Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[07.07.2017]

ЧТО ВЫШЛО ИЗ ВОЛОДИНСКОЙ ГОСДУМЫ?

Александр КЫНЕВ: российский учёный-политолог, доцент департамента политической наук ВШЭ, кандидат политических наук, специалист в области региональных политических процессов России и стран СНГ, исследований партийных и избирательных систем


Александр КЫНЕВ:


В парламенте хватает влиятельных депутатов и фракционных противоречий. Но политическая жизнь всё не начинается. Спящий потенциал вместо «бешеного принтера».


Мы живём в эпоху парадоксов, лишь подчёркивающих отсутствие нормального баланса в российской политической системе. С одной стороны, очевидно, растёт общественная активность, с другой — традиционные политические институты, которые должны её канализировать. Но они не просто эту активность игнорируют, но даже пытаются с ней бороться.

Они демонстрируют внешне удивительную (хотя на самом деле понятную) инерцию и боязнь взаимодействия с протестно настроенной частью общества и словно пребывают в анабиозе, летаргическим сне. При этом у некоторых из таких институтов, на первый взгляд, есть потенциал к более активной деятельности, его видно при детальном изучении, но почти не заметно в реальной жизни.

Что же происходит с политическими институтами? Начнём с Госдумы, тем более что завершение первого года её работы — достойный повод для того, чтобы подвести промежуточные итоги.

Имеющиеся данные позволяют с полной уверенностью говорить, что в Госдуме развиваются и вступают в противоречие две совершенно разные тенденции. Первая — это качественное изменение состава депутатского корпуса, вызванное комплексом причин — от возвращения выборов по мажоритарным округам, что неизбежно изменило принципы отбора кандидатов, до последствий политтехнологических стратегий (ставка на низкую явку) и появления в законодательстве после 2012 целого ряда новых запретов и ограничений.

Вторая тенденция — это попытка изменить стиль работы самого парламента. Изменения налицо — Дума стремится избавиться от репутации «бешеного принтера». И её руководство, и руководство парламентский фракций пытаются максимально упорядочить и централизовать законотворческий процесс, снизить влияние на него отдельных депутатов, уменьшить их персональные политические пиар-демарши.

Первая тенденция предполагает рост политической независимости депутатов и рост значения на выборах их личных достоинств. Вторая, ровно наоборот, — стремится нивелировать их влияние на работу уже избранного парламента. К чему эти противоречия могут привести?


КАК ПОМЕНЯЛАСЬ ГОСДУМА В 2011–2016 ГОДАХ?

В преддверии выборов 2016 года больше всего текстов было написано о надеждах в связи с возвращением смешанной избирательной системы (225 депутатов по мажоритарным округам и 225 по партийным спискам) вместо полностью пропорциональной. Это должно было изменить сами критерии отбора депутатского корпуса. Раньше списки утверждались в Москве и депутатами становились, в первую очередь, благодаря договорённостям с федеральной партийной и околопартийной бюрократией. Теперь уже не кандидаты должны были «бегать» за партиями, а наоборот — сами партии стали вынуждены искать избираемых кандидатов в конкретном округе.

В результате мажоритарная часть Думы получила гораздо более сложную систему взаимосвязей избранных депутатов с разными силами. Федеральная бюрократия, конечно, сохранила своё влияние на состав депутатов — без неё никуда, иначе просто не стать кандидатом. Но при этом выросло влияние на депутатов региональных властей и элит, а также — самих избирателей. Пропорциональная часть при этом сократилась. По этой причине конкуренция за места по спискам усилилась, число голосов для получения хотя бы одного мандата возросло, а значит, выросла и стоимость «входного билета». Кто же попал в новую Думу?

На графике приведена экспертная оценка итоговых составов депутатского корпуса Государственных дум двух созывов (2011 и 2016 годов). При анализе использовалось как комплексное исследование биографий, так и дополнительные экспертные оценки специалистов по конкретным регионам. Подсчёт по обеим созывам дан на начало первой сессии после выборов (без учёта последующего замещения депутатских мандатов).



Из этого графика хорошо видно, что между 2011 и 2016 годами внутри депутатского корпуса произошли существенные изменения:

• уменьшилось число «профессиональных политиков» и представителей бизнеса, как федерального, так и крупного регионального, хотя эти две группы и остаются самыми большими;

• резко увеличилось число представителей социальной сферы (пресловутых «бюджетников») и профсоюзов;

• в несколько раз выросла численность бывших глав муниципальных образований, особенно среди депутатов, избранных по мажоритарным округам;

• больше, чем в два раза увеличилось число бывших спикеров региональных парламентов;

• выросла численность группы, обозначенной как «команды губернаторов, региональная номенклатура»;

• удвоилось число представителей медиа-бизнеса и космонавтов, выросло даже число и без того неплохо представленных в Госдуме спортсменов и спортивных чиновников;

• самые большие потери — в три раза — понесла группа, которая обозначена в таблице как «прочее». Речь здесь идёт об отчасти случайных фигурах, которые оказывались в списке нередко по формальным причинам (представители ОНФ, «пенсионеры», «рабочие» и так далее). В условиях ужесточения конкуренции для подобных экспериментов места почти не остаётся.


КАК ВЫГЛЯДИТ ПОРТРЕТ НАРОДНОГО ИЗБРАННИКА?

Очевидно, что причины этих изменений не только в смене формата избирательной системы. Изменения численности некоторых групп показывают, что есть и иные политтехнологические и юридические причины.

Почему уменьшается число представителей бизнеса, хотя политические амбиции многих крупных региональных предпринимателей хорошо известны? Как представляется, это во многом следствие сознательно введённых после 2012 года ограничений: «антикриминальный» фильтр за любые, даже снятые и погашенные судимости по тяжким и особо тяжким статьям, запрет на использование «иностранных финансовых инструментов». В государственной пропаганде эти ограничения назвали «национализацией» элиты, хотя на самом деле речь идёт о попытке поставить барьер для независимых людей с собственными ресурсами, которые могли бы добиваться успеха без опоры на административный ресурс и без согласия крупных чиновников.

Рост среди депутатов представителей социальной сферы, спорта, медиа-бизнеса, является следствием выбранных политтехнологических стратегий и длительного периода ограничений политической конкуренции. Отметим, что к этой группе относятся не только депутаты, работавшие в образовании или здравоохранении непосредственно перед избранием, но и в целом выступающие как признанные представители этой сферы. К примеру, нередко бывший директор школы или главврач вначале успел поработать в региональном парламенте или в областной или городской администрации, а уже затем оказался в Госдуме.

Существенное увеличение числа представителей социальной сферы хорошо сочетается сразу с двумя явлениями. Первое — это заинтересованность власти, в том числе региональной, в формировании зависимого и управляемого депутатского корпуса: ставка на «бюджетозависимых» кандидатов — это давняя и хорошо известная стратегия. Второе — ставка на низкую явку, в первую очередь выразившаяся в переносе выборов на сентябрь. Расчёт при этом был на максимизацию явки административно зависимого и конформистски настроенного электората из сфер здравоохранения, образования и социального обеспечения. Ставка на конкретные группы избирателей предполагает и подбор кандидатов, лучше всего эти группы мобилизующих.

Что касается увеличения среди депутатов числа представителей медиа, спорта, и даже космонавтов, то здесь причина немного другая. Как представляется, это следствие явного дефицита публично раскрученных и избираемых кандидатов, ещё большего усилившегося из-за стремления власти уменьшить влияние на политику независимого бизнеса.

Появление существенной «муниципальной фракции» также отчасти связано с проблемой кадрового дефицита раскрученных публичных политиков, способных выиграть мажоритарные округа. Главы муниципалитетов — одни из немногих региональных политиков, обладающие такой известностью и одновременно опорой на те или иные структуры поддержки. Известны случаи, когда губернатор, может, и не хотел видеть бывшего мэра депутатом, но это оказывался единственный гарантированно проходной вариант. Но есть и другие существенные причины. Часто избрание бывшего мэра в Госдуму является следствием внутриэлитного размена и перехода от избрания мэра населением к избранию его депутатами (которыми, как правило, будут избраны следующие мэры). Следствием дефицита раскрученных кадров и таких разменов может быть также попадание в Госдумы ряда спикеров региональных парламентов.


ЧТО ПРОИЗОШЛО С «ЕДИНОЙ РОССИЕЙ»?

По анализу состава Госдумы седьмого созыва хорошо видно, что реального разнообразия интересов теперь больше внутри формально единой фракции «Единой России». Многослойность «ЕР» может восприниматься как фактическая цена за формальное доминирование и стремление найти всех тех, кто может мобилизовать в свою поддержку существенные группы избирателей и местных элит. Например, при подборе кандидатов в ряде регионов в партию были рекрутированы даже некоторые местные оппозиционеры. Это произошло именно потому, что они имеют значимый публичный ресурс и электоральные возможности. При формировании списков в федеральном центре заботились в первую очередь об общем результате, а не о том, что с таким составом депутатов делать потом.



В результате именно противоречия различных фактических интересов внутри формально общей фракции «Единой России» и являются главной интригой в этом созыве. Таких внутренних расколов внутри фракции несколько.

Первый и самый выраженный конфликт интересов наблюдается между теми, кто заинтересован в облегчении условий для ведения бизнеса (предпринимательское лобби), и теми, кто скорее заинтересован в обратном (представители социальной сферы, профсоюзов) — в государственном патернализме, политике перераспределения за счёт повышения налоговой нагрузки в ущерб тем, кто зарабатывает. Бизнесу нужны доступные кредиты, а значит, не нужны санкции, конфронтация с внешним миром и запреты (может быть, кроме узкой группы рассчитывающих на госзаказ и «импортозамещение»).

Второе явное размежевание — между «губернаторскими командами» и «муниципалами». Тем, кто много лет занимался проблемами местного самоуправления, очевидны недостатки так называемой реформы, а на самом деле контрреформы МСУ, проведённой в 2014–2015 годах (благодаря ей власти регионов получили право менять систему управления в конкретных муниципалитетах без их согласия).

Третье внутреннее размежевание — проблема перепредставленности регионов зоны «электоральной аномалии», в первую очередь — национальных регионов Северного Кавказа и Поволжья, за счёт диспропорции явки. Сверхнизкая явка в крупных городах, регионах Сибири, Урала, российского Севера обернулась и занижением представительства этих регионов внутри парламента. В итоге мы имеем перекос представительства «аномальных» регионов — 27 мандатов выше их «справедливой» квоты от числа избирателей страны.

Казалось бы, столь разнообразный и внутренне противоречивый депутатский корпус создаёт предпосылки для интересного и конкурентного законотворческого процесса. Но получившуюся конструкцию пока правильнее называть «Думой спящего потенциала». Весь её потенциал пока скрыт: мало кто готов проявлять самостоятельность в одиночку, если это несёт существенные персональные риски. Чтобы потенциал Думы «проснулся», нужно изменение внешних политических рамок, чего может и не произойти.


КАК ВОЛОДИН УПРАВЛЯЕТ ДЕПУТАТАМИ?

Как уже отмечено вначале, изменения, произошедшие с составом депутатского корпуса, находятся в существенном противоречии с попытками изменить стиль работы парламента — уменьшить влияние конкретных депутатов, снизить риски скандалов и появления различных неоднозначных депутатских инициатив. Причин для этих стилистических перемен несколько.

Первая: можно говорить о попытках федеральных партийных лидеров компенсировать рост влияния на депутатов региональных элит и самих региональных избирателей через введение дополнительных механизмов контроля. Например, ещё весной 2016 года был принят закон о предоставлении партиям права лишать мандатов депутатов «за систематическое неисполнение своих служебных обязанностей».

Вторая причина — имиджевая. Речь о вполне понятной заботе нового руководства Думы в лице Вячеслава Володина о собственной политической репутации, которая целиком зависит от общей репутации нынешнего парламента. Отсюда стремление уменьшить число «законотворческого мусора», выдвигаемого с единственной целью, — повысить число упоминаний инициативного депутата в информационном пространстве. Той же заботой об имидже может объясняться стремление избежать попадания в телеэфир пустого зала заседаний, где депутаты привычно голосуют карточками друг за друга. Понятно, что полный зал солиднее смотрится на экране.

В результате в регламент Думы введена норма о фактически «штрафе» в случае отсутствия депутата без уважительной причины в виде уменьшения размера ежемесячных выплат, на одну шестую за каждое пропущенное заседание (сейчас около 60 тысяч рублей). Также изменён график работы парламентариев в регионах. Раньше депутаты работали по две недели на пленарных заседаниях, одну неделю — в комитетах и ещё одну — в регионах. Теперь же депутатам выделили одну неделю для работы в регионах, а оставшиеся три занимают пленарные заседания, с которыми нужно совмещать работу в комитетах.

На самом деле, конечно, важно не то, сколько депутатов находится в зале, а насколько они свободны в том, чтобы голосовать самостоятельно. Если при этом от них требуют партийной дисциплины и солидарного голосования, то голосует депутат сам или его карточка — не имеет значения. Требование ритуального присутствия при отсутствии фактического права на самостоятельность означает для многих депутатов превращение в оплачиваемую массовку.

Перечисленные противоречия уже стали сказываться на работе парламента. Первым сложил мандат один из наиболее состоятельных депутатов Александр Скоробогатько, потом ещё один крупный предприниматель Александр Меткин. За ним ушёл теннисист Марат Сафин и экс-руководитель крупного брянского агрохолдинга «Охотно» Владимир Жутенков. Статусные люди, как из бизнеса, так и из общественной сферы, очевидно, привыкли ценить своё время. Желающие баллотироваться вместо них найдутся, но вопрос не просто в желающих, а в желающих с реальными ресурсами. По этой причине, как представляется, долго упорствовать в «принудительной массовости» для партии власти чревато существенными кадровыми потерями.

Видимо, попыткой компенсировать новые сложности в депутатской работе и усилить собственный элитный вес можно объяснить и майскую инициативу Вячеслава Володина и Валентины Матвиенко о приоритетном приёме депутатов и сенаторов федеральными и муниципальными чиновниками. Также предлагается наделить региональные парламенты полномочиями приглашать глав территориальных подразделений и федеральных органов исполнительной власти на свои заседания для заслушивания их отчётов. Впрочем, на фоне более существенных новых ограничений и неудобств это выглядит как явно недостаточная и во многом символическая компенсация.


ЧТО ЖДЁТ ДЕПУТАТСКИЙ КОРПУС?

При инерционном сценарии — продолжение исхода из депутатского корпуса статусных депутатов и сложности с поиском кандидатов на следующих выборах. Кстати, многие партии с трудом находят их уже на выборах 2017 года. Что касается конкретных групп в депутатском корпусе, то, скорее всего, меньше всего проблем у власти будет с представителями социальной сферы. Опыт показывает, что депутаты-«бюджетники» зачастую не защищают других «бюджетников». Каждый главврач или директор школы защищает в первую очередь свою собственную школу или больницу, но не сферу в целом.

Власть это хорошо понимает и обычно учитывает их интересы. Здесь возможно определённое «давление снизу», когда соображения электоральной целесообразности в какой-то момент могут оказать влияние. Но чтобы этот фактор сработал, противоречие внутриэлитных обязательств и «давления снизу» должно быть крайне существенным.

Наибольший интерес представляет политическое будущее «муниципальной фракции» и представителей бизнеса. Муниципалы во многом имеют взгляды на муниципальную реформу, отличные от официального тренда последних лет. Кроме того, получив легитимность на выборах от избирателей региона, некоторые бывшие мэры через Госдуму могут вернуться в региональную политику и на следующем этапе стать конкурентами нынешних губернаторов.

Что касается крупного регионального бизнеса, то он наиболее уязвим, и депутаты-предприниматели иногда оказываются в опале помимо своей воли и в силу случайных обстоятельств пополняют ряды оппозиции. Наиболее заметно представительство торговли, строительства, пищевой индустрии, региональных бизнес-семей. Они прагматичны, но вытолкнуть их в оппозицию может смена региональной администрации и её фаворитов, проблемы с силовиками и т.д. Имеет место и психологический фактор: часто переход крупного регионального бизнесмена из региональной политики в федеральную воспринимается им психологически как расширение возможностей. Кажется, что если, будучи депутатом регионального парламента, политик мог в результате лично обращаться с губернатором и региональными министрами, то и статус федерального депутата даст ему такие же возможности в федеральной элите. Однако на практике это не так, и фактическое влияние рядового депутата Госдумы на работу федеральных ведомств намного меньше, чем регионального депутата на работу региональной власти.

Помимо изменений личных судеб конкретных депутатов могут ли возникнуть из этого субстрата противоречий какие-то новые политические альянсы и союзы? Могут в двух случаях. Первый и самый вероятный — при наличии соответствующего желания у самого федерального центра. Строительного материала, к примеру, для новой партии, при размежевании в депутатском корпусе, вполне достаточно. Второй — если сам федеральный центр столкнётся с некими новыми трудностями и начнётся эрозия российской авторитарной модели. Только в этих обстоятельствах нынешняя Дума имеет потенциал по-настоящему нас удивить.


ИСТОЧНИК

Александр КЫНЕВ

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Общество (0) > Выборы (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 26.09.2017 - ВТОРАЯ ВСТРЕЧА НОВОИЗБРАННЫХ ДЕПУТАТОВ В ОФИСЕ «ЯБЛОКА»
  • 25.09.2017 - ВПЕРВЫЕ ДЕПУТАТ ОТ «ЯБЛОКА» ВОЗГЛАВИЛ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ОКРУГ В МОСКВЕ
  • 25.09.2017 - ИСТОРИЯ С БАНКОМ «ФК ОТКРЫТИЕ»
  • 24.09.2017 - ОХОТА НА ДУРАКА
  • 24.09.2017 - ЧТО НЕ ТАК С ПАМЯТНИКОМ МИХАИЛУ КАЛАШНИКОВУ
  • 23.09.2017 - КВАЗИГОСУДАРСТВЕННОЕ НАСИЛИЕ
  • 23.09.2017 - РОССИЯ И ЗАПАД: КТО МОРАЛЬНЕЕ?
  • 22.09.2017 - О ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ ДУЭЛИ МЕЖДУ РФ И США
  • 22.09.2017 - ПРОЕКТ БЮДЖЕТА
  • 21.09.2017 - ПРОВЛАСТНЫЙ ФИЛЬТР ОППОЗИЦИИ
  • 21.09.2017 - ТЕЛЕКАНАЛ «КУЛЬТУРА» ПРЕКРАТИЛ ВЕЩАНИЕ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ВЕРСИИ «ЕВРОНЬЮС»
  • 20.09.2017 - ВЫСТУПЛЕНИЕ СЕРГЕЯ МИТРОХИНА НА РАДИО «ЭХО МОСКВЫ»
  • 20.09.2017 - РАЗРЕШИТЕ ПРЕДСТАВИТЬСЯ, 14%
  • 19.09.2017 - НАШЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ДАЁТ ПЛОДЫ
  • 19.09.2017 - ИНТЕРВЬЮ МУНИЦИПАЛЬНОГО ДЕПУТАТА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru