Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[24.04.2018]

ПОЛИТИКА КОНФРОНТАЦИИ С ВЕЛИКОБРИТАНИЕЙ

Константин фон ЭГГЕРТ: барон, российский журналист, публицист, обозреватель и ведущий программ на радиостанции «Коммерсантъ FM» и телеканале «Дождь», главный редактор московского бюро русской службы «Би-би-си»


Константин фон ЭГГЕРТ:


Если мы посмотрим на сегодняшнюю РФ, это страна с не очень хорошей экономикой, плохой демографией, лишённая друзей, находящаяся в изоляции. Но она продолжает наносить удары, как боксёр, который вроде легковес, а наносит удар тяжеловесу. Россия это регулярно практикует во внешней политике.

И мне кажется, что это желание перевернуть правила «холодной войны», согласно которым люди, которых простили, которые были помилованы, которые были обменены, находятся потом вне опасности. Просто, чтобы не ставить под удар возможно и будущие обмены агентурой. Мне кажется, это и есть характерная игра относительно слабыми картами, — а вот мы больше не будем играть по этим правилам! То есть, я бы не сильно удивился, если бы и в этом деле оказался российский след.


А. Соломин ― Добрый вечер. В студии сегодня у «Эхо Москвы» и телеканала RTVi и канала «Эхо Москвы» в Ютубе журналист Константин фон Эггерт. Мы начнём, естественно, с мер, которыми отвечает Тереза Мэй России на отравление Сергея Скрипаля. Британия считает Россию в этом причастной. Вы только что в своём твиттере написали, что Тереза Мэй сменила Барака Обаму на первом месте в хит-параде самых бесконфликтных и удобных для Кремля западных политиков. Браво, Владимир Владимирович. Я увидел в этом, если честно, иронию. Я туго воспринимаю, но если я правильно понял, то обделались британцы.

К. Эггерт ― Пока поступает ещё дополнительная информация о том, что будут введены определённые персональные санкции против каких-то людей в стиле закона Магнитского. Но это ещё только предстоит. Но, в общем и целом смотрите, я достаточно пожилой человек, чтобы помнить. Я в данном случае не говорю, что там на самом деле было. Но вы уверены, что можете обвинить иностранную державу в том, что она совершила фактически атаку с участием или употреблением оружия массового уничтожения на вашей территории? И вы утверждаете, что это происходит не первый раз, если говорить о деле Литвиненко. Вы начинаете расследование 14 смертей других российских беглецов, которые при странных обстоятельствах с вашей точки зрения погибли…

Вы говорите всё это и ответ на самом деле знаете. Ответ соответствует стандартному шпионскому скандалу. Ну, если не считать того, что представители Великобритании не поедут на открытие чемпионата мира, то есть команда поедет, не поедут члены королевской семьи, то в истории британо-российских отношений есть, например, высылка 100 сотрудников советского посольства в начале 70-х годов. И там не было ничего связанного с химическим оружием. Серьёзная, конечно, политическая акция. То есть я это к тому, что, конечно, замах был, как говаривали в моём детстве — на пять рублей, а выход на три копейки. Поэтому с точки зрения Кремля это демонстрация слабости. Я бы это воспринял так, что Лондон боится раздражать Москву. Москва нужна, как это всегда говорят западные политики — в работе по Сирии, по Ирану, по терроризму…

А. Соломин ― Тереза Мэй сделала заявление на этот счёт. Говорила, что диалог нельзя сворачивать.

К. Эггерт ― Ну хорошо. Тогда я считаю, это моё личное мнение, что да, конечно, не было более удобной пластилиновой и легко обводимой вокруг пальца американской администрации для Кремля, чем администрация Барака Обамы. Особенно в последние 4 года с Джоном Керри. Это просто было пиршество какое-то, я считаю для Кремля. Ну вот, Тереза Мэй действительно с моей точки зрения тоже где-то на этом пути. Поэтому ну что, можно сказать, что это большая удача пока что…

А. Соломин ― А это рациональный подход для британского политика или это излишне мягкий подход?

К. Эггерт ― Понимаете, в чём дело. Насколько я понял британскую бюрократию, проработав 10 лет на BBC, она может быть очень жёсткой. И в данной ситуации я как раз предполагал, просто даже сгруппировался в ожидании того, какой может быть ответ.

А. Соломин ― Можно я процитирую вашу колонку с сайта «Немецкой волны». «Помимо публичных акций вроде бойкотов футбольного первенства мира могут последовать стандартные. Высылка части российских дипломатов — не раз случалась и раньше; уголовные дела, в отношении связанных с Кремлём олигархов, имеющих активы в Великобритании и лишение подданства россиян и членов их семей, получивших его в результате натурализации». В итоге обошлись только высылкой, да и то не самой жёсткой.

К. Эггерт ― Ну да, получается, что так. Я, глядя со стороны, анализирую, как это будет воспринято в Кремле. В Кремле воспринимают всё через призму силовой политики. Всё через призму жёсткой силы. И если уж вы обвинили кого-то в таких смертных грехах, то значит ответ должен быть соответствующий. Если этого ответа нет, то в Кремле воспринимают так: ага, значит это просто такой пугательный пиар. На самом деле эти люди боятся. Потому что восприятие мира российским политическим классом, российской правящей верхушкой оно такое: есть сильные и слабые. Других просто нет. И соответственно надо постоянно быть сильным. Про это практически каждое второе высказывание российского руководства. Если смотреть сегодня, то, конечно, для них теперь правительство Терезы Мэй очень выглядит слабым.

А. Соломин ― После убийства Литвиненко в отношении России со стороны Британии как мне представляется, действует презумпция виновности. И Россия рассматривается, прежде всего, как государство, совершившее преступление, если оно не сумеет доказать обратное. Но с вашей точки зрения, если закрыть глаза на эту презумпцию виновности, доказательства того, что Россия стоит за этим убийством, они полные?

К. Эггерт ― Вы имеете в виду Литвиненко?

А. Соломин ― Нет, Скрипаля.

К. Эггерт ― Я могу сказать только то, что я читал в британской прессе. Но с моей личной точки зрения у нас есть все основания считать, что взгляд на такого рода людей в Кремле очень жёсткий. И в российских спецслужбах. В истории с Литвиненко я верю британскому суду — мало сомнений в том, что там есть серьёзный российский след. Этот случай показывает, что это действительно очень серьёзно для людей, которые сидят в руководстве российских спецслужб. Они особенно в последние годы опасаются, конечно же, что в условиях этого кризиса, этой «холодной войны-2», будут идти активные попытки западных спецслужб рекрутировать, вербовать людей. Желание показать, что это просто так не проходит, на мой взгляд, в данном случае, насколько мы понимаем этих людей, довольно естественное.

Кроме того, мне кажется, что это желание играть активно более слабыми картами. Если мы посмотрим на сегодняшнюю РФ, это страна с не очень хорошей экономикой, плохой демографией, лишённая друзей, находящаяся в изоляции. Но она продолжает наносить удары, как боксёр, который вроде легковес, а наносит удар тяжеловесу. Россия это регулярно практикует во внешней политике. И мне кажется, что это желание перевернуть правила «холодной войны», согласно которым люди, которых простили, которые были помилованы, которые были обменены, находятся потом вне опасности. Просто, чтобы не ставить под удар возможно и будущие обмены агентурой, это нормально. Мне кажется, это и есть характерная игра относительно слабыми картами, — а вот мы больше не будем играть по этим правилам. То есть, я бы не сильно удивился, если бы и в этом деле оказался российский след.

А. Соломин ― Россия отказалась отвечать на ультиматум, поставленный Терезой Мэй.

К. Эггерт ― И в Лондоне это понимали.

А. Соломин ― До того как Британия не предоставит образцы вещества, которое по мнению Лондона было произведено в России. С вашей точки зрения это справедливое требование со стороны России?

К. Эггерт ― Мне кажется, что в других условиях, наверное, этот упрёк прозвучал бы довольно логично, и Лондону трудно было бы отвечать. Но я возвращаю вас к тому, что сказали вы: в Лондоне исходят из презумпции виновности России и необходимости Москве доказывать, что она невиновна. А не наоборот, как было бы в суде. Поэтому в данном случае ясно, что это требование, как и требование ответить в течение 24 часов, было нереально. И ответ Москвы с моей точки зрения был здесь абсолютно предсказуем. В Лондоне знали, что скажет Москва. Это была просто такая лёгкая демонстрация того, что мол мы очень быстренько пробежимся по определённым пунктам, но на самом деле знаем, кто это сделал. Я думаю, что мы сейчас возможно наблюдаем только начало этого кризиса.

А. Соломин ― Американцы, когда принимают санкции в отношении России, тоже не вываливают сразу весь набор аргументов. Мы удивляемся, ведь самолёты никто уже не сбивает, а американцы принимают всё новые и новые санкции каждый раз. Может быть, здесь такое тоже поступательное движение?

К. Эггерт ― Возможно. Потому что с моей точки зрения повторяю, заявление, которое сделало британское правительство, больше похоже на ультиматум. А если вы отправили ультиматум, то очевидно, вы хотите произвести впечатление серьёзного правительства. Но тогда ваши меры должны быть более жёсткими. Я бы так сформулировал с точки зрения какой-то дипломатической политической стратегии в данном случае.

А. Соломин ― Чтобы это не воспринималось как слабость?

К. Эггерт ― Да. Чтобы вы понимали, что ваши слова соответствуют делам. И поэтому возможно продолжение. Тем более что кабинет Мэй и так обвиняют, не только кабинет, но и саму Терезу Мэй в Англии постоянно обвиняют в слабости, в неспособности противостоять ЕС на переговорах по брекзиту. У неё довольно серьёзные проблемы внутри партии. Поэтому сейчас сказать, что они будут вести себя точно так же, как вёл себя Гордон Браун, а потом Дэвид Кэмерон в истории с Литвиненко, боюсь, для неё это просто будет серьёзным внутриполитическим ударом. Это может поставить вопрос о её лидерстве в партии на повестку дня.

А. Соломин ― Но поправьте меня, я просто может быть, не слышал заявлений со стороны её наиболее радикальных оппонентов объявить войну России, выслать дипломатов?

К. Эггерт ― О войне речь не идёт. Но я видел постоянно, читая британскую прессу, что призывы шли в направлении вскрыть всё, что касается российских грязных денег в Лондоне. Их там очень много. И заняться вот этим. Пока никаких следов этого в заявлении британского правительства нет. Это по-прежнему классическая история «холодной войны»: вы нам что-то сделали, мы вам что-то сделаем. Потом это всё как-то более-менее что называется затушуется, забудется. И будем продолжать… Пока это выглядит именно так.

Принятие закона и внесение в список для санкций каких-то российских физических лиц — надо будет посмотреть, будет это или нет. Но это то, к чему, конечно, тоже призывают многие в Лондоне, что явилось бы серьёзным ответом. Что может сделать в ответ Россия? Скажем, речь также идёт о возможности лишения лицензии на вещание в Великобритании RT, бывшая «Раша тудей».

А. Соломин ― Мэй сказала, что специализированный британский регулятор должен, это его сфера ответственности. То есть с её стороны тоже не было какого-то решения.

К. Эггерт ― Да, решение действительно должен принять Ofcom, но правительство играет в нём довольно серьёзную роль. Поэтому здесь, мне кажется, может быть решили растянуть этот ответ. Ясно для меня лично, что Россия будет отвечать. И будет отвечать, я думаю, даже может быть, в данной ситуации более активно и агрессивно. Скажем так, она ответит не ударом, а полутора ударами на удар.

А. Соломин ― Вышлет не 23 дипломата…

К. Эггерт ― А 40. Но дипломатов возможно столько же, потому что здесь существуют определённые правила взаимности. Но вот закрыть все британские корпункты, лишить аккредитации всех британских журналистов… Это вполне возможно. Может быть, ещё что-то. Другое дело, что у России нет такого рычага как активы, гражданство и так далее. Потому что ясно, что здесь в России нет большого числа британских граждан, которые хранят свои деньги, имеют российское гражданство.

А. Соломин ― А Лондон зависим от русских денег?

К. Эггерт ― Это надо, конечно, исследовать. Те люди, которые этим занимались расследованием, говорят, что фактически да, очень много бизнеса разного рода, от делюкс риэлторов до аукционных домов, парикмахеров и так далее, я смеюсь, конечно, немножко, банков, инвестиционных компаний — да, очень зависят от русских денег, которые находятся в Лондоне. И именно поэтому целый ряд и журналистов, и организаций таких как общество Генри Джексона, например, ведут много лет кампанию за вскрытие этих связей. Ну, вот что интересно, по сути дела Тереза Мэй пошла пока по тому же пути, по которому предлагает идти Джереми Корбин, лидер лейбористской оппозиции. А это человек, который вообще очень неохотно критикует любые авторитарные режимы, включая российский. Он сказал, что нужно сохранять жёсткий, но всё же диалог с Россией. По сути дела, Тереза Мэй пошла по пути Джереми Корбина. И, судя по тому, как ситуация развивается, те, у кого есть активы в Великобритании, могут пока спать спокойно.

А. Соломин ― Хочется уточнить, а зависимы ли британские политики от этих денег?

К. Эггерт ― Политики — нет, конечно. Ну, может быть, отдельные депутаты какие-то. Когда-то были сообщения, кто-то там ездил на яхту Дерипаски, что-то ещё, какие-то люди на самом деле без всякой подпитки, что называется, просто считают необходимым… Но они значительно больше любят трамповскую Америку, чем путинскую Россию.

А вот особенно в лейбористской партии, которая уже сейчас на грани превращения в правое крыло компартии Великобритании. Там, думаю, что без всякого подталкивания куча людей очень хотела бы налаживать отношения с путинской Россией, до тех пор, пока она противостоит США. Это многим очень нравится.

А. Соломин ― Высылка конкретных 23 людей имеет какой-то практический смысл или это только демонстрационное действие? Я имею в виду, назначают случайных дипломатов, которые должны покинуть страну или в отношении каждого из этих дипломатов велось с вашей точки зрения какое-то расследование, и их высылают за возможно сомнительные связи?

К. Эггерт ― Великобритания уже заявила, что эти 23 человека — это агенты российских спецслужб, находящиеся под прикрытием. Потому что, объясню, там в любом посольстве есть, во-первых, люди, которые официально отвечают за безопасность, являются представителями своей разведки. Вот все знают — вот этот человек представляет разведку, занимается координацией по, скажем, борьбе с трансграничным каким-нибудь терроризмом, с трансграничной преступностью. Вот есть официальные представители спецслужб, полиции и так далее. Таких людей, как правило, не трогают. Бывает, что трогают, но, как правило, не трогают. Удар наносится всегда в таких случаях по людям, которых подозревают в том, что они являются настоящими шпионами… Говорит, что культурный атташе, а на самом деле представитель, я не знаю…

А. Соломин ― Это может нарушить сеть спящих агентов.

К. Эггерт ― Я не специалист в области спецслужб, но мой какой-то опыт советской заграничной работы показывает, ну конечно, да, можно предположить, что если высылают много офицеров спецслужб, которые очевидно занимаются какой-то деятельностью, да, нарушаются какие-то связи с агентурой, нарушается всегда аналитическая работа. Потому что человек вёл какую-то тему, значит кто-то должен её подхватить, условно говоря. Для любого посольства любой страны, любой спецслужбы любой страны это конечно определённый удар. Но как правило потом эти люди замещаются, всё это затягивается. Обычно к этому готовы. Всё-таки, тем более в истории Москвы и Лондона, это не первый такой случай, и не второй, и не пятый.

Поэтому удар, конечно, есть, но любая резидентура, любое посольство, любые спецслужбы должны быть к этому готовы. И в тот момент, когда этот скандал начал развиваться, я почти уверен, были приняты какие-то меры, обычно в таких случаях уже подготовки к возможным высылкам. Но, как правило, бывают случаи, когда не паритетное число дипломатов, скажем, в России больше, а у государства Х их меньше. Я не буду конкретно говорить, но я знаю случаи, когда высылали из центрально-европейских стран, которые были просто дипломатами и никем больше, просто потому что нужно было добрать эквивалентное число. Потом какое-то время не въезжают, работают и так далее. Возвращаются даже. Такое бывает. Но это в тех случаях, когда число дипломатов просто в двух посольствах разное.

А. Соломин ― Тереза Мэй заявила, что будут приняты меры, которые она не может озвучить во время этого выступления. С вашей точки зрения может ли идти речь о каких-то военных мерах, усиления присутствия НАТО в странах, приграничных с Россией? Будет ли ставиться об этом вопрос?

К. Эггерт ― Нет, моё ощущение, что НАТО выразило солидарность, союзники по НАТО выразили солидарность с Великобританией. Дональд Трамп выразил солидарность. Ряд других союзников тоже подтвердили. Но никаких мер НАТО как альянса, никакого применения Пятой статьи Североатлантического договора о коллективной обороне не будет. Британская армия находится в процессе реформы, она не такая большая сегодня. Это же не британская империя, которая отправляла эскадры в любой момент куда хотела. Есть британский батальон в Эстонии, который дислоцируется недалеко от Нарвы. Это, общенатовская операция по усилению присутствия на границах России в странах, которые чувствуют себя, скажем так, уязвимыми. Я не думаю, что это будет как-то увязано. Я думаю, что, скорее всего, речь идёт о либо каких-то разведывательных операциях, либо в теории мы можем представить, наблюдают за какой-то, скажем, сетью агентуры, говорят: о, кончаем наблюдать, всех вскрываем, всех забираем. Такой вариант.

Второе, насколько я понимаю, в Лондоне об этом говорили, вчера, по-моему, или позавчера, что в качестве возможной меры может быть кибератака. И, кстати, Москва на эту тему очень жёстко сказала, что не потерпит и так далее. Может быть, речь идёт об этом. Потому что это очевидно такие меры, о которых ясно, что планируешь кибератаку, знаете, завтра в 12 часов дня мы атакуем Центральный банк России, условно говоря. Такого, конечно, ты не делаешь.

А. Соломин ― Но, кстати, для России это тоже приравнено к военным действиям?

К. Эггерт ― В своё время Путин говорил, что может приравнять кибератаку к объявлению войны. Но я думаю, что всё-таки нет. В данной ситуации пока что Великобритания демонстрирует относительную сдержанность в данном случае. И я думаю, что Россия, может быть, ответит аналогично, думаю, что это не останется без ответа, естественно. Это очень в менталитете российского руководства — отвечать ударом, повторяю…

А. Соломин― Но это симметричный ответ?

К. Эггерт ― Относительно симметричный. Всё-таки вы не начинаете мировую войну, если у вас украли кошелёк, условно говоря.

А. Соломин ― Через несколько часов после того, как Рекс Тиллерсон достаточно жёстко выступил по связи России с этим покушением на убийство Скрипаля, он был уволен через твиттер. Как вы думаете, есть ли связь между этим заявлением Тиллерсона по России и его увольнением?

К. Эггерт ― Думаю, что только может быть в том смысле, что Тиллерсон в очередной раз взял на себя инициативу высказаться от имени США, до того, как высказался Трамп. Трамп чуть позже говорил. Но мне кажется, что это довольно известная история Тиллерсона, моего бывшего начальника в «Эксон мобил» — у него не сложились отношения с Трампом. У него не сложились отношения, к сожалению, с его собственными сотрудниками в Госдепартаменте. И увольнение, конечно, связано с целым комплексом причин. То, что он сказал или не сказал про Скрипаля, в данном случае не может быть единственной причиной, по которой его уволили.

А. Соломин ― Но это может быть использовано против Трампа. Правильно?

К. Эггерт ― Я не вижу пока, я сегодня перечитал всё, что мог на эту тему. Никто не проводит эту параллель. Он же не защищает Москву, он позвонил Мэй, сказал «мы с вами, мы вас поддерживаем» и так далее. Поэтому мне кажется, здесь точно этот аргумент работать не будет. Тем более, человек, назначенный на место Тиллерсона, в каких-либо прокремлёвских симпатиях уж точно не замечен.

А. Соломин ― Директор ЦРУ Помпео. Вы сказали, что вы работали под началом Тиллерсона?

К. Эггерт ― Да, я его там видел только один раз, поскольку я работал в Москве, а он был в Техасе. Но да, когда я работал в «Эксоне», он был моим начальником.

А. Соломин ― Когда господин Тиллерсон работал в «Эксон мобил», он позиционировал себя как друг России? Или как друг Игоря Сечина, скажем так? Как вы думаете, это его качество или свойство могло помешать ему в его государственной карьере?

К. Эггерт ― Вы знаете, нет, я не думаю, что как-то помешало. Тем более что если послушаете его прощальное заявление, он там отдельно говорит о России, на мой взгляд, насколько я понимаю, от себя от души. О том, что сегодняшняя политика ведёт саму Россию в тупик. Она находится в противоречии с интересами русского народа. Это очень жёсткие, очень горькие слова. Мне кажется, насколько я понимаю, всё-таки Тиллерсон, хотя так и не успел стать успешным бюрократическим администратором, потому что администрирование министерства и администрирование компании — два разных типа, как вообще политика и бизнес — это совершенно два разных занятия. По-моему, мы как-то с вами это обсуждали. Политика, в конечном счёте, — это про жажду власти, это смертный грех властолюбия. А бизнес в конечном счёте — про деньги, про смертный грех жадности.

Тиллерсон, на мой взгляд, человек, который довольно много понял про политику, про международную политику за этот год. Мне кажется его оценки того, о чём он говорил, показывают, что он вообще человек довольно глубокий и очень такой целостный, очень правильный. Такой почти, как из какого-то советского фильма человек. По правильности своих подходов к жизни, семейной жизни и так далее. Он, конечно, очень отличается от Трампа по всем абсолютно параметрам: по темпераменту, по подходу к людям и так далее. Хотя он может быть очень жёстким, конечно.

Но дело в том, что в бизнесе ты можешь получать орден от Путина, говорить все правильные слова на камеру и так далее. Может быть, ему там понравился Сечин, может, он просто играл, что понравился, когда его развлекали здесь в Москве. Кстати, надо обратить внимание, что любые развлечения в «Эксоне» тоже очень ограничены. Никаких плясок по баням быть не может в «Эксоне», потому что репутация превыше всего! Всё фиксируется, всё строго в рамках закона о противодействии коррупции за рубежом. Все формы заполняются, никаких дорогих подарков, это невозможно. Всё это очень и очень жёстко делается. И Тиллерсон это очень соблюдал.

Поэтому знаете, когда какие-то российские аналитики из думы и всякие там господа, не будем называть, стали говорить, что сейчас, конечно, у нас санкции снимут, Тиллерсон там подкрутит в консерватории нужные винтики, «Эксон» будет главной компанией, подарит нам кучу технологий… Я просто хохотал. Это только доказывает одно: российский политический класс ничего не понимает про Америку. Если они действительно пытались хакнуть выборы и надеялись кого-то провести, значит, они ничего не понимают про политическую систему. Меньше, чем политбюро КПСС они в этом разбираются.

Если вы можете думать, что человек с такой репутацией и такой карьерой и ещё вдобавок очень богатый (я думаю, что с акциями, опционами, которые он получил, уходя из «Эксона», за миллиард может стоить) пойдёт заниматься каким-то дешёвым раскручиванием своей бывшей компании, между прочим, в которую дверь после ухода закрывается герметически, как в бомбоубежище, это могли делать только люди, вообще ничего не понимающие. Тупоголовые. Как и вышло. Как и случилось.

Это политическая система, в которой, во-первых, никто самолично не принимает решение. То есть, президент принимает единоличное решение, но его проверяет конгресс. А сегодня российская политика считает, что Трамп может делать всё, что он хочет. Он может захотеть Кремль золотом осыпать. Но он конечно парализован сегодня конгрессом и массмедиа. И я не очень уверен, что он сегодня это даже хочет.

А. Соломин ― Но система всё-таки пропустила Трампа каким-то образом.

К. Эггерт ― Да, конечно. Пропустила.

А. Соломин ― А теперь это большой скандал.

К. Эггерт ― Ну, скандал. Да. Проходит, конечно. Потому что выборы в Америке — это всё-таки честные выборы. И человек, который вот так сумел затронуть струны значительной части людей в Америке, поднял голосовать людей, которые, в общем, просто, на мой взгляд, голосовать многие не пошли бы, не будем углубляться в события 16-го года. Но с моей точки зрения самое важное, что это не оправдало ожиданий никаких российских этих многочисленных рассуждателей. Американская система не рухнула, она и не такой кризис переживёт, если надо. Потому что она многоплановая, потому что в ней сдержки и противовесы. Всегда есть что-то, что удержит от сползания.

А. Соломин ― Я сегодня читал статью в «Нью-Йорк таймс». Даже сами конгрессмены спорят на тему того, чего всё-таки добивалась России. Замочить Хиллари или поддержать Трампа? У них до сих пор нет понимания…

К. Эггерт ― Я думаю, всё это вмешательство имело главную цель, — посеять хаос в американской системе. Это то, что мы знаем. Покупались в фейсбуке, в твиттере и так далее объявления, толкались идеи, как белых расистов, правых экстремистов, условно говоря, так и всяких неомарксистских радикалов слева. То есть, что хотели? Хотели, чтобы бурлили крайности. Бурлили радикалы. Чтобы они вносили хаос. Видимо, всё-таки главная была эта цель.

Я, честно говоря, всю жизнь считал, что лучше знакомый, может быть, пусть не очень приятный человек, чем совершенно незнакомый для политики. Хиллари Клинтон была прекрасно понятна. Она была бы продолжением той прекрасной великолепной для Кремля администрации Обамы, которая 8 лет давала возможность Кремлю делать всё, что Кремль хотел делать. И ну что бы сделал администрация Хиллари? Они подкрутили бы немного, пожёстче риторика была бы, приняли бы пару беженцев, пару людей внесли бы в закон Магнитского. Было бы такое перевооружение армии США? Не было бы! Была бы продажа оружия Украине? Сто процентов не было бы! Продолжалась бы политика Обамы и Керри. Были бы новые санкции, которые вот-вот должно объявить министерство финансов? Не уверен. И потом, извините, Клинтон не набрала бы себе такое число генералов в окружение.

Где были эти всякие психологи, которые должны обслуживать, анализировать для Кремля кандидатов? Вам любой бы наверное психолог, это объяснил. Я не психолог, но могу догадаться, что человек, у которого не сложилась военная карьера как у Трампа, которого обвиняют, что он уклонился от службы во Вьетнаме, конечно, должен восхищаться генералами, набрать кучу генералов, чтобы показать, какой он мачо. Это элементарно! А где вы видели генералов русофилов в Америке? Один был, судя по всему — Майкл Флинн. Ну, такой редкий, это как два зеро выиграть в казино.

А. Соломин ― С вашей точки зрения Путин, когда говорит в интервью телеканалу Эн-Би-Си, что у него личные хорошие отношения с Хиллари Клинтон и с Бараком Обамой, что он уважает этих людей, это искренние его слова или личностные отношения между лидерами тоже, в общем, такие очень сложные?

К. Эггерт ― Вы знаете, я думаю, что для Путина важнее не хорошие или нехорошие отношения, а, наверное, уважение. Вот это человек, для которого это наиболее важно. Я не психолог, но так понимаю Путина, что ему главное уважать кого-то. Может быть враг, врага можно уважать, предателя ты не уважаешь. Я не очень верю, что он уважает Обаму. Потому что Обама слабак, конечно. Я думаю, что он больше уважает Клинтон, потому что Клинтон такая крутая женщина, дошла почти до самой вершины. Вообще в России непростое отношение к женщинам, поэтому такой культ Маргарет Тэтчер существует. Потому что сильных женщин уважают и любят.

Вполне возможно, что он это говорит, потому что так надо сказать на Эн-Би-Си, может быть. Он же продумывает свои слова, когда даёт такие интервью. Он понимает, с кем он будет, кто это услышит. Какой-то тоже может быть проброс демократам, вдобавок его обвиняют, что он против демократов в этих последних выборах. Его хакеры крушили всё, что можно на своём пути ради того, чтобы не допустить Хиллари. Да нет, всё прекрасно, я очень уважаю эту женщину…

Может действительно он её уважает, не знаю. Но в чём я уверен — что он точно совершенно различает, что вполне понятно для бывшего офицера спецслужб, кто для него слабый, кто сильный, кто друг, кто враг, а кто предатель.

А. Соломин ― По поводу сильных женщин. Ангела Меркель переутверждена канцлером Германии.

К. Эггерт ― Она уже не такая сильная.

А. Соломин ― Почему?

К. Эггерт ― Её партия показала один из худших результатов за всю историю ХДС. Социал-демократы ещё хуже, но это другой вопрос. Она всю жизнь, говорившая, что её задача сдвинуть всё к центру, чем она занималась? Она сдвигала, в общем, правоконсервативный блок к центру…

А. Соломин ― Смягчала радикалов.

К. Эггерт ― Нет, просто свою партию она смещала к центру. На мой взгляд, ХДС не правая партия, а центристская. ХСС скорее более правая. Всё это делалось для того, чтобы не было у нас радикалов, не было ксенофобов и так далее.

А. Соломин ― Как с «Единой Россией»…

К. Эггерт ― Результат какой? Результат сегодня такой, что партия «Альтернатива для Германии», которую довольно сильно любят некоторые представители…

А. Соломин ― Право-радикальные.

К. Эггерт ― Правые. Такие очень и очень правые. Она сегодня является официальной оппозицией в Германии. Потому что социал-демократы и партия Меркель и Хофер находятся в блоке в коалиции. То есть во многом за появлением АдГ — «Альтернативы для Германии» благодарить надо Меркель. И очевидно совершенно, что эта коалиция создана в тот момент, когда люди хотят новых лиц, люди хотят перемен. Кто-то хочет более радикальной левой политики. Кто-то хочет наоборот более радикальной правой политики. Эти потребности не удовлетворены. Меркель ослаблена. Я не очень уверен, что эта коалиция продлится все необходимые 4 года.

А. Соломин ― Журналист Константин фон Эггерт в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Спасибо, что были с нами в течение этого часа. Счастливо.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Константин Эггерт — потрясающий британский акцент и манера говорить!
________________________________________

Вот каких людей надо приглашать в Особое Мнение! Спасибо К. Эггерту. Очень интересно, толково, со знанием вопроса, о котором говорит. Какой контраст с политолухом Марковым, хотя КЭ не политолог, а журналист!
________________________________________

На самом деле уважаемый журналист К. Эггерт утверждает, что Британия страшно побаивается Москвы, и мадам Премьер-Министр Т. Мэй выступает довольно слабовато и бледненько…
________________________________________

Немыслимо мерить военные потенциалы России и Англии — они не сопоставимы, поэтому ни о каком объявлении войны просто не может идти речи. Однако в плане создания из России образа невменяемого противника, готового на использование любых нечеловеческих средств, Англия может сделать очень много. И это она сделает, и это гораздо страшнее для нас, чем военная угроза. Ну, будем забывать, как развалился СССР — та же судьба ждёт и Россию, если она не угомонится в своих несуразных потугах на мировое господство, которые никак не подкреплено экономически.
________________________________________

Почему-то предупреждение англосаксов о грядущих чудовищных кибер-атаках с их стороны напомнило старинный анекдот про Фантомаса: "Сегодня ночью ровно в час у Вас взорвётся унитаз. Спокойной ночи! Фантомас"…
________________________________________

Да, но унитаз взрывался действительно. С кибербезопасностью у нас проблемы гораздо серьёзнее, чем это пытаются представить ниши архистратеги — своих ни материальной базы, ни должного ПО нет, есть голословное шапкозакидательство, а каким образом можно перепрограммировать стоящие у нас ихние процессоры — одному богу ведомо.
________________________________________

Согласен. Об этом все знают — у нас преогромнейшие проблемы со всеми видами безопасности, на самом деле, не только с кибер-безопасностью. Это мы только на словах такие герои, Аники-воины и ухари-перехватчики. А на самом деле только воровать да парады парадировать горазды…
________________________________________

Не знаю, как с кибератаками, но, думаю, что высылать наших воров, которые понакупили там недвижимость и вкладывают деньги в английскую экономику, никто не будет. Про то, что в Англии много денег россиян и Эггерт сказал.

А про риэлтеров, которые помогают российскому ворью приобретать недвижимость на ворованные деньги в обход законов, ещё несколько лет назад был снят в Англии фильм-расследование. Тогда англичане страшно возмущались и обещали не сегодня-завтра начать расследование, и всех причастных к таким махинациям наказать. Ну и где это всё?

В самом деле, они что, дураки вредить себе? Не зря же у них принят закон, по которому чем больше ты вкладываешь денег в английскую экономику, тем меньше для тебя сроки получения английского гражданства.
________________________________________

Фунты рулят, само собой. Но бритты всегда тем и отличались, что могли придумать исключительно каверзные решения — и денежку поиметь, и наказать особо ретивых и зарвавшихся засранцев…
________________________________________

А может всё дело в том, что Тереза Мэй действительно сама испугалась своих же заявлений и обвинений. Ведь именно об этом и писала британская пресса: что из сказанного Мэй сможет превратить в реальность? Или по-простому: "болтать — не мешки ворочать"…
________________________________________

Цели и задачи Путинских — сохранение и умножение своих капиталов на мировых рынках. Возможности России уже исчерпаны. А мир повернулся жопой к паханам из питерской подворотни. У них так не принято — институт репутаций!..
________________________________________

Апрель 2011 г.
"...Главной политической проблемой нашей страны является не уровень и качество демократии или защиты свобод и прав граждан, как это принято считать, а неограниченная и тотальная ложь в качестве основы государства и государственной политики… Ложь — органический элемент современной эклектичной государственной системы, желающей сохранить свою историческую связь и с советским режимом, и с умершим самодержавием, и с современным миром. Это можно пытаться делать только путём непрерывной и всеохватывающей лжи…

Страна попала в порочный круг: не отказавшись от лжи, нельзя провести сколько-нибудь эффективные реформы, а отказ от лжи угрожает системе в целом. Не решив эту задачу, оставаясь на почве тотальной лжи, Россия никогда не сможет создать ни современное работоспособное государство, ни эффективную конкурентную экономику..."
(Явлинский)

P.S.

Ноябрь 2011 г.
«Мне часто говорят, что я опережаю время.

Одиннадцать лет назад я сказал о том, что произойдёт в стране, если к власти придёт Путин, восемь лет назад я рассказал о том, что представляет собой «Единая Россия», четыре года назад я объяснил, что у нас впереди…

Сегодня то, что я говорил тогда, повторяет вся страна. Мне часто говорят, что я опережаю время. Может быть и так. В политике это не хорошо. Но это лучше, чем опаздывать. В политике нельзя думать только о настоящем, иначе окажешься далеко в прошлом.

Я знаю, что было, я вижу, что происходит, я понимаю, что будет, и не могу не сказать всем вам, насколько это всё серьёзно. Сегодня у России, а значит у вас, ещё есть выбор. Или она сделает шаг в направлении нормальной европейской современной демократической страны, или НАВСЕГДА останется суверенной АЗИОПОЙ…

Мне часто говорят, что я опережаю время… Надеюсь, что вы услышите меня сейчас. Подумайте об этом…»
(Явлинский)
________________________________________

Люди, хватит ходить вокруг вопроса, зачем Кремлю травить никчемного перебежчика. Абсурдность преступления и демонстративный "русский" след показывают — это обычная разводка в духе КГБ. Теперь все кремлёвские пропагандисты начнут орать о новом взрыве русофобии, а электорат им поверит: Ну, действительно, кому нужен этот старый хрыч, который все секреты давно продал? Вот так и потенциальных перебежчиков напугали и антизападную истерию подогрели и заставили дураков сплотиться вокруг нацлидера. Получит он свои 103 процента и будет дальше крепить власть мафии. Кым Чен Ын — светлое будущее российских избирателей.
________________________________________

Первый раз увидел выступление Эггерта — прекрасно! Теперь всегда буду слушать эфиры с ним. Прав Соломин — я тоже сидел с открытым ртом :)
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей Соломин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Нравственность (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 18.08.2018 - ДЕМОНСТРАЦИЯ БЕСПРЕДЕЛА НАСИЛИЯ
  • 18.08.2018 - ОТ ВИНТОВКИ МОСИНА ДО АВТОМАТА КАЛАШНИКОВА
  • 18.08.2018 - ПОБЕДОНОСНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
  • 17.08.2018 - ОПАСНЕЕ ВРАГА
  • 16.08.2018 - ПАДЕНИЕ ГАВАНЫ
  • 15.08.2018 - МИТИНГ В РОСТОВЕ ПРОТИВ ВЫРУБКИ
  • 15.08.2018 - НУЖНА ЛИ НАМ ЖУРНАЛИСТИКА, ВЫБОРЫ?
  • 14.08.2018 - «ИСКАНДЕРЫ» ЕЩЁ СМЕЮТСЯ?
  • 14.08.2018 - САНКЦИИ — ПОЧЕМУ, ОТКУДА?
  • 13.08.2018 - ПРОБЛЕМЫ ПАРТИЙНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА
  • 13.08.2018 - ЗАЧЕМ В РОССИИ ПОВЫШАЮТ НДС
  • 12.08.2018 - ЭТО СДЕЛАЛ ПУТИН
  • 12.08.2018 - ЗА ДРУЖБУ С АМЕРИКОЙ
  • 11.08.2018 - ИНТЕРВЬЮ АНДРЕЯ МАКАРЕВИЧА
  • 11.08.2018 - О ЦЕНТРАЛЬНОАФРИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru