Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[30.11.2017]

БЮДЖЕТЫ РЕГИОНОВ

Наталья ЗУБАРЕВИЧ: российский учёный, специалист в области социально-экономического развития регионов, доктор географических наук, профессор географического факультета МГУ, эксперт Программы развития ООН Международной организации труда


Наталья ЗУБАРЕВИЧ:


Общий долг субъектов Федерации сейчас составляет 2,44 триллиона рублей. Но доля бюджетных кредитов в нём где-то уже процентов 45%, то есть это в сторону 1,3 триллиона. В год докидывали 300, но и приходилось возвращать то, что было дано дальше. И регионам как-то полегчало. Федералам не понравилось. Потому что в 2015-ом году федеральный бюджет получился с дефицитом 2 триллиона, а 2016-й — 3 триллиона. Сколько ж можно давать этим сирым и убогим, когда самому сильно не хватает? Счастье закончилось.


М. Наки ― Вы слушаете программу «Статус», и, естественно, сегодня в студии Екатерина Шульман. И не только Екатерина Шульман.

Е. Шульман ― Сегодня чрезвычайная удача посетила нашу программу. В нашем первом разделе, посвящённом не новостям, но событиям, мы должны были говорить и будем говорить о федеральном бюджете, первое чтение которого состоялось в Государственной думе 27 октября, а второе планируется на 17 ноября.

Было у меня много и будет чего сказать по этому поводу, но по чрезвычайно удачному стечению обстоятельств с нами в студии сегодня Наталья Васильевна Зубаревич, человек, который больше всех понимает в федеральном бюджете и в региональном бюджетировании, и в трансферах из федерального центра в регионы, и в бюджетном балансе регионов, чем нежели кто-нибудь другой в этом понимает, и уж точно много-много больше меня. Она любезно согласилась поприсутствовать на нашей первой части с тем, чтобы мы могли у наиболее компетентного источника уточнить те моменты, которые мне представляются важными и одновременно не совсем понятными.

Н. Зубаревич ― Только я по федеральному бюджету не специалист. Я региональщик.

М. Наки ― Тогда перейдём к первой части нашей программы и её традиционной рубрике.


НЕ НОВОСТИ, НО СОБЫТИЯ

Е. Шульман ― И вот теперь, когда мы услышали глубокий и внушающий доверие голос, который сказал нам: «Не новости, но события» — перейдём к нашим с вами событиям.

Итак, 27 октября был принят в первом чтении проект федерального бюджета на 18-й год и финансовый план на ближайшие три года, поскольку у нас последние годы так осуществляется бюджетное планирование.

Первое чтение не предполагает поправок. Поправки возможны только ко второму чтению. То есть мы видим ровно тот документ, который был внесён правительством. Что интересно в этом проекте бюджета? Мы его с вами уже достаточно подробно описывали, когда он был только внесён. Мы говорили о том, что бюджет состоит в общем из трёх основных колонн, на трёх таких больших ногах покоится, это: расходы на национальную оборону, расходы на национальную безопасность и социальные расходы. Трансферы пенсионному фонду — это, собственно говоря, сердце социальных расходов. Всё остальное, в общем, сокращается. Эти три ноги продолжают оставаться достаточно масштабными.

Мы говорили с вами о том, что продолжает увеличиваться количество расходов, отнесённых к секретным. В бюджете 2018-го года доля секретных расходов у нас составляет 17,4% от общего числа бюджетных расходов. Это обозначает, что они не рассматриваются комитетом по бюджету Государственной думы и пленарным заседанием Государственной думы. Они рассматриваются специальной комиссией по рассмотрению секретных расходов, куда входит ряд депутатов Государственной думы в основном в прошлом сотрудники Министерства обороны, либо силовых структур.

М. Наки ― И является страшной тайной.

Е. Шульман ― Это является страшной тайной. К сожалению, из этих секретных расходов довольно значительная часть не относится к расходам на оборону и безопасность. Засекречена часть расходов на ЖКХ, на капитальное строительство. Некоторая часть, насколько я понимаю, тех денег, которые передаются регионам, они тоже у нас засекречены.

Теперь что касается денег, передающихся регионам от федерального центра. Мы с вами в одном из прошлых выпусках рисовали на доске табличку, подобную той, которые вы сейчас видите. Об этой табличке мы поговорим чуть позже, а прошлый раз у нас тут с вами были регионы и трансферы им. И мы с вами пытались из этого извлечь некоторые представления о приоритетах федерального центра.

Говорили мы о том, что многолетний чемпион по количеству федеральных денег — это Дагестан. Доля Дагестана увеличивается. А Чечня тоже хорошо выглядит, тоже, в общем, увеличивает свои доли, получаемые ею из Москвы. Среднерусские регионы всегда получают намного меньше. В качестве примера демонстрировали мы с вами Липецкую область. Ну, вот можно мою родную Тульскую область тоже привести в пример. Там, кстати говоря, тоже — я посмотрела — есть упадок, скажем так, то есть на 2017-й год было больше, чем будет на 2018-й, и дальше, получается, ещё меньше.

То есть если мы с вами, кстати, попытаемся наивно рассматривать это как роспись неких политических приоритетов, то мы не видим, что те губернаторы, которые считаются какими-то особенными любимцами Москвы, исходя из этого, получают больше денег.

Если пытаться вычислить гипотетического преемника по этой степени приоритизации именно в рамках федерального бюджета, то и выходит как раз Виктор Васильев, а отнюдь не кто-нибудь другой. Но, я думаю, что такой прямой корреляции, конечно, нет, но, тем не менее, интересно.

Что начало происходить в связи с обсуждением федерального бюджета? Появились, насколько я понимаю — и тут бы я хотела обратиться к Наталье Васильевне, — жалобы из регионов на тяжёлое финансовое положение. Первая такая жалоба поступила от республики Хакассия. Насколько я понимаю, есть жалобы от Пермского края, где недавно сменился губернатор. Есть обращение от Карелии, есть обращение от Удмуртии, где губернатор тоже новый. Честно говоря, у меня были предположения, что такого рода выступления типа «дайте денег, мы не справляемся с задолженностью по кредитам, и нам не хватает на наши расходы» будут каким-то образом транслироваться через депутатов одномандатников. Но пока это происходит напрямую от региональных властей. И опять же, насколько я понимаю, связано именно с кредитными задолженностями.

На этом фоне у нас есть заявление президента, сделанное в сентябре на заседании Госсовета о том, что будет реструктуризация долгов регионов в течение в ближайших нескольких лет. Наталья Васильевна, во-первых, что это такое, что за реструктуризация? И сделает ли это жизнь региональных властей как-то легче и приятнее, решит ли это проблему?

Н. Зубаревич ― Вот я мучаюсь, думаю, с чего начать-то? Потому что вы меня начали спрашивать сначала вообще про помощь регионам, и я по-детски должна была задать вам вопрос: а вы что рассматривали — дотацию на выравнивание?

Е. Шульман ― На выравнивание.

Н. Зубаревич ― Мои дорогие, вот давайте так. Общий объём трансфертов субъектам Федерации составляет около 1,5 триллионов рублей. В «жирные» времена дотация на выравнивание составляла четверть всех трансфертов. Сейчас времена подусохшие, субсидий дают меньше — дотация на выравнивание составляет 30-31% всех трансфертов.

А за пределами этой дотации ещё много чего интересного. Поэтому не рассматривайте дотацию на выравнивание. Она по формуле выделяется. Формула простая как трактор. Вот у вас есть подушевой ВРП в регионе. И вам, если вы низко по уровню душевого ВРП, докладывают — самым дохлым — до какого-то уровня. Их выравнивают в горизонталь. А всем остальным, у которых душевой ВРП побольше, им докладывают с учётом. Получается некая диагональ.

Е. Шульман ― А почему тогда бедные среднерусские области получают меньше, чем бедные республики с низкими доходами?

Н. Зубаревич ― А что значит бедные? Вопрос душевых доходов населения никого не волнует. Считается по подушевому валовому региональному продукту. А дальше работают корректировки на горность, на удалённость — есть специальные корректирующие коэффициенты. Но это всё по формуле. Не мучьте вы формулу, Христа ради. Ну, смотрите на другое — что ручками даётся.

Здесь, может быть, не очень хорошая, кому-то не нравится, но она формула. И это же для России так хорошо, что дают по формуле. Поэтому не стреляйте в этого пианиста.

Смотрите, что за пределами дотации на выравнивание. А тем есть чудесная дотация на сбалансированность, которую в середине «нулевых» начали давать как премию за правильные результаты на выборах, а сейчас дают по разным нуждам трудящихся из регионов.

Есть иные межбюджетные трансферты, которые Москва может, например, ухватить, когда, казалось бы, уж куда ей ещё. А вот так! Поэтому чёртова туча весёлых, интересных историй. Если вы посмотрите, сколько в финале получает Ингушетия или Чечня — она получает в два с половиной раза больше, чем было бы, если ей давали только дотацию на выравнивание. Поэтому давайте по итогам года я вам просто картинку подарю: как это реально по жизни происходит.

Теперь второй вопрос, который вы мне конкретно задали. Что сейчас происходит с криками трудящихся в связи с этим процессом завершения года? Тут простая история. Плохо регионам не первый год. В 2012-ом молчали как рыба об лед, делали долги. В 2014-ом продолжали делать долги. Но федералы немножечко посочувствовали — начали увеличивать вот эти самые бюджетные кредиты. Они жутко дешёвые: 0,1% годовых. А регионам понравилось! Хороший, правда, процент?

Е. Шульман ― Да, процент радостный.

Н. Зубаревич ― А то! И я бы не отказалась. Так вот, довели этот объём до 300 миллиардов. Но это всё равно не спасает, потому что общий долг субъектов Федерации сейчас составляет 2,44 триллиона рублей. Но доля бюджетных кредитов в нём где-то уже процентов 45%, то есть это где-то в сторону 1,3 триллиона. В год докидывали 300, но и приходилось возвращать то, что было дано дальше. И регионам как-то полегчало. Федералам не понравилось. Потому что в 2015-ом году федеральный бюджет получился с дефицитом 2 триллиона, а 2016-й — 3 триллиона. Сколько ж можно давать этим сирым и убогим, когда самому сильно не хватает?

Счастье закончилось. Указы вот-вот, как вы понимаете, должны быть строго выполнены к следующим выборам. Пора завязывать с этой богадельней. И сентябрём сказали: «Так, ребята, мы вам два-три года по 300 миллиардов давали. Теперь — ша! Больше такого праздника не будет. 2018-й — переходный год — сразу рубить не будем. А потом — круто под нолик! «Хотите, чтобы мы вам накопленный долг (а он примерно 1,3 триллиона — бюджетный кредит) реструктуризировали лет на 8-10, тогда сводите бюджет бездефицитный, рубите то, что называют в Минфине неэффективными расходами — и будет вам счастье: мы растянем эти возвраты на достаточно длинный срок, при этом порубав новые кредиты».

Я с немым изумлением сейчас смотрю, что будет: труба, которая на влив или труба, которая на вылив; бассейн наполнится или усохнет окончательно? Прелестная физическая задачка. Ждём.

Теперь про писк губернаторов. Чего сейчас-то запищали? Во-первых, новенькие за старое не отвечают. Помните это правило? И новенькие имеют право попросить.

Е. Шульман ― Они пришли с некоторым политическим мандатом?

Н. Зубаревич ― Нет. Но если непублично не получилось, значит, пришлось немножко в атмосферу… Удивительная история! Это новость, правда? Но у меня есть ощущение, что у них какое-то чувство защищённости пока ещё есть.

Е. Шульман ― Потому что только-только, поэтому их не могут сразу посадить или снять?

Н. Зубаревич ― А Хакасия сошла с ума, потому что в прошлом году был чудовищный дефицит, в этом году за полгода уже опять 12%! По долгам — это вторая после великой республики Мордовия. Конца края не видно…

Е. Шульман ― Мордовия, кажется, закредитована максимально?

Н. Зубаревич ― 180% к собственным доходам! В Хакассии всего лишь 130%. Ну, есть куда расти. И заметьте, кричал не губернатор (он старый). Кричали безответственные депутаты. Поэтому пейзаж российский становится всё интересней. Выборы — это такой тонизирующий период. Посмотрим, что будет дальше.

Е. Шульман ― Отлично! То есть два слова о тех, кому не стало хуже, а даже стало лучше. Одновременно с принятием проекта бюджета в первом чтении принят в третьем чтении в тот же день проект о внесении изменений в федеральный бюджет на 2017-й, то есть на текущий год и плановый период на ближайшие два года. Поправки предусматривают дополнительные субсидию в 3 миллиарда рублей «Первому каналу», на, как там написано, «возмещение затрат, связанных с производством и приобретением программного продукта, наполнением телеэфира и обеспечением мероприятий по доведению его до телезрителей», то есть, собственно говоря, на то, чем занимаются телеканалы. Написано в пояснительной записке, что субсидия связана с возмещением недополученных доходов, в том числе, в связи с международной деятельностью «Первого канала».

Остальным федеральным каналам не положено таких прекрасных денег. «Эхо Москвы», если кто-то думает, что работает на государственные деньги, как было сказано, это всё-таки не совсем так, по крайней мере, в федеральном бюджете и бюджетообразующих документах никак не упомянута. Но при этом, например, в 2018-ом году на ВГТРК запланированы субсидии в 19,9 миллиардов рублей. Так что «Первый канал ещё достаточно скромно у нас смотрится.

К вопросу о международной нашей помощи, о международной деятельности, которую тоже у нас «Первому каналу» компенсируют. Несмотря на тяжёлую бюджетную ситуацию и на всякие разные социальные цели и даже, как нам сейчас объяснили, на помощь регионам, не снижаются объёмы двусторонней и многосторонней помощи, которую Российская Федерация оказывает разнообразным другим странам.

Вот у нас тут приведена выразительная табличка, в которой имеются данные за 2011-й год, за 2014-й год и итоговые цифры за 2011-й и 2015-й годы, поскольку за 2016-й цифры есть не по всем статьям, а более свежих тоже пока ещё, к сожалению, не подвезли. Что такое двусторонняя помощь? Двусторонняя помощь — это то, что Российская Федерация даёт другой стране. Многосторонняя — это Российская Федерация даёт международным организациям.

Тем не менее, кто чемпионы по получению двусторонней помощи? Чемпионов по получению наших с вами российских денег, пятеро: это Киргизия…

Н. Зубаревич ― Единицы измерения доллары?

Е. Шульман ― Миллиарды рублей. Итак, Киргизия — номер один. Номер два — это Куба. На третьем месте Корейская Народно-Демократическая Республики, известная как Северная Корея. Никарагуа и Сербия — вот первые пять стран, которые пользуются нашими с вами благодеяниями. И что мы тут с вами видим? Мы видим по всем этим странам увеличение помощи в 2014-ом году, резкий рост и дальнейшее как минимум неснижение. Последняя колонка итоговая, поэтому не пугайтесь — это с 2011-го по 2015-й год вместе.

Одновременно на фоне этого, как мы знаем, Российская Федерация выплачивала и продолжает выплачивать свои собственные международные долги — долги, оставшиеся от Советского Союза — и списывает те деньги, которые задолжали нам другие страны.

М. Наки ― То есть щедрая душа.

Е. Шульман ― Совершенно верно, мы списываем долги странам бедным типа Никарагуа, Анголы или Эфиопии, списываем долги Монголии или Лаосу, списываем долги Ираку, Алжиру, Афганистану и той же самой Корейской Народно-Демократическое Республике, которой мы и так деньги даём, и Киргизии тоже списываем.

М. Наки ― Кубе тоже списывали, я помню.

Е. Шульман ― И Венесуэле тоже простили некоторую сумму. К чему я рассказываю, собственно, вам эту историю? Когда вам в следующий раз будут говорить о том, что международной сообщество или коллективный Запад имеют претензии к нашему политическому режиму и хочет его сместить разными средствами, имейте в виду, дорогие товарищи, с точки зрения обобщённого международного сообщества наш политический режим является идеальным. Претензии к нему могут быть у нас за низкое качество государственных услуг, отсутствие безопасности, силовой прессинг, плохое образование и здравоохранение, отсутствие свобод, ерунду по телевизору. Вот такие у нас могут быть претензии.

Глядя извне Российская Федерация — это страна, которая платит все долги, прощает долги всем, кто ей должен; просто оказывает помощь деньгами любому, кто попросит, и все свои собственные заработанные деньги вывозит в Лондон, Брюссель и Вашингтон. Я сейчас не буду рассказывать эти конспирологические истории о том, что у нас триллион триллиардов находится где-то за рубежом в чёрных кассах, тем не менее, понятно, что вывоз капитала идёт большими темпами, и темпы эти не снижаются.

М. Наки ― Как минимум списанные деньги точно находятся за рубежом.

Е. Шульман ― Есть у нас мнение, что эти чёрные кассы представляют собой могучий рычаг влияния России на все политические процессы в мире. Так вот, я не знаю, какая нам выгода от нашего великого влияния. А то, что деньги уходят, — это свершившийся факт. Поэтому, граждане, никто нам извне менять режим не будет. Ещё раз: если кто-то и произведёт в нём трансформации, то только мы, исходя из тех претензий, которые есть у нас.

М. Наки ― Это была наша первая рубрика. И в ней поучаствовала Наталья Зубаревич. Спасибо!

Е. Шульман ― Спасибо огромное, Наталья Васильевна.

М. Наки ― Всегда рады вас услышать и с вами пообщаться. И переходим к нашей второй регулярной рубрике.


АЗБУКА ДЕМОКРАТИИ

М. Наки ― И что же на этой неделе у нас за слово, а точнее, слова?

Е. Шульман ― У нас некоторый, я бы сказала, набор слов или терминов, которые все начинаются на букву В. Мы с вами первые две буквы алфавита уже, можно сказать, отработали. Теперь у нас — буква В. У нас будут с вами сразу три слова, но они относятся к некому общему семантическому облаку — так бы я изысканно выразилась. Это два термина, касающихся голосований: «ветум», «вотум» и «вето». И ещё один интересный политологический термин «вето-игроки». Сейчас объясню всё по порядку.

Термин «вотум» происходит от латинского слова, обозначающего желание или волю. Первоначально это слово обозначало обещание пожертвования какому-то божеству. То есть я в море, и если я выплыву, обещаю Посейдону какую-нибудь золотую штучку подарить. Вот это, собственно говоря, вотум, то есть я обещаю, мое обещание.

М. Наки ― Мне кажется, даже — клятва. Больше похоже.

Е. Шульман ― Ну, хорошо. Некий обет. Пожалуй, да, наиболее точный русский перевод — это будет обет. С точки зрения политологической вотум — это политическое решение, принятое голосованием. У нас это слово употребляется исключительно с точки зрения запретительной, то есть вотум недоверия, например. На самом деле, вотум бывает доверия, бывает и вотум недоверия, значит, неодобрение, либо одобрение. Избирательный вотум, например, — есть такой термин — решение, принятое соответственно, большинством голосов избирателей.

Вотумы бывают абсолютные и относительные, то есть полный запрет или запрет частичный. То есть, скажем, можно иногда вынести вотум недоверия правительству целиком, а можно отдельному министру.
«Вето» — близкий к этом термин, по латыни значит: я запрещаю. То есть это возможность запретить какое-то либо решение. Если вотум может быть как положительным, так и отрицательным, то вето может быть только запретительным.

М. Наки ― Не получается ли что вето — это частный случай вотума или всё-таки есть ещё какая-то принципиальная разница?

Е. Шульман ― Ну, понимаете, в чём дело — в употреблении, действительно. Вотум обычно употребляется в смысле вотум недоверия и в смысле голосования, например, в парламенте против правительства или против отдельного члена правительства. А вето — это широко понимаемый запрет, который вы имеете право наложить на какое-либо решение. Пример абсолютного вето — это права вето у постоянных членов Совета безопасности ООН на любое решение ООН. Вот постоянные члены Совета безопасности, к числу которых относится и Россия, могут заветировать, то есть запретить любое решение.

А есть вето президентское — то, которое президент американский или наш, или в любой другой конституционной системе может наложить на какое-либо законодательное решение. Тут тоже оно бывает абсолютное, окончательное, либо оно бывает отлагательное, например.

М. Наки ― То есть чтоб доделали — и тогда ещё раз посмотрим.

Е. Шульман ― Приостановление до повторного рассмотрения. На самом деле, наше с вами президентское вето — право, которым президент, кстати, пользуется чрезвычайно редко, в частности во всей предыдущей легислатуре, то есть в течение 6-го созыва это право было применено один раз. И надо сказать, что в ходе этого созыва, который ещё только начал работать, уже один раз президент наложил вето на один из законопроектов. Редко он использует своё право.

И по юридическому смыслу это вето носит отлагательный характер. И как оно может быть преодолено? Как согласованным голосованием обеих палат. Оно так же приводит не к полному запрету, не к полному уничтожению этого законодательного акта, а к созданию согласительной комиссии, после которой может этот законодательный акт в изменённом виде быть ещё раз проголосован нижней и верхней палатами.

Надо сказать, что в обоих случаях этого редкого президентского вето, о котором я упомянула, никто больше ничего не делал с этими самыми заветированными законопроектами, видимо, испугавшись, что «раз президенту они не понравились, то, наверное, не будем мы их больше трогать от греха подальше». Так они нетронутые лежат.

Теперь по поводу вето-игроков, что является достаточно современным политологическим термином, о котором я хотела вам рассказать. Это теория вето-игроков, с которой выступил американский политолог Джордж Цебелис. Книжка его «Вето-игроки: как работают политические институты» вышла в 2002 году. Этот профессор работает в Калифорнийском университете, где довольно могучая школа политической науки.

В чём смысл этой теории и чем она для нас ценна или важна? Вето-игроки — это индивидуальные или коллективные акторы в политической системе, без согласия которых не может быть проведено решение.

М. Наки ― Официально или неофициально?

Е. Шульман ― Они бывают институциональные, то есть прописанные в законе. Ну, например, Государственная дума является вето-игроком в законотворческом процессе. Я, почему люблю эту теорию — потому что она употребляется для анализа законотворческого процесса, потому что там эти все вето-игроки прописаны, собственно говоря, в регламенте. Без одобрения Государственной думы никакой закон не может стать законом.

Президент тоже является вето-игроком. Он может запретить, может подписать. Без его подписи тоже никакой закон законом не становится. То же и Верхняя палата.

Вето-игроки могут быть не институциональными, неформальными. Ну, скажем, администрация президента, не являющаяся законной частью нашего процесса, то есть регламентированной частью, не прописанной нигде, и тем не менее, влияет. И без её согласия тоже никакой закон не может стать законом.

Чем ценна теория вето-игроков? Она ценна тем, что позволяет, посмотрев на конечный этап любого решения, задать вопрос: а кто должен сказать да, чтобы это решение было принято? Без кого оно не может произойти. Это даёт нам сразу довольно наглядную карту участников процесса принятия решения. Вообще, политология изучает процесс принятия решения. Это один из основных предметов её изучения. И это сложная история, потому что часть там является формализованной, публичной, прописанной в законе и регламенте; а часть является не формализованной никак и скрытой во тьме.

М. Наки ― А что ещё сильнее усложняет — то, что прописано в регламенте или, то, что, возможно, на самом деле, не является вето-игроком, а является каким-то номинальным показательным органом?

Е. Шульман ― Он всё равно должен хотя бы формально одобрить. Он может не обладать некой сущностной силой возразить, как опять же в нашем законотворчестве происходит в Государственной думе, когда должна она соглашаться… Вот сейчас приняли, например, проект федерального бюджета. Не может дума отклонить проект бюджета. Хотя в этом первом чтении две оппозиционные акции КПРФ и «Справедливая Россия» не голосовали. Они не поддержали проект бюджета, понимаете ли. Но, поскольку у нас «Единая Россия» обладает абсолютно большинством, то это не особенно важно.

Что ещё следует из теории вето-игроков. В демократических системах вето-игроков больше, чем в авторитарных, что тоже понятно. Чем больше вето-игроков, тем труднее проводить решение, тем согласие большего числа участников вам нужно. Соответственно, у вас будет меньше гибкости, меньше скорости принятия решения, но больше стабильности. Этот, казалось бы, простой вывод, довольно контринтуитивный, потому что все автократии на свете, все авторитарные режимы на свете говорят: «Мы вам обеспечим стабильность в отличие от демократий, в которых все лезут в процесс принятия решений, соответственно, стабильности никакой нет».

Ничего подобного! Преимущество автократий как раз в том, что они могу быстро реагировать на меняющиеся обстоятельства, стабильность они как раз не обеспечивают. Стабильность обеспечивает повышенное количество вето-игроков. Вот, что интересного можно извлечь из политической теории.

М. Наки ― То есть вот такие три достаточно связанных понятия, которые проясняют то, как происходит процесс принятия решения…

Е. Шульман ― Все эти термины происходят из латыни, а что не происходит из латыни, то вообще не имеет значения и не является частью цивилизации…

М. Наки ― А мы тем временем переходим к нашей ещё одной рубрике.


ОТЦЫ. ВЕЛИКИЕ ТЕОРЕТИКИ И ПРАКТИКИ

Е. Шульман ― Сегодняшний наш «отец» — человек, отмечающий 500-летний юбилей 31 октября своего самого решительного и вошедшего в историю действия. Это Мартин Лютер. Ровно 500 лет тому назад он по легенде приколотил 95 тезисов, изложенных на латыни, к дверям Церкви всех святых немецкого города Виттенберга. «Мечты поэта, историк строгий гонит вас»… Историки говорят, что, может быть, не было этого, но сами тезисы были. Тем не менее, будем считать, что приколотил.

Мартин Лютер, человек, родившийся в Саксонии, тогда части Священной Римской империи, в семье достаточно амбициозного отца, который хотел всем своим детям дать образование, и, кстати, был разочарован тем, что сын его Мартин Лютер после того, как отучился в университете, решил стать монахом. А почему Лютер решил стать монахом? По легенде опять же под влиянием обета, который он дал, проезжая на лошади в грозовую ночь. Возле него раздался удар молнии, и тут он, говорят, крикнул: «Если я останусь жить, то уйдут в монастырь».

Вот он дал обет! Потом, в ходе своей деятельности как вождя и лидера реформации он перестал быть монахом, кроме того женился на беглой монахине Катарине фон Бора, одной, между прочим, из 12 монахинь, которым он помогал сбежать из цистерцианского монастыря. А знаете, как они убежали? Он помог им спрятаться в бочках из под селёдки, как в «Хоббите». И на одной из этих 12 потом женился. Вот таковы были явления реформации. А вы думали…

Умер своей смертью, что нехарактерно для религиозных лидеров — не сгорел на костре, не стал жертвой наёмного убийцы. Хотя своими сначала 95 тезисами, а потом своей деятельностью по установлению новой реформированной христианской церкви, можно сказать, разрушил единый крещёный мир, разрушил монополию папского престола на руководство душами паствы, положил начало приблизительно всему, что после этого произошло в Европе: образование национальных государств, перевод Библии на национальные языки, взрывной рост книгопечатания, религиозные войны.

М. Наки ― Вот она, сила слова!

Е. Шульман ― Вот она, сила слова! Лютер был первым человеком, который, как мы сейчас говорим, поднялся на хайпе. Каким образом это случилось? Его 95 тезисов были, собственно говоря, обращены против индульгенции, вообще-то говоря, с чего всё и началось.

Как многие авторы перестройки первоначально он хотел систему не то чтобы порушить, сколько исправить некоторые злоупотребления, которую он видел в католической церкви и, прежде всего, широкую продажу индульгенций. Поэтому его 95 тезисов опровергают эту продажу, опираясь на первоисточники, как тогда было принято, на священные тексты — на Евангелие, на труды отцов церкви. Он доказывал, что нехорошо так делать — продавать отпущение грехов за деньги, и потом рассказывать верующим, что если ты заплатил денежку, то душа твоего близкого человека тут же из чистилища попадёт сразу в рай, и, более того, тебе простятся твои собственные грехи не только прошлые, но и будущие. Ну, действительно, много всякого безобразия было к тому моменту в католической церкви.

Дальше, что называется, больше. Дальше из этого невинного намерения остановить злоупотребления и коррупцию вышла новая, реформированная будущая протестантская церковь.

В чём была вирусность этого дела? Книгопечатанье тогда уже существовало. То есть монополия на знание, на эту рукописную книгу, которой до этого обладала католическая церковь, уже разрушалась. Памфлет Лютера — вот эти 95 тезисов — и его дальнейшие публицистические труды во славу его новой реформенной религии расходились по всей Европе за несколько недель. Они печатались за день, за два — невероятная скорость по тем временам. И дальше они распространялись, как говорили тогдашние власть предержащие, как чума, то есть именно как зараза, как вирус — скажем мы сейчас — распространялись по всей Европе. Люди их читали, умственно возбуждались и, соответственно, не желали больше повиноваться своим государям мирским и церковным.

Не углубляясь сейчас в историю реформации, в теологическую и политическую мысль Лютера, скажем вот что: в чём ценность этих новых идей была для формирования политического сознания? Сам Лютер был сторонником монархии, как все люди того времени. Считать, что у него были какие-то особенные демократические убеждения, естественно, нельзя.

М. Наки ― Как и многие великие отцы, которых мы обсуждали в нашей программе.

Е. Шульман ― Ни один великий отец, за исключением, может быть, Аристотеля, не опережает своё время, ну или почти не опережает. И про нас скажут то же самое потом, когда современная демократия трансформируется до неузнаваемости. Тогда, например, какая-нибудь моя любовь к демократии репрезентативной и парламентской тоже будет выглядеть страшно отсталой. И про меня скажут, что она считала, что ничего лучше депутатов и парламентов не бывает, а сейчас смотрите: каждый сам себе депутат, голосует по телефону и так же предлагает законы и поправки к законам. Так что не будем пытаться, как говориться, прыгнуть выше головы.

Так вот, что нам сейчас с вами важно и хорошо бы знать и помнить? Реформаторское движение не было политически революционным по замыслу, хотя оказалось таким по факту! Но представление о том, что спасение души возможно через прямой контакт человека с Богом без посредничества каких-то князей церкви, что каждый сам за свою душу ответчик, что необходимо внутри себя разбирать свои грехи и добродетели и спасаться верой, добрыми делами, милостью Божией, а не индульгенциями, исполнением обрядов, не принесением даров своей родной католической церкви, — это идея индивидуалистическая по своей природе. Поэтому в дальнейшем протестантское движение рассматривалось как нечто, противоречащее божественному праву королей и абсолютной монархии. Поэтому абсолютистские монархии типа французской были католическими, а те страны, которые были протестантскими, приходили постепенно к некоторому ограничению верховной власти.

Собственно, вся динамика политических конфликтов в Англии началась с того момента, как Генрих VIII решил стать тоже протестантом, а не католиком, но не для того, чтобы стать демократичнее и ограничить свою власть — наоборот, для того, чтобы самому стать главой своей национальной церкви, не быть подотчётным Риму и самому править. Плохо ли это? Как это называется, другой бы спорить стал. Конечно, хорошо.

Так вот, начиная с этого момента и до того момента, как католическая династия Стюартов в лице своего последнего представителя Якова II лишилась престола и сменилась протестантской династией, — вот эта борьба между католической идеей о том, что царская власть абсолютна и протестантской идеей о том, что каждый должен сам выстраивать свою жизнь и приходить к спасению небесному через праведное поведение земное, — способствовала ограничению, в том числе, законодательному верховной абсолютной власти. Начало всему этому положил Лютер со своими 95 тезисами, казалось бы, направленными всего лишь на то, чтобы не продавали индульгенции. Вот таковы последствия самостоятельной мысли и книгопечатания!

М. Наки ― А насколько, вообще интересно и показательно для нашего взгляда на историю, что такая вещь, не направленная против церкви как таковой, ни против существующего миропорядка, она — бац! — и приводит к каким-то даже войнам и совершенному изменению, в том числе, каких-то политических режимов? Это так частенько бывает или это исключительный какой-то случай?

Е. Шульман ― «Вообще, идея, овладевая массами, становиться материальной силой», говорил Владимир Ильич Ленин — человек, специализирующийся на насильственном захвате власти. Свою эту специальность он понимал чрезвычайно хорошо. Это, может быть, грустно для власть предержащих, потому что трудно остановить распространение идеи. Если медленный печатный станок не остановила могучая власть Рима, то уж, дорогие товарищи слушатели, власть предержащие, уж вы-то своими лапками в интернет точно не залезете и никакого там особенного фаервола там не построите. Идеи будут распространяться и овладевать массами.

В этом есть значительный элемент опасности. Ещё бы! Именно благодаря этому и экстремисты и крайне религиозные учителя и фанатики находят себе паству, последователей и желающих выполнять их всяческие распоряжения. С протестантизмом это тоже происходило. Началось только дело с Лютера. А потом были и всякие странные примитивно коммунистические республики, основанные на буквальном выполнении Евангелия, как они его понимали; и мрачные кальвинистские опыты с обобществлением имущества, чуть ли не жён и детей. Всякие безобразия.

Идеи — опасные вещи! Но люди не могут без них жить. Поэтому ничего не поделаешь. Увеличивайте число вето-игроков, выстраивайте систему сдержек и противовесов, не концентрируйте всю власть в своих руках, потому что, когда вам отрежут эти руки, то вся власть из них вывалиться. Старайтесь распространять достойные идеи. И тогда радикальные идеи не так будут вам опасны. Но они будут опасны всё равно, и время от времени будут происходить эксцессы.

М. Наки ― Ещё вопрос: насколько, на ваш взгляд, именно личность Лютера сыграла роль в том, что это всё удалось, получилось и развилось. Или это были закономерные следствия распространения идеи, плодотворной самой по себе и, собственно, что он не особенно сильно повлиял на её дальнейшую реализацию?

Е. Шульман ― Не будем преуменьшать роль личности в истории. Лютер был человек очень убеждённый, крайне мужественный и трудолюбивый до невозможности. Фраза, с которой он вошёл в историю: «Я на том стою и не могу иначе», которая, действительно, характеризует его личность. Он был такой кряжистый немецкий человек, который, раз, поимев у себя в голове какую-то идею, уже не мог никак от неё отречься.

Кроме того, он обладал красноречием, он обладал публичным политическим талантом. Он не только тезисы писал, он, например, песни писал, в том числе, сатирические. Он писал гимны религиозные. В общем, всячески, всеми силами слова и музыки воздействовал на души слушателей на своих выступлениях, публичных митингах, которые он собирал в различных городах Священной Римской империи. Они очень большое там оказывали воздействие, в том числе, кстати, и в ходе крестьянской войны в Германии, во многом спровоцированной его поджигательными идеями. Ему там в одном случае даже удалось остановить массовую резню, приехав и правильно выступив перед людьми. Так что был он человек, видимо, в высшей степени харизматичный.

Тем не менее, надо сказать, что и без него уже начиналось некоторое недовольство католическим учением, шёл рост самосознания, ширилось стремление переводить священные тексты на национальные языки. И то, что после Лютера появилось такое огромное количество вероучителей (Кальвина мы называли, но было много всяческих и других), говорит о том, что потребность была. А где есть потребность, появится и предложение.

М. Наки ― Мартин Лютер сегодня был «отцом». И мы переходим к заключительной рубрике нашей передачи.


ВОПРОСЫ ОТ СЛУШАТЕЛЕЙ

М. Наки ― Последняя рубрика у нас, правда, с отложенным эффектом. Я зачитываю вопросы, которые вы прислали до передачи. Я из них отбираю три штуки, задаю их Екатерине. Она их не знает, она их не видела. Какие-то, может быть, ей даже не нравятся. Она просто стесняется и мне не говорит об этом.

Е. Шульман ― Но пока таких, чтобы совсем не нравилось, не было. У нас все слушатели, поскольку все умные и образованные, задают исключительно умные и интересные вопросы.

М. Наки ― И, вот сейчас будет три вопроса, которые я отобрал за минувшую неделю. Первый достаточно длинный, но с очень интересной, мне кажется, идеей: «Не раз говорили, что умным людям нужно объединяться и что только вместе, группой мы можем чего-либо добиться, быть услышанными. Но где найти тех, с кем я могу объединиться? Я очень хочу, чувствую в себе силы и возможность нести пусть небольшой, но вклад в движение нашей страны к демократическим ценностям. Мне не очень понятно, что я должна сделать для этого. Куда идти, если я хочу и могу делать что-то?»

Е. Шульман ― Прекрасный вопрос! Одна ошибка в формулировке, которую бы хотелось бы поправить. Я не говорила, что всем людям надо объединяться. Это сказал Пьер Безухов в четвёртой части «Войны и мира» о том, что если плохие люди объединены между собой и составляют силу, то хорошим надо сделать то же самое — ведь это же так просто! Это просто, но неправильно.

В чём засада? Если вы считаете, что объединяться нужно с умными людьми, то вы никогда не найдёте никого достаточно умного, чтобы с ним объединиться. Как только вы попытаетесь объединиться с кем-то в общем действии, то вы посмотрите на него и скажете: «Вот этот какой-то недостаточно умный, а этот — недостаточно хороший».

Поэтому, товарищи, сформулируйте свой интерес и объединяйтесь с теми, у кого интерес тот же самый. Не проверяйте их на ум, добродетель, расовую чистоту, правильную биографию, религиозную принадлежность — смотрите на интерес. Тогда вы поймёте, что человек, который точно так же, как вы хочет, чтобы в вашем доме сделали ремонт, ваш союзник, потому что он тоже в этом доме живёт и ему интересно, чтобы дом был отремонтирован.

М. Наки ― И не надо ему подсовывать тест на IQ.

Е. Шульман ― А какой-нибудь левый человек бегает и кричит: «Я сторонник прав жильцов», но при этом не живёт в вашем доме. Он может казаться вам чрезвычайно хорошим, умным, но он не имеет с вами общего интереса, поэтому вы будете смотреть на него с подозрением.

Что можно сделать, живя в провинции, для продвижения страны к демократическим ценностям? Кучу всего. Масса интересный опций. Во-первых, запишитесь наблюдателем на выборы. Есть ассоциация «Голос», есть другие организации, не менее уважаемые, которые занимаются подготовкой наблюдателей. Есть онлайн-ресурсы, которые позволят повысить вам правовую грамотность и подготовить себя к ближайшему дню голосования, который случится у нас у всех в марте 18-го года.

Кроме президентских выборов, которые тоже важны по-своему, есть ещё множество региональных выборов, которые гораздо важнее, между нами говоря, поскольку их результат не настолько предрешён, особенно если выбирают какое-нибудь собрание муниципальное или региональное.

До марта у вас будет время на то, чтобы обучиться, узнать все законы, узнать, как подавать заявки и записаться волонтёром, наблюдателем на выборы. Таким образом, вы, во-первых, познакомитесь с новыми интересными людьми со схожими с вами интересами, во-вторых, принесёте невероятную пользу своему родному городу и региону. Ничего нет благороднее миссии наблюдателей на выборах. Они заслуживают уважения в первую очередь среди всех участников! Во вторую очередь его заслуживают избиратели, а в третью — уже сами кандидаты. Это один вариант, который я очень сильно советую вам рассмотреть.

Другой вариант — это, собственно говоря, ваши права как собственника жилья. Что у вас за дом? Кто у вас управляющая компания? На основании чего вам выставляются тарифы? Этот путь я вам не до такой степени и не с таким энтузиазмом рекомендую, потому что он довольно опасный. «Уж сколько их упало в эту бездну, разверстую вдали!»… Это, к сожалению, чревато последствиями. Но если вы объединитесь с такими же, как и вы, то элемент опасности будет меньше, как говориться, безопасность — в массовости. Если вы будете одна, это для вас может кончиться плохо. Если вас будет группа, будет уже лучше.

Кто ваш муниципальный депутат? Кто ваш мэр города? Он у вас, вообще, избираемый или назначаемый? В конце концов, даже кто ваш депутат-одномандатник в Государственной думе и закреплённый за ваши регионом депутат-списочник? Они тоже все ведут приём населения. К ним туда ходят в основном либо сумасшедшие, либо люди, которые просят, чтобы им выдали квартиру. Если вы к ним придёте, не будучи сумасшедшей и имея какие-то более реалистические требования, они будут даже рады вас видеть.

Это всё рычаги, которыми можно пользоваться. Для чего пользоваться? Не для того, чтобы усовестить этих людей и проверить их ум и добродетель, не для того, чтобы внушать им демократические ценности, а для того, чтобы пытаться и не без успеха, как показывает опыт, отстаивать свои права и преследовать свои интересы. Ключевое слово, дорогие товарищи: «интересы». Второе ключевое слово: «кооперация» — объединение с теми, чьи интересы сходны с вашими.

М. Наки ― И второй вопрос, он у нас из Фейсбука, где мы тоже собираем вопросы для нашей передачи: «Насколько страшен окраинный сепаратизм сейчас? События в Татарстане, беспокойный дотационный Кавказ, Дальний Восток, Якутия. Что может сделать центр? Сколько ещё осталось до этого полураспада?»

Е. Шульман ― Есть такая тенденция, о которой говорит наш слушатель. Но, понимаете, в чём дело. Когда начинают обозначать эти тенденции терминами типа: «распад», «сепаратизм» и «коллапс» — конечно, это звучит нереалистично. Тем не менее, понятно, что, как объясняла нам бывшая в этой студии Наталья Васильевна Зубаревич, сокращение ресурсной базы, снижение финансовых возможностей федерального центра и, соответственно, усиление фискального давления на регионы приводит к некоторому снижению управляемости.

Собственно говоря, авральная смена губернаторов на молодых и прыгающих со скалы является попыткой федерального центра эту управляемость каким-то образом удержать. Потому что удерживать её так, как раньше, бескрайними денежными вливаниями уже возможности нет.

Есть ряд регионов, за которыми мы, что называется, следим, смотрим. Это правильно было названо. Татарстан — это регион обиженный многими, как им кажется, неуважительными поступками федерального центра. Как то: непролонгация договора между Москвой и Казанью, который был вроде бы формальным, вроде бы ничего не значил, но, тем не менее, его почему-то не продлили, хотя Татарстан это явно хотел.

Обижают их, как мне кажется, по параметру изучения национального языка в школах, делая его необязательным. Это очень чувствительный момент. И как показывает опыт, всё, что касается национальных языков, — это больное место. И тут лучше из центра особенно в этом больное место не тыкать. Но почему-то это делается.

Финансовые вопросы тоже волнуют Татарстан. Татарстан — регион не дотационный, регион донор, один из немногих наших регионов-доноров. И это парадоксальным образом тоже его делает склонным задумываться: «А зачем нам нужен федеральный центр, кому я и служу донором, от которого я ничего не получаю, кроме неуважения и всяких слов?»

С местными банками наш общероссийский Центробанк тоже поступил неприятно: не защитил, не санировал, обидел. Соответственно, наблюдаем за тем, что происходит в Татарстане.

Интересные регионы… Вот обычно говорят, Кавказ. Но Кавказ, понимаете, получает, как было в этой студии сказано, столько, сколько он успевает получить. Поэтому, на самом деле, они больше склонны торговать угрозами, пугать медиапространство разговорами о свирепых экстремистах. На самом деле, они не оторвутся, прошу прощения, от кормящей груди, которая так прекрасно их кормит.

За кем я ещё смотрю, это южные аграрные регионы: Краснодарский край, Ростовская область, Ставропольский край, склонные к нелегитимному насилию. Странные группы берут на себя функции государственного насилия. Вроде бы они там обижают оппозицию, бьют окна в штабе Навального. На самом деле, это обозначает, что есть группы, которые считают себя вправе безнаказанно чем-то таким заниматься — казаки настоящие и ряженые… Это методы хозяйствования и политическая культура, явленная нам в истории с Кущёвкой (а сколько есть таких, о которых мы не знаем).

Очень своеобразные регионы эти самые южные наши аграрные… Кстати, мы сейчас говорили о бюджете, о том, кому урезают, кому добавляют. Добавляет программе развития АПК (Аграрно-промышленного комплекса). Это аграрное лобби, представленное в Москве министром сельского хозяйства, бывшим губернатором Краснодарского края. Это регионы, где правят агрохолдинги и их друзья и сателлиты — сетевая торговля, ритейл. На них тоже стоит обращать внимание.

М. Наки ― Проблема существует. О её наличии знаем не только мы, судя по принимаемым решениям. Последний вопрос: «В одной из своих статей 2014 года вы назвали геополитику одним из интеллектуальных грехов и сравнили её с конспирологией. Поясните вашу позицию».

Е. Шульман ― Геополитика, действительно, это лженаука нашего времени, подобная алхимии и френологии. Вы знаете, была такая идея, что по выпуклости на черепе можно определить характер человека. Вот то же самое представляет собой эта геополитика. Науки такой не существует. Существуют международные отношения. А под геополитикой обычно подразумевается так называемая «Великая шахматная доска». Это демон Збигнев Бжезинский просто затуманил мозги поколениям нашей политической элиты — теперь они в эту «Великую шахматную доску» верят.

В чём базовый грех геополитики? В том, что она предполагает, что никакая страна не управляет своими делами, но всякая страна управляет делами соседа и что всё, что происходит внутри страны, почему-то причиной своей имеет нечто вовне, какое-то внешнее воздействие. Поэтому это нисколько не наука, это вид психического расстройства, известного у психологов как внешний локус контроля, когда человеку мерещится, что им управляют откуда-то издалека.

Ещё раз: всегда, в любой стране, особенно в такой большой, как Россия, внутренние факторы будут превалирующими, а внешние факторы будут второстепенными или третьестепенными, если речь не идёт о фронтальной войне между государствами. А об этом речь не идёт.

М. Наки ― Спасибо большое! В студии была Екатерина Шульман. Вёл эфир Майкл Наки. До встречи через неделю!





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Наталья Зубаревич — классная! Ждём ещё!
________________________________________

Волкер на встрече с Порошенко обсуждал принятие закона об оккупированных территориях. Волкер чётко говорит, что это оккупированные Россией территории, что Россия — агрессор, что Россия там присутствует. Ему принадлежит вообще замечательная фраза: "Когда я встретился с Сурковым, он начал меня убеждать в проблемах русскоязычного населения в Украине, и я ответил ему, что русскоязычное население имеет проблемы только в тех районах, которые оккупированы российскими войсками".
________________________________________

Запад стремится сместить режим ботоксного?! В такую туфту могут поверить только постоянные пациенты, пристёгнутые к зомбоящику, где их лечат доктора Кисилёфф и Соловьёфф…

Запад стремится ОСЛАБИТЬ Россию. Как Иран, например. Это правда. А кто лучше всего справится с этой задачей ослабления России? Конечно, наш ботоксный Вождь. Опережающими темпами ослабляет… Запад ему оччень благодарен, хотя на публику Запад хмурится, конечно. Таковы правила игры.
________________________________________

Блестящая Екатерина!
________________________________________

Гениально! Умничка! Красавица! Ждём ещё!
________________________________________

Чтобы не быть банальным в комплиментах и не выглядеть сексистом, скажу просто, что передача понравилась: интересная и содержательная.
________________________________________

Путин нарушил законы и договора, разорвал как бумажку меморандум, и это ещё что! Он при этом добился успеха! Бешеного успеха. Он сказал людоедским режимам: вот как надо! Учитесь, сопляки. Вся система международных отношений на грани краха. И это ничего? Я удивлён, почему страны, такие как Иран, до сих пор не разбомбили Израиль. Ведь это у них было вековой мечтой. А Путин показал как надо: хочешь жрать человечину — жри!

Будешь решительным и смелым — добьёшься своего. А там ответят тебе или нет — большой вопрос. Утрутся и успокоятся. В конце концов, что там Израиль? Может быть, Израиля и не было? Вы не представляете, уважаемые иранцы, как люди Западу умеют утешать себя. Подумаешь, страны нет, как и не было, зато мы-то живы! И когда иранцы поймут эту, в общем-то немудреную мудрость, держитесь. Тут ведь главное ударить первому. А ответить побоятся. Вот в чём зло Путина. А Вы говорите, платит долги, оказывает помощь, вывозит капитал. За эти три копейки?
________________________________________



ИСТОЧНИК

Майкл Наки

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Общество (0) > Религия (0)
  • Общество (0) > Проблемы демократии (0)
  • Экономика (0) > Основные понятия и законы (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 23.05.2018 - РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТКОМИТЕТА «ЯБЛОКА» №103
  • 07.05.2018 - АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ПРОГРАММА «ДЕЛО ПРИНЦИПА»
  • 07.05.2018 - ЗАПРОС НА ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ
  • 06.05.2018 - ПОГРУЖЕНИЕ В КОЛЛАЙДЕР
  • 05.05.2018 - TELEGRAM — ТОЛЬКО ПОВОД
  • 04.05.2018 - МИХАИЛ ГОРБАЧЁВ РЕФОРМАТОР
  • 30.04.2018 - УЧАСТИЕ ЭМИЛИИ СЛАБУНОВОЙ В ПЕРЕДАЧЕ «ГРАНИ ВРЕМЕНИ»
  • 29.04.2018 - АНЕКДОТЫ, КАРИКАТУРЫ И ЧУВСТВО ЮМОРА
  • 29.04.2018 - ЧЕЛОВЕК ОБИЖАЮЩИЙСЯ
  • 27.04.2018 - ОПАСНОСТЬ ТОТАЛИТАРИЗМА
  • 10.04.2018 - ДИКТАТУРА И ДЕСПОТИЯ
  • 03.04.2018 - ИТОГИ И ПРОБЛЕМЫ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
  • 29.03.2018 - ОТКУДА БЕРУТСЯ ПРОБЛЕМЫ БЛИЖАЙШЕГО БУДУЩЕГО
  • 28.03.2018 - ГАРАНТИЯ ЗАГНИВАНИЯ
  • 23.03.2018 - ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО В РОССИИ — МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА?
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru