Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Выборы > Публикация
Выборы

[06.12.2019]

РЕЖИМ АГРЕССИВНОЙ УЗУРПАЦИИ ВЛАСТИ

Лев ШЛОСБЕРГ: российский политический деятель, председатель Псковского РО партии «ЯБЛОКО», член Федерального Бюро «ЯБЛОКА», член постоянной комиссии по противодействию коррупции, лауреат премии Союза журналистов «Золотое перо России»

(ТЕКСТ, ИЛЛЮСТРАЦИИ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Лев ШЛОСБЕРГ:


Нынешняя политическая система России является репрессивной. Она сконструирована и сооружена с тем, чтобы подавлять человека, не просто инакомыслящего человека, а любого даже просто возражающего человека.

Люди должны защищать людей. Без солидарности абсолютно невозможно никому помочь, никого спасти. Если система будет ехать, ни на чём не спотыкаясь и нигде не останавливаясь, она как асфальтовый каток закатает всё!..

Если эта система не будет встречать сопротивления, она разгонится до немыслимых даже сегодня для нас скоростей. Поэтому если бы сейчас Егора Жукова изначально не защищали, его ситуация была бы намного хуже.

Система озверела не потому, что она вдруг расстроилась, опечалилась, её плохо покормили, она пришла в раздражение. Система так сконструирована, она так специально сделана для этого озверения. Поэтому если мы бросаем людей, эта система людей уничтожит. Более того, аппетит к таким системам приходит во время еды, и любое отсутствие общественной реакции на беспредел будет его только поощрять.

Совершенно очевидно, что самую весомую, самую аргументированную сегодня заявку на власть предъявила самая радикальная часть российской политической элиты. Это не просто силовики, это прямые архитекторы и строители полицейского государства. Им не нужны никакие демократические свободы. Самым ненавистным для них документом является Конституция Российской Федерации, особенно её 2-я глава. Но, судя по тому, что сейчас происходит, другие главы тоже им не по вкусу и не вызывают у них никакого положительного восприятия. Эти люди анонсируют свой приход к власти всеми этими делами.

Проблема заключается в том, что Владимир Путин — политик, который не верит людям, несмотря на десятки миллионов голосов, реально отданных за Путина на этих выборах.

Это означает то, что к власти в 1991-ом, 1992-ом году в нашей стране пришли необольшевики, и произошло, по сути дела, почти то же самое, что происходило в Древнем Египте с восстанием рабов против фараона. Когда рабы приходили к власти, занимали место фараона, они полностью воспроизводили систему власти, которую они только что свергли…

                    *   *   *

М. Курников ― Здравствуйте! В эфире программа «Особое мнение». У микрофона — Максим Курников. И вместе со мной в студии политик, член политсовета партии «ЯБЛОКО», самое главное — депутат законодательного собрания Псковской области Лев Шлосберг. Я вас сразу спрошу по поводу заявления господина Кузьминова, ректора Высшей школы экономики о своём студенте Егоре Жукове. Он сказал, что его — Егора Жукова — кто-то раскручивает специально в своих политических целях, чтобы использовать. А, может быть, стоит заявлять как-то потише, может быть, судьба Егора Жукова решится как-то в лучшую сторону?

Л. Шлосберг ― Я думаю, что господин Кузьминов этим высказыванием спасал себя и думал о себе, а не о Егоре Жукове. Это заявление, на мой взгляд, некая клятва если не верности, то лояльности. И очевидно, этот комментарий был ему рекомендован, скажем так. Он впервые — это известно — прокомментировал ситуацию с Егором Жуковым. Очевидно, не высказываться далее ему было невозможно, и его молчание было истолковано как политическая поддержка Егора Жукова, своего студента и аспиранта. Ректор ВШЭ, человек известный в обществе и уважаемый, в этот момент думал о своей карьере, о своей должности. Я так воспринимаю эту ситуацию.

М. Курников ― А, может быть, есть какое-то рациональное зерно? Может быть, действительно, ходят люди по каким-то кабинетам, решают эти вопросы, заступаются за кого-то, а им эти широкие акции поддержки мешают?

Л. Шлосберг ― Люди должны защищать людей. Без солидарности абсолютно невозможно никому помочь, никого спасти. Если система будет ехать, ни на чём не спотыкаясь и нигде не останавливаясь, она как асфальтовый каток закатает всё!..

В принципе, нынешняя политическая система России является репрессивной. Она сконструирована и сооружена с тем, чтобы подавлять человека, не просто инакомыслящего человека, а любого даже просто возражающего человека.

Если эта система не будет встречать сопротивления, она разгонится до немыслимых даже сегодня для нас скоростей. Поэтому если бы сейчас Егора Жукова изначально не защищали, его ситуация была бы намного хуже, он бы не был под домашним арестом сейчас, а, как многие другие участники «Московского дела» он был бы в намного более тяжёлой ситуации, чем сегодня.

Система озверела не потому, что она вдруг расстроилась, опечалилась, её плохо покормили, она пришла в раздражение. Система так сконструирована, она так специально сделана для этого озверения. Поэтому мы имеем дело не с частным случаем. И здесь не вопрос того, чтобы подойти к церберам на мягких лапах и спросить: «Господа, хорошо ли вы сегодня покушали? Может быть, вы уже сыты? Может быть, отложить Егора с обеда на полдник, с полдника на ужин?.. Может быть, вы будете меньше хотеть кушать и скушаете не всего Егора, а только кусочек от Егора?»

Это всё бессмысленно, но, кроме того, опасно. Если мы бросаем людей, эта система людей уничтожит. Более того, аппетит к таким системам приходит во время еды, и любое отсутствие общественной реакции на беспредел, — а это то, что происходит с Егором Жуковым и всеми остальными участниками «Московского дела» и вообще со всеми людьми, кто требовал честных выборов по всей стране, — это настоящий беспредел, и это сознательный беспредел! Если это не называть своими именами, то система будет действовать по наирадикальнейшему для себя сценарию.

М. Курников ― А вы не боитесь, что такая широкая общественная реакция может разозлить зверя, спровоцировать его ещё на большую жестокость?

Л. Шлосберг ― Зверь находится в своём естественном состоянии. То, что мы сейчас видим, это не отклонение от нормы для этого зверя, это его такое зверское лицо, оно такое. Не нужно питать иллюзий, что кто-то встал не с той ноги, кто-то написал не так аналитическую записку, не так прокомментировал, не то шепнул на ухо. Вот утром зверь был добрым и таким, плотоядным, мило смотрел на окружающих людей и совсем не хотел выйти из клетки, а потом ему пришло неприятное сообщение по Телеграму, и зверь внезапно озверел. Нет, это не так. Это именно такая система, именно такие люди…



Сейчас на самом деле перед нами и в «Московском деле» и в таких делах происходит становление постпутинской политической власти.

М. Курников ― Прямо уже постпутинской?

Л. Шлосберг ― Постпутинской, в которой может принимать участие сам Путин. Постпутинской в том смысле, что в любом случае в 24-ом году или раньше, если случится какой-нибудь непредвиденный сценарий, им же самим сконструированный, так или иначе, заканчивается его второй второй срок. И система будет принимать решение о том, как ей существовать и развиваться дальше.

Совершенно очевидно, что самую весомую, самую аргументированную, самую эффективную сегодня заявку на власть предъявила самая радикальная часть российской политической элиты. Это не просто силовики, это прямые архитекторы и строители полицейского государства. Им не нужны никакие демократические свободы. Самым ненавистным для них документом является Конституция Российской Федерации, особенно её 2-я глава. Но, судя по тому, что сейчас происходит, другие главы тоже им не по вкусу и не вызывают у них никакого положительного восприятия. Эти люди анонсируют свой приход к власти всеми этими делами таким образом.

Если общество съедает это молча, оно говорит: «Господин минотавр, господин Левиафан, мы согласны с этим. Мы будем жить при вас, вот таких. Сколько вы скушали сегодня людей?» — «15». — «Господин Левиафан, спасибо, что вы не съели 20! Вот 5 человек вас благодарят, что вы их не съели сегодня, а съедите их завтра или послезавтра». Если не выступать против этих зверей и не называть зверства зверством, скотство скотством, безумие безумием, то всё будет очень плохо.

М. Курников ― А кто лидер этой партии?

Л. Шлосберг ― Это партия коллективная. Её политическим лидером является Путин, и не нужно испытывать никаких иллюзий по этому поводу.

М. Курников ― То есть он не арбитр между разными партиями?

Л. Шлосберг ― Очень важный вопрос вы задаёте, Максим. Путин стремится сохранить позицию арбитра в силу естественных причин и ограничений. Во-первых, кроме силового блока он ещё руководит несчастным, неприятным, очень для него обременительным, очень его раздражающим социально-экономическим блоком. Надо постоянно кого-то кормить, надо постоянно раздавать деньги в эту прорву, в этот народ, который хочет только кушать и почему-то не хочет ничего делать, ничего лояльного и при этом говорит ещё о каких-то правах и требует. Нужно что-то давать экономике, нужно каким-то образом сберегать какую-то часть олигархов, чтобы они платили не только в оффшоры и карманы, но что-то приходило в бюджет.

Вся внутренняя повестка дня Путина крайне раздражает. Это известно всем тем, кто с ним работает. Это повестка дня вызывает в нём самую неприязненную реакцию, именно поэтому там много его претензий к правительству, к министрам, к губернаторам, типа: «Я вас тут посадил для чего? Чтобы мне не досаждали. Что вы лезете постоянно с этими словами и соплями? Дайте заниматься глобальной историей. Я тут вхожу в мировую историю, а вы меня сзади за пиджак дёргаете, не даёте спокойно пообщаться, если не с Махатмой Ганди, так с Трампом, если уж с Махатмой Ганди пообщаться на этом свете невозможно».

И эта внутренняя повестка является существенным для него ограничителем. Он не может сорвать всю резьбу и не может закрутить все гайки. Проблема заключается в том, что Владимир Путин — политик, который не верит людям, несмотря на десятки миллионов голосов, реально отданных за Путина на этих выборах.

М. Курников ― Каким людям? То есть всем людям?

Л. Шлосберг ― Если можно сказать совсем простыми словами: Путин не верит в народ, он не доверяет обществу, он видит в народе, в обществе угрозу.

М. Курников ― А с чего вы делаете такой вывод? Вряд ли он вам это сказал, правильно?

Л. Шлосберг ― Да, у нас пока не было встреч ни с Махатмой Ганди, ни с Владимиром Путиным. Я могу сказать, из чего я делаю такой вывод. Я делаю вывод из того, что политик, доверяющий избирателям, гражданам, будет сторонником честных выборов, он будет сторонником политической конкуренции, он будет сторонником независимого суда, будет сторонником защиты всех естественных прав и свобод человека. Потому что когда человек раскрепощается, когда его права и свободы реализуются, то этот человек свободен для принятия решений. Он может соглашаться или не соглашаться с властью. И, вообще, строго говоря, люди выбирают власть.

На самом деле движение Путина во власти очень логично и очень технологично. Потому что он не сам двигался к власти, а его привели к власти. Если поэтапно отследить все те свободы, которые он логично и последовательно ликвидировал, он лишал страну естественной политической свободной среды. Только политик, который не доверяет народу, может лишать народ всех свобод, опасаясь самореализации народа в этих свободах.

М. Курников ― Но вы же знаете этот тезис, в том числе, многие конструкторы этого режима говорят, что на первых свободных выборах победят националисты, фашисты и нас с вами развесят по столбам.

Л. Шлосберг ― Спасибо за напоминание. Хочу сказать, что первые свободные выборы президента России ещё в Российской советской федеративной социалистической республике были 12 июня 1991-го года. А последние свободные выборы в Российской Федерации — это были выборы депутатов в Государственную думу России в 1995 году. То есть наша страна прожила демократический период длительностью всего 4 года и провела за это время 4 относительно свободных избирательных кампании.

М. Курников ― Вам напомнить, кто победил на выборах в Государственную думу тогда?

Л. Шлосберг ― Я помню, кто победил по спискам. В 1993-ем году победила ЛДПР, в 1995-ом году победила КПРФ. Но хочу вам сказать, что если вы на общегосударственных реформах форсировано и бесчеловечно уничтожаете социальную базу общества, которая привела вас к власти, то вы получите на выборах ответ общества.

Выборы и 1991-го года были честными, потому что это была реакция на совок. Выборы 1993-го были реакцией на реформы 1992-го, 1993-го годов. Выборы 1995-го года были продолжением реакции на эту реформу и, кроме того, это уже была реакция на первую чеченскую войну. Выборы имеют значение. Люди на выборах реагируют на ту политику, которую проводит государство.

Если в нашей стране после этого, несмотря на все обстоятельства, продолжались бы честные выборы, то, возможно, власть, пришедшая в Кремль в 1991-ом году, власть, как они себя называли, демократических реформаторов (они были, безусловно, реформаторами, только они не были демократами, хотя их все так называли, и в историю они вошли как демократические реформаторы), я не исключаю, что в нашей стране мог состояться не просто левый, а коммунистический реванш, в том числе, на президентских выборах 1996-года. Никто не знает, чем бы завершилась победа Геннадия Зюганова на выборах в 1996-ом году. Есть много разных мнений, версий, но вряд ли сейчас нужно это обсуждать.

Но если ценности свободных выборов остаются ценностями, то это подтверждает базовое положение Конституции о сменяемости власти по воле народа. Власть, когда проводит политику, должна думать о последствиях.

На совещаниях будущих политических реформаторов осенью 1991-го года, когда обсуждалась будущая шоковая терапия, и специалисты не только по экономике, но и по социальной политике задавали вопросы архитекторам этой реформы «Что мы будем делать, если народ выйдет на улицы?», то один из архитекторов этой шоковой терапии Анатолий Борисович Чубайс ответил: «Ничего. У нас есть танки»… То есть это было ещё до путча.

М. Курников ― То есть стрелять по большому счёту?

Л. Шлосберг ― Да. Это означает то, что к власти в 1991-ом, 1992-ом году в нашей стране пришли необольшевики, и произошло, по сути дела, почти то же самое, что происходило в Древнем Египте с восстанием рабов против фараона. Когда рабы приходили к власти, занимали место фараона, они полностью воспроизводили систему власти, которую они только что свергли…

М. Курников ― Но здесь же не рабы пришли к власти. Та же номенклатура.

Л. Шлосберг ― Не рабы пришли к власти. К власти пришла номенклатура. Но удивительное состояло в том, что люди, пришедшие к власти благодаря колоссальным усилиям общества, не чувствовали себя обязанным этому обществу, они его искромсали. И после этого были вот такие выборы. Это был логичный, естественный и честный результат такой политики.

Соответственно, умная власть после этого должна была сделать выводы и даже после эти нескольких с точки зрения социального развития кошмарных лет обратиться к народу и объяснить: «Мы осознали свои ошибки здесь и здесь, в том числе, мы поняли, что мы уничтожили все ваши сбережения», — правда, в 1993-ем году ничего уже было невозможно восстановить физически, — но мы это поняли. У нас есть долг, у нас есть обязательства. Мы его фиксируем, мы признаём, что мы действовали неправильно, несправедливо и жестоко». И сказать это людям и объяснить, что «мы готовы нести ответственность за свои ошибки; если вы недовольны нами, смените нас, если вы даёте нам шанс исправиться, мы будем исправляться так-то и так-то».

И это были бы выборы, это была бы честная конкурентная политическая система. Из этой конкурентной политической системы никогда естественным путём не появился бы на выборах Владимир Владимирович Путин. Никогда ни одна спецслужба не выдвинула в таком качестве, в качестве актора спецоперации его на высший должностной пост в Российской Федерации. При системе свободных, конкурентных выборов это было бы невозможно. 1999-й год не настал бы…

М. Курников ― Неужели личность имеет такое большое значение? Не был бы Путин, был бы кто-нибудь другой. Был бы Примаков.

Л. Шлосберг ― Примаков имел огромные шансы, пока не заявил президентские амбиции. Борис Николаевич Ельцин его очень быстро остановил. Речь сейчас не об этом. Речь сейчас о том, что при живой, естественной политической жизни вы никогда не знаете, кто станет депутатами, президентами, а если у вас парламентская демократия, — премьер-министрам, потому что это решается на выборах. И политики несут ответственность пред народом на выборах.

Некоторые, чтобы сохранить себя на выборах, ударяются в чудовищный популизм, некоторые становятся радикалами и меняют свою точку зрения, стремясь каким-то образом удовлетворить ожидания народа, некоторые ударяются в национализм. Всё бывает на выборах. Но если мы исходим из понимания, что сувереном власти является народ, то мы должны доверять людям в их способности не сойти с ума на выборах.



Если мы считаем, что народ сумасшедший, что он неразумный, что он неспособен сделать правильный выбор, имеется в виду выбор естественный, в сторону сохранения жизни, а не в сторону уничтожения жизни, и не просто политической жизни, а жизни в физическом плане, то тогда будет устроена такая система, как устроена сейчас.

М. Курников ― Вы говорите, выборы имеют значение. А любые выборы имеют значение? Такие выборы, как сейчас тоже имеют значение?

Л. Шлосберг ― А других нету… Мы пришли к ситуации в нашей стране, когда выборы в значительной своей части являются не просто нечестными и несправедливыми, а являются отвратительными, являются незаконными, являются частью лжи и насилия. Если российская демократическая оппозиция — я сейчас говорю только о демократической оппозиции, за других участников я не говорю, — не научится побеждать на таких выборах, нас ждёт очень печальная судьба. Не политиков и партии, а общество.

М. Курников ― Как можно побеждать в игре, где правила переписываются, меняются?

Л. Шлосберг ― Общественное мнение, а не правила, определяются нами. Мы влияем на общественное мнение, мы влияем на позицию людей.

М. Курников ― Получилось повлиять?

Л. Шлосберг ― Получилось повлиять. Вот такой ценой — ценой «Московского дела», ценой арестованных и посаженых людей, ценой оклеветанных людей, которым вменили действия, которых они не совершали. Получилось существенно повлиять на политическую систему. Я могу сейчас перечислить, на что получилось повлиять.

Во-первых, все политики демократы, вышедшие на выборы за редким исключением, выиграли эти выборы, включая 4 депутатов от «ЯБЛОКА», которые при других обстоятельствах могли не все стать депутатами. Но общество стало консолидироваться вокруг содержательных позиций. Это первое.

Второе. Это очень важно: правоохранительная и судебная система в нашей стране проявила себя во всей полноте как часть зверской политической системы России. Ни у кого после событий 2019-го года уже не может быть никаких иллюзий. Сброшены все маски.

Ещё одно важное последствие событий 2019-го года в Москве. Не будет больше в нашей стране никаких сценариев с президентом Российской Федерации Сергеем Собяниным. Он дискредитировал себя как политик, претендующий на высший должностной пост.

М. Курников ― В глазах той самой демократической общественности.

Л. Шлосберг ― В глазах всех. Нет, Максим, в глазах всех. Собянин после произошедших событий — это человек, который благословил, одобрил и даже поблагодарил насильников за насилие. Это человек, который не смог, как ему поручалось свыше, удержать в рамках приличия ситуацию выборов в Мосгордуму; человек, который использовал административный фильтр для формирования состава кандидатов на выборы Государственной думы… Ни у кого же нет никаких иллюзий, что этот так называемый «неестественный отбор», который произошёл на этих выборах, делался не просто с ведома Собянина, но при его непосредственном участии и, более того, при участии его прямых подчинённых.

Так вот, он не справился с задачей прилично провести выборы в столице, не где-нибудь, а в столице, то есть в городе, который находится на виду у всего мира. Он себя дискредитировал. И политическая судьба Сергея Собянина закончена. То есть он заплатил своей политической биографией за то, что он вытворил перед всем миром в 2019 году. И это правильно, это справедливо, это наказание судьбы, которое его настигло. Президента Собянина не будет.

М. Курников ― Но, Лев, согласно последним опросам Левады меньшая часть россиян знает, вообще, о «Московском деле».

Л. Шлосберг ― Скажите, а когда большая часть граждан, людей страны знала о происходящем в стране в ситуации монополии СМИ и политической монополии во власти? Безусловно, информационные ресурсы инакомыслия ограничены. Есть, условно, несколько десятков — я скажу так, чтобы никого не обидеть — СМИ, где существует неподцензурное, свободное слово, и аудитории этих СМИ, пересекаясь между собой, охватывают, включая трансляцию в социальных сетях несколько десятков миллионов человек. Что, кстати говоря, в ситуации той политической западни, в которую мы все попали, ещё очень неплохо. Это весьма неплохо.

И, естественно, люди в такой ситуации ограничены в доступе к информации. Многие люди по-прежнему смотрят государственное, прогосударственное телевидение, они получают информацию от источников, аффилированных с властью. Это плохой, но логичный результат той политики, которая проводится в стране, в том числе, в СМИ.

Поэтому здесь ничему не нужно удивляться. Если бы «Московское дело» показывали по 1-му, 2-му и прочим каналам, и при этом люди бы не имели о нём представления, мы бы сочли, что эти люди не вполне образованные, не слышал о том, о чём рассказывают, даже если бы об этих делах говорили искажённо.

М. Курников ― Я это к тому, что, наверное, не все считают, что Собянин себя дискредитировал. Многие просто не знают об этой истории.

Л. Шлосберг ― Так они и про Собянина не знают. Мы сейчас не говорим о людях, которые являются благополучателями социальной помощи. Мы говорим о людях, которые участвуют в политике, ходят на выборы, участвуют в политическом процессе, обсуждают политическое развитие, готовятся к выборам в федеральный парламент, готовятся к выборам президента. В аудитории этих людей — а она очень большая, в элите она исчисляется тысячами человек, в обществе она исчисляется миллионами человек — в этой аудитории Собянин себя дискредитировал для всех. Всё, что он сделал, он сделал во вред обществу и как следствие во вред себе.

М. Курников ― Если тогда говорить о том, какая стратегия была на этих выборах, и кто победил, кто выгодополучатель? Лидер, по крайней мере, один из лидеров вашей партии, господин Явлинский критиковал тактику призывать голосовать за сталинистов. Он говорил — нельзя. Вы разделяете эту позицию или нет?

Л. Шлосберг ― Я считаю «Умное голосование» неумным голосованием. Я об этом говорил открыто, в том числе, мы об этом говорили в эфире «Эха Москвы» неоднократно. Умное голосование предполагает разумный и сознательный выбор.

М. Курников ― Но вот вы сейчас смотрите на этот состав Мосгордумы, и вам скорее нравится то, что там происходит?

Л. Шлосберг ― Я внимательно смотрю на состав Мосгордумы…

М. Курников ― Тем более, это ваши коллеги.

Л. Шлосберг ― Я общаюсь с коллегами, депутатами Мосгордумы и мы обсуждаем с ними политический парламентский процесс. В частности, мы обсуждали необходимость назначения публичных слушаний по проекту бюджета Москвы на 2020 год.

М. Курников ― Но вы согласны, что такая Мосгордума получилась во многом благодаря этой тактике?

Л. Шлосберг ― Нет, это не так.

М. Курников ― А как?

Л. Шлосберг ― Эта дума получилась в результате общественного возмущения, когда общество искало выход голосованием за тех кандидатов, кто прошёл минное поле регистрации и дошёл до выборов. Не нужно преувеличивать пену на пиве. Вот не нужно.

М. Курников ― Вы сказали, что Владимир Путин не очень сейчас интересуется внутренними делами. Тем не менее, он сегодня провёл заседание. Оказывается, он в языкознании знает толк. Он, оказывается, и в русском языке разбирается. И говорят, будет какая-то комиссия, которая установит правила, которым должны будут следовать все СМИ. Вас вдохновляет это начинание?

Л. Шлосберг ― Это означает то, что Путин занимался не вопросами языкознания, а вопросами «искусствознания в штатском». Он специалист в части языкознания в штатском. Больше ни в чём он не специалист.

М. Курников ― Тем не менее, такой контроль над языком, насколько, на ваш взгляд, он знаковый?

Л. Шлосберг ― Я хочу вас утешить и обрадовать всех, кто нас слушает: контролировать язык невозможно. Никто никогда этого делать не мог, и никто никогда этого сделать не сможет. Пусть эти комиссии пишут что хотят, где хотят, как хотят в любых знаках препинания. Ничего они с языком народа сделать не смогут.

М. Курников ― Они даже нашли врагов русского языка. Это «Пещерные русофобы»…

Л. Шлосберг ― Прекрасно. Это они всё сказали про себя. Вот люди, которые так говорят о русском языке, они всё сказали про себя, не про кого-то другого, а про себя. Они написали и подписались: «Пещерные русофобы». Это они. Отлично! Вошли в историю, вляпались. Можно идти дальше.

М. Курников ― Вы как-то говорили, что, на ваш взгляд, руководит Следственным комитетом именно Владимир Путин. Однако сегодня Дмитрий Песков, когда комментировал расследование по делу Голунова, сказал, что Владимир Путин, конечно, не может заниматься такими делами, иначе у него не останется времени на всё остальное. Ему иногда докладывают. Как вы себе представляете, действительно ли, Владимир Путин может сказать «дело на контроле», а потом никаким образом не контролировать, как оно расследуется?

Л. Шлосберг ― Во-первых, никто не указал срок этого контроля. Знаете, контролировать можно долго и контролировать бесконечно. Более того, это стандартные формулировки и их, по сути, говорит не Путин, их говорит его пресс-секретарь, и там каждое слово на своём месте.

Что касается дела Голунова, ситуация очевидная. Кампания защиты Ивана Голунова показала очень быстро всю подноготную этого дела. Спецслужбы достаточно развиты, чтобы иногда раз на тысячу эпизодов получать информацию такого рода, показывающую невиновность человека и, более того, заказной характер действий против него.

Поэтому, как с изумлением в суде выяснил Иван Голунов и его адвокат, даже сообщение о преступлении, которое сделал Голунов сразу следователю о том, кто, какие полицейские подбрасывали ему наркотики в рюкзак, кто его задерживал, не было зарегистрировано, хотя есть регламент работы с этими заявлениями. Есть так называемый КУСП — сообщение о совершённом преступлении. И после этого уже всё должно идти по срокам, установленным процессуальным законодательством.

Но прошло столько времени… Поэтому мы увидели, что в данной ситуации дело, действительно, под контролем, возможно, контролем Владимира Путина. Благодаря этому контролю это дело не развивается, виновных не ищут. Все виновные известны, все обстоятельства абсолютно доказаны. То есть с точки зрения оперативно-розыскных действий вся картина ясна.

После этого возникает вопрос: что, вот этих сажать? То есть те, вместе с которыми мы мочили этих вот демонстрантов, защищали режим, стояли в шлемах, подкидывали, подбрасывали, фальсифицировали, — если система посадит сейчас этих двоих, троих или пятерых, то что она должна будет делать с остальными? А если эти двое, трое, пятеро начнут рассказывать — вот всё то, что до сих пор неизвестно, а им известно, потому что они были соучастниками? Если они решат, что «всё, раз нас кинули, то мы сейчас немножко кусочек правды выдадим в обществе».

И система остановилась. Не могут шестерёнки в такой системе вращаться одновременно в разные стороны. Либо в одну, либо в другую. Либо делать честную правоохранительную систему, и тогда никто не будет подкидывать наркотики в рюкзаки журналистам и оппозиционным политикам, только тогда придётся несколько освежить людей, совершенно очевидно и сменить судебную систему.

М. Курников ― Ну, ладно, неужели нельзя в одном конкретном случае это сделать?

Л. Шлосберг ― Нельзя. Это сломает систему. Это будет та песчинка, которая сломает всю систему. Потому что в итоге в рамках гласного судебного процесса станет известно всё. Ведь это же один организовывал, другой санкционировал, третий согласовывал, четвёртый благословлял. Так дойдут не только до генералов, а до высоких генералов. Они, собственно говоря, и участвовали в этом деле.



Кто занимается кладбищенским бизнесом в Москве? Верхушка ФСБ. И, между прочим, директор московского ФСБ — это зам директора ФСБ России. Это не просто что-нибудь. Это люди, которые входят в число очень ограниченного круга персон, принимающих системные решения в рамках силовых структур.

Поэтому нет колесика в этой машине, которое было бы способно вращаться в другую сторону. Она никуда и не поехала.

М. Курников ― Мы, по сути, вернулись к обсуждении той же самой политической партии, о которой вы сказали в самом начале — силовики…

Л. Шлосберг ― Это в широком смысле полицейские, это архитекторы и строители полицейского государства.

М. Курников ― Я просто хочу понять, а против лома есть приём? Если так, как вы рассказываете, эта партия всесильна…

Л. Шлосберг ― Эта партия не всесильна. Эта партия, на мой взгляд, совершала фальстарт. У неё не выдержали нервы. Они, не дожидаясь никаких решений Путина, — а совершенно очевидно, что у него нет сейчас никаких решений, что делать: новая ли Конституция, пожизненное ли правление, ещё один «привед, Медвед» то ли на 6 лет, то ли на какой-то другой пересменок, — у него нет решения, он тянет. И вся система находится в диком напряжении.

М. Курников ― Подождите, это очень важно. Вы сказали, что он же лидер этой партии.

Л. Шлосберг ― Лидер.

М. Курников ― Но при этом и судья. Как так? Он должен фиксировать фальстарт, если он судья или нет?

Л. Шлосберг ― Всё смешалось в этом доме Владимира Путина, перефразируя Льва Николаевича Толстого. Всё смешалось, потому что нет порядка. Всё управляется вручную. Сплошная казусная система, в которой есть задача: пробиться к телу, подать челобитную, получить одобрение, получить свой кусочек ресурса материального, символического и с этим ресурсом жить и работать. Но при этом решения по развитию этой системы у Путина сейчас нет.

А вот конюшня этих «всадников без головы» просто так уже не может стоять на месте, потому что они понимают, что может пойти по-разному. Ведь они совершенно иначе воспринимают эту картину и иначе подают её Путину. Они показывают: «Смотрите, это же не народ, это бунтовщики. Посмотрите, что они пишут, что они говорят. Владимир Владимирович, мы — ваша единственная надежда и опора. Единственная, Владимир Владимирович, только вы, только мы с вами. Пожалуйста, опирайтесь на наши штыки. Да, не очень удобно сидеть, немножко колется, но, тем не менее, гляньте, сколько».

Они не выдержали. Выборы в Мосгордуму стали в моём понимании фальстартом силовой системы.

М. Курников ― А кто другая партия?

Л. Шлосберг ― Другая партия формируется на наших глазах. Это люди, которые не приемлют полицейское государство.

М. Курников ― Но они ведь есть и в правительстве и в администрации президента или нет?

Л. Шлосберг ― Список можно?

М. Курников ― Я не знаю, я вас спрашиваю.

Л. Шлосберг ― Я могу сказать. Давайте позвоним господам Вайно и Кириенко и попросим представить список тех, кто…

М. Курников ― Вот они кто? Они тоже полицейские?

Л. Шлосберг ― Они люди, которые являются хранителями атрибутов власти. Они люди, которые принадлежат к числу людей, очень сильно в своё время испугавшихся, переживших этот шок и так адаптировавшиеся к власти. Помните выборы мэром Москвы Сергеем Кириенко? А ведь это было всего лишь 2 десятка лет назад.

М. Курников ― Целая жизнь.

Л. Шлосберг ― Я бы сказал, эпоха. И это же был вроде как совсем другой человек. Он понял, что в ту сторону как-то некомфортно. Хотя он участвовал в тех выборах абсолютно согласовано. Это не было какое-то гражданское движение снизу. Тем не менее, он выступал в качестве оппозиции.

Сейчас совершенно очевидно, что число людей, боящихся превращения России в полицейское государство, очень велико в самой системе. Им страшно за себя: растопчут любого, посадят любого, корзинку с колбасой и вином принесут кому угодно. Вообще нет такого человека в системе, с которым это не может произойти.

М. Курников ― А вот это разделение на партии, которые вы называете, оно только в Москве, только в федеральном центре или в регионах вы тоже это чувствуете?

Л. Шлосберг ― Везде.

М. Курников ― Вот вы, когда разбираетесь с делом Светланы Прокопьевой, вы видите, что есть такое разделение на примере этого дела или нет?

Л. Шлосберг ― Смотрите, если мы говорим о партии силовиков и партии гражданского общества (назовём это так), то это партии, не обладающие атрибутами политических партий. Это, скорее, общественные центры притяжения. Но с первым центром притяжения, с силовиками, собственно, солидарна власть, то есть их ресурсом сегодняшним является власть как таковая. Они и борются за то, чтобы стать самой властью. Из инструментов власти, защиты прав и свобод человека, защиты даже действующих властителей они превращаются в саму власть и всячески дают понять, что они уже и есть власть.

А другая партия ищет сейчас формы, в которых может реализовать те самые права и свободы человека и гражданина, которые с этим полицейским государством органически несовместимы.

Почему постоянно возникают споры о Конституции? Да потому что с этой Конституцией ни те, ни другие не могут дальше двигаться. Первые не могут при ней властвовать, потому что эта Конституция им абсолютно точно мешает. А нам эта Конституция уже недостаточна, потому что она не позволяет нам в полной мере защитить свои права и свободы, хотя мы сейчас боремся за неё всеми своими силами.

М. Курников ― Какие у вас сейчас ресурсы?

Л. Шлосберг ― Общественное мнение.

М. Курников ― Как-то это не звучит убедительно.

Л. Шлосберг ― А это самый значительный ресурс, который есть в любой стране. Помните, чем заканчивается «Горе от ума»? Общественное мнение. Оно движет историей. Вот сложилось мнение у людей: не люб, не хотим, не будем больше голосовать. Попробуйте его переломить. Это ведь не сплетня, это не разговоры комментаторов и политологов. Это внутреннее убеждение человека: Не хочу большое, противно, не хочу! Попробуйте это преодолеть.

Наша политика — конвертировать это общественное мнение в голосование на выборах, оттащить страну от пропасти с кровью. Потому что мы на самом деле сейчас очень близко к пропасти. Московские события это показали.

Я очень долго и внимательно смотрел на фотографии разгонов демонстрантов. Посмотрите, с каким остервенением люди в форме без опознавательных знаков избивали людей, зная, что их снимают, что они попадают в фото и видеокамеры. Они это делали — я не знаю, можно ли применять это слово, — они это делали с удовольствием. Они самореализовывались. Она вошли в раж. Это своего рода дьявольское вдохновение. Эта система выходит наружу, она так показывает себя.



Поэтому я совершенно точно могу сказать, что эти действия провоцируют дальнейшую кровь, они провоцируют озверение общества. Система власти озверела, и ей нужно такое же озверевшее общество для того, чтобы оправдать любое своё насилие.

Вот наша сейчас задача — оттащить общество от пропасти с кровью и вести его по пути выборов, вот таких, какие есть сейчас. Потому что если на выборы вас приходит 5%, то у вас будет 1,5 %… Если вас приходит 10 %… приходит и голосует, а не неизвестно, чем занимается, то уже будет не 1,5. Может быть, ещё не будет 5 %, но уже будет не 1,5.

Знаете, такое есть: явка 99,99… Из чувства самосохранения, вот из шкурного, нормального, естественного, человеческого чувства самосохранения приходят на выборы…

М. Курников ― Власть не допустит тех, кто угрожает ей. Вы же видите это на примере Мосгордумы.

Л. Шлосберг ― Слушайте, сколько процентов избирателей Москвы приняли участие в выборах депутатов Мосгордумы?

М. Курников ― Многих не допустили.

Л. Шлосберг ― Я не про кандидатов, я про граждан. Каждый раз, когда вы можете идти голосовать, голосуйте. Каждый раз, когда вы можете выдвигаться, выдвигайтесь. Если это минное поле преодолеет один солдат из 10, значит, один солдат из 10. В следующий раз будет 2.

М. Курников ― Я надеюсь, что мы это дело как-нибудь продолжим. Это был Лев Шлосберг.

Л. Шлосберг ― Спасибо большое, до свидания!






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Очень много прозвучало разумного, поменьше демагогии, присутствует политический мотив и расчёт в выступлении.
________________________________________

Умный, порядочный человек. Но по его методике не застать лучших времён. А людям хотелось бы. Потому и если надеются-то на Навального. Да и то, — надеются ли?
________________________________________

Всегда считал Льва Шлоссберга человеком и вдумчивым, и честным, и вообще приличным во всех его публичных проявлениях. Но только что данная им оценка (уничтожающая про сути и примитивно оскорбительная для многих активнейших участников предвыборной борьбы по форме-аналогии) роли "Умного голосования" в получении благоприятного и для "ЯБЛОКА" результата выборов в Мос.Гор.Думу ставит под очень серьёзное сомнение справедливость ранее существовавшую для меня оценку этого политика: похоже, что многолетнее членство в «ЯБЛОКЕ» (в компании с Явлинским) не прошло для него бесследно.
________________________________________

Шлосберг и Навальный видят по-разному задачи.

Для Шлосберга задача состоит в том, чтобы добиться максимально приемлемого с точки зрения демократии, удовлетворения нужд жителей, заботы о людях и т.п. Он танцует от начала, от того, зачем вообще этот орган. Получившийся в этот раз состав Мосгордумы для выполнения этих задач непригоден, с точки зрения Шлосберга.

Задача Навального была тактическая в рамках войны с властью: ответить на действия власти, показать силу и возможности общества, показать силу своей партии, навести панику в лагере врага. Эта задача отчасти выполнена.

«ЯБЛОКО» всегда было со стороны программы самой гуманистической, ориентированной на людей партией. И, к сожалению, самой не умеющей докричаться до своего электората, разговаривать на одном языке с теми людьми, о которых они пекутся.
________________________________________

Если хотеть "докричаться" до людей, способных к адекватному к восприятию фактологических и логических аргументов. У Яблока это явно не получилось и, судя по сегодняшнему Шлоссбергу, не получится.
________________________________________

Докричаться до людей, «способных к понгиманию» у «ЯБЛОКА» как раз получается. Конечно, если не полагать, что вы, например, способны, а я нет. Проблема в том, что большинство не имеет такого навыка. Он не сильно прививается в школе, а позже и вовсе без применения атрофируется. Поэтому просто изложить логические аргументы в расчёте на самостоятельный их анализ и обработку — этого достаточно для примерно для 10-15% населения. Остальным людям нужны разные подходы.
________________________________________

Шлоссберг, безусловно, один из самых толковых из действующих политических деятелей России. Сегодняшний его анализ существующей ситуации тому подтверждение…
________________________________________

Респект Льву Шлосбергу. Смотрит на всё с верой в людей и в будущее.
________________________________________

Л. Шлосберг: Одним из итогов выборов в МГД явилась дискредитация Собянина. Не согласна. Во-первых, это совершенно не очевидно. Во-вторых, даже если так, то слишком дорогой ценой (московское дело). В-третьих, придёт другой такой же собянин.
________________________________________

Думаю, что Собянин дискредитирован не в том смысле, что его не смогут поставить преемником и продавить это решение. Смогут и продавят, если захотят. Ресурсы есть: кого запугают, кого подкупят, кого просто того…

Дискредитирован он в том смысле, что не стать ему Великим вождём и Любимым учителем, ибо выбор им был сделан, и сделан в пользу опричной системы. Сделан открыто и недвусмысленно. А такое не прощается: на выборах тех будет низкая явка, сопровождаемая апатией и раздражением большинства. Лояльность можно купить или получить из страха, а авторитет — вряд ли: будет опять враньё и очковтирательство, знакомое всем по совку.
________________________________________

Дважды два четыре — умное голосование принесло положительный результат, кто бы что ни говорил. В остальном, разбор политического положения точный.
________________________________________

Сегодня мы увидели большого и умного политика.
________________________________________

Лев Шлосберг в корень зрит! Боится вождь портянок свободного волеизъявления народа. Смели бы его на выборах и призвали к ответу.
________________________________________

Лев Шлосберг — один из самых объективных и талантливых политиков России. Всегда читаю его с интересом.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Максим Курников

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Разжигание розни (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Акции протеста (0)
  • Общество (0) > Выборы (0)
  • Общество (0) > Оппозиция (0)
  • Персоналии (0) > Шлосберг (0)
  • Яблоко (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 04.04.2020 - ТУТ ВСЮ СИСТЕМУ МЕНЯТЬ НАДО
  • 03.04.2020 - ПОЧЕМУ КАЖДЫЙ ДОЛЖЕН РАЗБИРАТЬСЯ В ПОЛИТИКЕ
  • 02.04.2020 - КОРОНАВИРУС — ДЕЙСТВОВАТЬ ПРЯМО СЕЙЧАС
  • 01.04.2020 - ОБРАЩЕНИЕ НИКОЛАЯ РЫБАКОВА
  • 31.03.2020 - ЩЕДРОСТЬ ЗА ЧУЖОЙ СЧЁТ
  • 30.03.2020 - БЕЗОПАСНОСТЬ ИЛИ ЗАКОННОСТЬ: ЛОЖНЫЙ ВЫБОР
  • 29.03.2020 - КАК ЗАЩИТИТЬ ЭКОНОМИКУ И ЛЮДЕЙ?
  • 29.03.2020 - РОССИЯ НЕ ХОЧЕТ НИКАКИХ ПЕРЕМЕН
  • 29.03.2020 - КАК ПЕРЕЖИТЬ КАРАНТИН И НЕ СОЙТИ С УМА
  • 28.03.2020 - ОБНУЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ — ОБНУЛЕНИЕ ПРАВА
  • 28.03.2020 - ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ
  • 27.03.2020 - ИНТЕРВЬЮ НИКОЛАЯ РЫБАКОВА НА РАДИО «КП»
  • 26.03.2020 - О ЧЁМ ГЛАВНОМ НЕ СКАЗАЛ ПУТИН
  • 25.03.2020 - СРЕДНИЙ КЛАСС В РОССИИ
  • 24.03.2020 - ОТЧЁТ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МВД ПО ГОРОДУ МОСКВЕ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru