Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Выборы > Публикация
Выборы

[04.12.2019]

ПРОБЛЕМА СПРАВЕДЛИВОСТИ

Владимир РЫЖКОВ: российский политик, государственный деятель и историк, депутат четырёх созывов Госдумы, в 2006—2014 годах — сопредседатель партии «ПАРНАС», соавтор докладов «Путин. Коррупция» и др., канд. историч. наук, профессор Высшей школы экономики

(ТЕКСТ, ВИДЕО, КОММЕНТАРИИ)

Владимир РЫЖКОВ:


Страна наша неблагополучная, система создана крайне несправедливая, не демократическая. Узкие элиты решают всё. Узкие элиты обогащаются, народ обездолен.

Это всё правда. Но желательно держаться при этом от коммунизма подальше. Есть либеральное прочтение, например, проблемы справедливости, проблемы борьбы с коррупцией, проблемы подотчётности государства, проблемы сменяемости власти. Есть вполне внятные либеральные ответы на эти проблемы. А то, что предлагали коммунисты и то, что сейчас они предлагают — не имеет никакого отношения к решению проблем.

Пока признаков революции я не вижу и думаю, что будет гораздо правильнее нам говорить не о революции, а о реформах. О том, чтобы выйти из этого довольно позорного состояния мирным демократическим путём, а не путём кровавой революции, как было сто лет назад.

Поэтому первая задача — смена этой власти на выборах. И как показывает опыт многих стран, это вполне возможно. Если люди откажут нынешней власти в доверии и в массовом порядке проголосуют против неё за кого-то другого, то она не удержится.

Выборы как институт формально сохраняются. Их же никто не отменил. И вполне можно себе представить ситуацию, когда 90% народа приходит и говорит «нет». И что они с этим будут делать? Нарисуют все сто процентов бюллетеней? Не получится!

Для того чтобы исключить возможность поражения, нужно вообще всех не зарегистрировать. Оставить только одного кандидата, как это было в Советском Союзе. Но у нас ведь «электоральный авторитаризм», он сохраняет видимость формы. У нас всегда есть альтернатива какая-то на выборах. У нас всегда есть много партий, у нас есть даже две палаты парламента. В этом слабость «электорального авторитаризма», что он вынужден мимикрировать под якобы демократию, быть похожим внешне на демократию, будучи на самом деле авторитаризмом.

И если народ действительно довести до ручки, и действительно народ в подавляющем большинстве скажет «нет» этой власти, то неважно, за кого он проголосует. Произойдёт смена власти в любом случае.

Уверенная в себе власть не занимается такими репрессиями. И с другой стороны сохраняются формально и многопартийные выборы, и парламент, и многопартийная система. И если действительно сложится ситуация революционная или предреволюционная, у нас есть все способы поменять власть мирным путём. А либеральный, оппозиционный демократический избиратель, как правило, интересуется политикой, следит за политиками, знает, кто есть кто.

Есть очень серьёзные исследования, доказывающие, что смертная казнь вовсе не сокращает преступность и вовсе не демотивирует убийц и насильников от совершения преступлений. Это доказано. Вообще доказано, что суровость наказания никак не способствует снижению преступности. Это всё мифы, иллюзии.

Во-вторых, надо всегда помнить про качество наших судов. Мы прекрасно знаем, какова им цена. Про качество нашего следствия мы тоже знаем, какова ему цена. Про качество нашей полиции — тоже невысокого полёта институт. И доверять такого рода низкокомпетентным, в значительной степени политизированным и коррумпированным институтам решать вопросы жизни и смерти я бы не посоветовал никому.

Я думаю, что если бы мы переформулировали вопрос примерно так: готовы ли вы доверить вопросы смертной казни вас, ваших близких, знакомых, земляков, однополчан нашему суду, прокуратуре и полиции, — вы получили бы 90 на 10, даже 99 на 1 в обратной пропорции! 99% сказали бы: нет, боже упаси, ни в коем случае!

Есть три высшие ценности: жизнь, свобода и собственность, которые никто не может отчуждать. Поэтому в Совете Европы, куда входят почти 50 стран, и принято решение, что все члены Совета Европы отказываются от смертной казни. В ЕС все страны отказались от смертной казни, притом, что у них намного более качественное следствие. И намного более независимые суды. И полиция работает более чисто, чем у нас. Но и там от этого отказались именно по принципиальным соображениям.

Наши люди прекрасно знают, что в наших судах, в наших следственных органах концов не найдёшь, и что богатый всегда откупится, и что человек, у которого родственник во власти, всегда выкрутится. А простого человека засадят на всю катушку. И люди прекрасно прагматично понимают, что расстреливать-то будут не вот этих, а совсем других. Расстреливать будут либо оппозиционеров, по которым сфабрикуют уголовное дело, либо каких-то просто невинных простых людей.

Есть такое понятие — легитимность власти. Это когда люди готовы подчиняться и когда люди признают, что да, эта власть законная, легитимная, она имеет право нами управлять. Вот каждое такое решение: сфабрикованное уголовное дело, закрытие уважаемой правозащитной организации, астрономические штрафы против оппозиции, фабрикация уголовных дел — разрушает основы власти — разрушает её легитимность. Потому что всё больше и больше людей говорят: нет, это не власть, это какая-то шайка, какой-то сброд! И на каком основании они нами руководят?!

                    *   *   *

Е. Бунтман ― Добрый день. У микрофона Евгений Бунтман. И сегодня со своим особым мнением у нас политик Владимир Рыжков. Коммунисты говорят, что Россия как никогда близка к революции, и старые лозунги актуальны. Вы согласны с каким-нибудь из этих утверждений?

В. Рыжков ― Я считаю, что ни лозунги не актуальны, ни близость революции. Что имеется в виду, какие лозунги? Вся власть советам? Мир народам?

Е. Бунтман ― Мир — хижинам, война – дворцам. Почему нет?

В. Рыжков ― Известно, как большевики решили эту проблему. То есть была объявлена война дворцам, уничтожена частная собственность, уничтожены процветающие компании, уничтожен процветающий аграрный сектор, и страна на десятилетия погрузилась в дефицит и нищету.

Е. Бунтман ― Но лозунги-то хорошие. Расследование Навального посвящено дворцам, например.

В. Рыжков ― Но просто есть гораздо более гуманные человечные способы решения этих проблем, чем те, что предлагал Ленин и те, что сейчас предлагают коммунисты. Поэтому ленинская программа совершенно не актуальна, и не приведи Господи нам по второму кругу пойти по этому пути.

Е. Бунтман ― Но может быть, возможно, какое-то новое прочтение этих лозунгов?

В. Рыжков ― Есть, конечно, новое прочтение. Но желательно держаться при этом от коммунизма подальше. Есть либеральное прочтение, например, проблемы справедливости, проблемы борьбы с коррупцией, проблемы подотчётности государства, проблемы сменяемости власти. Есть вполне внятные либеральные ответы на эти проблемы. А то, что предлагали коммунисты и то, что сейчас они предлагают — не имеет никакого отношения к решению проблем.

Что касается актуальности революции, я пока не вижу таких признаков. Страна наша неблагополучная, система создана крайне несправедливая, не демократическая. Узкие элиты решают всё. Узкие элиты обогащаются, народ обездолен. Это всё правда. Но пока признаков революции я не вижу и думаю, что будет гораздо правильнее нам говорить не о революции, а о реформах. О том, чтобы выйти из этого довольно позорного состояния мирным демократическим путём, а не путём кровавой революции, как было сто лет назад.

Е. Бунтман ― Реформы могут быть при сохранении существующей власти?

В. Рыжков ― Нет, не могут, конечно. Поэтому первая задача — смена этой власти на выборах. И как показывает опыт многих стран, это вполне возможно. Если люди откажут нынешней власти в доверии и в массовом порядке проголосуют против неё за кого-то другого, то она не удержится.

Е. Бунтман ― Притом, что не будет зарегистрирован ни один из оппозиционных кандидатов.

В. Рыжков ― Мы видели, как на выборах в Хабаровске и в других местах никому неизвестные кандидаты побеждали кандидата власти.

Е. Бунтман ― И где они сейчас?

В. Рыжков ― Работают губернаторами. Тот же Фургал работает, Коновалов. Мы же говорим не о личностях, мы говорим о модели. Модель очень простая. Та система, которая у нас создана, специалистами называется «электоральный авторитаризм». Он как бы с одной стороны авторитаризм, а с другой стороны электоральный, то есть выборный. И в этом его слабость. Потому что вообще классический авторитаризм выборами не балуется. Зачем ему эти выборы? Держит власть и всё…

Е. Бунтман ― Условно выборный всё-таки.

В. Рыжков ― В нашем случае выборы как институт формально сохраняются. Их же никто не отменил. И вполне можно себе представить ситуацию, когда 90% народа приходит и говорит «нет». И что они с этим будут делать? Нарисуют все сто процентов бюллетеней? Не получится.

Е. Бунтман ― Не зарегистрируют кого-нибудь. Договорятся с победившим кандидатом.

В. Рыжков ― Ещё раз говорю: для того чтобы исключить возможность поражения, нужно вообще всех не зарегистрировать. Оставить только одного кандидата, как это было в Советском Союзе. Но у нас ведь «электоральный авторитаризм», он сохраняет видимость формы. У нас всегда есть альтернатива какая-то на выборах. У нас всегда есть много партий, у нас есть даже две палаты парламента. В этом слабость «электорального авторитаризма», что он вынужден мимикрировать под якобы демократию, быть похожим внешне на демократию, будучи на самом деле авторитаризмом. Но так как он вот эту ширму рисует демократическую и оставляет формально и многопартийность, и альтернативных кандидатов, то всегда народ может, если народ действительно довести до ручки и действительно народ в подавляющем большинстве скажет «нет» этой власти, то неважно, за кого он проголосует. Произойдёт смена власти в любом случае.

Поэтому я думаю, что у нас ситуация лучше, чем в 1917-ом году. Потому что тогда уже просто всё шло вразнос, и большевики захватили власть, а потом началась кровавая гражданская война, где погибло несколько миллионов человек. Сейчас с одной стороны есть авторитаризм, очень неуверенный в себе, как мы видим по репрессиям. Уверенная в себе власть не занимается такими репрессиями. И с другой стороны сохраняются формально и многопартийные выборы, и парламент, и многопартийная система. И если действительно сложится ситуация революционная или предреволюционная, у нас есть все способы поменять власть мирным путём.

Е. Бунтман ― Про выборы давайте продолжим. Следующие большие выборы — думские выборы. Ходят слухи, открытые медиа, во всяком случае, об этом пишут с некоторой долей уверенности, что Кремль собирается создать некую новую либеральную партию, которая и будет представлять эту альтернативу, о которой вы говорите. В чём резон её создания?

В. Рыжков ― Во-первых, такие партии всегда постоянно создаются. То есть они сейчас есть. Это либеральные партии, созданные Кремлём. Но они не набирают ничего на выборах. Дело в том, что тот избиратель, который будет голосовать в 2021-ом году, тот либеральный демократический оппозиционный избиратель — он же разбирается в этих делах. Как они планируют его обмануть? Ну, были проекты на президентских выборах, была Ксения Собчак…

Е. Бунтман ― Если вы меня спрашиваете: как — я могу вам рассказать.

В. Рыжков ― Она же немного набрала голосов.

Е. Бунтман ― Есть «Единая Россия», ЛДПР, КПРФ, «Справедливая Россия», если она ещё будет существовать. И новая, назовём её просто либеральная партия. Всё, остальных не регистрируют.

В. Рыжков ― И?

Е. Бунтман ― Надо идти на выборы. За кого проголосует избиратель?

В. Рыжков ― Такое всё-таки будет вряд ли, что никого остальных не зарегистрируют. Я думаю, что то же «ЯБЛОКО» сможет зарегистрироваться. Более того, «ЯБЛОКУ» даже ничего делать для этого не нужно. Потому что по закону достаточно иметь одну фракцию в региональном парламенте, чтобы «ЯБЛОКО» получило доступ к думским выборам. У них несколько фракций в парламентах. То есть «ЯБЛОКО» сто процентов будет…

Е. Бунтман ― Хорошо, будет «ЯБЛОКО» и либеральная партия, которая отберёт голоса у «ЯБЛОКА», например.

В. Рыжков ― Или не отберёт.

Е. Бунтман ― Никто из них не получит.

В. Рыжков ― Потому что всё будет зависеть от того, как будет выглядеть эта новая партия. Таких проектов делались уже десятки. Такого рода, когда Кремль чего-то там из пробирки пытался вырастить. Но всё это померло. Это всё не работает. Потому что, ещё раз повторяю, либеральный, оппозиционный демократический избиратель, как правило, интересуется политикой, следит за политиками, знает, кто есть кто. Они кого ему предложат?

Е. Бунтман ― Не знаю. Валерию Касамару. Нюту Федермессер.

В. Рыжков ― Валерия Касамара, если не ошибаюсь, только что проиграла выборы в Мосгордуму. То есть это как раз показывает, что на бумаге можно нарисовать любой проект. А в реальности он не получит поддержки среди той аудитории, на которую возможно будет рассчитан.

Е. Бунтман ― Ещё кто-нибудь согласится. Всегда есть кто-то, кто соглашается пойти…

В. Рыжков ― Я не верю в такие проекты. Я не думаю, что образованный городской оппозиционно настроенный либеральный избиратель не разберётся и съест какую-то подделку. Не съест.

Е. Бунтман ― Начинали с лозунгов Октябрьской революции, ими и продолжим. Это не только Октябрьская, и Февральская революция. Лозунг «Долой смертную казнь» — почти половина россиян с этим сейчас в 2019 году не согласна. 49% считают, что смертная казнь нужна. И за полную отмену выступают лишь 19% опрошенных. Это опрос Левада-центра. Как вы это можете прокомментировать? Зачем россиянам смертная казнь?

В. Рыжков ― Я думаю, что если провести или посмотреть опросы по очень многим странам — увидим схожую картину. Потому что так люди устроены, что когда им показывают какую-то ужасную историю про убитую девочку, расчленённого мальчика или ещё что-то, то эмоция требует страшного наказания. Поэтому меня не очень удивляет эта цифра, во-вторых, не так уж сильно пугает. Если бы там было 90% за смертную казнь или даже 75 — это было бы гораздо страшнее.

Е. Бунтман ― Но от этого же ничего не зависит. Вы говорите, что большинство за смертную казнь.

В. Рыжков ― Относительное большинство за смертную казнь. Я, естественно, принадлежу к тем 19%, которые выступают за её полный запрет по очень многим причинам. Есть очень серьёзные исследования, доказывающие, что смертная казнь вовсе не сокращает преступность и вовсе не демотивирует убийц и насильников от совершения преступлений. Это доказано. Вообще доказано, что суровость наказания никак не способствует снижению преступности. Это всё мифы, иллюзии.

Во-вторых, надо всегда помнить про качество наших судов. Мы прекрасно знаем, какова им цена. Про качество нашего следствия мы тоже знаем, какова ему цена. Про качество нашей полиции — тоже невысокого полёта институт. И доверять такого рода низкокомпетентным, в значительной степени политизированным и коррумпированным институтам решать вопросы жизни и смерти, вот я думаю, я бы не посоветовал никому. Я думаю, что если бы мы переформулировали вопрос примерно так: готовы ли вы доверить вопросы смертной казни вас, ваших близких, знакомых, земляков, однополчан нашему суду, прокуратуре и полиции, — вы получили бы 90 на 10, 99 на 1 в обратной пропорции! 99% сказали бы: нет, боже упаси, ни в коем случае! Поэтому когда вопрос ставится абстрактно: вот если бы у нас были хорошие суды, прокуратура, следствие и так далее, теоретически в мечтах и вот они бы принимали решение. Тогда да, наверное. Наказывать преступников — мы бы «за».

Е. Бунтман ― Мне казалось, что это достаточно всё-таки этический и моральный вопрос.

В. Рыжков ― Нет.

Е. Бунтман ― Мне не очень понятно, как можно доверять даже хорошим судам вопрос жизни и смерти?

В. Рыжков ― Абсолютно точно! Я как раз полностью с этим согласен. Но есть же несколько измерений этого вопроса. Есть измерение абстрактное. Вот кто-то хочет наказать негодяя. Если спросить: а ты готов вот нашей правоохранительной системе доверить решать, кто негодяй, а кто нет? И казнить людей? Тут совершенно другое будет соотношение. А если на принципиально фундаментальном уровне — разумеется, никто не вправе лишать человека жизни. Потому что есть три высшие ценности: жизнь, свобода и собственность, которые никто не может отчуждать. И какое государство или какое общество может решать, кому оставить жизнь, а кого лишить? Поэтому в Совете Европы, куда входят почти 50 стран, и принято решение, что все члены Совета Европы отказываются от смертной казни. В ЕС все страны отказались от смертной казни.

Е. Бунтман ― Даже в Турции мораторий.

В. Рыжков ― Да, притом, что у них намного более качественное следствие. И намного более независимые суды. И полиция работает более чисто, чем у нас. Но и там от этого отказались именно по принципиальным соображениям. Что касается наказания негодяев, разумеется, их надо наказывать. Но есть страшные способы наказания. Например, пожизненное заключение. В какой-нибудь нашей колонии «Белый лебедь» или «Чёрный лебедь», это страшная судьба. И когда человек попадает туда до конца своих дней — это страшное непереносимое, суровое, чудовищное наказание! Поэтому альтернатива состоит не в том, что казнить или отпускать, а в том, что казнить или наказывать другим, тоже страшным суровым беспощадным образом. И в нашем Уголовном кодексе и нашей практике такое страшное чудовищное наказание есть. Это пожизненное заключение. Этого вполне достаточно.

Е. Бунтман ― Я здесь с вами не соглашусь. Мне кажется, что здесь дело не в доверии судебной системе и пенитенциарной системе, а как раз в недоверии. Потому что наши сограждане прекрасно видят, как люди сидят большие тюремные сроки и поедают там крабов, чёрную и красную икру. И так далее.

В. Рыжков ― Или садятся за пост в фейсбуке. Или когда человек, укравший несколько миллиардов, получает два года условно без конфискации имущества. Так это только доказывает, ну какая смертная казнь при такой коррупции…

Е. Бунтман ― Наоборот, наверное, считают, что казнить всех этих коррупционеров Цапков и так далее.

В. Рыжков ― А кто будет казнить-то? Они и есть они. То есть замкнутый круг. Что они предлагают доверить вопросы жизни и смерти этой прогнившей системе. Это же абсурд.

Е. Бунтман ― Я думаю, что если спросить респондентов, за что они: за смертную казнь или за суд Линча, то они выберут второе.

В. Рыжков ― Потому что он, по крайней мере, более понятен, прозрачен и справедлив. Потому что они прекрасно знают, что в наших судах, в наших следственных органах концов не найдёшь, и что богатый всегда откупится, и что человек, у которого родственник во власти, всегда выкрутится. А простого человека засадят на всю катушку. И люди прекрасно прагматично понимают, что расстреливать-то будут не вот этих, а совсем других. Расстреливать будут либо оппозиционеров, по которым сфабрикуют уголовное дело, либо каких-то просто простых людей.

Е. Бунтман ― Про суд Линча и правосудие такое то ли народное, то ли нет. Про Кадырова. Потрясающая совершенно история. В переводе русской службы BBC мы знаем эту цитату. Потому что Кадыров произносил её по-чеченски. Чеченское ГТРК это всё транслировало. «Тех, кто нарушает согласие между людьми, занимается сплетнями, раздорами, если мы не остановим их, убивая, сажая, пугая — ничего не получится», — сказал Кадыров. И ещё продолжение цитаты. Кадыров отметил, что готов преследовать тех, кто оскорбляет честь, даже если законы всех стран будут нарушены. Кадырова надо за это наказывать или нет?

В. Рыжков ― Вот этот вопрос полностью урегулирован в нашем Уголовном кодексе. Причём урегулирован ясно, абсолютно непротиворечиво. Если Рамзан Ахматович говорит о том, что нужно наказывать тех, кто оскорбляет народ, в Интернете — на это есть статья.

Е. Бунтман — 282-я?

В. Рыжков ― Разжигание. И более того, она же пока есть, мы её ругаем, но она есть. И более того, у нас Конституция прямо запрещает разжигание какой там классовой, национальной, религиозной, социальной розни. Правильно? То есть этот вопрос урегулирован. Если Рамзан Кадыров видит какие-то оскорбления — ну пусть напишет заявление в Следственный комитет, прокуратуру, возбудят дело, накажут охальника.

Теперь что касается его высказывания. Тоже есть статья. Это угрозы насилия и угрозы убийством. То есть в чистом виде состав, если действительно перевод корректный, если действительно он это сказал, тем более, будучи высшим должностным лицом субъекта федерации. Это уголовное преступление. И мне очень понравился комментарий Пескова, который шёл в новостях. Он сказал, что у нас есть правоохранительные органы в каждом субъекте федерации, читай — и в Чечне. Если они углядят правонарушение в словах главы республики, то они примут меры.

Е. Бунтман ― Могу себе представить…

В. Рыжков ― Это очень смешно, конечно, звучит. Потому что, во-первых, это означает, что в Чечне российские законы действуют только в той мере, в которой их признают чеченские правоохранители.

Е. Бунтман ― В той мере, в которой их можно исполнить.

В. Рыжков ― Во-вторых, а как же клятва президента, который каждый раз, когда вступает в должность, клянется хранить единство, правовое пространство, единообразие по всей стране? То есть получается, что у нас теперь сами субъекты федерации определяют, какие российские законы работают, а какие нет. То есть юридически этот сюжет совершенно ясен. То, против чего возмущается Кадыров уже урегулировано Уголовным кодексом.

Е. Бунтман ― Мне неясен один пункт. 282-я статья, то есть наказание за слова, угроза убийством.

В. Рыжков ― Есть статьи конкретные за разжигание, не только 282-я. Там есть статьи чисто за оскорбление, разжигание и так далее. То есть, есть составы помимо 282-й. А что касается Кадырова — это чистый состав. Первый сюжет — юридически все ясно. И с первой частью, и со второй. А что касается второй части сюжета, то это показывает, как реально устроена Россия. То есть в одних местах Роскомнадзор мониторит Интернет и за каждое неправильно сказанное слово штрафует, привлекает к ответственности, блокирует сайты и так далее. Центр «Э» занимается тем же, сидит мониторит и хомячков безобидных упекает за решетку. А когда глава одной очень влиятельной республики открыто говорит, что будет убивать, наказывать и так далее без суда и следствия — у всех молчок!.. То есть это показывает, что реально единого правового пространства нет в стране. Есть одни животные, которые более равны, как известно у Оруэлла, чем другие животные.

Е. Бунтман ― Про «московское дело» и про политические преследования давайте поговорим. Из нового — это начало процессов сразу нескольких фигурантов так называемого «московского дела». И преследование Михаила Светова, который за последнее время стал достаточно известным политиком. Считаете ли вы это преследование политическим?

В. Рыжков ― Да, я не очень внимательно следил, но вы в двух словах сказали, в чём сюжет обвинения. Конечно, всё это высосано абсолютно из пальца и понятно, что просто есть какой-то политический заказ, либо сами силовики хотят отличиться. И просто сейчас они выдумывают дело, выдумывают преступление, которого не было никогда, выдумывают дело, которое полностью сфабриковано. И я думаю, что это реакция, скорее всего, на летние большие митинги. Потому что я так понимаю, что Михаил был одним из организаторов этих митингов.

Е. Бунтман ― Во всяком случае, его партия — да.

В. Рыжков ― И видно было, как много пришло народу, и как много было там молодёжи. И видно, что для определённой части молодёжи он лидер — человек, на которого ориентируются. В этом, видимо, кто-то усмотрел какую-то угрозу. И решили опять, как у Салтыкова-Щедрина: разорю, не потерплю! У нас же два главных принципа деятельности госаппарата: разорю, не потерплю. Давить, не пущать. Вот фабрикуется очередное уголовное дело. Понятно, что это вызовет бурю возмущения среди молодёжи, которая ориентируется на либертарианское движение. Понятно, что Михаил Светов станет ещё более авторитетной, уважаемой и популярной фигурой.

Е. Бунтман ― Я массовых митингов не вижу.

В. Рыжков ― Это пока только начало. Это будет зависеть от того, как будет развиваться дело. Чем жёстче оно будет развиваться, тем больше будет протестов. Тем больше будет возмущений. И тем больше потеряет власть опять реноме в глазах очень многих людей, тем больше от себя оттолкнёт. Я уже много раз в этом эфире говорил, что все вот эти полицейские методы, что мы знаем по русской истории, они всегда имеют обратный эффект. Только очень глупая власть так поступает. К сожалению, это относится к нашей власти…

Е. Бунтман ― Оппозиция разгромлена сейчас активная уличная?

В. Рыжков ― Да почему разгромлена? Мы же видели…

Е. Бунтман ― Потому что миллиардные счета приходят Навальному, потому что задержан и допрошен Светов. Потому что…

В. Рыжков ― Это вовсе не свидетельствует о том, что оппозиция разгромлена. Это может свидетельствовать об обратном, что в следующий раз выйдет ещё больше народу. Что очень вероятно. Потому что ещё раз скажу, такие топорные и жестокие действия властей порождают обратный эффект. Они порождают всё большее возмущение и протест. Мы же в этом году вообще столкнулись с удивительными явлениями, когда священники РПЦ начали писать коллективные письма, а также и учителя, учёные, врачи. То есть те страты общества, которые до этого не были политизированы. И не занимались подписанием коллективных писем. Сейчас начали. Вот чем больше таких будет репрессий, совершенно явно высосанных из пальца, политически мотивированных, тем больше будет протест, тем больше будет солидарность против этого…

Е. Бунтман ― А эффект-то какой сейчас? Всё равно же сажают. Это не мешает сажать. И коллективные письма как мы видим…

В. Рыжков ― Ну почему?

Е. Бунтман ― Потому что всё новые и новые фигуранты.

В. Рыжков ― Да, кого-то сажают, кого-то напротив отпускают, как вы знаете прекрасно. На фоне протестов. И есть очень чёткая закономерность, что чем сильнее солидарность и протесты, тем меньше сажают. Мы это видим по «московскому делу». Сколько закрыто уже дел, сколько людей отпущено.

Е. Бунтман ― На каждое закрытое сейчас новое открытое.

В. Рыжков ― Да, есть борьба — с одной стороны репрессивная машина, которая жрёт людей, а с другой стороны общество, которое этому сопротивляется. Слабая, неуверенная в себе власть, которая прислушивается и к тем, и к другим. И колеблется. Мы говорили, что на самом деле наш авторитаризм очень не уверен в себе. То есть он боится всего. Он боится и переборщить с репрессиями и недоборщить с репрессиями. И слабых протестов, и сильных протестов. Вообще всего на свете боится.

Е. Бунтман ― Сейчас я не вижу уверенности этой.

В. Рыжков ― Это нельзя мерить неделями. Надо смотреть более длинными периодами. И опросы показывают, что недовольство растёт. Последние были цифры, вы наверняка их обсуждали, Левада-центра, что растёт спрос на радикальные изменения. То есть если все нулевые годы доминировал спрос на стабильность, статус-кво, лишь бы не было хуже, ничего не надо менять. То сейчас уже большинство высказывается за радикальные изменения. Кремль тоже это видит и, конечно, этого боится. Поэтому эти все репрессии — такая глупая политика, я должен сказать. Это политика глупой и неуверенной в себе власти.

Е. Бунтман ― А финансовый инструмент давления, это умная политика или нет? Это как раз работает…

В. Рыжков ― Это подлая политика. Потому что людей бьют по карману. Разоряют семьи. Заставляют скидываться друзей, делают людей невыездными, если он вовремя не заплатил штраф. Это такое ноу-хау. Просто об этом нужно больше говорить. Потому что это не менее возмутительно, чем арест или битьё дубинками на улицах. Потому что это тоже лишение людей одного из базовых прав — жизнь, свобода, собственность. У кого-то они отнимают жизнь, как у Бориса Немцова. У кого-то они отнимают свободу как у тех, кого сажают. А теперь они уже начали применять и изъятие третьего естественного права каждого из нас — это изъятие нашей собственности. То есть нашего достояния.

Е. Бунтман ― Есть какое-то логичное объяснение разгрома правозащиты, который сейчас происходит? Это изменения кадровые в СПЧ, это и ликвидация движения «За права человека» Льва Пономарёва. Это чудовищные и непомерные штрафы, которые чуть ли ни каждый день сейчас получает «Мемориал».

В. Рыжков ― Объяснение здесь может быть только одно. Что партия войны усиливается в Кремле. То есть партия, которая именно настроена на репрессии, на подавление, на уничтожение, видимо, она усиливается. Но, усиливаясь в Кремле, она тем самым ослабляет Кремль. Потому что любой здравомыслящий человек не может не сказать, что закрытие движения «За права человека» Льва Александровича Пономарёва, который уже многие годы борется за права человека — это просто национальный позор, это позор для Кремля, это позор для всех людей, которые это делают.

Есть такое понятие — легитимность власти. Это когда люди готовы подчиняться. И когда люди признают, что да, эта власть законная, легитимная, она имеет право нами управлять. Вот каждое такое решение: сфабрикованное уголовное дело, закрытие уважаемой правозащитной организации, астрономические штрафы против оппозиции, фабрикация уголовных дел — разрушает основы власти. Разрушает её легитимность. Потому что всё больше и больше людей говорят: нет, это не власть, это какая-то шайка, какой-то сброд, и на каком основании они нами руководят? Поэтому каждое такое действие…

Е. Бунтман ― Они же объясняют, на каком основании. Они говорят: мы боремся с иностранными агентами. С пособниками американского империализма и израильской военщины.

В. Рыжков ― Они могут говорить всё, что угодно. Всё зависит от того, как много людей верит этому. Я думаю, что всё меньше людей верят этим байкам. Поверить в то, что Лев Александрович Пономарёв иностранный агент — это просто смех! Это соратник А.Д. Сахарова, человек, который всю свою жизнь, посвятил борьбе…

Е. Бунтман ― Про Сахарова то же самое говорили.

В. Рыжков ― Да. Я помню, в моём детстве я помню, что Сахаров был американский агент. А потом оказался герой и светоч. Поэтому понимаете, это всё просто смешно. Ещё раз повторю, что только глупая и неуверенная в себе власть может проводить такую политику. И, проводя такую политику, она сама себе яму роет. Вот всё, что я могу сказать по этому поводу.

Е. Бунтман ― Естественная убыль населения, которую зафиксировала Счётная палата. Тревожит ли это вас? Я могу назвать цифры.

В. Рыжков ― Интересно, ещё их не видел.

Е. Бунтман ― За первые 8 месяцев 2019 года она составила 219 тысяч человек. Этот показатель вырос почти в полтора раза. И нет никаких показателей того, что эта убыль сократится, в ближайшие годы наоборот она будет увеличиваться. И последнее, что, наверное, об этом стоит сказать. Что приток мигрантов компенсирует естественную убыль населения только на 76%.

В. Рыжков ― Меня очень это беспокоит. Я думаю, что это должно беспокоить каждого патриота страны и каждого человека, который задумывается о будущем. Потому что у нас прошёл этот пик рождаемости. Сейчас уходит это поколение и входит поколение 90-х годов, когда был провал рождаемости. И одновременно с этим у нас всё меньше людей выходит на рынок труда молодых и всё больше людей уходят с рынка труда старшего возраста. И фактически это закрывает нам перспективы экономического роста и закрывает нам перспективы экономического развития.

Е. Бунтман ― А как же беби-бум тучных лет?

В. Рыжков ― Закончился. Если вы просто посчитаете в уме, вы увидите. Сейчас это поколение заканчивается. И начинается поколение 90-х, а их гораздо меньше. И поэтому рождаемость будет падать. Население будет сокращаться. И для России это может иметь самые тяжёлые последствия. Потому что о каком развитии, каком экономическом росте можно говорить, я видел такие оценки, когда с рынков труда будет уходить ежегодно от 700 тысяч до миллиона человек. Будет сокращаться рынок труда. Это катастрофическое развитие ситуации! И Алексей Кудрин совершенно прав, что привлекает к этому внимание. Что здесь можно было бы делать? Единственный способ — поощрять миграцию в Россию. И сложилась совершенно дурацкая ситуация…

Е. Бунтман ― А рождаемость поощрять, извините?

В. Рыжков ― Её поощряют материнским капиталом. И он работает, кстати говоря. Но вопрос в том, что, как это сказать… если посмотреть, кто и где рожает, то порой это не всегда то, что нам нужно.

Е. Бунтман ― Что вы имеете в виду? На Кавказе много рожают.

В. Рыжков ― Я имею в виду, что очень часто это те слои населения, которые как их раньше называли — деклассированные, асоциальные. Потому что именно они больше всего стимулируются этим материнским капиталом. Деньги-то большие. А как раз средний класс и более образованные слои они не очень…

Е. Бунтман ― Так это нормально, это всегда и везде.

В. Рыжков ― Мы получаем не совсем то, что хотели. Поэтому единственный путь — всемерное поощрение миграции, а здесь у нас довольно плохо обстоят дела. Процедура очень запутанная. Система квот, временных разрешений на работу, предоставления гражданства очень усложнена и чрезвычайно коррумпирована. И её нужно срочно упрощать и прежде всего открывать возможность для приезда в Россию людей со всего постсоветского пространства. Кто знает русский язык, кому легко здесь адаптироваться. Кто понимает, как устроено наше законодательство.

Е. Бунтман ― Вне зависимости от их профессиональной квалификации?

В. Рыжков ― Вне зависимости, потому что нам нужны как квалифицированные специалисты, так нам необходимо огромное количество и не квалифицированных специалистов. Поэтому в принципе Путин сейчас уже пошёл по этому пути. Недавно подписал, точно не помню название, то ли стратегия миграционной политики, то ли концепция миграционной политики. Где обещается всяческая либерализация и открытие границ. Но я буквально сегодня разговаривал с людьми, которые с этим сталкиваются. Они говорят, что на самом деле пока ничего не происходит. Сохраняется прежняя запретительная коррумпированная, исключительно забюрократизированная политика. Без поощрения притока миграции в Россию нам будет очень худо.

Е. Бунтман ― Это было «Особое мнение» Владимира Рыжкова, политика. Спасибо и всего доброго.






ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Бесспорно, лучше всё же победно маршировать с гордо высоко поднятой головой на поле высоких передовых современных прорывных технологий, нежели парадировать парады на Красной площади зачем-то — отмечать особо нечего, хвастать тоже нечем…
________________________________________

В. Рыжков прав. Для того чтобы образовывались настоящие политические партии, необходимо начинать (уже сегодня) со следующего:
1. Освобождение всех политических заключённых, и всех по сфабрикованным делам (статьям).
2. Гласность. Неограниченная свобода слова по всей Стране и во всех СМИ.
3. Свобода митингов, собраний и протестных акций.
4. Образование партий свободно без надуманных условий и ограничений. Главное, чтоб их программы действий не противоречили Конституции РФ (1993 г.).
5. Допуск на выборы в Парламент (Госдуму) всех партий, объединений и отдельных граждан (без каких-либо ограничений).
6. Выборы должны быть свободными без мухлежей.
7. Перестройка политической системы. Разделение властей: Законодательная (главная). Судебная. Исполнительная. Независимые, но влияющие друг на друга
________________________________________

Про блогера Синицу вообще уж и не вспоминает никто практически… Зато академик Кадавров громогласно в открытую угрожает всему честному миру смертной казнью и пытками всем неуважающим, недовольным, несогласным…
________________________________________

Справедливость — это вопрос не только и ни столько личностей, сколько ценностей. То есть коррупция будет исключением не только и ни столько при честном руководителе, сколько при неприятии воровства.
________________________________________

Хорошее интервью.
________________________________________

Лайк эфиру, т.к. В.А. Рыжков как политик мне слегка симпатичнее и интереснее, чем большинство постоянных гостей передачи. Но сам эфир не очень содержателен. Прозвучала правозащитная тема, ещё о демографии и мигрантах. А рецепты экономического процветания остались в основном "за кадром". Сказано, что "народ обездолен", а "элиты обогащаются", но пояснили бы конкретнее простым языком, как, допустим, партия «ЯБЛОКО» предлагает поправить наше материальное положение, какими реформами или какими способами контроля за уже существующими полезными законами (поправками, указами, распоряжениями)?

И ещё слова: «…либеральная партия, которая отберёт голоса у «ЯБЛОКА», например… Или не отберёт» в контексте возможного успеха «ЯБЛОКА» на выборах 2024 — это детский лепет. Не ждите лёгкой победы, что люди, как бы они ни были рассержены тяжёлой ситуацией в стране, проголосуют "против чего-то", а не "за что-то". И не надо брезговать никакими публичными площадками для продвижения своей программы. Дискутируйте на любых ТВ-каналах и в любых СМИ с кем угодно. Не ищите комфортных интервьюеров. Не только критикуйте представителей власти, но и сотрудничайте с ними, публично предлагая, как что-то исправить (не только в рамках правозащитной темы, при том, что она, конечно, очень важна).
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгений Бунтман

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Выборы (0)
  • Общество (0) > Гражданское общество (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 16.10.2020 - ЕЩЁ БОЛЬШЕ УКРЕПЛЯЮЩЕЕСЯ САМОДЕРЖАВИЕ…
  • 15.10.2020 - ПРЕСТУПЛЕНИЯ РЕЖИМА ПРОДОЛЖАЮТСЯ
  • 14.10.2020 - ЧТО МЫ НАЗЫВАЕМ ВЛАСТЬЮ?
  • 13.10.2020 - ОКАЗАТЬ ПОДДЕРЖКУ СЕМЬЯМ С ДЕТЬМИ-ИНВАЛИДАМИ
  • 13.10.2020 - СУТЬ ПРОИСХОДЯЩЕГО В КИРГИЗИИ И КАРАБАХЕ
  • 12.10.2020 - ОТЧЁТНО-ПЕРЕВЫБОРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ВОЛГОГРАДСКОГО «ЯБЛОКА»
  • 12.10.2020 - НЕВЕРОЯТНО ДЕШЁВАЯ ЖИЗНЬ
  • 12.10.2020 - ЧЕКИСТОКРАТИЯ ПУТИНА И ЛУКАШЕНКО
  • 11.10.2020 - ОБРАЩЕНИЕ К ПРЕЗИДЕНТУ РОССИИ
  • 11.10.2020 - ПРОБЛЕМЫ ПУТИНА, ЛУКАШЕНКО И БЕЛАРУСИ
  • 10.10.2020 - ЗА ПРОГРЕССИВНЫЙ ПОДОХОДНЫЙ НАЛОГ
  • 10.10.2020 - ПУТИН КАК ЗАЛОЖНИК ЛУКАШЕНКО
  • 09.10.2020 - ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ПАРТИИ «ЯБЛОКО» В НЫНЕШНИХ УСЛОВИЯХ
  • 09.10.2020 - ПРОТИВОБОРСТВО ГОСУДАРСТВА И НАРОДА
  • 09.10.2020 - ИСТОРИЯ ГРИГОРИЯ ПАСЬКО
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru