Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[13.01.2010]

КОНФЕРЕНЦИЯ ПО КЛИМАТУ В КОПЕНГАГЕНЕ – ЭТО НЕ ПРОВАЛ

Алексей Кокорин – руководитель программы «Климат и энергетика» российского представительства Всемирного фонда дикой природы, кандидат физико-математических наук.

Недавняя конференция по проблемам глобального изменения климата в Копенгагене – это неудача, но не провал. Провал был бы, если бы приняли решение юридически обязательное, но очень слабое. Тут решения нет, просто потеря времени – года два. При этом наибольший ущерб, как всегда, понесут самые слабые и уязвимые, помощи не получат малые островные государства или те, кто страдает от засухи в Африке. Это самый печальный итог конференции.

Положительные итоги заключаются в том, что все мировые лидеры (кроме председателя Госсовета КНР) собрались вместе и пришли к соглашению – пусть оно и имеет статус коммюнике, то есть необязательного к исполнению документа. Но это, безусловно, основа для будущего сотрудничества, и основа хорошая.

В ближайший год, конечно, не будет делаться просто ничего. В окончательном варианте соглашения нет конкретных цифр снижения выбросов – в угоду Китаю их просто убрали. Но если мы возьмём положения, которые были в документе до компромисса с Китаем и по которым было достигнуто согласие всеми развитыми странами и большинством развивающихся (потому что у Индии, Бразилии, Индонезии, ЮАР немного другое положение, чем у Китая), получится, что мир был готов сделать шаг на пути к ограничению роста глобальной температуры на уровне 3 градуса. В идеале, конечно, надо говорить о борьбе за ограничение роста уже на уровне 2 градусов. Хотя температура – чисто индикативный показатель. Дело в числе и силе отрицательных погодных явлений.

Основные меры, которые рассматривались в Копенгагене, предполагают снижение выбросов. Тут две стороны медали. Есть меры по адаптации к изменению климата – это помощь в объеме 30 миллиардов долларов, выделяемая наиболее уязвимым странам (Россия в их число, естественно, не входит). Изначально предполагалось, что к 2020 году США добьются снижения выбросов на 17 % от уровня 2005 года, Япония – на 25 %, Норвегия – на 40 %, ЕС – 20 %. Россия по этим показателям – нечто среднее между развитыми странами и развивающими. Для развивающихся стран подсчёты выбросов строятся на основе базового сценария развития экономики. Тут диапазон 15–30 %.

Конечно, запланирован очень значительный шаг. Это часть пути к снижению выбросов парниковых газов к середине века в два раза. Для развитых стран предполагается ещё большая цифра снижения выбросов – на 80 %. Пока только США и страны ЕС чётко прописали, с помощью каких мер и как они будут по этой траектории идти. Для России, наверное, параметры снижения выбросов к середине века могли бы быть близки примерно к 50 % (эта цифра в своё время озвучивалась на заседаниях «Большой восьмерки»).

Кроме того, ведущие финансовые доноры мира согласились, что нужно повышать объём финансирования программ помощи развивающимся странам в связи с изменением климата до 100 миллиардов долларов в год. Сейчас всё финансирование на климатические цели – примерно 1 миллиард долларов. Вся помощь развивающимся странам целиком (на здравоохранение, борьбу с голодом, бедностью и т.д.) – примерно 120 миллиардов. И многие считают, что эту сумму надо увеличивать вдвое.

Что касается скандала с появлением в Интернете переписки учёных-климатологов, то я принимал в этой переписке участие, будучи одним из нескольких тысяч соавторов Четвёртого оценочного доклада. Тогда я работал в Институте глобального климата и экологии. Тогда действительно велась полемика между небольшой группой учёных, в основном британцев (среди них, например, лорд Николас Стерн), предлагавших пугать население, и всеми остальными. То есть эта группа британских учёных пыталась представить графики температуры, подобрав данные только по тем точкам, где изменение температуры проявлялось наиболее сильно. По-моему, это неправильно. Нужно всё представлять как есть. К тому же дело не в температуре, а в объёмах выбросов углекислого газа. А широкие массы людей после подобных заявлений сначала пугаются, потом начинают сомневаться, а потом у них, фигурально выражаясь, в голове образуется каша.

Тогда был большой скандал, и мнение Стерна на отчётные документы по итогам международных исследований никак не повлияло. Но это было пять лет назад. А сейчас всё это вытащили лоббисты некоторых стран, для которых соглашение в Копенгагене невыгодно. Например, те, у кого слишком энергоёмкое производство, или экспортёры угля. Тем, у кого производство и энергетика основаны на использовании природного газа (и экспортёрам газа), соглашения в Копенгагене, наоборот, были бы выгодны. Как и для тех, кто развивает атомную энергетику или применение биотоплива.

Заметьте, как раз перед копенгагенской конференцией появился и фильм о «глобальном потеплении как глобальном обмане» на Первом канале. И снова товарищ Илларионов у нас всплыл с мистификациями температурных данных. Товарищ Илларионов работает в институте, стопроцентно финансируемом компанией Exxon-Mobil. Если бы ещё компанией «Роснефть» я бы задумался: вдруг это в интересах России, поскольку наша страна в основном экспортёр не угля, а нефти и газа?

Я тщательно исследовал этот вопрос. Если бы в руководстве страны существовали влиятельные группы, настроенные таким образом, тогда бы, наверное, президент не подписал такую климатическую доктрину, как перед конференцией в Копенгагене. Тогда бы он так не говорил с академиками и нефтяниками, убеждая их, что изменение климата происходит из-за человека. Даже если бы это было не из-за человека и мы ошибаемся – и слава Богу. Предлагается выполнить меры по повышению энергоэффективности и энергосбережению. Выполнить их усиленно, даже частично насильно. Но не ради климата, а ради проталкивания экономики с экстенсивного на интенсивный путь развития, иначе мы навсегда останемся сырьевым придатком.

Что касается фильма на первом канале, то к сожалению, фильм заказной и довольно старый. Это статистическая мистификация температурных данных. Например, там говорится: за такой-то период потепления не обнаружено. Но они берут 1998 год за начало периода (а это был самый тёплый год века).

Кстати, и многие эксперты, выступающие в этом фильме – специалисты в самых разных областях, даже политологи, но вовсе не специалисты по климату. И это довольно странно выглядит. Мы же не берёмся судить о ракетной технике. А судить о погоде решается каждый. Может, они замечательные специалисты в своих областях, но не специалисты по физике и химии атмосферы. Профессионалы же всё-таки говорят профессионально. Даже такой категорический противник Киотского протокола, как академик Юрий Израэль, говорил президенту перед Копенгагеном: «Сверхужасов нет, но отнестись к этому следует серьёзно». Ведь в оценочном докладе (где нет, конечно, никаких политических выводов про Киото или Копенгаген) говорится, что антропогенный фактор влияет на изменение климата более чем 90 %, а естественные причины – только более 5 %.

Учёный дорожит своим именем. А если это господин Илларионов или специалист по энергетике, то ему неважно, что о нём будут думать физики атмосферы, он их даже не знает. Кроме того, многим, даже необязательно лоббистам чьих-то интересов, очень хочется «залезть в телевизор», как Фрёкен Бок из сказки про Карлсона. Хорошо, что они ради этого хотя бы храмы не сжигают, как Герострат. Чтобы попасть на телевидение – нужна сенсация. Нужно сказать: Земля квадратная. Иначе жареной новости не будет. А, кроме того, журналистов учат, что надо столкнуть два мнения. Если 90 % климатологов за антропогенные причины изменения климата, а 10 % – против, значит, каждый из этих последних будет появляться на телевидении в 10 раз чаще каждого из своих коллег, придерживающихся более распространенной точки зрения. Может быть, стоит уйти от такого искусственного столкновения интересов и обсуждать, как решать задачи?

Среди профессиональных физиков атмосферы почти 100 % разделяет мнение об антропогенных причинах изменения климата. Отдельно следует сказать о специалистах по палеоклиматологии. Они исследуют изменение климата в геологическом масштабе. Для них несколько последних десятилетий – это странная, ничего не значащая микроточка на теле изучаемого объекта. Они ориентированны на тысячи и миллионы лет. Они говорят, что Земля и так движется к новому ледниковому периоду – и это всё правда. Но из этого нужно делать другие выводы. Мы знаем, что 100 тысяч лет назад температура была выше, чем сейчас. И белый медведь, например, тогдашнее потепление пережил. Но белого медведя тогда не отстреливали. Это значит, что в новых условиях нам придётся предпринять усиленные меры по защите белого медведя.

Разногласия в академическом сообществе по вопросу об изменении климата часто касаются методов реагирования на изменение климата, в том числе тех, что предлагаются международными соглашениями. Что говорит тот же академик Израэль? «Киотский протокол ничего не дал науке». Здесь я с ним не согласен. Американцы, оказавшись вне протокола, выделили на климатическую науку 5 миллиардов долларов. Что помогло, в том числе, и науке в России. То же относится и к переговорам в Копенгагене. Государства – участники конференции, скажем, не готовы в вопросе о сведении лесов заказывать подробный мониторинг для изучения проблемы. И конечно же, после этого человек, занимающийся наземными экосистемами, скажет, что все эти межгосударственные конференции ничего всерьёз не меняют.

Киотский протокол стал первым шагом большого пути. Это попытка разворошить палкой муравейник в надежде, что муравьи выбегут и сами разберутся, куда бежать. Он не учитывает, да и не мог учитывать, тех достижений науки, которые есть сейчас – ведь их в 1996 году ещё не было. Он никак не обозначает стратегическую цель. Никак не затрагивает деятельности развивающихся стран и не имеет собственного финансового механизма. Поэтому и польза от таких соглашений снижена.

Недавно подписанная президентом РФ Климатическая доктрина хороша уже тем, что она появилась. Там, конечно, нет ни одного числа. Это документ стратегического значения. Но у нас есть и несколько вариантов решения более конкретных вопросов, связанных с проблемой изменения климата. Например, закон «Об энергоэффективности и энергосбережении», распоряжения Путина о мерах по прекращению сжигания попутного газа и ряд других. В этих документах даже слова «климат» нет, но это всё равно относится к климатической проблеме.

Российские власти пытаются наладить порядок энергосбережения, говорят о необходимости работ над возобновляемыми источниками энергии (кстати, инвестиции в эти исследования растут во всём мире). Введение тех же энергосберегающих лампочек, о которых говорил Дмитрий Медведев, необходимо. Другое дело, что мы должны были сделать это раньше, – и тогда получили бы большее преимущество в развитии экономики.

Что ждёт Россию? Люди могут страдать от волн жары. Совершенно понятно, почему это явление происходит – идёт большая закачка энергии в центры климатической активности. Температура – фактор, на который можно обращать внимание при составлении «дорожных карт» экологической политики. Но более важны показатели концентрации углекислого газа. Они растут в любой точке мира, и в случае с ними легко доказать, что причиной этого является деятельность человека.

К тому же учёных беспокоит не то изменение климата, которое мы наблюдаем сейчас, а то, что будет лет через 20 или через 30. Может быть, сейчас в каких-то регионах позитивных последствий изменения климата больше, чем отрицательных, но лет через 20–30 будет больше негативных. И для сельского хозяйства, и для добычи природных ресурсов в ряде регионов (в связи с таянием мерзлоты).

Хотя на вечную мерзлоту влияет и определенная арктическая циркуляция, из-за чего, скажем, в Воркуте таяние мерзлоты в последние два года замедлились. При этом в Арктике лета стали холоднее, а льда – намного меньше. Потому что лёд тает не из-за роста температуры, а из-за заноса тёплой воды северной Атлантики. То есть это целый клубок факторов. И донести их до широкой публики не так-то просто. Тот же тезис о причинах таяния арктических льдов озвучивал в своё время для СМИ замдиректора Института Арктики РАН. Что попало в газетные заголовки? Только первая часть утверждения: «Арктика тает не из-за потепления воздуха». Поэтому и появляются такие, как Стерн, которые говорят, что публику надо пугать. Хотя от этого становится только хуже.

Главный принцип для всего мира – где тонко, там и рвётся. Значит, если ваш регион страдает от засух, – они будут чаще. Если у вас кислое и дождливое лето, оно будет ещё более дождливым. Не будут появляться новые явления, которых никогда не было, – скажем, волны жары в Санкт-Петербурге. Но в городе на Неве возрастёт вероятность наводнений. Кстати, России повезло с географическим положением. Мы расположены очень далеко от центров изменения климата, поэтому то, что происходит у нас, это цветочки по сравнению с «ягодками» в других странах.

Аномально тёплые зимы будут по-прежнему, но они будут не всегда аномально тёплыми: сначала – аномальное тепло, потом – резкий переход к холоду. Сейчас нам повезло: в Москве одновременно с резким понижением температуры выпал снег. Но так будет не всегда. Возможны длительные холодные бесснежные периоды зимой. Вот в эту зиму в данный момент очень холодно, но в среднем температура будет на 3–4 градуса выше нормы. И опять же, смотря что считать за норму. За норму принимается средний показатель наблюдений с 1961 по 1990 год. Но ведь всё меняется.

http://www.rabkor.ru/interview/4628.html

Михаил Нейжмаков

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Проблемы энергетики (0)
  • Экология (0) > Изменение климата (0)
  • Экология (0) > Охрана природы (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 19.11.2020 - НЕ ПРИКАСАЙТЕСЬ К НЕМУ!
  • 16.11.2020 - НАШИ ОТНОШЕНИЯ С США И ТУРЦИЕЙ
  • 16.11.2020 - ЧЕГО ДОСТИГЛА РОССИЯ В КАРАБАХЕ?
  • 15.11.2020 - РУИНЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РФ
  • 07.11.2020 - ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОГО КРЫМА
  • 04.11.2020 - АНДРЕЙ КОЗЫРЕВ О КАРАБАХЕ
  • 04.11.2020 - ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА ВЛАДИМИРА ВЛАДИМИРОВИЧА ПУТИНА
  • 28.10.2020 - МЕЖДУНАРОДНАЯ ЛЕГИТИМАЦИЯ
  • 28.10.2020 - НЕОБСУЖДАЕМЫЕ ПОПРАВКИ
  • 26.10.2020 - ПОХОРОНЫ ГОССОВЕТА
  • 25.10.2020 - ВНУТРИПАРТИЙНЫЕ ПРАЙМЕРИЗ В ПСКОВСКОМ ОТДЕЛЕНИИ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 22.10.2020 - ЧТО ДЕЛАТЬ С ЭНЕРГЕТИКОЙ
  • 21.10.2020 - СОХРАНЯТЬ ПРИРОДНЫЕ БОГАТСТВА
  • 18.10.2020 - «НОВИЧОК» КАК МЕЖДУНАРОДНЫЙ СИМВОЛ РОССИИ
  • 16.10.2020 - ЕЩЁ БОЛЬШЕ УКРЕПЛЯЮЩЕЕСЯ САМОДЕРЖАВИЕ…
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru