Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[21.02.2018]

АЛЬТЕРНАТИВЫ СТАЛИНИЗМУ

Андрей КУРАЕВ: российский религиозный и общественный деятель, писатель, богослов, философ, публицист, церковный учёный, проповедник и миссионер, старший научный сотрудник кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ


Андрей КУРАЕВ:


Дело не оскорблённых чувствах кого бы то ни было — сталинистов или православных, — дело в политике тех, кто принимает решения: кого они считают социально близкими, с кем они хотят дружить, а ссору с кем они не считают проблемой. Это «Как нас отец учил: Вам не должно быть дело до того, что думают овцы». Вот, мне кажется, к этому состоянию мы успешно идём, то есть идёт наша власть.


А. Позняков ― Это «Особое мнение» дьякона Андрей Кураева. Я, Андрей Позняков. В Белоруссии, в отличие от России, собираются показывать киноленту «Смерть Сталина», фильм, который вызывал ожесточённые споры и был фактически запрещён у нас в стране. Как вы считаете, в условиях, когда столь много людей могут почувствовать себя оскорблёнными из-за того или иного произведения искусства или просто его широкого распространения, допустимо ли ограничивать распространение фильмов, произведений искусства?

А. Кураев ― Собственно говоря, запрет этого фильма означает, что запретители состоят всё в той же сталинской партии. Для них он родной, он их, для них это всё живое, переживаемое. Только и всего.

Это они выдали сами себе определённую характеристику, и моральную и политическую — только и всего. В конце концов, ничего нового. Наш президент неоднократно заявлял, что ФСБ — приемник КГБ, ЧК. Реабилитация Дзержинского у нас на полном ходу. Вот ещё и Берия, оказывается, был замечательным человеком и политиком — «Первый канал» нам открыл эту тайну вчера. Так что это всё вполне укладывается в версию восстановления СССР-2.0.

А. Позняков ― Становится ли больше сталинизма в официальных источниках информации?

А. Кураев ― Да. Потому что сталинизм — это не только способ принятия решений или их реализация, а это, прежде всего, способ самооправдания действий власти: «Лес рубят — щепки летят». То есть воссоздаётся, прежде всего, система ценностных ориентиров и оправданий, которая была в сталинские годы: Мы в кольце врагов. Мы — совесть мира, мы боремся за благо человечества, а не какой-то корпорации, тем более, ни какой-то нации, поэтому нам позволено всё, потому что история нас не простит, если мы сдадим наш последний окоп. И у нас нет границ, оттого что над нами духовное небо, и те ценности, которые светят нам, они ценности вечные, они для всех людей, поэтому надо всех понудить к счастью и защитить.

Ну, насчёт того, чтобы на кого-то настучать, предать, сослать и так далее — ну, что ж, бывают ошибки, бывают перегибы на местах, бывает головокружение от успехов. Но главное — по мере приближения к счастью будет ожесточаться классовая борьба. Это совершенно понятно. А если враги лают и исходят в бешеной, бессильной злобе — значит это только подтверждение того, что вы верной дорогой идёте товарищи…

А. Позняков ― Откуда это всё исходит? Это происходит лично от президента Путина? Или это какой-то запрос широких масс, которые вдруг начинают ностальгировать?

А. Кураев ― Не знаю, насколько широкие, но эти массы, несомненно, есть. Что касается президента, у него более чем достаточно политического опыта и политических рычагов власти, чтобы остановить те тенденции, который он счёл бы ему ненужными, нежелательными, опасными. Но всё происходит ровно обратно, поэтому у меня нет ни малейших оснований отделять бояр от царя.

А. Позняков ― Просто почему именно сейчас это происходит?

А. Кураев ― Да потому, что он уже 18 лет у власти!

А. Позняков ― Поэтому чем дальше, тем больше таких тенденций будет?

А. Кураев ― Бронзовеет товарищ.

А. Позняков ― А что делать с этим можно?

А. Кураев ― Да вообще, он по своему статусу человек, которому комфортно жить в Советском Союзе. Он на вершине пищевой пирамиды.

А. Позняков ― Здесь просто огромное количество людей, которых оскорбляет даже терпимое отношение к Сталину. Вот что этим людям делать — сидеть и просто смотреть со стороны тихонько, аккуратно, стараясь не оскорбить почитателей Сталина?

А. Кураев ― Такие люди тоже могут вернуться на привычную московскую кухню и поставить Галича. Замечательная песня про памятник, хорошая очень песня, актуальная.

А. Позняков ― А альтернативы нету?

А. Кураев ― Есть, как же — Шереметьево. Всегда есть.

А. Позняков ― То есть единственный выход — это покинуть родину?

А. Кураев ― Ну, как сказать… Есть ещё нечто, отличающее нас от былых времён, хотя, кстати говоря, в чём-то это временная ситуация сталинская и похожа… Знаете, как ни странно, при Сталине разрешалось частное предпринимательство. Только Хрущёв добил частников. А так по мелочи — сапоги тачать и так далее — это могли частники и при Сталине. Не всё было государственным. И это до некоторой степени могло давать такую личностную свободу.

Нечто подобное и сейчас. Можно, конечно, потерять всякую надежду на государственное вспомоществование, уйти из университета, уйти из массмедиа, контролируемого государством, перейти в какой-то частный режим, непонятно, за счёт чего жить — я говорю о судьбе интеллигента думающего, — и что-то в Фейсбуке писать, желательно анонимно.

А. Позняков ― Получается те, кто остаются, те, кто не уезжают, они либо достаточно терпимо относятся к сталинизму, к склонности к автократии, либо поддерживают это. В любом случае какая-то неприглядная позиция получается.

А. Кураев ― Дело в том, что так устроено общество. У человека ведь ещё зачастую рождается потребность оправдать своё молчание, оправдать свои компромиссы. И поэтому он хочет, чтобы его переубедили.

А. Позняков ― А переубеждать не надо?

А. Кураев ― Он хочет. Наверное, действительно, перегнули палку в перестройку, слишком уж тотально осудили. А ведь было много и хорошего.

А. Позняков ― Скажите, а фильмы, которые считают оскорбительными многие даже верующие, они не в такой же категории находятся как «Смерть Сталина» в плане цензуры? Очень много было параллелей с «Матильдой». Потому что тут говорили, что есть огромное количество людей, которые оскорблены насмешками над советским обществом…

А. Кураев ― Это несколько разные плоскости. А так ведь стереотип создан, шаблон дан, поэтому будут вновь и вновь его воспроизводить. А социальная группа, которая сочтёт себя оскорблённой, много таких групп может быть. Поэтому дело не в них, не в этих оскорблённых чувствах кого бы то ни было — сталинистов или православных, — а дело в политике тех, кто принимает решения. Кого они считают социально близкими, с кем они хотят дружить, а ссору с кем они не считают проблемой.

А. Позняков ― А как должны поступать власти, по-вашему, в идеале в таких ситуациях?

А. Кураев ― Как-то я уже давно не чувствую себя в их советчиках. И рисовать очередную утопию не стану. Понимаете, однажды эти люди переступают определённую черту, и уже неважно, что про них думают. Знаете, в «Игре престолов» есть одна замечательная фраза, где некая дама из дома Ланнистеров говорит: «Как нас отец учил: Вам не должно быть дело до того, что думают овцы». Вот, мне кажется, к этому состоянию мы успешно идём, то есть идёт наша власть.

Смотрите, сейчас очень популярно цитировать Аксакова, его статью, где он когда-то, в 60-х годах XIX века говорил, что если дескать Россию за что-то европейская пресса хвалит, значит, мы что-то сделали не так. Вот сейчас это очень модная цитата. То есть, по сути говоря, это совершенно сознательно сказано о желании жить в зазеркалье: «А нам плевать, что вы там, за «железным занавесом» про нас думаете, или на ваших московских кухнях! Вы все — пятая колонна, а мы делаем так, как хотим!»…

И это ещё и можно было понять, если бы не одна проблемка. В отличие от нашего времени в советские сталинские времена там всё-таки у Сталина было меньше личных интересов. А здесь речь идёт о семейном, многопоколенном бизнесе у нашей внешней олигархической верхушки.

Когда мы слышим свежие новости из Белгорода, когда сын губернатора назначается вице-мэром города Белгорода, это совершенно классический бесстыжий пример! Этим людям удобно так делать деньги. Но им неудобно сказать населению просто, что «мы вас имеем, и деньги из вас вытаскиваем». Поэтому приходится придумывать такую дымовую завесу: «Мы защищаем смысл вашей жизни, ваши духовные ценности и скрепы»…

А. Позняков ― «Поздравляю патриарха Кирилла с 9-й годовщиной интронизации…». Премьер Дмитрий Медведев заявил о том, что, по его мнению, уже состоялась симфония светской власти — так и хочется сказать, власти духовной; конечно, пока никакой духовной власти у нас нет — но духовенства в России.

А. Кураев ― В современной нормальной стране за такие слова премьер-министр должен был быть уже в отставке на следующий день! Дело в том, что слово «симфония» в политическом смысле означает следующее: государство освобождается от необходимости думать, в чём смысл его существования, что есть православие; ортодоксия устанавливает церковные структуры, и они просто информируют императора, что православие — вот это, а еретиком назначили вот того. Примите меры к его аресту, ссылке, ликвидации и так далее. Вот это Симфония византийской модели!..

И обратное: симфония означает, что в свою очередь патриарх и церковная верхушка получает права на безмыслие, когда речь идёт об оценке государственной политики — внешней, внутренней. Кого государь казнит — это его дело. Церковь здесь не возникает. Кому объявили войну, зачем, по какому поводу, куда повели легионы победоносные, почему их там съели эти дикие варвары — это патриархии не касается. То есть симфония — это разделение такого рода полномочий и помощь друг другу в этих вопросах.

А. Позняков ― Получается, что в рамках этой концепции церковь становится ветвью власти?

А. Кураев ― Ну да, безусловно.

А. Позняков ― А вы согласны с тем, что у нас в России действительно есть такая тенденция, и что нынешний патриарх добивается превращения церкви в определённую ветвь власти?

А. Кураев ― Я думаю, с некоторыми уточнениями, что у нас не церковь, а часть системы власти, может быть, именно лично сам патриарх. То есть дальше, вниз это особо не передаётся. То есть это только его личная встроенность… Как, скажем, были заслуженные евреи Советского Союза, например, Генерал Драгунский, член какого-нибудь там государственного или общественного комитета борьбы с сионизмом — так это тогда называлось. Но на этом основании было бы не совсем адекватным говорить, что все евреи были очень хорошо встроены в вертикаль советской власти образца 60-х, 70-х годов — я про этот период говорю.

Нечто подобное и здесь — это лишь встроенность лидера. Ну, скажем, верховный муфтий России, — он в списке VIP-персон, он вхож в какие-то верховные кабинеты. Но это не значит, что каждый мулла на местах обладает такими же полномочиями или что местных мэров и губернаторов это сильно заботит.

А. Позняков ― То есть у патриарха Кирилла такой же доступ к власть имущим, как и у верховного муфтия?

А. Кураев ― Нет, сильно выше, конечно.

А. Позняков ― А какая-то светская власть у него есть?

А. Кураев ― Это трудно сказать. Я этого никогда не понимал. И когда в своё время журнал, если я не ошибаюсь, «Эксперт» публиковал ежемесячные рейтинги влияния на Кремль и там патриарх Алексей, потом Кирилл занимал место типа 15-го, 18-го, то я никогда не мог понять, на основании каких данных, чем они это замеряют?

То есть понятно дело, что может быть какое-то лоббирование по просьбе какого-то олигарха или губернатора: «Ваше святейшество, за меня там словечко где-то замолвите… в администрации или, тем паче, при личной беседе…» — это, конечно, может быть. А в чём ещё это может проявляться и главное, как это замерять людям, которые не являются свидетелями этих бесед? Мне это совершенно непонятно.

А. Позняков ― Если, например, рассматриваются некие законопроекты о семье или о тех же отношениях к геям?..

А. Кураев ― А вот здесь всё крайне спутано. Потому что только что принят закон, который явно противоречит христианской этике. То есть закон принят ещё в 2009-ом году, по-моему, а только сейчас вышел приказ Минздрава о том, как его применять. Это инструкция, разрешающая перемену пола. И, соответственно, официальное оформление, то есть смена паспортов и прочее… И, честно говоря, я не слышал протеста со стороны патриархии.

А. Позняков ― Может, есть какие-то договорённости?

А. Кураев ― Какие-то договоренности есть. Но громко вопия о чём-то на одних трибунах, патриархия смущённо молчит, когда происходят вот какие-то такие реальные вещи. То же самое, кстати, можно сказать о суррогатном материнстве, которое до сих пор запрещено в Западной Европе. А у нас оно спокойно разрешено, и ничего…

А. Позняков ― Я не вполне понимаю, зачем тогда нужно главе правительства и вообще правительству напирать на идею симфонии в таком случае?

А. Кураев ― А бог его знает, зачем. Вы что, думаете, он долго об этом думал, прежде чем ляпнуть?

А. Позняков ― Конечно. Я думаю, что не он один это писал, я думаю, что проходило согласование.

А. Кураев ― Нет, нет. Это проходной эпизод. Его отвлекли от реального увлекательного дела — от распила бюджета, скажем, формирования его. Пришлось ехать с букетом цветов, клоуном выступать где-то, на чужой территории. Ему это нравится, что ли? Нет.

А. Позняков ― Но в то же время в Санкт-Петербурге прошла акция «Антиклерикализм», организаторы которой переживают страшно и говорят, что церковь имеет слишком большое влияние в России на существующую политику, на реальную политику. Вы с ними не согласны?

А. Кураев ― И да и нет, потому что здесь всё гораздо сложнее. То есть, с одной стороны, вроде и хочется стать патриарху колёсиком и винтиком этого механизма. И боязно, и хочется, и колётся и мамка не велит. Всё сложно, всё очень сложно. Поэтому куча комплексов. Всё противоречиво.

А. Позняков ― А была бы польза стране, если бы церковь формализовано стала винтиком, участвовала?..

А. Кураев ― Всякая ясность вносит некоторую пользу. От всякой ясности, когда это заявляется, некоторая польза, может быть, и была бы. И тогда опять же и священнику в каком-то смысле было бы легче: Какие с меня взятки? Я человек служивый: что приказано, то я и говорю. Не принимайте близко к сердцу, дескать.

А сейчас формально этого нет. Неформально что-то такое проклёвывается. Вот для меня, скажем, большой вопрос эта свежая новость, что в армии решено воссоздать институт замполитов, ГлавПУР восстановить и так далее. У меня вопрос: Кто кому честь отдавать будет — замполит попу или наоборот? Потому что есть ведь и капелланы, военное духовенство. Какие у них будут отношения? Тем паче уже в этих комментариях товарищей генералов уже говорится, что эта структура должна пронизать всю армию вплоть до роты. Как в советские времена: в роте начинался первый замполит. А попы появляются на уровне дивизии. Поэтому получается, что поп — заместитель командира дивизии. Получается, замполиты роты, батальона и полка должны перед ним по струнке ходить.

А. Позняков ― А муфтии допускаются так же?

А. Кураев ― Их сильно меньше. Формально они есть, там парочка есть, кажется, но не много.

А. Позняков ― Это перегиб, по вашему мнению, или что?

А. Кураев ― Сами по себе капелланы в вооружённых силах — это нормально. В той же самой американской армии они есть разных видов, разных конфессий.

А. Позняков ― Но именно в таком, официально признанном статусе?

А. Кураев ― Ну, естественно. А у нас как? У нас в официальном статусе я даже не знаю, человек 30 их только, может быть, существует ещё, не так уж много, на самом деле. То есть батюшки, которые просто дружат с товарищами офицерами. Это другое дело. Официально их немножко пока. Каждый утверждается приказом Министерства обороны.

А. Позняков ― Одной из тем этого упомянутого антицерковного протеста в Питере стала судьба Исаакиевского собора. Дело в том, что совсем недавно митрополит Илларион заявил о том, что церковь всё-таки рассчитывает получить в собственность — он именно так и сказал — Исаакиевский собор. Почему не отказались от этих планов?

А. Кураев ― Ну, как это? Для этого надо иметь какую-то совесть, хоть как-то интересоваться мнением людей, а не просто интересы своего узкого сословия реализовывать. При этом самое интересное, что официально церковь никакого запроса не делала. То есть никакого заявления, прошения из патриархии или даже из епархии о том, что дайте нам эту часовенку, вот как-то не поступало до сих пор!

А. Позняков ― Но вот любопытно, что мнение-то будоражат такими заявлениями на телевидении.

А. Кураев ― А если бумажка не поступала, значит, до сих пор нет решения наверху, что «да, вы нам только дайте, на чём расписаться, наложить резолюцию». Пока так, я думаю.

А. Позняков ― Полезно ли будет Русской православной церкви, если этот скандал разрешится в пользу церкви?

А. Кураев ― Да, может быть, и полезно, если ко времени решения этой ситуации будет предложена внятная дорожная карта, внятное обоснование, что, почему, почём. То есть так, чтобы убедить всех, что, действительно и в этих актах сопровождающих эту передачу, будет показано, что просветительская, экскурсионная деятельность музея не пострадает при этом, даже если это будет собственность храма; что для людей самый разных это пространство будет открыто.

Ведь там и так ежедневные службы ведутся. Поэтому эти заявления «Дайте нам в этом храм молиться» лживые совершенно — ну, это ложь откровенная! Поэтому не очень видно, почему это нужно брать на баланс церкви. Чётко расскажите, за что будет платить церковь, за что будет платить государство при содержании этого огромного храма. Пока такого рода чёткого расписания нет, это разговор непонятно о чём.

А патриархии, ясно, что не хочется этой чёткости, потому что им-то хочется одного — чтобы контролировать билетные деньги, но их направлять не на реставрацию собора, а куда-то на иные свои интересы; а содержание и реставрация храма чтобы лежала на городском и государственном бюджете. Ну, то есть это типичная схема приватизации 90-х годов: социалка — вам, а доходы мне от приватизированного заводика…

А. Позняков ― А как вы относитесь к версии о том, что в основе, на самом деле, лежит желание нынешнего главы Санкт-Петербурга сделать такой подарок церкви? Ну, церковь как бы не против, и тоже не вполне ещё определилась. Нужен ли им такой широкий жест?

А. Кураев ― А сколько нынешний глава Санкт-Петербурга ещё будет этим главой?

А. Позняков ― Никто не знает.

А. Кураев ― Поэтому его желания и не будем обсуждать.

А. Позняков ― Отдел религиозного образования и катехизации разрабатывает программу по основам нравственных ценностей для дошкольников. Пока говорят, что это программа именно для религиозных детских садов. Но, глядя на судьбу программы православной культуры, возникает страх, что это может быть распространено и на светские учебные заведения. Насколько велика угроза, что это появится и в других сферах?

А. Кураев ― Я думаю всё-таки, что это та ситуация, когда всё очень зависит именно от родителей, даже ещё больше, чем в школе. Потому что какие-то программы в детском садике, какие бы то ни было, это настолько условная вещь, что, я думаю, родители могут здесь сказать своё слово, что «я для своего ребёнка этого не хочу, не надо» — и ничего не будет.

А. Позняков ― Но им скажут, что это лишь набор традиционных ценностей, которые традиционны для всех, кто живёт в России.

А. Кураев ― Пусть тогда, соответственно, родители ведут эту дискуссию за своего ребёнка.

А. Позняков ― Но есть ли угроза, что повторится ситуация, как с православной культурой, когда родители иногда вынуждены поддаться давлению?

А. Кураев ― С православной культурой пока ситуация такая, что, несмотря на публичные заявления патриарха, что «мы хотим, чтобы этот курс был в течение 10 классов», он остаётся только в 4-ом классе и только в объёме 30 уроков за всю историю школьного 11-летнего образования.

А. Позняков ― Да, но при этом есть огромное количество жалоб, что навязывают именно православную культуру и не в философско-историческом плане…

А. Кураев ― Есть не меньшее количество ситуаций ровно обратных, когда не дают избрать православную культуру никому, а навязывают только светскую этику.

А. Позняков ― А от чего зависит, кто может нормализовать эту ситуацию, чтобы никому не навязывали? Понятно, что, кто хочет — пусть идёт на одно, кто хочет — на другое. Казалось бы, красивая схема.

А. Кураев ― Схема красивая. Она упирается, прежде всего, в одно — финансирование. То есть, поскольку перед школами ставится задача максимально экономить, поэтому любое разделение класса на группы приводит к тому, что необходимо удваивать оплату труда учителя. А этого не хочется.

А. Позняков ― А кто платит тем, кто ведёт именно православную культуру — тоже школа ведь?

А. Кураев ― Школа, конечно.

А. Позняков ― То есть, получается, что школа сама выбирает, исходя из своих вкусов, кому одному она будет платить, одному педагогу?

А. Кураев ― В общем-то, да.

А. Позняков ― А, может быть, церковь могла бы поучаствовать, если так важно для церкви?

А. Кураев ― Наверное, могла.

А. Позняков ― А почему не участвует?

А. Кураев ― Потому что, если она начнёт в этом участвовать, то её же будут обвинять: «Как вы смеете своими деньгами подкупать наших педагогов государственных».

А. Позняков ― Вот такой вот замкнутый круг. Дело врача гематолога Елены Мисюриной вновь активизировало обсуждение вопроса в принципе об ответственности врачей за ошибки, хотя тут оспаривают сам факт ошибки и ответственности людей, от которых зависит жить человека в случае, если они не справляются со своей работой. Надо ли наказывать, и допустима ли ошибка в таких профессиях?

А. Кураев ― Я думаю, что да. В конце концов, если наказывают производителя недоброкачественного продукта питания, то, тем более, когда речь идёт о недоброкачественном исполнении более важных обязанностей… И это важно, тем более сейчас, когда, к сожалению, с каждым годом всё больше растет количество, так или иначе, купленных дипломов, особенно за счёт льготных абитуриентов с северокавказских республик.

И в этих условиях каждый из нас, конечно, старается искать врача с советским дипломом, а не из тех, которые приобретены за годы нашей суверенной свободы. То есть ответственность, конечно, нужна. К чему она приведёт? Например, к тому, что наши врачи станут как немецкие. Немецкие, и вообще, западные врачи, которые ходят под этим дамокловым мечом, очень опасаются ставить диагнозы, они крайне осторожны и аккуратны в своих суждениях, своих советах, тем более, рецептах и так далее, потому что чуть что — их будут судить, если не оправдаются их рекомендации.

То есть, по крайней мере, когда однажды я пробовал обследоваться в Германии, мне тамошние врачи все московские диагнозы сняли. То есть я оттуда вернулся здоровым, правда, не по ощущениям, а по бумажке. То есть хорошо это или плохо, я не знаю.

А у нас встречается такая бесшабашность врачей, которые сразу тебе чуть не инвалидность предсказывают, что буквально тебе осталось жить немножко, если только ты какую-то чудо-таблетку не выпьешь или ещё что-то. Другая крайность — это вот такая немецкая диагностика. Но, судя по продолжительности жизни, та модель работает всё-таки, тем не менее.

А. Позняков ― Но у вас доверие к врачам не падает последнее время?

А. Кураев ― Падает. Естественно, падает. А как же? Как и с попами, как и с юристами… Чем больше общаешься с людьми одной и той же профессии, тем меньше они иконичны оказываются, потому что замечаешь их разные суждения по одному и тому же вопросу. Покажите свою болячку двум разным врачам — каждый увидит разное. И, конечно, каждый новый стоматолог очень негативный отзыв даёт о тех, кто раньше работал с моими зубами. Но к этому я уже привык.

А. Позняков ― Жестоко достаточно всё-таки подвергать уголовному преследованию. Как думаете, надо ли серьёзно наказывать, или какие-то дисциплинарные взыскания, отстранения от профессии было бы достаточно?

А. Кураев ― Да, конечно, это тоже необходимо. Вот моя, скажем, давняя идея. Если врач акушер-гинеколог угрожает женщине, что она или ребёнок не переживёт роды, родится уродцем — если есть у него такое мнение, полагаю, что это его суждение должно быть записано в его профессиональной карточке, что он при таких-то показаниях дал вот такой-то прогноз, такой-то совет.

Если женщина, тем не менее, вопреки направлению на аборт, отказывается делать, и роды проходят хорошо и малыш рождается нормальный и так далее, — ему объявляется как минимум строгое предупреждение. Если второй раз такой же случай повторяется, его увольняют в обязательном порядке. Если на новом месте работы повторяется такое дважды, то это, вообще, лишение профессии.

А. Позняков ― А в таком случае должен быть баланс. Нужно и врачей тогда защищать от пациентов.

А. Кураев ― Да. В частности, должна быть защита права врача на отказ от совершения аборта, например. То есть не совершать те операции, которые противоречат его религиозным или философским убеждениям. Буквально недавно читал, в одном из штатов США принят такой закон неделю тому назад.

А. Позняков ― Прогрессивные, оказывается, США!

А. Кураев ― Да, да. Они разные.

А. Позняков ― Как вы относитесь к сгону детей на всевозможные мемориальные мероприятия? Вот посвящённые, например, годовщине, 75-летию завершения Сталинградской битвы?

А. Кураев ― Я против любых сгонов. Я полагаю, что такие мероприятия будут вызвать противоположную оценку и память у участников этих сгонов. Вообще, это очень плохой показатель, что события 75-летней давности презентуются как самые главные для нас. Это значит, что сегодня, на самом деле, никакого объединяющего стержня, единого не существует!..

Я думаю, что в любой другой стране мира, если бы мы увидели вот такого рода напряжённое, нарочитое, вымученное чествование, экзальтирование событий такой огромной дальности, мы бы сказали, что у этих людей что-то ненормальное.

А. Позняков ― Но юбилей Победы отмечать надо?

А. Кураев ― Для любопытных, для любознательных.

А. Позняков ― То есть все эти большие парады — это всё лишнее, по-вашему?

А. Кураев ― Понимаете, это уже не историческое напоминание… Это недобросовестная попытка нынешних властей выдать себя за преемников тех героев… Ну, здесь много чего, очень много политтехнологии. Ну, почему-то как-то жила Россия, особенно не отмечая 75 лет победы над Наполеоном в XIX веке, и даже 100-летие победы над Наполеоном Россия особенно не отметила. Была неожиданно парочка книг издана, конференция прошла и всё…

А. Позняков ― На это можно ответить, что не такие большие потери были, как в Великой Отечественной. Всё-таки это страшнейшая война в нашей истории.

А. Кураев ― Это правда. И поэтому, тем более, не стоит её в чисто триумфальном виде подавать. Слово «победа» на две трети состоит из «беды».

А. Позняков ― И об этом надо рассказывать детям постоянно?

А. Кураев ― Да. То есть не надо победу в той войне превращать в желание «Давайте ещё раз. Можем повторить». Вот меня пугают именно эти выводы. Вот если бы про войну рассказывали в интонации «больше никогда и ни за что; опасайтесь поджигателей войны, в том числе, и внутри страны», — это было бы одно. А когда об этом рассказывается с тем, чтобы сделать об этом противоположный вывод: Давайте ещё раз на танковую экскурсию скатаемся хоть до Сирии, хоть до Берлина, — это пугает.

А. Позняков ― Вы считаете, это исходит с самого верха или всё-таки какие-то группы лоббирующие?

А. Кураев ― Я бы с огромным удовольствием отличил бы свиту от короля. Не получается. У меня нет такой информации.

А. Позняков ― У нас в Государственной думе предлагают приравнять длительное сожительство к браку. Как вы относитесь к этой идее?

А. Кураев ― Здесь речь идёт о том, чтобы наследовать имущество в завещании. То почему бы и нет? Какое мне дело до дележа чужого имущества?

А. Позняков ― У этого могут быть какие-то негативные последствия или, в принципе, нет никакой разницы? Некоторые говорят, что это может привести к тому, что брак не надо будет заключать. Живёте вместе пять лет — как-то автоматом стали сожителями официальными…

А. Кураев ― Вы знаете, я думаю, что люди сами, обжегшись, могут сделать вывод такой, как дочки брошенных мамочек. Мама их может убедить: «Знаешь, ни в коем случае… Вот я была дурой и думала, что не надо никаких взаимных обязательств, просто будем крутить любовь. А потом после трёх бессонных ночей с тобою он хлопнул дверью и ушёл, — вот чтобы с тобой так же не было, я тебя прошу: ты подумай, как всё-таки, в том числе, и формально твоего любимого избранника удержать с тобой дольше, чем на медовый месяц».

А. Позняков ― Но проблема, что у нас мало браков заключается. Она существует?

А. Кураев ― Огромная проблема! И она будет всё возрастать. Это связано с очень многими фактами. И деятельность Государственной думы здесь совершенно не при чём.

А. Позняков ― А надо что-то с этим делать?

А. Кураев ― До некоторой степени, может быть, просто доверять ходу истории, реальному опыту людей. Понимать, что будет какая-то точка экстремума, разрушения так называемых традиционных скреп, но, я думаю, есть какая-то объективная правда за этими традиционными скрепами и ценностями. И поэтому не приказом сверху они вернутся, а именно в этом опыте боли, отчаяния, одиночества, самоубийств…

А. Позняков ― А почему же у нас тогда такую роль играют приказы сверху по насаждению этих традиционных ценностей, когда там есть какая-то объективная понятная правда? Её что, не нашли до сих пор? Почему людей заставляют придерживаться этих традиционных ценностей?

А. Кураев ― Во-первых, не нашли. Потому что 20 лет — это с исторической точки зрения достаточно малый опыт, тем более, что одновременно происходит много других перемен, радикально обесценивающих опыт прежних поколений. То есть опыт успешной жизни в Советском Союзе — понятно дело, стал нулевым в 90-е годы. Опыт выстраивания отношений с бандитами в 90-е годы, слава богу, обесценился в «нулевые». Поэтому много всего происходит. Не надо видеть только один процесс. Поэтому ничего страшного. Да, я понимаю, что ответа окончательного ещё не нашли.

Да, женщина стала свободнее. Это хорошо. Продолжительность жизни увеличилась — это тоже замечательно. Соответственно, вопрос: В какой степени мы и наши привычные структуры рассчитаны на вековое существование? Помните, как однажды Бильбо говорит Гэндальфу: «Я чувствую себя как кусочек масла, размазанный по слишком большому куску хлеба».

То есть если предполагалось, что ты женишься в 14 лет, а в 40 умираешь, — это одна модель. А когда ты, скажем, женишься в 20 и предполагается, что вы будете до 90 жить вместе, то предполагается, что тут вопрос более серьезный насчёт психологической совместимости и так далее.

А. Позняков ― Но тут я не понимаю, откуда берутся такие истории, как история семьи Савиновских, где у матери отнимают приёмного ребёнка за то, что она сделала операцию по удалению груди?

А. Кураев ― Я не хочу в этом копаться сейчас.

А. Позняков ― Но что важнее, получается: какие-то представления о нормах, традиционных ценностях или счастье ребёнка? Почему у нас ответ на этот вопрос всегда очень разный и очень часто не в пользу ребёнка?

А. Кураев ― Любят наши чиновники демонстрировать свою власть.

А. Позняков ― Это именно чиновники?

А. Кураев ― Я думаю, что да. В данном случае ведь не Путин дал указ: «Отберите этого ребёнка у этой женщины».

А. Позняков ― Да, но церковь тоже ни за кого не заступалась в этой истории, как я понимаю.

А. Кураев ― Она и за Грозовского не заступалась, своего священника.

А. Позняков ― А справедливо не заступалась?

А. Кураев ― Я не знаю. Но здесь серьёзный вопрос. Если, скажем, патриарх начнёт за кого-то заступаться, тем более, публично, сразу возникнет вопрос: почему за этого заступается, а за этого — нет? Понимаете, те модели поведения, которые работали в условиях небольших сообществ, как в эпоху Средневековья… ну, небольшой городок, даже Москва — все друг друга знали в лицо. И другое дело — огромные сегодня наши «муравейники». И очень сложная социальная структура, гораздо сложнее, чем во времена Ивана Грозного, который усложнил эту социальную ткань по сравнению со своими предшественниками.

Тем более, этот вопрос неизбежен: Почему за этого патриарх просит, а за этого — нет. А просто реагировать автоматически на каждую просьбу о заступничестве, значит, обесценить это заступничество. А разбираться в каждом случае — значит, создавать свои следственные органы. Простите, не по карману и не по теме.

А. Позняков ― Всё упирается в очень сложную структуру, в очень сложные ситуации. Спасибо большое! Это дьякон Андрей Кураев был с нами.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Уважаемого дьякона послушал с удовольствием. Подкупает трезвая оценка деятельности гундяевской вертикали и вообще вдумчивый и тщательный подход к обсуждаемым темам. Не рисуется о. Андрей, не кривляется, — если не знает чего или не хочет обсуждать — говорит прямо и не виляет. Достойно, приглашайте ещё.
________________________________________

Даже когда с А. Кураевым не согласен, его мнение выслушиваешь с уважением.
Может быть потому, что его мнения никогда не бывают скороспелыми.
________________________________________

Если бы клир РПЦ хотя бы наполовину состоял из таких людей, я полагаю, история России была бы другой. Впрочем, тогда это была бы не РПЦ и не Россия…
________________________________________

"Смерть Сталина" запретили. Зато на ТВ появился канал «Красная линия». Феноменальная гадость! Так что не нужно гадать, куда идёт страна. И не нужно забывать, что тоталитаризм — это экономическая разруха.
________________________________________

Пропаганда СССР велась в течение многих лет, по крайней мере последних десяти. Сейчас, возможно, её и свернут, потому что увидели, что она работает на Грудинина, а не на Путина. А может быть и продолжат, потому что там находится их идеал — тов. Сталин. И для них главная заслуга Сталина совсем не победа в ВОВ. А то, что он сделал тайную полицию главной властью в государстве, и подчинил ей всё, даже партию. Только сам Сталин остался над тайной полицией. При Ленине такое никогда бы не могло произойти. ВЧК полностью подчинялось партии. А при Брежневе всё потихоньку вернулось к этой схеме, только уже без массовых репрессий. Вот в чём идеал Путина со товарищи.
________________________________________

Прямо говорить о том, что было сделано хорошего, и не плевать на историю призвал Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон 7 февраля в своём выступлении на III Парламентских Рождественских чтениях на церковно-общественном форуме, прошедшем в городе Бердск Новосибирской области, сообщает Бердск-онлайн.

Глава новосибирской митрополии заявил, что его отец, участник Великой Отечественной войны, утверждал, что именно Сталин победил фашизм, с чем он также согласен. «И никто не сможет отрицать, что он стоит во главе победы над фашизмом», — сказал он.

Кроме этого митрополит поддержал запрет на показ фильма британского режиссера Армандо Ианнуччи «Смерть Сталина», связав данный фильм не только с личностью самого Сталина, но и с государством в целом. «Там унижают его [Сталина] личность и достоинство. Он всё-таки был главой нашего государства», — сказал он.
________________________________________

И мой отец так же говорил. Это не значит, что я должен был слепо слушать своего или чужого отца, или какого-то там митрополита. То, что он стоял во главе победы над фашизмом, не может отменить все его многочисленные ошибки, поражения и злодеяния.
________________________________________

Почему-то в 20-30 годы уничтожение церкви никого не волновало, а когда немцы прижали, вспомнили про церковь.
________________________________________

Сталин не "возродил", а создал грузомакет под названием РПЦ МП силами Генерального комиссара Госбезопасности Л. Берия и полковника НКГБ Г. Карпова. Причём только в сентябре 1943. Поскольку собирались продолжить прерванную 22.06.1941 советизацию Европы.

А на освобождённых от Союза Воинствующих Безбожников территориях СССР Адольф Алоизович, как на грех, уже пооткрывал православные церкви и богослужения разрешил с июля 1942 года. Вот и пришлось чекистам в рясы нарядиться.

Потом советизация половины Европы закончилась, и тов. Хрущёв ряженых попов обратно в галифе переодел. И советский народ распрекраснейшим образом обходился без святой воды, хоругвей, крестных ходов и стоянием чекистов-коммунистов со свечечками по Первому каналу. А после 1991 чекисты обратно в рясы влезли. Но галифе и погоны из-под ряс явственно видны…
________________________________________

Не знаю как другие, но я голосую против В. Путина не только потому, что он совсем не классный политик, отнюдь, самый тупой и беспомощный в мире, но ещё и потому, что не хочу помогать кому-нибудь из его придворных липовых претендентов на пост президента России дорваться на халяву до государственного корыта, чтобы его отец и создатель В. Путин, он сам, его родня и его товарищи стали ворюгами-миллионерами и миллиардерами.

Давно уже всем известно, что путинский Держи-Мордор — Империя Вранья, Царство Брехни и Княжество Тьмы с Мракобесием. Замутное Зазеркалье. Китеж-Вритеж-Град, навеки потонувший в трясине, ереси, тупости, лености, море и гладе. Венета Вована. Осаждённый со всех сторон призраками Барак в Лагере Мрака и Тумана…
________________________________________

Сегодня получила ещё одно доказательство, что Царю нужна явка. Тётка из ТИКа принесла буклет "Памятка избирателю" и даже сувенир в виде записной настольной книжечки. Когда это такое внимание к нам избирателям было? Уж не говорю о том, что ветеранские организации оживились, стали заботливыми, всякие коврижки предлагают. Значит, явка очень нужна ВВП. Значит, ни шагу на выборы Путина!
________________________________________

Вы, господа "свободомыслящее" либеральное быдло, хотите всю мерзость современной жизни на одного Путина свалить? А вы белые и пушистые? Путин и сам говорил, и Песков подтверждал неоднократно, что он либерал. И действует по либеральным законам — по крайней мере таким, как их понимает в России либерастня.

Что, вас возмущает, что питерские отъели у ельцинских? Не, ну это наглость! А что, только Березовским, Ходорковским? Питерские тоже кушать хочут, и здесь нет ничего предосудительного. А что народу ничего не достаётся — так это тоже в лучших традициях "либерализьма".
________________________________________

А вы, господа "рабскимыслящее" питерастовское путирастическое быдло, хотите всю свою мерзость своей современной жизни на одного Путина свалить? А вы сами — просто белые и пушистые ворюги и жулики? Да плевать на то, что там Путин и сам говорил, и Песков подтверждал неоднократно, что он либерал. Да врут они все только всегда. Зарубите это на своём питерастическом путирастическом носу навсегда: это всё — одно только враньё!

Эти клоуны и комики-гномики всегда все только врут! И не действуют оне ни по каким законам, ни по советским законам, ни по либеральным законам, ни по капиталистическим, ни по свободнорыночным свободной сравнительно честной конкуренции — по крайней мере таким, как их понимает в России питерастня. А экономическим блоком в правительстве кто рулит? Да всё эти продажные фантики и вывески, вроде глазьевых-улюлюкаевых.

Кто наше бытиё и наше сознание? Может, коммунисты? Да, именно коммунисты — все эти путинские-запутинские пламенные чекисты-коммунисты с солидным дореволюционным стажем, иначе бы их в КГБ не допустили и в загранку не послали бы.
________________________________________

Владимир Владимирович себя ещё и русским националистом как-то называл. У любого чекиста документов прикрытия — вагон и маленькая тележка. Сегодня либерал, завтра националист, послезавтра верный аллаховец… Понадобится для вешания лапши стать вудуистом — завтра же с утра появится с куриной лапкой и чернее ночи…
________________________________________

В Кремлёвских душах уже поселился страх, что за Сталина они ответят, как ответил уже Сванидзе. Только раздача будет строже, чем они предполагают.
________________________________________

А. Кураев может хоть сколько верить и убеждать в этой вере своих слушателей, что Сталин для власти — способ самооправдания её действий. Именно Сталин дал понимание неоформленному политическому блоку вооружённого отряда буржуазии и либералов — фашизм. И если властью используется имя Сталина, то только для сокрытия этого прискорбного факта, пользуясь примитивной воровской уловкой, когда сам вор кричит: Держи вора!
________________________________________

В общем, кажется, что фильм «Смерть Сталина» посмотреть стоит.
Всё же англичане — мастера "многослойного прочтения".
________________________________________

Судя по реакции протестунов, этот фильм не про упыря Сталина, а про Россию, которой отказано быть в стройных рядах "цивилизованного" мира. А Сталин для них — как Кащей Бессмертный.
________________________________________

Да, не только про Сталина, но и про Россию, которая не одно столетие терпит покорно своих упырей.
________________________________________

Нынешний "сброд тонкошеих вождей" увидел себя в этом документальном кино.
________________________________________

Какой кошмар! Конечно, зачем уменьшать количество абортов с помощью просвещения? Объясняя откуда берутся дети, как предохраняться, давать возможность анонимно приобрести контрацептивы… Давайте сделаем ответственным доктора! Всегда виноват доктор! Давайте подвесим над ним угрозу отнять диплом, пусть боится направить на медицинский аборт. И вот тогда… после этого абортов сразу станет меньше! А уроки сексуальной грамотности низяяяяяяя! И нет лучшего противозачаточного чем молитва… И кстати, про суррогатное материнство враньё. В РФ нет ни одного нормативно-правового акта регулирующего суррогатное материнство. А вот в Европе, США, Англии и т.д. этот процесс чётко регламентирован. Господи! Это ведь средневековье! Опять!..
________________________________________



ИСТОЧНИК

Андрей Позняков

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Интересное (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Религия (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 18.06.2018 - ДВА ГОДА НА ДОЖИТИЕ
  • 18.06.2018 - НОВЫЙ ВИТОК ГОНКИ ВООРУЖЕНИЙ
  • 17.06.2018 - АТАКА НА КАРТИНУ РЕПИНА
  • 16.06.2018 - ИНТЕРВЬЮ ИГОРЯ НИКОЛАЕВА
  • 15.06.2018 - О ЧЁМ БЫЛИ ВЫБОРЫ
  • 15.06.2018 - СТАЛИНИЗМ БЕЗ ФАВОРИТОВ
  • 13.06.2018 - ЗАЯВЛЕНИЕ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 13.06.2018 - АРИСТОКРАТЫ ИЛИ ФЕОДАЛЫ?
  • 12.06.2018 - ТОНКАЯ СКУЧНАЯ ЛИНИЯ
  • 11.06.2018 - МОЖЕТ ЛИ ДУМА РАЗРЕШИТЬ?
  • 11.06.2018 - ПУТИН ЗАВИДУЕТ СЕНЦОВУ
  • 10.06.2018 - ИЗУМИТЕЛЬНЫЙ ПОЗОР
  • 10.06.2018 - КАК ЖИВЁТСЯ НЕГРАМ В РОССИИ
  • 09.06.2018 - ОТПУЩЕНИЕ ГРЕХОВ ОЛИГАРХАМ
  • 09.06.2018 - ДЖИНН АБСОЛЮТИЗМА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru