшей истории России этот процесс самоочищения над собой произвести? Именно со стороны общества, а не с подачи какой-нибудь новой демократической власти. Как это было в начале 1990-ых или в перестроечное время.

Д. Глуховский ― Вообще, нет. Но, большевики приходили к власти с идеологией, культурным пафосом и цивилизаторской миссией заключалась именно в выдавливании как будто бы раба из русского человека, освобождении его из оков рабства. Это было написано на знаменах, под которыми они пришли к власти: освобождение человека из рабства — крестьянина, путём наделения его землёй и предоставления ему самостоятельности, и рабочего, которому было предложено соучаствовать в управлении.

Но это была полная профанация, обман, потому что крестьян немедленно закабалили, всех запугали и под страхом смертной казни превратили в более точное подобие раба. А в 1990-е годы никакого отношения к идеологическому освобождению уже не было. Просто партийные и «кэгэбэшные» функционеры, которые поняли, что можно набивать карманы, очень увлеклись этим делом, а люди оказались предоставлены сами себе. И кто как мог, так и выживал.

И в это время мы продемонстрировали, что никакого генетического рабства у нас нет, что мы нормальные, свободные, свободолюбивые граждане, которые, если им предоставить возможность кормить себя и свою семью, проявят гражданскую инициативу. И государство здесь только вредит нам со своими патерналистскими, диктаторскими замашками.

Гораздо интереснее то, что происходило в 1990-е. Та свобода случайная, которую мы получили, потому что организаторы отвлеклись на распил нефтегазовых активов на некоторое время, пока деньги там не стали кончаться. Тогда они обратили своё пристальное внимание на нас. Мы прекрасно продемонстрировали, что мы можем без них обходиться: мы себя кормим, возим китайские пуховики, если надо, торгуем на рынках. Человек, который торговал книжками в каком-то сибирском, уральском городе, строит гигантское издательство. Это всё проявление частной инициативы.

Все люди, назначенные государством, чтобы о нас заботиться, воспринимают это как ренту, набивают карманы, а потом начинают нам читать лекции про правление жидомасонов и о примате православных ценностей над всеми остальными.

К. Ларина ― А сегодня кто кого воспитывает?

Д. Глуховский ― Сегодня просто обухом дали населению по голове. Мы сидим и моргаем, а перед глазами звёздочки летают. Вот что происходит сегодня.

К. Ларина ― Зато жеребьёвка сегодня прошла торжественная на Чемпионат Мира по футболу. И опять мы будем лучше всех. Мы опять всех победим…

В. Дымарский ― Дело не в том, что мы будем лучше всех. Там в жеребьёвке нам достались… Ну это политика ФИФА вечная, чтобы хозяева вышли в следующий тур.

К. Ларина ― Это специально?

В. Дымарский ― Они стараются, чтобы на всех Чемпионатах Мира хозяева турнира выходили в следующий круг соревнований. Потому что, иначе, в стране теряется интерес к турниру. Это просто деньги. Грубо деньги.

К. Ларина ― Это же не Мутко придумал?

В. Дымарский ― Нет, не Мутко. Мутко придумал другое. Мутко с допингом нам настолько всё замутил, что мы не можем это никак размутить обратно. Кстати, это русофобия…

К. Ларина ― Сказал шёпотом почти!

Д. Глуховский ― Это русофобия (шёпотом). У меня есть своя конспирологическая теория по поводу того, что происходит в международной политике. И что произошло с Россией. Может быть она конспирологическая, странная, но она заключается в следующем. Когда стало можно разложить страну по карманам, люди, приближённые ко двору, стали этим заниматься. Они, усвоив очевидное преимущество частного бизнеса и капитализма, увидели в этом благо. Они раньше не могли себе позволить яхты, даже если они были генерал-полковниками, как Якунин, например. И это никакого сравнения с шубохранилищем. То есть в этом новом образе жизни, в проклятом, капиталистическом, есть преимущество.

Потом они подумали, что неплохо бы в этом закрепиться. Есть байка про 300 семей, которые правят миром, половина из них Ротшильды. Они подумали, пусть нас будет 330 — вы и мы, ребята. И попытались произвести экспансию русских денег за рубеж, вот этих токсичных русских денег, о которых теперь любят говорить. Деньги с удовольствием принимали, в банках размещали, в офшорах, в трастах.

В. Дымарский ― Виолончели покупали.

Д. Глуховский ― Деньги нам хотите? Давайте их сюда… Но, в это же время Запад стал разбираться, как у нас в стране всё управляется. И поняли, что наша «демократия» — не совсем точное слово, которое подходит для описания этого. Здесь мы скорее поведём речь о спайке специальных служб, организованной преступности, крупного бизнеса.

Этот конгломерат управляет очень эффективно страной, администрирует её, потому что человек, на которого есть досье, лучше управляем, чем человек, на которого нет досье. Наш управленческий опыт и другие наши оригинальные открытия показали, что лучшими эмиссарами рыночной экономики являются члены Солнцевской ОПГ.

Однако в Испании Бальтасар Гарсон, судья, плеснул на это света. И тут на Западе поняли, что за люди хотят влиться в их экономическую систему. И не стали продавать свои металлургические, энергетические компании, не стали допускать нас в свой газотранзитный сектор и так далее. Стали держать нас на дистанции. И тут наше руководство подумало, что к нему как-то дискриминирующе относятся. Мы хотим быть с вами, ребята. Мы деньги вам наши несём. Продайте нам немного своих труб или металла, а мы будем с вами играть вместе.

Но на Западе поняли, что влияние российской системы управления экономикой и политикой будет для них растлевающе опасно и токсично. Потому что мы привыкли покупать политиков. Мы привыкли запугивать управленцев. Мы решаем всё старыми методами вербовки. У каждого человека есть слабость: либо жадность, либо он за семью боится, то есть надо его запугать или подкупить. И нас не пустили туда. Стали намекать, что деньги не пахнут, а вот участие ваше в нашем бизнесе попахивает. И попахивает не тем.

И стало у нас накапливаться определённое раздражение, когда мы не смогли — ни руководство наше, ни представители крупного бизнеса — толком интегрироваться в их экономику. Нас всё время держали на дистанции. К нам всё время относились как к второсортным. Почему китайцев пускают, арабов пускают… а нас не пускают?..

И, мне кажется, что здесь засада оказалась в специфике нашей. В спайке между криминалом, спецслужбами и крупным бизнесом. Непонятно, где заканчивается одно и начинается другое. Они просто этого и побоялись. Не русских побоялись, а того, что мы их растлим, разложим. Так же, как у нас тут всё разложено и растлено.

К. Ларина ― А в чём тогда опасность для других стран?

Д. Глуховский ― Это коррупция.

К. Ларина ― Это такое тотальное растление?

Д. Глуховский ― Это растление политической системы, это растление их экономики. Это опасность. И они наших первых, вторых и третьих лиц изолировали, не давали им эти огромные средства, находящиеся в благотворительных фондах. Не давали никуда толком вкладывать. И мы себя чувствовали, наши товарищи, первые, вторые лица, чувствовали себя отвергнутыми. И по личным причинам нарастало это раздражение.

В. Дымарский ― Обиделись?

Д. Глуховский ― И обиделись. Не было никакой русофобии к русским, как к населению. Но наши чиновники и банкиры чувствовали, что к ним относятся как к туземцам с бусами. Отсюда вся эта очевидная раздражённость и Путина, и остальных наших крупных чиновников, и олигархов, что к ним относятся как к диким. Абрамовича пустили, что-то ему продали, всем остальным — нет. Мордашову Арселор не продали, например.

К. Ларина ― Ведь и Путин, и все же остальные уверены, что весь мир так устроен.

В. Дымарский ― Да, я как раз хотел про это сказать.

К. Ларина ― Они же всех меряют по себе. Им кажется, что там тоже врут, там лукавят, что везде так.

В. Дымарский ― Поэтому и обижаются: Вы живёте так же, а нас не пускаете…

Д. Глуховский ― Я думаю, во всех странах крупный бизнес влияет на политику. Но есть, государства, где это регламентируется законом о лоббизме. Есть вещи, которые можно делать и есть вещи, за которые сажают. И нигде нет такого, чтоб ЦРУ имело свои интересы. Например, китайские спецслужбы активно сотрудничают с триадами, то есть с китайской организованной преступностью, используя их как своих эмиссаров. Там, где невозможно давить напрямую, используют китайскую организованную преступность для того, чтобы миссии выполнять. Но вряд ли такие практики применяются где-то в Штатах или в Европе, где в большей степени всё прозрачно и институализировано. На их месте я бы тоже наш бизнес близко не подпускал. Потому что мы несём с собой гниение и разложение этими практиками. К сожалению.

У нас здесь везде функционирует феодальный криминализм. Им это не надо. То есть деньги несите. В конце концов, французы торгуют и с африканскими людоедами, и французские строительные концерны построили половину Ашхабада, в котором я был, когда умер Сапармурат Ниязов и когда был инаугурирован Гурбангулы Мяликгулыевич Бердымухамедов.

К. Ларина ― Браво!
Д. Глуховский ― Я там был, поэтому заучил специально.

В. Дымарский ― Это, примерно, как исландский вулкан?

Д. Глуховский ― Ничего, нормально. Французы вон построили им прекрасный беломраморный Ашхабад, самую большую в Евразии однокупольную мечеть. Потому что там большие запасы природного газа.

В. Дымарский ― А зачем наше ЦРУ под названием «ФСБ» вмешивается в спорт? Самоутверждение?

Д. Глуховский ― Да, конечно. Спорт очень важен идеологически, особенно при отсутствии каких-либо серьёзных достижений… До Крыма, который является сомнительным достижением, согласитесь, но который, тем не менее, очень сплотил нацию. А до этого вообще, со времён Великой Отечественной войны не было никаких побед.

В. Дымарский ― А Гагарин?

Д. Глуховский ― Но разве это победа? Над кем это победа? Они первые на Луне. Гагарин — это прекрасный образ. «Гагарин — первый человек в космосе» — это классная реклама. Но победы общенациональной не было. Поэтому так муссировалась и Великая Отечественная, и День Победы, который постепенно превращается в настоящий культ.

В. Дымарский ― Здесь просят напомнить название вашей книги.

Д. Глуховский ― «Текст».

К. Ларина ― Это последняя по времени книга, Глуховский не одну книжку написал.

Д. Глуховский ― Может быть и последняя. Но я не склонен к этим суевериям.

К. Ларина ― А мы не будем у Дмитрия спрашивать, за кого он будет голосовать на выборах Президента РФ?

В. Дымарский ― Я думал, за кого он будет болеть на Чемпионате Мира.

Д. Глуховский ― Я не буду голосовать на выборах Президента России ни за кого.

К. Ларина ― Почему? Первый раз такое с вами?

Д. Глуховский ― Нет, я всё время ни за кого не голосую. Это было всегда клоунадой. И задолго до Ксении Собчак, до Кати Гордон, до Анфисы Чеховой. Само участие Зюганова, Жириновского и Владимира Владимировича Путина было изначально клоунадой. Зачем? Какой Смысл?

К. Ларина ― А Явлинский?

Д. Глуховский ― Явлинский, к сожалению, тоже клоунада. Это всё клоунада. Белый, рыжий, чёрный и зелёный… и вот они…

В. Дымарский ― Клоунада только потому, что заранее известен результат?

Д. Глуховский ― Потому что весь процесс выхолощен и превращён в дебильное шоу. Потому что люди устранены из него. Какой смысл в этом ритуале кроме карго культа? То есть это лишь по форме бессмысленное подражание Западу. В западных демократиях выборы ещё, помимо того, что позволяет населению корректировать политический курс, это позволяет пар выпустить. А у нас пар копится, но крышка скороварки очень плотно завинчена. Зачем проводить выборы, которыми ничего нельзя решить и поменять? Я не понимаю. Это добавляет только огоньку под скороваркой.

К. Ларина ― А что касается Алексея Навального? Получается, что и он — клоунада? Человек, который понимает, что его никто не зарегистрирует, он упорно создаёт избирательные штабы, путешествует по всей стране, собирает большие площади людей?..

В. Дымарский ― Садится в тюрьму на 20 дней.

Д. Глуховский ― Алексей Навальный работает не на нынешние выборы. Он понимает, что на нынешних выборах, даже если бы его допустили, даже если бы не подвергали его никаким ограничениям, у него нет шансов победить сейчас. Это человек, работающий на перспективу в рамках той изоляции, которой он подвергнут в большинстве государственных СМИ. Его кампания вопреки всему — это единственный его шанс привлечь к себе в дальнейшем внимание и каким-то образом выйти на 100% национальную узнаваемость, чего он и добивается. Ему нужно, чтобы о нём люди узнали для начала. Потому что 100% узнаваемости фамилии Навальный сегодня нет. У Ксении Собчак гораздо выше узнаваемость. Скандальная, связанная с какими-то мыльными проектами, но есть. У Навального её нет.

В. Дымарский ― Но тот же Дмитрий Гудков говорит, что, если не ходить на выборы, не голосовать, то вообще никогда ничего не получится.

Д. Глуховский ― Я под впечатлением от поездки в Гданьск. Движение «Солидарность» получилось не за счёт выборов! В Чехии произошедшие события и в 1968-ом, и в конце 1980-ых — начале 1990-ых, это тоже не результат выборов. Авторитарные режимы не выборами свергаются! На Украине ситуация была гораздо менее авторитарной. И оппозиция была более консолидированной, у неё было больше рычагов. Поэтому через выборы, на которых кандидат от власти проигрывает, можно было что-то поменять. Но в авторитарных режимах, где это всё сведено к бессмысленному ритуалу, где тотальная доминация у власти и в СМИ, и в силовых органах, и вообще везде, и нет сочувствующих любому протесту среди силовых органов, прокуратуры, надзорных органов, СМИ, в судах, никакие выборы ни к чему не приведут.

В. Дымарский ― Но тогда остаётся только сидеть и ждать, когда Горбачёв и Ельцин придут?

Д. Глуховский ― Эти выборы нельзя выиграть. Эти выборы неизбежно выиграет кандидат от власти. Точка! У нас нет демократии, это бессмысленный ритуал.

К. Ларина ― Это не точка!

Д. Глуховский ― Как не точка? Рано или поздно случатся какие-то тектонические процессы со страной, в результате которых власть будет сменена. Гондвана разъезжается на куски, а мы пытаемся сверху цементом замазать. Вот что происходит. Почва двигается и разрывается. Сколько бы Путин ни пытался символическими мерами зацементировать ситуацию, но, когда у тебя тектонические сдвиги, ты можешь рассчитывать на видимость целостности поверхности. Потому что движение идёт из глубины, тектонические платформы разъезжаются. Что там асфальтовой коркой сверху сделаешь? Но, люди думают за пределами своего радиуса зрения и сферы ответственности. Сейчас ещё год, два, три просидеть, а если всё там развалится к чертям уже не при мне, то я не виноват типа.

К. Ларина ― Где та последняя капля, тот край, которые определяют начало таких тектонических сдвигов?

Д. Глуховский ― В разных государствах по-разному это происходит. У нас Афганистан привёл в итоге, оказавшись непосильным бременем для экономики и не имея никакой народной поддержки, стал тем, что похоронило Советский Союз. Не усилия ЦРУ, не стингеры, которые они моджахедам поставляли, а решение отправить войска на совершенно ненужную, бессмысленную, с точки зрения населения войну! Они думали, что ограждают южные рубежи от исламизма, но в итоге это стоило гораздо больших потерь. Это стоило не просто потери какого-нибудь Таджикистана нашей стране, а просто потере всей империи! Поэтому я не знаю, что именно и где выстрелит.

В. Дымарский ― Украина для России не указ. В России всегда всё по-другому происходило. В России должен прийти некий реформатор: Горбачёв, Ельцин. Надо ждать сверху?

Д. Глуховский ― Нет, 1917-й год был не сверху. 1917-й год — это от бессилия верхов.

В. Дымарский ― 1917-й год вообще непонятно от чего. Во многом случайно.

Д. Глуховский ― Пришествию большевиков предшествовали другие события. Приход к власти Временного Правительства, социал-демократических сил и так далее. Но, назрели изменения. И была попытка цементировать, и тогда была более драматичная революционная ситуация, чем сейчас. Сейчас революционной ситуации нет. Пока.

В. Дымарский ― Ну да. В том то и дело. Условно, 10% Ксении Собчак на выборах — это некий сигнал будущему президенту Путину, в каком направлении нужно меняться.

Д. Глуховский ― Точно нет! Ничего не будет меняться в этом направлении! Я вас уверяю. У меня был разговор с друзьями лоялистами, которые работают на власть и получают от этого прекрасные benefits, свои коврижки. И после событий Болотной площади, которые закончились пшиком, люди избавились от лишнего пара, поняв, что это ни к чему не приводит, перестали ходить. И всё кончилось ничем. Так вот, тогда они мне говорили: «Нет, он, Владимир Владимирович, вынес урок, всё понял, сейчас будет либерализация». Я говорю: «Сейчас будет не либерализация, сейчас будет термидор. Потому что он увидел для себя опасность. Для него уличная политика — это последняя, неконтролируемая, переменная вообще в политической системе! Уличные протесты — это единственное, что может стоить ему власти. И сейчас будет закручивание гаек». А они всё продолжали: «Не, сейчас будет либерализация, всё услышано, мы понимаем, запрос на модернизацию». Хрена лысого!..

В. Дымарский ― А я слышал другую версию, что в 2012-ом году власть уже была готова к переменам, к либерализации, если бы это движение подтвердило свои намерения и не слилось бы так быстро.

Д. Глуховский ― Главная задача, которую преследует администрация, это сохранение власти. Они готовы имитировать либеральные процессы, если есть запрос, они готовы имитировать имперские процессы, возрождение Империи, если есть запрос на это.

К. Ларина ― А кто формирует этот запрос? Такое ощущение, что у нас такого понятия, как «гражданское общество», которое само по себе формирует запросы и смыслы, нет. Давно уже.

Д. Глуховский ― Это вопрос: заслуживаем ли мы Правительство, которое мы имеем или нас имеет Правительство, которое мы заслуживаем? Простого ответа на этот вопрос нет. Для того чтобы сохранить свою власть, люди, случайно в неё попавшие, которые сейчас возглавляют страну, будут всячески стараться максимально дезориентировать население. Отвлечь его от реальной сути происходящих процессов. Реальная политика в стране — это чей человек сядет на нефть, чей — на газ, кто — на трубу, кто — на железки, кто — на оборонку. Вот реальные политические процессы! А нам говорят, что это жидомасоны, Ротшильды, рептилоиды, американцы, Обама, Трамп, украинские фашисты. Всё, что угодно! И при помощи телепропаганды это тиражируется и отвлекает людей от того, что такое реальная политика в нашей стране. А реальная политика — это подковёрные бульдоги, которые за нефть и газ грызутся.

В. Дымарский ― Они понимают, что второй раз они туда не попадут.

Д. Глуховский ― ДА.

К. Ларина ― А где же место для интеллектуалов? Где место для элиты?

Д. Глуховский ― Самое хлебное место всегда было…

К. Ларина ― Не для политической, а именно для интеллектуальной.

Д. Глуховский ― Власть к интеллектуалам обращается всегда с любовью. Она говорит: «К ноге!» И всегда в большем шоколаде та часть интеллектуальной элиты, которая идёт к ноге, ласково трётся о неё загривком. И ей всегда насыпан вкусный корм, и поставлена водичка свеженькая. Вы смеётесь, но прекрасно понимаете, что абсолютное большинство людей, находящихся во власти сейчас…

Допустим во времена советской меритократии (всё-таки была меритократия), то есть достойные люди, начиная со Сталина, хотя и при Сталине во власть могли прорваться не только бандиты, были и беспринципные. Но управленцы хозяйственные, у них была сильная мотивация добиваться чего-то, потому что иначе — расстрел. И при этом прилично себя вести. Сейчас это просто распределение лояльных персонажей, а не эффективных. К чему я это всё говорил, Господи…

К. Ларина ― Я спросила про место интеллектуалов.

Д. Глуховский ― Да! Это власть посредственности. Но власть посредственности не удержалась бы, если бы интеллектуалы не объясняли её действия народу, не формулировали для него концепции, не анализировали бы поведение масс. Прекрасные, образованные, приятные в личном общении люди. Социологи, философы, антропологи, политологи, политтехнологи, начитанные, выезжающие за рубеж несколько десятков раз в год, каждые выходные, прекрасно всё понимающие, но при этом они говорят: «Ну, такая страна. Что теперь, не жрать, что ли? А у меня семья, дети… Тем более, мы же не призываем, например, жидов вешать или чернокожих! Мы же в пределах допустимого, у нас же постмодерн, мы как бы играем в это», — говорят эти люди.

К. Ларина ― Это всё-таки не совсем игра, потому что жидов, может, не призывают вешать, но призывают расправляться с либеральной идеологией, с теми, кто является носителем этой идеологии. И людей сажают всерьёз!..

Д. Глуховский ― Есть куда двигаться… Не знаю, запрещена ли у нас публикация протокола сионских мудрецов, надо срочно регистрировать копирайт. Скоро будет бестселлером, я уверен.

К. Ларина ― Конечно, и план Даллеса тоже. Многие на него ссылаются.

Д. Глуховский ― Большая часть интеллигенции предпочитает обслуживать власть. Точка! Вот, где интеллигенция. Её место у кормушки.

К. Ларина ― А театральные процессы, которые сейчас идут?

Д. Глуховский ― При всём уважении и симпатии к Кириллу Серебренникову, он же сотрудничал с властью, нормально с ней уживался, пока вдруг не пробежала чёрная кошка. Это же не оппозиционный режиссёр. Он позволял себе вольнодумство, он отпускал смелые комментарии, но при этом дружил же. Но сколько действительно независимых у нас и откровенно высказывающихся?

В. Дымарский ― Но власть неоднородна. Так называемые эти башни, они же все разные…

Д. Глуховский ― Разные-разные, но одинаковые! У них фиговый листок идеологический, которым они прикрываются, разный. Где-то они патриоты, где-то они государственники, где-то они модернизаторы, но в общем… Знаете, это как двуручная пила — одни за одну сторону держатся, другие — за другую. С одной стороны Советский флаг, с другой — флаг независимой России.

В. Дымарский ― С одной стороны, условно, Кудрин, который близок к власти…

Д. Глуховский ― Близок. Если я не ошибаюсь, он член кооператива «Озеро».

В. Дымарский ― Да. И Сечин, который плюёт на правосудие. И Кудрин, который выступает за либерализацию режима.

Д. Глуховский ― Очень правильные слова говорите. Есть люди, которые у Соловьёва в эфире говорят правильные слова. Но они говорят это у Соловьёва, в том числе и Ксения Собчак.

К. Ларина ― А вас звали куда-нибудь, Дмитрий?

Д. Глуховский ― Меня давненько не звали. Я бы и не пошёл, но меня и не позвали. И, слава Богу, я не хочу. Большая роскошь по нынешним временам позволить себе возможность ни у кого не взять денег, ни с кем особенно не дружа, просто позволить себе нести, что хочешь, в массы. Я очень ценю свою возможность эту, пока меня не прищучили, я этим занимаюсь.

В. Дымарский ― А прищучить могут?

Д. Глуховский ― Прищучить кого угодно могут. Знаете, от чего у нас в стране нельзя зарекаться?

В. Дымарский ― Я слышал. Кто-то мне говорил.

Д. Глуховский ― Поэтому как-то так.

К. Ларина ― Возвращаюсь к Ксении Собчак. Она выполняет эту благородную миссию говорить то, что она может себе позволить. Ей разрешают сейчас, и надо эту возможность использовать для того, чтобы её услышали не только по радио Эхо Москвы, а услышали с других федеральных каналов люди, замордованные пропагандой. Вдруг они поймут, что есть на свете и что-то другое, какие-то другие взгляды на жизнь. Не только те, которые им проповедуют с экрана. И что за это ничего не будет.

Д. Глуховский ― Совершенно верно! Я не осуждаю Ксению, она играет в свою игру, она не собирается приходить к власти. Ну, мы не знаем всех раскладов, которые там существуют, какой у неё долгосрочный план. Когда Лех Валенса сотрудничал с КГБ, он, наверняка, тоже думал: сегодня вы меня используете, а завтра я вас использую. И он их использовал. К любому человеку, занимающемуся в нашей стране общественно политической деятельностью, тем более уличной, стучатся в определённый момент кураторы из Администрации, из ФСБ и говорят: «Можно с вами побеседовать? Давайте поболтаем». И о чём они там договорятся… Может, они договорятся просто иногда созваниваться. А может, они скажут: «Вы там уж сильно, пожалуйста, всё-таки не надо. Зачем в такое трудное время дестабилизировать?».

В. Дымарский ― Раскачивать лодку.

Д. Глуховский ― Но, с любым человеком, который у нас занимается политикой, более интеллигентные люди, либо менее интеллигентные люди, в тот или иной момент беседуют. Так всё устроено, что теперь делать… Но, бывает, что и агентура начинает поворачиваться против тех, кто их вербовал и вдруг оказывается её политическим руководством! Я думаю, на это расчёт у тех, кого завербовали, хотя они в корне с этим несогласны.

К. Ларина ― Какое будущее вы бы хотели для Родины?

Д. Глуховский ― Если пойдём хотя бы по польскому пути, учитывая, что у нас есть природные богатства, мы прекрасно будем себя чувствовать. Мне польская модернизационная модель гораздо ближе, чем китайская. Китайская, может, и быстрее, но у них людей расстреливают на стадионах, а у членов секты Фалуньгун изымают органы, у живых! Давайте поскромнее, но необходим экономический рост 5-7%.

К. Ларина ― Но он невозможен без декоммунизации, о чём мы без конца говорим. Польша справилась с этой проблемой?

Д. Глуховский ― Польша была нашей колонией. Они от нас освобождались. А мы были метрополией. Я понимаю, почему мы не хотим признать факт оккупации Прибалтики или Польши. Потому что требования репарации, которые они предъявляют к немцам, они переведут на нас. Мы не хотим, чтобы этот разговор заводили. Поэтому давайте не проводить сравнение между коммунизмом и нацизмом. Мы — хорошие, они — плохие. ТЧК! Мы — сторона света…

В. Дымарский ― Ваша конспирология далеко зашла. Потому что нам пишут о том, что вообще не в 1990-е годы, а давно КГБ понял, куда катится советский социализм. И всё, что у нас произошло в 1990-е годы, руками КГБ было сделано…

Д. Глуховский ― То, что Филипп Бобков раздавал золото партии комсомольским вожакам, известный факт. Было перспективное планирование, там неглупые люди сидели. Советская была одна из двух сильнейших спецслужб в мире. И до сих пор. К счастью для нас они увлеклись бизнесом, а когда бизнес стал хуже, они снова вернулись к своему старому занятию, то есть управлением народной душой.

В. Дымарский ― Человеческим потенциалом.

Д. Глуховский ― Там были специфические люди с профессиональной деформацией, неглупые, конечно, сидят.

К. Ларина ― Я возвращаюсь к вопросу о будущем, которое бы Дмитрий желал для своей Родины.

Д. Глуховский ― Серьезно? Вот была некоторое время назад у Владислава Суркова забавная концепция суверенной демократии. Только он её предлагал, как всегда, по-иезуитски. Потому что он иезуит.

Вот либеральная империя Чубайса — это хорошая концепция. Это распространение влияния на страны бывшего Советского Союза через мягкую силу. Построить у себя демократическую, прозрачную, экономически эффективную модель. Таджиков-то мы притягивали все эти годы и отлично их удерживали в сфере своего влияния. Но для украинцев и белорусов мы были недостаточно притягательной моделью. Если бы мы стали центром экономического развития, сердцевиной этого процесса, мотором в Европе, то мы бы, а не немцы, подобрали бы всю Восточную Европу. И нам никакой нужды не было бы кошмарить людей, отключая им газ, свет, воду и колбасу. Могли стать центром притяжения! Для этого надо было, чтобы люди, которые используют свою власть как ренту и устроили у нас феодализм, должны были немножко расслабить все сфинкторы и позволить рыночным, демократическим процессам…

В. Дымарский ― То есть всё через экономику? Не всегда получается.

Д. Глуховский ― Нет. Дело в том, что конкурентная экономическая среда и конкурентная политическая среда гораздо более эффективны и жизнеспособны, чем любые авторитарные…

В. Дымарский ― А потом оказывается, что национализм сильнее экономики.

Д. Глуховский ― Когда население нищее и ностальгирует по временам: а) империи, и б) стабильности экономической, то есть такая опасность.

В. Дымарский ― В общем мы вам советуем обдумать…

К. Ларина ― Баллотироваться в президенты надо Глуховскому!

В. Дымарский ― Читайте книжку «Текст». А программа «2017» прощается с вами на неделю. До свидания.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Острейший ум. Браво, Глуховский!!
________________________________________

Отчасти не согласен с уважаемым писателем Д. Глуховским: уважаемый политик Г. Явлинский — отнюдь не клоунада. Ему насильно рисуют заведомо ложный сильно заниженный результат на всех выборах все последние десятилетия. Все остальные — просто сборище паяцев и марионеток, кроме уважаемого активиста-оптимиста А. Навального…
________________________________________

Ему насильно рисуют заведомо ложный сильно заниженный результат на всех выборах все последние десятилетия. Если Явлинского так обсчитывают, то зачем он снова идёт на выборы? В надежде на что? Не понимаю такой позиции умного человека.
________________________________________

А куда же ему ещё идти, не подскажете ли? Есть только два пути: либо на выборы, либо на баррикады, под пули запутинских пехотинцев кадавровых и гусеницы российской национал-гвардейских танков. Можете предложить третий путь?..
________________________________________

Конечно могу: не принимать участие, если понимаешь, что невозможно честно победить.
________________________________________

На Руси во все времена ВСЁ менялось. Когда по Тверской в сторону Красной площади проезжал артиллерийский лафет… Заслуга Н.С. Хрущёва в том, что он поломал эту традицию, и после него стало возможно что-то изменить в России без лафета. Но к сегодняшнему случаю это не относится.
________________________________________

Спасибо! Отличная передача! Много умного в хорошем темпе.
________________________________________

Мне тоже очень понравилась передача. Понравилась "конспирологическая" теория гостя, что не было никакой русофобии, а обида на Запад представителей нашей верхушки, что он не принял их на равных, а отнёсся к ним, как дикарям.
________________________________________

Да, у него интересные сравнения. Отвечает на вопросы ведущих не рассуждениями, а сразу "картинкой". Глуховской — явная удача "Эха" (так же, как и Шульман).
________________________________________

Глуховский — ГОЛОВА!!! Все российские выборы при настоящем "паханате" — помойка! Остаётся ждать дворцового переворота, и не факт, что после, смены пахана на россиян просыпется манна небесная.
________________________________________

Не прольётся… За этим режимом будет диктатура.
________________________________________

Блестящий анализ от Глуховского: дано яркое, образное и исчерпывающе точное описание — что надо было делать ради сохранения и процветания «русского мира» после распада СССР, но делалось ровно обратное. Ну что поделаешь, если к руководству страной у нас тогда прорвались «желудочно неудовлетворенные»(с) особи, и у них от обилия неожиданно приваливших им богатств (вследствие приватизации государства и взимания коррупционной ренты с его помощью) напрочь переклинило все сфинктеры.
________________________________________

Вся передача блестящая. А теория о том, почему мы находимся в такой конфронтации с Западом, тоже заслуживает внимания.
________________________________________

Эта теория существует со времён Мюнхенской речи обиженного на Запад Путина.
________________________________________

Д. Глуховский — один из немногих трезво мыслящих людей. Либералам не обязательно голосовать за К.Собчак, но нужно поддерживать её программу. Используем К.Собчак, как голос и знамя либерализма.
________________________________________

Древние славянские племена, в отличие от нынешних, были гораздо практичнее и, не мудрствуя долго, просто взяли да пригласили на княжение того, кого считали разумным и передовым. На сегодня в России самый разумный претендент на президентство — это Явлинский. Поэтому надо просто взять да "пригласить" его всем миром и в рамках закона. Тогда появятся и новые возможности.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Дмитрий ГЛУХОВСКИЙ

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Разжигание розни (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Коррупция (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Общество (0) > Выборы (0)
  • Общество (0) > Криминал (0)
  • Общество (0) > Проблемы демократии (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 19.09.2018 - «ЯБЛОКО» ТРЕБУЕТ ОТПРАВИТЬ ЗОЛОТОВА В ОТСТАВКУ
  • 19.09.2018 - ИТОГИ СЕНТЯБРЬСКИХ ВЫБОРОВ
  • 18.09.2018 - ЗАМПРЕД «ЯБЛОКА» НИКОЛАЙ РЫБАКОВ НА «РАДИО СВОБОДА»
  • 18.09.2018 - НАРОД И ПАРТИЯ ЕДИНЫ?
  • 17.09.2018 - ИСТОРИЯ ЭРИХА ХОНЕККЕРА
  • 16.09.2018 - ЭКОНОМИКА СЧАСТЬЯ
  • 16.09.2018 - ИХ ЭТОМУ НЕ УЧИЛИ
  • 16.09.2018 - ОНИ СИЛЬНО НЕРВНИЧАЛИ И ПОТЕЛИ
  • 15.09.2018 - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
  • 15.09.2018 - ЭТО ПРАВДА?
  • 14.09.2018 - ПРЕКРАТИТЬ ПРАКТИКУ ПРОВОКАЦИЙ
  • 14.09.2018 - КТО ВИНОВАТ В НАШЕЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ЯМЕ
  • 14.09.2018 - ЭТО НЕ ОФИЦЕРСКАЯ ЧЕСТЬ
  • 13.09.2018 - ОДИНОЧНАЯ «ДУЭЛЬ» ЗОЛОТОВА
  • 13.09.2018 - ВЕНСКИЙ МЕХАНИЗМ ОБСЕ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru