Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[21.05.2016]

УСПЕХИ «УРАЛВАГОНЗАВОДА»

Вячеслав ХАЛИТОВ: Заместитель генерального директора «Уралвагонзавода» по спецтехнике

А.Нарышкин ― Начинаем программу «Арсенал». Всем добрый вечер. Меня зовут Алексей Нарышкин. У нас в гостях Вячеслав Халитов, заместитель директора «Уралвагонзавода». Хочется поговорить о новейших разработках, которые есть у «Уралвагонзавода» в условиях кризиса, а также о старых разработках, которые вы, тем не менее, несмотря ни на что, доводите до ума, потому что в армии должны быть хорошие образцы. Сначала — про новейшие. Большую часть нашей программы обычно занимает вопрос, связанный с «Арматой», танками и БМП. Я люблю отслеживать продвижение «Арматы» с завода в армию. На каком сейчас она этапе?

В.Халитов ― С «Арматой» продолжается опытно-конструкторская работа. Сейчас проходят предварительные испытания, это испытания, которые проводит Главный конструктор. У нас выпущена опытно-промышленная партия, часть этой партии проходит испытания, частично готовится к проведению испытаний.

А.Нарышкин ― Это около ста машин?

В.Халитов ― Нет. Опытно-промышленная партия — это чуть более 20 машин. А та цифра, которую вы назвали, недавно озвучил заместитель министра обороны Борисов Юрий Иванович. Он сказал, что с нами подписан контракт на сто машин. Действительно, у нас такой контракт есть, ему уже около двух лет, он долгосрочный. И в рамках этого контракта как раз и было изготовлена опытно-промышленная партия.

А.Нарышкин ― А когда вы должны эти 100 штук окончательно передать в ВС?

В.Халитов ― Прогнозируемый срок 2017—2018 гг.

А.Нарышкин ― Он не сдвигается из-за кризиса?

В.Халитов ― Не сдвигается. Пока кризис существенного влияния на подготовку производства «Арматы», выполнение опытно конструкторских работ серьеёного влияния не оказывает.

А.Нарышкин ― Сколько всего собрано «Армат»?

В.Халитов ― Из 20 названных машин половина машин Т-14, а другая половина Т-15. Здесь надо понимать, что параллельно идут опытно-конструкторская работа и выпуск опытно-промышленной партии. Опытно-конструкторские работы выполняются Уральским КБ, а опытно-промышленная партия выпущена непосредственно самим «Уралвагонзаводом», которая и проходит предварительные испытания.

А.Нарышкин ― Военные сейчас тестируют «Армату», БМП и танки. За последние месяца есть у Минобороны какие-то претензии, просят что-то доработать, подкрутить? Я видел даже соображения, что можно было бы увеличить мощность двигателя танка.
В.Халитов ― Мощность двигателя в машине заложена таким образом, что она со временем может быть модернизирована. У нас есть несколько двигателей мощностью 1350 лошадиных сил, полторы тысячи и 1800. Мы пока не форсируем замену двигателя, потому что мощность 1350 л. с. достаточна для того, чтобы проводить испытания машины и подтверждать её характеристики. Сейчас в ходе предварительных испытаний проводится доработка нашего изделия. Но пока, в целом, все характеристики подтверждаются.

А.Нарышкин ― Гендиректор «Уралвагонзавода» говорил прошлой осенью у нас в эфире, что «Армата» в серийном производстве будет стоить в два раза дешевле, чем полмиллиарда — где-то около 250 млн. Эта стоимость по-прежнему будет такой, когда «Армата» будет производиться серийно, или, может быть, в какую-то сторону откорректировалась?

В.Халитов ― Она однозначно будет откорректирована в сторону уменьшения. Потому что при хорошей серии, а это более 100-150 машин в год, к примеру, уменьшится цена, которая может быть ещё больше снижена при готовом, отлаженном производстве.

А.Нарышкин ― Отлаженное производство танка «Армата», когда наступит?

В.Халитов ― Мы уже говорили про 2017—2018 годы.

А.Нарышкин ― То есть, как только вы соберёте сто штук, это будет считаться отлаженным производством и «Армата» будет стоить меньше 250?

В.Халитов ― По сути, так, да.

А.Нарышкин ― Хорошо. Хотел вас спросить про пушку, которую вы ставите на «Армату» — 125 мм или 152?

В.Халитов ― Да, есть масса вопросов, связанных с возможностью разработки боевого модуля со 152 мм пушкой. Мы этот вопрос пока рассматриваем в инициативном порядке и больших проблем здесь не видим — вполне допустима установка такого боевого модуля.

А.Нарышкин ― Это так же, как с мощностью двигателей — если нужно будет, без проблем поставите?

В.Халитов ― Без проблем.

А.Нарышкин ― Видел, что руководство «Уралвагонзавода» говорило о роботизированной версии «Арматы». О чём шла речь? Я не до конца понял — это будет какая-то беспилотная «Армата», машина-убийца? Объясняйте.

В.Халитов ― Мы рассматриваем также варианты использования в перспективе «Арматы» как дистанционно управляемой машины. То есть, это безэкипажная машина, который оператор дистанционно управляет — несколькими машинами на определённой дальности, к примеру, от 3 до 5 километров. Это дистанционное управление. Мы , если вы помните, в 2013 году провели демонстрацию специальной пожарной машины, из которой, как мы показали, вышел полностью экипаж. Оператор, правда, находился на дальности где-то около 300-400 метров. И он дистанционно управлял машиной без экипажа.

А.Нарышкин ― Это на базе Т-72?

В.Халитов ― Нет, это на базе узлов и агрегатов танка Т-80, который сейчас высвобождается. Эту специальную пожарную машину делал у нас «Омсктрансмаш». Оператор давал определённые команды этой машине по тушению пожара, по движению, и она всё выполняла. Вот это называется дистанционное управление. Мы вообще сторонники того, чтобы создавать такие комплекты, которые легко интегрируются в любой уже имеющийся образец — например, в танк Т-90, танк «Армата», или боевую машину пехоты, которые становятся дистанционно управляемым объектом. То есть, мы не сторонники создания каких-то роботов, которые по своей эффективности значительно уступают уже имеющимся образцам.

А.Нарышкин ― А пульт дистанционного управления для этих пожарных машин какого размера?

В.Халитов ― Обыкновенный чемоданчик.

А.Нарышкин ― Не целая комната?

В.Халитов ― Нет, переносной чемоданчик.

А.Нарышкин ― Мне кажется, российские производители, военные техники грешат размахом. Показывали датчик ГЛОНАСС, который выглядел как кирпич здоровый — принесли то ли Путину, то ли Медведеву — хвастались. Это было ужасно. Но вы говорите, что пульт будет относительно компактным?

В.Халитов ― Это обыкновенный небольшой чемоданчик переносной, который открывается, там сразу экран и здесь пульт управления.

А.Нарышкин ― А на экране что? Камера установлена?

В.Халитов ― Камеры кругового видеонаблюдения установлены на машине.

А.Нарышкин ― То есть, их несколько?

В.Халитов ― Конечно. Оператор должен видеть всё, что происходит.

А.Нарышкин ― Дистанционное управление «Арматой — это ваша собственная инициатива?

В.Халитов ― Да, пока мы разрабатываем в рамках собственной инициативой. Начиная с 2013 г. мы отрабатываем и совершенствуем элементы дистанционного управления. Мы сейчас работаем над обеспечением устойчивой связи с объектом управления.

А.Нарышкин ― Минобороны что на этот счёт думает? Я к тому, что может быть вам стоит это отложить на более поздний срок?

В.Халитов ― Нет, здесь точно останавливаться нельзя! Надо идти вперёд, потому что, наверное, всё-таки за роботизацией будущее, хотим мы этого, или нет. Все тенденции развития систем вооружения говорят об этом.

А.Нарышкин ― Доведёте технологию до ума, потом представите Минобороны и думаете, что понравится?

В.Халитов ― Думаю, востребовано будет нашими заказчиками.

А.Нарышкин ― Тогда ещё раз спрошу про деньги. Такая роботизированная «Армата» на дистанционном управлении — представить страшно, — насколько она удорожает саму машину?

В.Халитов ― На стоимость встроенного комплекта в саму машину и этого переносного чемоданчика. Это незначительная цифра на самом деле.

А.Нарышкин ― Серьёзно?

В.Халитов ― Конечно. Но при этом не будет экипажа, который тоже надо содержать! При этом освободится объём внутри машины, который мы можем заполнить другими полезными вещами.

А.Нарышкин ― Например?

В.Халитов ― Такими, как боекомплект или запас топлива.

А.Нарышкин ― Если вы будете заполнять отсек для экипажа боеприпасами, значит, надо будет дорабатывать конструкцию?

В.Халитов ― Понятно, что будет доработка. Но эффективность машины при этом значительно возрастёт.

А.Нарышкин ― Я уже начал верить в то, что это хорошая идея. А почему вы не лоббируете это? Получили бы дополнительное финансирование.

В.Халитов ― Почему не лоббируем? У нас хорошее взаимодействие в этом вопросе с Минобороны, у нас единое понимание решения задачи. Как раз здесь у нас чёткое понимание, куда идти и зачем. Мы с ними делаем согласованные технические задания по реализации. Поэтому здесь, наоборот, у нас с ними очень чёткая работа организована. Вопрос в том, что здесь не надо форсировать события. Потому что завтра точно не появится робот. С роботами не так всё просто. Кто будет отвечать, если этот робот начнёт уничтожать, к примеру, своих?

А.Нарышкин ― Халитов и Овсиенко.

В.Халитов ― Тут надо законодательную базу подготовить серьёзную.

А.Нарышкин ― Какую? Это интересная тема. Какая может быть законодательная база?

В.Халитов ― Представьте, что это, например, обыкновенный вооружённый конфликт, не широкомасштабную войну по ликвидации, например, незаконных вооружённых формирований.

А.Нарышкин ― Представим Кавказ.

В.Халитов ― Кавказ точно не надо представлять. Это же не игрушка, это средство вооружённой борьбы, здесь надо подходить достаточно взвешено и серьёзно.

А.Нарышкин ― Наш слушатель вас спрашивает: зачем «Армате такой мощный двигатель, ведь танк не тяжёлый, легче «Абрахамса» американского тонн на 20. А двигатель мощнее.

В.Халитов ― Я и говорил об этом — 1340 лошадиных сил достаточно для того, чтобы обеспечить необходимую подвижность танка. Например, при увеличении скорости движения по пересеченной местности танк может перевернуться. Недавно у нас на танковом биатлоне армянский экипаж перевернулся на машине.

А.Нарышкин ― Как же может танк перевернуться?

В.Халитов ― Вот перевернулся. Я хотел сказать о живучести этой машины. Они перевернулись, потом обратно поставили машину на гусеницы. У экипажа — ни одной царапины, обратите внимание! И двигатель машины завёлся, и машина своим ходом поехала дальше выполнять задачу!

А.Нарышкин ― Про использование техники «Уралвагонзавода» в боевых условия — «Армата» ещё нигде не воевала?

В.Халитов ― Она по определению воевать не может, это опытный образец, опытно-конструкторская работа не закончена.

А.Нарышкин ― А вдруг вы решите её в Сирию отвезти?

В.Халитов: Т-72, Т-90 ― это машины, которые уже имеют боевой опыт.

А.Нарышкин ― В Сирии «Арматы» нет?

В.Халитов ― Нет, конечно. Это исключено.

А.Нарышкин ― Тем не менее, в Сирии какие-то танки есть?

В.Халитов ― Конечно, есть.

А.Нарышкин ― И что они делают? Есть у Минобороны какие-то претензии, всё-таки непривычные климатические условия.

В.Халитов ― Недавно показывали ролик, и я давал интервью по «России-24» о том, как из тяжёлого американского противотанкового комплекса ТО-2 была выпущена ракета.

А.Нарышкин ― И ракета попала в танк?

В.Халитов ― Да, ракета попала в танк, но танк показал великолепную живучесть. Экипаж покинул машину и танк был возвращён с поля боя практически неповреждённым.

А.Нарышкин ― А что это был за танк?

В.Халитов: Т-90.

А.Нарышкин ― Каким образом танк уцелел?

В.Халитов ― Сработала система динамической защиты.

А.Нарышкин ― Это коробочки, которые вешаются?

В.Халитов ― Это коробочки, в которых находятся пластины из специального материала, при попадания боеприпаса в эти пластины они взрываются, и своим энергетическим эффектом уничтожают подлетающий боеприпас.

А.Нарышкин ― Дмитрий спрашивает, как обстоят дела с защитой дистанционного управления от системы радиоэлектронной борьбы противника?

В.Халитов ― Вопрос интересный. Если его интересует техническая сторона, то скажу, что и у нас есть средства борьбы против радиоэлектронных средств противника, есть средства радиоэлектронного подавления. Поэтому мы здесь держим некий баланс. Всякому действию есть противодействие, как говорится. Поэтому есть средства защиты передачи информации, достаточно надёжные. Сейчас это не такая большая проблема на самом деле.

А.Нарышкин ― Как в принципе у ваших танков обстоят дела с защитой, насколько танки защищены от атак со стороны пехоты, тяжёлой техники?

В.Халитов ― В прошлый раз, когда вы меня приглашали, я достаточно подробно вам рассказывал о многоуровневой защите танка «Армата». Чтобы не повторяться, я кратко напомню, что у нас есть система противодействия обнаружению, система противодействия попаданию, система противодействия поражению и система обеспечения живучести машины. Благодаря этой многоуровневой системе защиты в целом, у нас получается достаточно живучая машина, обеспечивается выживаемость экипажа. Мы сейчас эти системы внедряем в танки Т-72 и Т-90 в ходе их модернизации.

Хотелось бы отметить, что и противотанковые средства не стоят на месте, они тоже развиваются, совершенствуются. Но пока что, с появлением танка «Армата», мы опережаем вероятного противника. То есть у нас защищённость выше, чем противотанковые средства.

А.Нарышкин ― «Армата» — лучший танк, если смотреть на весь мировой рынок? Чисто по характеристикам?

В.Халитов ― «Армата» на 25-30% по всем характеристикам превышает мировые аналоги.

А.Нарышкин ― Тема у нас называется «новые разработки в условиях кризиса». Тем не менее, мы уже несколько раз говорили про «Армату». Разговор интересный, но новое что-то есть, такое же?

В.Халитов ― Конечно, есть. Мы на выставке в Нижнем Тагиле показали шесть новых образцов, как вновь создаваемых, так и модернизирвоанных.

А.Нарышкин ― Это что?

В.Халитов ― Прежде всего, мы показали танки Т-15, Т-14. Это танк и тяжёлая боевая машина «Коалиция».

А.Нарышкин ― Про «Коалицию» я тоже слышал, Что это такое?

В.Халитов ― Перспективный артиллерийский комплекс. Это перспективная машина, которая тоже проходит испытания, совершенно новый образец. Мы показали модернизированный бронетранспортер, БТР-80. Показали боевой модуль 57 мм «Байкал», мы его интегрировали с БМП-3 совместно с «Курганмашзаводом». Мы показали прототип будущего двухзвенного тягача «Арктика», это тоже наша разработка, и мы сейчас представим уже опытный образец. Пока в инициативном порядке. Мы показали также специальную пожарную машину на базе узлов и агрегатов танка Т-72.

А.Нарышкин ― Василий написал нам СМС, вопрос немножко странный — он говорит, что есть некое видео, где американский противотанковый робот-невидимка уничтожает целый танковый взвод за минуту. Только вот ссылку Василий нам не кинул. Но кстати, про невидимку — можно танки делать невидимыми?

В.Халитов ― Мы и делаем танки невидимыми.

А.Нарышкин ― Невидимые они в каком смысле?

В.Халитов ― Практически во всех электромагнитных диапазонах. Это входит в систему противодействия обнаружению, которая сейчас реализуется на «Армате, с использованием глубокой стеллз-технологии, особенного покраса, особенной архитектуры самой машины, что снижает заметность этой машины

А.Нарышкин ― Я вас спрашивал про ваши новые разработки, а вы мне назвали то, что вы уже давно делаете и то, что уже выезжает не первый год на Красную площадь. По мне модернизация или глубокая модернизация — это абсолютно не является чем-то новым, чем-то прорывным.

В.Халитов ― Вот в 2011 г. у нас был прорыв — мы представили образцы, которые никогда не показывали. Это восемь образцов. В 2013 г. показали ещё восемь образцов. Глубокая модернизация — и есть прорыв.

А.Нарышкин ― Мне, человеку, который вообще не разбирается в этой тематике, хотя я и веду эту передачу, кажется, что вы «Армату» сделали и теперь отдыхаете. Мне кажется, — может быть, это моё заблуждение, — что если предприятие каждый год хотя бы радует какой-то новой разработкой, то значит, наша промышленность идёт вперёд.

В.Халитов ― Чтобы каждый год показывать какой-то образец, представляете, сколько надо для этого финансового обеспечения?! Государство должно постоянно на опытно-конструкторские работы выделять значительные суммы денег.

А.Нарышкин ― А почему нет? Разве не выделяют?

В.Халитов ― Нет. Мы реализуем всё то, о чём с нами подписаны контракты Минобороны и на что выделены средства. Вот, например, по «Армате» с нами подписан контракт на опытно-конструкторскую работу, которая идёт, и мы, естественно, этот проект реализуем. Если с нами подпишут другие контракты — естественно, в рамках этих контрактов мы будем создавать совершенно новые образцы. Но просто так, в инициативном порядке, мы тоже делаем очень много. Мы только за прошлый год потратили чуть более 1 млрд. руб. на разработки в инициативном порядке. На это мы тратим нашу прибыль корпорации, понимая, что всё-таки к этому придёт заказчик.

Вот смотрите, пример. Для того, чтобы появился новый образец, абсолютно новый, типа «Арматы», надо, по современным условиям, не меньше 3—4 млрд. рублей. Но корпорация не может себе позволить каждый год тратить такие значительные суммы денег…

А.Нарышкин ― А почему вы говорите только про корпорацию? Есть же государство, можно прийти и сказать в правительстве: ребята, у нас есть вот такая хорошая мысль, подкиньте нам деньжат.

В.Халитов ― Да так и происходит. На самом деле у нас есть системные институты, которые занимаются развитием систем вооружений в целом. И если мы видим, что у наших друзей появляется что-то новое, и мы им в противовес можем предложить что-то своё. Вот сейчас появилась задача Арктики, мы предложили вариант, поставив на выставке в прошлом году прототип двухзвенного тягача. Это наша инициативная разработка. Сейчас Минобороны готовит задание для того, чтобы мы начали в их интересах продолжать эту опытно-конструкторскую работу.

А.Нарышкин ― Заинтересовались?

В.Халитов ― Конечно. Поэтому я считаю, что такой механизм оправдывает себя. Но каждый год не должна появляться новинка. В этом нет смысла — зачем плодить достаточно большое количество разной техники? Мы говорили, почему платформа «Арматы» унифицирована. То есть на единой платформе создаётся огромное количество образцов. Недавно наш генеральный директор сказал, что будет около 30 образцов. И это правда. Это инженерные машины, тяжёлые системы, артиллерийские системы, зенитно-ракетные комплексы, машины боевого управления. На самом деле набирается достаточно большая номенклатура. Всё зависит от заказчика. Если выделяется какое-то финансовое обеспечение, то мы готовы выполнить заказ. Наши КБ на самом деле готовы выполнять любые задачи. Но должна быть в этом какая-то сбалансированная перспектива. Нельзя сразу бросаться и начинать что-то совсем новое.

Потом мы ещё не завершили до конца «Армату» — давайте её доведём сначала до совершенства, чтобы эта платформа действительно стала абсолютно надёжной, чтобы эта машина себя уже показала в эксплуатации. И после этого на основе этой машине будем создавать уже другую номенклатуру образцов.

А.Нарышкин ― Вы сказали про миллиард рублей прибыли, которую вы можете направлять на такие инициативные разработки.

В.Халитов ― Мы направляем более миллиарда рублей на инициативные разработки в интересах заказчиков.

А.Нарышкин ― Откуда берётся это миллиард рублей прибыли? Вряд ли из гособоронзаказа?

В.Халитов ― Частично из гособоронзаказа, частично от продажи гражданской продукции.

А.Нарышкин ― Вас спрашивают про соотношение гражданской и военной продукции.

В.Халитов ― Сейчас это где-то процентов 80 на 20. А были времена, когда было наоборот. Сейчас ситуация изменилась. Сейчас корпорация в основном существует на контрактах по гособоронзаказу. Потому что происходит спад, к сожалению, гражданской продукции. У нас основное гражданское производство, это конечно вагоностроение. Но сейчас наблюдается спад на закупку вагонов, спад на закупку тракторов, дорожно-строительную технику, которой мы тоже занимаемся. В связи с этим мы ищем другие рынки. В частности, мы недавно занялись разработкой лесообрабатывающей техники. Министерство промышленности и торговли пошло нам навстречу. При этом мы используем технологии, которые отрабатывались, в том числе и в «Армате».

А.Нарышкин ― Это для вас новое направление?

В.Халитов ― Это для нас новое направление, но образы, которые входят в эти комплексы лесообрабатывающей техники, очень похожи на танки. Там нужно обеспечить проходимость, автономность и другие свойства, которые тоже присущи военной технике.

А.Нарышкин ― Почему-то я сразу представил, как китайцы покупают у «Уралвагонзавода» эту технику, и наши леса Сибири начинают редеть… Нет? В какой стадии эти машины?

В.Халитов ― Мы сейчас где-то на этапе изготовления опытных образцов.

А.Нарышкин ― Расскажите ещё про гражданку технику. Есть ли у «Уралвагонзавода» планы по увеличению соотношения гражданской продукции?

В.Халитов ― Если говорить по вагонам, думаю, ситуация в ближайшее время изменится. Потому что правительством принят ряд постановлений, которые ограничивают продление ресурсов срока службы вагонов. Раньше многие транспортные грузовые компании просто продлевали своим решением ресурсы этих вагонов, и это приводило, как правило, к авариям. Сейчас грузовые компании будут вынуждены менять вагоны, то есть списывать устаревшие и покупать новые. Мы на это надеемся.

Грузовых компаний достаточно много. И они используют не обязательно наши вагоны. Но нельзя рисковать при их эксплуатации, надо всё равно когда-то их менять. Так же, как и в танковом парке. Мы можем, конечно, определённое время заниматься модернизацией танков Т-72. Но этим танкам уже более 40 лет, нам всё равно придётся переходить на совершенно новые танки типа «Арматы». И Минобороны в любом случае начнёт это делать. Иначе и быть не может.

А.Нарышкин ― Одно дело, когда мы переходим на принципиально новый танк, другое дело, когда мы говорим о вагонах. Это же примитивная конструкция.

В.Халитов ― Что значит «примитивная»? Она так же изнашивается, как и все остальные механизмы, узлы и агрегаты.

А.Нарышкин ― Я вообще не могу представить, что на одном предприятии делают и танки, и вагоны.

В.Халитов ― Приезжайте в гости, мы вам покажем.

А.Нарышкин ― Обязательно приеду. Но объясните, что можно придумать нового с вагонами?

В.Халитов ― Например, использование композитных материалов, что значительно облегчает вагон, то есть, повышается его грузоподъёмность повышается его ресурс использования. У нас есть достаточно интересные в этом отношении разработки. Опять же, меняются какие-то другие свойства, идёт улучшение каких-то других характеристик узлов. Тут вы неправы — у нас более 8 перспективных разработок по вагонам.

А.Нарышкин ― Есть какая-либо статистика, если говорить о гражданке? Сколько вагонов именно вашей продукции ходит по российским железным дорогам? Насколько вы являетесь монополистами в этом смысле?

В.Халитов ― Нет, у нас есть ряд предприятий, которые тоже выпускают вагоны, такие же, какие и мы выпускаем. Но соотношение, наверное, где-то 70 на 30. То есть 70% — это «Уралвагонзавод», если брать в целом вагонный парк Российской Федерации.

А.Нарышкин ― Почему вы не хотите увеличивать гражданскую часть?

В.Халитов ― Почему не хотим? Во-первых, сейчас кризис и спад закупки вагонов. А так мы выпускали в 2012 г. более 25 тысяч штук за год! И у нас так шло и в 2013 г. и в 2014. Но в 2015 г. пошёл спад, который продолжается и в 2016 г.

А.Нарышкин ― Хочу вас подвести к разговору о долгосрочных целях. У «Уралвагонзавода» есть какая-то стратегия?

В.Халитов ― Конечно, у нас есть определённые стратегические цели. Но я бы хотел сказать, что корпорация была создана 6 лет назад как раз с целью создания эффективной системы развития вооружений, военной техники — это, прежде всего, наша самая главная цель.

А.Нарышкин ― То есть когда корпорация создавалась, не планировалось гражданской продукции?

В.Халитов ― Корпорация объединяет на сегодня более 25 предприятий, которые занимаются именно оборонкой. Это основа корпорации. Гражданский сектор не очень большой у нас на самом деле в отношении количества предприятий, выпускающих гражданскую продукцию. Собственно, это «Уралвагонзавод», Челябинский тракторный завод, может быть с натяжкой можно это сказать про «Витязь» — это гражданская продукция. А в основном мы выпускаем военную продукцию. Поэтому корпорация создавалась с целью объединения усилий этих разрозненных предприятий, поднятия танковой отрасли в целом, отрасли артиллерийского вооружения. Эти предприятия существовали сами по себе, а за счёт создания корпорации, на наш взгляд, действительно возросла эффективность этих предприятий за счёт создания управляющей компании. И вы видите, что мы уже вышли на создание новых образцов военной техники, занялись модернизацией существующих образцов. То есть, создана эффективная система управления.

А.Нарышкин ― А что вы сделаете к 2020 г., к 2025 году?

В.Халитов ― К 2020 году у нас есть прямые указания Верховного главнокомандующего сделать 2300 образцов — это наша стратегическая цель. У нас продолжаются долгосрочные контракты.

А.Нарышкин ― Значит, «Армат» будет 2300 штук?

В.Халитов ― Да. Кроме того, у нас есть чёткие цифры по «Коалиции», что мы тоже должны выполнить. У нас есть чёткое понимание необходимого стране количества двухзвенных тягачей. Также для нас определены задания в отношении модернизации существующего парка Т-90, Т-72. У нас уже подписаны долгосрочные контракты, о которых мы сегодня говорили. И сейчас мы выполняем трёхгодичный контракт, подписанный буквально в прошлом году, по модернизации танков Т-72. У нас как раз все цели по военной продукции точно определены.

Вот с точки зрения гражданской продукции сейчас приходит понимание уже экспортного потенциала производства. Мы раскручиваем сейчас Челябинск по тракторам, по дорожно-строительной технике. Мы раскручиваем сейчас тему лесообрабатывающей техники.

А.Нарышкин ― На экспорт?

В.Халитов ― В том числе, на экспорт. Мы раскручиваем тему восстановления вагонов. И ещё одна тема важная, о которой я бы хотел сказать — мы сейчас будем заниматься разработкой перспективных тракторов и сельскохозяйственной техники. Это тоже очень интересная тема и потребность на рынке существует.

А.Нарышкин ― После «Арматы», после вагонов из композитных материалов — перспективный трактор? Это что?

В.Халитов ― Во-первых, на танке «Армата» отрабатывается ряд новых перспективных технологий. Например, того же дистанционного управления — почему нет?

А.Нарышкин ― Зачем?

В.Халитов ― Как это зачем? Можно ведь автоматизировать труд, в том числе, и сельскохозяйственный труд. По заданной программе пусть ходит трактор-робот по хорошему ровному полю. Почему не использовать?

А.Нарышкин ― Ввёл параметры поля, и дальше машина сама?

В.Халитов ― И машина сама выполняет задачи. А оператор дистанционно управляет.

А.Нарышкин ― Какая-то экзотика!

В.Халитов ― Всегда надо думать о будущем!

А.Нарышкин ― В период кризиса вы начинаете заниматься этим будущим?

В.Халитов ― На самом деле этим занимаемся не только мы, занимаются очень многие корпорации в мире. Так или иначе, — всё равно человеческий труд будет заменяться на роботами. Это уже тенденция. От неё уже никуда не денешься. Даже вам скажу откровенно — мы c этим опаздываем! Потому что на Западе ребята гораздо быстрее продвигаются в этом вопросе. Поэтому здесь никакой фантазии нет, это реальность! Надо смотреть на шаг вперёд, иначе мы будем безнадёжно отставать…

А.Нарышкин ― Спрашивают про трамваи — вы их тоже делаете?

В.Халитов ― Да, забыл сказать о трамваях. У нас «Уралтрансмаш» делает трамваи. Мы недавно показали очень интересный, перспективный трамвай — вы его видели?

А.Нарышкин ― Нет, не видел.

В.Халитов ― Посмотрите в интернете, это вообще просто «ноу-хау»! Проект достаточно интересный. И кстати, материалы там необычные использованы.

А.Нарышкин ― Вы меня удивили — трамвай с интернетом.

В.Халитов ― У этого трамвая компоновка необычная. Ну, надо смотреть, надо заниматься другими направлениями на рынке. Вообще правильно, когда будет существовать баланс между военной и гражданской продукцией. Вот это правильно. Если наступает кризис выходит, вперёд выходит продукция военного назначения, которая, по сути, регулируются государством, что позволяет продвинуться в совершенствовании технологий.

А.Нарышкин ― Раз вы говорите, что роботизация неизбежна, надеюсь, в следующий раз мы с вами в этой студии об этом поговорим. Спасибо вам большое. Удачи. Напомню, что нашим гостем был Вячеслав Халитов, заместитель директора «Уралвагонзавода».



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

"Уралвагонзавод" построили американцы за награбленные Сталиным у народа деньги. Самые тяжёлые работы выполняли гулаговские рабы. Вот бы кто посчитал, скольких жизней это стоило.
________________________________________

Пушки вместо масла…
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей Нарышкин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Правительство (0)
  • Власть (0) > Проблемы армии (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 27.11.2021 - НА ПУТИ К КАТАСТРОФЕ
  • 26.11.2021 - РЕШЕНИЕ БЮРО ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 24.11.2021 - ЧТО ВАЖНО В ДЕЛЕ САФРОНОВА?
  • 21.11.2021 - О РЕВАКЦИНАЦИИ ОТ COVID-19
  • 19.11.2021 - В ЧЁМ ЗАСЛУГА СТАЛИНА?
  • 16.11.2021 - В СУДЕ ЛИКВИДИРУЮТ ПАМЯТЬ
  • 13.11.2021 - КУЛЬТУРНАЯ КАТАСТРОФА РОССИИ
  • 12.11.2021 - ПУТИН И ЛУКАШЕНКО В БОРЬБЕ С ЕС
  • 11.11.2021 - ПОПРАВКИ ФРАКЦИИ «ЯБЛОКО» К ПЕТЕРБУРГСКОМУ БЮДЖЕТУ НА 2022 ГОД
  • 10.11.2021 - ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА ВОСПРОИЗВОДИТ БЕДНОСТЬ
  • 09.11.2021 - СОРЕВНОВАНИЕ В КОСМОСЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ?
  • 08.11.2021 - МИНФИН НЕДООЦЕНИЛ ЖИВУЧЕСТЬ ПЕНСИОНЕРОВ
  • 07.11.2021 - ПРИЗРАКИ НОВЫХ ГОРОДОВ
  • 04.11.2021 - ЧЕГО И ПОЧЕМУ МЫ БОИМСЯ?
  • 01.11.2021 - НА КРАЮ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ПРОПАСТИ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru