Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[11.07.2017]

ПУТИНСКИЕ 66%

Татьяна СТАНОВАЯ: руководитель аналитического департамента Центра политических технологий


Татьяна СТАНОВАЯ:


Что на самом деле стоит за этой цифрой? Россияне хотят «твёрдой руки»? Или это признак неверия в способность власти сохранить стабильность?

Левада-центр опубликовал любопытный опрос, изучение результатов которого заставляет условных «прогрессистов» с грустью вздыхать: российский народ кажется ещё более консервативным, чем когда-либо. 66% опрошенных хотят снова переизбрания Владимира Путина, а 34% выступают за ужесточение внутренней политики. Это запрос не просто на сохранение Путина, а на более жёсткого Путина, которому, кажется, ничто не помешает этот народный наказ выполнить в лучшем виде. Но верно ли видеть в результатах этого опроса исключительно желание «твёрдой руки»? Давайте попробуем разобраться.

Цифра 66% желающих переизбрания Путина кажется своего рода электоральным приговором: создаётся впечатление, что никакой альтернативы нынешнему президенту нет и не будет. И вовсе не потому, что в стране есть проблемы с конкуренцией, а реальная оппозиция зачищена, а потому, что Путина действительно любят. Причём тенденция последних лет такова, что любят всё крепче: в 2013 году переизбрания Путина на ближайших выборах хотели лишь 26%, в марте 2014 года — 32%, а затем был резкий крымский всплеск в апреле 2014 года до 49%. В декабре того же года переизбрания Путина хотели 55% опрошенных. И дальше — 66% в июне 2015 года, 57% в июне 2016 года.

Главным конкурентом Путина при этом оказался не «такой же, как Путин, но другой человек», а «человек, который предложил бы другое решение проблем России». Этот условный кандидат набирал 41% в 2013 году, но его рейтинг планомерно снижался до 15–18% в 2015-м. Народ не хочет ни нового президента, ни новой политики.

Всё это сразу даёт ощущение, что Путин опять всех переиграл. Медведевская альтернатива (а она была сформулирована в 2008–2011 годах и имела заметную поддержку внутри истеблишмента, сломав путинскую политическую монополию) была разъедена в течение 2012–2013 годов и окончательно придушена аннексией Крыма, когда даже прогрессисты аплодировали смелости и решительности Путина вопреки всему «восстановить историческую справедливость».

Однако попробуем всё-таки выдвинуть другую версию, объясняющую динамику нынешнего опроса «Левады». В первую очередь стоит обратить внимание на тот факт, что популярность условного кандидата «такой же, как Путин, но другой человек» (политик, проводящий путинскую линию) тоже оставалась на протяжении последних лет крайне низкой. Это можно трактовать как страх перед ротацией внутри элиты: даже если некий преемник Путина продолжил бы прежнюю политику, он неизбежно начал бы кадровые перестановки и привнёс в жизнь перемены, эффективность которых сейчас никто не возьмётся предсказать.

Поддержка Владимира Путина в такой ситуации означает рост потребности в том, чтобы не просто «оставить всё как есть», но не допустить, чтобы завтра стало хуже. В августе 2016 года Левада-центр провёл опросы на тему видения россиянами образа будущего: почти половина (46%) «не знают, что будет даже в ближайшие месяцы»; треть россиян (33%) могут планировать лишь «на 1–2 года вперед»; каждый десятый — «на 5–6 лет» и лишь 5% россиян планируют «на много лет вперёд», писал социолог Денис Волков. Тогда уже было заметно ослабление крымского эффекта. Эйфория от присоединения Крыма хотя и укрепила на время всеобщий оптимизм (в 2014 году резко выросли все оценки происходящего, рейтинги власти), но не смогла поселить в людях веру в будущее.

«Сегодня на первый план вновь выходят повседневные проблемы: рост цен на товары и услуги ЖКХ, низкие зарплаты, пенсии и пособия, плохое здравоохранение, общая неустроенность жизни, контрастирующая с реляциями о величии страны», — писал социолог.

Спад крымской волны патриотизма к 2017 году заставляет вспомнить период 2011–2013 годов. В обоих случаях это предвыборные периоды, ожидается возвращение Путина. Видение будущего примерно одно и то же: неопределённость, отсутствие перспектив и развития. 2011 год был посткризисным, 2017-й — тоже: наблюдается снижение инфляции, восстанавливается самочувствие россиян, появляется перспектива роста.

Однако, несмотря на общее, социально-политические тренды противоположны: на рубеже 2011/12 года наблюдалось заметное падение рейтингов первых лиц и всплеск акций протестов, наиболее консервативная часть населения вдруг захотела перемен. В 2017 году обратная динамика: страх перед сменяемостью власти, высокие рейтинги, консервация сознания. В 2011 году альтернативой трудному настоящему было обновление и динамика, в 2017-м — ужесточение и реакция. В чём причины?

Вероятно, ответ кроется в отношении россиян к государству и восприятии его дееспособности. Изменение отношения к политикам зависит скорее не от собственного социально-экономического положения (хуже стала жизнь — меньше любят власть), а от степени прочности государственной власти. Иными словами, даже если жизнь стала тяжелее, рейтинги будут расти вместе со способностью власти демонстрировать свою жесткость и прочность, доказывать способность держать ситуацию под контролем и выступать едва ли не единственным гарантом пресловутой стабильности.

Даже если положение россиян будет ухудшаться, но власть будет казаться устойчивой и предсказуемой, политические последствия будут менее значимыми, чем при власти слабой и нестабильной. Проще говоря, вместо конкуренции политических предложений за контроль над властью на политическом рынке в России складывается конкуренция государственнической и антигосударственной альтернатив, где успех первой зависит от способности предоставлять и защищать социальные гарантии.

Антигосударственная альтернатива в этом случае становится актуальной, когда государство кажется менее способным выполнять социальные гарантии, становится менее народным, более элитарным, менее предсказуемым, непонятным. Именно это наблюдалось в 2011 году и способствовало падению рейтингов гораздо в большей степени, чем в 2017 году, когда власть в целом оценивается скорее положительно с точки зрения способности «хозяина» поддерживать порядок.

На этом фоне возникает главный вопрос: а что будет, если государство сохранит жёсткость и дееспособность, но при этом не сможет обеспечить социальные гарантии, а финансово-экономическое положение россиян будет ухудшаться? Ответ очень прост: это значит, что государство утратило в глазах населения свою эффективность, определяемую по большей степени объёмом долго невыполняемых действующих обязательств (но не обещаний). Логика тут предельно ясна: народ будет терпеть кризис, если власть гарантирует выплату пенсий, зарплат, работу и хоть какую-то стабильность. И народ не будет терпеть, как только государство начнёт, условно, обманывать, даже если общий кризис ещё будет не столь чувствителен.

На сегодня Россия находится именно в той точке своего развития, когда государство ещё сильно, обязательства сохраняются, но положение стабильно тяжёлое. И именно в такой ситуации потребность в сильной руке будет расти, но вовсе не как знак высшего доверия, а как социальная инвестиция в последний бастион стабильности. 34% опрошенных, желающих более жёсткой внутренней политики, в такой ситуации скорее исходят из страха перед ослаблением государства, чем мечтают о новом авторитаризме. А это означает вовсе не усиление консерватизма в настроениях россиян и далеко не расширение социальной базы для нового закручивания гаек (хотя власть прочтёт это именно так), а рост сомнений в способности нынешнего режима при нынешней динамике и дальше выполнять все свои обязательства в прежних объёмах.

Нынешний опрос — это не гимн признания успешности Путина, а первая ласточка растущих сомнений в его способности поддерживать «вертикаль» и наказ доказать свою роль гаранта социальных обязательств в самом ближайшем будущем. В этом и есть главный парадокс позднего путинского времени: рост рейтинга — уже не признак силы власти, а сигнал ожиданий её ослабления.




ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Коррумпированный режим надоел до тошноты! Но промыть "желудок" страны просто некому…
________________________________________

В большинстве своём людьми, живущими в нашей стране, движут Привычка, Лень, Страх и Без-ответственность. Если с первыми тремя объяснять, я надеюсь, ничего не надо — они прекрасно укладываются в рост рейтинга, то о четвёртой хотелось бы поговорить подробнее.

Чем хуже всё происходит в стране, тем тревожнее людям, в ней живущим. Поскольку ответственности за своё будущее они (в 86% случаев) нести не привыкли, то у них возникает желание эту ответственность делегировать тому, кто хороший — Царю. "Одна надёжа на тебя, батюшка!" — как будто слышится в конце опроса Левады… И нет там никаких сигналов больше!

Вот посмотрите на ход х-реновации! 90% (просто вдумайтесь!) домов из списка проголосовали "за" — не видя, куда, когда и как их будут переселять! Вот мне почему-то кажется, что не все эти дома — трущобы, из которых надо бежать быстрее ветра. Но нет! Дяденьки умные, они за нас подумали и сделают нам "красиво"! Вот это я и называю без- (или анти-) ответственностью за свою будущую жизнь…
________________________________________

Все рассуждения строятся на основании соц. опросов "Левада-центра". Но проблема заключается в том, что доверие к методикам опросов и результатам опросов идёт по нисходящей траектории. Помнится, возникли у "Левада-центра" проблемы из ниоткуда и исчезли они каким-то чудесным образом в никуда, наверное, волшебники помогли…
________________________________________

Да будет народ терпеть. До этого терпел, а тут не будет? Дудки.
________________________________________

Татьяна Анатольевна, спасибо!
________________________________________

Если долгоправящий глава государства долго проводит информационную политику, приводящую к ассоциации его с самой страной (говорим Путин — подразумеваем Россия, говорим Россия, подразумеваем Путин), то в сознании населения его образ соединяется с образом самой страны. А свою страну (как и свою деревню) большинство населения любит, поэтому пусть бояре всегда плохие (они в сознании не ассоциированы со страной), но царь всегда хороший (так как он слился в сознании с любимой родиной).

Путин же, благодаря соответствующей информационной политике, постепенно у населения настолько сросся с образом России, что испытывать к нему негативные эмоции (не путать с рациональными соображениями, которыми мало кто грешит) обычному человеку, любящему свою страну, становится довольно трудно, для этого нужны какие-то специальные личные ситуации. То же самое слияние, кстати, произошло и на Западе. Общественное мнение там почти не может различить Путина и Россию и уже своё отношение к Путину переносит на Россию.

Собственно культ личности психологически вырастает из этого же отождествления человека и страны, когда безусловные автоматические положительные эмоции, связанные с родиной, переносятся на человека. Причём это могут быть и не обязательно правители. Пушкина тоже далеко не все реально читали, а считают, что любят, многие.
________________________________________

"34% выступают за ужесточение внутренней политики". Это может они против домашнего ареста за крупные хищения? А вообще результаты опроса совпадают с результатами последних выборов в Зимбабве. В ютубе есть.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Татьяна СТАНОВАЯ

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 27.07.2017 - ГРАЖДАНИН И ПОЛИЦИЯ
  • 23.07.2017 - ИСПОВЕДЬ ПРОПАГАНДИСТА
  • 22.07.2017 - ДЕБАТЫ СО СТРЕЛКОВЫМ
  • 20.07.2017 - КРЫМСКО-СИРИЙСКИЙ НАЛОГ
  • 19.07.2017 - «ЯБЛОКО» О СВОБОДЕ СЛОВА И ЦЕНЗУРЕ В СЕТИ
  • 18.07.2017 - СБОР ПОДПИСЕЙ ПРОТИВ ВОЙНЫ В СИРИИ ЗАПРЕЩЁН
  • 18.07.2017 - ЗАЯВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО КОМИТЕТА «ЯБЛОКА»
  • 17.07.2017 - ИЗ КОСМОСА В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
  • 17.07.2017 - СЕТЕВОЙ ЭФФЕКТ
  • 15.07.2017 - ИНТЕРВЬЮ НАВАЛЬНОГО «ЭХУ МОСКВЫ»
  • 13.07.2017 - УСТОЙЧИВОСТЬ РЕЖИМА, ПЕРЕХОДЯЩАЯ В ОБРЕЧЕННОСТЬ
  • 12.07.2017 - "РЕФОРМА" ОБРАЗОВАНИЯ: НЕСОВРЕМЕННО. НЕПРОФЕССИОНАЛЬНО. ЦИНИЧНО.
  • 09.07.2017 - РУКОПОЖАТИЕ ПРОТИВНИКОВ
  • 07.07.2017 - БЕБИ-БУМ В КИТАЕ…
  • 06.07.2017 - ОБОСТРЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru