Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[02.09.2017]

ПОЧЕМУ ВЛАСТЬ БОИТСЯ ВСПОМИНАТЬ О «КУРСКЕ»

Олег КАШИН: российский телеведущий, российский политический журналист и писатель, ведущий авторской программы «Кашин. Гуру» на телеканале «Дождь» с сентября 2015 года


Олег КАШИН:


Память как оппонент. Трагедии 2000-х вытеснены на периферию, в тёмный угол, спрятанный за официально признаваемыми вехами новейшей истории. Манипуляции с памятью всегда ведут к поражению, а то, о чём не хочется вспоминать, всегда становится Кащеевой иглой. Владимир Путин уже вошёл в историю как президент, правление которого началось с трагедии «Курска». Это уже не исправить, это навсегда.


Когда официальные лица и медиа в дни очередной августовской годовщины не вспоминают о «Курске», это воспринимается вполне однозначно — в условиях нашего мягкого культа личности любое напоминание о растерянном и так или иначе оказавшемся не на высоте Владимире Путине будет некстати; знаменитое «Она утонула», даже если Путин ничего такого не имел в виду, давно и навсегда стало символом его фирменного цинизма, не раз подтверждённого в последующие годы. Зачем же об этом напоминать лишний раз?

Памятные мероприятия локализованы на флотах, как будто речь идёт о сугубо флотской годовщине, а самое громкое напоминание о трагедии «Курска» — баннер фанатов «Зенита», то есть чистая самодеятельность. Больше ничего.

Но вообще-то есть и вполне весомые аргументы, с помощью которых трагедия 2000 года отлично укладывается в лоялистскую мифологию нашего времени. Самое простое «было-стало» — Видяево семнадцатилетней давности можно показывать сейчас по телевизору как иллюстрацию того плачевного состояния, в котором находилась Россия, принятая Путиным; когда сам молодой президент, оказавшись лицом к лицу с семьями подводников, в отчаянии восклицает «В стране нет ни шиша!» — сейчас, когда в армии и на флоте всё гораздо благополучнее, чем было семнадцать лет назад, хроника начала нулевых объективно сыграет на пользу Путину — ну в самом деле, в стране ни шиша не было, а теперь всё есть, «спасибо Путину за это».

В молчании о «Курске» при желании можно даже разглядеть некоторое благородство нынешней пропаганды, которая в принципе очень даже могла бы обыграть годовщину так, что неупоминание показалось бы лучшей возможной реакцией. Действительно, разве лучше бы было, если бы в эти августовские дни по телевизору показывали очередное мемуарное интервью Путина, в котором он жаловался бы на девяностые, а Сергей Доренко, чья первоканальная карьера оборвалась как раз после скандального эфира о «Курске», вспомнил бы, что это была идея Березовского, пытавшегося спекулировать на трагедии в своих целях. Путин же в 2000 году и сам говорил, что «там есть на телевидении люди, которые сегодня орут больше всех и которые в течение 10 лет разрушали ту самую армию и флот, на которых сегодня гибнут люди». А ещё было бы какое-нибудь расследование с доказательствами столкновения «Курска» с американской лодкой — что, мы не знаем, как они умеют это делать? В самом деле, уж лучше пускай молчат, и пускай забвение будет некрасивой, но единственно возможной сегодня защитой от опошления и лжи.

Трагедия «Курска» — конечно, это совсем не только эпизод отечественной военно-морской истории. Для постсоветской России это одна из ключевых эмоциональных точек, без преувеличения разделивших жизнь на «до» и «после». Если брать путинские годы, то коллективных переживаний, сопоставимых с «Курском», у нас было не больше трёх: «Норд-Ост», Беслан, да и всё. Четвёртого примера уже не найдётся. И в каждом из трёх эпизодов главная странность — их соотношение с официальной политикой памяти, которая выстроена так, что ни «Курска», ни двух крупнейших терактов не то чтобы совсем не было, но они находятся где-то на периферии, в тёмном углу, спрятанном за официально признаваемыми вехами новейшей истории.

До какого-то момента ещё можно было говорить, что российское государство равнодушно к прошлому в принципе, поэтому национальная память существует и эволюционирует стихийно, сама по себе, пока власть занята какими-то своими делами. Но с некоторых пор это не так — государство теперь всерьёз увлечено прошлым, и пускай это увлечение вращается в основном вокруг войны 1941–1945 годов, даже в таком ограниченном формате речь идёт о попытке нынешней российской власти встроиться в историю. Сам Путин уже не первый раз снимается в документальном кино, мифологизирующем годы его правления.

Военно-историческое общество Владимира Мединского штампует патриотические памятники, причём не только на военную тему. Тихон Шевкунов устраивает выставки про царскую Россию, имеющие ошеломительный успех. Снимается историческое кино, от «Викинга» до «Легенды номер 17». Происходит много всего, так или иначе воспитывающего в массовом сознании представление о сложном, но славном прошлом, плавно перетекающем в путинское настоящее, — замирение Чечни, присоединение Крыма и даже мюнхенская речь.

При этом власть с помощью нескольких демонстративно грубых шагов (фактический разгром музея «Пермь-36», признание «Мемориала» иностранным агентом, общая государственная терпимость ко всякому неосталинизму) продемонстрировала нежелание вписывать в свою картину прошлого самые мрачные эпизоды советской истории. Вероятно, поэтому тема репрессий сейчас фактически заново входит в моду примерно в той же части общества, которая недовольна Путиным и хочет перемен.

«Курск», «Норд-Ост» и Беслан в концепцию официальной памяти явно не укладываются вообще. В каждом из этих эпизодов власть и общество так или иначе были не вместе, причём пока официальные лица демонстрировали свою неспособность даже не действовать, а просто ориентироваться в кризисной ситуации, общество без всякого участия власти оказывалось готово по крайней мере к общему, одному на всех чувству боли и гнева и к тому единству, которого в мирной обстановке от общества безуспешно требовала власть.

В августе 2000-го, в октябре 2002-го и в сентябре 2004 года общество было отделено от власти и смотрело на неё со стороны. Вероятно, именно этот опыт и делает три главные трагедии путинской эпохи настолько невыносимыми для власти, что она предпочитает о них просто не вспоминать и даже не пытается встраивать их в свою картину прошлого. «Курск» — то прошлое, которого власть, вероятно, просто боится.

Эти неудобные для Кремля памятные печальные даты демонстрируют интересное свойство нынешнего устройства России, когда главными оппонентами власти становятся не её критики и не политические силы, а сама память. Стенограмма видяевской встречи Путина, его интервью Ларри Кингу с «она утонула», тот самый выпуск программы Доренко, оказавшегося последним, — эти исторические документы ставят под сомнение базовые принципы путинского самопозиционирования, когда он должен стать хозяином положения в любой, самой сложной ситуации, и последнее слово всегда должно быть за ним.

И такие отношения с прошлым делают рискованной всю игру — если в прошлом есть то, что хочется спрятать, именно оно всегда перевесит то, чем хотелось бы гордиться…

Когда между тем, что власти хочется помнить, и тем, что было на самом деле, образуется зазор, в него рано или поздно провалится всё — и Крым, и мюнхенская речь, и сочинская Олимпиада. Это тот же принцип, по которому сейчас, когда речь заходит о 1937 годе, никто не вспоминает перелёты Чкалова или открытие второй очереди московского метро.

Манипуляции с памятью всегда ведут к поражению, а то, о чём не хочется вспоминать, всегда становится Кащеевой иглой. Владимир Путин уже вошёл в историю как президент, правление которого началось с трагедии «Курска». Это уже не исправить, это навсегда.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Насчёт трагедий я бы не согласился. Их и было немало, и объединили они тоже и сбитый над Украиной лайнер, пожары 2012-2013, затонувший Крымск, Саяно-Шушенская ГЭС, теплоход Булгария, взорванный в Египте самолёт, упавший Ту с доктором Лизой. Другое дело, что память короткая, и никому кроме родных и близких пострадавших и погибших через год уже и дела нет…
________________________________________

Дело в том, что о «Курске», «Норд-Осте» и Беслане знают даже дети, которые родились в годы тех событий, а перечисленные вами трагедии, несмотря на всю горечь и боль, до такого уровня народного осознания не дотягивают.
________________________________________

Тут дело не в короткой памяти, а в резонансности события. Память о Курске резонирует с рядом других важных и сильных событий в исторической памяти народа. Причём даже конкретные события можно и не вспоминать, но дух этого события задевает глубокие струны души. Поэтому память о Курске несёт в себе немалую силу, на которую народ может если надо опереться, но это очень грозная и страшная сила и, наверное, можно благодарить судьбу, что сейчас нет необходимости её вызывать.
________________________________________

Да, это, безусловно, одна из "болевых точек" режима.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Олег КАШИН

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Проблемы армии (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 29.11.2021 - ЗЛОВЕЩАЯ ТЕНЬ ПИОНЕРА-ГЕРОЯ ПАВЛИКА МОРОЗОВА
  • 29.11.2021 - ОТВЕТ ДМИТРИЮ БЫКОВУ
  • 28.11.2021 - ЗАГРЯЗНИТЕЛИ РАДЫ
  • 28.11.2021 - «Я ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ»
  • 28.11.2021 - ОБРАЩЕНИЕ ДЕПУТАТА ГОСДУМЫ ШАРГУНОВА В ГЕНПРОКУРАТУРУ
  • 27.11.2021 - РАЗГОВОР ГРИГОРИЯ ЯВЛИНСКОГО С АЛЕКСАНДРОМ ГНЕЗДИЛОВЫМ
  • 27.11.2021 - НА ПУТИ К КАТАСТРОФЕ
  • 27.11.2021 - «ДЕЛО ВРАЧЕЙ» XXI ВЕК
  • 26.11.2021 - РЕШЕНИЕ БЮРО ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 26.11.2021 - НА НАШИХ ГЛАЗАХ РАСТОПТАНА ЧЕСТЬ РОССИИ
  • 26.11.2021 - МЕЧТА О ДЕМОКРАТИИ
  • 25.11.2021 - КОВИДНЫЙ КЛУБОК
  • 25.11.2021 - ОЧЕНЬ ДРУГАЯ РОССИЯ
  • 25.11.2021 - ИНФОРМАТОРУ И ИСТЯЗАТЕЛЯМ ГРОЗЯТ ОДИНАКОВЫЕ СРОКИ!
  • 24.11.2021 - ФИНАНСОВАЯ ПОМОЩЬ «НУЖДАЮЩИМСЯ» МИНИСТРАМ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru