Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[30.07.2017]

О ЦЕНЗУРЕ В ИСКУССТВЕ

Андрей БИЛЬЖО: художник-карикатурист, писатель, психиатр, продюсер


Андрей БИЛЬЖО:


Да, я считаю, что в искусстве допустимо всё. Пожалуйста, «18+» уже существует. Сделайте «22+». Сделайте книги, где ненормативная лексика, запаянными в целлофан — нет вопросов. Всё целомудренно. Не читайте эти книги. Если вы настолько ранимы, и ваши чувства подвержены лёгкому оскорблению, не ходите на этот спектакль, вас же не тянут туда за руку!..

Любой художник в широком смысле имеет право творить так, как он считает нужным. Зритель в широком смысле, публика голосует за него: она смотрит эти картины или не смотрит.

Ведь, это деньги из бюджета, которые и вы дали туда и я. Мне не нравится то, что нравится большинству, например. Но там тоже мои деньги. Тогда сделайте спектакль для меня, для людей, которые по-другому относятся к искусству, которые хотят видеть нечто другое.

Что значит «красиво»? Просто это чистой воды ханжество, понимаете? То есть в огромной многомиллионной стране обиделся один человек, условно говоря, Вася. И тогда мы должны закрыть этот спектакль, снять эту выставку из-за того, что Васе она не понравилась?

У нас так внимательно относятся к чувствам одного единственного Васи? У нас так любят, так внимательно относятся к людям? К детям? Тогда почему у нас такое количество детских домов? Почему у нас в таком состоянии находятся больницы детские, например, Морозовская? Вот, недавно я видел фотографию Морозовской больницы в Facebook. Почему?


А.Позняков ― Инесса Землер, Андрей Позняков и персонально ваш и наш художник-карикатурист Андрей Бильжо. Вот, кого или чего вы прямо сейчас хотите изобразить в виде карикатуры?

А.Бильжо ― Вы поставили меня в тупик. Потому что страна предлагает всё время такие карикатурные темы, что даже не знаешь, что и нарисовать. У меня, знаете, последняя карикатура была «Завтрак на траве» Эдуарда Мане. Помните, там 2 мужчины одеты и дама обнажённая, и корзина с едой там, с вином? И вот этот мужчина, который с бородой и в одежде, говорит: «Ну, вот и ОМОН подсасывается. Сейчас позавтракаем на траве».

Это как раз к вопросу о цензуре, на самом деле. Потому что, по идее, сегодня это очень у нас актуально. Ну и тогда, кстати, на Парижском салоне эта картина вызвала много разных разговоров. Но вообще-то, по идее, даму надо одеть, конечно. Ну, или раздеть мужчин, — что-то одно из двух.

А.Позняков ― Понятно, почему это происходило во Франции в те годы. Не понятно, почему у нас сейчас так стремятся одеть даму, и почему вдруг сейчас в XXI веке, начинают вновь говорить о том, что нужна не просто какая-то идея, идеология, аккуратность, а именно цензура! Вот, Владимир Мережко, режиссёр Николай Цискаридзе прямо говорят, что им не хватает этого.

А.Бильжо ― Вот это удивительно. Если мы возьмём даже историю искусств советского периода и вспомним художника Дейнеку, например, его голых мальчиков с голыми попами, то это вообще кошмар!

И.Землер ― Конечно. Да ещё говорят, что они будущие лётчики.

А.Бильжо ― Нам не нужны такие лётчики вообще с такой ориентацией!.. Понимаете, в чём дело? Я не знаю, видимо, цензура помогает художнику (я сейчас серьёзно вполне говорю), загоняет его в какие-то рамки и помогает ему творить. Потому что если художнику сказать, что он абсолютно свободен, то только настоящий художник, который, действительно, творец, будет что-то создавать, понимаете? А вот для среднего художника нужны какие-то рамки, его должен кто-то обязательно контролировать. Он не может без начальника. Цензура — это же начальник, да?

Из кого будет состоять эта комиссия, которая будет принимать спектакль? Из кого будет состоять эта комиссия, которая будет принимать балет или фильм? А для меня это очень актуально, потому что мой сын — режиссёр, понимаете? И он снял полнометражный фильм, который получил премии, и я выступил там спонсором, потому что мы не совались в Министерство культуры. Не совались туда.

И.Землер ― Ровно для того, чтобы не выслушивать его рекомендации.

А.Бильжо ― Ровно для того, чтобы не выслушивать эти рекомендации. Понимаете? И вот это навязывание… Меня удивил Виктор Иванович, честно говоря, Мережко, потому что он, казалось мне, человек достаточно гибкий, прошедший суровую школу советской цензуры и так далее. Ну, что ратовать за цензуру?

Говорят, что не дадут деньги на этот фильм (или спектакль) из бюджета, потому что это не соответствует нашим представлениям о прекрасном, о патриотизме и так далее.

А.Позняков ― Но кто платит, тот заказывает музыку. Нет?

А.Бильжо ― Да. Но, ведь, это деньги из бюджета, которые и вы дали туда. И я. Мне не нравится то, что нравится большинству, например. Но там тоже мои деньги. Тогда сделайте спектакль для меня, для людей, которые по-другому относятся к искусству, которые хотят видеть нечто другое, да? Снимите для меня. Там в этом бюджете мои деньги тоже.

И.Землер ― Ну вот, смотрите, они говорят, что есть цензура советская, которую представляют все эти худсоветы. Это, конечно, нельзя. А есть цензура нравственная: надо понимать, что красиво, на самом деле, а что некрасиво. Это они определяют, что красиво, а что некрасиво. Но есть ли разница между той цензурой и этой?

А.Бильжо ― Это игра слов. Это чистая игра слов, это жонглирование словами, потому что, на самом деле, что значит «красиво»? Вот, Мединскому нравится это, и он говорит «Это красиво». А мне это не нравится! И ещё 100 человекам или в нашей многомиллионной стране ещё одному миллиону это не нравится, понимаете?

Что значит «красиво»? Давайте прикроем грудь в фильме «Матильда», да? Давайте немножечко прикроем грудь. Ну, давайте войдём в Итальянский дворик и наденем трусы на Давида Леонардо да Винчи! Давайте… Тем более одно яичко ниже другого, и для мальчиков, которые приходили туда в школьные годы, это было такой психотерапией, таким откровением, что, оказывается, всё нормально, с нами всё нормально, так бывает…

Просто это чистой воды ханжество, понимаете? Любой художник в широком смысле имеет право творить так, как он считает нужным. Зритель в широком смысле, публика голосует за него: она смотрит эти картины или не смотрит эти картины (кинокартины, спектакли).

Пожалуйста, «18+» уже существует. Сделайте «22+». Сделайте книги, где ненормативная лексика, запаянными в целлофан — нет вопросов. Всё целомудренно. Не читайте эти книги. Если вы настолько ранимы, и ваши чувства подвержены лёгкому оскорблению, не ходите на этот спектакль, ну, ради бога. Вас же не тянут туда за руку!..

И.Землер ― Кино, театр, выставка — это то, куда я сама принимаю решение идти, заплатить деньги, осознанно, да? Но есть такие сферы как телевидение, интернет, которые, собственно, занимают практически всё предоставленное им пространство как газ. Вот там нужно какое-то регулирование отдельное?

А.Бильжо ― Ну, какое-то регулирование, я думаю, что всё-таки нужно в интернете. Я не знаток Уголовного кодекса и юриспруденции, но знаю, что пропаганда насилия, кровь, порнография и так далее преследуются по закону. Здесь, мне кажется, должна быть какая-то регуляция. Но цензурой я бы её не назвал.

Это должно быть в рамках. Если ты нарушаешь закон, если ты нарушаешь Уголовный кодекс в любой области (будь то интернет, кино или, там, театр), то тогда ты отвечаешь по закону, по этому закону. Но никакая не цензура не допустима.

Не допустимы такие высказывания: «Вы знаете, мне кажется, это не очень красиво. Мне кажется, это немножко безнравственно. Вот, она здесь идёт вот так вот, и у неё платье так, вот, расходится и там видно трусы. Мне кажется, это безнравственно. Это безнравственно. Давайте наденем на неё брюки»…

А.Позняков ― А что, в искусстве, ну, помимо нарушения закона, всё допустимо?

А.Бильжо ― Да. Я считаю, что в искусстве допустимо всё. Мне, знаете, часто задавали вопрос, про всё ли можно рисовать карикатуры? Рисовать карикатуры можно про всё, абсолютно про всё. Но! Важно, как ты их рисуешь и кому ты их показываешь. Это какая-то внутренняя должна быть граница внутри художника, понимаете?

Существует такое понятие как чёрный юмор. Например, ты рисуешь картинки про людей с ограниченными возможностями, ну, про людей без ног, скажем. Есть такая огромная тема в мировой карикатуре, но ты будешь подонком и подлецом, если эту выставку устраиваешь в Доме инвалидов. Понимаете?

А.Позняков ― А какой-нибудь аналог прокатного удостоверения таким выставкам или таким фильмам можно выдавать? Государство должно как-то в этом быть задействовано? Имеет право государство подобные вещи, как бы, поощрять?

А.Бильжо ― Мы сейчас говорим про выставки и спектакли. Если вам не нравится, не ходите.

А.Позняков ― Есть же аналоги в кино.

А.Бильжо ― Не ходите на этот фильм. Ну, не ходите на этот фильм!

А.Позняков ― А государству как быть? Государству можно давать прокатное удостоверение таким фильмам? Или государству лучше посторониться?

А.Бильжо ― Я думаю, что государство должно посторониться.

А.Позняков ― То есть получается, «Матильде» в таком случае лучше не выдавать прокатное удостоверение — пусть они сами?

А.Бильжо ― Ну, тогда можно дойти до абсурда, понимаете? Если в «Матильде» некоего депутата или цензора взволновала и раздражает обнажённая грудь, то тогда в другом месте будет раздражать большая или маленькая попа или небритое лицо человека. Он скажет: «Председатель колхоза, депутат Государственной Думы не может ходить на заседания Государственной Думы с недельной щетиной. Не может! Он должен быть всегда гладко выбрит». Понимаете?

Поэтому вот с этим оскорблением чувств можно дойти до абсурда! Все дико оскорбляются…. Но это неправда, это на самом деле всё показное, я вижу в этом лукавство, ханжество и враньё. Потому что когда ты ходишь по улице, ты встречаешь огромное количество людей дико симпатичных. Понимаете? Они улыбаются тебе, они с тобой разговаривают, они задают вопросы, ты с ними спокойно совершенно говоришь на одном языке. Где же все эти агрессивные люди? Я их не видел. Вот, я живу недалеко от вас здесь, на Новом Арбате. Я встречаю людей, они сидят в кафе, симпатичные молодые люди.

И.Землер ― А потом оказывается, что это те же самые люди, которые оскорбились на какое-то там высказывание, на какую-то картинку и пожаловались в Генпрокуратуру.

А.Бильжо ― Или с нами заигрывают и говорят, что они оскорбились. Или подзывают и говорят: «Вась, с завтрашнего дня ты оскорбился этими кадрами из этого фильма. Ты понял?»…

А.Позняков ― Ну, как-то вы Васю недооцениваете. Вася же может и сам оскорбиться без указки сверху. У людей же своё мнение бывает. И они, действительно, очень обидчивы, правда. Их очень задевает известная работа с Рональдом Макдональдом, на которой распят ребёнок. Она же много кого оскорбит. Значит ли это, что эту работу можно показывать по федеральному телевидению или нельзя? Где-то фильтры ж должны какие-то стоять? Или не нужно ничего такого?

А.Бильжо ― Вот я часто бываю в Венеции, и сейчас там происходит Биеннале современного искусства. Биеннале современного искусства происходит на разных совершенно площадках. Там есть специальные павильоны разных стран мира, а есть площадки, которые сдают Палаццо и так далее. Но и церкви католические отдают свои площадки под современное искусство.

Вы приходите в церковь, где висят картины Тициана, где висит картина Тинторетто «Тайная вечеря», а в центре стоит объект современного искусства. И ничего страшного, и почему-то никто не оскорбляется.

А.Позняков ― А он (объект современного искусства) про религию или про что-то другое?

А.Бильжо ― Скажите мне, Андрей, а может ли быть так, что жители одной страны (христиане) менее обидчивы, чем жители другой страны и тоже христиане? Что, православные более обидчивы?

А.Позняков ― Ну, я не знаю, связано ли это с православием или католичеством. Я бы здесь, вы знаете, больше по социологическим каким-то аспектам прошёлся, по уровню жизни и прочему. Но вот мы живём в России, у нас очень почему-то обидчивые оказываются, уж не знаю, люди у власти. А как быть художнику в такой ситуации?

А.Бильжо ― А не спекуляции ли это с обидчивостью? Или с нами заигрывают, нас обманывают, спекулируют этим? Не кажется так?

А.Позняков ― Но в любом случае кто-то смог этим воспользоваться. Это достаточно сильная тема, чтобы пролоббировать свои интересы.

А.Бильжо ― То есть в огромной многомиллионной стране обиделся один человек, условно говоря, Вася. И тогда мы должны закрыть этот спектакль, снять эту выставку из-за того, что Васе она не понравилась?

И.Землер ― Но у нас уже так делали.

А.Бильжо ― У нас так внимательно относятся к чувствам одного единственного Васи? У нас так любят, так внимательно относятся к людям? К детям? Тогда почему у нас такое количество детских домов? Почему у нас в таком состоянии находятся больницы детские, например, Морозовская? Вот, недавно я видел фотографию Морозовской больницы в Facebook. Почему?

А.Позняков ― Но зачем же вы смешиваете? Морозовская больница — это совершенно другая история. И то, как у нас работают в больницах, то, как это всё финансируется, это большая, конечно, проблема. Но она не имеет никакого отношения, простите, к фильму «Матильда», например, который оскорбляет, я думаю, не одного человека.

А.Бильжо ― Я сейчас говорю об обидчивости, чувствительности вообще. Есть такое понятие «сензитивность». Если мы такие чувствительные и если мы так легко оскорбляемся, то почему мы не оскорбляемся и не так чувствительны в каких-то других вещах, более серьёзных?

А.Позняков ― Оскорбляемся. Может быть, просто делать ничего не можем? Вы можете что-то сделать с больницами? И Вася, который оскорбился в связи с каким-то фильмом, какой-то картиной, он может что-то сделать для Морозовской больницы?

А.Бильжо ― Я могу. То, что я могу, я делаю. Вот, Благотворительный фонд «Линия жизни», где я член Попечительского совета и которому больше десяти лет. Мы спасли почти 8 тысяч детей! Мы делаем! Мы обучаем хирургов. Мы делаем, а не оскорбляемся!

А.Позняков ― Ну вот, видите? А кто-то просто оскорбляется и таких вещей не делает или не может делать. А как быть художнику, творцу? Себя люди по-разному идентифицируют в современном искусстве. Вот, как ему быть? Он молодой, он не Алексей Учитель. Алексей Учитель — известный деятель, он может достаточно жёстко говорить с людьми, которые его критикуют. А, вот, человек только начинает. Ему нужно вписываться в эту конформистскую картину, чтобы никого не оскорбить, потому что он видит, что все оскорбляются. Или ему нужно, может быть, даже пожертвовав своим призванием, своим занятием будущим, жить в нищете? Как быть?

А.Бильжо ― Вот сейчас вы затронули одну из самых важных, мне кажется, сторон этой темы, очень серьёзную — это наш внутренний цензор, который может поселиться в молодом художнике. И он сам себя будет цензурировать, и он не будет снимать, потому что ему не дадут на это деньги. Он тогда становится проституткой. Он не будет делать то, что он хочет делать, то, что он считает нужным, и говорить о том, о чём он считает нужным. А будет стараться угодить. Вот это, мне кажется, ужасно и это растлевает, и это, на самом деле, убивает искусство…

И.Землер ― А может ли человек с этим внутренним цензором стать хорошим художником, хорошим деятелем искусства, но в своих, внутренне ограниченных рамках?

А.Бильжо ― Да, наверное, может. В своих внутренних ограниченных… Он может снимать, условно там, не трогать какие-то скользкие темы…

И.Землер ― Фильм про бабочек.

А.Бильжо ― Да, да, документальный.

И.Землер ― И делать это гениально.

А.Позняков ― А вы можете что-нибудь посоветовать этим людям, которые сейчас не знают, как быть? Они страшно мучаются…

А.Бильжо ― Не могу посоветовать. У меня такие же проблемы, и мучается мой сын, который снял много короткого метра, снял полный метр, получил премии. Сейчас у него новый проект, сейчас он поехал в Китай его представлять, и будет искать деньги на новый проект. Ничего не могу сказать. Он не хочет снимать коммерческое кино, чтобы зарабатывать. Он не хочет прогибаться. И он работает как вол, но он ничего не может сделать! И это, на самом деле, серьёзная очень тема, и очень драматичная для молодых художников и их родителей.

А.Позняков ― А это, кстати, не вечная проблема — как угодить заказчику? Потому что та же самая Сикстинская капелла, например. Вот, умудриться вписать туда какие-то не очень канонические элементы, это надо суметь.

А.Бильжо ― Андрей Сергеевич Кончаловский говорил, что заказчики контролировали художников. Они давали деньги художникам, да. Но если художник уже завоевал своё имя, такое как Тинторетто или Тициан, никто к нему не лез. Например, Веронезе написал Тайную вечерю, а потом его вызвали в Рим и сказали: «Какая же Тайная вечеря? Там бог знает что у вас происходит». Он говорит: «Ну, тогда давайте назовём это «Вечер у Левия». Всё, тема была закрыта. А так ему грозила инквизиция. Да, он прогнулся, он переименовал работу. Но картина висит в Академии художеств в Венеции и является одним из шедевров мировой живописи.

И.Землер ― То есть не под первоначальным названием.

А.Бильжо ― Да. Поэтому контролировали, давали деньги, но не контролировали так, что «Знаешь, что-то вот эта фигура — сдвинь её, пожалуйста, правее, Рафаэль. Пожалуйста, немножко правее. А вот эту вот левее (мне что-то не очень нравится). И потом вот этот синий цвет поменяй, пожалуйста, на красный».

А.Позняков ― А лучше на золотой.

А.Бильжо ― А лучше на золотой, да. Ну, если деньги есть, то Рафаэль мог взять и купить краску золотую.

А.Позняков ― Может быть, у вас есть какие-то предположения, что можно сделать, чтобы придирчивость такого государственного заказчика у нас уменьшить? Это же, ведь, вопрос общества, которое это всё приемлет.

А.Бильжо ― Ну да. Общество должно развиваться, у общества должно появляться чувство вкуса, художник должен идти на какие-то мелкие, но не глобальные компромиссы. В чём-то он может прогибаться.

Вы знаете, когда-то в лучшие времена у меня довольно много было заказчиков, когда я делал всевозможные календари, книги и так далее. Приходили заказчики и говорили: «А, вот, не могли бы вы вместо этой картинки… Вот, я придумал вот такую картинку. Я придумал, а вы её нарисуйте. Но вы оставите свою фамилию, деньги мы вам заплатим как обещали, только, вот, нарисуйте картинку, которую я придумал».

И.Землер ― «По нашему сюжету».

А.Бильжо ― Да, да. Я говорил: «Забирайте свои вещи и идите, и рисуйте сами». Я отказывался от такой работы.

А.Позняков ― Вы могли себе это позволить, слава богу.

А.Бильжо ― А вы знаете, как жалко было иногда? Потому что это мой заработок.

И.Землер ― Тоже вопрос выбора.

А.Бильжо ― Кажется, карикатура — такая ерунда. Но перед собой я оставался совершенно чистым.

И.Землер ― Да. К сожалению, не каждый может позволить себе такой выбор.

А.Бильжо ― Да. Ну, я же сказал, что это драма для молодого художника и драма для его родителей.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Давненько, давненько не слышал я уважаемого Бильжо!
Рад встрече, хотелось бы встречаться почаще.
Здоровья, долголетия, творческих и всяческих иных успехов на благо всем нам.
________________________________________

Какое собачье дело Государства до того, что ставят режиссёры театра и кино — народ Сам разберётся, куда ему ходить и что ему смотреть. Кому это не нравится, тот пусть сидит дома и смотрит "Кисель-ТВ".
________________________________________

Мне противно, что умная страна превратилась за десяток лет в холопскую шарашку. Мне противно, когда все понятия свелись к патриотизму. Что стадо путинолизов решило, что они правы. И мне страшно за страну — сволота воровская решила, что она навсегда. Под руководством товарища Путина члены кооператива "Озеро" превратили остальных россиян в членов кооператива "Болото".
________________________________________

Виктор Мережко, как режиссёр ЗАКОНЧИЛСЯ — остался просто кремлёвский Мережко.
________________________________________

Таких мережков, готовых всегда подставить свою задницу под нужды власти, всегда было полным-полно на святой Руси. Бог дал талант, а они, бедолаги, не знают, что с ним делать и ищут поводыря, который укажет им путь. Это, конечно, художники, но от слова худо по преимуществу — торгуют даром божьим — интеллектуальные проститутки.
________________________________________

Ни в коем случае не делайте карикатуру на Плешивого — могут неправильно понять.
________________________________________

Согласен с уважаемым психологом-карикатуристом А. Бильжо: зря уважаемый заслуженный киносценарист В. Мережко выступает за введение цензуры. Пусть выступает за цензуру своих произведений, созданных частным образом на его деньги. Не надо ущемлять мои права, цензурируя моё право на изучение интересных лично мне произведений и присваивая себе мои деньги, вложенные в том числе и в содержание этого позорного министерства мультур-хальтур-макулятур.
________________________________________

Андрею Бильжо — успехов. И не пропускать редкого шанса ликбеза публики.
Повторю, надо, надо не теряться — объяснять, что метафора, бичующая потребительство — это не оскорбление церкви, а ровно наоборот: не подменяй ценностей и понятий, не сотвори кумира, не поклоняйся идолам, золотым тельцам, коллективному "мнению" рейтингов и прочей попсе подмен.
________________________________________

Отличный гость. Умница и светлый человек!
________________________________________

Про проституток в искусстве не так всё просто. Я думаю, у этой публики семена проституции заложены заранее, и прорастают в подходящее время. И буйно цветут. Удобно для кюльтюрелей всё покрывать верховенством "свободы творчества". Но определяют "правила" её применения (или полное отсутствие правил) именно проститутки в искусстве. "Пердуха", как говорил Горбачёв. Конечно, разве запретишь человеку носить в трусах, что у него есть. Но показывать этот предмет искусства на детском утреннике — увольте. Конечно, творческая среда, хорошо бы, сама установила всё-таки какие-то условные ограничители приличия. Увы, затопчут, обзовут пакостно и устроят междусобойный просмотр гениальных акций "Войны", Пусси и плагиатора Павленского. Тьфу на них!
________________________________________

Шо, — денег хочется? На свои, сукины дети, на свои! Или на американские — попадётесь, угодите на Колыму. С какого бодунища страна должна кормить грызущих её изнутри червяков? Хотите свободы? Получите — свободно и без денег сочиняйте стихи, тоже, блин, говорят, искусство, публикуйтесь, богатейте!
________________________________________

Какое точное описание бильжо дал себе подобным: их самоцензура — табу на любую положительную информацию о России/русских видно за версту! Сам себя высек прилюдно и назвался проституткой, угождающей тому, что даёт деньги — грантодателю.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Андрей БИЛЬЖО

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Разжигание розни (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Общество (0) > Культура (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 11.12.2017 - «ЯБЛОКО» ВЫДВИНУЛО ИСТОРИКА ЮРИЯ ДМИТРИЕВА НА ЗВАНИЕ ЛАУРЕАТА ГОДА КАРЕЛИИ
  • 11.12.2017 - РОССИЯН ПУГАЮТ СЛУХИ О РУТЕНИИ-106
  • 10.12.2017 - ОСТАНОВИТЬ МРАКОБЕСИЕ
  • 10.12.2017 - ПОЧЕМУ ВЛАСТЬ НЕ БОРЕТСЯ С ПРАВОСЛАВНЫМ ЭКСТРЕМИЗМОМ?
  • 09.12.2017 - Я САМ, КОГДА НА ДУМУ НАСМОТРЮСЬ, СЕБЯ ГОРАЗДО БОЛЬШЕ УВАЖАЮ…
  • 09.12.2017 - ПАТРИОТИЗМ ИЛИ ЭКСТРЕМИЗМ
  • 08.12.2017 - НЕПОРОЧНАЯ ДЕМОКРАТИЯ
  • 08.12.2017 - «ТЕАТРАЛЬНОЕ ДЕЛО»
  • 07.12.2017 - ПУТИН СДЕЛАЛ «ПОДАРОК» ИЗБИРАТЕЛЯМ
  • 06.12.2017 - РЫЦАРИ МОЧИ И КИНЖАЛА
  • 06.12.2017 - ОПЫТ НЕСОГЛАСИЯ
  • 05.12.2017 - СКРЕПЫ, ОБОРОТНИ И ВИДЕОКАМЕРЫ
  • 05.12.2017 - КОСМОДРОМ ВОСТОЧНЫЙ
  • 04.12.2017 - ЗАЯВЛЕНИЕ ТАТАРСТАНСКОГО «ЯБЛОКА»
  • 04.12.2017 - ДАЛЬНОБОЙЩИКИ — ИНОСТРАННЫЕ АГЕНТЫ!
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru