Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Международные события > Публикация
Международные события

[19.03.2018]

ИНТЕРВЬЮ БЫШЕГО ПОСЛА США В РОССИИ

Алексей ВЕНЕДИКТОВ: главный редактор радио «Эхо Москвы»


Алексей ВЕНЕДИКТОВ:


Господин посол, вы были послом в тот момент, когда начался медовый месяц между Путиным и Бушем. Что сломалось?


А. Венедиктов ― Господин посол, вы были послом в тот момент, когда начался медовый месяц между Путиным и Бушем. Что сломалось?

А. Вершбоу ― До них было много факторов, которые способствовали этому, но главный был, конечно, российский внутренний фактор. С самого начала президент Путин имел очень негативный взгляд на Запад, и на опыт, который Россия пережила в 90-е года. И, как президент Трамп сегодня, он хотел сделать Россию вновь великой. Но для него это скорее было восстановление центрального контроля над страной, нежели возрождение российского статуса как великой державы. И это повлияло на его решения в момент, когда я был послом, а именно, когда начались ограничения независимых СМИ, был арестован Ходорковский, и была очень болезненная реакция на так называемые «цветные революции». И эти действия привели к так называемому разрыву в ценностях, который способствовал ухудшению отношений.

А. Венедиктов ― У США есть много союзников с разными ценностями, например, Саудовская Аравия. Это не приводит к разрыву отношений. Я пытаюсь понять, в чём принципиальная разница?

А. Вершбоу ― У нас не было полного разрыва, и мы продолжали сотрудничать по целому ряду вопросов даже после войны в Ираке, которая была самой большой ошибкой с нашей стороны. И через несколько лет после прихода к власти мы даже смогли обновить Римскую декларацию и отношения с НАТО. Но зёрна для разрыва были положены уже в этот период, и на каком-то этапе, после событий в Грузии, а потом в Украине ущерб был уже непоправимым.

А. Венедиктов ― Внесите ясность в один вопрос, господин посол. Поговаривают, что, когда Путин стал президентом, а вы были послом, он высказывал намерения, чтобы Россия вступала в НАТО. Это правда или нет?

А. Вершбоу ― Он декларировал это. Это официально зарегистрировано. Я не говорю, что он был полностью серьезным в этом вопросе, но это способствовало укреплению российско-американского партнёрства, которое принесло какие-то результаты. Мы смогли сотрудничать по многим фронтам по вопросу борьбы с терроризмом. Россия сохранила свои войска в Косово на несколько лет. И многие сегодня в России забывают, что тогда отношения между нашими военными деэскалировались.

Сегодня Россия рассматривает расширение НАТО как преступление не только века, но и тысячелетия. Но с 2004 по 2014 год российские войска в западных округах сокращались равно, как и сокращались воинские контингенты НАТО и военное присутствие США в Европе. Но, конечно, рубеж произошёл в 2014 году. Это был год, когда путинское намерение сделать Россию вновь великой выразилось в попытках гегемонии над регионом. Ну, и имело место вопиющее нарушение международного законодательства — первое со времён Второй мировой войны насильственное изменение границ.

А. Венедиктов ― Возвращаясь к несостоявшемуся или состоявшемуся сотрудничеству между Россией и НАТО, в этой связи последнее время мы слышим с российской стороны, и недавно президент Путин это подтвердил, что начинается новый разговор о договоре об ограничении стратегических вооружений СНВ и договор о ракетах средней и меньшей дальности. И, кажется, что он где-то сзади. В первую очередь мы говорим про Украину, про Корею, про Сирию… В каком виде это всё, господин посол, и куда нас это может привести?

А. Вершбоу ― Что касается стратегических вооружений, то пока администрация президента Трампа не дала никакого ясного представления о том, что она собирается сделать с договором СНВ-3, собирается ли она продлевать срок действия. Конечно же, это вызывает большие опасения, как, впрочем, и во времена президента Обамы, нарушение договора по ракетам средней дальности. До недавнего времени Россия даже отрицала сам факт существования ракет, которые предположительно нарушают этот договор. Россия говорит: «А-а, вы про эти ракеты говорите?!» Но, тем не менее, продолжают настаивать, что они не являются нарушением договора.

И Россия выдвинула контробвинения в сторону США. И хотя есть шанс на то, чтобы урегулировать этот вопрос путём переговоров, драгоценное время уходит.


Александр Вершбоу, бывший посол США в России, экс-заместитель генсекретаря НАТО

А. Венедиктов ― Время уходит, и это значит, что может случиться?

А. Вершбоу ― Я полагаю, что администрация президента Трампа рассматривает вопрос ответных мер, которые бы соответствовали российским. И я очень надеюсь на то, что если они будут что-то делать, то они будут проводить эти шаги в рамках ограничений, предусмотренных договором. То есть не разрушить основы самого договора. Но есть и ряд других проблем, которые делают решение всё менее и менее вероятным, в частности, российская агрессия против Украины.

А. Венедиктов ― Всегда спрашивают наши слушатели: Ну, где Америка и где Украина? Но если бы мы были на Кубе или в Мексике, или в Канаде, мы понимаем, где Америка и где Украина. Объясните нашим слушателям, господин посол, почему США принимают такие резкие разрывы отношений с Россией из-за того, что происходит между Россией и Украиной?

А. Вершбоу ― Это две основные причины. Если говорить о географических дистанциях, то Украина, с нашей точки зрения, непосредственно примыкает к нашим странам НАТО. А для нас НАТО — это наша безопасность. Это безопасность наших союзников, это наша безопасность. Но помимо географии сам факт того, что Россия аннексировала Крым, что является вопиющим нарушением, как мы уже говорили, международных границ, прецедентом, и также необъявленная война на востоке Украины. Это нарушение элементарных правил международного правопорядка. Иными словами самым большим ударом по нашим отношениям был тот факт, что Россия решила выбросить в мусор сборник принципов, которыми мы руководствовались и которые нам помогали в наших отношениях со времён Второй мировой войны и подписания Хельсинского акта.

А. Венедиктов ― Вы хотите, чтобы Россия достала из мусорного бака этот сборник, или вы хотите наказать Россию за то, что она выкинула этот сборник? Или, может быть, уже сборник устарел? Просто прошло столько лет с конца войны…

А. Вершбоу ― Да, мы бы хотели, чтобы Россия достала из мусорного ящика этот сборник и полностью его соблюдала. Но, сказав это, мы говорим, что вполне законно заниматься укреплением международной и европейской архитектурой безопасности, как мы это говорим, применяя научные термины. Но в то же время считаем, что Хельсинские договорённости — хорошие договорённости, мы не должны отказываться от них. Но мы могли бы к ним добавить что-то для укрепления взаимного доверия.

А. Венедиктов ― То есть сначала вернитесь к сборнику, а потом поговорим?

А. Вершбоу ― То есть мы хотели бы, чтобы не только у вас в руках был этот сборник, но мы бы хотели видеть результаты того, что вы его соблюдаете. И первый шаг к этому — и я об этом говорил, когда выступал в вашей программе в прошлом году, — это найти решение донбасской проблемы. Я писал на эту тему статьи, и недавно в «Российской газете» была очень интересная статья учёного из ИМО, которые могли бы быть взяты за основу для решения этого вопроса. В этих статьях предлагалось назначение международных миротворческих групп на территории Донбасса; передачу этой территории под международный контроль, снижение напряжённости, возвращение беженцев, и проведение выборов, на которые не могли бы повлиять ни российские вооружённые силы, ни украинские. То есть иными словами только международные миротворческие силы, только международные войска должны присутствовать. Никаких больше вооружённых формирований, возглавляемых бандитами типа Захарченко. На Украине, конечно, уже кончается терпение для завершения этого переходного периода. Это могло бы стать первыми шагами для восстановления разрушенных отношений между Западом и Россией.

А. Венедиктов ― А как вы видите эти миротворческие силы? Это что должно быть: силы ООН, ОБСЕ, голубые каски из Судана, из Финляндии?

А. Вершбоу ― Это должны быть страны, у которых, с одной стороны, есть военные потенциал для проведения такого рода операций, с другой стороны, это не должны быть ни страны-члены НАТО и не российские войска, То есть Швеция, Финляндия, Казахстан, может быть, Армения, то есть этот список можно собрать, не сложно. Можно привлечь войска и среднеевропейских стран, из Южной Америки и Юго-Восточной Азии. Это детали. Ключевым должно быть политическое решение Путина о том, что он хочет полного выполнения Минских соглашений.

А. Венедиктов ― Он это говорит всегда.

А. Вершбоу ― Но мы не видим шагов, которые совпадают с его словами. А Западу нужно добиться и от Украины выполнения Минских соглашений. То есть все должны сделать то, что они пообещали сделать.

А. Венедиктов ― Александр Вершбоу, который был послом в России, который был заместителем Генерального секретаря НАТО. Мы говорим о том, что предлагают Киев, Москва, даже Вашингтон или Брюссель. Но вот население, которое живёт на этой территории, где идут военные действия. Мы знаем, что приблизительно 2-2,5 миллиона бежало от войны — 1,5 миллиона на Украину, и около миллиона в Россию, условно. Чего оно хочет? Как узнать, что хотят эти люди, которые там живут?

А. Вершбоу ― Оптимальным решением было введение не только международных вооружённых сил, но и международной гражданской администрации. Это было сделано в Боснии и Герцеговине, это было сделано в Косово. Хотя это не решает всех проблем, но это позволяет иметь нейтральную власть, которая обеспечивает порядок и возвращение беженцев.

Она также может заниматься распределением международной помощи, которое может прийти как из Европы, так и из России. И, кроме того, это обеспечит некий временной задел для того, чтобы уменьшились взаимные подозрения и опасения.

А. Венедиктов ― То есть это внешнее управление, вы — внешние миротворцы и гражданская администрация.

А. Вершбоу ― На переходный период. Что касается обязательств, которые взяли на себя стороны по Минским соглашениям, то какие-то вещи могли бы быть реализованы сразу — закон об особом статусе, амнистия. А другие шаги могли бы быть проведены позже, например, выборы.

А. Венедиктов ― Но вы сейчас, Александр, похоронили Минские соглашения, в которых нет ничего ни о международных миротворцах, ни о международной гражданской администрации. То есть вы предложили другие соглашения.

А. Вершбоу ― Минск определяет конечные цели, что мы называем — политические, военные и даже экономические. Но в Минске ничего не говорится о методах реализации. Это было бы добавление, расширение Минского соглашения, но ни в коем случае не нарушение баланса, который предусмотрен в целях. И это, собственно говоря, уже говорится в тех статьях, которые опубликованы в российской прессе. Арбатов, Кортунов, Загорский… Мы внимательно следим, и это обнадёживающие тексты.

А. Венедиктов ― Вопрос беженцев напоминает Кипр. Это почти половина населения этого региона. Как можно проводить выборы, когда эти люди в России у нас и там, в других районах Украины? Они вернутся или не вернутся? Как можно проводить выборы, чтобы понять, что хотят люди?

А. Вершбоу ― Это нужно будет, конечно, уточнять на конкретных переговорах, но я бы выступал за инклюзивный подход, то есть иными словами беженцы, которые находятся за пределами Донбасса, имели бы право голосовать, если они чётко высказали намерение вернуться туда. Важно также возвращение украинских СМИ на оккупированные территории так, чтобы у людей смогла сложиться сбалансированная картина мира.

А. Венедиктов ― Но тогда и российские СМИ там должны быть, да?

А. Вершбоу ― Российские СМИ там сейчас на территории Донбасса имеют монополию. Главная задача — это лишить их монополии. Учитывая столь мощные ресурсы, которые закачиваются в российские СМИ, я не могу себе даже представить, как они были бы исключены из этой картины. И в условиях конкуренции доминирование фальшивых новостей, fake news было бы сложнее обеспечить.

А. Венедиктов ― Вы прямо как Трамп говорите. Только Трамп это говорит по отношению к американским СМИ, а вы — по отношению к российским СМИ.

А. Вершбоу ― Я не верю, что он в той же степени выступает за конкуренцию СМИ, как я.

А. Венедиктов ― Немножко на Север. Вот мы видим, что в государствах Балтии сейчас находятся батальоны НАТО. Какова их цель? Потому что если вдруг представить, что моя страна начнёт агрессию в отношении Прибалтийских республик 4, 5, 6 батальонов — это будет один из романов Тома Клэнси скорее.

А. Вершбоу ― Они действительно невелики, поэтому российское военное командование прекрасно понимает, что они не представляют угрозы внезапного нападения или вообще какую-либо угрозу для России. Их задача — это сдерживание. Это слово, впрочем, не всегда легко перевести на русский язык. Иными словами Россия должна была бы хорошенько подумать, прежде чем начинать военные действия, потому что она бы столкнулась не только с местными, эстонскими, латышскими солдатами, но и с солдатами всех стран НАТО, и они бы стали жертвой этой агрессии тоже. Несомненно, эти подразделения хорошо оборудованы, хорошо вооружены, и они хорошо обучены для военных действий, но и задача их заключается именно в предотвращении, недопущении начала военных действий.

А. Венедиктов ― То есть они живая стена, живое ограждение?

А. Вершбоу ― По-английски это называется «проволока, которая вызывает тревогу».

А. Венедиктов ― Тревожная проволока.

А. Вершбоу ― Когда вы её касаетесь — где-то звучит сигнал… То есть в этом роль этой проволоки. Реальная мощь — это не те батальоны, которые расположены в Прибалтике, а которая могла бы быть переброшена в подкрепление им. Такие войска являются гарантией того, что в случае, если Россия совершит акт агрессии, то все страны НАТО отреагируют.

А. Венедиктов ― Это если говорить о прямой агрессии. Вот мы сейчас видели, что нынешняя администрация сделала то, что не делала предыдущая администрация президента Обамы — она приняла решение о поставке на Украину, насколько я понимаю, противотанкового оружия «Джавелин». В Москве, в Кремле считают, что это увеличивают эскалацию. Обама именно поэтому не давал на это разрешение. Он так говорил, насколько я знаю. Что вы-то думаете по этому поводу?

А. Вершбоу ― На самом деле Обама передавал Украине определённые важные средства вооружения, но не «Джавелины», как вы совершенно правильно сказали. И я поддерживаю решение Трампа нарушить этот запрет. Поскольку НАТО не защищает напрямую Украину, то нашей обязанностью является поддержка стороны, которая защищает себя саму. Но и «Джавелины» и другие средства являются оборонным оружием. Ими невозможно проводить агрессию. Вы не можете с их помощью захватить территорию. Поэтому они тоже предназначаются для сдерживания. Иными словами это сигнал России, что если то множество танков, которые размещены в Донбассе будет использовано для того, чтобы захватить больше территории Украины, то цена за это, будет более высокой. Мы ведь прекрасно понимаем, что хотя там находится множество танков, которые не имеют русской маркировки, но мы понимаем, откуда они там появились.

А. Венедиктов ― В этой связи вот вы говорили, что Россия должна отозвать войска. Путин неоднократно говорил, что там нет наших Вооружённых Сил, там нет нашей армии. Насколько вы представляете, почему силы сепаратистов такие, я бы сказал, боеспособные?

А. Вершбоу ― На самом деле, речь идёт о комбинации российских старших офицеров, генералов и военнослужащих, добровольцев, которые являются ветеранами многих войн и которые уже закалены в боях и местных новобранцев, которые в целом, к сожалению, составляют весьма хорошую силу. Теперь там даже Вагнер воюет в частной компании. Россия пытается нас убедить в том, что это полностью местные силы. Из открытых источников, из селфи, из социальных сетей имеется полно доказательств того, что Россия участвует. И даже сами официальные церемонии, когда Путин награждает орденами генералов, которые якобы родом из Луганска. Поэтому, с юридической точки зрения, как бы вы это не маскировали, это остаётся агрессией.

А. Венедиктов ― Это остаётся агрессией, но имеет ли место наравне с агрессией внутриукраинский конфликт, внутриукраинское противостояние, сепаратизм?

А. Вершбоу ― Я считаю, что в основном это внешняя агрессия. И один из больших успехов российской пропаганды заключается в том, что удалось убедить кое-кого на Западе о том, что этот конфликт является следствием внутреннего противостояния, внутренних проблем. Это, конечно, не означает, что мы полностью отрицаем факт наличия националистов, которые считают, что Донбасс должен принадлежать России. Но эта война уже давно закончилась бы, если бы Россия не поддержала сепаратистов своим военным командованием и вооружением. И, если вы посмотрите на те места, которые были освобождены от сепаратистов, например, Славянск, то разные группы населения мирно сосуществуют друг с другом там. Поэтому, примирение возможно.

И конфликт затягивается уже 4 года главным образом благодаря российской агрессии. То есть в первую очередь нам нужно быть честными друг с другом. Меня весьма, «шокировало» или потрясло заявление Лаврова о том, что Украина нарушила Будапештский меморандум. Хотя в Будапештском меморандуме ясно говорится, что Россия гарантирует территориальную целостность Украины в обмен на её отказ от ядерных вооружений. То есть Майдан никак не может быть причиной отмены важного международного соглашения.

А. Венедиктов ― Вы сказали «Крым». А что делать с Крымом?

А. Вершбоу ― В долгосрочной перспективе нужно будет его вернуть Украине. Точно так же, как Прибалтийские государства после 50-ти лет оккупации стали независимыми. Но это более долгосрочная проблема. Поэтому, я предлагаю начать с Донбасса. Давайте, начнём с Донбасса, но не будем забывать про Крым. И санкции, которые связаны с Крымом, могут оставаться в силе ещё долго. Но большая часть пакета санкций связана с Донбассом, поэтому у нас была бы возможность открыть новую страницу.

А. Венедиктов ― Александр Вершбоу, который был послом в Москве, потом зам. генсека НАТО. Вы упомянули «санкции». Зачем нужны новые санкции?

А. Вершбоу ― Есть целый ряд вопросов, которые постоянно подогревают у нас внутренние дебаты в Соединённых Штатах. То есть если российская агрессия в Украине будет нарастать, то введение новых санкций будет оправданно.

А. Венедиктов ― Я имею в виду санкции, вот которые сейчас законом принял Конгресс. Вот эти санкции. Они же не связаны с Украиной?

А. Вершбоу ― Главная причина для новых санкций и так называемого списка олигархов связана с вмешательством в наши внутренние дела и продолжающейся информационной войной.

А. Венедиктов ― Вы уверены? Вот вы лично, Александр Вершбоу, вы уверены, что Россия вмешивалась в электоральный процесс в 16-м году?

А. Вершбоу ― Да.

А. Венедиктов ― Почему?

А. Вершбоу ― Во-первых, я доверяю нашему разведсообществу, которое распознало почерк Москвы, когда был взломан почтовый ящик нашей Демократической партии и эта информация была слита через Викиликс. И до конца 2016-го года (имеется в виду, по посол Вершбоу оставался заместителем генерального секретаря НАТО) я читал доклады разведки о том, как принимались решения в Москве о вмешательстве в избирательный процесс. И хотя российская борьба была направлена против кандидатуры Клинтон, а не против Трампа, это не меняет ничего. Результат один и тот же. За последнее время мы видели очень много доказательств использования социальных сетей для распространения экстремистских взглядов, которые делались руками троллей из Санкт-Петербурга.

И хотя ни один из этих факторов не является решающим, доказательств вмешательства полно. То есть доказательством тому является множество проявлений экстремистских взглядов на территории всех 50-ти штатов США, которые высказывались во время кампании Трампа. Мы не знаем, до какой степени, как я называю, эта политическая агрессия повлияла на выборы, но несомненно она должна быть остановлена.

А. Венедиктов ― Здесь один такой вопрос деликатный. Всё-таки то, что происходит в информационной среде, у вас защищено Первой поправкой. У нас — нет, у вас — да. В этой связи, говорить о том, что вот такой-то канал — «Russia Today» — наши конкуренты, поэтому я могу легко говорить, работал против Клинтон и так далее. Они так считают, это их редакционная политика. Какие здесь могут быть претензии? В чём здесь неправильность?

А. Вершбоу ― Во-первых, наша Первая поправка предназначена для американских граждан. То есть она не распространяется на лиц, которые притворяются, что они — американцы, но на самом деле являются русскими троллями, которые используют робосети с фальшивыми ID. Это не является законным, хотя я считаю, что и «RT», и «Спутник» имеют право работать на американском рынке.

А. Венедиктов ― Почему?

А. Вершбоу ― Мне не нравится то, что они делают. Но наша общественность должна рассматривать их как СМИ, которое отвечает всем те же стандартам журналистской этики и объективности. Но, если они являются инструментом в руках иностранного правительства, то это должно быть ясно. Например, закон о регистрации в качестве иностранных агентов. Был вопрос в том, кто является владельцем «RT», а не в связи с его контентом.

А. Венедиктов ― Но вот тогда вам тут же вернула моя страна вопрос о «Голосе Америки» и о «Радио «Свобода». И говорят: «Мы делаем то же самое. Вот вы там про «RT» и «Спутник», а мы — про «Голос Америки» и «Свободу».

А. Вершбоу ― Никогда никто не делает из этого секрета, что и «Радио «Свобода», «Голос Америки» являются либо инструментом, либо спонсируемы иностранным правительством. С тех пор, как я ушёл с поста посла в России, у этих СМИ нет никакого доступа ни к кабельным системам, ни к прямому эфиру в России, в то время как «RT» бесплатно вещает с тысячи американских кабельных систем.

А. Венедиктов ― Я всё-таки не могу понять, как связано то, что вы назвали политической агрессией и вмешательством в избирательную систему США, со списком олигархов. Ведь не олигархи вмешивались. Даже с вашей точки зрения, это вмешивалось российское государство, какие-то её параорганы, но не олигархи. А в список попали олигархи.

А. Вершбоу ― Потому что они являются системой власти, которая позволяет России проводить эти агрессивные информационные войны. Может быть, какие-то лица в этом списке уже попали в чёрный список раньше, как Малафеев, который финансировал «Фабрику троллей» и экстремистов на Донбассе. Даже, если они попадут просто в этот список, это уже бросит тень на их перспективы в действиях на международном рынке.

А. Венедиктов ― Так это наказание?

А. Вершбоу ― Мы не знаем, что правительство и Конгресс будут делать с этим списком. Но это будет прозрачность, гласность для тех людей, которые в прошлом имели какие-то сомнительные делишки.

А. Венедиктов ― Но бросить тень на человека — это его наказать, поставить в угол. Это не желание исправить его, а наказать.

А. Вершбоу ― Но санкции как раз рассчитаны на то, чтобы добиться изменения политики и давления на конкретных лиц, на конкретных индивидуумов и компаний. Преследуют именно эту цель. То есть иными словами, это не средство наказания, а средство давления на Путина посредством его ближайших сторонников.

А. Венедиктов ― Вы считаете это эффективно — давить на Путина посредством сторонников?

А. Вершбоу ― Возможно, это будет отсрочено. Это бомба отсроченного действия. Но отсюда, из Вашингтона, я, глядя на Россию, российскую экономику, вижу явную тенденцию к стагнации. Новый период застоя.

А. Венедиктов ― Застоя. Может ли такой президент как Трамп разрешить эту проблему? Потому что, какой Путин президент, мы знаем. А какой Трамп президент? Он может сделать так, что российско-американские отношения начнут развиваться в правильную сторону, в деэскалацию?

А. Вершбоу ― Дело в том, что поле действия для Трампа весьма ограничено в силу следствия, которое ведётся по нему, в силу санкций, которые приняты и в силу общего подозрения относительно его каких-то дел с Россией. Но я не буду критиковать Трампа за попытки улучшить российско-американские отношения. Я сам сторонник улучшения российско-американских отношений. Он должен убедить президента Путина в том, что улучшение российско-американских отношений, дело улучшения, — это бремя, которое лежит в первую очередь на российских плечах. В силу нарушения основных принципов, каким является агрессия против Украины. Но в случае проявления каких-то позитивных шагов со стороны России, мы могли бы начать сближение параллельно встречными шагами.

То есть иными словами, это было бы не только дело России в улучшении этих отношений, но первые шаги, несомненно, должна делать Россия. И, возможно, есть какие-то области, где мы сотрудничаем, например, Северная Корея. Я не уверен на счёт того, что мы сотрудничаем в Сирии, но, по крайней мере, мы пытаемся. Но Донбасс — это точка отсчёта. Но даже решение там могло бы быть представлено как взаимовыгодное решение, где обе стороны выигрывают.

А. Венедиктов ― Мой последний вопрос Александру Вершбоу. Александр, вот вы познакомились с Путиным в 2001-ом шлжу. Тогда президент Буш, который вас послал в Россию, сказал, что он заглянул в глаза президенту и увидел в нём честного человека. Как ваша точка зрения на Путина изменилась с тех времён, когда вы были послом, до сейчас? Тогда вы были участником, теперь вы — наблюдатель. Вы разочаровались, вы ничего не ожидали, но понимали, что будет, вы могли предсказать это? Как менялась ваша точка зрения?

А. Вершбоу ― В те годы меня даже критиковали за это, но я был одним из немногих, кто увидел негативные стороны президента Путина уже в первые годы его срока. И я говорил о разрыве в ценностях, об отказе от некоторых завоеваний 90-х годов. Поскольку 90-е годы были неоднозначно негативными для России. Но даже я был очень удивлён, для меня это было большим сюрпризом решение Путина аннексировать Крым. То есть до этого мы видели тактику замороженных конфликтов в Приднестровье и в Грузии, но то, что было сделано с Крымом, это был полный разрыв со всем тем, что мы достигли вместе за последнюю четверть века!

То есть тогда я был уверен, что Путин пытается комбинировать, сочетать тактику сотрудничества с соперничеством, чтобы так или иначе чередовать эти ходы. Теперь я в этом совсем не уверен. Но, тем не менее, я считаю, что партнёрство в долгосрочной перспективе должно быть нашей целью. Но сначала надо расчистить дорогу от массы мусора, который препятствует движению по этому пути.

А. Венедиктов ― Спасибо. Александр Вершбоу, бывший послом в Москве в 2001-2005 годах, заместитель генерального секретаря НАТО буквально до недавнего времени. Спасибо большое.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Идиотизм правительства передан благодарным народным массам.
________________________________________

К сожалению, поводы для горечи мало изменились за сто лет. Естественно, огорчение в очередной раз становится сильнее, чем в первый. Надо же извлекать уроки, накапливать опыт, делать выводы.

Плюс возникшая в советские годы и никак не проходящая мания величия как обратная сторона ущербности. Безусловно, для гордости были свои основания. Как и для смирения — свои. Но чтобы вот так в одночасье нам стали предлагать в качестве героя Шарикова с балалайкой — к этому не все были готовы. И то - Шариков у Булгакова настоящий, плод труда профессора. А у нас и Шариковы-то фальшивые, и балалайки не звучат. Есть от чего в обморок падать.

Руганием градусника болезнь не лечат. И заменой тоже. А помереть при неправильных (хоть и приятных) показаниях легко…
________________________________________

Ментальная катастрофа. Тяжёлый провинциальный комплекс; деревенщина, пришедшая подраться на городской дискотеке…
________________________________________

Демократия для несозревшего для неё народа — смерти подобна. Демократия для нынешней России неизбежно означает море крови и разруху…
________________________________________

И что, теперь друзья и родственники Путина, его однокашники, сослуживцы и соседи по даче теперь не смогут получить взад наворованные в России деньги? Как же, они, болезные, будут обслуживать купленные там замки, виллы, яхты? Бедные!
________________________________________

Россию с режимом, попрошу не путать.
________________________________________

«Патриотизм — последнее прибежище негодяя». Я часто думаю, в чём основная причина видимой тупости и оболванивания населения? Ответ абсолютно прост как дважды два: страх. Страх остаться без работы, страх остаться без денег, страх за собственную безопасность и т.д. Этот страх постоянно разъедает разум, человек становится безвольным, а в купе с беззаконием судов и силовых ведомств это чувство приумножается и подавляет всё остальное. Проще и выгодней быть "патриотом", ища врага во вне, чем искать правду внутри страны, разгребая дерьмо и признавая собственные ошибки…
________________________________________

Ментальная катастрофа — это Соловьёвы и Киселёвы в зомбоящике, министры культуры Мединские, попадьи и генральши по правам детей и заключённых, Милоновы и Поклонские в Г.Д., Прохановы на всех телеканалах. Сплошные гибридные войны Ихтамнетов, с ЧВК Вагнера. Весь цивилизованный мир, отвернувшийся в результате этого от России. Просто стыд и позор.
________________________________________

Тяжело выступать в Объединённой Арабской Республике без мельдония…
________________________________________

Патриотические видения истеричны, агрессивны и настойчивы. Они имеют своё мнение обо всём. Они могут дать команду завоевать и присоединить озеро Чад, подняв на нём мятеж бегемотов. Задача опытного патриота — не только исполнить такой приказ, но и транслировать услышанное тем массам, которые сами недостаточно хорошо «слышат свою родину», простёршуюся от Зимбабве до Курил.

Следует помнить, что, помимо задач прикладных и промежуточных, у патриотизма всегда есть главная цель. Та самая, ради которой этот идеологический наркотик и закачивается стране в вены. Она состоит в том, чтобы по первому же щелчку пальцев любого дурака в лампасах толпы мальчишек добровольно соглашались превратиться в гниющее обгорелое мясо. В том, чтобы перед очередной бессмысленной бойней ни у кого из них даже не возникло бы вопроса: «А за каким чёртом»?
________________________________________

Патриотизм превосходно справляется и со второй своей задачей — поддерживать на должном уровне то свойство граждан РФ, которое и отличает их коренным образом от растленных европейцев. Русский рождается, живёт и умирает с коренной уверенностью, что государство имеет полное и неотъемлемое право разорить его, изуродовать, убить и заставить кланяться любому идолу. Если бы не эта вбитая в каждую голову «святость власти», то в 1937-ом товарищей в кожанках везде встречали бы вилами и огнём дробовиков, а не позорной покорностью. Ведь это именно она (покорность) сгоняла миллионы в лагеря и могильные рвы. НКВДшники и вертухаи лишь обслуживали это главное национальное свойство — добровольное признание всевластья железного лаптя Кремля.

Сегодня глупое население не всегда понимает, почему оно должно жертвовать детьми и жизнью ради голубизны министерских бассейнов на Майорке. Ещё труднее объяснить гражданину, что его истинное предназначение — не жизнь и счастье, а комфорт болтливых иждивенцев — попов и депутатов, что чревовещают от имени России и Бога. Разумеется, комфорту попов и депутатов надо придумать убийственный сакральный псевдоним, иначе если всё цинично назвать своими именами, то ползанье с выпущенными кишками может не доставить гражданину того морального удовлетворения, которое у великих исторических героев.

Такой псевдоним есть: это волшебное слово «родина». А к нему обязательно прилагается аккуратная оговорочка, что «родина — это одно, а государство — это другое». Но «родина» в таком случае является абсолютно абстрактным понятием, с которым в реальности пересечься невозможно. На самом же деле меж понятиями «родина» и «государство» никакой осязаемой черты нет. Это старый проверенный трюк. Прекрасной иллюстрацией его эффективности служат попы. Они призывают субсидировать их абстрактного бога, но пожертвованное сразу превращают в икорку и «Лексусы».

По тому же принципу придумана и «родина». Объектом любви и благоговения объявляется не реальная, полная кошмаров страна, а некая абстрактная Россия. В ней никто никогда не жил. Её никто никогда не видел. Но именно ей — невидимой, неосязаемой и прекрасной, следует приносить себя в жертву по первому же свистку чиновника, насмотревшегося патриотических галлюцинаций. Но тут возникает конфуз, который особенно хорошо заметен сегодня. Присмотритесь. Когда вы ласкаете абстрактную Россию, эрекция возникает у «Единой»…
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей ВЕНЕДИКТОВ

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 12.07.2018 - РЕВОЛЮЦИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  • 11.07.2018 - ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ
  • 05.07.2018 - ПРАВИТЕЛЬСТВО БЕЗЫСХОДНОСТИ
  • 03.07.2018 - РОСТ ЦЕН НА ТОПЛИВО
  • 03.07.2018 - ПРАЗДНИК НЕПОСЛУШАНИЯ
  • 01.07.2018 - АРМИЯ РЕЗЕРВА
  • 01.07.2018 - КАК ПОНИМАТЬ МИГРАЦИЮ
  • 29.06.2018 - КУРС ПУТИНА — КУРС РОССИИ
  • 28.06.2018 - ЭКОНОМИКА АБСУРДА
  • 19.06.2018 - ДВА ГОДА НА ДОЖИТИЕ
  • 18.06.2018 - САНКЦИИ НА СПРОС
  • 18.06.2018 - НОВЫЙ ВИТОК ГОНКИ ВООРУЖЕНИЙ
  • 16.06.2018 - ИНТЕРВЬЮ ИГОРЯ НИКОЛАЕВА
  • 15.06.2018 - СТАЛИНИЗМ БЕЗ ФАВОРИТОВ
  • 08.06.2018 - ЗАЯВЛЕНИЕ БЮРО ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru