Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Выборы > Публикация
Выборы

[15.12.2017]

ДЕФИЦИТ БУДУЩЕГО

Валерий СОЛОВЕЙ: политолог, профессор МГИМО


Валерий СОЛОВЕЙ:


Главный запрос сейчас в России — это даже не дефицит денег. Это дефицит перспективы, дефицит понимания будущего. Сегодня люди не могут планировать свою собственную жизнь! И сейчас явно чувствуется это ощущение исчерпанности. Эпоха закончилась! Это ощущение сейчас носит массовый характер. Перемен хочет подавляющее большинство общества. А элита даже если бы не хотела перемен, понимает, что они уже назрели и они неизбежны. Но у всех есть ощущение, которое было сформулировано в годы Перестройки и было очень популярно: «Так дальше жить нельзя!»

Такое же ощущение было на волне протестов рубежа 2011—12-ых годов, но его преодолели во многом благодаря Крыму. Потому что, если бы не было Крыма, это ощущение исчерпанности наступило бы гораздо раньше. Потому что Крым был мощнейшей прививкой от депрессии. Он смог на время, не навсегда и даже ненадолго, но переломить психологическую и социокультурную ситуацию. А сейчас медиа, после 18-го марта, окажутся перед принципиально нерешаемой задачей, потому что им надо будет создать позитивный образ будущего. А ведь нельзя больше спекулировать на Украине, и на Сирии уже не удастся. Людей это уже не занимает. Это хорошо понятно по опросам. Людей теперь интересует их собственное будущее здесь и сейчас в стране под названием Россия!

Что смогут медиа предложить? Если есть глобальное расхождение между картинкой, которую они попытаются нарисовать, и реальностью, то это будет вызывать как в советское время нарастающую агрессию! Общество наше очень агрессивно, чрезвычайно! Оно разозлено, отчасти оно деморализовано, но отчасти очень разозлено. В нём накопилось очень много ненависти, гнева. И это всё может прорваться.

Власть хочет всё контролировать. Она боится непредвиденности, она боится тех сфер, которые находятся вне контроля. Обратите внимание, как она пытается взять под контроль обыденную жизнь, даже интимную жизнь, вторгается во все сферы культуры, искусства, я уже не говорю о бизнесе. Она субстанциально боится всего, что неподконтрольно. Потому что там, с её точки зрения, таится угроза.

Это знаете, как дети боятся темноты, потому что в темноте кто-то прячется… стоматологи, допустим. Так и власть боится всего, что вне её контроля. По крайней мере, группы власти.


С. Крючков: Это программа «Персонально ваш». Проведут передачу Андрей Ежов и Станислав Крючков. И с нами сегодня политолог, профессор МГИМО Валерий Соловей. Тут Кремль решил повысить явку на президентских выборах, весьма ожидаемо, на мой взгляд, превратив голосование в праздник, устроив выступление творческих коллективов, ярмарку товаров народного потребления и даже продажу еды. Такой расчёт Администрации президента насколько оправдан? Россияне, правда, на это поведутся, в условиях, когда, каждый, я думаю, догадывается, чем эти выборы закончатся и результат предопределён? Возможно, это для каких-то регионов как-то и сыграет, Москва то вряд ли.

В. Соловей: Вы очень правильно отметили, что для каких-то регионов это может оказаться очень важным. Дело в том, что в России не хватает праздников и, честно говоря, мы живём с вами в северной стране и довольно депрессивной, особенно зимой да, собственно, и весной, большей частью весны и осенью тоже.

С. Крючков: Иногда и летом.

В. Соловей: Иногда бывает, когда и лето депрессивное. Поэтому, в России любят бесплатные праздники. Особенно в провинции. Это первое. Второе — это возрождение советской традиции, которую я помню, вы по счастью, нет, но вот у вас будет шанс увидеть, как это происходило в то время, когда выборы действительно пытались превратить в праздник, чтобы хоть как-то привлечь людей. Я думаю, что для определённой части населения это сработает. Люди получат возможность прийти послушать музыку, выступление самодеятельных коллективов и, главное, что-то со скидкой купить: даже выпечку какую-то, какие-то кондитерские изделия. Это способно привлечь часть избирателей.

С. Крючков: А с чем такое планирование связано? В чём принципиальное отличие от последней истории с муниципальными выборами, когда мы раз за разом слушали о пресловутой «сушке явки». Вот тогда явку пытались снизить, а теперь её стимулируют?

В. Соловей: Да, потому что эти выборы считаются эпохальными, историческими. Потому что, это последние выборы, как предполагается, на которые пойдёт Владимир Владимирович Путин. И надо показать ему, городу и миру, что его поддержка значительна. Поэтому появилась эта пресловутая цифра 70% — 70% явки и 70% голосов, отданных за него. Как вы знаете, Администрация президента несколько раз отказывалась от этих цифр, говоря, что это всё выдумки, что никаких планов, даже индикативных, нет.

Но, на самом деле, в регионах уже развернулось политические соревнования, причём отнюдь не в далёких от Москвы регионах, а даже и в Московской области, за то, чтобы не просто выполнить эти показатели, но даже перевыполнить! И могу сказать, что готовятся к этому тщательно. Но есть одно правило или жёсткая рекомендация, которые придётся соблюдать — нельзя создавать у людей в крупных городах, в миллионниках (и в Москве и Питере в первую очередь) впечатление, что выборы проводились нечестно. То есть, не должно быть никаких заметных фальсификаций во избежание провоцирования политических протестов. Вот за этим наши политические власти будут следить.

Что там происходит в местах более глухих с так называемым, направляемым или управляемым голосованием и с преобладающим административным ресурсом, об этом речь не идёт. Вот: Москва, Питер, Екатеринбург, ещё несколько городов — здесь постараются, чтобы всё было чисто. Но можно ведь явку обеспечить, вы прекрасно знаете, за счёт чего. Сколько сотен тысяч муниципальных и федеральных служащих живёт в Москве!

А. Ежов: Вы сказали про Подмосковье. Там уже в Химках, по-моему, воспитателей детских садов мобилизовали очень психоделическим способом.

В. Соловей: Да, я понимаю, что вы имеете в виду. Но, на самом деле, это вопиющее и смехотворное проявление. А работа ведётся очень тщательно и вполне технологично. И у меня нет сомнений, что эти цели, которые не провозглашаются, от которых отказываются, на самом деле, будут достигнуты.

А. Ежов: Но в этой истории с недостатком праздников в России наши слушаетли пишут: «За еду вряд ли кто-то пойдёт, разве что за дополнительный выходной. Это лояльные народные массы, соответственно, будут радоваться».

Вы на днях написали, что ощущение безнадёги в связи с приближающимся четвёртым или пятым (по-разному называют) сроком Путина безосновательно, мы вступили в полосу серьёзных перемен. Какими же они будут? Вывод войск из Сирии — это начало, это можно считать предвестником перемен или вы имели в виду перемены другого рода?

В. Соловей: Вывод войск из Сирии — это важный элемент именно электоральной кампании, потому что Путин подходит к новому мандату, надо полагать, заключительному. И он показывает, что операция завершилась успешно. Также как в своё время Борис Николаевич Ельцин в 1996-ом году перед президентскими выборами подписал на броне танка Указ о завершении антитеррористической операции в Чечне. Так что, всё естественно.

Но, если уж мы заговорили о Сирии с вашей подачи, то я хочу вам сказать, что здесь кроме политического аспекта, есть ещё военно-технический. У России недостаточно ресурсов для участия в нескольких локальных войнах одновременно, а поскольку сейчас наши частные военные компании уже участвуют в конфликте в Ливии (там они занимаются мирной деятельностью — разминированием минных полей), уже участвуют в Судане и по всей видимости будут участвовать в Йемене, то, естественно, надо где-то сократить контингент, чтобы куда-то перебросить. Ресурсов мало. Россия — небогатая страна, у которой значительная часть бюджета уходит на оборону и правоохранительную деятельность — в кавычках правоохранительную.

А. Ежов: Эта военная экспансия в Африку, о которой вы говорите, теоретически, если она будет полномасштабной, насколько она медийно будет соответствовать тому, что мы видели в Сирии, потому что с Сирией-то понятно?

В. Соловей: Она, конечно, не будет полномасштабной, потому что ресурсов всё равно не хватает. И она будет носить скрытый характер, потому что очень трудно объяснить нашему обществу, что мы там делаем и для чего. Даже с Сирией было чрезвычайно трудно это объяснить.

А. Ежов: Не все на карте смогут найти.

В. Соловей: А что уж говорить о Судане! Сирию ещё пытались как-то притянуть к нашему православию. Понятно, это были связи именно притянутые за уши. Но Судан или Йемен вы никак не сможете притянуть к российским общественным интересам.

С. Крючков: Но, тем не менее, оставлять этот, казалось бы, медийно возделанный сирийский огород в пользу неизвестных африканских стран…

В. Соловей: Вот это и будет умалчиваться. Какие там у России могут быть интересы, эксперты в интернете нам будут объяснять. Хотя на самом деле здесь очень простая логика. Как правило, мы пытаемся вставить фитиль американцам и западу везде, где только можем. Президент Судана пожаловался на то, что на него давят, мы тут же — почему бы не помочь! А ему это нужно для того, чтобы успешней вести переговоры с Соединёнными Штатами.

С. Крючков: Возвращаясь к выборам по поводу финальной путинской каденции его 4-го или 5-го срока, как вы говорите, что даёт основание предполагать, что это будет именно так? Вот эстетика мольбы, которую нам продемонстрировал на ГАЗе старший мастер участка Артём Баранов, когда Путин выдвигался под истошные крики… О чём свидетельствует эта эстетика?

А. Ежов: Там стилистически, на мой взгляд, это просто кафкиански выглядело!..

В. Соловей: У меня несколько больший опыт, что позволяет мне судить, что, может быть, несколько переиграли. Я могу сказать, что мне это всё напоминает эпоху Черненко, конец советской эпохи. Тогда было массовое ощущение, что всё это исчерпало себя. И сейчас явно чувствуется это ощущение исчерпанности. Я Путина, кстати, с Черненко ни в коем смысле не сравниваю, это совершенно разные и по здоровью, и по психотипу люди. Но ощущение исчерпанности исторической эпохи есть, причём оно носит и массовый характер, и элитный характер. Все понимают, что без малого 20 лет завершились, и мы должны перейти к какому-то новому качеству. Но ни у кого нет ни представления об этом новом качестве, ни о путях перехода.

Конечно, в Администрации президента готовятся, разрабатывают некие варианты, в том числе, конституционной реформы, но никто не знает, как это пройдёт. Никто не знает даже, куда двигаться. Но у всех есть ощущение, которое было сформулировано в годы Перестройки и было очень популярно: «Так дальше жить нельзя!»

Эпоха закончилась! Это ощущение сейчас носит массовый характер. Перемен хочет подавляющее большинство общества. А элита даже если бы не хотела перемен, понимает, что они уже назрели и они неизбежны.

А. Ежов: Вы говорите, что мы вступаем в полосу серьёзных перемен после 18 марта. А какими будут, банально, три основных шага, которые мы увидим? Понятно, что прогнозы — неблагодарная стезя…

В. Соловей: Формирование правительства, конечно. В маё будет сформировано новое правительство. И с высокой вероятностью там может остаться прежний премьер, но может прийти и новый человек.

С. Крючков: А какие сюрпризы нас могут ожидать?

В. Соловей: Один из сюрпризов может быть связан с успешным выступлением господина Титова. Я участвую, в частности, сейчас в избирательной кампании в штабе господина Титова. Если он проведёт успешно кампанию, то это может обеспечить ему будущее, выходящее за рамки электоральной перспективы. Но это мы пока предполагаем в сослагательном наклонении.

Что касается поста премьера, сейчас считается, что всё-таки Дмитрий Анатольевич должен остаться. Но это не означает, что так и произойдёт, поскольку жизнь переменчива, настроение Владимира Владимировича и наше представление о его планах, о его будущем тоже может измениться. Несколько человек, как считается, получили намёки на возможность занять пост премьера. Или они это восприняли как намеки. И, как вы знаете, Сергей Семенович Собянин даже публично отрекался от этой высокой чести, говоря, что Москва — его любимый город, и он гораздо важнее, чем Россия. Настоящий мужчина должен Москвой заниматься, а не Россией…

С. Крючков: Возвращаясь к тому, о чём вы говорили — про ощущение исчерпанности эпохи. Вот это то, с чем в следующем сроке Путина будут медийно представлять по-новому? Но ведь такое же ощущение было, по-моему, на волне протестов рубежа 2011—12-ых годов, но его преодолели.

В. Соловей: Его преодолели во многом благодаря Крыму. Потому что, если бы не было Крыма, это ощущение исчерпанности наступило бы гораздо раньше. Потому что Крым был мощнейшей прививкой от депрессии. Он смог на время, не навсегда и даже ненадолго, но переломить психологическую и социокультурную ситуацию. А сейчас медиа, после 18-го марта, окажутся перед принципиально нерешаемой задачей, потому что им надо будет создать позитивный образ будущего. А ведь нельзя больше спекулировать на Украине, и на Сирии уже не удастся. Людей это уже не занимает. Это хорошо понятно по опросам. Людей теперь интересует их собственное будущее здесь и сейчас в стране под названием Россия!

Что смогут медиа предложить? Если есть глобальное расхождение между картинкой, которую они попытаются нарисовать, и реальностью, то это будет вызывать как в советское время нарастающую агрессию! Общество наше очень агрессивно, чрезвычайно! Оно разозлено, отчасти оно деморализовано, но отчасти очень разозлено. В нём накопилось очень много ненависти, гнева. И это всё может прорваться.

Главный запрос сейчас в России — это даже не дефицит денег. Это дефицит перспективы, дефицит понимания будущего. Это показывает социология и, я думаю, и ваше личное ощущение. Сегодня люди не могут планировать свою собственную жизнь! Вот с этим придётся работать. Но для того, чтобы дать такой ответ обществу, медиа должны сперва его получить от верховной власти. А что планирует Верховная власть? Пока непонятно.

А. Ежов: Если исходить из ожидания лучшей жизни после формирования правительства, мы должны ждать каких-то громких заявлений, какие-то очередные национальные проекты.

В. Соловей: Я думаю, что будут начаты три реформы, они готовятся. Это реформа госуправления, это реформа правовой системы и то, что называют экономической реформой. Но все эти реформы будут носить, насколько я представляю, ярко выраженный технократический характер. То есть, цель правовой реформы не в том, чтобы создать независимый суд, а в том, чтобы суд работал быстро. Точно так же цель экономической реформы не в том, чтобы освободить мелкий и средний бизнес, снизить налоги — нет, чтобы повысить производительность труда.

Этому есть такая хорошая историческая аналогия. Вот именно с этого начинал Михаил Сергеевич Горбачёв. Он в 1985–6 годах пытался осуществить ускорение, то есть, пользуясь ресурсами социалистической модели, ускорить экономический рост. Это идея повышения производительности труда, а программа разработана господином Орешкиным. Она типологически похожа на идею горбачёвского ускорения. Обратите внимание, это именно технократические реформы. А в реформе госуправления слово «демократия» вообще отсутствует! Его просто нет, насколько мне известно. Может быть, в заключительном варианте появится.

Но что самое любопытное, это возможный результат этих реформ. Их, конечно, надо проводить, потому что как-то надо ответить на массовые ожидания, о которых мы сейчас с вами говорили. Люди хотят ясности, хотят чего-то позитивного. Но как только эти реформы начнут проводиться, проводиться они будут с присущей России безобразностью и причём с колоссальным размахом. А это может спровоцировать ухудшение!..

Поэтому некоторые из наиболее умудрённых опытом чиновников говорят: «Послушайте, мы разработали с вами прекрасный проект, замечательный, но вам не кажется, что если мы начнём что-то делать, то как бы не стало хуже?». «Да, да, — отвечают, — но и оставлять положение вещей таким, какое оно есть, нельзя, это уже всем надоело. Люди хотят какого-то хотя бы внешнего движения»…

И вот мы с вами оказались в такой малоприятной ситуации, малоприятной для всех — и для общества, и для элит, и для верховной власти тоже. Что, не делать? Но нельзя и делать — опасно!

А. Ежов: По вашим же словам, кстати, Путин пропагандистски уже якобы выиграл предстоящую кампанию, выдвинув инициативу о денежном поощрении за рождение первенцев. Действительно, это сильный ход? Деньги, в общем-то, не самые запредельные.

В. Соловей: Во-первых, это большие деньги для российской провинции. В среднем в месяц на новорожденного 10,5 тысяч рублей — это очень изрядно при очень низких зарплатах. Такое пособие будет сопоставимо с зарплатой.

А. Ежов: Но и получат ведь далеко не все.

В. Соловей: Конечно. Но это неважно. Пропагандистский потенциал начнёт реализовываться только после Нового года. Вы представляете, какие репортажи будут посылать в медийное пространство наши телевизионные СМИ? Вот счастливая семья!.. Это увидит вся страна. Никто не будет вдумываться в детали, в которых как обычно кроется чёрт, что это не всем, есть ряд ограничений. Все будут думать: «Как здорово! Такого никогда не было». Вот вам и образ будущего!

На самом деле, это субститут, то есть замена будущего. Когда вы начинаете стимулировать рождаемость — это означает, что мы смотрим в будущее. Это именно так и будет подаваться. Я уверен, что пропагандистский потенциал этого законопроекта недооценивают, пропаганда вокруг него окажется в высшей степени успешной! Потому что, с точки зрения пиара — а я всё-таки пиар преподаю — самая хорошая спекуляция — это спекуляция на детях. Ну, ещё на кошечках…

А. Ежов: Понятно, вечная тема. А какова перспектива новой волны акций протестов в связи с Алексеем Навальным? Он уже заявил, что в случае, если его не зарегистрируют, будет объявлена кампания не то, чтобы неповиновения, но признания этих выборов нелегитимными. Понятно, что вероятнее всего его не зарегистрируют. Стоит здесь ждать какое-то развитие?

В. Соловей: Я думаю, что после 10-го января, когда станет окончательно понятно, что Алексей Навальный не сможет участвовать в выборах и закончатся новогодние праздники, ему придётся пойти на какие-то акции протеста. То есть, говоря языком психотерапии, закрыть гештальт. Иначе, вся эта история с верификацией подписей и тому подобными вещами окажется бессмысленной. Получается, что никакого смысла не было в его поездках, выступлениях на митингах. Он будет должен как-то отреагировать. Значит, будут акции протеста. Я не знаю, насколько они окажутся масштабными и успешными, не уверен. Потому что успешными оказываются те акции, которые, даже если не выглядят спонтанными, на самом деле тщательно готовятся. Скорее всего, он призовёт к бойкоту выборов после этих акций протеста. Но я не верю в успех бойкота.

А. Ежов: На этом фоне за кампанией Собчак вы следите? Я смотрю, девушка не вылезает с федеральных каналов, буквально несколько часов назад.

В. Соловей: Она не вылезает с федеральных каналов именно потому, что она компенсирует Навального. Она должна выступить в федеральном публичном, медийном пространстве заменой Алексею Навальному. Это, во-первых, довольно очевидный политтехнологический ход, но в общем точный. И она даже получила карт-бланш, поскольку популярность Навального снижается не так быстро, как хотелось бы Администрации президента. Она должна перетянуть на свою сторону часть тех, кто участвовал бы в бойкоте выборов и поддержал бы протест Навального, молодых людей, которые, насколько я знаю, по социологии в случае отсутствия Навального готовы проголосовать за Собчак.

С. Крючков: Титов, в штаб которого вы пришли, это альтернативный кандидат от либералов для людей, кому за 40? То есть не для молодых?

В. Соловей: Да, вы эту схему пытаетесь достроить, которую я начал. Нет, он ориентируется всё-таки на другую публику, я думаю публику 25+.

С. Крючков: Вот сайты пишут: «Валерий Соловей пришёл в штаб Титова для того, чтобы курировать идеологические вопросы». А что это значит? Что это значит курировать идеологию в штабе бизнесмена?

В. Соловей: Звучит, конечно, немножко по-советски, но, на самом деле, это очень интересная задача. Я не знаю, будет ли она до конца реализована, поскольку технологически и технически она очень непроста.

И Титов, и, в общем, Партия Роста, лидером которой он выступает, придерживается позиции правого либерализма. Это очень почётная и эффективная позиция, по крайней мере, в мире идеологии, но в России не удалось её адаптировать к нашей почве. Я вам объясню просто на пальцах. У нас в стране 18 миллионов самозанятых, несколько миллионов мелких и средних бизнесменов. Взгляды этих людей — экономические, не политические, это абсолютно либеральные взгляды, даже не просто либеральные — либертарианские. Они хотят низких налогов, они не хотят иметь дел с государством, что вы прекрасно знаете — это готовая почва для либеральной партии. Но надо найти к ним подход. Надо найти такое послание, которому они оказались бы чувствительными.

С. Крючков: Это прицел на какую перспективу?

В. Соловей: Это прицел на длительную перспективу. Потому что, закончатся одни выборы — начнутся другие. Я могу сказать, что Партия Роста уже готовится к региональным выборам, вот сейчас уже.

С. Крючков: То есть речь идёт о партийной истории, не об индивидуальной истории Титова?

В. Соловей: Нет, и индивидуальные, и партийные. В данном случае они связаны неразрывно. Но вот задача адаптации идеологии. Мы посмотрим, что из этого выйдет.

А. Ежов: Вот многие наши слушатели, которые нам пишут, не согласны с вами вот в чём. Это по поводу ожиданий перемен в обществе: «Где Валерий Соловей увидел разозлённое общество? Может быть на газовом заводе, где народ ликовал?» Ну и вот такого рода сообщения, что это скорее касается больших городов.

В. Соловей: Нет, это история касается всей России, просто реагируют по-разному. Вы можете быть крайне разозлены и, что очень часто бывает в России, пойти, выпив водки, набить морду соседу или поругаться. Агрессия может так распространяться. А что касается завода ГАЗ, мы знаем, какая там была аудитория, и кто предложил баллотироваться Владимиру Владимировичу. Это всё-таки не рабочий был, ну что уж тут. Если даже туда пришлось массовку специально обученную пригонять, вы можете представить, как они опасаются реально настроенных людей.

А. Ежов: Мы практически половину программы проговорили об электоральных перспективах Владимира Путина. А вот читатель в Youtube задаёт, может быть, отчасти наивный вопрос: «Возможен ли другой сценарий, кроме избрания Путина? Никто не ожидал победы Трампа, а он победил. Или в нашей реальности такое не работает?»

В. Соловей: Это не такой уж наивный вопрос. Это одна из причин, возможно и главная, по которой Алексей Навальный не будет допущен к участию в выборах. Не потому, что он мог бы победить, но потому что его участие само по себе могло бы вызвать совершенно непредвиденную политическую динамику. То есть это не было бы эффектом Трампа или эффектом Брексита, как в Великобритании, но само участие альтернативного кандидата с альтернативной программой, выступающего на центральных каналах телевидения, могло бы вызвать совершенно непредвиденный эффект.

Этого эффекта пытаются избежать, потому что в России — и это касается не только президентских выборов — власть хочет всё контролировать. Она боится непредвиденности, она боится тех сфер, которые находятся вне контроля. Обратите внимание, как она пытается взять под контроль обыденную жизнь, даже интимную жизнь, вторгается во все сферы культуры, искусства, я уже не говорю о бизнесе. Она субстанциально боится всего, что неподконтрольно. Потому что там, с её точки зрения, таится угроза.

Это знаете, как дети боятся темноты, потому что в темноте кто-то прячется… стоматологи, допустим. Так и власть боится всего, что вне её контроля. По крайней мере, группы власти.

С. Крючков: Субстанциально боится того, что выходит за её рамки, но внутри себя. Допустим. Вы отмечаете у себя то, что премьер Медведев упомянул о том, что не видит себя президентом в текущем электоральном сезоне.

В. Соловей: Это может быть, как тонкой игрой со стороны Дмитрия Анатольевича Медведева (во что я не очень верю), так и просто неумением точно сформулировать свою мысль. Хотя, если ему помогали готовить ответы на эти вопросы, то, возможно, это тонкий далеко идущий намёк. Но дело в том, что надо просчитывать общественную реакцию. Публика наша, да и западная, не воспринимает, я могу сказать совершенно точно, что исходит из уст нашего премьера как стратегическую и тонко продуманную игру.

А. Ежов: Давайте немного поговорим о московских событиях. Сморите, что происходит. Акция революционного коммунистического союза молодёжи произошла у нас тут с расклеиванием оскорбительных стикеров в Москве на улице Александра Солженицына, писателя, которого они называют литературным власовцем. И буквально накануне на Артдокфесте произошло нападение активистов СЕРБа. Вот то, что весьма спокойно на это реагируют правоохранительные органы, это карт-бланш?

В. Соловей: Почему спокойно? Они же возбудили в отношении этих активистов СЕРБа уголовное дело.

А. Ежов: Да, но при этих активистах СЕРБа существует куратор в Центре Э, и имя его известно.

В. Соловей: Да, я понимаю. В общем, власть пользуется неконвенциональными средствами, назовём это таким красивым термином, для того, чтобы поддерживать контроль. Поскольку вы не можете использовать органы правопорядка для того, чтобы откровенно нарушать Конституцию, хотя у нас рамки эти уже размыты, то вы пытаетесь «мобилизовать» якобы общественных активистов, которые на самом деле вами контролируются, для имитации общественной реакции. И это очень неплохое средство контроля до поры до времени, пока эти инструменты, как было в деле с кампанией против Матильды, не начинают выходить из-под вашего контроля.

Здесь в чём всегда опасность? Когда вы ограничиваете собственную монополию на насилие (насилие в переносном смысле) в пользу каких-то групп, отчуждаете её, поступаетесь собственной монополией, то тогда не удивляйтесь тому, что в критической ситуации вдруг появится масса людей, как это было в Донбассе, которые скажут: «Да мы сами сейчас наведём порядок! Мы сейчас создадим дружины, отряды самообороны, народные дружины за насаждение нравственности, народные дружины по защите либерализма, чего угодно. И мы вступим сами в действие». Надо быть тогда к этому готовым, это неизбежное следствие политики такого поощрения несанкционированной активности, имитирующей общественную активность.

С. Крючков: Те, кто играет в эту игру и рассылает такие сигналы, готов к возврату этой волны?

В. Соловей: Они уверены в том, что они контролируют ситуацию. Это вечное заблуждение, похожее на историю с Папой Карло. Помните, он из полена сделал прекрасного мальчугана и снарядил его в школу, а мальчуган куда пошёл? Он продал все учебники и пошёл в цирк. Вот так же и с этими големами, в которых они вдохнули жизнь и отпустили. А ведь они обернутся против них. Ведь участники быстро понимают: «Слушайте, а почему мы не имеем права?». Эта идея легитимации насилия непременно будет в общественном сознании, она уже в нём находится.

И та агрессия, о которой мы говорили в первой части, когда вы бьёте морду соседу, выпив стакан водки, она ведь вполне может быть направлена против начальника, против директора ДЭЗа, против менеджера, против владельца предприятия… Это всё как в 1917-ом году может повернуться мгновенно! Я подчеркну: исторически мгновенно, в течение буквально нескольких недель. Только рухнет видимость власти или ослабнет, вдруг люди поймут: «Смотрите, а полицейские себя только защищают, они нас боятся. Пойду-ка я наведу социальную справедливость. Отомщу тем, кто, с моей точки зрения, меня обидел».

А. Ежов: Наш зритель, который смотрит нас на Youtube-канале «Эхо Москвы» всё никак не успокоится на тему рабочего с завода ГАЗ: «Кем он оказался, майором ФСО?»

В. Соловей: Ну, он был не рабочим, совершенно точно!

С. Крючков: Я бы не оставлял тему с Владимиром Владимировичем. На неделе он проведёт пресс-конференцию, за ней съезд Единой России подтянется. Помимо перечисленных тем, объявленной победы и о выводе войск из Сирии, демографическая история… А что ещё может стать такими фишками?

В. Соловей: В начале следующего года его блиц-визиты в регионы с реагированием на жалобы. Это прямая связь между царём и народом. Народ бьёт челом и говорит, что вот там свалка или вода течёт ржавая…

А. Ежов: Девочке платье купить, щенка подарить можно.

В. Соловей: Да, да. Эти сценарии уже написаны, вопрос только, в каких регионах они будут. И он тут же будет решать эти проблемы. Поскольку решить социальные проблемы общества мы не можем, ну не хватает ресурсов, сил, желания, то можно создать впечатление того, что проблемы решаются в целом, решив какие-то частности, локальные вопросы. И это всегда очень хорошо работает как пропагандистский инструмент, как телевизионная картинка. Бояре по боку, что ж они недосмотрели, на кол их, правда, сажать не будут, хотя народ бы это горячо приветствовал. А вот решить чью-то проблему частную — это да.

А. Ежов: Что касается медийного шума после всей этой истории с отстранением России от Олимпиады реакция Кремля, как мне показалось, была довольно мягкая. Истерика на государственных каналах, в ток-шоу, продолжалась, но сам Путин довольно сдержанно высказался. Это не было готово решение о участии-неучастии или это часть пиар-хода?

В. Соловей: Мне кажется, решение было готово, всё было продумано, потому что более-менее было понятно, к чему идёт дело, сценарии были продуманы. И решили выбрать, во-первых, тот, который минимизирует потери, во-вторых, был компенсатор — это объявление Владимира Владимировича о том, что он идёт на выборы. Я думаю, что первоначально предполагали, что он несколько позже сообщит об этом, но это очень хорошо компенсировало неудачу с олимпиадой. Это классическое вытеснение нежелательной новости новостью более сильной.

С. Крючков: Но там ведь есть ещё и параллельная история: если мы объявляем о бойкоте, то две последующие Олимпиады уже в каденцию Путина мы пропускаем…

В. Соловей: Естественно. А сейчас можно использовать очень умеренный антивестернизм: они нам пытаются нагадить изо всех сил, но, несмотря на это, мы ведём себя достойно и одерживаем победы.

А. Ежов: По поводу антивестернизма. Официальный представитель МИДа Мария Захарова продемонстрировала новые лексические высоты. Она обвинила западных партнёров в том, что они хотят «скапитализдить у нас военные достижения». Мне кажется или для высокого чиновника внешнеполитического ведомства (вы, кстати, в МГИМО же преподаёте) такой подбор терминологии нормален? Как вы думаете? Или всё соответствует контексту?

В. Соловей: Поскольку я в МГИМО, аффилированным с МИДом, я никогда не комментирую официальные заявления МИДа. Это корпоративная этика. Я думаю, что вы с пониманием к этому отнесётесь.

С. Крючков: Тогда вернёмся к нейтральному флагу и Олимпиаде в Южной Корее. Это будет накануне президентских выборов. Повлияет ли это на внутреннюю повестку? Ведь это беспроигрышный вариант: когда и под нейтральным флагом порвали всех — доказали, что правильное было решение, а если проиграли — то ведь под нейтральным флагом, не страшно.

В. Соловей: Я думаю, что как обычно будут победы. Ведь у нас есть кандидаты, способные победить. Эти победы будут ярко подсвечены, они создадут очень хороший фон. Потом президент встретится с победителями, обласкает, наградит. А те, кто не победят, о них же можно забыть или сказать: «Они достойно сражались, но всё было против них». Помните, как против наших футболистов были против и зелёный газон, и прекрасная погода, и поддержка трибун, в общем, всё было против нас. Вот всё окажется против проигравших олимпийцев.

А. Ежов: Слушатель из Краснодарского края интересуется: «Правозащитнице Людмиле Алексеевой дали госнаграду — это новое заигрывание, демократия 5.0»?

В. Соловей: Это попытка части российского руководства поддерживать некий баланс и проводить прагматичную политику. То есть, у нас уже не мало людей, которые курируют внутреннюю политику, которые эти все неумные жестокости, страшилки замечают. Это ни к чему хорошему не приводит. Это только отвращает общество от власти, настраивает негативно интеллигенцию, значительная часть которой либеральная. Поэтому лучше проводить прагматичную политику, не надо стращать без нужды, это ни к чему, всё и так под контролем.

Это позиция прагматиков, реалистов. А есть другая группа, которая говорит: «Нет, ребята, ну что вы. Не дай бог вы им чуть-чуть слабину дадите, они тут же вылезут. Вы помните, как это было в 1989-91 годах? Поэтому ни в коем случае!». Это та группа, которая была травмирована августом 1991-го года. Она до сих пор переживает последствия той родовой травмы для себя. И эта группа очень влиятельна. Различные группы придерживаются различных позиций, но я бы не сказал, что здесь хитро задуманная игра. Ничего подобного! Одни говорят: «Да не надо этого делать». Другие: «Да нет, лучше мы это сделаем во избежание».

А. Ежов: Что касается ситуации вокруг задержанного во Франции Сулеймана Керимова. Как вам вся эта история? Вы писали, что похожая судьба вероятно может ждать других российских чиновников после февраля.

В. Соловей: Поэтому другие российские чиновники не поедут отмечать Новый год за пределы Российской Федерации.

А. Ежов: И даже в дружественные страны?

В. Соловей: Дружественные страны — это Китай, Киргизстан, Мальдивы. Мальдивы — это прекрасно! Но вы понимаете, что у вас на Мальдивах не может быть поместья? И виноградников у вас там не будет. Поместья и виноградники — в других местах. По крайней мере, полгода никто заграницу соваться не станет теперь.

А. Ежов: То есть, это настолько серьёзная история?

В. Соловей: Дело даже не в том, случайность это или тенденция. Это — страх. Действительно они напуганы. Если Матвиенко несколько раз заявляла, что это возможное начало политических чисток, политическая охота на ведьм. Как она изящно это сформулировала. И была повторена рекомендация, что российским господам пора выбрать: или они лояльны тем странам, где живут их семьи, родственники, где их недвижимость или они лояльны России.

А. Ежов: Матвиенко с делегацией собирается в КНДР?

В. Соловей: С делегацией, с делегацией.

С. Крючков: Давайте о тех, у кого, скорее всего, есть эти поместья и виноградники на Западе. Никак не угаснет тяжба между Роснефтью и АФК Системой. Вот этот пинг-понг, продолжающийся на фоне стартовавшей предвыборной кампании, о чём свидетельствует? То Роснефть снова на 131 млрд., то в обратку АФК…

В. Соловей: Что делать с АФК, когда вас в углу прижимают и хотят вас разорить? Понятно, Игорю Ивановичу Сечину нужны деньги. Ну и что, многим нужны деньги. Что же вы хотите, всё забрать? Поэтому, единственный способ для АФК сейчас, это выкатить контриск с огромной суммой для того, чтобы привлечь внимание общественности. Потому что пиарщики АФК, отдаю должное, довольно профессиональные люди, они прекрасно понимают, что, чем больше шума, тем меньше это нравится Кремлю. Кремль устами президента сказал: «Ну, договоритесь вы, в конце концов». Но никак Игорь Иванович Сечин не может свои аппетиты умерить…

Президенту все эти истории не нравятся. Они ему не нравятся, потому что они привлекают нежелательное внимание. Российское общество, может, не очень его занимает, но мнение Запада действительно влияет на инвестиционный климат. Вот так посмотрят люди: «Слушайте, вы призываете цифровую экономику развивать, вкладываться. А у вас там способны разорить любую несырьевую корпорацию, потому что кому-то это захотелось». Всё это очень скверные репутационные истории.

А. Ежов: Раз уж вспомнили об Игоре Ивановиче Сечине, два слова об Улюкаеве. Бывший министр выступил на минувшей неделе с последним словом. Каким вы ждёте приговор, условный, реальный, будет ли какая-нибудь схема применена?

В. Соловей: Я предполагал, что ему переквалифицируют статью с тем, чтобы он мог выйти, получив условное наказание. Вот посмотрим, потому что Игорь Иванович Сечин всё-таки смог, несмотря на неблагоприятный для себя ход процесса (публичный) всё-таки боевой ничьи точно добиться. Хотя он был абсолютно уверен, что суд будет проходить келейно, не в свете Юпитера и софитов. Вот посмотрим, по результату суда будет видно.

С. Крючков: Если это будет использовано как некий пиар-эффект? Допустим, дадут условному «взяточнику» срок, в приговор внедрят некую ошибочку, потом, после того, как отгремят фанфары выборов, по апелляционной пройдёт и тихой сапой выпустят.

В. Соловей: Возможен и такой сценарий, давайте посмотрим. Вы же видите, как Россия устроена. Здесь, на самом деле, есть элитный плюрализм, президент находится в роли рефери, я тяжеловесы на ринге.

А. Ежов: Политолог, профессор МГИМО Валерий Соловей был сегодня гостем программы «Персонально ваш». Спасибо за то, что смотрели нас и слушали.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Как жаль, что в России такие люди как профессор Соловей находятся в меньшинстве…
________________________________________

"Требуется новое качество?". У России новых качеств нет, у неё все качества старые: самодержавие, православие, народность…
________________________________________

Следующий президентский срок Путина будет последним, но бесконечным… А затем провозгласят восшествие на Царь-Трон Царь-Империи Несравненнаго Богоравнаго Царь-Батюшки Дучезарнаго. Пожизненно Отец Родной, Батюшка Нации, Спаситель Отечества, Предводитель Дельфинов, Гроза Ворогам, Погибель Бусурманам, Вечный Хранитель-Боронитель Трона, Воитель Земшарный, Устрашитель Вселенной, Мечта Гимнасток, Светоч Неугасимый, Царь-Эмбарго Преосвященной Империи Российской, ПросвещЁнный Пресветлейший Император Санкций, Сириус Санктикрыссимус Крымокризимус Утипутимус Чекистикус Миниморус…
________________________________________

И мне понравилось, не забыл профессор упомянуть про план 70/70. Только как бы в ответ на ожидания приличной явки товарищи россияне не навалили где-нибудь большую кучу продукта вторичного. Типа наш подарок Гениалиссимусу…
________________________________________

В лохматые годы все ждали выборов — всегда была такая показуха единения народа и партии, что некоторые нажирались в усмерть…
________________________________________

Американцам Фитиль не вставишь! Один раз уже попробовали вставить — так ахнуло, но разлетелись вдребезги не Америка, а сами вставлятели. Но дурака и собственный опыт ничему не учит — хочется ещё раз попробовать. Видно, мало было одного раза.
________________________________________

Согласен с уважаемым профессором-политологом В. Соловьём: в России слишком мало настоящих праздников и веселья. А последние 18 лет вообще превратились в сплошную Царь-Катастрофу. Следует спасать безнадёжную ситуацию. Надо спешно что-то сделать. Надо срочно превратить выборы в балаган, поистине буйство шуток, прибауток, мистерий, песен и плясок, триумф увеселительных коллективов и хореографических ансамблей, дудочников, баянистов и балалаечников. И вывести побольше войск из Сирии. Причём почаще их выводить оттуда и отовсюду, да и окончательно устраивать мир в многострадальной сакральной Сирии.
________________________________________

О каком увеличении "Производительности труда" может идти речь, когда зарплата простого работяги на порядок ниже, чем у "вшивого" чиновника мэрии?
________________________________________

Что-то уж больно нищие у Вас чиновники мэрии получаются. Прямо голытьба нищебродская, право. В России полным-полно простых работяг, на полном серьёзе честно пашущих на износ за зарплаты от 4.5 тыс. руб. до 15 тыс. руб. ежемесячно.

А из чиновников редко-редко кто получает меньше 150 тыс. руб., причём только официального жалованья, без учёта бонусов, скрытого финансирования и поощрения с благодарственными подношениями.

Да и пенсии у них до 80% со всякими персональными надбавками, беспроцентными ссудами, невозвратными кредитами, ипотеками и прочими вкусняшками на исключительно льготных и выгодных условиях.

И слишком часто удаётся им вот как-то так чертовски ловко приватизировать под себя роскошные тысячеметровые казённые квартиры с домами, дачами, дворцами, челядью и всем-всем прочим полезным, удобным и комфортабельным за сущие чисто номинальные полторы копеечки…
________________________________________

Работают и ещё умоляют принять на работу… Они однодневками называются. 200-250 в день и кормёжка в обед. И то эти 200 на руки не деньгами, а квитком для того, чтобы отовариться в производственном магазине. Магазин под запись вы не знаете? Вся Россия уже живёт под запись… Из рабочих посёлков, где нет ни воды, ни света… ничего нет кроме качалок, где качается очень злой молодняк. Там нет ничего, кроме истыканных заточенной арматурой портретов Путина и Медведева по лесопосадкам. Там в драках умирают молодыми, туда полицаи без ОМОНа не суются. Это Россия, дружище, а не Московия. Почитайте М.Горького "Мать", это документальная книга. Жаль, что описывает она не прошлое России, а её настоящее…
________________________________________

А чтобы поднять производительность труда, сначала надо найти западных учителей, которые научат наших учителей учить детей, одновременно их лечить (они рождаются уже с целым комплексом врождённых болезней), потом пригласить западных рабочих для наставничества и обучения выпускников школ навыкам в труде. Одновременно другую часть отправить за государственный кошт учиться за границу уже специальностям. И только потом лет через 20 начать поднимать производительность труда. А пока только вкладывать, вкладывать, вкладывать… Если деньги есть, то тогда конечно, а если нет… то тогда жёсткий вариант… всенародный труд и учёба за пайку, когда за опоздание в класс, не говоря уже об опоздании на работу… можно и присесть на пару лет. Ну а если и это не устроит, то тогда учить китайский, а тем, кому повезёт, то английский. Но основная масса всё же учить будет китайский…
________________________________________

При всём уважении к эксперту хочется напомнить: умом Россию не понять и никаким аршином не замерить — всё может так повернуться, что напугаться не успеешь…
________________________________________

Соловей — потрясающий человек! Очень умный, и с большим чувством юмора. Чтобы правильно оценить его ответы, нужно обязательно на него смотреть. И тогда очень многое, о чём он не говорит в силу разных причин, можно прочесть в его смеющихся глазах.
________________________________________

При всём уважении к Соловью, не могу согласиться с ним. Движения избирательных кампаний задают люди. Можно оценить соотношение участия кандидатов в мундепы МСК от Роста, от «ЯБЛОКА», от КПРФ и самовыдвиженцев. Если за «ЯБЛОКО» двигали люди, которые могут впрячься за Явлинского/Навального/Собчак, то за Титова впрягаться не будут. Возникает большое сомнение в том, что Титов сможет предложить гражданам возможность участия в политике.
________________________________________

Ясно только одно. Надо идти голосовать. Хоть за чёрта, только чтобы не было эйфории у власти по поводу всенародной любви и поддержки.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Станислав Крючков, Андрей Ежов

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Общество (0) > Выборы (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 19.09.2018 - «ЯБЛОКО» ТРЕБУЕТ ОТПРАВИТЬ ЗОЛОТОВА В ОТСТАВКУ
  • 19.09.2018 - ИТОГИ СЕНТЯБРЬСКИХ ВЫБОРОВ
  • 18.09.2018 - ЗАМПРЕД «ЯБЛОКА» НИКОЛАЙ РЫБАКОВ НА «РАДИО СВОБОДА»
  • 18.09.2018 - НАРОД И ПАРТИЯ ЕДИНЫ?
  • 17.09.2018 - ИНТЕРВЬЮ ВИЦЕ-ПРЕМЬЕРА ДМИТРИЯ КОЗАКА
  • 16.09.2018 - ЭКОНОМИКА СЧАСТЬЯ
  • 15.09.2018 - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
  • 15.09.2018 - ЭТО ПРАВДА?
  • 14.09.2018 - ПРЕКРАТИТЬ ПРАКТИКУ ПРОВОКАЦИЙ
  • 14.09.2018 - КТО ВИНОВАТ В НАШЕЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ЯМЕ
  • 14.09.2018 - ЭТО НЕ ОФИЦЕРСКАЯ ЧЕСТЬ
  • 13.09.2018 - ОДИНОЧНАЯ «ДУЭЛЬ» ЗОЛОТОВА
  • 13.09.2018 - ВЕНСКИЙ МЕХАНИЗМ ОБСЕ
  • 12.09.2018 - МИТИНГИ ПРОТИВ ПОВЫШЕНИЯ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА
  • 12.09.2018 - СЕРГЕЙ ГЛАЗЬЕВ О БЕНЕФИЦИАРАХ ПРОВОДИМОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru