Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Международные события > Публикация
Международные события

[05.01.2020]

О СОБЫТИЯХ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

Алексей ВЕНЕДИКТОВ: главный редактор радио «Эхо Москвы»

(ТЕКСТ, КОММЕНТАРИИ)

Алексей ВЕНЕДИКТОВ:


Генерал Сулеймани — человек достаточно известный спецслужбам США, спецслужбам Израиля, и спецслужбам Российской Федерации. Он отвечал за все внешние силовые операции Иранского государства.

Некоторые считали, что он будет следующим президентом Ирана, потому что он был любимчиком нынешнего верховного лидера Ирана Али Хаменеи. Его называли вторым или третьим человеком в иранской иерархии. Первый — духовный лидер, второй — президент, третьим был генерал Сулеймани. Он являлся организатором, и, собственно говоря, никогда этого не скрывал.

Я знаю, что некоторые службы разных стран обсуждали вопрос его ликвидации как террориста, потому что он действовал ровно такими средствами. Его отряды совершали бомбардировки, ракетные обстрелы, налёты и так далее.

Мы все знаем, что президент Трамп пытается выглядеть миротворцем в глазах населения. Он выводил войска, он не начал ни одной войны. Тут мне напоминали, что Обама, Буш, Клинтон — они начинали войны, а Трамп не начал ни одной войны. До поры до времени, — говорил я. И вот это время и наступило.

Конечно, Байден, безусловно, прав, сказав, что Трамп сунул динамит в пороховую бочку. Потому что проблема в последствиях. Мы уже видим некоторые внешние признаки. В аэропортах США уже дежурит национальная гвардия. Уже прошла мобилизация в Израиле, имея в виду, что Нетаньяху прервал свой визит в Грецию, и военный кабинет уже собирался. Израиль ощетинился, потому что, конечно, Ирану удобней нанести удара по Израилю, чем по США, это очевидно — рядом под боком маленькая страна. У саудитов тоже проблемы.

Я думаю, что следствием этого убийства будет и окончательный выход Ирана из ограничения по ядерным программам. Это такой предлог. Они долго искали предлог, теперь они его нашли.

И вторая история — это, конечно, руководитель проиранских шиитских отрядов в Ираке Абу Махди, который погиб в одной машине с Сулеймани. Это Абу Махди организовал нападение на американское посольство. Это был он. Его зафиксировали камеры и так далее. Это означает, что сейчас эти полевые командиры должны выбрать нового, я думаю, более радикального, что приведёт к внутреннему обострению в Ираке. Более того, я прогнозирую, что на следующей неделе соберётся парламент Ирака, который примет резолюцию о выводе американских войск из Ирака.

То есть в этом нестабильном регионе добавится ещё нестабильности. Поэтому мы так долго говорим про ликвидацию и убийство генерала Сулеймани как про спусковой крючок, потому что в любом случае независимо от мотивации ситуация на Ближнем Востоке должна резко обостриться. Хотел бы ошибиться…

                    *   *   *

С. Бунтман ― Добрый день! С наступившим Новым годом вас.

А. Венедиктов ― В YouTube можете нашу запись смотреть в прямом эфире.

С. Бунтман ― Да, да. Друзья мои, сегодня некоторые изменения в программе.

А. Венедиктов ― Люди в отпуске. Мы записали с Эдвардом Радзинским передачу «Сталин и Иван Грозный». Это первая этого цикла.

Теперь мы занимаемся актуальностью. И давай про генерала Сулеймани и всё, что с этим связано.

А. Венедиктов ― Надо понимать, что в отличие от всяких политических криков и визгов, и всего прочего с разных сторон, решение об уничтожении этого генерала носило как стратегический, так и конъюнктурный характер. Нет одного простого ответа. Генерал Сулеймани — человек достаточно известный спецслужбам США, спецслужбам Израиля, и спецслужбам Российской Федерации. Чтобы вы понимали, он отвечал за все внешние операции Иранского государства. Имеется в виду не экономические, а силовые. Вот этот его элитный отряд Аль-Кудс, что в переводе означает Иерусалим.

Для сравнения можно было, наверное, сказать, это как часть Главного разведывательного управления (ГРУ), имея в виду элитные ударные отряды. Он занимался созданием проиранских парамилитарных, то есть полувоенных организаций в Сирии, Ливии, в Ливане, соответственно, в Ираке, то есть на внешнем контуре Иранского государства. В этом смысле если говорить о его политической деятельности, а не военной, то он, конечно, занимался внешней политикой и курировал, в том числе, иранскую разведку в стране и регионе.

Некоторые считали, что он будет следующим президентом Ирана, потому что он был любимчиком нынешнего верховного лидера Ирана Али Хаменеи. Его называли вторым или третьим человеком в иранской иерархии. Первый — духовный лидер, второй — президент, третьим был генерал Сулеймани. Он являлся организатором, и, собственно говоря, никогда этого не скрывал, разного рода атак на американские учреждения, на американские военные базы, при этом одновременно с этим в момент борьбы с ИГИЛом, запрещённым на территории Российской Федерации, он являлся союзником коалиции по борьбе с ним. И его отряды Аль-Кудс, а также вот эти парамилитари отряды, которые он курировал, боролись с ИГИЛ (организация запрещена в России) тоже. То есть там всё не очень просто.

Более того, я знаю, что некоторые службы разных стран обсуждали вопрос его ликвидации как террориста, потому что он действовал ровно такими средствами. Его отряды совершали бомбардировки, ракетные обстрелы, налёты и так далее. И в некоторых странах приходили в выводу, что лучше пусть будет он, как знакомый, тем более что его окружение тоже достаточно хорошо знакомо и частично инфильтровано другими спецслужбами. А если сейчас придёт какой-то новый, то начёт зачистку.

Хотя Сулеймани являлся одним из сильных стратегов, направленных на превращение Ирана в лидеры Ближнего Востока, он был одним из инвестигаторов ирано-иракской войны. Именно там он получил боевую закалку в 1979-ом году. Поэтому этот человек был очень эффективным.

Теперь что касается причин его уничтожения. Их надо помещать в контекст. Вообще, есть контекст, собственно, внешний, и есть контекст внутренний, американский. Мы все знаем, что президент Трамп пытается выглядеть миротворцем в глазах населения. Он выводил войска, он не начал ни одной войны. Тут мне напоминали в вопросах, что Обама, Буш, Клинтон — они начинали войны, а Трамп не начал ни одной войны. До поры до времени, — говорил я. И вот это время и наступило.

Давайте поместим в контекст сначала регионы. Война там идёт давно. Противостояние Ирана и США идёт во всём регионе. Но при этом до прямых столкновений не доходило. Известны два случая. Один — июньский, когда иранские силы сбили американский беспилотник. И Трамп уже дал приказ наносить ответный удар, но потом его отменил. Его убедили, что сбить беспилотник — это не есть красная линия для начала прямых боестолкновений.

Второй случай — это была атака на союзников — на Израиль. Саудовские эти нефтяные поля со стороны йеменских, проиранских этих отрядов, которые курировал Сулеймани. И опять уже была готова, скажем так, атака. Но Трампа убедили, что не стоит этого делать — сами саудиты как бы справятся. И, кажется, что в иранском руководстве подумали об этой позиции Трампа как о слабости. Тут же вспоминаются братья Стругацкие. Там есть в «Попытке к бегству» такая фраза. «Вот они понимают, что вежливость — это слабость». Они ничего, кроме грубой силы не понимают.

Видимо, была совершена ошибочная оценка готовности Трампа накануне выборов президента в США сменить этот образ голубя на образ ястреба, и началась эскалация, грубо говоря. Я напомню, что американские войска и американские базы в Ираке находятся в соответствии с соглашением с действующим правительством Ирака, которое признаётся всеми. Это международно-признанное правительство.

И в декабре эти проиранские шиитские силы в Ираке совершили налёт на одну из американских баз, в результате которых погиб впервые за долгое время первый американский гражданин, контрактник гражданский. Совершила это нападение иракская, то есть местная, проиранская группировка Катаиб Хезболла, часть Хезболлы, которую контролировал Сулеймани и Абу Махди — это иракский человек.

В ответ на это США, Трамп приняли решение совершить репрессию. Были атакованы лагеря этого Катаиб Хезболлы, где погибло 25 и 60 бойцов было ранено. В ответ на это во время похорон этих бойцов была предпринята атака на американское посольстве в Багдаде. Помещаем это в контекст, которым, собственно, руководил этот Абу Махди, который был в одной машине с Сулеймани, когда они погибли. Ну, вы все видели кадры, я не буду подробно рассказывать.

И в ответ на это было принято решение окончательно уничтожить Сулеймани. Все были уверены, что он эту всю эскалацию поднимает. То есть операция разрабатывалась с конца декабря, то есть как раз, когда началось обострение. Началась операция по поиску Сулеймани, когда погиб американский гражданин. Чтобы было понятно. Потому что Катаиб Хезболла находится под прямым руководством иранской организации под руководством иранского генерала. Кстати, Сулеймани прибыл в Багдад не по приглашению иракского правительства.

Конечно же, Трамп, примеряя мундир Верховного главнокомандующего, имеет в виду импичмент и выборы. Конечно, для американского общественного мнения вот такой Трамп, который всё время грозит Ким Чен Ыну или Мадуро, или верховному лидеру Ирана, принимает решение, которое сравнивают с убийством Аль-Багдади и бен Ладена. Поддерживающие Трампа элиты, газеты, журналы, крайне правые консервативные каналы сравнивают это с убийством бен Ладена. То есть вот Трамп — молоток! Вот, значит, наконец, воспрянул духом. Это происходит ровно тогда, когда запущена процедура импичмента и ровно тогда, когда начинают разворачиваться праймериз.

У его политических противников внутри Америки, конечно, слабая позиция. Конечно, Байден, безусловно, прав, сказав, что Трамп сунул динамит в пороховую бочку. Потому что проблема в последствиях. Мы уже видим некоторые внешние признаки. В аэропортах США уже дежурит национальная гвардия. Уже прошла мобилизация в Израиле, имея в виду, что Нетаньяху прервал свой визит в Грецию, и военный кабинет уже собирался. Израиль ощетинился, потому что, конечно, Ирану удобней нанести удара по Израилю, чем по США, это очевидно — рядом под боком маленькая страна. У саудитов тоже проблемы.

То есть, может ли это вызвать эскалацию в регионе? Да, может. Пока и ситуация и позиция, я вам могу сказать, иранского руководства и российского руководства, которые, безусловно, являются в этом союзниками, умеренные. У каждого своя умеренность. Но, безусловно, это добавляет нестабильность, несмотря ни на какие мотивы — и внешние и внутренние, несмотря ни какие причины внешние и внутренние. Это абсолютно точно. Убийство Сулеймани — это первое убийство за много лет государственного деятеля страны, чьё правительство признано на международном уровне. И хотя Сулеймани находился в санкционном списке ООН за ядерную программу, я думаю, что следствием этого убийства будет и окончательный выход Ирана из ограничения по ядерным программам. Это такой предлог. Они долго искали предлог, теперь они его нашли.

Ещё раз: это не убийство полевого командира. Это не местный там Моторола или Гиви. Это третий человек в иерархии руководства Ирана. Его убили ракетой с дрона.

И вторая история — это, конечно, руководитель проиранских шиитских отрядов в Ираке Абу Махди, который погиб в одной машине с Сулеймани. Это Абу Махди организовал нападение на американское посольство. Это был он. Его зафиксировали камеры и так далее. Это означает, что сейчас эти полевые командиры должны выбрать нового, я думаю, более радикального, что приведёт к внутреннему обострению в Ираке. Более того, я прогнозирую, что на следующей неделе соберётся парламент Ирака, который примет резолюцию о выводе американских войск из Ирака.

Это не удалось сделать в мае, не набрали большинство голосов. Сейчас уже вот эта Катаиб Хезболла грозится опубликовать списки с домашними телефонами и адресами тех депутатов, которые попробуют заблокировать решение о выводе американских войск. То есть в этом внутренне нестабильном регионе добавится ещё нестабильности. Поэтому мы так долго говорим про ликвидацию и убийство генерала Сулеймани как про триггер, как спусковой крючок. Поэтому в любом случае независимо от мотивации ситуация на Ближнем Востоке должна резко обостриться. Хотел бы ошибиться…

С. Бунтман ― Ещё два вопроса. Многие здесь спрашивают: рейтинг Трампа от этого повышается?

А. Венедиктов ― Пока не вижу. Я смотрю каждый день рейтинги. Первое: думаю, что это вызовет консолидацию его сторонников — консервативных республиканцев, которые любят играть мускулами, хотя не любят, чтобы страна воевала. Вторая история: это повлияет на колеблющихся, которые видели в Трампе только крикуна и павлина, который только из-за ворот кричит «Я тебя урою», но ничего не делает.

Теперь вот он урыл. То есть, я думаю, насколько пунктов он получит, не потеряет. И третье, это серьёзный аргумент: конечно, страна сейчас на пороге большой войны, а вы пытаетесь импичмент главнокомандующему устроить! Вы чего, больные? Мы должны сплотиться вокруг Верховного! Вот такая будет риторика.

С. Бунтман ― И второй вопрос: хоть намеком предупредили израильское правительство, нанося удар по Сулеймани?

А. Венедиктов ― Насколько я знаю, нет, не предупредили ни израильское правительство, ни оперативный штаб НАТО. Очень небольшой круг советников это обсуждал. Из невоенных мы знаем только трёх человек, кроме Трапа. Это советник по национальной безопасности Брайен, это госсекретарь Помпео и это вице-президент Пенс.

Я должен сказать, что Помпео отменил очень важный визит. Он должен был лететь таким образом: в Киев, потом в Минск впервые за 25 лет, первая встреча Лукашенко с госсекретарем США. Затем он должен был лететь в Казахстан, где планировалась встреча с обоими лидерами, и потом должен был лететь куда-то с министром иностранных дел Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана, Казахстана. И вдруг он отменяет поездку. Понимаете, при современных средствах связи координировать историю с посольствами в самолёте — ничего страшного. Он отменяет поездку. Я понял, что там что-то не то. Что там координировать? Тем более что прошёл приказ: уходить от посольства. А он остаётся. Видимо, вот и была эта попытка штурма посольства.

Надо напомнить, что Трамп в это время был в отпуске во Флориде в своём клубе. И он по защищённой связи проводил конференцию с генералами и представителями Пентагона, которые осуществляли оперативные действия по устранению Сулеймани. Они дождались, пока машины отъехали от аэропорта, верифицировали, что в машине находятся и Сулеймани и Абу Хашди — и тремя ракетами две машины сожгли.

С. Бунтман ― Ещё один вопрос: Обязательно ли возможно решение иракского парламента для американцев о выводе войск?

А. Венедиктов ― Американцы сейчас находятся по соглашению с правительством. Иракский парламент может обязать правительство это решение денонсировать. Вот, собственно, юридическая основа такая. Сейчас американские базы находятся в Ираке на законном основании. Могут находиться на незаконном. Но тогда у них будут дополнительные проблемы, скажем так.

С. Бунтман ― Но если американцы оттуда уйдут, там образуется очень опасный вакуум. Просто чудовищный!..

А. Венедиктов ― Здесь я не специалист. Сейчас принято решение перебрасывать на Ближний Восток ещё 3 тысячи американских военнослужащих. Вот оно последствие пошло. Эвакуируются все американцы из Ирака, в том числе — внимание! — сотрудники нефтяных компаний, которые там работали. Значит, американские нефтяные компании находятся под ударом. Там такая каша заваривается… Она бы и так заварилась, но убийство Сулеймани всё это сдетонировало. Франц Фердинанд такой…

С. Бунтман ― Есть другие темы, сейчас что волнует наших слушателей в Ярославле и в области.

А. Венедиктов ― В Ярославле и в области собственник лицензии и собственник частоты принял решение заменить — это его право — «Эхо Москвы» на другую радиостанцию, музыкальную, которая, кажется ему, принесёт больше денег, славы и так далее. Это его право. Мы пытались договориться, но не договорились, поэтому вам придётся слушать нас в Интернете.

С. Бунтман ― Вот, дорогие друзья, я бы сразу хотел ответить на один вопрос ко мне про Польшу, что от еврейской перенаселённости Польша входила и в Лигу наций и изучала вопросы эмиграции с созданием Палестинского государства.

Я цитировал примечание к сборнику документов Юзефа Липского. Это как раз тот самый документ, который цитировал президент Путин. Вот о чём шла речь. Дело в том, что после всевозможных событий 1920-х годов еврейское население сконцентрировалось в нескольких больших городах Польши, таких, как Белосток, Станиславов и Варшава. То есть там собралось 30–40% еврейского населения. Далее на селе при общей перенаселённости Польши оставались массы еврейского населения, компактно проживавшего, оставались без средств к существованию.

Эту проблему польское правительство решало всячески, в том числе, и поддержкой сионистского движения Владимира Жаботинского, который говорил о расширении территории Палестины. С этим Польша входила в Лигу наций. Всего было перед войной в Польше 3 миллиона 350 тысяч еврейского населения. Вот, что я имел виду, рассказывая про густоту населения, которое представляло экономическую, прежде всего, проблему. Её пытались решить, в частности, с помощью эмиграции. Но когда немцы перестали штамповать паспорта и выгоняли польских евреев с немецкой территории в 1938-ом году в октябре-ноябре, то тогда польское правительство всех приняло назад и обещало выслать такое же количество немцев из Польши.

Вот в каком контексте, уважаемый слушатель, я говорил об этом. Ссылки на документы есть на книжку Полага Малиновского «Статистика междувоенной Польши». Я надеюсь, что мой ответ вас удовлетворил.

С. Бунтман ― Мы продолжаем, дорогие друзья. И есть ещё некоторые вопросы. Вот, например, имел ли Трамп право на ответ, право на защиту и своих граждан, и себя, организовав ответную акцию Соединённых Штатов против Сулеймани?

А. Венедиктов ― Вопрос в том: это усиливает безопасность или это усиливает опасность? Или это вопрос мести? Ну, мы с вами знаем, как работает месть вообще в истории человечества, кровная месть «семья на семью». И каждая следующая месть вызывает новую месть. Это одно видение истории. Вполне себе старинное.

Другое дело, если это делается с точки зрения безопасности. Я здесь, пожалуй, согласился бы скорее с Байденом, что это похоже на то, как сунуть динамитную шашку в пороховой погреб.

С. Бунтман ― При этом вся первая часть заявлений Байдена — это отсутствие какой бы то ни было симпатии к Сулеймани. Но что из этого получится, что безопасность от этого уменьшается, понижается?

А. Венедиктов ― Нет, смотрите, вот ликвидация террористов, которые в нашей стране… Что мы всё про Америку-то будем говорить и про Ирак? Ликвидация террористов рассматривается с двух сторон — как наказание и как обеспечение безопасности. И каждый из вас может сам замерить, насколько эффективно обеспечение безопасности на длинный срок. Вот и вся история. Мне кажется, что исходя из того, что я знаю о джихаде, и что я читал о джихаде, это не усиливает безопасность тех же американцев не только в Ираке, не только на Ближнем Востоке, но и собственно в Америке.

Но президент Трамп принял решение, считает, что это усиливает безопасность, что это ослабит проиранское движение, что это ослабит позиции Ирана, который официально спонсирует терроризм, — мы это знаем. Все эти Хезболлы, которые признаны террористическими организациями, в том числе Организацией Объединённых Наций (только Россия не признаёт), они спонсируются, поддерживаются и, как мы просто знаем, руководятся органами, которые созданы были и подчинялись Сулеймани. Поэтому эта тема такая. Мы же не про мораль, правильно? Ну, убивать — нехорошо. Вы же меня спросили про эффективность.

С. Бунтман ― Про эффективность.

А. Венедиктов ― Вот я отвечаю, что здесь мне кажется эта история похожа на месть. Давно на Сулеймани возлагалась ответственность — и он, в общем, это не скрывал — за гибель значительного количества, в том числе, американских граждан, американских военных. И даже тут ходили некоторые соображения, что сомнительно, что именно он принимал участие в подготовке теракта 11-го сентября. Ну, судя по тому, как это было организовано, следов не прослеживалось. И в отчёте Конгресса не было иранского следа, там был как раз саудовский след.

Поэтому, на самом деле, вот выбор. Не дай бог нам сидеть с вами и выбирать. Может, те, кто слушал моё интервью с Лукашенко, вспомнит, как я спросил: «Какого это — подписывать смертные приговоры?». Собственно говоря, Трамп подписал смертный приговор. Но одно дело — когда президенты подписывают смертные приговоры по вынесенному судом решению после многих процедур. И вы слышали ответ Лукашенко. Могу вам сказать, что, скажем, Михаил Сергеевич Горбачёв просто отказывается на эту тему говорить. А он подписал очень много смертных приговоров, чтоб было понятно. Что это такое — подписать смертный приговор?

Правда, он не он выносил такое решение. Но он отказывал в помиловании. А это и есть подписание смертного приговора… Вот и Трамп сейчас таким образом подписал внесудебный приговор. Ну, если уж так говорить, то у нас такая же процедура существует, мы это все прекрасно знаем. Что тут лицемерить? Совсем недавние истории, которые были. Поэтому это вопрос в данном случае, если вы сидите на месте президента Трампа (или президента Путина, — неважно), у вас вопрос эффективности, как вам кажется. Это не значит, что так есть на самом деле.

С. Бунтман ― Перейдём вот к этому совершенно замечательному углеводородному нашему треугольнику — Россия, Украина, Беларусь. Как-то празднично вроде бы договорились.

А. Венедиктов ― Обычно это конец декабря — начало января… Договорились… А на самом деле это же тоже вопрос достаточно сложный. Это так вот в пропагандистских целях или в агентских сообщениях — прекратили, не прекратили… Вот, например, история с непоставками нефти в Беларусь, с остановкой поставки нефти. Когда начинаешь уже копаться, ковыряться, ты видишь, что, с одной стороны, действительно поставок нет, и Беларусь живёт на двухнедельном запасе нефти; с другой стороны, ты знаешь точно, что президент приказал договориться Новаку, «Транснефти», «Роснефти»; а с третьей стороны, «Транснефть» говорит: «А они нам не заказывали. А Беларусь нам не заказывала», а Беларусь говорит: «Подождите, а по ценам же не договорились». То есть понимаешь, да?

То есть, на самом деле, это на тонкие волокна расщепляется. И, конечно, интересно посидеть внутри. Но при этом все понимают политическую составляющую. И все понимают, что основной причиной вот этой недоговорённости не являются 23 рубля туда или сюда. А является то, что пакет из 31 протокола, в котором не согласован вообще протокол о создании наднациональных органов. Пока не больших, но наднациональных. Ещё не парламент, не президент, я имею в виду, а там общий таможенный орган — оперативный штаб таможенный, или общая комиссия по радиочастотам.

Вот это является основной причиной кризиса. И когда Лукашенко сказал опять-таки в интервью «Эху», не могу не похвастаться: «Из ударных моментов, которые мы не пропустили, о том, что тогда будет реверс, будет обратная история — из Европы будем гнать назад», ну, это вызвало определённые ужесточения у тех с российской стороны, которые вели переговоры. Я, просто, это знаю. Это не догадки.

С Украиной та же самая история. Да, в принципе, договорились, но при этом транзит газа упал в 5 раз по соотношению: декабрь-декабрь. 31-го декабря договариваться — это хорошая забава наших «газпромовских». Поэтому, на самом деле, я думаю, что ничего страшного не случилось сейчас ни для Беларуси, ни для Украины, тем более ни для России, ни для Европы, куда идёт транзит. История заключается в том, что выставляются новые флажки. Это история не 2020-го, а 2021-го года, потому что договорились по ценам на 2 месяца, чтобы взяли тайм-аут, чтобы за эти 2 месяца президенты сказали: «Ну, вот 2 месяца делайте так, а потом договоритесь». Ну, хорошо, будет и так. То есть 2 месяца отсрочки. Так и будет.

Но самое главное — это 2021-й год. Это год, когда необходимо будет принимать решение по транзиту в России, по форме транзита. Это год выборов в Государственную Думу, которая будет законодательно обеспечивать этот транзит. И это собственно начало транзита. Поэтому ничего неожиданного нет.

С. Бунтман ― Здесь задают вопросы про то, был ли передан привет от Александра Лукашенко Михаилу Сергеевичу Горбачёву?

А. Венедиктов ― Да, был передан привет от Михаила Сергеевича Александру Григорьевичу и, соответственно, от Александра Григорьевича я передам привёт Михаилу Сергеевичу. Конечно, был.

С. Бунтман ― Будет ли когда-нибудь беседа с Зеленским?

А. Венедиктов ― Ну смотрите, я написал по тем адресам, которые у меня были. Все прочитали. Ответа нет. Наверное, все на праздниках. Это вопрос не ко мне, это вопрос к президенту Зеленскому, вообще-то, если честно. Но мы вот ждём ответа. Слушайте, между моей просьбой об интервью, о котором я договаривался напрямую с президентом Лукашенко и согласием, прошло полтора года. Ну, президенты так живут. Мы же никуда не торопимся, правда? Это они должны торопиться. Сегодня они президенты, завтра они не президенты. А мы-то чего? Вот «Эху» 30 лет уже. Ну, мы на месте.

С. Бунтман ― Далее. Как ты можешь прокомментировать ответ премьер-министра Польши Путину?

А. Венедиктов ― Ответ премьер-министра Польши — абсолютно бюрократический ответ: это всё неправда и всё… Ну, это же всё как бы не ответ, это всё как бы декларации публичные. Ну что, мы его опубликовали, вы его прочитали. Моё мнение по поводу того, что вот вся эта история, связанная с Польшей, заключается в том, что Путин считает, как я понимаю, что его хотят исключить из вот этого пула победителей 1945-го года. Не победителей для него, а тех, кто потом делил мир и переделил мир. То есть те люди, которые сидели в Ялте, они хотят исключить его из ялтинско-потсдамского будущего процесса.

Я уже говорил неоднократно, что, на мой взгляд, Владимиру Путину кажется, что мир устойчив был, когда был результат раздела сфер влияния между державами-победительницами. Исключить нас — Россию, Советский Союз — из списка держав-победительниц, сделать ответственными на только за победу, но и за развязывание Второй мировой войны — это в позиции Путина означает исключить нас из числа победителей. И раз мы будем исключены из числа победителей, раз поставлено под сомнение наше право быть в числе победителей, это значит, поставлено под сомнение наше право участвовать в переделе мира. И вот это он не может пережить.

С. Бунтман ― А то, что исключают из числа победителей — это ему так кажется?

А. Венедиктов ― Я его так трактую.

С. Бунтман ― Да, да, да. И поэтому он продаёт в пакете: если вы признаете нашу победу, то тогда признавайте и пакт, что он был хороший. То есть если отрицаете пакт, то значит, вы отрицаете победу. Это, мне кажется, неверная дихотомия какая-то такая.

А. Венедиктов ― Но ты же не президент Российской Федерации.

С. Бунтман ― Нет.

А. Венедиктов ― Ну а я говорю о позиции страны, которая олицетворяется президентом. Я думаю, что если человек так думает и так действует, имея все рычаги, я думаю, что он считает, что таким образом те, кто ставят на равную доску в 1939-ом — 1941-ом годах нацистскую Германию и коммунистический Союз, они хотят скомпрометировать наше право как победителей на участие в ялтинско-потсдамском разделе мира, имея в виду не 1945-й год, а какой-нибудь 2021-й.

Я же говорил о том, что Путин черпает свою легитимность в победе 1945-го года. Не в выборах, а как наследник победителей. Это такое видение его личное, на мой взгляд, и его команды. Поэтому вот основа, почему мы великая держава, не только потому, что у нас есть ядерное оружие, а потому, что мы победили фашистскую гадину совместно вот с этими, с этими, с этими. Теперь эти, которые были нашими сопобедителями, хотят нас выкинуть из этого пула и основываются на 1939-ом годе. Вот как это строится.

С. Бунтман ― Это мыслительное такое построение, да?

А. Венедиктов ― Это не мыслительное, это политическое построение.

С. Бунтман ― Да. Был бы любой гражданин другой, а не президент Российской Федерации, это было бы — ну и ладно. Но это…

А. Венедиктов ― Но это президент Российской Федерации…

С. Бунтман ― Да. Вопрос ещё: «Что это Эрдогану понадобилось в Ливии?».

А. Венедиктов ― А что это Ирану понадобилось в Ираке? Межрегиональные державы — суннитская Турция и шиитский Иран. Они реально борются — вот если совсем уйти в глубину — за то, какая из этих держав будет региональной главной державой. Вот и всё. В Ливии же генерал Хафтар, который наступает сейчас на признанное ООН правительство и который являет полную поддержку Российской Федерации… Он здесь был, и в переговорах с ним участвовал небезызвестный Пригожин. И там от 2 до 3 тысяч бойцов Вагнера, как утверждает президент Эрдоган, говоря слово «Вагнер».

Это уже не какие-то там журналюги, это президент-союзник России это утверждает. Парламент Турции одобрил посылку войск, и туда сейчас пойдут, как любит у нас Владимир Владимирович говорить, по приглашению законного правительства Ливии туда турецкие войска. И там будут столкновения с иранскими интересами, конечно же.

С. Бунтман ― О да. Ну да, да. Может всё и подвзорваться, на самом деле, конечно.

А. Венедиктов ― Или подвзорвётся.

С. Бунтман ― Да. Ну, конечно, Ливия — всё-таки это чрезвычайно важная для Ближнего Востока территория.

А. Венедиктов ― Ну, Ирак — тоже важная.

С. Бунтман ― Да, но Ирак, он там на Среднем Востоке, а Ливия — всё-таки Африка, хотя всё это близко считается.

А. Венедиктов ― Ну, Ливия, Сирия, Израиль — там вообще всё близко. Африка, не Африка. Там вообще всё близко. Это вообще единый клубок сейчас. И вот это противостояние Турции и Ирана, а тот и другой — наши союзники! Недаром мы их вс` время пытались собрать на сирийском треке. Ну, национальные интересы страны важнее, чем интересы Российской Федерации. Так я трактую турецкую позицию.

С. Бунтман ― Здесь вопрос в уточнении: «На ч`м основывается ваше умозаключение, что Путин строит свою легитимность, в частности, и от пакта Риббентропа-Молотова?».

А. Венедиктов ― Я не сказал, что он строит свою легитимность от пакта Риббентропа-Молотова. Я так не говорил. Я говорил о том, что Путин строит свою легитимность от 9-го мая 1945-го года, от победы. Поэтому не надо меня корректировать.

С. Бунтман ― Но он же привязывает иуда и пакт.

А. Венедиктов ― Он не привязывает пакт. Это неправда. Он борется за то, в его понимании, чтобы Советский Союз — такой же победитель, а то и больший победитель фашистской Германии — не был скомпрометирован началом Второй мировой войны. А моё умозаключение основывается на моих а) наблюдениях и б) моём общении с разными людьми, включая президента Российской Федерации (и нынешнего, и предыдущего), скажем так. Я свои умозаключения строю, исходя из своего накопленного опыта наблюдения и общения. А вы как свои умозаключения делаете? Наверное, так же.

С. Бунтман ― Понятно. Здесь спрашивают: «Будет ли с 13-го числа программа Егора Жукова у нас?».

А. Венедиктов ― Да, с 13-го числа программа Егора Жукова у нас будет. То есть она будет с 15-го, со среды, с 16 до 17. Мы как раз все праздники переписывались. И вчера Егор мне прислал определённые дополнительные предложения. Я их сейчас рассматриваю. И мне они нравятся. И 15-го в 16 часов числа должна выйти его первая программа с условным названием «Условно ваш».

«Утренний разворот» у нас теперь будет на час раньше. Социология показала, что люди на час раньше сейчас встают, на час раньше выезжают из дома на работу. И правильнее было бы, чтобы живые ведущие с ними общались, когда они уже находятся в активной фазе. Мы приняли это довольно сложное логистическое решение. Мы его ещё дорабатываем. Но «Утренний разворот» будет с понедельника по пятницу начинаться с 7 утра.

С. Бунтман ― «Пожалейте ведущих. Не надо с 7 утра». Ведущие с энтузиазмом, дорогие товарищи, восприняло это решение. И это было решение их сначала.

А. Венедиктов ― Предложение их.

С. Бунтман ― Нормально. Мы предлагаем, а вы там уже судите дальше совершенно предметно. Если вернуться к истории, в 2020-ом году очень много других юбилеев. Там ожидаются очень многие обратки к историческим воззрениям президента Путина.

А. Венедиктов ― Ну и пусть.

С. Бунтман ― Например, в июне — Балтийские страны. Тут 80-летие будет их присоединения.

А. Венедиктов ― Я не очень понимаю. На самом деле, мы не историческое радио.

С. Бунтман ― Абсолютно. Хотя у нас много исторических передач.

А. Венедиктов ― Мы не историческое радио. И мы не строим свою программу в зависимости от разного рода событий. Мы не превращаем нашу программу в программу «Ну и денёк» 24 часа.

С. Бунтман ― А я не про радио говорю. Я про то, что очень много будет политических обраток со стороны Европы.

А. Венедиктов ― Мы будем их освещать. Ну и пусть будет.

С. Бунтман ― Нет, это осознаётся как трудность для России или наплевать в руководстве, как ты думаешь?

А. Венедиктов ― Не знаю. Я это с руководством России не обсуждал, если честно. Но понятно, что год будет трудным. И я думаю, что главная трудность — всё-таки будет Ближний Восток, на самом деле. Потому что из Европы, на мой взгляд, в отличие от руководства России, если исходит опасность, то она минимальная. У меня же была такая забава раньше — когда были встречи с Путиным, я говорил: «А давайте вы прорейтингуете географические угрозы. Вот есть Запад — НАТО, есть Юг — ислам, есть Китай — Юго-Восток. Вот угрозы так». Ну, все смеялись, говорили: «Ну, ты упрощаешь». Прорейтингуем.

И довольно долго где-нибудь года этак до 2008-го, до конца медведевского срока на первом месте стояла южная угроза, вот исламский фундаментализм, радикализм и так далее. Ну и там, естественно, ещё остатки войны в Чечне бушевали. И если террорист, то был, соответственно, исламский. И где-то начиная с 2013-го года, пожалуй, — и это я спросил тогда даже не у Путина, а у Сергея Борисовича Иванова, потом и у Путина — и на первое место стала выходить по угрозам обобщённого Запада, то есть НАТО; на втором месте — исламский терроризм, фундаментализм; на третьем — Китай. Китай всегда был на третьем месте.

Поэтому, на самом деле, я считаю, что с Юга угроза страшнее. И нестабильность южная, которая, кстати, вызвана дополнительно ликвидацией Сулеймани, должна привести к нестабильности и к возрастанию угроз с Юга. Так мне представляется. Поэтому угрозы со стороны НАТО в этом смысле, военной угрозы, угрозы физической, на мой взгляд, не просматривается.

С. Бунтман ― Скажи мне, на каком месте Китай сейчас стоит по угрозам?

А. Венедиктов ― У них на третьем. Ну, из этих трёх — на третьем.

С. Бунтман ― Всё-таки они предполагают, что угроза Китая сузествует?

А. Венедиктов ― Ну конечно. Это, конечно, угроза экономического давления и демографического давления. Слушай, там не дебилы сидят. Просто, считают, что эту угрозу можно купировать договорённостью с Китаем. Я так не считаю. Но им виднее.

С. Бунтман ― Ну что ж, хорошо. Вот мы и начинаем этот год. Здесь очень смешно: «Ну и год будет. О, майн год». Молодцы! Друзья, спасибо вам за лайки, в больших количествах которые вы поставили, и также просмотры. Вот 6726 зрителей.

А. Венедиктов ― Неплохо.

С. Бунтман ― 475 лайков, а дизов 105.

А. Венедиктов ― Да. Ну и в следующем часе Эдвард Радзинский вам всё расскажет про Ивана Грозного и Путина.

С. Бунтман ― Это не старая запись, это специально сделанная для этого дня запись.

А. Венедиктов ― И она ещё не была в эфире.

С. Бунтман ― Она ещё не была в эфире. Так что спасибо большое! Всего всем доброго!



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

То есть, старика Сулеймани, несмотря на все его меры предосторожности с конспирацией, двойниками, переодеваниями и криво приклеенными фальшивыми бородами, могли запросто прихлопнуть, как комарика, ещё много-много лет тому назад, просто терпели, резонно полагая, что хорошо изученный вполне предсказуемый и набитый инфильтрованным окружением убийца-террорист гораздо безопаснее, нежели новая свежая не такая предсказуемая фигура. Да, есть над чем призадуматься, однако…
________________________________________

Представьте подобную ситуацию, когда Россия убивает террориста на территории другой страны. Какой поднялся бы вой на Западе! И поднялся, когда Россию обвинили в убийстве грузинского террориста в Германии. А Америке значит, можно это делать везде и когда захотят. И ООН помалкивает.
________________________________________

А Россия в Сирии разве не этим же занимается?
________________________________________

Россия в Сирии помогла сирийской армии разгромить игиловцев, которые до прихода наших ВКС захватили 80 % сирийской территории. И находится в Сирии по согласию с сирийским правительством. А вот США там совершенно незаконно, по-пиратски. Воруют нефть.
________________________________________

В Дохе в Катаре ликвидаторы ГРУ убили Зелимхана Яндарбиева. А в Дубаи депутат Госдумы с золотым пистолетом Адам Делимханов убил Сулеймана Ямадаева. А в Лондоне будущий депутат Госдумы Луговой отравил Александра Литвиненко…

Так что у России ОРОМНЫЙ опыт уничтожать россиян не только в РФ, но и за пределами России. Ну, и где поднятый вой? Может ООН озаботилось хоть бы по поводу убийства агентом ГРУ в Германии россиянина? Походу все помалкивают кроме Катара, Эмиратов, Великобритании и Германии. А по поводу уничтоженного иранского террориста Сулеймани вой подняли только в России, а также террористы ХАМАС, Хизбаллы и в самом Иране…
________________________________________

Речь не об этом. Суть в том, что США попрали международное право убийством иранского генерала и неважно, плохой он, или хороший. Тем самым подают пример того, что и другим странам можно убить американского генерала везде, где захотят.
________________________________________

Понаблюдайте за Пархоменко. Он совсем плох. Заявил, что российская армия воюет в Донбассе с целью захватить всю Украину, но завязла там. Украинские героические вооружённые силы отбивают все атаки. Не пора ли вызвать ему психиатра прямо в студию Эха? И почему Пархоменко с такой ненавистью говорит о России, но не отказывается от российского гражданства? Не логично ведёт себя.
________________________________________

А почему Пархоменко должен отказываться от российского гражданства? Он любит свою Родину, но его, как и многих, не устраивает то, что в ней творится. Разве не так?
________________________________________

А что в России "творится"? Укрепление суверенитета и мощи армии. Ему конечно не по вкусу.
________________________________________

Клин между двумя семьями одного славянского народа — россиянами и украинцами, — выдумывая всякие "Новороссии", вбивают жидомасоны, действуя по принципу "разделяй и властвуй". Пархоменко, вспомнив о своей фамилии, ведет себя как типичный хохол, не даёт им взять верх.
________________________________________

Российские властные пошляки дружат с экстремистским и террористическим Ираном, защищают его.
________________________________________

Апрель 2016 г.
"...Россия (Путин) полагает, что она вместе с Киргизией, Таджикистаном, Узбекистаном, Пакистаном, Сирией, Венесуэлой, Ираном, Кубой, КНДР и т.п. создадут «полюс силы» путём объединения режимов, у которых общее только то, что все они отвергают современную политику свободы, демократии, прав человека и всеми силами противостоят ЕС и США.

Вот она — «многополярность»! Вот они — страны-«герои», которые, наконец, лишат американцев и европейцев доминирующего положения в мире и заставят считаться с Россией!

На самом деле вся эта «полицентричная архитектура» — это всё пустое. В отличие от СССР, Россия никаким полюсом не является, так как нет у неё никакой «сверхидеи» взамен обанкротившейся советской, нет особой философии или лидерской идеологии, нет ни стратегии (ни национальной, ни глобальной), ни практики её внедрения.

Есть слабая авторитарная провинциальная система полукриминального националистического типа, существующая на деньги от продажи сырья. Это означает дальнейшее закрепление страны на периферии глобального развития и её изоляцию.»
http://www.yavlinsky.ru/news/mir/multipolarity

P.S.
«…Думаю, что к ~2050 году в мире не будет развивающихся стран. Будет небольшое число развитых стран и большое — неразвитых навсегда. Разрыв в уровне образования (культуры, интеллекта, технологий, цивилизации и т.п.), здоровья населения, в качестве жизни, в производительности труда между ними будет настолько велик, что преодолеть его практически невозможно. И весь политический смысл остатка века будет заключаться в поиске компромисса между этими двумя группами, чтобы они не столкнулись друг с другом. Для нас же с вами тема должна звучать так: в какой из этих групп будет Россия?»…
http://www.yavlinsky.ru/news/index.phtml?id=4364
________________________________________

Алексей Алексеич, вообще-то ликвидация главной фигуры приводит к ослаблению организации. Так это было в Чечне при ликвидации Басаева или Радуева с Хаттабом, ликвидация бен Ладена — где теперь Аль-каида, где ИГ (запрещена в России), где братья-мусульмане в Египте? Где тот размах, который был? И голова теперь должна болеть не у США, а у Ирана: учитывая наличие фанатиков одиночек и эмоциональные высказывания лидеров Ирана. Ведь теперь любой теракт, совершённый одиночкой, можно рассматривать как теракт, совершённый государством Иран — за язык никто не тянул…
________________________________________

Конечно, можно давить людей грузовиками, резать ножами и самоподрываться, но как быть всем этим проиранским организациям и самому Ирану? Взять ответственность на себя теперь чревато. Сделать вид, что не моя корова, значит потерять имидж такого форпоста в борьбе с неверными перед своими соплеменниками. Начать войну с США — значит превратить свою страну в Ирак или Афганистан…
________________________________________

Лучший плохой мир, чем хорошая война
________________________________________

Товарищ Венедиктов опять всё объяснил. Даже объяснил, что Эль-Кудс переводится как Иерусалим. Вот оно что…
________________________________________

И как теперь Россия будет на стороне Ирана или Турции?.. Ведь шииты и сунниты противостоят сотни лет. Куда, зачем туда сунулась Россия?! Испортить отношения и с Ираном и с Турцией? Вот какой бардак случается, когда политикой начинают заниматься Повара…
________________________________________

Согласен с Алексеичем, НАТО нам не угроза. И никогда ею не была.
Дуркуют наши, причём ЯВНО.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Сергей Бунтман

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие материалы  другие материалы   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Международные события (0) > Америка (0)
  • Международные события (0) > Ближный Восток (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 18.01.2020 - СУД КАК ИНСТРУМЕНТ РЕПРЕССИЙ
  • 11.01.2020 - КАК ЗАВЕРШИТЬ ЭПОХУ ВАРВАРСТВА?
  • 02.01.2020 - «ЧУДОВИЩЕ ОМАХИ»
  • 27.12.2019 - О СУТИ ПРОИСХОДЯЩИХ СОБЫТИЙ
  • 20.12.2019 - ВРЕМЯ БЕЛКОВСКОГО
  • 18.12.2019 - РЕЧЬ АДАМА ШИФФА
  • 07.12.2019 - СКОЛЬКО У НАС ПОЛКОВНИКОВ?
  • 30.11.2019 - КАРАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА
  • 20.11.2019 - ДЕТСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ
  • 15.11.2019 - ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ ОБ ИТОГАХ ЧЕТЫРЕХЛЁТНЕЙ ПОЛИТИКИ ПУТИНА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
  • 14.11.2019 - «КОМУ ГРОЗИТ ИЗОЛЯЦИЯ»
  • 05.11.2019 - ИСТОРИЯ ЭФИОПИИ И ЭРИТРИИ
  • 19.10.2019 - ТРАМП И АМЕРИКАНСКАЯ ПОЛИТИКА
  • 13.10.2019 - ПОКАЗАТЬ АМЕРИКЕ «КОЗУ»
  • 28.09.2019 - СИТУАЦИЯ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru