Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[17.07.2017]

ИЗ КОСМОСА В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Александр НЕВЗОРОВ: российский репортёр, телеведущий, депутат Государственной думы четырёх созывов, публицист


Александр НЕВЗОРОВ:


Конфликт Чечне с «Новой газетой» по поводу бессудных казней в Чечне — это конфликт ХV века и XXI века… Для феодализма, для общества, где управляют религия и традиции, и бессудные казни, и войны тейпов — это всё традиционные базовые основополагающие нормы, без которых это не может быть. И мы теперь имеем возможность понимать, куда ведут Россию все эти бесконечные шевкуновы, милоновы, мизулины с их песнями и завываниями про традиционные ценности и про какой-то свой особый путь России.


О. Журавлёва ― Вас приветствуют «Невзоровские среды». Меня зовут Ольга Журавлёва. А из Петербурга к нам присоединяются, присоединяются к нам Виталий Дымарский и Александр Невзоров.

А. Невзоров ― Да, мы в гостинице «Гельвеция», где 20 числа будет и развлекать, и озадачивать публику мой друг Уткин с блестящей лекцией «Поэт в России больше, чем футбол». Или наоборот.

В. Дымарский ― Наоборот: «Футбол в России больше, чем поэт».

А. Невзоров ― Сразу сделаю объявление, что примерно в тех же числах в курпатовском центре «Игры разума» будет моя лекция. Она какая-то настолько закрытая, и аккредитует туда только самых избранных непосредственно Курпатов. И хочу объяснить, что тут действительно в Питере гигантские пробки и полное светопреставление, потому что, как известно, сегодня сюда привезли ребро и понавезли всякого начальства.

О. Журавлёва ― А начальство сопровождает ребро, простите, Александр Глебович? Я не понимаю.

А. Невзоров ― А я уже пострадал, потому что пришёл утром на рынок покупать для собаки копченые свиные рёбрышки, и вместо обычной тысячи рублей пришлось заплатить две. Я спросил: почему? На что мне продавец строго сказал: вы что, не знаете, что в Питер привезли ребро? Поэтому статус продукта, любых ребер существенно повысился на эти дни.

О. Журавлёва ― Я хочу спросить о противостоянии чеченского официоза и «Новой газеты». Вот прямо так. И статья про расстрелы, и ответы потом соответственно из Чечни, и про Милашину там сказано много всяких гадостей в этом ответе.

А. Невзоров ― Да, возникает вопрос: кому верить — то ли чеченским официальным лицам, то ли «Новой газете» с её блистательной самоубийственной очень дерзкой и очень красивой позицией, которая указывает на бессудные казни в Чечне. Вот самое интересное, что права и та сторона, и эта сторона! Ведь это не конфликт Чечни и «Новой газеты». Это конфликт ХV века и XXI века…

Не случайно, как чёртик из коробочки тут же выскочила известная прокурорша со вспотевшим бюстом и заступилась за Чечню, объясняя, что Чечня отстаивает свои традиционные ценности. И это действительно правда, это действительно так. Вот для феодализма, для общества, где управляют религия и традиции, и бессудные казни, и золотые пистолеты, и расстрелы гомосексуалистов, и войны тейпов — это всё традиционные базовые основополагающие нормы, без которых это не может быть. И у нас нет другой Чечни…

Ведь золотые Айфоны и достижения цивилизации — это всего-навсего игрушки, которыми они быстро научились пользоваться, и как мы знаем, никакой сложности в этом нет. Они такие же нахлебники на шеё прогресса и развития, как и большинство вообще мусульманских стран, которые не принимают участия ни в каком развитии, ни в науке, ни в открытиях, они только пользуются этими достижениями.

Меня, честно говоря, очень мало беспокоит судьба возможных жертв бессудных казней в Чечне, потому что если бы не их, то они бы… Это опять-таки та самая традиционная ценность. И вообще мы обязаны понимать, что традиции, традиционные ценности — это всегда баррикады на пути развития, на пути прогресса. Традиции всегда пытаются вернуть общество к древним дряхлым и уже отжившим нормативам жизни.

В. Дымарский ― Но смотрите, те факторы, которые вы назвали по отношению к чеченскому обществу, они, в общем-то, применимы и к российскому, к русскому обществу.

А. Невзоров ― И это прекрасно. Вот мы видим, как этот традиционализм загнал Чечню во временной капкан, и вырваться она оттуда может только в том случае, если отгрызет себе лапы. Но понятно, что этого не произойдёт, потому что современно мыслящих людей в Чечне в принципе не может быть и взяться им неоткуда.

Но мы теперь имеем возможность в качестве наглядного пособия эту Чечню внимательнейшим образом рассматривать и понимать, что это то, куда ведут Россию все эти бесконечные шевкуновы, милоновы, мизулины, с их песнями и завываниями про традиционные ценности и про то, что у России какой-то свой особый мутантный путь, который неизвестен всему остальному человечеству. И мы имеем возможность видеть, как это всё происходит, мы имеем возможность наблюдать за тем, как торжествует этот ХV век. И Россия, да, действительно, она уже примерно по пояс погрузилась в эту трясину старины, в эту трясину архаики и отжитости. Она может уйти ещё глубже…

О. Журавлёва ― То есть, бессудные казни будут распространяться по всей стране просто со временем, правильно?

А. Невзоров ― Ну вот смотрите. У нас есть поп по фамилии Шевкунов. Недавно он давал какую-то очередную пафосную поповскую пресс-конференцию, где вступил в заочную дискуссию с Александром Николаевичем Сокуровым. Александр Николаевич — очень грамотный человек, хорошо знающий вопрос. А поп, отвечая на тезисы Сокурова, просто откровенно врал. И вот у попа спросили: а вы бы запретили «Матильду», известный фильм? Он сказал: если бы был механизм, с помощью которого это можно было бы сделать, я бы запретил. В переводе это означает: зарезал бы, но ножичка нету, да? Поджёг бы, но спички отобрали…

О. Журавлёва ― Бодливой корове рог на дают, вы это имеете в виду?

А. Невзоров ― Они ищут механизм борьбы с современностью. А в Чечне этот механизм борьбы с современностью и со всяким развитием работает великолепнейшим образом! И мы понимаем, что сейчас мы присутствуем при очень интересном, очень мощном задиристом красивом знаковом конфликте, конфликте света и мрака! И каждая из сторон себя считает, разумеется, светом. И олицетворители вот этих традиций, все эти шевкуновы, все эти милоновы-мизулины, они именно такой, как сегодняшняя Чечня, хотели бы видеть Россию…

В. Дымарский ― Ну да, они хотели бы видеть. Согласен с вами, они тянут туда Россию. Но если бы они не получили добро от власти, никто бы им не дал туда тянуть Россию! Зачем власть соглашается на это? Зачем власти ХV век? Ей там удобнее?

А. Невзоров ― Ей там удобнее. К тому же, если власть решила, что она будет играть в имперский путь, если она будет играть в давно прошедшее величие и его симулировать, тогда ей необходим и тот соус, которым эта власть обычно поливает российскую историю, то есть, церковь и так называемая духовность.

Благодаря тому, что мы имеем возможность наблюдать, мы сейчас вправе поставить знак равенства между словами «экстремизм» и «духовность». Мы понимаем, что духовность в развитии — это обязательно экстремизм. А экстремизм в развитии — это непременно духовность.

И вот, кстати говоря, каждый интеллигент, каждый любитель духовности должен понимать, что любой его поклон в эту сторону, любое произнесение с придыханием всей этой, скажем так, возвышенной чуши, это ещё одна для кого-то ступенечка что-нибудь запретить, кого-нибудь зарезать, кого-нибудь сжечь, учинить какое-нибудь бессудное или замаскированное и припудренное формальной законностью насилие.

Всё дело теперь только за молодёжью, потому что война ведётся за её умы. Этим современным россиянам придётся делать выбор, определять, где её место — в очереди к ребру или у коллайдера! Мы знаем, что все ключи от цивилизации находятся у Запада, у Европы, Россия потеряла их.

И мы видим, что никто смягчаться в отношении России не собирается. Думать, что на какой-то мифической любви и почтительности Запада к каким-то русским шалабушкам кто может что-то простить? Никто ничего прощать не будет! Только что Парламентская ассамблея или сессия ОБСЕ предписала России вернуть Крым. Они так же неумолимы и непреклонны в своих оценках.

О. Журавлёва ― Они искренни в этих оценках?

А. Невзоров ― Да, потому что они понимают, что этот мир на нашей планете взрывоопасен и чертовски горюч. Что если в этом мире не будет поддерживаться цивилизационными силами порядок, то тогда, в общем, у этого человечества шансов очень мало. Они просто не представляют себе этой степени глубины погружения во всю эту милоновщину и мизулинщину! Причём, это то погружение, которое в принципе может и должно сделать Россию окончательно бессильной. Вот насколько я знаю, в Москве умер Илья Глазунов.

О. Журавлёва ― Да. Кстати, о духовности, о патриотизме.

А. Невзоров ― Кстати, о духовности. Да, мы с ним когда-то очень дружили и подолгу разговаривали. Он очень много доброго для меня сделал, надо сказать, и был действительно превосходным в своё время другом, пока наши пути не разошлись по чисто идеологическим соображениям. Я помню тот страстный разговор, который состоялся года 3 или 4 назад, когда он орал на меня про то, что я разрушаю те мифы, из которых сделана Россия. А я упрекал его в том, что он тиражирует этот миф под называнием русская история, которой никогда не было! По крайней мере, вот эта вся картиночно-васнецовско-придуманная лубочная часть. Тем самым он, конечно, очень вредит, потому что мы видим, что то, что производило на мир, на Запад, очень глубокое впечатление ещё 10 лет тому назад, уже не работает.

Обратите внимание на то, что происходило на саммите. Ведь там окончательно стало понятно, что — да, пляшут вокруг Путина, есть такой момент. Я не говорю про какие-то смешные глупые подхалимские выходки типа того, что разместил у себя очень неумный Соловьёв, — картинки, где якобы все сгрудились вокруг Путина…

О. Журавлёва ― Это очень странная история, честное слово, да. Я тоже наблюдала эту картинку.

А. Невзоров ― Но, тем не менее, в общем, надо сказать, что пляшут. Но для цивилизованного мира Россия не партнёр, а проблема.

О. Журавлёва ― Так они пляшут, потому что опасаются?

А. Невзоров ― Тяжёлая болезненная проблема. Путин воспринимает теперь как регрессор, не в математическом, разумеется, смысле этого слова и не в статистическом. То есть, как очень большой деградатор, большой мощи инициатор распространения всяких затяжных конфликтов. Поэтому, конечно же, обязательна вот эта реакция. При том, что мы видим, что, в общем, осадочек у всех остался весьма и весьма неоднозначный.

О. Журавлёва ― А у вас какой?

А. Невзоров ― Что касается меня, то я очень благодарен времени и эпохе, что у меня есть возможность хладнокровно и со стороны наблюдать и исследовать эти процессы, поскольку сейчас — я уже повторяю это в сотый раз — необыкновенно обнажена нервная система событий. Мы имеем возможность прикасаться к живым нервам и наблюдать за тем, как по ним без всякого декремента идёт этот импульс. Мы имеем возможность наблюдать обнажение смыслов, мы видим подлинную роль той России, о которой только читали, её подлинный лик. И мы понимаем, что, конечно, мир не возьмёт её с собой в будущее вот такую, какая она есть сейчас. А судьбу мира решают не те, у кого есть рёбра и очереди, а те, у кого есть коллайдеры. И это тоже понятно. И если бы я был русским, наверное, мне было бы больно за Россию.

О. Журавлёва ― А вы себя кем считаете?

А. Невзоров ― У меня по счастью, вообще нет никакой национальности…

В. Дымарский ― Там долго рассказывать. Александр Глебович иногда рассказывает свою родословную.

А. Невзоров ― Да. Хотя мы видим, что ведь долго в Айфончики просто тыкать пальцами не получится. Потому что мир — это огромное акционерное общество, где оценка персонажа ведётся по размеру его вклада в цивилизацию и в общее развитие. А у нас даже выяснилось, что та же самая Армата сдута с американского танка 80-х годов, потому что этот принцип нежилой башни — это одна из разработок американских Абрамсов, которые они просто не стали ставить на вооружение, потому что тогда распался Советский Союз, а это требовало многих миллиардов. Поэтому они не стали вводить новый боевой танк, хотя та самая про-Армата предназначалась как средство поражения именно советских танков и как ответ на советскую военную угрозу. Это всё надо понимать.

В. Дымарский ― … И автомобиль мы сделать не можем…

А. Невзоров ― Так что, это всё понятно, что это всё очень вторично, этого не надо стесняться. Но очень смешны и вот эти наивные попытки российской власти, которая пытается видеть в этом некую внутреннюю политическую смуту и пытается подручными привычными способами с этой смутой бороться. Это всё бессмысленно, потому что нет у протестов, как у нагревающихся, образно говоря, стенок реактора, в России, как ни странно, политической подоплёки. Есть цивилизационная подоплёка. Это конфликт этих традиций, дремучности, мрака милоновых-мизулиных-шевкуновых и современности и развития.

О. Журавлёва ― Кто олицетворяет современность и развитие?

А. Невзоров ― Современность и развитие по-прежнему олицетворяют те, кто изобретают высочайшие технологии и совершает научные прорывы. Всё остальное абсолютно вторично. Просто сейчас все до такой степени уже привыкли к тому, что все достижения цивилизации доступны, уже за это никто не пытается стоять перед этой наукой на коленях, хотя стоять надо именно было бы перед ней, а не перед какими-то рёбрами копчёными. Ведь обратите внимание, что сейчас происходит в России. Это тоже очень знаковые вещи. Это приметы того, что Оля Журавлёва замечательно называет «С нами Босх»…

О. Журавлёва ― Босх! Сергей из Москвы пишет: «Наш вклад в мировую цивилизацию — это автомат Калашникова и коктейль Молотова». Это немало, Сергей. Но с автоматом Калашникова тоже всё достаточно не просто, если судить по тому, что пишут всякие недобрые языки и разнообразные мыслители.

Что нам пишут ещё. Баранов Михаил: «Варвары стояли на более низкой ступени развития, чем Римская империя, что не помешало им остановить развитие Европы на тысячу лет». Михаил, но, насколько мы можем судить, вот Александр Глебович не очень верит во все эти сказки, там с Римской империей тоже было всё не совсем в порядке в тот момент, когда варвары до неё добрались. Пока она стояла на более высокой ступени, её вроде бы никто не завоёвывал.

А. Невзоров ― Да-да, вот обратите внимание, кому бедные кремлёвцы вынуждены доверять такие суперответственные посты, как, например, управление тем же самым Донбассом? Вот у нас есть красавец Захарченко. То он блеснёт тем, что он рассказывает, что 10 минут прыгал на своей собственной кровати, пока её не сломал…

О. Журавлёва ― Мы помним это и ваше эссе на эту тему. Да-да.

А. Невзоров ― То он вступает в связь с инопланетянами, то он собирается брать Лондон… А знаете, чем он блеснул последний раз?

О. Журавлёва ― Чем же?

А. Невзоров ― Он расстрелял три ноутбука.

О. Журавлёва ― О!..

А. Невзоров ― Потому что он обнаружил в трёх ноутбуках что-то, компрометирующее, с его точки зрения, и нелестное для себя. И тогда он дал распоряжение любой ноутбук на территории ДНР, в котором будут содержаться какие-то нелестные сведения, расстреливать…

О. Журавлёва ― Откуда вы берёте эти сведения, Александр Глебович? Я восхищена просто. Откуда вы так хорошо всё знаете?

В. Дымарский ― Сам Захарченко об этом написал?

А. Невзоров ― Это распространил вот тот самый лысый писатель, нервный лысый писатель, который там организовал рекламную кампанию своей книги, Прилепин, по-моему, да? Он распространяет их достаточно широко. Другое дело, что они разошлись по тем изданиям, куда вы, как правило, не заглядываете…

О. Журавлёва ― Вы иногда меня посылаете заглянуть, я просто выхожу оттуда в обмороке.

А. Невзоров ― Да, это черносотенные издания, где на полном серьёзе — вот вы не поверите (я Дымарскому говорю, что он не поверит) — обсуждается, что режиссёр Учитель, оказывается, привлёк известного артиста для исполнения роли Николая Кровавого не по каким-то причинам, а только потому, что режиссёр Учитель является колдуном-оккультистом, который с помощью этого артиста собрался смешать с грязью Николая Кровавого…

В. Дымарский ― Ну, на самом деле, Александр Глебович, они же не обсуждают ни духовность, ни цивилизационные проблемы, о которых мы говорили, они на всём этом делают политику, включая нашу власть.

А. Невзоров ― Нет, это не политика! Они действительно тянут Россию в трясину архаики, в трясину отсталости, и они её, безусловно, конечно, погубят. Ведь миссия человечества — это не вши, и не лучины, и не долбёжка лбом в пол. Мы это уже выяснили. И зачем Россия сейчас добровольно развернулась вспять и пытается уйти в своё собственное прошлое? Это никому не понятно. Кончится это очень плохо.

Кстати говоря, вот в очередной раз блеснул красавец Гундяев. Он на полном серьёзе принял сторону экзорцистов. Понятно, когда об изгнании бесов из психически больных говорят какие-то завшивевшие старцы. Но здесь ответственное, практически официальное лицо вдруг выступает с точкой зрения, которая давно, ещё со времён классического Корсакова и других столпов клинической психиатрии, давным-давно была отвергнута. Что такое экзорцизм, давно объяснено. На самом деле это грубое издевательство и надругательство над психически больными людьми, и использование их в своих целях.

У нас опять блеснул Милонов, которого, мало того, что выгнали из Духовной академии, откуда даже самых тупых никогда не выгоняли. Я не знаю, чем он должен был отличиться. Зато у него новая инициативочка. Он обратился к медикам с тем, чтобы они запретили наращивание женщинам грудей.

О. Журавлёва ― Рекламу грудных имплантов. Тут всё чётко.

А. Невзоров ― Непонятно, будут ли казачьи патрули отсекать наращенные груди тем, у кого они уже есть.

О. Журавлёва ― Но можно демонстрацию устраивать возле косметических клиник, это же вполне можно себе вообразить, опыт такой был.

В. Дымарский ― Вместо гей-парадов грудь-парады…

А. Невзоров ― Сюда же, в эту рубрику «с нами Босх» относится, конечно, и красотка Поклонская, которая клеит порноролики с участием артиста Айдингера.

О. Журавлёва ― О господи…

А. Невзоров ― И она же выложила ролик с обвинениями в адрес Айдингера. Тот действительно очень весело во множестве фильмов махал пенисом. И благочестивая Поклонская, вероятно, зажмурившись, это всё смонтировала и выложила на публику. Но, судя по частоте склеек, один глазик она всё-таки открывала и с творчеством Айдингера она ознакомилась.

В. Дымарский ― Может, она отдавала на аутсорсинг?

А. Невзоров ― Давайте вернёмся к кадровым проблемам Кремля, потому что есть один интересный момент, который сейчас мы можем проскочить и забыть. А это, я считаю, драгоценный перл, который не должен быть предан забвению. Помните, что в своё время на подавление режиссёрского мятежа в Новосибирске, на подавление свободомыслия «Тангейзера» был брошен бананщик Кехман?

О. Журавлёва ― Да, да. Он в декрете сейчас.

А. Невзоров ― Нет, он уже вышел, и от него в равной степени, конечно, воют и Михайловский театр, который он каким-то образом возглавляет в Петербурге, и Новосибирский театр. Речь просто об уровне того, на кого приходится, то что называется, на местах опираться Кремлю. Я бы отметил, кстати, интервью с Кехманом, которое размещено на Ленте.ру, увы, безымянное интервью, как просто одну из лучших журналистских работ года. У Кехмана корреспондент спрашивает о «Тангейзере», Кехман машет руками и говорит, что все, кому «Тангейзер» нравился, заболели или умерли… И это несмотря на то, что и режиссёра, и директора театра суд давным-давно оправдал, это не принимается во внимание…

Но самая прелесть начинается дальше. Корреспондент с невинным видом спрашивает: а действительно ли через те бананы, которыми вы торговали, завозились наркотики? И Кехман на голубом глазу говорит: так вообще банановая торговля — это основная дорога для наркотрафика. И дальше он начинает пороть невероятную ахинею про то, что, в бананах вообще находят живых людей, Фидель Кастро занимался в своё время бананами…

Ему говорят: вот 120 килограмм кокаина у вас в бананах было? — Да было у меня 120 килограмм кокаина в бананах, — отвечает гордо Кехман, который брошен на культурку, что называется.

В. Дымарский ― А его-то суд оправдал, что ли?

А. Невзоров ― Нет, там вопрос о его банкротстве решается. Он свою банановую фирму тоже ухитрился разорить, и на очереди теперь оба этих прекрасных театра.

О. Журавлёва ― Ну тогда расскажите про Большой театр. Нас уже все просто забросали вопросами, кто же всё-таки запретил «Нуреева»? Действительно ли это какие-то РПЦ в штатском приходили на прогон, а потом донесли до не знаю кого. Или Мединский?

А. Невзоров ― Судя по тому, как азартно врал Тихон по поводу слов Сокурова, как он передёргивал, хамил и пытался опровергнуть слова Александра Николаевича о роли церкви до революции, если мы будем разбирать, кто из двух персонажей врёт — Венедиктов или Шевкунов, я считаю, что врёт, конечно же, Шевкунов. И здесь мы мягко можем перейти к поповедению. Мы знаем, что у нас сегодня отметилось много любопытных святых. Но вот Дымарский с очень, я бы сказал, таким трепетным важным видом спросил меня о Веронике.

В. Дымарский ― Да, я сегодня с утра петербургских слушателей уже грузил Вероникой.

А. Невзоров ― Да, это святая Вероника, которая считается покровительницей фотографии. Дымарский спросил меня: почему она покровительница фотографии? Я объяснил, что у неё была большая, очень подвижная диафрагма.

О. Журавлёва ― Это многое объясняет.

В. Дымарский ― А я ещё добавил, что, может быть, и выдержка тоже?

А. Невзоров ― Именно это и привело её к этой удивительной карьере. Но помимо этого сегодня ещё такие глобальные фигуры под названием Пётр и Павел.

О. Журавлёва ― Слушайте, человек с ключами и человек с мечом — к ним-то какие у вас претензии?

А. Невзоров ― А вот я вам расскажу одну историю, и вы сами решите, есть ли после этой истории у вас претензии, например, к апостолу Петру. Откроем 5-ю главу «Деяний апостолов» и узнаем, что в то время, когда организовывались первые христианские общины, в Иерусалиме жили некто Анания, плотник, и его жена Сапфира. А условия вступления в христианскую общину были какими? Ты продаёшь всё своё имущество, приносишь деньги апостолам, и после этого тебя берут в общину.

Анания, будучи человеком осторожным и аккуратным, ещё не знающим, чем всё может кончиться, продал дом, продал участок земли, но часть денег, поскольку у него были дети и жена, отложил в какую-то кубышку на чёрный день. Он пришёл к апостолу Петру и принёс часть суммы и положил к ногам апостола. Петр спросил его: а все ли это деньги? Анания что-то заблеял и услышал: «Кого ты пытаешься обмануть»? А дальше «Деяния апостолов» описывают, что Анания был убит, кем — не уточняют. Он погиб на этом месте за то, что попытался скрыть часть денег.

О. Журавлёва ― То есть, его бог наказал?

А. Невзоров ― В этот момент или чуть-чуть позже, через час, входит его жена Сапфира, которая ещё ничего не знала о смерти своего мужа. Судя по картине Мазаччо, известной картине «Анания и Сапфира», у этой девушки на руках был маленький ребёнок. Апостол обратился к ней первым делом с вопросом: сколько денег вы получили за дом? Она замялась, и он показал ей присутствующих и сказал: посмотри на этих людей, они вынесли твоего мёртвого мужа только что и вынесут и тебя сейчас. И девушка тоже умерла. Не уточняется, каким именно образом.

Это много говорит о характере церкви и характере раннехристианских общин. и позднехристианских. Это очень своеобразная часть Евангелия. Вы должны понимать, что «Деяния апостолов» — это не какая-то посторонняя, приклеившаяся к Священному писанию книжка. Это часть Евангелия, то есть, часть того завета, как должны вести себя христиане. И здесь мы видим этот могучий фактор… Меня очень легко проверить. Просто открывается 5-я (подчёркиваю) глава книги «Деяния апостолов», и всё то, что я вам рассказал, вы сможет прочесть сами. Какое мнение могло бы быть об этих персонажах, теперь, скажем так, Оля, у вас?

О. Журавлёва ― Крепкий хозяйственник.

А. Невзоров ― Да, что называется, очень крепкий хозяйственник! Обратите внимание, что, хотя христиане были хозяевами текста Евангелия, они это не выкинули, они это оставили, вероятно, в назидание и для устрашения всех тех, кто от них попытается какие-нибудь деньги припрятать.

О. Журавлёва ― Теперь, Александр Глебович, если можно, буквально маленькая интермедия. Всё-таки ответьте — замучили вопросами — что за собака у Александра Невзорова? Порода.

А. Невзоров ― Алабай.

О. Журавлёва ― Понятно. Это, кстати, тоже акция устрашения… Представили себе Невзорова в красивом одеянии, и вот алабай рядом — это красиво действительно. Значит, мы смешиваем с грязью сейчас, да?.. Как русского царя. Я почему об этом говорю, потому что у нас ещё фестиваль «Нашествие» же никак не освещён Александром Глебовичем, а там участвовали люди, о которых он наверняка может сказать.

В. Дымарский ― О грязи?..

О. Журавлёва ― Да.

А. Невзоров ― В общем, это был такой очень символичный по количеству грязи и по количеству нелепости фестиваль. Надо сказать, что Кремль ведь очень пытается действовать на молодёжь и тянет к этой несчастной молодёжи руки. И вот там с детской частью хора Александрова выступал некогда всеми любимый и симпатичный всем Бутусов, который, как выяснилось, теперь является одним из мощных пропагандистов духовности, Кремля, власти… То есть, мы видим, с каким позором и как грязно гаснут эти звезды 90-х, как не щадит сегодняшняя российская ситуация вообще никого.

Здесь мы возвращаемся к той важной теме про зреющий конфликт, нагревающиеся стенки реактора. Это конфликт не политический, а именно цивилизационный. Почему я, вообще действительно будучи совершенно аполитичным, например, категорически не верю в Навального с его крымнашизмом, с его религиозностью, с его национализмом? Он не участник этого спора от цивилизации. Кстати говоря, могу вам поведать, почему вообще до сих пор в медийном мире существует Навальный. Он существует потому, что очень сильно удлинились вертикали власти. И вот, если бы мы снимали какой-то боевик, то он, вероятно, выглядел бы так.

Понятно, что старым матёрым волкам журналистики и публицистики, конечно, периодически этого Навального заказывают, чтобы с ним расправились. Но дальше начинается самое интересное. То есть, если вот этот дипломат, который должен быть вручён киллеру, на исходной позиции набит долларами, то дальше он спускается по административной цепочке до киллера, и грустный киллер, открыв чемодан, обнаруживает в нём одну смятую сторублёвку. Именно поэтому, в общем, Навальный никак до сих пор серьёзно в медийном поле не пострадал и растёт.

Парень он, конечно, симпатичный, безусловно, и мы имеем умнейшего Быкова, который говорит, что, ну, ребята, он же единственный! Кроме него никого нет, кто противостоит власти, он единственный, один. Поймите, даже при очень сильной жажде, если нет воды, пить керосин всё равно бессмысленно, он не будет облегчением этой жажды. Вероятно, появится какая-то фигура, которая будет олицетворять вот то самое развитие и то самое движение в цивилизацию, в которое не способен, вероятно, будет, при всей моей симпатии к нему, вести Навальный.

В. Дымарский ― А вот мы сегодня несколько раз упоминали нашу интеллигенцию. Она сейчас очень активно обсуждает вопрос: должен ли и правильно ли поступил Навальный, попытавшись организовать дебаты с Гиркиным?

А. Невзоров ― Ну, это я бы сказал, такая грязненькая затея.

В. Дымарский ― Со стороны Навального?

А. Невзоров ― И затея глупая. Потому что, во-первых, ему нечего делить с Гиркиным. Националистический фронт достаточно уже определился, скажем так, в своих пристрастиях. Гиркин — фигура и трагическая и комическая одновременно. Он точно такой же, как те ребята из Чечни, которые там производят эти бессудные казни, эти расправы с гомосексуалистами, которые тормозят свою республику, пытаясь загнать её в этот местечковый дремучий страшный феодализм. Они не виноваты, они именно такие. Они — марионетки своей системы, они никогда не могут вырваться за пределы того, чему их учили.

И такая же история с романтиком-имперцем Гиркиным, который когда-то подпал под обаяние этих бредовых идей и движется как зомби, как сомнамбула именно руководимый этими идеями. Не у всех получилось в себе эти идеи пережить, осмыслить. Они очень заразные, они очень сильные. Но они не имеют никакого отношения ни к развитию, ни к правде, ни, к счастью, ни к судьбе этой несчастной страны.

В. Дымарский ― А ещё такой вопрос, наш петербургский по поводу молодёжи. Здесь буквально сегодня или вчера объявили, что создаётся в нашем с вами городе Петербурге оргкомитет по празднованию столетия комсомола.

О. Журавлёва ― О господи, уже комсомола?

А. Невзоров ― Сегодняшняя идеология — это очень пёстрое одеяло. И вот тут совсем недавно прошла информация, что где-то Владимир Владимирович, случайно открыв не ту дверь машины, обнаружил там, скажем так, кого-то в красном. Может быть, конечно, он возит призрак коммунизма, чтобы сделать приятное Зюганову.

О. Журавлёва ― Может, это красный чемодан всё-таки?

А. Невзоров ― А Зюганов за это его, переодевшись пчёлкой, периодически кормит мёдом.

В. Дымарский ― А Зюганов бродит по Европе…

А. Невзоров ― Да. Ну, Зюганов на призрака коммунизма не тянет. Зюганов всё-таки такой, кряжистый и абсолютно, что называется, in carne, во плоти функционер, который вряд ли на что-нибудь способен кроме зажигательных партийных речей. Поэтому мы будем наблюдать, что этим персонажем, в котором есть место и для ребра какого-то Николая Чудотворца, и для Сталина, и для каких-нибудь Сергиев Радонежских или других вымышленных персонажей.

О. Журавлёва ― Главное, для яхты «Паллада» в Валаамском монастыре.

А. Невзоров ― У попов яхта довольно давно, они её получили, насколько я знаю, совсем не из рук Владимира Владимировича при этом его визите, а ещё, по-моему, Газпром со щедрот своих отстегнул эту яхту, наверное, году где-то в 2010…

О. Журавлёва ― Просто непонятна цель — зачем это нужно? Зачем монастырю яхта?

А. Невзоров ― Затем же, зачем Милонову так много имплантов, потому что заподозрить его в бескорыстии очень сложно. А вот эта свирепость в отношении бедных девушек, которые живут и согласно песни Шнура мечтают вшить себе сиськи, это тоже за пределами понимания. Но это очень интересные сильные боевые симптомы всё равно ожидающихся перемен, потому что я бы не хотел, чтобы у России была вечная репутация этого такого регрессанта, этой орды, с которой вынуждены считаться, но которая никогда не может быть помощником и партнёром в деле цивилизации.

В. Дымарский ― Мы же на прошлой неделе не успели, по-моему, прокомментировать с Александром Глебовичем нового доктора, как его теперь называют, белгородских наук.

А. Невзоров ― А, Мединского? Нет, мы успели прокомментировать. И я как раз отдаю должное — он служака, он откровенный служака. Нет, я вам рассказывал о том, как раздеваются перед свадьбой американские омары, и о том, что…

В. Дымарский ― На прошлой неделе ещё всё-таки утвердили его научный статус.

А. Невзоров ― Безусловно. Вот, кстати говоря, очень красивая история, мимо которой мы проехали, и которую никто не заметил. В журнале «В мире науки» вышла знаменитая шумная статья Кейт Вонг, которая рассказывает о том, что первые орудия в истории человечества, каменные разумеется, появились гораздо раньше, чем это было принято считать. Они появились в Кении примерно 3 миллиона 300 тысяч лет тому назад. Это, естественно, обрушивает всю картину развития и эволюции самого человека, путает всем этим палеоантропологам все карты и все хронологии, и, главное, путает логику развития. Хотя для меня, честно говоря, это открытие — открытие не Кейт Вонг, она о нём лишь сообщает — не несёт ничего такого удивительного или сногсшибательного. Просто становится понятно, что человеческий мозг, в общем, ещё более несовершенная штука, чем мы думали.

О. Журавлёва ― Объясните, пожалуйста, по-простому, какая связь между более древними каменными орудиями и тем, что мозг развивался по-другому? Вот просто чтобы было понятно.

А. Невзоров ― Считается, что есть некое такое смысловое кольцо. Как только человек научился делать орудия и получать те возможности, которые они давали и для раскалывания орехов, и для разделки падали (потому что древний человек был падальщиком), они стали мобилизовывать те участки коры головного мозга, которые по сути дела и начали развиваться, начали обрастать связями, условными рефлексами.

Но сейчас становится понятно, что на этот процесс человек затратил гораздо больше времени, чем это было принято думать, что от того момента изготовления первых орудий до проявления какого-то более или менее внятного мышления прошло гораздо больше времени. И, вероятно, судьба человека древности была гораздо драматичнее. А всё то, что мы о нём знаем на данный момент, в общем, вероятно, придётся отправить в утиль.

О. Журавлёва ― Слушайте, но это же вообще ужасная вещь, когда одно, казалось бы, не такое заметное явление вдруг меняет всю картину мира. В том числе устройство человеческого мозга — климат ли влиял, с какой скоростью развивался, когда научился каменными орудиями владеть, и всё — и вся концепция поменялась!

А. Невзоров ― Это прекрасно, потому что на место устаревших, на место сгнивших и обрушившихся концепций всегда придёт другая новая. Другое дело, что это будет, наверное, очень болезненно для многих, потому что скорее говорит о человеке плохо, плохо в бытовом, обыденном смысле этого слова. Это в очередной раз развенчивает миф о некой когнитивности мозга, о некоторых его удивительных способностях и возможностях. То есть, мы всё как-то честнее и ближе подходим к осознанию того, что, процесс очеловечивания мучительно долог, бесконечно тяжёл.

В. Дымарский ― А процесс познания и самопознания?

А. Невзоров ― На данный момент пока мы видим, что границы познания очерчены довольно жёстко, и что эти границы пока особых надежд перейти нет. Если не считать какие-то жульнические, там, пирамидологии, всякие психологии, искусственные интеллекты…

О. Журавлёва ― Искусственный интеллект тоже шарлатанство, по-вашему?

А. Невзоров ― Конечно.

В. Дымарский ― Почему?

А. Невзоров ― Потому что человек не в состоянии сделать ничего того, что выходило бы за пределы его представлений.

О. Журавлева: ― и, соответственно, компьютер не может мыслить лучше человека?

А. Невзоров ― Да. Поймите, если это будет искусственный интеллект такой же, как интеллект, который мы имеем сегодня, мы будем иметь то же самое дерьмо, которое не позволяет нам даже в недра собственной планеты углубиться больше, чем на 0,2% её толщины. А если это будет нечто другое — значит, это будет чистой математикой, а эту чистую математику, опять-таки, придётся переводить на весьма несовершенный язык, который нам много не позволяет сегодня…

В. Дымарский ― А искусственный интеллект не может выйти из-под контроля?

А. Невзоров ― Нет. В любом случае это будет всё равно смешная и довольно примитивная калька с того, что есть.

О. Журавлёва ― Как грустно, Александр Глебович! Скажите хорошее. «Человек — это раковая опухоль на планете?» — спрашивает вас Виталий, наш слушатель.

А. Невзоров ― Нет, ни в малейшей степени. Это одна из эволюционных вех, причём, как вы знаете, никто не рапортовал о том, что эволюция каким-то образом прекратилась. Хотя понятно, что, в общем, ветвь тупиковая, поскольку возможностей развития мозга, собственного мозга, у него нет. Я всем всегда объясняю, что если мы говорим о другом мозге, мы говорим прежде всего о других параметрах мозга. А вы представьте себе, что нынешний размер мозга и нынешний размер черепа — это тот предельный размер, который сегодня способен пройти через родовые пути женщины. И если мы говорим о другом размере мозга — представьте себе, какой величины задницы должны быть у женщин будущего. А это, соответственно, совсем другой опорно-двигательный аппарат, это другая анатомия, это вообще другие существа, очень мало похожие на нас.

В. Дымарский ― Все проблемы в женщинах, короче говоря.

О. Журавлёва ― И все решения в результате тоже в женщинах. Женщина — венец творения.

В. Дымарский ― Так что, Оля, все смотрят в сторону женщин.

О. Журавлёва ― И это правильно.

В. Дымарский ― Если вы не поможете прогрессу, ничего не будет.

О. Журавлёва ― Джентльмены, я вас благодарю. Мы заканчиваем. Александр Невзоров, Виталий Дымарский, Ольга Журавлева, всем большое спасибо, всего доброго!


ИСТОЧНИК

Ольга Журавлева,Виталий Дымарский

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Клерикализм (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Научные новости (0) > Палентология (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 25.09.2017 - ИСТОРИЯ С БАНКОМ «ФК ОТКРЫТИЕ»
  • 24.09.2017 - ОХОТА НА ДУРАКА
  • 23.09.2017 - КВАЗИГОСУДАРСТВЕННОЕ НАСИЛИЕ
  • 22.09.2017 - О ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ ДУЭЛИ МЕЖДУ РФ И США
  • 22.09.2017 - ПРОЕКТ БЮДЖЕТА
  • 21.09.2017 - ПРОВЛАСТНЫЙ ФИЛЬТР ОППОЗИЦИИ
  • 21.09.2017 - ТЕЛЕКАНАЛ «КУЛЬТУРА» ПРЕКРАТИЛ ВЕЩАНИЕ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ВЕРСИИ «ЕВРОНЬЮС»
  • 20.09.2017 - ВЫСТУПЛЕНИЕ СЕРГЕЯ МИТРОХИНА НА РАДИО «ЭХО МОСКВЫ»
  • 20.09.2017 - РАЗРЕШИТЕ ПРЕДСТАВИТЬСЯ, 14%
  • 19.09.2017 - НАШЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ДАЁТ ПЛОДЫ
  • 19.09.2017 - ИНТЕРВЬЮ МУНИЦИПАЛЬНОГО ДЕПУТАТА
  • 18.09.2017 - ИНТЕРНЕТ-АСПЕКТЫ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ВЫБОРОВ
  • 17.09.2017 - ПРИВИВКА ОТ МИРОВОГО БЕШЕНСТВА
  • 16.09.2017 - ОН ВАМ НЕ ПЕСКОВ
  • 15.09.2017 - ВСТРЕЧА НОВЫХ ДЕПУТАТОВ С ЛИДЕРАМИ «ЯБЛОКА»
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru