Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[17.11.2013]

ИЗВЕДИ ИЗ ТЕМНИЦЫ (21)

Мемуары волгоградской писательницы Веры Гончаровой
(дневники 1967 – 1993 гг.)




Глава 25.
1993-й год




Февраль

Завидую деревьям! И в нашей безумной полуразрушенной жизни они не изменяют своему назначению. Определили Бог деревья для украшения земли и пользы людям — они естественно и гармонично следуют этому назначению.

Для меня символ красоты — цветущий персик. Я думаю: почему именно персик, а не вишня, яблоки, абрикос? Да, скорее всего потому, что цветущий персик — это моя солнечная родина, моё детство. У нас в те времена в саду росли одни персики. Позже заметила, как персики цветут на многих персидских миниатюрах — как символ земной красоты.

Вот так бы и люди подобно деревьям производили бы красоту и пользу. Но что мы после себя оставляем? Даже жутко подумать о том, в какой среде начинают жить наши дети! Это среда бешеного хищничества, захвата и воровства со стороны чиновничьей орды. Гнилое болото разрушения, вырождения и погружения во тьму!

По идее после распада тоталитаризма у нас должен бы наступить НЭП, эпоха бури и натиска со стороны материальной и со стороны духовной, как у нас когда-то было в 20-е годы до захвата власти Сталиным и чекистами. Или как в нынешнем Китае, где компартия не дошла до такого маразма как наша. А теперь у нас идёт чистый татаро-монгольский антиНЭП: верхушки рвут, дерут на куски всю наработанную в Союзе собственность, а большинство стремительно нищает и впадает в духовную спячку.

И я, чтобы совсем не превратиться в этом аду в скотину, мечтаю вместе со своими «Зелёными» товарищами. Мы мечтаем основать в нашем районе Дом Природы, который бы объединил наш клуб, общество охраны природы и юных натуралистов. По стенам и на подоконниках вьются экзотические растения, библиотека, выставочный зал, лекторий по экологии и биологии, любознательные лица детей, школьников и простой обыватель, в глазах которого зажглась хоть какая-то искра надежды на выживание, приходит в наш Дом отогреть свою душу. То есть центр по уничтожению чумы разрухи и цинизма, по созданию здоровой среды обитания. И плюс ещё какой-то бизнес, дающий средства клубу. Хотели мы взять под своё крыло дендрарий и заброшенный питомник, но власти против этого, они видят в нас врагов и конкурентов. Наша независимость для них — что кость в горле!

Каждый бы просвещался в этом доме Природы и одновременно помогал бы району, своим детям и самому себе. Поднять в районе весь нищий и забитый люд. И хорошо бы при библиотеке иметь книжную лавку на манер, что была во времена Смирдина и Пушкина, где собиралась бы местная интеллигенция. И таким манером наладить маркетинг снизу в противоположность этому советскому навязыванию дешёвки и халтуры сверху, развращению и без того запутанного и затемнённого нашего народа.

Я понимаю, что в нынешних условиях всё это — пятый сон Веры Павловны. Пока наша жизнь под руководством загримированной под демократов бывшей забуревшей в нравственном застое партноменклатуры идёт по чисто уголовному сценарию. За кулисами через чёрные ходы идёт раздача собственности за взятки. Людям порядочным и честным при таком воровском дележе ничего не светит.

Выходит, что строить себе дворцы и коттеджи за счёт обворованного народа — очень можно, но построить Дом Природы, с которого бы началось возрождение нашего района — нельзя! И таким манером у нас на многие годы вперёд закладывается горбатая экономика с её уродством, средневековой отсталостью и несоразмерностью с реалиями самой жизни.

Все наши реформы на данный момент сводятся к тому, что наш постоянно культивируемый и хорошо разросшийся Гулаг вылез из подполья и разлился по всей несвятой одичавшей Руси. Среди моих знакомых уже погибло несколько человек в свалке дикой прихватизации. А если бы дело шло цивилизованно на конкурсной основе с представлением бизнес-плана и т.п., то мало бы кому пришло в голову переть против закона. А сколько ещё народа перемрёт в результате развала экономики, безработицы, нищеты! Идёт подспудное вымирание народа, снижение рождаемости, которые в итоге обойдутся нам дороже любой революции.

Сижу как в осаждённом неприятелем городе. Тихо и горячечно мечтаю о Доме Природы, о чистых улицах, о здоровых детях, о нормальной жизни. Надоела вся эта дохлятина, отсебятина, слабоумие со стороны демагогов, воров, отморозков — орды, выросшей в бездуховной атмосфере тотальной слежки за умами и душами людей.

Запоздалое возвращение в оборот части нашего прежде запрещённого духовного богатства не в состоянии предотвратить общей гуманитарной катастрофы. Критическая масса информации для правильного хода вперёд должна набираться вовремя, а не рывком и не задним числом. Для общества это означает то же, что для отдельного человека несварения желудка.

Если бы не мои старики, то я бы уже давно ушла в монастырь подальше от этой разрухи и одичания. Тем более что я понимаю, что корни этого одичания проросли в самом народе и от них так быстро не избавиться. На мою жизнь ещё хватит этой путаницы и свалки, ждать хорошего уже не приходится.


9 марта

В вечернем концерте по телевизору слушала «Испанские фантазии» в исполнении П.Доминго и Х.Иглесиаса. Как меня после первой же песни занесло в Испанию, так ещё и сегодня днём по-прежнему чувствую себя в Испании, и завтра ещё и послезавтра будет звучать внутри эта согласная глубокая музыка и удивительное пение. Развезло на всю неделю!

И на этой волне мне подумалось: у нас сейчас такого классического русского шоу для молодёжи не организуешь. У нас молодёжь с испорченным мещанским вкусом, с убогим колониальными подражательными наклонностями. Разрушили деревню — мать нашей культуры, и исчезли, перевелись наши соловьи! Осталось что-то убогое, пританцовывающее, ничего не говорящее ни уму, ни сердцу. И эта агрессивная мещанская пелена из Пугачёвых, Киркоровых, Варумов и прочих застит даже всё хорошее, что у нас ещё осталось. И так по всем направлениям на переднем плане вылезли мещане, лимита, образованщина. Нет прежнего монолита русской культуры и русской духовности, идущих от земли.

Образованцы, люди без корней и технари с низким самосознанием и низкой культурой постепенно разрушили Мать-Россию. Теперь эта же самая бестолковая, безродная, куцая хрущёбная публика пытается вытянуть её и даже не на тройке согласно с национальным вкусом, а на кривой палочке и по кривой дорожке.


11 марта

Приснился мне сон: будто в моём доме появилось много солдатиков. Только это был не дом, в котором я сейчас живу, а другой, похожий на колхозную контору в моём детстве. Но всё равно во сне я будто знаю, что это мой дом. И эти солдатики говорят: «Таких людей нужно убивать!». То есть я чувствую, что они без меня прочли мои дневники и теперь сделали вывод. Я им говорю:

— Что вы, ребятки! Вы думаете, что я это для себя делаю? Вам, наверное, кажется, что я всегда была такой старой неудачницей и что у меня не было возможности выбрать себе другую жизнь? Нет, Бог меня ничем не обидел, я бы вполне могла на мещанский манер заняться устройством своей личной жизни и не лезть в наше болото. Но я всё время думала о детях, о будущем. Что ожидает нас всех, если мы принюхаемся ко всякому дерьму и бесправию? Ведь нас же дерьмовая жизнь и ожидает — мы и себя погубим и землю наших предков погубим, мы её уже и так наполовину загубили.

Смотрю я, солдатики мои вроде бы восчувствовали и говорят: Ну, мать, ничего не беспокойся, мы всё поняли, живи себе!

Потом среди этих солдатиков стали шнырять какие-то жёсткие комиссарские типы. Эти уже мрачные, насупленные, жёсткие. От них веяло роковым страхом как от ГПУ и НКВД.

В детстве я помню эти рассказы о подпольном душегубстве и то, как отец расшифровывал ОГПУ: О, Господи, Помоги Убежать. Тогда мне в этом сочетании этих слов Гэ-Пе-У, Эн-Ка-Ве-Де слышался стук молота по наковальне, ну как в колхозной кузнице: трахнет кузнец здоровенным молотом по наковальне и всё, что попало под молот — расплющено и перешло в другое измерение. А в приложение живым людям это вызывало более жуткое роковое впечатление, такое, как от Змея Горыныча.

Да, несчастные мы были тогда, отсталые, несознательные люди: и мои дедушки — раскулаченные трудоголики, крестьяне и мои родители-колхозники. Честным и правильным советским людям тогда нечего было бояться родной партии и родного Сталина. Эти и сейчас твердят о том времени как о царстве божьем, где царил порядок и справедливость. А уж про нашу фашистскую психиатрию и сейчас — молчок.

Ну, вот появились во сне эти кречетоглазые железные выползки, и я думаю: этих бронтозавров ничем не убедишь и ничем не прошибёшь, от них нужно только бежать. И я вроде бы собралась бежать, но не знаю, куда и … в страхе просыпаюсь.

Догадываюсь, что эти подсознательные страхи появились во мне в связи с последними событиями. На фоне полного экономического и политического застоя идёт в народе нарастание всяких тревожных опасений. Многие говорят, что власть возьмут военные. Как бы не учредился опять просталинский допотопный режим. Для людей невежественных, и, главное, глухих к нравственному императиву это вроде бы и выход из нынешней нищеты и раздрая, где одни наживают дуриком миллионы и миллиарды, а другие думают, как бы не умереть с голода.

В целом же для России такой возврат ничего не сулит. Попытки дважды войти в одну и ту же реку никогда не бывают удачными. Разумно и целесообразно двигаться только вперёд с учётом прежних ошибок. Но как это сделать, если наш корабль под завязку облеплен паразитическими ракушками?

Народ безмолвствует. Нет никакого заслона алчному и бестолковому разворовыванию, растащиловке, а если и придёт какой заслон, то ещё не известно с какой стороны. Уже вон в газетах новое поколение образованцев пишут, что нужно наш распустившийся за годы перестройки народ принуждать к труду. Про то, чтобы народу вернуть хотя бы что-то из нагло отобранного и присвоенного общего богатства ничего не слышно, но про принудиловку и дисциплину голоса звучат явственно. А другие совковые мыслители уже уговаривают народ: у нас, мол, всегда было скрытое неравенство, так пусть теперь оно будет открытым!

Особенно эти штрейкбрехеры и профессора кислых щей нападают на митинговую демократию: надо, мол, работать, а не митинговать. Мы, к примеру, ни одного митинга не проводим в рабочий день, а, как правило, в воскресенье. Думаю, что и другие идут по этому пути. И совсем это не пустое дело для людей, которые 70 лет держали язык за зубами. Это небывалая прежде в закрытом обществе отдушина, где люди могут в открытую и, главное, публично говорить о наболевшем, о своих тревогах и ожиданиях, о своём отношении к властям, выказывать свою озабоченность состоянием окружающей среды и т.д.

Конечно, такой неожиданно открывшийся в тёмном царстве форум властям не нужен. И они через нашу сервильную, трусливую прессу начинают постепенно остужать слишком разгоревшиеся страсти-мордасти со стороны плебса.

Многие, придя на эти сходки и послушав разных ораторов, уже начинали что-то понимать. А я, так уже прижилась в этой стихии и думала, что всё только начинается. Осветятся наши потёмки — и пойдёт возрождение, пробудится у людей интерес к своей собственной судьбе и к судьбе своих детей, к судьбе своей земли, рассеется апатия и безнадёга. Тем более, что уже несколько поколений выросло у нас при дефиците информации, в результате этого искусственного сдерживания правды народ наш дезориентирован и находится в стадии брожения. Свободные дискуссии на площадях очень бы помогли нашей ещё младенческой демократии. Для меня этот поток гласа народного, что бальзам на одичавшую душу.

Теперь же мы начали покорно отходить от завоёванных рубежей. И до очистительной мирной революции через свободные выборы не дошли, и эволюция идёт исключительно в пользу хищной орды чиновников. За такое уродство ещё придётся платить.

С досадой в последний раз я мысленно обратилась к толпе: Ещё придёте сюда на площадь, вернётесь под давлением наросших комом проблем. Только как вас здесь встретят? И кто воспитал этих циников, которые нынче обложили Россию — эту бедную беззащитную вдову и поедают её с невиданной ни в какие даже татаро-монгольские времена быстротой.

По всей Восточной Европе уже прокатились мирные революции, а в нашем диком обществе всё культивируют байки о русском бунте «бессмысленном и беспощадном». А бессмысленная нищета и прозябание большинства, медленное вымирание, разруха в экономике, застой в духовной жизни, в культуре — это как раз то, что нам нужно?!

Злые «ангелы бездны» шуруют в нашей жизни, и конца этому не видно.


20 марта

Выписала я газету «6 соток» и вижу, что почти все её полезные советы не применимы в нашем дачном Гулаге. Нужно иметь хотя бы соток 20-30, чтобы там осуществлять какую-то систему. Дачный Ноев Ковчег и придумали сверху единственно для выживания в стране, где задушено сельское хозяйство.

Мы бы со стариками ещё лет 30 назад завели бы образцовый сад в память о моём дедушке, который своими фруктами кормил полгорода. Но вначале сверху кто-то определил именно 6 соток, а теперь землю не купить, да уже и поздно. За эти годы несвободы и удушья можно было вырастить прекрасный сад. Но кому-то это было не нужно и невыгодно.

Я этих людей, которые не заинтересованы ни в чём, кроме как держать народ в цепях и нищете, агрессивных, алчных и бестолковых встречаю часто. Это почти один и тот же тип. На заседаниях, на собраниях, на встречах, куда сейчас может прийти представитель общественности, да и в нашем Верховном Совете — везде впереди идёт такой толстомордый, крепкошеий заеденный феодал, которого весь смысл в жизни — хорошо поесть, попить, ничего полезного не сделать ни руками, ни мозгами, засветиться, потщеславиться на миру — и плевать на остальное быдло. Для истории — это чистый мусор, то, что для геологии колонии фораминифер.

Даже страшно становится, как это мы к концу XX века умудрились сохранить этот чисто феодальный тип да его размножить и растиражировать в невероятной степени!

Переживая за все наши общие неудачи, я часто с какой-то острой досадой всматриваюсь в толпу и думаю, кто из этих людей воспитал и взлелеял нашего феодала, стоящего вне культуры и вне общего потока народной жизни? И нередко прихожу к выводу: вот эти женщины, замученные очередями и борьбой за существование, взлелеяли этого жадного, агрессивного типа. Полуграмотные, малообразованные, вышибленные нашими великими стройками из привычного слоя жизни, ничего не читающие, ничем не интересующиеся кроме добычи и семьи.

Они в своём чаде, кое-как осилившем школу на троечки и кое-как влезшем и окончившим техникум или технический же институт, видели ступень, ведущую к жизни, отличной от своей. Лишь бы не такая тяжесть, не такие выматывающие бега за жизнь выпали на долю их чад — остальное их уже не интересовало. От всех этих строек, пятилеток, коммунистических лозунгов у них только и остался постоянный труд и постоянная беготня по очередям. И ничего для души и для передачи потомкам кроме мысли о более обеспеченной и лёгкой жизни своим детям.

Есть уже второе и третье поколение от этих тягловых лошадок 20-30-ых годов. Эти уже более образованы, начитаны, но им не передано главного — размышлений о смысле человеческой жизни: для чего человек живёт, для чего родится на этой земле? На всё про всё, на эти высшие христианские запросы одно для всех туманное покрывало светлого будущего, где будет вдоволь мяса, молока, масла и прочего и где наконец-то не будет очередей, и душа как-то сама устроится среди этого изобилия. Новое бытиё определит новое сознание! От этих последующих поколений тоже выходят бегуны вверх по казённой лестнице или просто к жизни полегче и покомфортнее.

Вот и дошли до такой лёгкости и стихийности, что дальше идти некуда! Страна катится в бездну, молодёжь на выборы почти не ходит, политику у нас как в анекдоте делают «бабки и бабки», то есть забитые полуграмотные старухи-пенсионерки и деньги, раздаваемые нищему электорату. При таком раскладе не нужно быть особенно мудрым, чтобы предсказать дальнейшую бестолковщину и загнивание.


30 марта

Странная штука — наша жизнь, наша история! В ней как в океане существуют какие-то мощные течения, водовороты, глубокие впадины и мелководные места вдоль берегов с обилием водорослей и сравнительно спокойные заливы. Одну очень сильную подводную струю в общем течении нашей жизни я ощущаю с самого детства. Ещё по атмосфере переселенческого быта, где над всей жизнью господствовала фигура коменданта, делали своё тёмное дело стукачи и сексоты. К вечеру мы вывешивали на окно, выходящее на улицу, серое шерстяное одеяло, чтобы с улицы было ничего не видно и не слышно. Я всегда думала, что сексот — это очень ругательное слово наподобие пидораса. И только после 1985-го года стала звучать открытая расшифровка этого чисто советского словечка.

Слежка, сыск — это когда людям не дают заниматься тем, что им больше по душе, и направляют их по узкой тропе зависимости и обслуживания феодальных верхушек. Это когда все люди вокруг тебя живут не очень устроенной и напряжённой жизнью от аванса до получки и от получки до аванса — только чтобы выжить. Вот эта самая неизбывная полунищенская атмосфера советского образа жизни сейчас ещё более сужается, матереет и делает из нашего теперешнего бестолкового коловращения среду для вымирания.

Моим дедушкам и родителям не дали быть свободными крестьянами, нашего школьного учителя оторвали от земли и увезли тёмной ночью неизвестно куда. Моя сестра, которая была куда здоровее меня, умерла в 53 года от бестолочи и общей неустроенности нашей жизни, от убожества нашей бесплатной медицины. Мне с моим патологическим правдолюбием и логическим складом ума вообще нет места в этой жизни, где тон задают хищники, демагоги и лодыри.

Об этих же внутренних разрушительных силах коммуно-фашизма пишет ещё не полностью оценённый у нас В. Гроссман в своей «Жизни и судьбе». Боюсь я, что от нынешних разрушительных реформ исчезнут и остатки некогда завоёванного народом коммунизма, позволявшие большинству выживать, а останется один фашизм.

Много-много народа не могли на этой земле проявить свою силу и созидательные способности, в то время как компатриоты подводили Россию к экологической и нравственной катастрофе. (Очень характерно, что в селе Цаца, где жили мои деды и бабки, сейчас на месте вырубленных садов, виноградников, бахчей и богатых степных выпасов со множеством скота, особенно овец, образовалась зона экологического бедствия с убитой природой и нищей экономикой).

И теперь как-то удивительно и глубоко чувствуешь, как эта же самая злая разрушительная сила вырвалась на свободу, разлилась и подступила почти к каждому дому. Будто смотришь в какие-то водовороты и видишь там в зияющей глубине «ход чудовищ необъяснимых и небывалых из-под магмы приподнимающихся вдали», замеченных ещё вещуном Даниилом Андреевым.

Всё валится, всё рушится, вся жизнь приобретает какой-то временный, малообустроенный вид, все топчутся на месте, занимаясь исключительно выживанием, карабканьем из бездны. Почти в каждом доме люди с тревогой слушают радио, смотрят телевизор и ждут какую-то очередную фортель наших, взявших окончательный верх, бесов. Цепь замкнула та же самая иррациональная сила, которая за 75 лет своих опытов над народом так и не смогла сделать из России что-то крепкое, стабильное и с перспективой впереди. Теперь она нашла себе занятие по душе и своим способностям: разворовывание и растаскивание по своим углам общего добра.

Вся жизнь как бы остановилась. Идёт весна, сев, а люди слушают и смотрят съезд со старыми номенклатурными мордоворотами с редким вкраплением порядочных лиц, наблюдают за вакханалией злых и бесстыжих бесов вместо того, чтобы спокойно работать. За каждым углом и в каждой подворотне идут самые горячие, раскалённые до бела дискуссии. И довольно бестолковые, потому что наши совки не умеют мыслить конкретно, применительно к окружающей их практике, а всё задирают голову вверх и ищут там козлов отпущения.

В районе на глазах идёт растаскивание и разрушение, но это близкое почему-то мало волнует наших граждан. Они, как отрезанные от материка обитатели воздушной Лапуты, больше толкуют о том, что от них отстоит далеко и высоко. Мало кто из них понял, что впервые в нашей жизни появился у них шанс в результате выборов потеснить вокруг себя зажравшуюся номенклатуру. К выборам отнеслись легкомысленно, по рабски безответственно, а теперь, не дождавшись манны небесной от своего старого начальства, во всём винят одного Ельцина. О своих личных гражданских обязанностях имеют представление самое смутное и бестолковое. Хотя ёжику было понятно, что если бы у нас в результате наших первых выборов вышло бы на арену побольше свежих сил, думающих о своём народе и своей земле, то начались бы подвижки в лучшую сторону. А одна чайная ложка демократов не в состоянии перебить верблюжий поток мочи тоталитарного монстра! Теперь уже не совиные крыла простёрлись над Россией, а клёкот и долбёж стервятников!

До 1917-го года не могли выбрать нормальный путь потому, что основная масса народа была неграмотная. Сейчас же при всеобщей грамотности и при отсутствии жизнеспособной христианской морали, способной отличить добро от зла, пришли к такой же бестолковщине, замучил совок и себя, и своих детей, и окружающих, и землю свою и самого Господа Бога своим неверием и непониманием основ жизни. Если бы за точку отсчёта и опоры он взял бы не дешёвую колбасу и коммунальные цены времён Брежнева, а первоначала человеческого мирного и согласного общежития, то никакого кризиса у нас не было бы. А так.… Не научен у нас народ искать опору в самом себе.


4 мая

Владеть собой и своими чувствами можно двояким способом: выявлять в себе самые сильные стороны, скрытые возможности, давать им проявляться, постоянно их совершенствовать или второе: владеть собой как в тюрьме, в заключении, то есть подавлять и сдерживать своё нутро.

В нашей жизни больше культивировался и культивируется второй вариант, оттого мы никак не можем выбраться на настоящую дорогу. До того в себе всё сократишь и доподавляешься, что невольно сам себя спрашиваешь: жизнь моя, иль ты приснилась мне? И на таком фоне цена человеческой жизни приближается к нулю. Я, ты, он, она, они ведут себя таким манером — и в результате большая страна несвободных людей, нищих рабов и ни о чём не задумывающихся, вырвавшихся из общей среды хамов.

Ещё с первых школьных лет стала я уделять большое внимание устной речи. Мне нравилось один и тот же текст пересказывать разными способами. Это было для меня увлекательное занятие наподобие игры в кроссворд. В результате на уроках я отвечала вразумительнее своих одноклассников. Много читала, упражнялась со своей речью, и уже, поступив на филфак, я почувствовала, что вокруг меня не хватает вольного воздуха и каких-то витаминов для дальнейшей тренировки и правильного развития мозгов.

Отсутствие классического гимназического образования, упор на математику и физику и при общем идеологическом курсе на единомыслие делали из наших будущих гуманитариев людей совсем не с тем кругозором, что был у нас до революции. И уже того созвездия блестящих и роскошных, всесторонних умов, что были в России до отплытия «философского парохода», за последние 70 (и более) последующих лет не было и в помине. Были лишь одиночки, которые при общем низком уровне гуманитарного образования не делали погоду, тем более что их мало пропагандировали. Идеология ЦК вытеснила всю прежнюю и настоящую мудрость.

А на практике даже складывалось и того хуже: правду — ту, что видишь, говорить нельзя, а враньё и демагогия — занятие для убогих и бедных умом. И за время молчания и отсутствия полноценного человеческого общения у меня развилось косноязычие. В устной речи я теперь выгляжу едва ли лучше Акакия Акакиевича.

И даже когда имеешь дело с людьми более или менее понимающими, и есть о чём поговорить, но внутри появилось какое-то ленивое, постоянное, инертное сдерживание языка, какое-то презрение к самому процессу высказывания, которое при общем прагматическом, сугубо материальном направлении всё равно никому не нужно. «Мысль изречённая есть ложь».

И вообще, кухня и всякое закулисье не нуждаются в глубине мысли как свободные СМИ, свободная кафедра, форум, Гайд-парк и другие явления развитого гражданского общества. В обществе, где господствует культ материи и всякой полуграмотной казённой демагогии и лжи, постепенно входят в моду всякие иносказания, экивоки, недомолвки, намёки, начинает падать цена на всякое вольное и открытое слово. И так мы, каждый по отдельности и все вместе позагнали свой некогда великий и могучий язык в очень ограниченное пространство.

Сейчас стоит только выйти на улицу и послушать хронические матюги и нечленораздельные речи прохожих или открыть последние книги авангардистов, модернистов и прочей братии, как быстро убедишься в том, что мутный поток сквернословия — это наша печальная реальность. А сверху ещё поток иностранщины, без которого при нашем богатом языке можно было вполне обойтись, если бы у нас был не притуплен вкус к языку собственному.

От этих хронических умолчаний, недомолвок, иносказаний в царстве лжи и страха постепенно распадается нормальная полноценная связь между людьми и слабеет функция языка как средство общения. Идёт распад и на духовном и формотворческом уровне. Язык убывает, как река, лишающаяся своих многочисленных животворных притоков, ручейков, родников, отдельных человеческих душ.

Сейчас страх публичности поубавился, хотя появилось много других страхов, касающихся непосредственно выживания. Но всё равно язык и культура — это та область, которая нарабатывается веками, и быстро их не восстановишь. А при нашем теперешнем зоологическом направлении жизни надеяться на скорое выздоровление нашего языка и нашего духа не приходится. Народ наш теперь находится на положении американских индейцев. Только его изводят не оружием, а отнятием собственности и порчей среды обитания. Тут как бы не только свой язык, а и себя не потерять!


Июнь-ноябрь

По всем признакам, которые укоренились в нашей жизни, а не в теориях чикагских мальчиков, у нас происходит откат к самому махровому и разнузданному феодализму. Обнищание 90 % населения ради появления слоя нуворишей, из тех же способных только к развалу партократов и комсомольского актива с примесью уголовной братвы, вылезшей из всех дыр по причине распада Союза — такое не снилось нам и в страшном сне!

Унылая тяжёлая атмосфера! Для большинства — сплошная борьба за выживание и гуляй-поле для кучки рыцарей разбоя. На всех углах ругают властm и жалуются на инфляцию и дороговизну, похожие на военные времена.

И так же, как в военное время в нашей жизни преобладает грубый мужской элемент, как в стае шимпанзе. Возродились какие-то древние доисторические формы жития двуногих. Здоровые мужики повылазили из всех дыр разрушенного строения, дурачатся, кобенятся в парламенте, бездельничают, воруют, грабят, растаскивают накопленное годами общее добро, паразитируют на смуте, при дележе убивают друг друга, а дети, старики и женщины несут на себе всю эту неподъёмную ношу раздрая и безвременья. Как христианская вера в недрах нашего агрессивного общества сохранилась благодаря нашим бабушкам и матерям, так и нынешняя махина смуты лежит в основном на плечах женщин.

Вся нечисть, которая прежде возрастала в закулисье, повылазила наружу. И та же самая вульгарно-материалистическая у неё идеология: будто Россию спасут не живые люди, не их освобождённая энергия, ум, предприимчивость, настроенные на трудовую волну, а какая-то отвлечённая идея, именуемая рынком. Рынок, мол, всё разрешит и расставит по своим местам, вместо одного мифа о коммунизме, занял другой миф — рынок.

Реформы наши напоминают бред безумного, всё в них не согласовано, бессистемно, разорвано, далеко от потребностей действительной жизни. И главное — в них нет опоры на здоровые корни общества, на какие-то моральные и трудовые ориентиры, и как результат они несут для большинства нищету и порабощение гораздо хуже коммунистического.

И при том все пороки старой системы, от которой рухнул Союз, получили полный и неограниченный выход на свободу. Бесконтрольность верхушек, волюнтаризм, авантюризм, непредсказуемость, общее разгильдяйство, безответственность, необязательность, воровство, мздоимство, отсутствие всякой морали, соединённые с чисто западными пороками — вся грязь, которая раньше маскировалась и скрывалась услужливыми идеологами загнивающей системы — отныне обнажилась и вылезла в качестве нормы для всего потока нашей жизни. Вся жизнь вокруг какая-то парализованная, власть как регулирующая сила совершенно умалилась, оставив себе лишь запретительные функции на всё позитивное, и бросила все свои силы на прихватизацию. Жителям обращаться совершенно некуда. Вся прежняя демагогия отброшена, власти уже не заигрывают с пролетариями всех стран и со своим собственным, и уже не скрывают, что выжить и разбогатеть в этой свалке должны только они.

На той стороне нашей улицы вышел из строя старый водопровод, и забытые жители ездят с бидонами и баклашками за водой на нашу сторону. Все их попытки обратиться к властям безрезультатны. Им отвечают, что в бюджете не заложены средства на новый водопровод, делайте, мол, сами. А делать самим при нынешнем рвачестве — выходит неподъёмная сумма. Зато немалые суммы на строительство коттеджей и покупку дорогих иномарок для чиновных сидельцев дальновидно заложены.

Весь этот разгул, наглость и непотребство чиновничества можно было предсказать теоретически, годами наблюдая за нарастающим маразмом верхушек. Что останется от огорода, который будут стеречь старые отвязанные, глупые и алчные козлы? Но в жизни все эти пророчества и предсказания выглядят гораздо страшнее и безобразнее. И безотраднее.

Что там произошло у Белого дома в начале октября, нам неизвестно. Но одно ясно, что нам — экологам придётся сократиться. Для новых выборов уже в думу кем-то предусмотрительно дан очень короткий подготовительный месячный срок, за который мы не успеем развернуться. Нас мало по сравнению с отрядами чиновников и всё беднота, ни у кого нет даже задрипанной машины, чтобы развернуться с агитацией. А у чиновничьей орды вся мощь административной системы, все финансы, все СМИ и все 24 часа в сутки для охмурёжа рабов. У них вся техника и отработанная организация выборов, в каждом дворе старые пенсионеры — коммуняки, которые по инерции будут агитировать за свою старую родную власть.

Если мы раньше чего-то добивались и выигрывали по кое-каким показателям, то только за счёт сроков. Теперь нам ясно, что после разгона Советов, в которые мы с большим трудом провели несколько своих товарищей — в областной Совет, в городской, в районный и даже одного депутата Умецкую С.И. в Верховный Совет вместо намеченного чиновниками первого секретаря обкома — теперь нахрапистая, окрепшая материально бюрократия, избавившись от прежнего страха перед начинавшим будто просыпаться народом, возьмёт реванш. Игорь Иванович, как самый дальновидный из нас сказал: «Всё, кончилась перестройка, теперь к власти придут только богатые».

И стало у меня на душе как-то муторно и жутко. Для них власть — это, прежде всего обилие жратвы, кабинеты и кресла, комфорт, шикарные квартиры, коттеджи, дорогие иномарки, наконец, деньги и удовлетворение своего комплекса бездарности и петушьего тщеславия. Для нас всё проще и серьёзнее — это союз с природой, со своей землёй, со своим народом. Это чистый воздух, чистая вода, здоровое поколение, земля, которую можно любить и которой можно гордиться. И как говорится «И на земле мир и в человеках благоволение». Что может быть дороже этого?

За всё это мы боролись совершенно бесплатно. Достойная и разумная жизнь для каждого человека важнее всякой платы.

Очень досадно — столько потрудиться, столько истоптать сапогов, чтобы, в конце концов, уйти с поля боя. (Вся последующая история «зелёного движения» — это история его медленного угасания. Уже следующий за Ельциным президент узаконит это угасание специальным указом — законом — контрмерой против желающего пробудиться народа).

Что касается конкретных нужд нашего района и нашего посёлка, тут ясно, что разгон депутатов на районном уровне даёт «зелёную улицу» всем рвачам, комбинаторам и проходимцам. Какие-никакие были Советы, но они как-то сдерживали произвол исполнительной власти. Теперь бедноту и вовсе затерзают волки и акулы нашего дикого капитализма. А уж если применить системный подход, то понятно, что чума, которая заведётся в одном углу, разольётся по всей нашей земле!

Мне уже не верится, что когда-нибудь кончится эта разодранная сумрачная жизнь. Так на душе тяжело и бесприютно, и люди вокруг такие обиженные, угнетённые, постоянно выцарапываются из ямы, которую им роют власти. Стареет народ, надрывается, изнашивается прежде времени. Кого ни встретишь из знакомых — все поражают каким-то придавленным, измотанным видом, всех как будто затянула и придушила серая паутина будней, наполненных самым жёстким и голым выживанием. Мучается народ, страдает и не верит в собственное избавление. Неверие, апатия и какая-то забубённая оголтелая бессмысленная карусель и верчение в водовороте, как у горилл в зоопарке: всё прыгают, суетятся, визжат, подают какие-то сигналы жизни, но нет того общего смысла, что на воле.

Нет общего смысла продвижения вперёд, нет здоровых спокойных отношений между людьми, нет живительного потока общего возрождения. Всё мизерное, жалкое, сиюминутное, как у жителей обречённого Содома. Обезьяны смешат публику, а мы смешим другие народы.

Есть вокруг люди совестливые, понимающие и деятельные, но их усилия разбиваются о какие-то дикие скалы общей неустроенности и бестолковщины, и они выглядят ненужными чужаками и идеалистами. Всё это смешно и нелепо: жизнь наша российская приближается к какому-то рубежу распада и вымирания, а мечтать о другой здоровой и свободной жизни, по-прежнему, непрактично как в застойные годы.

Такого безвременья и такого длительного разрушительного тупика Россия ещё не переживала со времён монгольского нашествия! Инфляция до потолка, как во времена Керенского, бегаешь как борзая, чтобы раздобыть, что подешевле.

Возвращаюсь домой, за мной как командор тяжёлыми стопами шлёпает соседская деваха. Разодета в пух и прах, какая-то на ней шуршит экзотическая юбка шириной в Чёрное море, блестит кожаная куртка. А деве этой уже за сорок, она ещё в советские времена успела, как говорится, пройти огонь и медные трубы, и пробы на ней уже негде ставить. С трудом окончила восемь классов, моталась по всей стране, но нигде не прижилась, мужья все от неё разбежались. Теперь она открыла какой-то «комок» — лавочку, и как видно, процветает, служа проходимцам мягкой подушкой.

Сложена она, как ватная самодельная кукла, будто вся из мягких частей, и все эти части тела трясутся у неё как желе. Лицо некрасивое с красноватыми пятнами, волосы обесцвечены, походка тяжёлая. Всё это очень хорошо передаётся метким разговорным словечком «кошёлка». Человек без корней, без понятий, без семейных традиций, перекати поле. И если наши реформаторы делают ставку на таких людей «купи — продай», то делается страшно за Россию. А сейчас плодами наших горе-реформ пользуется исключительно именно такая публика — ничего не производящая и ни о чём не думающая, кроме «бабок». «Бабки» для них — Бог и смысл.

Вечером я смотрю на звёзды и думаю: Господи, как прекрасен твой мир наверху и как обезображена та часть, которую ты отдал двуногим!

А звёзды горят и мерцают как драгоценные светильники, и я веду свою мысль дальше: если бы все звёзды превратились в алмазы и люди имели бы возможность спускать их с неба и пользоваться ими в соответствии со своими раздутыми материальными нуждами, и луна была бы серебряная и от неё можно было бы откалывать драгоценные кусочки, то эти двуногие давно бы потушили небо ради своих сиюминутных выгод. То есть смешение божеского с хлевом — одна из причин хронического неустройства на земле. И после говори, что нет дьявола — отца разрушения и смерти!

Меня всегда поражает эта кем-то направляемая сверху наша общая нищета и бестолочь. Целая хитроумная система из лодырей и спецов по дезорганизации естественного течения жизни, которые заняты устройством всяких запруд и запоров. И будешь всю жизнь толочься в этой стоячей воде, и никогда уже тебя не вынесет на настоящее главное течение, и никогда уже не прибьёшься к настоящему делу.

Миллионы таких забитых угнетаемых существ — и вот тебе нищая разорённая страна! Россия первой звала всех трудящихся в рай земной, и она же первая ведёт свой народ в ад социальной и экологической катастрофы!

Жизнь вокруг дичает, мельчает, изубоживается до простейших инстинктов и голого физического выживания. Люди в этой свалке отталкивают друг друга локтями, теряют социальные инстинкты и навыки. В такой атмосфере, где постоянно ждёшь чего-то худшего, чего-то опасаешься, от чего-то отгрызаешься, чувствуешь, как сам грубеешь, деревенеешь, день ото дня и покрываешься какой-то защитной коростой.

Неужели эта дьявольская система, с которой я всю жизнь не в ладах, возьмёт-таки и меня окончательно потопит в своём дерьме?! К чему тогда были мои прежние усилия и хроническое, въевшееся в мозг и кровь сопротивление???


В НАЧАЛО

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Вера Гончарова

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • История (0) > Советский период (0)
  • История (0) > Постсоветизм (0)
  • Литературные страницы (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Культура (0)
  • Общество (0) > Проблемы демократии (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 24.01.2021 - ДВОРЦЫ И ПОМЕСТЬЯ ПУТИНА
  • 23.01.2021 - ИСТОРИЯ «ДЕТЕЙ ГУЛАГА»
  • 22.01.2021 - ЦЕЛЬ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 22.01.2021 - ВРЕМЯ БЕЛКОВСКОГО
  • 22.01.2021 - НА ФОНЕ ЯГОДЫ
  • 21.01.2021 - ПРОТИВ ТРАДИЦИИ КСЕНОФОБИИ И НАСИЛИЯ
  • 21.01.2021 - ЕСЛИ СУДЬБА РОДИНЫ ИМЕЕТ ДЛЯ ВАС ЗНАЧЕНИЕ
  • 20.01.2021 - ИНТЕРВЬЮ АКАДЕМИКА АРБАТОВА
  • 20.01.2021 - ИНТЕРВЬЮ МИХАИЛА ХОДОРКОВСКОГО
  • 20.01.2021 - ФЕНОМЕН ТРАМПА
  • 19.01.2021 - АНТИНАГРАДЫ ЧИНОВНИКАМ ОТ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 19.01.2021 - РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА
  • 19.01.2021 - Я БЫЛ ВО ВНУКОВО
  • 18.01.2021 - ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ ГРАЖДАН
  • 18.01.2021 - США И ЕС ПОТРЕБОВАЛИ ОСВОБОДИТЬ НАВАЛЬНОГО
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru