Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[24.09.2017]

ЧТО НЕ ТАК С ПАМЯТНИКОМ МИХАИЛУ КАЛАШНИКОВУ

Олег КАШИН: российский телеведущий, российский политический журналист и писатель, ведущий авторской программы «Кашин. Гуру» на телеканале «Дождь» с сентября 2015 года


Олег КАШИН:


Критики щербаковского Калашникова, соревнующиеся сегодня в шутках по его поводу (браток с автоматом, бандитское надгробие, повстанец из третьего мира и т.п.). Но если за какие-то считанные дни после установки памятник оброс таким количеством анекдотов и ругательств, то он уже стал важной точкой на карте города. Мало какое из монументальных произведений последних лет может этим похвастаться.


Общественное раздражение, удивление или восторг по поводу перемен в московской городской среде нельзя рассматривать как серию разрозненных эпизодов городского благоустройства. Как совершенно справедливо сказано в рекламном слогане городских властей, Москва меняется, и это непрерывный процесс, начавшийся с перекладки плитки в 2011 году. То есть каждое очередное городское приобретение несёт на себе печать и программы «Моя улица», и всех городских фестивалей, и платных парковок.

Это что-то вроде снежного кома, когда репутация переформатированной Мясницкой зависит от репутации Пятницкой, а Пятницкая — от Маросейки. И на каждый последующий эпизод наслаивается опыт предыдущих, и каждый очередной городской объект становится квинтэссенцией всего, что происходит с Москвой. То есть человек, ругающий парк «Зарядье», даже если сам он об этом не думает, имеет в виду всё, что строится, ремонтируется и реновируется в городе на протяжении собянинской семилетки; невозможно отделить «Зарядье» от полосатых заборов и расширенных тротуаров, это одна и та же история, один и тот же процесс.

В этом смысле памятник Михаилу Калашникову ещё до установки находился в заведомо уязвимом положении — несмотря на его федеральное происхождение (увековечение оружейника инициировано Военно-историческим обществом и «Ростехом»), ему заранее предстояло нести ответственность за каждую липу на Тверской и за каждую гранитную кадку с цветами. Даже если бы сейчас в Москве установили что-нибудь бесспорно великое (представим, что в Москву сейчас приехал Роден и привёз своего только что изваянного «Мыслителя»), любой шедевр по умолчанию выглядел бы возмутительно, и положительные отзывы о нём появились бы только в подконтрольных мэрии газетах и у блогеров, получающих от мэрии деньги. Здесь дело не в памятнике, а в общей атмосфере городского хозяйства, сформированной непрерывными и скандальными собянинскими экспериментами.

В пользу этой гипотезы свидетельствует творческая судьба скульптора Салавата Щербакова, который уже много лет украшает Москву своими примерно одинаковыми произведениями. Но если первые его монументальные работы не встречали практически никаких возражений, да и вообще смотрелись довольно свежо на фоне прежнего стандарта, заданного Зурабом Церетели, то начиная с памятника князю Владимиру Щербаков превратился в Церетели не только по количеству изваяний в знаковых местах города, но и по одиозности — скорее всего, Щербаков уже никогда не отольёт ничего такого, что москвичи будут готовы однозначно приветствовать, ему всегда будут припоминать и Владимира, и Калашникова, и всё, что было до них.

Это не вопрос художественной ценности произведений скульптора. В конце концов, даже главный московский памятник, опекушинский Пушкин, — это, в общем, обычный образец провинциального европейского монументализма, каких много в каждом, даже маленьком городке везде к западу от Одера. Удачный памятник не обязан быть шедевром, гораздо важнее его уместность в городской среде и в национальной мифологии, а также приобретаемая с годами намоленность, самый яркий пример которой есть уже в новейшей истории Москвы, когда благодаря случайности протестной стихии скучный и казённый «посольский» памятник Абаю Кунанбаеву, простоявший семь лет вообще вне городской жизни, вдруг встроился в её контекст и останется в нём уже навсегда.

Критики щербаковского Калашникова, соревнующиеся сегодня в шутках по его поводу (браток с автоматом, бандитское надгробие, повстанец из третьего мира и т.п.), доделывают за авторами памятника их работу — если за какие-то считанные дни после установки памятник оброс таким количеством анекдотов и ругательств, то он уже стал важной точкой на карте города. Мало какое из монументальных произведений последних лет может этим похвастаться; многие ли вообще обращают внимание на расставленных по московским бульварам Шухова, Крупскую, Высоцкого, Твардовского, Гамзатова, даже Есенина? Единственный, кому повезло, — Шолохов, который благодаря необычной композиции (отец и сын Рукавишниковы почему-то усадили писателя в лодку) зимой превращается в памятник Деду Мазаю, спасающему снежных зайцев, а это и есть лучшая судьба городской скульптуры.

У Калашникова с Шолоховым, между прочим, есть и ещё одно важное сходство — оба они, будучи официальными советскими героями, то есть персонажами во многом искусственно сконструированного мифа, в некоторых интеллигентских кругах традиционно подозреваются в плагиате автомата и «Тихого Дона» соответственно. Оба обвинения по объективным причинам недоказуемы, но откуда они взялись и почему так живучи — понятно. Советская мифология была слишком лжива, чтобы верить во всех её героев; иногда это не бросается в глаза, но когда соотношение между бесспорными качествами шедевра и сомнительными или загадочными свойствами личности делается критическим, это создаёт почву для самых разных спекуляций и конспирологических теорий. Люди, которые ворчат по поводу того, что если уж потребовалось увековечить автомат, то надо было ставить памятник Шмайссеру, вряд ли смогут доказать, что Калашникову отдали изобретение пленного немца, но разговоры на эту тему будут вестись, вероятно, всегда.

Оружейного переулка, в котором поставили памятник Калашникову, как известно, в реальности не существует — после советских реконструкций Садового кольца переулок превратился во внешнюю сторону Садовой-Триумфальной, широкой и неуютной автомобильной трассы, которую и саму по себе невозможно испортить и которая совсем недавно приросла, может быть, самой одиозной новой московской постройкой — уродливым небоскрёбом-зиккуратом, ставшим для Калашникова ближайшим соседом и пейзажным фоном. Эти два сооружения, памятник и небоскрёб, адекватны друг другу, и это работает в пользу Калашникова. Похожим образом устроена Калужская площадь, для которой банальный позднесоветский Ленин Льва Кербеля стал настоящим спасением — без него это нагромождение брежневских офисных коробок выглядело совсем катастрофически. Наверное, адекватность среде, в которой он установлен, — это единственное достоинство памятника Калашникову.

А главный его недостаток никак не связан ни с собянинским благоустройством, ни с талантами Салавата Щербакова. Это уже вопрос национальной мифологии, точнее, её отсутствия. На открытии памятнику странно прозвучали слова Владимира Мединского о Калашникове как культурном бренде, но министр совершенно прав, когда уводит разговор в эту неочевидную сторону, потому что любое другое высказывание о Калашникове прозвучит совсем дико — пантеона бесспорных национальных героев в России просто нет, и его отсутствие в последние годы, кажется, сознательно культивируется властью, фактически поощряющей создание многих разных пантеончиков для разных социальных групп — кому Сталин, а кому Николай II.


Памятник Михаилу Калашникову. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

И кстати, если говорить о современном московском монументализме, в нём есть даже уголок для либералов, за который отвечает Георгий Франгулян, изваявший Окуджаву и Бродского и готовящий к открытию мемориал жертвам сталинизма. Если в городе есть люди, которым нужен Окуджава, то имеют право на существование и те, кому нужен Калашников. И вот вопрос: кто эти люди — милитаристы, приверженцы насилия? Это одна из ключевых тем споров об этом памятнике, и в роли ситуативного союзника Калашникова как-то сам собой оказывается Андрей Сахаров, который тоже ведь делал смертоносное оружие — и что же, его тоже неэтично увековечивать?

Здесь есть тоже важный нюанс. Во-первых, памятника Сахарову в Москве, как известно, нет и не предвидится, а во-вторых — да, увековечен он вполне позорно; на названном его именем проспекте висит уже путинских времён мемориальная доска, согласно которой Сахаров был именно разработчиком оружия и никем более. И топоним «проспект академика» в этом смысле стоит в одном ряду с другими улицами академиков от ВПК типа Янгеля или Пилюгина, что по отношению к Сахарову и неэтично, и просто лживо — свою Нобелевскую премию мира, как и свой именной проспект, он получил совсем не за водородную бомбу, и тысячи москвичей, хоронившие его в 1989 году, прощались совсем не с создателем «новых видов вооружения».

С Калашниковым в этом смысле всё проще — ни на какую роль, кроме единственной обессмертившей его имя, он никогда не претендовал, но имя сейчас уже принадлежит не ему. Концерн «Калашников» — одно из важнейших подразделений «Ростеха», инициировавшего установку памятника, и не будет преувеличением сказать, что этот памятник прежде всего символизирует возросшее в последние годы сверх меры влияние этой корпорации и лично Сергея Чемезова.

И это уже такой фирменный творческий приём постмодерниста Салавата Щербакова, который всегда ставит памятники с двойным дном. Его Шухов на Тургеневской площади — не строитель знаменитой башни, а создатель какой-то модификации нефтяной вышки, увековеченный «Лукойлом» не столько из любви к великому инженеру, сколько в рамках обустройства территории перед офисом компании. Столыпин у Дома правительства — это не столько легендарный царский премьер, сколько саратовский губернатор, потому что памятник ему символизирует неожиданное возвышение саратовского политика Вячеслава Володина, который возглавлял аппарат правительства в то время, когда был заложен памятник. Царский министр путей сообщения Мельников на площади трёх вокзалов — символ духовно-патриотических амбиций РЖД, связанных с именем Владимира Якунина, который на момент установки памятника был заместителем министра МПС и готовил его превращение в акционерную компанию. О князе Владимире как аватаре Владимира Путина и говорить не стоит. В этом ряду Калашников как памятник «Ростеху» — самое логичное, что только могло произойти.

Российская история в том виде, в котором она нужна сегодня власти, — это набор поучительных сюжетов, предназначенных для их использования в актуальной пропаганде. Любой исторический персонаж — хоть князь Владимир, хоть Калашников — обречён становиться заложником этой утилитарной концепции. И, по-хорошему, самые везучие люди из прошлого сейчас — те, о ком власть не вспоминает и не трогает их, не превращает их в героев анекдота.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Чем больше слушаешь Мединского, тем больше желание взять в руки автомат…
________________________________________

И от Высоцкого с гитарой,
До Михаила с калашом,
Московский город, новый старый,
Рубцом по сердцу мне прошёл…
________________________________________

Памятник конечно же не человеку, а автомату как "культурному бренду" — это напрямую пояснил заказчик Мединский. В этой серии должен также появиться памятник Менделееву с бутылью водки и Успенскому с Чебурашкой на руках. Их можно рядком поставить, чтобы каждый демонстрировал людям свой артефакт.
________________________________________

Это изваяние было бы органично и уместно в пору Коминтерна, идеи "перманентной революции", доосновательного разрушения, но сегодня… В этом проблема. И, боюсь, внутри этой проблемы кроется другая: я не верю, что при решении об установке памятника Калашникову где-то там, в "политбюро 2.0", обсуждались и взвешивались возможные реакции, княгини Марьи Алексеевны не в последнюю очередь, — просто собрались "решающие вопросы", тяпнули духоподъёмного и постановили "замухорить": быть по сему! Вот эта картонность, плоскостность мышления, мироощущения удручает больше всего. И таит наибольшую для страны опасность.
________________________________________

К своему удивлению ловлю себя на том, что памятник Калашникову, как идея, не вызывает у меня отторжения, а скорее даже вызывает ощущение правильности. Казалось бы, как же так, разработчик самого массового орудия… хотел написать убийства, но понял, что это тут неправильное слово.

Автомат Калашникова — не орудие убийства. В моём восприятии это больше атрибут современного бойца, ополченца, повстанца, сражающегося за какую то свою идею. И тут неважно, за какую сторону или какую идею идёт сражение. В человеческой истории и вообще в жизни человека битвы разного рода являются важнейшим инструментом роста духа, поэтому атрибуты сражения нельзя однозначно относить к орудиям убийства и их осуждать. И для меня тут оказалось, что автомат Калашникова представляет собой во многом атрибут силы духа человека, а его создатель получает сложную и неоднозначную роль создателя-разрушителя.
________________________________________

Вы сами-то дух укрепляете на полях брани или больше теорией занимаетесь?
________________________________________

Сила духа — это отправлять на бойню свой народ, выдав им автоматы, а самому в кабинете кофе пить. И при этом спать нормально. Впрочем, одни других стоят…
________________________________________

Надо Сахарову поставить памятник! Андрей Дмитриевич с водородной бомбой в руках. Вот это будет вызов! Эх…
________________________________________

Всё смешалось. При чём тут сам Калашников? Как личность он точно достоин памятника за то, что сделал. А сделал он автомат, который защищает Россию (и не только), а ещё не плохо продаётся. И говорить, что это плохо, всё равно, что ругать создателей ядерной бомбы, к примеру. Повторюсь, как личность он внёс большой вклад в экономику и обороноспособность Страны. Те кто пишет тут бред всякий — подумайте, что сделали вы кроме вечного нытья на форумах? Ставить или нет вам памятники, точно не будет вопросом. А не нравится лично вам, ну терпите, ведь я терплю мусор на Москворецком мосту, хотя там вообще не понятно, за что вспоминать человека…
________________________________________

Мусор он в головах, а не на мосту.
________________________________________

Сам факт, что этот памятник поставили, омерзителен, но понятен. Такое государство. Но общество-то как позволяет подобное? И тут опять надо сказать: такая страна… Печально всё это и грустно.
________________________________________

Хорошо, что там есть архангел и змей, иначе было бы совсем бессмысленно. Ещё флаги государств с АК туда добавили бы. Потому что АК — это символ повстанческих движений "красного 20 века" в Третьем Мире, а не защиты России (Россию защищали другим оружием). И да, их в значительной степени вела за собой наша страна, и то, что именно они сделали АК всемирно известным — символично. Как к этим движениям относиться — другой вопрос (я в целом отношусь отрицательно).
________________________________________

Памятник, безусловно, убогий, в стиле сталинского соцреализма. А что касается Калашникова… Интересно, в Москве или Питере есть памятники или улицы Ахматовой, Пастернака, Цветаевой, Хармса? Или у нас достойны памятников только стрелки и оружейники?
________________________________________

Ахматовой в Москве есть памятник, в Питере — аж три штуки. Пастернаку в Москве вроде бы обещают поставить. Цветаевой в Москве тоже есть памятник. Только Хармсу нет (или я не нашёл информации о нём).

Я считаю, что Калашников достоин памятника. Не его вина в том, что сам памятник какой-то не такой или установили его не там и не те люди. Пусть стоит теперь, а приобретёт ли он какое-то культурное значение — покажет только время.
________________________________________

В Питере 2 памятника Хармсу: барельеф на Каменноостровском и миниатюрный памятник на Жуковского.
________________________________________

Уже получается, что АК такой хороший, что две стороны могут воевать одним оружием. Когда такое было? Откуда слава? Памятник в КНДР. На флаге Зимбабве. Детей называют. Для этого Калашников работал в 1947 году? Просто это очередной шаг по сближению Путина с Мугабе. Уже не духовно, а на практике. Ладно, сам, но страну-то зачем?..
________________________________________

Репостнуть фото ИГИЛ (запрещена в РФ) с АК в руках? Меня же террористом назовут.
________________________________________

Отличная статья! Действительно, в стране "на час" и монументы соответствующие…
________________________________________

Этот памятник лаконично вписался бы в городскую среду Киншасы или Магадишо. Хочется сказать, что Москву уже ничем не испортишь, но ведь он портит…
________________________________________

Можно было и без автомата в руках, а то слишком брутально. Всё-таки памятник технарю-изобретателю, а не Рэмбо. Вот, например, у Кристофари в руках — никакой сберкнижки, только трость и цилиндр. Хотя, полагаю, соблазн был. Здесь уже от заказчика зависит, конечно.
________________________________________

Так памятник-то делали автомату, а не автору. А автора видимо добавили для завершения композиции… да и не так милитаристски выглядит.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Олег КАШИН

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Общество (0) > Культура (0)
  • Общество (0) > Гражданское общество (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 20.11.2017 - ЦАП ПОДОЗРЕВАЕТ МИНОБРНАУКИ В СЛУЖЕБНОМ ПОДЛОГЕ
  • 20.11.2017 - КРАСАВИЦА И ЧУДОВИЩЕ
  • 19.11.2017 - НА САМОМ ДЕЛЕ
  • 18.11.2017 - КОГДА НАМ СТАНЕТ СТРАШНО?
  • 18.11.2017 - ИМИТАЦИЯ ФАРСА
  • 17.11.2017 - МЫ ДОЛЖНЫ РАССКАЗАТЬ МОЛОДЫМ ПРАВДУ
  • 17.11.2017 - ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ СОЦИАЛЬНОСТЬ СОВЕТСКОЙ БЮРОКРАТИИ
  • 16.11.2017 - ИНТЕРВЬЮ ДЕПУТАТА ПЕРМСКОЙ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ ОТ «ЯБЛОКА» НАДЕЖДЫ АГИШЕВОЙ
  • 16.11.2017 - МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ «ДРУЗЕЙ МОСКВЫ»
  • 15.11.2017 - О ГАРАНТИЯХ ПРАВ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ
  • 14.11.2017 - ПОЧЕМУ РЕФОРМА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ПРОВАЛИЛАСЬ
  • 13.11.2017 - ВЫСТУПЛЕНИЕ ГРИГОРИЯ ЯВЛИНСКОГО НА РАДИО «ЭХО МОСКВЫ»
  • 11.11.2017 - ПОЧЕМУ ВЛАСТНЫЕ ЭЛИТЫ РАЗРУГАЛИСЬ ИЗ-ЗА «МАТИЛЬДЫ»
  • 10.11.2017 - ЛИБЕРАЛЬНЫЙ МАНИФЕСТ
  • 09.11.2017 - ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ В ОФИСЕ «ЯБЛОКА»
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru