Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[22.07.2017]

О СУДЬБЕ МАЛОРОССИИ

Орхан ДЖЕМАЛЬ: журналист, директор Агентства журналистских расследований при Союзе журналистов России, автор книги «Хроники пятидневной войны» о российско-грузинской войне 2008 г., в 2003 году был признан лучшим журналистом мира в жанре «Travel», в 2005 г


Орхан ДЖЕМАЛЬ:


Проект Малороссия — это иллюзии Александра Захарченко, ничем не подтверждённые, ни на чём не базирующиеся. Он проиграл. Он сделал ставку, и эта ставка не сыграла. У него больше ничего нет. Но Александр Захарченко — это в какой-то степени ширма. То есть территория управляется, по сути дела, не им. Есть группа людей в Москве, есть команда присланных из Москвы, которые управляют.

В борьбе за Украину Россия проиграла. То есть непонятно, сможет ли Украина войти полноценно в Европу, но с Россией она уже не будет. Вот это братство былое перечёркнуто, растоптано, вбито в грязь невозвратно! Но войну легко развязать, выйти из неё гораздо труднее.


А.Нарышкин ― Всем здравствуйте! Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». В программе «Персонально ваш» журналист Орхан Джемаль. Хочется обсудить проект «Малороссия», который был накануне заявлен Захарченко. И так удивительно, что мало кто его поддержал. Вот вы верите в этот проект?

О.Джемаль ― Уже высказался даже господин Песков, пресс-секретарь Путина, и Грызлов, и даже Плотницкий по этому поводу, что вот… не в жилу…

А.Нарышкин ― То есть можно уже не комментировать.

О.Джемаль ― Так что верить в этот проект смысла никакого нет. И даже не совсем понятно, почему эта инициатива всплыла вопреки желанию всех патронов этой структуры.

А.Поздняков ― А какие версии есть, какие предположения, что происходит? Потому что у нас остаётся Захарченко, у нас остаётся ДНР, которая в каком-то виде всё-таки заявляет о своих достаточно амбициозных планах и пока ещё не отказывается формально от этого. У нас есть Минский процесс, который под вопросом. ДНР все-таки участвует в этом?

О.Джемаль ― Когда всё это дело начиналось в 2014-м году, то идея была такая, что «мы сейчас немножко побузим и в результате войдём в состав России; мы Россией будем, потому что это хорошо, это правильно, потому что там — пенсии, зарплаты, там социалка — это всё здорово»…

А.Нарышкин ― То есть крымская схема?

О.Джемаль ― Да, как-то очень рассчитывали они все на крымскую схему. Но это стало рассыпаться, разваливаться на глазах. Но когда ты уже сказал А, когда ты на этом пути уже пролил кровь, то уже назад деваться некуда, а в Россию не берут: как-то помогают, поддерживают, но используют при этом. Вот эти люди во главе с Захарченко и оказываются в такой странной ситуации. Они — не Россия, в которую рвались, они и не Украина.

Они — анклав с очень проблемной социалкой, с очень проблемной жизнью — и политической, и общественной и экономической. И что дальше? И тут вот возникает некая имитация политической деятельности: «А давайте мы объявим себя более главной, чем является сама Украина, вот альтернативой Украине — Малороссией. Вот давайте к нам присоединяйтесь»…

А.Нарышкин ― Так это горячка…

О.Джемаль ― Это бред. Когда человек оказался в такой безвыходной ситуации, что начинает бросаться из стороны в сторону, из крайности в крайность, он начинает жить в таком вымышленном, иллюзорном мире. Вот проект Малороссия — это иллюзии Александра Захарченко, ничем не подтверждённые, ни на чём не базирующиеся.

А.Нарышкин ― Те, кто пишут в чат на канале «Эхо Москвы» в YouTube, тоже считают, что слова, который произносит Захарченко, это слова человека, не вполне физически здорового.

А.Поздняков ― Это что, симптом ухудшения состояния больного? Он скоро помрёт? Или какие прогнозы можно строить, исходя из того, что происходит?

О.Джемаль ― Вы поймите, что Александр Захарченко заложился на Москву. В какой-то момент они по указке Москвы с группой полевых командиров вытеснили оттуда неадекватного Стрелкова и рассчитывали, что они сейчас либо соединятся с Россией, либо они создадут некое независимое государство под протекторатом Москвы по типу Абхазии или Южной Осетии. А вместо этого Москва им выкатила Минский процесс, тягомотный, нерезультативный, с переговорами между несколькими сторонами, где Захарченко вроде как бы и участвует, а с другой стороны, никакого реального голоса у него нет, за него всё решают.

Он проиграл. Он сделал ставку, и эта ставка не сыграла. У него больше ничего нет. То есть когда-то это был достаточно успешный украинский бизнесмен, который занимался разведением птицы, у которого была доля в вещевом рынке «Седьмой километр», так называемый вещевой рынок около Одессы. То есть это был вполне успешный человек. И вот он рискнул — и превратился в маргинала. И сейчас ему хочется сказать: «Я могу поднять ставку. Я учреждаю Малороссию без всяких русских, без всякой Москвы. Малороссия! Давайте, присоединяйтесь!». Но если в 2014-м году его воспринимали всерьёз, то сейчас он ничего кроме такой, недоброй улыбки не вызывает.

А.Нарышкин ― Почему же тогда Захарченко не уберут, если он такой, в представлении Кремля клоун, способный на сомнительные какие-то заявления?

О.Джемаль ― На самом деле-то, он долгое время сидел, молчал, и говорил только то, что было в кремлёвском кильватере. И даже когда местное население, которое вроде как подведомственное ему, ждало от него несколько другого, он всё равно держался такого прокремлёвского курса.

Все альтернативные элементы, так называемые казачьи батьки, были все перебиты — это Мозговой, это Дрёмов. От власти были отодвинуты такие люди, как Ходоковский, который тоже мог придерживаться альтернативной и Киеву и Москве точке зрения. Даже энтузиаста Пургина, который был, может быть, не всегда адекватным, но идейным, по крайней мере, он не был марионеткой, — и его отодвинули. То есть всё, что было самостоятельное, всё, что имело какие-то свои точки зрения на развитие этого региона, было вычищено. И вот сейчас оказалось, что даже у таких людей, вроде совсем послушных, вроде совсем под Кремлём ходящих, в голове шторм начинается.

А.Поздняков ― А что, Захарченко может говорить всё что угодно, и его соратники будут это терпеть, и он останется на вершине этой всей пирамиды?

О.Джемаль ― Вы знаете, ведь Александр Захарченко — это в какой-то степени ширма. То есть территория управляется, по сути дела, не им. Есть группа людей в Москве, есть команда присланных из Москвы, которые управляют. Фактически это такая корпорация, состоящая из представителей четырёх ведомств, это: армия, Федеральная служба безопасности, администрация президент, и Минрегионразвития.

А.Поздняков ― Подождите, а кто же заявление делал — он или эта корпорация?

О.Джемаль ― Нет, это сделал он, и, видимо, сделал, не согласовывая ни с кем. Но реальной-то власти у него нет.

А.Поздняков ― То есть ничего себе: человек, который не обладает реальной властью, абсолютно управляемый, вдруг делает неуправляемые заявления!

О.Джемаль ― Ну, с отчаяния…

А.Поздняков ― Вот интересное заявление Порошенко прозвучало в ответ. Оно было в пересказе представителя его администрации. Он заявил о предстоящей реинтеграции, между прочим, Крыма в ответ на заявление Захарченко. Вот кто, с вашей точки зрения, более адекватен в оценке ситуации и перспектив: Порошенко или Захарченко?

О.Джемаль ― Скажем так: быстрой и лёгкой реинтеграции Донбасса а, тем более, Крыма быть не может. Но так вот, теоретически с небольшими шансами этот сценарий всё-таки может быть реализован, просто очень не скоро. А что касается Малороссии — это прожект как у Манилова: «Давайте построим отсюда мост до самого Петербурга…».

А.Нарышкин ― Порошенко заинтересован в конфликте в Донбассе? Я просто могу предположить, и мнения такие звучат, что пока идёт война на востоке Украины, Порошенко пользуется вниманием Запада, можно под это дело получить деньги, какое-то оружие…

О.Джемаль― Можно на эту ситуацию иначе взглянуть. Скажем, сейчас Порошенко — это достаточно проблемный президент достаточно проблемной страны…

А.Нарышкин ― А проблемный, извините, сразу: что с ним не так?

О.Джемаль ― Потому что страна идёт не совсем тем курсом, как хотелось в 2014-м году. Там нарастают консервативные националистические тренды. Там есть некий раскол, и выделяется некая правая часть под лидерством Авакова.

А.Нарышкин ― Подождите, а европейский вектор развития, те же самые визы, их отмена?

О.Джемаль ― Вот европейский вектор развития и встречает на своём пути всякие сложности. Но если Порошенко удастся как-то объединить страну, то из такого проблемного человека в проблемной стране с шоколадным коммерческим будущим он превратится в отца, который спас страну. То есть бесконечно длить этот конфликт и завинчивать гайки — это не то, что ему нужно. Если он сможет выиграть эту ситуацию, переломить её в свою пользу, то он станет не просто Порошенко — он станет великим Порошенко на все времена!

А.Нарышкин ― До выборов времени не много, надо торопиться уже.

О.Джемаль ― Не факт, конечно, что вообще удастся. Я не считаю, что у Украины есть простые и быстрые выходы из этой ситуации.

А.Поздняков ― А России конфликт в Донбассе сейчас нужен, его какое-то обострение, или Россия заинтересована в скорейшем примирении сторон, в успокоении?

О.Джемаль ― Для России сам по себе конфликт, когда это всё затевалось, это была некая форма борьбы за будущее Украины: с Россией или с Европой. Вы же помните, как это всё начиналось?

А.Поздняков ― Это было три года назад. А сейчас?

О.Джемаль ― В борьбе за Украину Россия проиграла. То есть непонятно, сможет ли Украина войти полноценно в Европу, но с Россией она уже не будет. Вот это братство былое, оно перечёркнуто, растоптано, вбито в грязь невозвратно! Так что такой элемент шантажа, связанный с Донбассом, уже не актуален. То есть по большому счёту давить-то уже не за что, но раз ты уже влез в эту ситуацию… Войну легко развязать, выйти из неё гораздо труднее.

А.Нарышкин ― А какое у вас отношение к дебатам Игоря Стрелкова с Алексекм Навальным? Но сам факт того, что такие дебаты могли состояться, за что критикуют Навального, что он со Стрелковым, который чуть ли не Боинг своими руками сбивал над Украиной — надо ли встречаться, надо ли дискутировать с такими персонажами? Я просто знаю прекрасно, что вы сами любите полемизировать с разными людьми. Я даже помню, на какой-то акции вас встречал: вы просто с рядовыми участниками кричали, так довольно живо обсуждали какие-то политические вопросы. Но есть ли здесь какие-то пределы?

О.Джемаль ― Я не считаю, что нужно отказываться от такого разговора, тем более, что Навальный и не отказывается. Просто нужно понимать, что Навальный становится всё менее и менее маргинальным. Он становится всё более и более респектабельным.

А.Нарышкин ― Подождите. За счёт того, что он согласился?..

О.Джемаль ― За счёт своей деятельности. То есть, на самом деле, Навальный становится всё более и более солидным политиком, вопреки тому, что его давят, вопреки тому, что его людей избивают. То есть он становится всё более и более весомой политической фигурой, в то время, как у господина Гиркина тренд идёт в обратную сторону. То есть с тех пор, как он в августе 2014-го года бежал из ДНР, он всё более и более маргинализируется.

А.Нарышкин ― Получается, что Стрелков сейчас хочет, как это модно говорить, хайпануть за счёт Навального, немного популярности поднабрать?

О.Джемаль ― Строго говоря, да, такие дебаты ему интереснее более, чем Навальному. Но, с другой стороны, есть хоть и маргинальная, но, тем не менее, группа людей. Их мнение тоже должно быть услышано, как бы мы к ним не относились. Они ориентируются на Стрелкова, стоят за Стрелковым. Соглашаться с ними не надо, мазать маслом их не надо, но выслушать их — это нормально, это правильно.

А.Нарышкин ― А за Стрелковым много людей? Имеет ли смысл Навальному вообще ввязываться в это обсуждение, если за ним, может быть, несколько тысяч человек?

О.Джемаль ― Может быть не много. Но за Стрелковым стоят радикалы — и это очень важно. Потому что политический вес, удельный вес различных групп, он не равен их численности. Радикал весит больше, чем умеренный. Поэтому, конечно, с радикальными группами нужно вести диалог.

А.Нарышкин ― Когда мы говорим «радикалы» — что это за такие персонажи?

О.Джемаль ― При определённом раскладе эти люди готовы были лить свою и чужую кровь. Это важные люди, это серьёзные люди. С ними нужно поддерживать диалог в любом случае.

А.Нарышкин ― И Навальный, получается, хочет их переманить к себе?

О.Джемаль ― Нет, не к себе. Я не говорю, что их нужно перетягивать на свою сторону. Их нужно выслушать, их нужно услышать. Если ты не хочешь получить у себя под носом бандгруппу, разговаривай с этими людьми, слушай их. Это же не уголовники, это люди со взглядами, с убеждениями. Их нужно слушать, с ними нужно общаться.

А.Нарышкин ― А какова вероятность того, что Кремль, власть, Путин могут использовать радикалов, в принципе, против Алексея Навального и оппозиции?

О.Джемаль ― Власть, Кремль использовали радикалов в различных ситуациях. У нас не так давно закончилось дело Борна, которое никто не забыл. Это живейший пример, когда власть использовала крайних радикалов.

А.Поздняков ― Их надо выслушать. Но Алексею Навальному в ходе этих дебатов уже известно — уже Гиркин анонсировал — будет задан вопрос: «Что он будет делать с Крымом и Донбассом?» Не может ли получиться так, что ответ Алексея Навального, наоборот, сделает его врагом в глазах этих радикалов?

О.Джемаль ― Давайте так. По-моему, Навальный уже высказывался по Крыму.

А.Поздняков ― Высказывался. А что может ответить политик в России на этот вопрос?

О.Джемаль ― Мне кажется, что Навальный — крымнашист, по крайней мере, по тому высказыванию. Что касается Донбасса, я не помню, я не слежу за политическим курсом Навального, я не знаю, что он собирается делать. Но, в принципе, сама ситуация сложилась так, что любой политик, не обязательно Навальный, не знают, что делать с Донбассом.

А.Поздняков ― И с Крымом.

О.Джемаль ― Ну, и с Крымом тоже. С Крымом ситуация ещё более сложная. Но, строго говоря, ни у кого нет готового рецепта, что делать с тем или этим.

А.Поздняков ― Но Навальный может оказаться недостаточно, как вы говорите, крымнашистом?

О.Джемаль ― Недостаточно для чего?

А.Поздняков ― Недостаточно для того, чтобы завоевать симпатию или хотя бы терпимое отношение радикалов.

О.Джемаль ― Я полагаю, что крымнашизм-то через какое-то время будет таять. Время идёт, и популярность этого решения будет торпедирована теми издержками, которые оно за собой влечёт.

А.Поздняков ― Вот во время выборов президентских, когда кампания, наконец, разгорится в следующем году, это будет актуальной темой?

О.Джемаль ― Я думаю, что в 2018-м году это ещё не будет так работать. Но если дальнейшее экономическое развитие и отношения России с внешним миром продолжится в том же направлении, что и нынче, то к 2024-му году идея, что «с Крымом мы дурака сваляли», она станет не уделом узкой группы политизированных либералов, а достаточно распространённым мнением.

А.Поздняков ― Как вы считаете, суд по сбитому Боингу в небе над Донбассом может повлиять на политическую ситуацию, на настроение избирателей?

О.Джемаль ― На настроение избирателей — нет. Но он может привести к дополнительной изоляции России. Это будет ухудшать, усугублять экономическую ситуацию. Это будет влиять на настроение людей. И люди же не будут говорить, что Крым надо отдать или Донбасс, пятое-десятое; они будут говорить: «А какого чёрта вы с нас собираетесь брать ещё один налог, скажем, на обеспечение закона Яровой?», «А какого чёрта «Платон» подорожал?», «А какого чёрта то, а какого чёрта сё?»… То есть, это фактически связь с Крымом будет приходить на ум. Потому что политика, которую проводит Россия, лишила её экономического маневра. Но не все люди будут анализировать эти связи. Они будут просто предъявлять: «Мы стали плохо жить».

А.Поздняков ― А использовать историю о том, то убил 300 человек, можно будет в избирательной кампании? Или бытовые темы всё-таки на первом месте?

О.Джемаль ― У нас не совестливый народ. У нас как бы не задумываются о том, кто кого убил, если это не свои.

А.Поздняков ― Интересно. Ещё темы, которые заявлены на дебаты Навального с Гиркиным, это миграция, диктатура Кавказа. Это уже Навальный воспринимает мигрантов из Средней Азии, как гораздо более серьёзную угрозу, чем Запад, чем какие-то международные проблемы. А вы согласны с тем, что, в принципе, у нас избиратели воспринимают мигрантов из Средней Азии как серьёзную угрозу?

О.Джемаль ― Если у нас раскочегаривают ксенофобскую тему, то, естественно, она разрастается, хотя лично я очень доволен в Москве наличием мигрантов из Средней Азии. Это прекрасные работники. При них, по крайней мере, улицы Москвы стали чистыми. Вот если бы Собянин их не загаживал постоянно своими стройками…

А.Нарышкин ― Я, поскольку человек молодой, мне кажется, то мигранты из Средней Азии, в том числе, они на улицах Москвы были всегда.

О.Джемаль ― Нет, вы просто не помните, когда улицы Москвы мели русские алкоголики, а я помню. По качеству обслуживания это несопоставимые вещи. При дворниках киргизах наконец-то всё стало чистенько и опрятненько.

А.Поздняков ― Если всё так чистенько и опрятненько, почему же так легко раскачать тему миграции?

О.Джемаль ― Мне трудно ответить на этот вопрос. У меня не раскачивается. То есть мне нравится, что в Москве есть хорошие, трудолюбивые, порядочные люди. Меня всё устраивает. Ну, вспомните хотя бы, как Рогозин ругался: «Уберите мусор из Москвы, уберите грязь из Москвы…» в 2007-ом году. А когда об этом начинают говорить, что они тут лишние, ненужные, не нравятся, что лучше люди, которые бессмысленно перекладывают бумажки со стола на стол и получают за это хорошие зарплаты, для меня это кажется каким-то неадекватом.

А.Поздняков ― Использовать тему миграции и страх перед мигрантами — это нормально для политика?

О.Джемаль ― Многие же политики этим занимаются. Жириновский педалировал эту тему. А Навальный в этом деле абсолютно неоригинален. Я, кстати, надеюсь, что он уйдёт от этой националистической позиции и даст возможность поддержать, скажем, исламским регионам то здравое, что есть в его программе.

А.Поздняков ― Мы остановились на теме дебатов Навального и Гиркина. Ещё один вопрос, который обещал обсудить Навальный, это диктатура на Северном Кавказе, как он говорит, внутри самой России, которая, по его мнению представляет угрозу. И всё это происходит на фоне обсуждения интервью Кадырова телеканалу HBO, Sports. Впервые за долгое время зарубежный канал смог поговорить с главой Чечни. Всё это проходило в рамках подготовки программы о боях по смешанным единоборствам. И в частности, Кадыров повторял, что в Чечне нет геев, называл нелюдями тех, кто рассуждает о геях, и говорил, что «если вы у нас найдёте кого-то, заберите их, пожалуйста, к вам, в Канаду, чтобы не портить нашу кровь».

И тут же ещё Александр Лукашевич, постпред России при ОБСЕ говорил, что никакой проблемы нарушения прав ЛГБТ сообщества в Чечне тоже нет. Как вы понимаете, есть такая проблема?

О.Джемаль ― Я не знаю. Я слышал то, что поступало в СМИ в основном через «Новую газету». Я думаю, что такого, чтобы геев вообще не было, такого быть не может. То есть мы все как бы можем оценить и уважать чеченцев за брутальность, но, тем не менее, что вообще там ничего такого нет, такого не бывает. Я вполне могу допустить, что кому-то там досталось из этих людей на орехи.

Но в Чечне есть и другие проблемы, которые качественно и количественно неизмеримо более важны, чем эта. Это не значит, что эта проблема должна быть отметена, её нужно как-то решать. Но интересно, что вот совсем недавно Елена Милашина опубликовала статью, где рассказывалось об убийствах людей по основаниям, что они экстремисты, террористы…

А.Нарышкин ― Список из 27 человек был опубликован.

О.Джемаль ― Кстати, что касается геев, то насколько я понимаю, информация же заключалась в том, что их задержали, выдали родственникам, и родственники убили, по-моему, трёх человек.

А.Поздняков ― Их ещё пытали…

О.Джемаль ― То есть, обратите внимание, с одной стороны, вопрос об убитых родственниками трёх человеках, а, с другой стороны, тема 25 убитых людях в тюрьмах. Но сейчас вы со мной говорите не о них, а геях.

А.Поздняков ― А разве это не одна и та же тема о неправосудных расправах?

О.Джемаль ― Да, но вас интересует судьба трёх геев, убитых родственниками, а не 25 убитых салафитах в тайных тюрьмах.

А.Поздняков ― Там никто не знает, сколько геев убито и родственниками, не родственниками.

О.Джемаль― Вы же сейчас начинаете со мной про геев, а не про этих…

А.Нарышкин ― Я вам объясню. История с геями и особом отношении к геям в Чечне, скажем так, недавняя.

О.Джемаль ― А этих убивают — мы к этому давно привыкли?..

А.Нарышкин ― Ну да… А у вас какое-то другое представление насчёт Чечни? Вы считаете, там никогда никого не убивали, дома тех, кто как-то был связан с терроризмом, не сносили, не сжигали?

О.Джемаль ― Всё это было.

А.Нарышкин ― Вот! Всё это в целом ужасное, не буду спорить. Просто с Геями история относительно новая.

О.Джемаль ― Это новое уже с марта месяца, по-моему, уже. Сколько раз я не прихожу к вам, вы мне этими геями нервы треплете бесконечно.

А.Поздняков ― А вы объясните, почему чеченцы не признают проблему? Почему не признают проблему внесудебных убийств и расправ? Почему не признают проблему геев? И представитель России при ОБСЕ Александр Лукашевич говорит, что всё это явно надумано.

О.Джемаль ― Потому что они не проводят расследования, они не решают эти проблемы. Эти убийства происходит с их ведома, с их молчаливого одобрения.

А.Поздняков ― А почему они не решают и одобряют?

О.Джемаль ― Эти убийства производятся не какими-то энтузиастами и представителями возмутившегося общества, а ментами, которые иногда как бы позируют в виде таких борцов с терроризмом и экстремизмом от народа. а как капнёшь — у каждого погоны. То есть это политика государства.

А.Поздняков ― Подождите. Политика государства или Рамзана Кадырова?

О.Джемаль ― А Рамзан Кадыров — это кто? Это назначенец Путина, это человек, который существует благодаря Путину.

А.Поздняков ― То есть такая же ситуация, как в Чечне, у нас в остальных регионах?

О.Джемаль ― И в остальных регионах тоже. А вы что думаете, в Дагестане по-другому? Вы что, думаете, в Дагестане бессудных убийств не происходит? Мусульман убивают. Но вы мне только что говорили: «Да это давно, мы уже привыкли, нам надело, мы об этом знать не хотим».

А.Поздняков ― Но вот интересно, в таких же масштабах?

О.Джемаль ― Хорошо. Я вам могу описать. Сейчас вот Елена Милашина говорит о периоде с декабря по март — 25 человек. По моим данным больше, но я допускаю, что она права. Годом раньше в очень короткий период, в течение месяца таких убийств, допустим, в Дагестане было 14. Тут всплеск, допустим, 25 человек, там всплеск — 14. Когда я начинал выяснять — у меня, в отличие от Чечни, в Дагестане много связей, в том числе, с силовиками, которые не всегда довольны этой ситуацией, иногда нет-нет, да чего-то мне рассказывают. Я спрашиваю: «А зачем, что случилось? Ведь на этих людях по факту конкретно ничего не было». И я услышал такую откровенную фразу в частной беседе: «Ты знаешь, эта группка очень сильно радикализировалась. Нужно было что-то делать». То есть их убили по модели «как бы чего не вышло», их убили на всякий случай.

А.Поздняков ― А Путину это нужно — чтобы убивали так людей, на всякий случай?

О.Джемаль ― Его это устраивает. Это метод воздействия на Кавказ. Путин ничем не отличен в этом плане от Пиночета. Пиночета устраивали эти убийства. Да, он, может быть, лично никому горло не резал, никого не связывал, не бросал в машину и не поджигал. Но его устраивало, что его офицеры это делают. Точно так же это устраивает и Путина.

А.Поздняков ― Получается, «Новая газета» неправа, когда предъявляет претензии к Кадырову; надо предъявлять претензии в данном случае уже и Путину?

О.Джемаль ― За любое действие Рамзана Ахатовича отвечает Владимир Владимирович.

А.Нарышкин ― Во втором чтении принят законопроект о запрете анонимайзеров и ещё поправка, благодаря которой мониторинг поручат ФСБ и МВД. Поспособствует ли это безопасности каким-то образом?

О.Джемаль ― Логика мне понятно, чего добиваются.

А.Нарышкин ― В правильном направлении движутся?

О.Джемаль ― Лишение свобод — это неправильное направление! Мне понятно, чего они добиваются. Чтобы полностью запретить, они, конечно, не могут. Они достаточно тупы для этого. Но они могут осложнить пользование средствами анонимности — VPN, прокси, анонимайзерами — и, соответственно, обузить круг людей, которые всё равно будут этим пользоваться. Когда ты сильно усложнишь, то будут пользоваться только продвинутые…

А.Нарышкин ― Но российский народ всё равно способен найти какие-то лазейки…

О.Джемаль ― Да нет, российский народ достаточно ленивый… Я сегодня только говорил с одной женщиной с Кавказа, которая вписана вроде бы в социальную ситуацию достаточно живо, но при этом говорит, что едва-едва разбирается в компьютерах, едва-едва может ими пользоваться, и вокруг неё много тех, кто вообще не умеет. В это мне было даже трудно поверить, потому что я считаю, что это как неграмотность. Найдите человека, который не умеет читать и писать. Так же я считаю, что человек, который вообще не умеет пользоваться всем этим — это примерно то же самое.

А.Нарышкин ― Но для пенсионеров, может быть, исключение сделаем?

О.Джемаль ― Но и пенсионеры умеют писать и читать! Ну хорошо, давайте сделаем исключение. Но, тем не менее, далеко не все, что называется, продвинутые умельцы. Когда ты делаешь эту группу лиц, которая пользуется такими вещами, достаточно узкой, её легче взять под колпак, её легче анализировать. Одно дело, когда ты имеешь дело с 50 миллионами людей, пользующихся VPN, а другое дело, когда ты имеешь дело с 5 тысячами.

А.Нарышкин ― Сектанты какие-то, получается.

О.Джемаль ― Да. Идея заключается в этом. Тем не менее, я для себя решение сделал: я покоряться не буду, я буду пользоваться средствами анонимности столько, сколько смогу. Я буду призывать всех пользоваться этим, затруднять всеми возможными способами работу спецслужб и популяризировать эту тему среди максимально широкого круга.

А.Поздняков ― А как вы считаете, почему у нас не создают аналог великого китайского файрвола в России? Почему ограничиваются такими законопроектами, полумерами?

О.Джемаль ― Вы знаете, у меня есть такое предположение. Вот когда я смотрю на переговоры Роскомнадзора и, допустим, Telegram, — вот они как-то пытаются прогнуть Дурова, а Дуров, может, даже если и прогибается, то совсем не в той степени, какой от него хотят, а по большей части просто средний палец показывает вместо прогиба. И, тем не менее, его как-то не запрессовывают. Может быть, просто у этих людей нет альтернативы этим средствам связи? Ведь и они ими тоже пользуются.

А.Поздняков ― То есть только потому, что они сидят в YouTube, они не запрещают YouTube?

О.Джемаль ― Ну, а смысл запрещать YouTube? Это же просто инструмент. А вот почему они не запрещают Telegram? Я не считаю, что Дуров (есть такая конспирологическая версия) там втихаря сотрудничает, просто популяризирует, чтобы все террористы или все «навальнисты» зашли туда, а он их всех там заложит, — я не сторонник такой точки зрения. Я просто полагаю, что для высшего чиновничества нет альтернативы этим мессенджерам. Они не могут придумать ничего равноценного этому и не могут доверять никакому другому мессенджеру, потому что по большому счёту альтернатива Telegram — Signal. Но где гарантия, что Signal не работает с АНБ, если он получает гранты?

А.Нарышкин ― Что такое Signal?

О.Джемаль ― Signal — это один из самых эффективных мессенджеров с одной из самых эффективных систем шифрования… Между прочим, Сноуден его рекомендовал в своё время.

А.Поздняков ― Какой потребительский подход у наших государственных деятелей. А вот в Индонезии духу хватило начать блокировать Telegram. И Telegram очень быстро пошёл на уступки, хотя начали блокировать только веб-версию.

О.Джемаль ― Я могу сказать о себе. Если Telegram пойдёт на уступки, я перейду на Signal или на какую-то иную форму.

А.Поздняков ― То есть выбор всё-таки есть, получается?

О.Джемаль ― Конечно, есть. В конце концов, помимо Signal, Telegram есть Bleep, который вообще неуловим и не отслеживается, поскольку не имеет серверов, где хранится информация вовсе!

А.Поздняков ― У нас защита Заура Дадаева и других осуждённых по делу убийства Бориса Немцова обжаловала приговор. Я напомню, что фигуранты дела, предполагаемые убийцы Бориса Немцова были осуждены на сроки от 11 до 20 лет колонии строго режима, и вот адвокаты просят вернуть дело на новое рассмотрение со стадии отбора коллегии присяжных заседателей. Как вы думаете, если даже вдруг будет удовлетворена жалоба, будут заново отбирать коллегию, есть ли шансы на иной исход дела?

О.Джемаль ― А что вы подразумеваете под иным исходом дела: что Дадаеву дадут пожизненное или оправдают?

А.Поздняков ― Оправдание или сокращение срока…

О.Джемаль ― Я не особо сомневаюсь в причастности этих людей. Для меня проблема заключается в отсутствии заказчика, а не в наличии исполнителей, поскольку я не считаю, что заказчик находится в Чечне, я не считаю, что заказчиком является Рамзан Кадыров или кто-то рядом с ним…

А.Поздняков ― А кто же заказчик?

О.Джемаль ― Я считаю, что заказчиком является непосредственно либо Владимир Владимирович Путин, либо люди из его ближайшего окружения.

А.Нарышкин ― Зачем?

О.Джемаль ― Потому что Немцов был достаточно важным элементом при формировании санкций, налагаемых на Россию. И именно эти люди, именно это ближайшее окружение Путина, как говорили люди 1990-х, попали на большие бабки, благодаря деятельности Немцова. А, извините меня, у Кадырова просто мотива не было.

А.Нарышкин ― Нам же представители, например, каких-то российских корпораций и фигуранты этих чёрных списков говорят же периодически, что всё нипочем, санкции — это здорово…

О.Джемаль ― А вы помните, как Тимченко жаловался, что у него счета заблокированы, что жена расплатиться не может… А как Кобзона не пускали подлечиться в Германию? Ну, хорохориться-то они, конечно, могут, но сладко им не показалось.

А.Поздняков ― А если наберут других присяжных, они могут оправдать, в конце концов? Или это невозможно в существующей обстановке?

О.Джемаль ― Я не знаю, как их можно оправдать. Там достаточно убедительная фактура относительно виновности этих людей. Правда там есть один парень, который за уши притянут…

А.Поздняков ― Хамзата Бахаева вы имеете в виду?

О.Джемаль ― Квартиру вместе снимали. То есть приютил, что называется. Может, разговорчики какие-то слышал. В деле не был. А что касается всех остальных, то там убедительная фактура.

А.Поздняков ― А лишать гражданство осуждённых за терроризм правильно?

О.Джемаль ― Это популистский закон. Государственная дума пытается изобразить из себя какого-то невиданного патриота. У человека, осуждённого за терроризм, у него уже такие проблемы, что ему плевать, лишили его гражданства или не лишили. Человек, осуждённый за терроризм, выйдет из этой ситуации только через какой-то политический катаклизм, через революцию, и тогда вопрос не будет состоят в том, что он лишён гражданства, вопрос будет стоять другой: «Где эти депутаты, которые какие-то законы принимали? Дайте их сюда — я им голову отрежу!» — вот так вот встанет вопрос.

А сейчас это просто попытка выслужиться перед президентом, перед спецслужбами. Вообще то, что делает Государственная дума, это малоинтересно по большому счёту. Это уже давно орган, не формирующий повестку дня. Это инструмент. Вряд ли кого-то интересует молоток больше, чем человек, в чьей руке он находится.

А.Поздняков ― То есть вы не видите угрозы для политических активистов, которые могут проходить по делам об экстремизме?

О.Джемаль ― И что? Ну, хорошо, лишили их гражданства — и что дальше? Их лишат права избираться? У них и так этого права фактически нет. Вот Ройзман никакого теракта не совершал — и его к выборам не допускают!

А.Поздняков ― То есть гражданство — это просто фенечка такая?

О.Джемаль ― Конечно. А что это даёт? Человек, осуждённый за терроризм, уже лишён гражданских прав. Более того, по закону о профучете его родственники ограничены в гражданских правах. То есть ну лишний раз показали, какие вы холуи…

А.Нарышкин ― Наше время вышло. Спасибо огромное! В дневном «Развороте», в программе «Персонально ваш» был сегодня Орхан Джемаль, журналист. Счастливо!




ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Захарченко хоть ещё моргает, но уже покойник. В нормальной жизни ему делать нечего, отсюда и его истерики и откровенный бред — чует курва, какую мясу съела.
________________________________________

Не согласен с уважаемым журналистом-исламистом О. Джемалем в части его идеализации достижений дворника-таджика или киргиза. Да, ненамного чище в Москве стало. А вот по улицам и в метро реально табунами гуляют целые даже уже не просто кишлаки, а целые москвабады…
________________________________________

Если бы такжики и узбеки не были нужны в Москве, если бы на них не было спроса — они туда не ехали бы — они не самоубийцы. Тут разговор не о том должен идти. Раз они вам нужны, сделайте так, чтобы они не были стадом обезьян.
________________________________________

Ну кто бы сомневался, что судья окажется ни в чём не виноват, когда позволял себе шиковать не только сверх своей зарплаты и даже здравого смысла, а так же и в том, что недвижимый инвалид может представлять смертельную угрозу трём мордоворотам-нацгвардейцам! Не забывайте, господа, в какой стране вы живёте — вы живёте в королевстве кривых зеркал, в стране дураков и извращенцев — что снизу, что сверху.
________________________________________

Всё время создается впечатление, что не все они приезжают только за легальными заработками, явно они чем-то ещё промышляют и стараются здесь осесть или как-то ещё зачем-то зацепиться…
________________________________________

Украина выберется из своего дерьма — не сразу, но выберется, так как она идёт в нужную сторону и в нужном направлении. Россия продолжает ТУХНУТЬ…
________________________________________

Я пошёл работать на стройку учеником электромонтёра в 1958 году. Тогда на ней работали ОДНИ москвичи и из ближайшего Подмосковья. В начале шестидесятых активно потекли лимитчики из областей — вот тогда москвичи и были задвинуты на обочину. Лимита уже тогда была выгодней власти, чем коренные москвичи.
________________________________________

Заявление о Малороссии или я бы сказал НАНОроссии это по приказу кремля — показать, что мол это не мы, а это они сами… И мы как всегда не знаем ничего… Чёрного пса мне отбелишь и также НАНОослики - россики ху.ло и айфончик опять обделались ! Пусть лучше берегут НАНОтатарию/НАНОбашкирию/дальневосточию/Сибирию и Кольский полуостров вместе с Калининградом!
________________________________________

Если бы Захарченко гавкал без подсказок Кремля — ему давно бы подогнали реактивный лифт с бесплатным билетом в ад. Это не только и не столько истерика Захарченко, сколько истерика кремлёвских крыс.
________________________________________

"и Явлинский не знает что делать"…
Главное — скрывать, что кто говорит и делает — и можно дальше кормить благодарный Колизей чем угодно, и зомбировать: "ничего нету и не бывает".
________________________________________

По поводу лишения гражданства за терроризм. Это правда, что террористу от этого ни жарко, ни холодно. А вот государству, поддерживавшему этого террориста, преференции налицо. Например, выяснит голландский суд, что за пусковой установкой Бук, сбившем MH-17, сидели российские "отпускники", а тут ему (суду) раз, да и "не наши там сидели, мы этих террористов знать не знаем, мы тут не при делах, и платить штрафы там всякие не намерены."
________________________________________

То, что русский народ несовестливый, это очень слабо сказано. Русский народ отвязно бессовестный и беззастенчиво клеветнический, для него начисто отсутствует понятие чести. (Я уж не говорю про ум.) А то, что советские-российские военные запросто сбивали гражданские самолёты до Второй Мировой войны и, с каким-то особо садистским удовлетворением, после неё (включая и свои собственные), так это хорошо известно. И нисколько не мучились нравственно-моральными страданиями по невинно загубленным ими душам. И всегда пытались при случае переложить ответственность на других или тщательно засекретить. Трусливые, что с них возьмёшь… Признание всё же требует мужества, а оно хоть и последняя из добродетелей, но и той у русского народа нет. (Информацию относительно уничтожения русскими гражданских самолётов или самолётов в международном воздушном пространстве можно найти, в частности, в Интернете в "Авиационном календаре".)
________________________________________

Орхан, как мне видится, храбрый мужчина, при этом темы геев избегает довольно потешно.
________________________________________

Лично мне Орхан Джемаль определённо симпатичен. Всегда с большим интересом слушаю его эфиры.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей Нарышкин, Андрей Позняков

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Военные агрессии (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Международные события (0) > Украина (0)
  • Нравственность (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 20.09.2018 - ИНИЦИАТИВА НОВОСИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 20.09.2018 - МЕЖДУНАРОДНАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ BELLINGCAT
  • 19.09.2018 - «ЯБЛОКО» ТРЕБУЕТ ОТПРАВИТЬ ЗОЛОТОВА В ОТСТАВКУ
  • 19.09.2018 - ИТОГИ СЕНТЯБРЬСКИХ ВЫБОРОВ
  • 18.09.2018 - ЗАМПРЕД «ЯБЛОКА» НИКОЛАЙ РЫБАКОВ НА «РАДИО СВОБОДА»
  • 18.09.2018 - НАРОД И ПАРТИЯ ЕДИНЫ?
  • 17.09.2018 - ИСТОРИЯ ЭРИХА ХОНЕККЕРА
  • 16.09.2018 - ЭКОНОМИКА СЧАСТЬЯ
  • 15.09.2018 - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
  • 15.09.2018 - ЭТО ПРАВДА?
  • 14.09.2018 - ПРЕКРАТИТЬ ПРАКТИКУ ПРОВОКАЦИЙ
  • 14.09.2018 - КТО ВИНОВАТ В НАШЕЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ЯМЕ
  • 14.09.2018 - ЭТО НЕ ОФИЦЕРСКАЯ ЧЕСТЬ
  • 13.09.2018 - ОДИНОЧНАЯ «ДУЭЛЬ» ЗОЛОТОВА
  • 13.09.2018 - ВЕНСКИЙ МЕХАНИЗМ ОБСЕ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru