Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[30.09.2017]

ПАМЯТНИКИ ВЛАДИМИРУ И РАКЕТЫ…

Дмитрий ОРЕШКИН: политолог, политгеограф, кандидат географических наук, один из создателей аналитической группы "Меркатор" Института географии РАН, член совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека


Дмитрий ОРЕШКИН:


Сам Путин — орёл и молодец: он молоденький, он ездит то на учения, то по провинции, то там, то сям. У него отличная физическая форма. А система, которую он создал, поразительно дряхлая, по существу совковая. И как раз то, что этой системой удивительно просто управлять, означает, что она не живая!.. Кто-нибудь всерьёз думает, что Советским Союзом управлял Брежнев? Он был декоративной фигурой.

Единственное, что остаётся — несменяемые начальники сидят на телевидении, где картинка типично советская оптимистичная: мы идём от победы к победе, перекрываем Енисей! А внутри-то понемножку всё гниёт… И не Путин гниёт, он-то ещё ничего, он спортом занимается. Он не Брежнев со вставной челюстью. Брежнев говорят, хотел уйти, но его команда не пускала. Путина тоже команда не пускает. Потому что, что будет с Кадыровым, если уходит Путин? Что будет с Сечиным?

Да, стареющий генсек, стареющий лидер умеет решать те задачи, которые он умел решать раньше. Он убирает угрозы себе и, видимо, государству, которые чует и видит. Он легко устраняет опасность «оранжевой революции». Он легко устраняет электоральных конкурентов. Он легко устраняет людей, которые могут против него копать.

Он Иванова, например, взял и убрал. И Якунина и ещё кого-то. То есть он ситуацию контролирует, но контролирует её только в том коридоре, который он видит. А рядом развиваются какие-то процессы, просто которых он не замечает. Или не может заметить. То есть на самом деле множатся угрозы, которые Путин просто не считает значимыми. А на самом деле они именно потому и опасны, что как в каратэ, ты пропускаешь удар, который не видишь!..


Е. Альбац ― Добрый вечер. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона Евгения Альбац. И как всегда в понедельник я начинаю нашу еженедельную программу, посвящённую ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. Тема нашей сегодняшней передачи «Синдром стареющего генсека».

На прошлой неделе Владимир Путин обогнал Леонида Брежнева по количеству дней и лет у власти и стал политическим долгожителем. После Иосифа Сталина никто так долго не удерживал власть ни в СССР, ни в России. Но у всего хорошего есть и свои оборотные стороны, как известно. Это я и называю «синдромом стареющего генсека». Когда у человека, который долго находится у власти, появляются свои страхи и свои представления о мире вокруг. Он в большой степени ограничен той информацией, которую кладут ему на стол как в нашей истории. Так вот каковы плюсы и минусы этой ситуации — об этом в студии «Эхо Москвы» собрались обсудить:

• Дмитрий Борисович Орешкин, политолог.

• Кирилл Юрьевич Рогов, политолог. И

• Максим Александрович Гликин, зам. главного редактора телеканала «Дождь».

Спасибо большое всем, что пришли. И сразу первый вопрос. Если говорить о плюсах, то, наверное, сторонники такого авторитарного правления, последователи Гоббса скажут, что это обеспечивает определённую стабильность. Те, кто занимаются всякими коррупционными делами, скажут вслед за Мансуром Олсоном, что для бизнеса лучше, когда один автократ долго находится у власти. Он, что называется, становится стационарным бандитом, который конечно их обирает, но всё-таки помнит, что ему урожай надо снимать и через год, и через два, и через три. И как альтернатива бесконечно сменяющимся бандитам, которые набегают на бизнесы в смысле как на поля в феодальное время и постоянно эти бизнесы обирают как липку.

Всё-таки лучше, когда один бандит, чем много меняющихся. Мы естественно употребляем выражение, которое использовал в своём знаменитом исследовании Мансур Олсон. Тем более что у этого бандита — долго живущего лидера — всё есть, и он начинает, возможно, думать о каких-то стратегических вопросах, развитии страны и так далее. Вот что вы скажете по поводу этого аргумента?

Д. Орешкин ― Плюсы вы поставили. Но сначала вопрос такой: какие плюсы? То, что называется стабильностью? То, что называется, опытом, то, что называется предсказуемостью? И на этом, пожалуй, плюсы исчерпываются. Ну, ещё та самая знаменитая притча про то, что с лица осуждённого преступника пытались согнать мух, он говорил, что лучше не надо этих сгонять, эти хоть сытые и они не так сильно кусаются. А прилетят новые, будут кусаться больнее. И вот долго живущий создаёт иллюзию единственности и неизбежности. Он как бы делается таким несокрушимым.

Е. Альбац ― И это плюс?

Д. Орешкин ― Для элиты, которая при нём пригрелась, конечно, плюс. Для страны в целом — я воздержусь.

Е. Альбац ― Кирилл, Максим, у вас есть возражения? Например, про предсказуемость
.
Д. Орешкин ― Она же может быть и плохой.

Е. Альбац ― Зарубежные контрагенты Владимира Путина скажут, что он безумно непредсказуем. Что одна из проблем российской внешней политики именно её непредсказуемость.

К. Рогов ― Совершенно верно. А что такое плюсы, и для кого плюсы? Нужны какие-то критерии. Что хорошо и для кого хорошо. Вот могут быть, наверное, разные критерии, но существует такой один общепринятый критерий — успешность и развитие, который определяют средние темпы экономического роста. Вот у нас с 2000 по 2008 год были средние темпы 7% в год. А с 2009 по 2017 у нас средний темп роста 0,4% в год. Это стагнация долгосрочная! И вот весь ответ на плюсы и минусы…

Какие плюсы могут быть, если ничего не растёт? Зачем нам стабильность, зачем нам предсказуемость, что в следующем году тоже ничего не вырастет? Уже такая предсказуемость совершенно меняет знак! И в этом смысле действительно есть простой критерий — давайте смотреть на темпы роста. Вот, например, в Японии была одна и та же партия у власти 20 лет. Так там с 1955 без перерыва до 1980-го был рост 9%!

Е. Альбац ― Либеральная партия.

К. Рогов ― Да, либерально-демократическая. Но уже начались перерывы в 1980-е годы. Но с 1955-го года, как партия пришла к власти, у них ВВП удваивался каждые 9 лет! И чего тогда надо менять? Пускай и будет. Так все и рассуждали.

Е. Альбац ― Но, правда, закончилось это обвалом в 1997 году.

К. Рогов ― Нет, у них не совсем так. Возникла стагнация но на совершенно других уровнях. Это уже другой вопрос. И кстати тогда партия стала власть терять.

Е. Альбац ― Ну, у шведов такая же была история.

К. Рогов ― Но этот простой критерий: если у нас есть рост, тогда мы можем обсуждать, что предсказуемость это хорошо. Если у нас нет роста, то предсказуемость — это плохо.

Е. Альбац ― Если вы посмотрите ВВП по паритету покупательной способности, то вы увидите, что если в начале 2000-ых было примерно 9-10 тысяч долларов на душу населения в нашем отечестве, то сейчас 25 тысяч! Конечно, вы мне скажете, что это средняя температура по больнице. Тем не менее, рейганомика работала, и нефтяные доходы перераспределялись на разные сервисные секторы экономики тоже. Так что вот вам классика жанра. Люди становятся богаче.

К. Рогов ― Сейчас не становятся.

Д. Орешкин ― За последние три года на 15% доходы населения упали.

Е. Альбац ― По Гурвичу — за два.

Д. Орешкин ― Неважно, ещё быстрее значит. По национальному доходу не пересчитанному покупательная способность, просто по доллару мы сейчас на 13-м месте, и над нами стоит такая страна как Южная Корея. У них больше. У нас 1,3 триллиона долларов примерно, а у них 1,35. То есть мы даже в первую десятку не входим. И идём вниз довольно уверенными темпами. Другое дело, что если пересчитать на покупательную способность нашего рубля здесь, это всегда немножко такой смутный вопрос, потому что цены регулируемые.

К. Рогов ― Никто не меряет ВВП по покупательной способности. Нужно сравнивать уровни жизни, потому что он учитывает и внутренние цены и различия уровня внутренних цен. Рост ВВП по ППС нельзя считать, он нужен для сравнения. Что касается роста, то дело обстоит так, как я сказал — экономика перестала расти.

Е. Альбац ― Есть и другой показатель, который называется «люди хотят быть счастливыми, в том числе богатыми». Вы же не будете со мной спорить, что никогда в истории России люди не жили так богато, как при Путине.

К. Рогов ― Безусловно, так. Хотя это не Путин сделал. Немножко другие факторы сыграли. И прекрасно, такое бывает со страной. Такое было и в 1970-е годы, когда пришли нефтедоллары, и тоже все были как-то успокоены. Потому что по сравнению с 1940-50 годами да, очень неплохо стали жить, казалось всем. Ну и потом это кончилось соответствующим образом. Опять-таки если русские люди довольны, а у них есть инерция довольности, то значит, у нас будет тот баланс, который мы имеем сегодня, то равновесие, которое мы имеем сегодня. Но я отвечаю на вами заданный вопрос — хороша эта стабильность или нет? Я ответил на него, что стабильность хороша, если у вас рост, а если у вас роста нет, то это плохо.

М. Гликин ― Я бы добавил, во-первых, что у нас не только нет роста, а идёт падение уровня жизни. То есть стабильность со знаком минус. У нас деградация идёт во многих областях.

Е. Альбац ― Ну, например?

М. Гликин ― Здравоохранение. Я столкнулся с этим, увидел, что такое здравоохранение здесь и в Израиле, когда у меня обнаружилась очень тяжёлая болезнь. У нас отставание дичайшее! Когда я побывал в израильских больницах и здесь, это просто небо и земля!

Е. Альбац ― Чемодан, вокзал, Израиль…

М. Гликин ― Да, так проще нам говорить. Но в целом у нас не стабильность, а деградация по самым разным направлениям. А я вернусь к началу. Мы сравнивали Путина с Брежневым и Сталиным, но если сравнить со сроками царей в 19 веке? Я провёл такую умозрительную работу. И обнаружил, что это нормальный средний срок царя в 19-ом веке — 24 года плюс-минус несколько лет. Все они, даже Николай Второй сидели 20-плюс. Так что Путин вписывается скорее в историю Николаев и Александров 19-го века.

Е. Альбац ― И какой из этого вывод?

М. Гликин ― Если мы вписываемся в эту историю, мы можем сравнивать их правления. И мы можем обнаружить такую, например, закономерность, что, как правило, начиналось у очень многих лучше, чем заканчивалось. Скажем так, есть ранние и поздние периоды. Поздний, как правило, всегда хуже и совпадал с деградацией страны, с кризисом, который в финале привёл к революции. То есть вторая часть правления всегда хуже.

Е. Альбац ― По Александру Второму, реформатору, это понятно. Началось с реформы, закончилось сворачиванием реформ. А по Александру Первому и Александру Третьему также?

М. Гликин ― Правление Александра Первого закончилось восстанием декабристов. Можно долго об этом вспоминать. Мы видим, что и у Путина первые лет 8 всё-таки был рост, если мы говорим об экономике, а начиная с кризиса 2008-09 и дальше идёт деградация, замедление и падение. Даже чисто про экономику если говорить. Можно много аналогий найти…

Д. Орешкин ― Теоретически эти плюсы мы назвали. А на практике если мы переходим к России, то например, весь Запад в ужасе от того, что Путин делает, предсказуем он или непредсказуем.

К. Рогов ― Так и в России то же самое — люди подписывали какие-то контракты с западными фирмами, рассчитывали на что-то. Евразийский союз устроили экономический. Этот союз совершенно не предполагал, что мы при этом захватим Крым и окажемся под санкциями! Он предполагал одинаковые условия торгового общения с внешним миром. И вдруг одна сторона союза берёт и выкидывает такой фортель! И оказывается под санкциями. И где теперь этот союз? А ведь только что подписывали. Четыре года его разрабатывали, вообще всё экономически было продумано, чтобы всё было согласовано, чтобы реальная экономика работала. А в 2014-ом году оказалось, что экономика не значит ничего!.. И все контракты, все стратегии экономические ничего не значат! Какая предсказуемость-то?!

Потом Путин говорит: мы суверенитетом не торгуем. Это слово «суверенитет» — такая у него пустышка, а смысл этой фразы такой, что экономика ничего не значит! Вот какие-то экономические соображения ничего не значат! Как же тогда у нас экономика будет работать? Ну и не будет у нас роста, не будет инвестиций! Зато мы будем расставлять свои фишки: Владимиров и ракеты… Да, это непредсказуемость, и для элит она непредсказуемость.

Д. Орешкин ― А я бы говорил про дряхлость той системы, которая построена.

Е. Альбац ― Мы сейчас к этому вернёмся. Но естественно, что система напрямую связана с первым лицом. Тут ничего не поделаешь. Всё-таки роль личности в истории невозможно не учитывать в данном случае. Да и ни в каком другом. Вот когда говорят о том, что Путин чего-то подзадержался в Кремле (и правда, кажется мне, что сильно подзадержался), то приводят пример про Гельмута Коля, который был у власти в Германии 16 лет. Ангеле Меркель скоро во власти уже будет 12 лет, правда, это не президентская республика, а парламентская республика. Мы можем вспомнить США, где президентская республика. У нас де-факто конечно сейчас президентская республика, хотя по Конституции она таковой не является. А Рузвельт, как мы знаем, умер на 4-ом сроке. И после этого была принята поправка в Конституцию США, которая ограничивает президента двумя сроками. Они, в общем, поняли, что это чревато. Но, тем не менее.

К. Рогов ― Ну и мы поймём.

Д. Орешкин ― На примере Путина.

Е. Альбац ― Тем не менее, идея заключалась в следующем, что когда ситуация острая, когда страна находится в состоянии войны, как США были тогда (Вторая мировая война, дикий экономический кризис), то лучше, чтобы один и тот же человек проводил свою политику.

Д. Орешкин ― Но авторитарный лидер вообще лучше, когда война. И тут действительно должен быть один главнокомандующий, который принимает решения. Но это не относится к вопросу развития страны. Это как раз когда война. Вот в чём дело.

Е. Альбац ― Вам на это скажут, по Путину мы находимся в состоянии войны со всем миром…

К. Рогов ― Мы для этого её и устроили!.. Чтобы оправдать авторитарное правление! А не наоборот.

Д. Орешкин ― Конечно. Лошадей же не меняют на переправе… Страшно они любят находиться в воде по брюхо. Вот — кругом стихия… Кто же меняет лошадей на переправе! Вот мы на переправе так всё и живём…

М. Гликин ― Но, кстати этот принцип начинает работать в отношении всех других сановников и высших должностных лиц. У нас несменяемый глава Верховного суда. Сколько бы его ни реформировали Верховный суд, он всегда один. У нас несменяемый глава Конституционного суда, глава Мосгорсуда, главы многих областей. И Савченко и Кемерово, допустим.

Е. Альбац ― Тулеев.

М. Гликин ― Да, у нас несменяемый глава «Газпрома», главы Первого и Второго каналов. И так далее. Если смотреть институты, этот принцип уже начинает работать повсюду. Когда Медведев пришёл, говорил, давайте что-то менять. Как только Медведев ушёл, забыли про 2-3-4 срока. Уже на 6-й заходят! Принцип становится всеобщим!

Д. Орешкин ― Стратегия меняется: не развитие страны, а удержание власти. Главная цель — удержание власти и, соответственно, всех привилегий, с ней связанных. Отсюда коррупция, надо систематически обновлять девушек-то.

Е. Альбац ― То есть? Вы о чём? О каких девушках?

Д. Орешкин ― Я имею в виду, что комсомольская организация в борделе должна систематически обновляться, если хотите, чтобы клиенты увлекались ими. А если вы хотите сохранить это, то у вас уже будет совершенно другое учреждение, которое постепенно превращается в дом престарелых.

Е. Альбац ― Кирилл, вы написали недавно на сайте InLiberty колонку, в которой вы рассматривали историю с Крестным ходом в Санкт-Петербурге в связке с «Матильдой». Если я вас правильно поняла, один из выводов, к которому вы приходите, — что в ситуации, когда существует один вроде бы человек, который должен всё контролировать, он перестаёт контролировать эту историю. Когда укрепляется режим личной власти Путина, при этом слабеет институт государства.

К. Рогов ― Нет, у меня немножко другой вывод. Там идея в том, что Путину чтобы выглядеть центристом, нужно создавать некоторое мракобесное крыло. Потому что он на самом деле не центрист. И чтобы выглядеть центристом, ему нужны мракобесы. И вот там такая была основная идея.

Е. Альбац ― Но вот давайте всё-таки поговорим о проблеме, которая как мне кажется, возникает всегда, и мы наблюдали у всех генсеков в этой стране. А именно, у них купируются капилляры, не доходит информация, потому что естественно, за плохие сообщения сажают, за хорошие — продвигают по службе. Так было при всех генсеках, при всех императорах, так теперь и при Путине. Нет нормального фидбэка, — короля кормят той информацией, которая позволяет увеличивать бюджеты различным институтам и ведомствам. И одновременно у стареющего генсека растут страхи. И они соответствующим образом влияют на то, как распределяются ресурсы, расставляются люди и так далее. Давайте поговорим про эти риски, которые возникают в связи с тем, что Путин уже больше 18 лет находится у власти.

К. Рогов ― Да, конечно, это очень дурная ситуация. И кстати вы упоминали про Гельмута Коля и про Японию, но там были выборы и долголетие тех или иных лидеров построено на том, что они выбирают центристскую позицию. Они каждый раз подходят к выборам, учитывая риски, и несколько меняют, перенастраивают как бы себя. Притом, что там несменяемость тоже имеет какие-то свои отрицательные стороны. Но эта несменяемость всё-таки регулярно проходит через реальные выборы…

Е. Альбац ― И Путин регулярно проходит через выборы.

К. Рогов ― Путин не проходит через выборы. У нас нет выборов. У нас выборы — такой лишь декоративный институт. У Путина нет рисков утраты власти, когда он подходит к выборам. У Ангелы Меркель такие риски есть каждый раз, и она каждый раз вынуждена перенастраивать себя и искать какие-то ходы, кого-то убеждать. Это живой политической процесс. И поэтому в этой ситуации западные институты не деградируют.

А у нас они, конечно, деградируют. И мне кажется, что одна из главных проблем — перенаселённость коалиции количеством связей, обязательств, которые сейчас уже имеют какой-то ужасный вид. Например, с этим Сечиным, главой госкомпании, который подставляет министра, а потом в суде они начинают выяснять отношения. Это всё результат этого институционального процесса, когда этот перенаселённый двор начинает действовать в своих интересах. И с ним невозможно справиться стареющему президенту, на котором они все висят со всеми по отношению к ним обязательствами и со всеми с ними особыми отношениями. Это конечно всё выглядит сегодня ужасно!

По поводу Брежнева там действительно была удивительная ситуация. Геронтократичность его политбюро заключалось в частности в том, что когда он сбросил Хрущёва, он убрал и нескольких человек, которые были примерно на 8 лет моложе его и которые могли претендовать на то, чтобы занять его место. А ввёл он в политбюро довольно престарелых людей: Черненко, Тихонова — своих ровесников.

В этом смысле Путин действует не так. И сегодня мы видим, что он создаёт себе за спиной людей, которые его моложе на два политических поколения. В сущности это тоже похоже на брежневскую модель и на то, что сделал Каримов в Узбекистане. Когда твой преемник молод, он может подождать твоей смерти. И потому ты сидишь спокойно, потому что преемник лоялен, он может ждать долго. И эта молодёжь должна дождаться, как ты уже будешь вынесен на носилках из кабинета.

Е. Альбац ― В Бразилии в своё время это не сработало. Юноше надоело ждать, он просто совершил переворот.

М. Гликин ― Я хотел добавить, что Путин уже сделал одну попытку снять с себя эту ношу и посмотреть, что с этим будет. То есть Медведев был какой-то попыткой выйти из этого 24-летнего, условно говоря, цикла…

Е. Альбац ― Вы убеждены, что это было решение уйти, не уходя?

М. Гликин ― Он сам не знал точно, что получится. Он решил отойти и посмотреть. И более того, Медведеву он точно давал сигналы, что возможно он останется. Потому что Медведев сам активно давал сигнал, собирался вернуться, как мы помним, чтобы его поддержали. То есть возможно и он был не очень рад вообще уходить. И Путин сам не знал до конца, что будет. Но, посмотрев, что получается, он сказал, что это совсем не в ту степь: в Ливии мы уже проиграли, так что забираем взад.

Е. Альбац ― То есть забота о стране заставила его вернуться?

М. Гликин ― Просто он увидел, что всё идёт не так, как ему нравится. Ещё Медведев стал чуть ли ни покрикивать на папу, что называется. Начались какие-то публичные склоки. Решил, нет, то есть попытка отойти в сторону не удалась.

К. Рогов ― Из ваших слов свидетельствует, что он никуда и не уходил. Если Медведев сидел и думал, оставят его или не оставят, то Путин решал, оставить его или нет, значит, Путин и не терял власть.

Д. Орешкин ― Вы правы и все понимают, что есть такая вещь как информационный панцирь или кокон. Он там сидит, он получает доклады от одних и тех же людей, которые прекрасно знают, что ему надо говорить, а что не надо. Все царедворцы всегда понимают, как надо говорить. Появляются свои любимцы, свои неприкасаемые. И в связи с этим получается складывается такая ситуация, которая касается не самого Путина. Сам Путин — орёл и молодец: он молоденький, он ездит то он на учения, то по провинции, то там, то сям. У него отличная физическая форма. А система, которую он создал, поразительно дряхлая, по существу совковая. И как раз то, что этой системой удивительно просто управлять, означает, что она не живая!.. Неважно, кто там был в Советском Союзе, кто-нибудь всерьёз думает, что Советским Союзом управлял Брежнев… Он был декоративной фигурой. А потом Советским Союзом управлял Черненко…

Е. Альбац ― Всё-таки там было политбюро. Был коллективный орган управления.

Д. Орешкин ― Да, группа товарищей. И сейчас при Путине есть группа товарищей, которая на самом деле всё и решает.

Е. Альбац ― А мы не очень понимаем, есть она или нет.

Д. Орешкин ― Путин гораздо более гибкий, более умный и более современный, чем советско-союзные вожди. Но он всё равно вождь. И слишком много на него замыкается. И в результате дряхлеет наша структура. Она не справляется со своими функциями, она не может решать экономические задачи. Она проигрывает даже там, где сама ставит себе цели. Например, цель восстановить Советский Союз. И на глазах потеряли Украину, всё дальше отходит Казахстан. Очень сомнительно с Белоруссией.

Е. Альбац ― Да сейчас опять поругались с батькой.

Д. Орешкин ― Так вот, единственное, что остаётся благодаря тому, о чём Максим правильно сказал, что несменяемые начальники сидят на телевидении, — у нас картинка не меняется. Вот картинка типично советская оптимистичная. Мы идём от победы к победе, перекрываем Енисей. А внутри-то понемножку всё гниёт… И не Путин гниёт, он-то ещё ничего, он спортом занимается. Он конечно не Брежнев со вставной челюстью. Брежнев говорят, хотел уйти, но его команда не пускала. Путина тоже команда не пускает. Потому что, что будет с Кадыровым, если уходит Путин? Что будет с Сечиным?

Е. Альбац ― А что будет с Путиным, если уходит Путин?

Д. Орешкин ― Система сама себя замкнула, и она уже неспособна развиваться. Вот в чём ужас-то! Про Путина мне говорить не очень интересно. А вот та система, которую он создал для того, чтобы себя содержать во власти, она с моей точки зрения к развитию неспособна. Она даже неспособна на ту же «оранжевую революцию», про которую все говорят. Потому что в дряхлой стране «оранжевых революций» не бывает. Она способна только к постепенной диссипации, рассыпанию. Ну, ведёт какую-то войну в Сирии. Кому это надо? Можно там победить, но что будет считаться победой? Асада загнали, в общем, в маленький уголок, он контролирует четверть территории. Появляется новое государство курдов у нас на глазах. Это была цель? Вот та система, которую он создал, перестаёт решать задачи, которые он же перед ней ставит. Социальное государство — ну что, вот сейчас сообщили, что миллиард рублей выделен на то, чтобы повысить пенсии…

Е. Альбац ― Миллиард? А на «Зарядье» сколько истратили?

Д. Орешкин ― 15 миллиардов. А миллиард разделите на 40 миллионов, это же копейки просто! Там правда о семи регионах идёт речь. Но всё равно. У нас катастрофа, потому что пенсионеры я не знаю, как живут. Вот ей-богу не знаю, как можно жить на 15 тысяч рублей в месяц? А ведь живут как-то. Особенно в провинции.

Е. Альбац ― В провинции 13 тысяч не только у пенсионеров, у пенсионеров меньше. Даже неважно. В городе Торопце средняя зарплата 13 тысяч рублей в месяц. Вот если говорить о дряхлеющей системе. Последние две недели мы наблюдаем как минимум два очень любопытных явления. Одно — связанное с протестом против фильма «Матильда» и манифестацией. Много десятков тысяч человек вышли в Санкт-Петербурге на Крестный ход. А другое связано с Рамзаном Кадыровым и протестом мусульман, который был в Москве, в Питере и в Грозном в связи с репрессиями в отношении действительно самого страдающего меньшинства мира, так они их называют — Рохинджа, мусульман в Мьянме.

Вдруг мы видим, что Путин говорит, что мы не разделяем этого мнения Поклонской, но это её собственное мнение и дважды показывал, что он поддерживает кинорежиссера Учителя. Тем не менее, это ничуть не останавливает тех, кто выводит людей на Крестный ход, и мы понимаем, что РПЦ становится некой независимой политической силой или независимым институтом, который может себе позволить не обращать внимания на то, что нравится или не нравится Путину.

То же самое в отношении Кадырова. Какая любопытная история. Мы знаем, что протест в Москве и Питере, в Грозном, естественно, организовывали люди Кадырова. Первый раз московские власти совершенно обалдели, когда две тысячи мусульман вышли на Большую Никитскую. И как-то это дело пропустили. Или была договорённость, мы не знаем. А уже в Питере были аресты, одновременно с этим проходит конгресс суннитов в Грозном. И самое главное — Кадыров заявляет, что если Россия против рохинджа, примерно так он выразился, то он против России. И Кремль его одёргивает.

Д. Орешкин ― Не так жёстко. Он сказал, что выступит против России, если…

Е. Альбац ― Да, и это вполне укладывается в логику синдрома стареющего генсека. Кадыров понимает, что вождь стареет, слабеет и так далее. И в общем, можно его уже покусывать за разные места.

М. Гликин ― На самом деле если бы Путина не устраивала первая ситуация или вторая, была бы реакция другая.

Е. Альбац ― Извините. Не поняла.

М. Гликин ― Вот допустим, мы думаем, что ему хочется поддержать как будто бы «Матильду» и Учителя, он искренне хочет этого. А тут вот эти молодчики и эта Поклонская, все люди мешают ему, которые не слушаются Путина. Вот если бы была такая ситуация, реакция была бы совершенно другой. Но на самом деле это не так.

Е. Альбац ― На это Кирилл вам ответил, что Путину нужны мракобесы, для того чтобы сказать, что если не он, то придёт условная Поклонская в мужском платье…

М. Гликин ― Но поддержки Миронова и Хаматовой он тоже не хочет лишаться. И Безрукова. Он и так не хочет ничего, его устраивает, и перед этими он хочет выглядеть вполне пристойно. И вот он разыгрывает эту комбинацию.

Е. Альбац ― Тут понятно. Ему выгодно мракобесие. А с Кадыровым?

М. Гликин ― Кадыров при всех огромных издержках его устраивает. И ничего не хочет менять в Чечне.

Е. Альбац ― Кадыров из мальчика в тренировочном костюме на приёме у президента, который выступал в роли сына, превратился сам в Ахмата Хаджи Кадырова, значительно более сильного, чем был его отец. И вот эти отношения: отец и сын — они, судя по всему, закончились.

М. Гликин ― Так или иначе, по крайней мере, никакого признака личной нелояльности Путину. Например, с Лавровым он начал спорить.

Е. Альбац ― Ну а кто такой Лавров…

М. Гликин ― А признаков личной нелояльности Путину мы пока не наблюдаем.

К. Рогов ― Это очень важная тема. Я сделал такое предположение, что в действительности в России религиозные сантименты находятся на очень низком уровне. Они гораздо ниже, чем средние мировые. Это наследие атеизма. Мы — не религиозная страна. При этом у нерелигиозной страны есть очень характерный синдром фундаменталистского неофитства. У нас есть такая часть общества, которая в него впала. Дальше Путину важно поддерживать эту группу, её выставлять, как бы поднимать, чтобы самому выглядеть в центре.

Потому что если мы посмотрим на расклад, то Путин не находится на мой взгляд в центре того спроса, который есть в обществе. Но у него действительно есть очень важное добавление к этой картинке. В чём сила этого черносотенного как бы поля, которое Путин приподнимает? Это поле объединяет его отчасти с тем, что мы видим вокруг Кадырова. Это поле его фундаментализма! Он позволяет, и они себе позволяют нелегитимное насилие. Нелегитимное насилие входит как бы в их политический пакет как неотъемлемая часть!

И это на самом деле нелегитимное насилие, мы его видим. Официально некоторые люди, которые не являются частью государства, имеют право на насилие, это насилие осуществляют. И это насилие у нас за последние пять лет разрастается в огромных масштабах! То казаки начинают патрулировать, кого-то избивать. То какие-то люди убивают одного из крупнейших политиков России, потому что они считают, что он плохой политик. Это мы видим в Донбассе. В Сирии воюет частная армия. Есть какие-то организации, которые поддерживают программу 200 церквей, они защищают стройки этих церквей. Разрослась целая огромная сфера этого нелегитимного насилия, которое связано с политическим кремлёвским уровнем, разными политическими связями, взаимодействует с ним, которое не боится правоохранительных органов, и правоохранительные органы перед ними пасуют.

И у него на самом деле есть некоторая инерция, которой возможно те люди, которые это организовывали. И вообще взаимоотношения между теми людьми, которые выстраивали систему нелегитимного насилия в своих целях, позволяли ей выстроиться, и между этой системой, возможно, уже не очень простые. И организовать это не так просто, как создавать. И Кадыров как символ некоторых элементов в нашей политической палитре и история с «Матильдой» и с тем, как она развивается, и с этим правом на нелегитимное насилие, которое мы там видим, это соотносимые истории. действительно, у них есть самостоятельная инерция, которой может быть, уже не до конца управляют. Или вернуть ее в русло будет не так просто.

Е. Альбац ― Знаете, что я всё время слышу сейчас? Это такая мантра про нелегитимное насилие. Про то, что государство утрачивает монополию на насилие. Мы всё время апеллируем к этому старому тезису Вебера про то, что у государства должна быть монополия на насилие. Но после Вебера появилось ещё некоторое количество не менее умных людей, и в частности Дуглас Норт, который писал о том, что по мере развития, особенно в демократических странах государство утрачивает, на самом деле такую монополию на насилие. Оно бесконечно её с кем-то делит. Другой вопрос, что государство обеспечивает общее благо в виде безопасности. И в этом смысле, поскольку никто другой не может обеспечить этого общего блага, это его функция, это сервисная функция государства — обеспечивать безопасность.

Но считать, что в авторитарных государствах никакой монополии на насилие у государства нет, ну такого конечно нет. Это конечно есть в тоталитарном государстве. А в авторитарном государстве в известной мере. По-моему, Дмитрий Борисович об этом писал, что у нас есть некоторый возврат к феодализму, когда появляются разные защитные армии и так далее. Это, к сожалению, неизбежное следствие авторитарного режима, когда с одной стороны государство не обеспечивает функцию предоставления общего блага в виде безопасности, а с другой стороны не обладает уже той силой, которая была у тоталитарного государства, чтобы не позволять возникать маленьким армиям то там, то тут: тут Малофеев, там Поклонская со своим РПЦ, там Кадыров и так далее.

К. Рогов ― Если говорить о теории Норта, то всё-таки зрелое государство в этой концепции, это государство, которое, безусловно, контролирует насилие централизованно.

Е. Альбац ― И, тем не менее, Норт подчёркивал: это относительная монополия на насилие.

К. Рогов ― Оставим эту дискуссию.

Д. Орешкин ― Я, честно говоря, не вижу противоречия. Кирилл говорит о том, что на самом деле в терминах дряхления государства оно не справляется со своими функциями. И вы о том же говорите. Не может обеспечивать сервис безопасности.

Е. Альбац ― Безопасность — это общее благо. Это то, что государство обязано предоставить. Мы за это налоги платим.

Д. Орешкин ― И в этом, на мой взгляд, признак ослабления государства, я даже, честно говоря, сейчас боюсь термином таким пользоваться. Скорее не государство, а поствождизм. У этой власти другие особенности устройства. Но я хотел о другом сказать. Да, стареющий генсек, стареющий лидер умеет решать те задачи, которые он умел решать раньше. Он убирает угрозы себе и, видимо, государству, которые чует и видит. Он легко устраняет опасность «оранжевой революции». Он легко устраняет электоральных конкурентов. Он легко устраняет людей, которые могут против него копать, враждебную политику проводить.

Он Иванова, например, взял и убрал. И Якунина и ещё кого-то. То есть он ситуацию контролирует, но контролирует её только в том коридоре, который он видит. А рядом и под этой платформой развиваются какие-то процессы, просто которых он не замечает. Или не может заметить.

Е. Альбац ― А история с Кадыровым, чтобы не говорить абстрактно? Это что: проморгали? Или как Кирилл считает, что и с «Матильдой» — это игра Путина, которому нужно мракобесие на флангах. А с Кадыровым что?

Д. Орешкин ― А и то, и то.

Е. Альбац ― Так не бывает.

Д. Орешкин ― Бывает. Он постепенно над ним теряет контроль.

Е. Альбац ― Ага, всё-таки он теряет контроль над Кадыровым?

Д. Орешкин ― Ну конечно. Я думаю, что потому что он зависит от Кадырова. Это его визитная карточка.

Е. Альбац ― А Кадыров зависит от трансфертов из центра? Чечня же сама практически ничего не производит.

Д. Орешкин ― Конечно. Это молодой и систематически наращивающий свой потенциал сейчас самый известный региональный лидер. Он сейчас неформальный лидер исламского меньшинства в России. Вот не Минниханов в Татарстане, который развил могучий развивающийся регион-донор. Нет, Минниханова не видно. А Кадырова мы видим. И его назад запихнуть никому в Кремле не удастся. И ФСБ не может приехать на его территорию, чтобы допросить Геремеева. Про выборы я уж не говорю…

Так вот, параллельно идут ещё и другие процессы. Черносотенные события, что мы видим. Проблемы депопуляции. Вот материнский капитал, а рождаемость у нас падает. А проблема оттока населения с Дальнего Востока несмотря на этот гектар, про который кто только ни рассказывал. Это не работает. Люди получают этот гектар, но развития никакого нет. Не буду углубляться. То есть на самом деле множатся угрозы, которые Путин просто не считает значимыми. А на самом деле они именно потому и опасны, что как в каратэ, ты пропускаешь удар, который не видишь!..

М. Гликин ― Я бы добавил ещё историческую аллюзию. Николай Второй умел до какой-то поры более-менее бороться с большевиками, социал-демократами, бомбистами — вешал их и так далее. А в это время проморгал Пуришкевича и Юсупова, которые взяли да убили его фаворита. Или фаворита, по крайней мере, его жены. Взяли и легко прикончили. А он вообще в другую сторону смотрел в это время. И набрали силу черносотенцы. То есть это как раз ровно в развитие той истории. Действительно, пока он смотрит на Навального, он может действительно проморгать…

Е. Альбац― Ну, может быть, поэтому он и поставил молодого Вайно на руководство администрацией, чтобы был кто-то, кто замечал вот такие вещи.

М. Гликин ― Вайно не о том. Он замечает, как лежат бумажки на столе. Правильно ли.

Д. Орешкин ― И как шевелятся брови начальника.

М. Гликин ― Про это мог бы быть, например, Сурков. Но Сурков занят Украиной. А вот кто бы занимался этой историей? Действительно, есть ощущение, что новыми фундаменталистами никто особенно не занимается, всерьёз их не воспринимает, скажем так.

Е. Альбац ― Я бы хотела, чтобы мы подвели итог этому разговору.

Д. Орешкин ― Мой итог заключается в том, что не так страшен Путин, как то, что после него придёт ему на смену.

Е. Альбац ― Ой, это опять «Если не Путин, то кто?».

Д. Орешкин ― Раньше или позже он всё равно уйдёт по тем или иным причинам.

К. Рогов ― Я совершенно согласен. Мне кажется, что в данном случае мы не говорим о физическом дряхлении Путина, он не производит такого впечатления. И более того, у него даже его политическая энергетика до некоторой степени сохраняется. Но уж очень одряхлело всё вокруг него. И система сейчас совершенно без каких-то сдержек и противовесов. В ней очень много каких-то борющихся друг с другом сторон, которые все зациклены на него как на разводилу. И это не сдержки и противовесы, а что-то противоположное этому. Принятие нормальных решений совершенно исключено! Он находится в такой ситуации. И мы видим, что проблема принятия решения очень остро стоит.

М. Гликин ― Я бы сказал так. Я помню, во времена Болотной многие надеялись, что вот-вот и всё это закончится, этот режим. А я, кстати, тогда ещё говорил и сейчас говорю, что нет, этот цикл авторитарного правителя не закончится через 10-15 лет. Это на 22 года, 23 года извольте ждать!

К. Рогов ― Ровно 22?

М. Гликин ― Условно говоря. Я думаю, в 2024-м году за два года до 24-го начнёт что-то серьёзно меняться. Поэтому, к сожалению, из этого цикла, из этой сансары мы вырваться действительно не можем. Вынуждены ждать, пока всё это произойдёт.

Е. Альбац ― Ну вот, вы услышали прогнозы. Я думаю, честно говоря, надо положительное что-то сказать. Я думаю, что можно вырваться из всего. Каждый диктатор всегда думает, что он навсегда. Но не получается. На этом всё. Спасибо.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Не совсем удачное название передачи. Точнее только "Синдром стареющего клоуна". Генсек-то был хоть и ерундовенький, завалященький совсем, да вот тогда СССР был солидной мировой сверхдержавой. А с этими крошко-клоунами только одна ничтожная мутная клоунада с паясничанием подзатянулась на 18 лет, только-то и всего.
________________________________________

Не знаю, чем все это кончится — революцией, гражданской войной, развалом страны. Идёт череда событий, многие из которых не зависят от нас. Может быть, через полгода нас будут заботить не либералы и патриоты, а выживание человечества в новых климатических условиях. И тогда вообще всё остальное отойдёт на второй план. (c)
________________________________________

А вот это верно! Заметно замедление Гольфстрима, что приведёт к холодной зиме на севере Европе и к ураганам на побережье Бискайского залива. Опять у "нас" посбивает всю мимозу. Ну а социальные потрясения в России пока блокирует власть, которую либерасты мечтают свалить. И погибнуть под обломками или улететь в тёплые края. Но на всех всё равно самолётов не хватит…
________________________________________

Это как раз очень хорошо для России, что "весь Запад" в ужасе от президента России Путина. Значит в правильном направлении Россия движется и всё у неё будет хорошо. Если этот самый "весь Запад" начнёт восторгаться президентом России, расхваливать его на все лады: Ох, какой он умничка, весь такой расхороший и распрекрасный, … то жди беды, полной разрухи и развала страны, как в конце 80-х и в "сладких" 90-х при Горбачёве и Ельцине — обожаемых любимчиках всего Запада.
________________________________________

Наш президент спортивен, резв,
Электорату мил.
Находчив, ловок, бодр и трезв.
Но лучше бы он пил!
________________________________________

На Первом канале запрещена песня Цоя "Перемен": экс-редактор КВН рассказал о цензуре. О цензуре в КВН Колчин начинает рассказывать на 35-й минуте. "Юмор не движет этим кораблём, к сожалению, как это задумывалось изначально", — посетовал кавээнщик. Он рассказал о большом количестве "канальных фильтров", запрещающих шутить на определённые темы: "Надо на эту тему не шутить, эту фамилию не называть, это надо убрать. Всё превращается даже не в кривое зеркало, а в сборник анекдотов".

"Ты как редактор можешь хоть обосраться там, пропал жанр авторов, которые пишут номера про президентов", — посетовал Колчин. "Никто не пишет о встрече президента Путина с президентом Казахстана, такого никогда не будет в эфире", — отметил он.

Бывший редактор КВН рассказал, как из номера команды Высшей лиги была исключена совершенно аполитичная переделка песни Виктора Цоя "Перемен требуют наши сердца..." о том, что надо разобрать балкон. "Пришёл человек в день генералки и сказал: эту песню включать на Первом канале нельзя, эта песня — прямая ассоциация с недовольством властью", — сообщил Колчин.

"Есть такие люди, хрен знает, как их зовут, они работают на канале. В "АМиКе" есть люди, которые страхуются", — рассказал кавээнщик. По его словам, были случаи, когда снятый материал цензурировали уже на канале, причём принципы не понимает даже Масляков, за которым, "оказывается, не последнее слово".
________________________________________

Основная претензия к Путину, что кроме Москвы никто не живёт, а только выживает. Питер ещё более или менее.
________________________________________

Впервые в жизни в марте этого года пойду голосовать за Путина. До этого долгие годы голосовала на всевозможных выборах за «ЯБЛОКО» и Явлинского. Теперь благодаря коллективному Западу и нашей пятой колонне буду голосовать за Путина. Просто это дурачьё не понимает, что чем больше на русского человека начинаешь давить всякими там санкциями и прочей ерундой, тем быстрее заполучишь обратку.
________________________________________

Ты жить, как люди не желаешь, так тебе и прилетит обратка.
________________________________________

Если для тебя образ жизни россиян, т.е. отсутствие у огромного количества работающих россиян зарплаты, соответствующей прожиточному минимуму, нищенской пенсии, отвратительного здравоохранения, разваливающегося образования, достоин гордости, и при этом ты отрицаешь достойную жизнь граждан западных стран, то диагноз ясен. Не жалеешь себя, пожалей детей и внуков. Им работать, учиться и лечиться здесь.
________________________________________

"Дерьмоголовая Коробочка" просто не понимает — от кого она получила больше получила санкций, а точнее КОНТРСАНКЦИЙ.
________________________________________

Это как бомбить Воронеж. Назло Западу выберу такого президента, который успешно продолжит тащить мою страну и меня в пропасть. Но это же назло Западу! Ура! Мозги ещё остались?
________________________________________

У бандита от КГБ своё понятие о бизнесе; создавать ничего не умеет, только закрывать и крышевать, о производстве вообще не в курсе. Поэтому для положительных граждан всё хереет, а халявщикам на зарплате пока нормально.
________________________________________

С пенсиями Орешкин погорячился — взял "среднюю температуру по больнице". Тщательнее надо, 15 тыщ — недостижимая мечта для очень многих.
________________________________________

Согласна, у меня — 10, знаю многих, у кого и того меньше.
________________________________________

Передача была с важной темой и очень интересна. Все трое собеседников были хороши. Жаль, что мало времени, торопились, но всё равно, успели разъяснить многое основательно и аргументировано. Большое спасибо всем.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгения Альбац

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Военные агрессии (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Интересное (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 23.10.2017 - МЕРИТЬСЯ ПУШКАМИ
  • 22.10.2017 - РАБОТА СЛУЖБЫ ПО ЗАЩИТЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ ФСБ
  • 21.10.2017 - МЕЖДУ ТЮРЬМОЙ И ЭМИГРАЦИЕЙ
  • 21.10.2017 - СЛАВНЫЙ ПУТЬ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ЭБС
  • 20.10.2017 - ПОТЕРЯ БУДУЩЕГО
  • 20.10.2017 - МИР ПОД РУЖЬЁМ
  • 19.10.2017 - ИТОГИ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ВЫБОРОВ В ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
  • 19.10.2017 - СКОЛЬКО УНИВЕРСИТЕТОВ НАМ НУЖНО?
  • 18.10.2017 - ЧТО БУДЕТ ПОТОМ
  • 18.10.2017 - ПОДПОЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО
  • 17.10.2017 - РЕШЕНИЕ БЮРО ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 17.10.2017 - НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ БОРИСА НЕМЦОВА
  • 16.10.2017 - АЛЕКСАНДР ГНЕЗДИЛОВ НА ТЕЛЕКАНАЛЕ РОССИЯ-1
  • 15.10.2017 - УМНЫХ НЕ НАДО
  • 15.10.2017 - ДИСКУССИЯ НИКИТЫ ПЕТРОВА И АЛЕКСЕЯ МЕЛЬНИКОВА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru