Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Международные события > Публикация
Международные события

[14.04.2019]

НЕПРАВОВОЙ ЗАКОН

Елена ЛУКЬЯНОВА: российский юрист, учёный, общественный и политический деятель, адвокат, профессор ВШЭ, директор Института мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты Российской Федерации


Елена ЛУКЬЯНОВА:


Резиновость закона об оскорблении власти такова, что всё зависит от усмотрения правоприменителя.

При любом анализе этого закона на предмет его правовой определённости, он не выдерживает никакой критики. Попади любое такое дело в Европейский суд или на рассмотрение профессиональных юристов, эта норма не выдерживает критики.

Да, эта норма недоброкачественная. Эта норма неправовая. То есть это классический пример неправового закона, в котором будущий субъект правоотношений не может видеть наступающих последствий. Не может определить границы возможного и должного поведения.

Норма очень плохая. Такая норма не имеет право на существование. Парламент такую норму не мог принять. А если принял, то извините, это очень плохого качества парламент.

Что такое новость? Новость — это отражение действительности. Так это новость у нас оскорбительна или действительность такова, что она уже стала сама по себе непереносимо оскорбительна для власти? До какого состояния власть довела страну и людей, что действительность стала таковой, что иначе как выражаться народ не может!..


М. Курников ― Здравствуйте. В эфире программа «Особое мнение». И сегодня своё особое мнение нам будет рассказывать Елена Лукьянова, доктор юридических наук, профессор ВШЭ. Сначала я вас спрошу: я могу цитировать то, что пишут о Путине на заборах, на стенах и так далее? Или это уже нарушение закона? Я ведь цитирую, а не выражаю своё мнение.

Е. Лукьянова ― В том-то и есть резиновость этого закона, что мы об этом не знаем. Мы не знаем, с точки зрения здравого смысла и юридической логики. Да, конечно, цитата — это цитата, и вы тут ни при чём. Вы никого не оскорбляете. Но резиновость этого закона об оскорблении власти такова, что всё зависит от усмотрения правоприменителя. Поэтому давайте говорить: непереносимо уважаемый! А что нам остаётся делать…

М. Курников ― А как нам рассказывать тогда? Как быть СМИ в такой ситуации?

Е. Лукьянова ― Это, я думаю, должны сами СМИ начать дискуссию, при этом рискуя. Итак, давайте попробуем рассказать. У нас в Ярославле появилась надпись, в которой якобы оскорбляется один из органов власти. Вернее, конечно, обидная для единоличного органа власти. Но она появилась. Это народное творчество. И надпись эта появилась на колоннах большой усадьбы.

М. Курников ― Я всё-таки уточню. Там только фамилия указана.

Е. Лукьянова ― Да. С точки зрения здравого смысла, логики, конечно, эта новость не может считаться никаким оскорблением власти. Ведь у нас с вам разговор не о том, что сама эта надпись из себя представляет. Тогда нужно расследовать, кто её написал, что имел в виду, зачем. Я почти уверена, что те лица, которые эту надпись оставили, они не подлежат уголовной ответственности, потому как будут младше 14 лет. Наверняка.

М. Курников ― Сейчас ФСБ и к несовершеннолетним приходит в 6 утра. С обысками…

Е. Лукьянова ― Тем не менее. Вопрос о том, как будет трактоваться правоохранительными органами новость о том, что это произошло.

М. Курников ― Очень много вопросов пришло и по SMS и на сайт: а как отделить критику от неуважения? Где эта граница?

Е. Лукьянова ― Давайте не так вопрос поставим. Давайте поставим вопрос иначе. Что такое новость? Новость — это отражение действительности. Так это новость у нас оскорбительна или действительность такова, что она уже стала сама по себе непереносимо оскорбительна для власти? До какого состояния власть довела страну и людей, что действительность стала таковой, что иначе как выражаться народ не может.

А вот недавно кто-то подал в Европейский суд очень интересный иск, в котором был задан вопрос, находится ли злостная клевета под защитой свободы слова? Мы посмотрим судьбу этого иска. Но это тоже новая большая дискуссия — всё ли можно говорить. Но если новость отражает то, что происходит в окружающем нас мире, то она и должна быть таковой. Она должна соответствовать тому, что происходит в окружающем мире. Если новость не отражает то, что происходит в окружающем мире, то это: а) не новость, б) не журналистика.

М. Курников ― Ещё один аспект. Вы точно лучше большинства из нас понимаете, как работает система. Этого прокурора, который сделал знаменитой эту надпись, теперь похвалят или поругают?

Е. Лукьянова ― Сказать, что я знаю лучше всех других, как работает система, я не могу. Потому что беззаконие, неправовой характер действий я всё равно понять не могу. Это для меня каждый раз абсолютная неожиданность, и каждый раз такое мракобесное состояние мозгов. Потому что применяет норму права человек. Когда эта норма права принималась, мы заранее предупредили: норма резиновая. Она создаёт широчайшие возможности для самого разного уровня правоприменителей, и тех, кого привлекают к уголовной ответственности, и тех, которые контролируют в совершенно произвольном усмотрении кого бы то ни было. Ну, например, для Роскомнадзора.

У нас очень сильна так называемая самоцензура. У самых различных не только СМИ, но и государственных органов: Как бы чего ни вышло. Поэтому норма очень плохая. При любом анализе её на предмет её правовой определённости, она не выдерживает никакой критики. Попади любое такое дело в Европейский суд или на рассмотрение профессиональных юристов, эта норма не выдерживает критики. Такая норма не имеет право на существование. Парламент такую норму не мог принять. А если принял, то извините, это очень плохого качества парламент.

М. Курников ― А это умышленно резиновая норма? Или от незнания, неумения.

Е. Лукьянова ― Я бы сказала так, что видимо, да, там же была дурная инициатива, к тому же она просто недорассмотрена, недообсуждена. Она принята в ускоренной процедуре, принята халтурно и халатно. Она не опирается на общественное мнение. Но это так у нас сформирован парламент, что там некому высказаться от лица тех, кто станет потенциальным, допустим, субъектом правоотношений, в котором эта норма сработает. Там просто некому. Таков состав парламента.

М. Курников ― Кто-то что-то говорил. Депутат от КПРФ. И в Совете Федерации.

Е. Лукьянова ― Людмила Нарусова там говорила. Да, эта норма недоброкачественная. Эта норма неправовая. То есть это классический пример неправового закона, в котором будущий субъект правоотношений не может видеть наступающих последствий. Не может определить границы возможного и должного поведения.

М. Курников ― То есть невозможно даже совет не дать, как обойти этот закон?

Е. Лукьянова ― Нет. Будут применять, как хотят. И теперь всё будет зависеть от того, насколько схлестнётся общественная дискуссия по этому вопросу. Ну, кто-то будет потерпевшим какое-то время.

М. Курников ― Давайте перейдём к другой теме. Очень хочу спросить про Украину. Завидуете?

Е. Лукьянова ― Ой, да. Ой, да-а-а. Ну, конечно, не оторваться от этих выборов! Видели, кстати графики шпилькинские?

М. Курников ― Да.

Е. Лукьянова ― Блестящие! Ой, как мне хочется такие графики иметь в России! Чистенькие абсолютно! Без вбросов, без манипуляций. Ну, как здорово!

М. Курников ― Ну хорошо, но уровень дискуссии всё равно пугающий.

Е. Лукьянова ― Почему?

М. Курников ― Ну, потому что программ толком не было озвучено. Популизм от каждого кандидата.

Е. Лукьянова ― Подождите. Во-первых, это всё происходит постепенно. Рост демократической избирательной культуры происходит не сразу. Всё-таки элементы программы, безусловно, были. Очень сильно в этом помогали самого разного толка СМИ. Одному Гордону надо поставить памятник. Потому что он делал многочасовые передачи и с членами штабов, и с самими кандидатами и очень пристально их допрашивал. Я просто считаю, что это великолепно. Хотя он сам говорит, что это делает для истории.

На самом деле в государстве, у которого была когда-то всего лишь одна партия, должен пройти период полипартийности, чтобы стать нормальной партийной системой. В Польше до сих пор около 100 партий. А это уже 25 лет прошло, но ничего страшного. И ничего страшного, что много кандидатов. Ведь главное всё-таки. что там фильтр серьёзный. Там всякие сумасшедшие не зарегистрируются. Там либо, извините, от партии выдвигайся серьёзно или от блока или по-российски миллион рублей внеси. Избирательный залог 2,5 миллиона гривен. Это порядка миллиона рублей. То есть там есть имущественный такой ценз. То есть всяк подзаборник, пьяница, алкаш не зарегистрируется.

М. Курников ― А война компромата, которая там есть, страшная?

Е. Лукьянова ― Страшная. Но на то и война компромата, чтобы общество училось, что слышать, что не слышать, на что жаловаться, что опровергать. Это тоже навык достаточно серьёзный общественный. Это важно.

М. Курников ― Насколько Украине это пойдёт на пользу сейчас?

Е. Лукьянова ― А я не знаю. На пользу Украине пойдут справедливые честные выборы. Вот что пойдёт, безусловно, на пользу Украине — раз. Сменяемость власти путём выборов — два. Но в любом случае это причастность населения к принятию государственных властных решений. Итак, люди понимают, кто у нас кроме Юлии Владимировны, и то она оспаривает не голоса Зеленского, а я думаю 2-3% порошенковских голосов. Не более того.

М. Курников ― Уточню: а результат, который получился — неожиданный? 30% за Зеленского.

Е. Лукьянова ― Нет. Нормальный результат. Прекрасно работал штаб.

М. Курников ― Он будущий президент?

Е. Лукьянова ― Не знаю. Посмотрим. Я думаю, что если не будет фальсификаций, посмотрим, что за эти 20 дней случится. У него есть большой шанс победить. Я ничего в этом страшного не вижу. Даже если его предвыборной программой считать фильм «Слуга народа». Если он выполнит хотя бы часть из того, что в этом фильме, будет очень неплохо.

М. Курников ― Тем не менее, если всё-таки посмотреть на эти выборы с точки зрения российской стороны, насколько он тот кандидат, который будет работать с нынешними российскими властями? Насколько он тот кандидат, который вам как гражданину России скорее симпатичен или скорее пугает?

Е. Лукьянова ― Во-первых, это не моё дело как гражданина России. Это дело украинцев. Я не считаю, что он так можно сказать, нравится, не нравится. Мне скорее симпатичен, чем не симпатичен.

М. Курников ― Вы говорите прямо как российский МИД сейчас. МИД российский тоже официально заявляет, что это не наше дело…

Е. Лукьянова ― Я не считаю, что он агент Кремля. Я выходила из дома, как раз был эфир Михаила Саакашвили, который сказал: «Ну да, сейчас ему будут клеить агента Кремля. Это любимый способ властей Украины избавляться от политических соперников. Когда я наступил на больную мозоль Порошенко, меня тоже немедленно объявили агентом Кремля». И он говорил это, зная, о чём говорит. И я бы сейчас считала, пусть Украина разбирается. Тут российские вопли, сопли по поводу результатов, которые мне как раз очень не милы. В конце концов, это не у нас будет президент комик, хотя я ничего не имею против президента комика.

Сейчас мы уже просто все становимся скрытыми комиками, сатириками. И я думаю, что Николай Ильич Травкин у нас крупный сатирик, Саша Рыклин — крупный сатирик. Чего можно делать, когда уже плакать невозможно? Начинаем стебаться над властью в приличной форме — над непереносимо уважаемой властью!.. Все мы немножко сатирики, и почему недоверие молодым? Кто сказал, что тот самый политический опыт так хорош? Саакашвили тоже опять же прав. Он говорит, что вот все говорят, у Зеленского нет опыта. У него нет, так не нужно ему того опыта, который был на Украине, того страшного коррупционного бюрократического опыта. Он живой. Пусть попробует. Ничего страшного не случится. Да, наверное, ему будет трудно первый раз встретиться с Путиным. Так или иначе, с ним встретится. Наверное, он будет волноваться. Но он хороший актёр. Мы можем этого не заметить.

М. Курников ― Нас какой сценарий ждёт? Скорее украинский или казахстанский?



Хотите обратиться в ЕСПЧ?european-court-help.comТогда Вам сюда! Оценка перспектив жалобы в Европейский суд бесплатно!

Е. Лукьянова ― Мне о наших сценариях говорить очень трудно. Во-первых, крайне мало информации, во-вторых, очень много всяких конспирологических слухов. Я бы, говоря о нашем сценарии, который непонятен, смотрела бы на момент нагревания общества. Ситуации, процессы, кто-то сегодня, по-моему, Валерий Соловей сказал, что он выступал за последние дни довольно много перед бизнесменами разного уровня. Мелкий, средний, крупный. И проводил аналогию между концом перестройки, то есть концом 80-х и сегодняшним днём. И все сходились, что всё очень похоже. Тогда он задавал вопрос: а в чём похоже? В том, что исчерпан ресурс этой экономической и политической системы. Тупиковость модели стала всем видна. И дальше силой оружия можно подавить протест. Но может не получиться. У Советского Союза тоже была огромная силовая машина. И не получилось. Империя, которую считали совершенно железобетонной, оказалась, в общем, совершенно прогнившей.

М. Курников ― Почему вы говорите о том, что система в тупиковой ветке, как о чём-то свершившемся…

Е. Лукьянова ― Абсолютно!

М. Курников ― Почему? Из чего вы делаете такие выводы?

Е. Лукьянова ― Я не говорю, что она всем понятна. Я говорю, что специалистам понятно давно…

М. Курников ― С чего они это берут?

Е. Лукьянова ― Ну есть же, кто это сказал, что знание некоторых принципов избавляет вас от необходимости знать некоторые подробности. Есть закономерности и правила. При такой системе выборов, при таком сформированном парламенте будут приниматься законы, которые будут либо не исполняться, либо только наносить вред, раздражать общество. Вот вам рейтинг ГД. Система, при которой управление сосредоточено в одних руках больше определённого процента, начинает буксовать. Система в такой по территории многонациональной стране, разной по культурным и так далее традициям, если у субъектов отняты те или иные полномочия и деньги, то она тоже будет буксовать.

И это многократно доказано нашей собственной историей, историей других стран. Тут необязательно знать мелочи. Как специалист по государствоведению я говорю, она тупиковая. Она работать не будет, она будет только вырождаться и становиться всё хуже и хуже. Я сама не специалист, но, слушая коллег экономистов, я могу сказать, что они считают точно также.

М. Курников ― Но в нулевые же работало. Да как работало!

Е. Лукьянова ― В нулевые — это когда? В нулевые до третьего года, пока не начались реформы чрезмерного вмешательства государства — да, был, во-первых, лаг по времени от 90-х и начала нулевых. А, во-вторых, была очень выгодная конкурентоспособность. Советский Союз тоже, между прочим, между реформой Косыгина и до 1985 года до реформы Рыжкова до принятия закона о госпредприятиях, тоже просидел 15 лет на хорошей нефтяной конъюнктуре. Но на самом деле нет ничего неисчерпаемого.

М. Курников ― Тем не менее, какой нас ждёт сценарий смены власти? Скорее, казахстанский или скорее с какими-то неожиданностями, свободными выборами и так далее?

Е. Лукьянова ― Я думаю, казахстанский не пройдёт.

М. Курников ― Почему?

Е. Лукьянова ― Во-первых, там уровень автократии гораздо выше. Модель другая при всём при том. И в Казахстане немножко другое состояние экономики. Прямо другое! Другое состояние правосудия, другое состояние экономики.

М. Курников ― Лучше или хуже?

Е. Лукьянова ― Лучше. И гораздо более жёсткий авторитаризм изначально. Там скорее тоталитарная модель в публичной сфере и гораздо более рыночная модель экономическая.

М. Курников ― Я вас понял. В общем, чтобы у нас всё было спокойно, надо закручивать гайки. По крайней мере, в политической сфере.

Е. Лукьянова ― Нам уже дальше некуда. Резьбу сорвёшь. Гайки бесполезно закручивать дальше. О закручивании гаек мы говорим последние 8 лет.

М. Курников ― Больше, наверное.

Е. Лукьянова ― Резьба срывается. А когда срывается резьба, начинается неуправляемый разгон процессов. На мгновенных нейтронах…

М. Курников ― В любом случае давайте посмотрим, что делает власть нынешняя для того, чтобы всё было хорошо. Например, Министерство финансов опубликовало законопроект, согласно которому в Налоговый кодекс будут добавлены новые главы. Нас ждут новые налоги.

Е. Лукьянова ― Очень смешная новость, особенно на фоне недавнего заявления нашего премьер-министра о том, что налоги повышаться не будут. Ну, народ стебается. Ага, он ничего не повышал. Он ввёл новые! Ай, да молодец! Что касается налогов, очень коротко скажу, не вдаваясь в подробности. Честно, не вижу смысла. Гостиничный налог должен быть абсолютно муниципальным. Тем более, тотальный гостиничный налог в такой огромной стране должен быть муниципальным и нести деньги в муниципальные бюджеты в зависимости от туристического потока данной местности.

А экологический налог, на мой взгляд, должен возлагаться на грязные предприятия, и он должен быть не столько налогом, сколько системой реально действующих штрафов. Но для этого нужны реально действующие замеры. А что там ещё? Мусорный налог — фух, или как он по-другому называется. Очень спорный вопрос. Его надо обсуждать с обществом. Наверное, нам нужна система заводов мусороутилизирующих. Но в целом можно и с операторами порешать этот вопрос. То есть это будут очень большие недовольства. Чего там ещё было?

М. Курников ― На самом деле просто если говорить о курортных сборах и гостиничных налогах, то там, судя по всему, речь пойдёт о людях, которые сдают квартиры.

Е. Лукьянова ― Это вызовет очень большое недовольство. Очень большое. Огромное. Потому что заработать сегодня хоть что-то дополнительно люди могут только при наличии пока ещё собственности на недвижимость. Это очень большое недовольство вызовет.

М. Курников ― Ну и что? Все говорили о пенсионной реформе. И недовольство было. Но съели же…

Е. Лукьянова ― Нет, никто не съел. Подождите. Никто ещё ничего не съел.

М. Курников ― Митингов нет? Нет.

Е. Лукьянова ― А почему митинги?

М. Курников ― А как по-другому у нас в стране может проявляться недовольство?

Е. Лукьянова ― Ну, посмотрите на местные выборы. Это просто один раз очень сильно рванёт. И необязательно митинги. Митинги сегодня — не та форма, которая даёт результат. Ещё при нашем климате, ещё зима. Ну, было бы лето, тогда могли бы посмотреть.

М. Курников ― Решение как раз было летом.

Е. Лукьянова ― Не думаю. Это будет гражданское неповиновение, которое будет нарастать, нарастать. Недовольство, недовольство, недовольство. Во что выльется — трудно сказать. Нет, я не считаю, что съели пенсионную реформу.

М. Курников ― Я не понимаю, как это может выразиться. Вы сказали о выборах. На выборы будут допущены только те, кто может быть допущен.

Е. Лукьянова ― Не знаю, посмотрим. Если у вас, фантазирую, один процент придёт на выборы в итоге, потому что будет, допустим, случится забастовка избирателей. Может такое быть? Может теоретически.

М. Курников ― Нет.

Е. Лукьянова ― Может.

М. Курников ― Мы нажмём на бюджетников, и они придут.

Е. Лукьянова ― Нет, и бюджетники не придут.

М. Курников ― Да куда же они денутся? Они держатся за свои 15 тысяч.

Е. Лукьянова ― Когда резьба срывается, то всё может быть.

М. Курников ― Ну и что? Напугали, не пришли? Всё равно наш победил.

Е. Лукьянова ― Невозможно работать власти абсолютно делегитимизированной в регионе. Невозможно совершенно.

М. Курников ― Она сейчас, по сути, вся назначается. Какая ей разница, кто за неё голосует?

Е. Лукьянова ― Нет, ничего не получится. Очень боится власть уровня легитимности ниже определённого процента. Дальше ничего не работает. Дальше начинается гражданское неповиновение.

М. Курников ― А где этот критический процент?

Е. Лукьянова ― Нет однозначного. Он может зависеть от региона, но 30% уже почти критично. А это то, что сейчас у Владимира Владимировича.

М. Курников ― Что там происходит сейчас в Ингушетии? Это новое Болотное дело?

Е. Лукьянова ― Это не новое Болотное дело. Это вопрос совершенно иной. Это вопрос российского федерализма, его судьбы. Чрезвычайно важное дело, которое началось не вчера. Оно началось с так называемого соглашения между двумя главами субъектов Ингушетии и Чечни о передаче части территории Ингушетии Чечнё. Большой важной части территории, на которой живут и чеченцы и ингуши. Но в целом вайнахи. С родовыми ингушскими башнями. С хорошими землями. Тут ведь в чём дело. У Ингушетии своеобразная Конституция со своеобразным органом — высшим съездом ингушского народа, в которой сказано, что территориальные изменения границ республики невозможны без референдума. Неплохие юристы готовили это соглашение. Поэтому они сказали, что это не изменение границ, это всего лишь изменения границ муниципальных образований. Но конституционный суд республики Ингушетия подтвердил, что без решения референдума такое соглашение и вступление его в силу невозможно.

М. Курников ― Это было большим сюрпризом для всех.

Е. Лукьянова ― Нет. Для меня сюрприза никакого.

М. Курников ― Для вас, потому что вы право конституционное знаете.

Е. Лукьянова ― Там очень серьёзная ситуация. Там враскоряку стоит парламент, на который давят и требуют ввести в силу это соглашение. И додавили. Но на грани. Там враскоряку стоят правоохранительные органы, которые не хотят разгонять сходы старейшин. Давайте не митингами называть, а сходы старейшин. Сходы мужчин в основном.

М. Курников ― Не понимаю, чем отличается сход от митинга.

Е. Лукьянова ― Митинг, скажем, особо высокого статуса. Там очень жёсткий конфликт между главой республики и населением на сегодняшний день. Юнус-бек Евкуров потерял доверие к себе в ходе всех этих событий. Они ещё осенью начались, был процесс в Конституционном суде. Потом Конституционный суд очень хитро вырулил, сказав, что всё законно, хотя это вообще не было предметом рассмотрения Конституционного суда. А теперь тот же самый глава республики предложил изъять из закона о референдуме статью: вопросы, выносимые на референдум. Это вообще фактически уничтожает референдум, потому что если нет этой статьи, значит, на референдум нельзя выносить ничего. И второе, убирается из Конституции и из закона норма о том, что изменение территории республики решается только референдумом. Я должна сказать, что ингуши себя ведут очень корректно. Стараются во всей этой ситуации не брать в руки оружия. И стараются максимально по возможности действовать в рамках правового поля.

М. Курников ― Тем не менее, столкновения с полицией были.

Е. Лукьянова ― Это полиция с ними сталкивается, а не население. Они перекрыли трассу «Кавказ». Меня это очень волнует. По моим данным был дан запрет на размещение этих новостей не только на федеральном телевидении, но и в других федеральных СМИ. То есть та же ситуация, что с надписью в Ярославле. Новость есть, но новость эта снимается с показа. То есть у нас, когда фейк, тогда у нас должен вступать в силу закон о фейковых новостях.

М. Курников ― Подождите. Вот вы сказали, что давят. А кто давит? Кто бенефициар? Ну кто давит на парламент ингушский, кто давит на главу республики?

Е. Лукьянова ― Мы точно не знаем. Федералы. Потому что любое сейчас недовольство, вот вы спрашивали, какой будет протест. Вот такой. Перекрытие трассы «Кавказ» и выход мужчин старейшего субъекта федерации. В другом регионе это не повторится. Там другие условия. И они настроены очень спокойно, очень вежливо. Но очень жёстко. Хорошо, они сейчас вернутся в дома.

М. Курников ― Зачем это федералам? Зачем сейчас федералам двигать эту границу?

Е. Лукьянова ― Трудно сказать. Есть очень много разных версий. Вплоть до совершенно адской о том, что федералам нужна войнушка внутри страны. И поэтому этот конфликт искусственный. Я думаю, что это совсем конспирологическая версия. Но такая версия тоже бродит где-то на каких-то просторах. На кухнях, по крайней мере, она высказывается. Поэтому нет, федералы действуют неумело. Действуют неправильно. Федералы не чуют под собой земли. Примерно так же было в 90-91 и так же, не чуя под собой земли, действовало ГКЧП. Крючков, те, кто создавали эту историю с развалом Советского Союза, мы видели неуправляемую…

М. Курников ― А в этой модели главы республики — федералы, а не местные. Получается так.

Е. Лукьянова ― Они находятся между молотом и наковальней. Во-первых, где как. Во-вторых, мы тут вступаем в порядок назначения, а это уже функционирование системы. Вот вам и функционирование системы. Привело это к такому разрыву надвое глав республик, ну на двух стульях одной задницей, извините за выражение сидеть неудобно и неэффективно, можно провалиться.

М. Курников ― По поводу федеральных властей. Как они в разных регионах пытаются выстроить собственное население? Я так понимаю, что они начали делать это с самого юного возраста. У нас есть теперь Юнармия…

Е. Лукьянова ― Это самая возмутительная история! Да ладно бы уж учредили бы эту Юнармию, её учредило Министерство обороны, по крайней мере, по инициативе Шойгу. Потом подключились особо замечательные депутаты ГД типа Валентины Владимировны Терешковой, Светланы Хоркиной…

М. Курников ― Спортсмены и космонавты.

Е. Лукьянова ― Хорошо. Но дальше. Дальше министерство обороны подписывает контракты с 4-мя госбанками: ВТБ, Россельхозбанк, Газпром-банк, Сбербанк на спонсорство Юнармии.

М. Курников ― Детская организация. Вы были пионеркой?

Е. Лукьянова ― Была.

М. Курников ― Прекрасно же!

Е. Лукьянова ― Подождите. Пионеркой я была. Но дальше министерство обороны издаёт приказ о том, что дети всех военнослужащих должны быть в этой Юнармии. После этого выдвигается идиотская инициатива опять же о том, что можно к ЕГЭ добавлять баллы при поступлении в вузы. И вот тут — оп (!) — вузы останавливаются и говорят: чё, чё?! Это кого вы нам пришлёте-то? И начинается… Вот Уральский университет отличился. Ну ладно, может быть, мы им набавим, но только на какие-то военные специальности. Я специально полезла сегодня на сайт Уральского университета. У них действительно создан межфакультетский факультет военной подготовки.

М. Курников ― Как военная кафедра.

Е. Лукьянова ― Да, единая военная кафедра на всех. Но там куча всяких других военных вузов. Но уже вчера министерство образования говорит: нет, нельзя приписывать за Юнармию баллы. Нельзя! Ну, опять же, им ведь тоже надо вывернуться. Такая инициатива. Они говорят, что ну можно зачесть эти баллы как волонтёрство. Стоп, какое волонтёрство? Это добровольно-принудительная история, принудительная в основном. Потому что уже договорились до того, что во всех школах будут юнармейцы. А мы смотрим, какие сейчас конфликты в подмосковных школах. Они вывалены в прессу, когда завуч там настаивает, престарелая сумасшедшая настаивает на восстановлении пионерской организации. А дети этого не хотят. Это история ещё не закончена. Но то, что категорически недопустимо, на мой взгляд, вузам приравнивать Юнармию к волонтёрству и давать какие-либо баллы и преференции.

М. Курников ― А почему?

Е. Лукьянова ― Я стучу себе пальцем по голове. Потому что в вузы надо поступать по знаниям. А не по шагистике.

М. Курников ― Да, но волонтёрские всякие баллы засчитываются во всех странах.

Е. Лукьянова ― Но это же не волонтёрство. Это добровольно-принудительно. И как я уже сказала, инициированное государством. И я полагаю, что не только четыре банка со сложной формой собственности спонсируют эту историю. Но я думаю, что ещё гранты получаются. То есть это деньги налогоплательщиков. Спросите меня. Я категорически против.

М. Курников ― Почему?

Е. Лукьянова ― Как налогоплательщик.

М. Курников ― Вам же пионерская организация наверняка давала много полезного.

Е. Лукьянова ― Она давала разное. Она давала и насмешку части ребят над пионерской организацией, и она была всеобщей, другого ничего не было. Не было волонтёрства, ничего не было.

М. Курников ― Подождите немножко, скоро кроме Юнармии тоже ничего не будет.

Е. Лукьянова ― Я думаю, что времена изменились. И конечно, это всё очень и очень печально и очень и очень плохо. Я думаю, что надо перестать выкручиваться министерству образования, чётко отдать на усмотрение вузам эту историю. И установить критерий всё-таки. Очень четко.

М. Курников ― То есть если Юнармия, например, подпишет с каким-то конкретным вузом соглашение, то это нормальная цивилизованная операция…

Е. Лукьянова ― На каких условиях она подпишет соглашение? Давайте так.

М. Курников ― О льготных каких-то…

Е. Лукьянова ― О, надо очень серьёзно посмотреть будет на этот вуз. Я думаю, что и не только… А вузу-то от этого что будет? Шагистика, вузам это невыгодно. Кроме, может быть, военных вузов. Но военным вузам тоже невыгодно. Потому что они хотят нормальные кадры.

М. Курников ― О другом бывшем пионере вас спрошу. О Павле Грудинине, которому не дают стать депутатом ГД. Какой шанс в суде ему это решение оспорить?

Е. Лукьянова ― Вы знаете, меня не очень интересует Павел Грудинин.

М. Курников ― А прецедент сам?

Е. Лукьянова ― Это не первый прецедент. На самом деле совершенно испорчено законодательство о статусе депутата. Оно никогда не предполагало передачу мандата партии произвольно, кроме партии Жириновского, у которого просто в уставе написано: кому хочу. Вот он с первого созыва ГД кому хотел, тому и передавал мандат. Он мог даже сразу после выборов заставить каких-то своих типа прошедших кандидатов снять свои кандидатуры. У него так прямо в уставе написано. Партия одного лидера — чего хочу, то и ворочу.

А вот у нас Конституционный суд вообще-то постановил, что партия должна ну как минимум очень серьёзные основания привести, если она передвигает номер кандидата в депутаты. Очень серьёзные. Или эти промежуточные кандидаты между тем, кто выбыл и тем, кому хотят вручить мандат, они отказались сами. Такое бывает нечасто.

М. Курников ― То есть вы понимаете, почему ЦИК отказывает.

Е. Лукьянова ― Я понимаю, почему ЦИК отказывает. Дело не в этом. На самом деле «Голос» собирается мониторить эту историю. Я считаю, что это предмет отдельного разговора о статусе депутата. Очень хорошо, что попался Грудинин. Мы начнём, рано или поздно эту большую общественную дискуссию. И, наверное, здесь поговорим об этом, рано или поздно.

М. Курников ― Это была Елена Лукьянова. Спасибо, что пришли и ответили на вопросы. До свидания.







ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Елена Лукьянова — достойный доктор юридических наук и прекрасный профессор.
Мало таких осталось в России.
________________________________________

Полностью согласна с уважаемой госпожой Лукьяновой.
________________________________________

Елена, прекрасная передача! И это при таких тупых ведущих.
________________________________________

Да. Например, ведущий мог бы уточнить у Елены Анатольевны, что она имела в виду под актами гражданского неповиновения, и почему она предпочитает их митингам. Лично я с уважаемой Е. Лукъяновой согласен.
________________________________________

В обсуждаемом законе об уважении к власти есть одно рациональное зерно — неуважение к Конституции.

Если какой-нибудь поп заявляет, что вся власть от бога, то это неуважение к статье 3.1: "Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ".

Если какой-нибудь холуй пытается навязать нам национальную идею, то это — неуважение к статье 13.2: "Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной".

Если церковь пытается ввести обязательное изучение основ религии в государственных школах, то это неуважение к статье 14.1: "Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной".

Если какой-нибудь чиновник пытается запретить публикацию достоверных новостей или документов, то это неуважение к статье 29.5: "Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается".

Если полиция задерживает людей на улице, которые никому не создают помех или угроз, то это неуважение к статье 31: "Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование".

Таким образом, принятый закон позволяет привлекать к ответственности нарушителей Конституции, даже не прибегая к помощи Конституционного суда.
________________________________________

Голос разума — это всегда приятно. Несмотря на гадского папу. У Сталина, впрочем, дочка тоже была та ещё антисоветчица.
________________________________________

Умница. Всегда интересно слушать.
________________________________________

Интересная передача — спасибо!
________________________________________



ИСТОЧНИК

Максим Курников

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Власть (0) > Милитаризация (0)
  • Международные события (0) > Украина (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 21.04.2019 - ЛИЧНЫЙ ПРИЁМ ЕВГЕНИЯ РОЙЗМАНА
  • 20.04.2019 - ДЕБАТЫ КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ
  • 19.04.2019 - МЕЖДУНАРОДНЫЕ АСПЕКТЫ ЧЁРНОГО МОРЯ
  • 19.04.2019 - КОГДА НЕТ ИНСТИТУТА ПРАВОСУДИЯ
  • 17.04.2019 - АТАКА НА ИНТЕРНЕТ
  • 16.04.2019 - НАБЛЮДАЯ И КОММЕНТИРУЯ АКТУАЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ
  • 15.04.2019 - БЮДЖЕТ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ
  • 14.04.2019 - НЕРЕАЛЬНАЯ ПОБЕДА И РЕАЛЬНОЕ ПОРАЖЕНИЕ
  • 13.04.2019 - РЕПРЕССИИ РЕЖИССЁРА ЮРИЯ ЛЮБИМОВА СОВЕТСКОЙ ЦЕНЗУРОЙ
  • 13.04.2019 - ПЕРЕХОД К ДЕСПОТИИ
  • 12.04.2019 - РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТКОМИТЕТА ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 12.04.2019 - ДЕМОКРАТИЯ В ДЕЙСТВИИ
  • 11.04.2019 - ОБЪЯВИТЬ ОЗЕРО БАЙКАЛ УЧАСТКОМ ВСЕМИРНОГО НАСЛЕДИЯ ПОД УГРОЗОЙ
  • 11.04.2019 - ОБ УКРАИНЕ ПОДРОБНЕЕ
  • 10.04.2019 - ЗАКОНОПРОЕКТ О НАКАЗАНИИ ЧИНОВНИКОВ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru