Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[18.05.2018]

ПРОТИВОСТОЯНИЕ РОССИИ И ЗАПАДА

Александр ГОЛЬЦ: военный обозреватель, заместитель главного редактора «Ежедневного журнала», работал военным обозревателем журнала «Итоги»


Александр ГОЛЬЦ:


Мы помним эпоху холодной войны, когда было противостояние на периферии: Корея, Афганистан, Вьетнам. Никогда обе противоборствующие стороны в этот момент не заявляли о своём официальном присутствии там.


Е. Альбац ― Добрый вечер. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона Евгения Альбац. И я начинаю нашу программу, посвящённую ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. Противостояние России и Запада — так назвали мы сегодняшнюю программу. И на то у нас есть целый ряд причин. Это и ожидание войны накануне бомбёжки США и союзниками по Сирии, и результаты этой бомбёжки, и санкции против российских олигархов и их последствия для российского бизнеса. Сегодня акции алюминиевой компании «Русал» ещё раз обрушились. И новые санкции, которые ожидают в связи с сирийскими событиями. И готовящиеся ответные меры российской стороны на эти предыдущие санкции, и на какие-то ещё, какие угодно ещё будут впереди. Вот об этом сегодня мы будем говорить в студии «Эхо Москвы», где собрались:

o Александр Гольц, военный обозреватель.

o Кирилл Рогов, политолог.

o И Дмитрий Потапенко, предприниматель.

И первый вопрос у меня к каждому из вас. Если можно, сначала коротко. Отношения России с Западом достигли дна или будет ещё хуже?

К. Рогов ― Достигли дна, и скорее всего будет ещё хуже.

Е. Альбац ― Ещё хуже — это война.

К. Рогов ― Нет, до войны ещё очень далеко. Мы очень далеки от какой бы то ни было войны.

А. Гольц ― Я хотел бы разделять оптимизм Кирилла относительно того, что далеко. Я думаю, что мы все должны поставить свечку за тех, кто принимал решение о выборе того варианта, который был избран при этой атаке. Потому что мы проплясали очень близко, это серьёзный кризис. И, к сожалению, он будет повторяться. Вот здесь я с Кириллом согласен. Дно в том смысле, что давно не было так плохо, так ужасно. Можно вспомнить период корейской войны, что-нибудь в этом духе. Давно не было так ужасно и в этом ужасном состоянии похоже нам предстоит жить долгие годы.

Е. Альбац ― Какой-то он пессимист, однако. Дмитрий Потапенко, нам, девушкам во втором поколении нужны хорошие новости.

Д. Потапенко ― Да новости, по-моему, прекрасные. Дело в том, что до открытого прямого противостояния на мой взгляд мы не дойдём. А если что, закопают ещё 200 «вагнеровцев», и на этой оптимистичной ноте всё и будет продолжаться. Потому что наши никогда не признаются, что там есть регулярные войска. И если даже кто-то и будет в виде регулярных войск, и уйдёт грузом 200, его тут же перепишут быстро в ЧВК.

Е. Альбац ― Это вы знаете или предполагаете?

Д. Потапенко ― Я даже не предполагаю, я знаю очень многое. У меня у родственников кое-кто, в общем, лёг под всю эту историю. Поэтому здесь ничего нового со времён, по-моему, Афганистана. Наоборот, война стала такой информационной, гибридной, когда десантников хоронят, закатывая могилы. Поэтому в нашей логике это нормально. Это ненормально с точки зрения нормального человека, но в нашей логике гибридности это становится нормальным. Поэтому будет какой-то полигон, где какая-то Сирия, где будут рубиться. Но прямого противостояния не допустят, ни Вашингтон, ни Москву бомбить не будут.

А. Гольц ― Я бы не согласился полностью с этим. Мы помним эпоху холодной войны, когда было противостояние на периферии: Корея, Афганистан, Вьетнам. Никогда обе противоборствующие стороны в этот момент не заявляли о своём официальном присутствии там. Да, наши лётчики воевали в Корее, и то, что они там, был секрет Полишинеля.

Д. Потапенко ― И военспецы там тоже были.

А. Гольц ― Да, но американцы пользовались тем, что это неофициально. То, что мы имеем сейчас — это две группировки войск, которые находятся в Сирии официально. Любое столкновение теперь не замажешь. Вот в чём проблема.

Е. Альбац ― А наши на земле есть или только в воздухе?

А. Гольц ― И на земле есть. Мы там содержим довольно большие силы военной полиции. И как минимум, периодически возникают истории, что там вдруг по телевизору радостно говорят, что понтонный батальон навёл мосты. Секундочку, понтонный батальон — ничего себе! Это всё-таки 500 человек, это серьёзно.

Е. Альбац ― Давайте напомним нашим читателям, что груз 200 — это убитые, груз 300 — это раненые.

А. Гольц ― Последнее время мы наблюдаем некоторое наличие политической мудрости с обеих сторон. Американцы сделали так, чтобы российская сторона была предупреждена.

Е. Альбац ― Я вот что хочу сказать. Я когда в среду вечером прилетала в США, я летела и думала: вот мне сейчас 10 часов лететь, сейчас начнётся, не дай бог война. Я сажусь в аэропорту в Нью-Йорке, аэропорт имени Кеннеди и если началась война, меня сразу…

Д. Потапенко ― Как шпиёнку примут.

Е. Альбац ― Как представителя вражеской стороны.

Д. Потапенко ― Расстреляют здесь или доведут до бруствера…

Е. Альбац ― Приезжаю. Спокойно добираюсь до свого отеля. По дороге в такси начинаю смотреть телевизионные каналы: CNN, Fox и так далее. Вообще ничего, ни одного слова. Смотрю американские газеты — тоже, в общем, ничего нет. Звоню своей Труди Рубин, знаменитой журналистке из «Филадельфия инкуайрер» — той самой, которая когда-то спросила: «Ху из мистер Путин?». И говорю: «Труди, вы чего? У нас все говорят: война, война. Ну Трамп же написал, что русским мало не покажется. Сейчас наше смарт-оружие…»

Она говорит: «Надо 24 часа подождать, будет другой твит». И правда, в этот день в 6.22 утра был другой твит, в котором Трамп сказал, что никогда не сообщал, когда мы ударим. Может скоро, а может не скоро. Как получится. Я звоню ещё нескольким коллегам, очень хорошим журналистам. И говорю: «Вы мне объясните, вы что, считаете, что…» Они говорят: «Послушай, это совершенно не принципиально, что Трамп написал. У него колесо в руках есть, а вот пришпандоринки, которая там педалями ещё чем-то управляет, — этого практически нет».

А. Гольц ― Это правда, вот у меня уже теория, что скоро в политологии будет направление твиттерология. Мы все оказываемся в роли жрецов при некоем дельфийском оракуле… Но при этом он остаётся президентом самой могущественной страны в мире. И американские военные, и министр обороны, получив от него указания…

Е. Альбац ― Совершенно необязательно выполнят это решение.

А. Гольц ― Нет, нет, совершенно не согласен.

Е. Альбац ― Но это не моё предположение. Это ответ на мой вопрос довольно известных военных аналитиков. Но у меня ещё вот какой вопрос. Президент Франции Макрон заявил, что все выпущенные по Сирии ракеты, попали в цель. Наш генштаб заявил, что перехвачена была 71 ракета из 102. Сегодня в пресс-релизе EUCOM, это объединённая команда США в Европе, перевожу с английского, сообщает, что было выпущено 105 ракет по трём объектам в Сирии, разрушение которых серьёзно затруднит разработку, размещение и применение химического оружия в будущем. Дальше указывается, кто и откуда стрелял. Из Красного моря, из Персидского залива, из Средиземного моря. Стреляли с авианосцев, стреляли с воздуха ВВС США, Великобритании и Франции. И говорится, что ни одна ракета или боевая машина не была перехвачена или задета силами ПРО Сирии. А российские ПВО и вовсе не были размещены. Как это понимать и кому верить?

А. Гольц ― Совершенно понятно, что мы вступили в информационную войну.

Е. АЛЬБАЦ — То есть это не просто врут, потому что привыкли?

А. Гольц ― Нет, это всё имеет смысл. Надо как-то объяснить, почему мы не участвовали. И тут рождается замечательная теория о том, что, чего участвовать, вот сирийцы сами ракетами 30-40 летней давности справятся, главное — правильно организовать.

Е. Альбац ― То есть, наших никаких там вообще никаких противоракет не было?

А. Гольц ― Они там есть, просто они не работали.

Е. Альбац ― Почему?

А. Гольц ― Официальная версия — потому что американские ракеты не входили в зону, которую прикрывает наше ПВО, хотя все уже забыли, что в момент размещения все говорили, что зона действия С-400 это практически вся сирийская территория. И мы разнесём вдребезги пополам любой самолёт-невидимку, который не дай бог туда заберётся… Все уже забыли и, слава богу, что хватило ума не перехватывать американские ракеты.

Е. Альбац ― Я не понимаю, а зачем врать-то?

А. Гольц ― Так надо же как-то объяснить, почему не защитили союзников. Это же надо как-то объяснять.

Е. Альбац ― А откуда взялась 71 перехваченная ракета?

А. Гольц ― Ну, на потолок посмотрели и взяли.

Д. Потапенко — Нет, 70 ― слишком круглая цифра была.

К. Рогов ― И она должна была быть меньше, чем проценты, полученные Путиным на выборах…

А. Гольц ― Атаковали не три объекта, как пишут американцы, а 8. И на остальных пяти объектах посбивали к чёрту вообще все ракеты. Ни одна в цель не попала! Можно задать очень простой вопрос: какое волшебство случилось? Ведь абсолютно та же техника была у Хусейна. Абсолютно те же системы советского производства. Почему же они 15 лет назад не срабатывали, а сейчас вот так замечательно сработали?

Е. Альбац ― У меня другой вопрос, честно говоря, меня это меньше волнует. Зачем надо врать? Должна быть цель какая-то. Когда генштаб говорит, это же можно проверить.

К. Рогов ― А как проверить?

Д. Потапенко ― Нет, нельзя проверить. Вот первая моя военная специальность называлась радиоэлектронная борьба. Технически всё, о чём говорится, абсолютно верно. Потому что стоит оборудование там, которое я ещё в институте изучал. И оно там уже в разрезах было. А врать, на мой взгляд, совершенно нужно. А как иначе пропаганду-то создавать? Вот если мы действительно не принимали никакого участия. Но ведь «броня крепка и танки наши быстры. Мы красавцы удалые. Мы практически накрыли всех проклятых пиндосов». А перепроверить это невозможно! Всё…

К. Рогов ― Действительно в американском, да и мировом информационном пространстве вовсе нет такого ощущения прямо надвигающейся третьей мировой войны, которое есть в России. И это некоторое значимое фундаментальное различие. Это очень важно объяснить. Я не специалист в американской внешней политике, но действительно есть ощущение, что вообще вокруг проблемы Трампа в некотором смысле найден некоторый консенсус. Внутри американского истеблишмента, американской политической машины найден некоторый компромисс. Трамп периодически высказывает что-то очень эксцентричное.

Е. Альбац ― Всегда в твиттере.

К. Рогов ― Потом он говорит, что он этого не говорил, а американская внешняя политика едет своей такой телегой, как ей положено ехать. И в принципе у Трампа осталось ещё 2,5 года, чтобы так высказываться, а потом уйти почётно и остаться нормальным президентом в памяти американцев. Немножко эксцентричным. В общем, здесь никакого раскола в американской внешней политике не наблюдается.

Что касается российской позиции, то она тоже на самом деле, если присмотреться внимательно, вполне умеренная. Потому что у нас тоже свои Трампы, но только они наоборот. Мария Захарова кричит, появляются какие-то послы, которые говорят, что сейчас мы немедленно ответим, а потом раз, два и всё спокойно. Все сделали своё дело, промолчали, где надо. Всё на самом деле прошло очень гладко, насколько было согласовано между американцами, россиянами, как пройдёт эта операция. То есть в основном третья мировая война разворачивается в нашем внутреннем информационном пространстве.

К. Рогов― Это имеет отношение фундаментальное к вопросу: а зачем вообще то, что называется российской внешней политикой? Российская внешняя политика на сегодняшний день — это худшая внешняя политика, которую только может проводить какая бы то ни было страна. Это политика, которая идёт совершенно вразрез с национальными экономическими интересами. Это политика, которая ведёт к неминуемому внешнеполитическому поражению. Это политика абсолютно без ресурсов, потому что абсолютно неравные силы. У вас нет союзников, нет никакой мыслимой стратегии победы. Здесь есть только стратегия поражения…

Д. Потапенко ― Зато ВПК как поднимается! Разрабатываются боевые роботы, между прочим.

К. Рогов ― И такая внешняя политика встречается у ресурсных стран, когда есть некоторый серьёзный дисбаланс во внутренней политике. Когда очень большие ресурсы, очень большие ренты контролируют очень маленькие, по сути, небольшие элитные группы. И тогда этот дисбаланс внутренний политический требует некоторого маскирующего дисбаланса внешнего. Нужно создать какую-то ненормальную ситуацию, чтобы этот дисбаланс во внутренней политике ощущался в стране как нормальный. И этот ресурсный национализм, ресурсная агрессия — это такая специфическая внешняя политика, которая хорошо обслуживает внутренние цели, но она выглядит совершенно катастрофической для внешнего наблюдателя, который рассматривает внешнеполитическую арену как некоторую арену шахматной игры. Это совершенно безумная политика. Но она хорошо обслуживает некоторые внутренние цели в том смысле, что есть внутренний дисбаланс, который надо чем-то компенсировать.

Е. Альбац ― Однако вот реакция американских военных аналитиков, за которыми я слежу. Они определили, что эта атака показала, что Россия не способна противостоять американскому оружию. Что её статус супердержавы, который она всё время добивается, которая меряется всем, чем только возможно с США, совершенно ничем не подтверждается. Что защитить сирийцев она на самом деле не может, не только не хочет, а не может. И что во всём конфликте главная проигравшая сторона — именно Россия и её статус. Вот такой вывод…

К. Рогов ― Я совершенно с этим согласен. Это было вполне предсказуемо. Более того, если мы посмотрим на российскую внешнюю политику последних 5-6 лет, то, собственно говоря, эта политика, которая приносит в жертву интересы России. И её положение на международной арене и её главный мировой политический результат заключается в том, что на этом фоне Китай стремительно укрепляется в качестве единственной второй державы. И получает постоянно политические очки именно в силу этого нелепого конфликта России и с США, который является таким харакири для России. Но этот конфликт, безусловно, укрепляет Китай как такого единственного крупного переговорщика для США. И получается, что такими действиями мы действительно добиваемся прочного второго места второй державы для Китая.

Е. Альбац ― Это уже зафиксировано всеми политологами. Если во времена Советского Союза, Советский Союз играл роль старшего брата по отношению к Китаю, то сейчас ситуация ровно обратная: Китай играет роль старшего брата по отношению к России. И те, кто приезжали в Китай за деньгами, контрактом, убедились в том, что нас сейчас похлопывают по плечу.

Как для человека, который занимается реальным бизнесом на родной земле, меняется ситуация? Что для бизнеса сказывается хуже? Вот эти бесконечные военные игры или санкции и то, что следует за ними?

Д. Потапенко ― Я бы не назвал ни то, ни другое. А рукожопие управления нашей страной.

Е. Альбац ― Ещё раз…

Д. Потапенко ― Рукожопие управления наших властей.

Е. Альбац ― Переведите, пожалуйста. Я отдельно слова понимаю. А вместе — нет.

Д. Потапенко ― Дело в том, что санкции, военная операция — всё это не имеет особого значения. Для бизнеса важно, что за прошлый год было 6 миллионов проверок, бизнес регламентируется в общей сложности двумя миллионами различных бумажек. За прошлый год было 274 тысячи уголовных дел против предпринимателей. Когда наш гарант отчитывался 4 года назад, было 200 тысяч уголовных дел. То есть мы живём как мелкотравчатые, нам до этих высоких…

Е. Альбац ― Эти цифры откуда у вас?

Д. Потапенко ― Это аппарат уполномоченного по защите прав предпринимателей. И цифры открытые, в том числе Генпрокуратура предоставляет. Прокурорских проверок так называемых плановых проверок всего 2%, всё остальное — внеплановые проверки. Поэтому нас грохают по-тихому, пока там гремят фанфары. Поэтому нам голову-то срезают попроще.

Е. Альбац ― То есть вы хотите сказать, я помню хорошо, когда Путин приходил к власти, то…

Д. Потапенко ― Это в каком году? В 1999? Это другой был Путин. Всё-таки не надо путать, это разные люди. Я думаю, что Путин пятого срока отпилил бы голову Путину первого срока, может быть ещё публично бы расстрелял его за то, что он такое там наговорил. Я вас умоляю, вы что, нельзя так подставлять Владимира Владимировича…

Е. Альбац ― Так вот тогда в центре стратегических разработок у Германа Грефа Александр Александрович Аузан, нынешний декан экономического факультета, разрабатывал закон антилицензионный. Потому что тогда тоже говорили о том, что бизнес замучили лицензиями, проверками. И потом приняли этот знаменитый, по-моему, 493-й закон и казалось, что наступила лафа. Просто мне любопытно, что вы теперь опять говорите про то же самое…

Д. Потапенко ― По-другому невозможно. Дело в том, что коллеги говорят о внешней политике, говорится о неком конфликте у нас с американцами. У меня всегда возникает вопрос: а американцы-то в курсе, что у нас с ними конфликт?

К. Рогов ― В курсе.

Д. Потапенко ― Просто я всегда исхожу из некого, знаете экономического, что Америка — это 22 % мирового ВВП, весь ЕС — 24 %, Китай — 18., а мы — 1,7 %. Мы — 13-я экономика мира.

Е. Альбац ― 1,4 % сейчас.

Д. Потапенко ― Хорошо, не принципиально. Это всё равно, что у нас конфликт с Науру или Буркина-Фасо. То есть я теоретически думаю, что где-нибудь в Буркина-Фасо есть какие-нибудь вымороженные люди, которые говорят, что у них конфликт с Россией. А мы об этом просто не знаем. Если почитать какие-нибудь наурские газеты, то вероятнее всего они нам грозятся какую-нибудь дымовую шашку из рогатки запустить…

Е. Альбац ― Ну ладно вы так про Науру. Между прочим, там очень сильный омбудсмен…

Д. Потапенко ― Между прочим, они с нами в антитеррористической коалиции. И именно они поддержали все наши присоединения, войну в Осетии. Так что Науру — наш стратегический партнёр. Я на полном серьёзе. Только я не знаю, воюют ли они с нами, может они с нами и воюют… Поэтому может быть Штаты и знают, что у них есть конфликт с нами, но, на мой взгляд, конфликт у России с самой Россией. Потому что нашему руководству не очень понятно, как выживать. Потому что договариваться они не умеют и не будут. А для этого нужно всё время нагнетать военную истерию. Неважно, с кем. На их месте я бы даже написал, что мы сбили не 71, а вообще все 146 процентов этих ракет! Просто надо к чёртовой матери единственное Интернет перекрыть и запретить. Сделать выезд по визам, как это было раньше через первый отдел КГБ. И не морочиться. И потом гнать по всем каналам миллион тонн чугуна, надо или хлопкоробов Белоруссии. Согласитесь, станет замечательный прекрасный мир!.. И мы будем побеждать всех, даже когда они этого не знают!..

Е. Альбац ― Мы наблюдаем, как идёт обрушение «Русала», на Гонконге акции стоили 21 цент за акцию. Одновременно с этим российские депутаты от невероятно большого ума собираются принять антисанкции, которые уже обрушили нашу титановую индустрию и капитализацию главной компании «Ависма», которая производит титан. Что они будут делать с этим титаном внутри отечества, совершенно непонятно, если не будут это продавать. Скажите, в какой степени это история для СМИ, а в какой степени это сказывается реально на российской экономике? И вообще на нашей жизни.

К. Рогов ― Мы видели скачок курса валют. Они немножко отыграли назад, но, безусловно, нестабильность на валютном рынке повысилась.

Е. Альбац ― Силуанов, извините, сказал, что доллар вернётся к своему естественному значению в районе 58—59.

К. Рогов ― Это мы посмотрим. Сейчас росла нефть, и она достигла довольно высоких значений, это нам помогает. Но дело в том, что вообще это довольно новая для мира история, когда крупная публичная компания оказывается объектом санкций, когда её эти санкции просто уничтожают…

Е. Альбац ― А зачем?

К. Рогов ― Что значит зачем? Было сказано — зачем, что российский крупный бизнес, который интегрирован в мировой, будет отключён от американских рынков, так как он аффилирован с Кремлём, а Кремль ведёт антиамериканскую политику. Это такая позиция США, что сформулировано в соответствующем законе.

Е. Альбац ― Например, Андерс Аслунд, который работает в Atlantic Council в интервью «Нью таймс» говорил, что он был категорически против того, чтобы санкции вводились против компаний. Потому что закончится дело тем, что это приведёт к национализации «Русала».

К. Рогов ― Это, скорее всего, так и произойдёт.

Д. Потапенко ― И не только «Русала».

К. Рогов ― Идеология американских санкций, в общем, не разбирается во внутрироссийских деталях, им это всё равно, они рассматривают Россию как некоторое единое целое, которое пускай само внутри себя разбирается. Вот мы все говорили, что эти санкции нам ерунда. А сейчас действительно было показано, как бизнес крупных российских олигархов может быть разрушен в два хода. Уже все крупные бизнесмены внесены в большой список, над которым мы посмеялись, а теперь простая техническая процедура перемещает их из большого в малый список. И мы видим, что с ними после этого происходит.

Это была демонстрация. И эта демонстрация имела очень большой эффект. И, безусловно, я думаю, что внутреннее состояние этих людей сегодня близко к панике. Потому что они видят, что буквально как карточный домик рушится бизнес, и ничего не сделаешь. Через две недели объявят новый список, предположим, и всё!.. И ничего не останется…

Е. Альбац ― Ну, хорошо, Дерипаска потерял несколько миллиардов, но ещё несколько у него осталось. Вексельберг потерял на акциях «Русала» около миллиарда. Но ещё несколько осталось. Это такой сильный удар?

К. Рогов ― А вы видели, насколько российские биржи обвалились? Это удар, да. То, что он не будет иметь прибыль, лишится части рынков и кредитного капитала — это удар. То, что кредитный капитал будет труднее доступен для других компаний — это тоже удар.

Е. Альбац ― Такое уже было, когда вводились секторальные санкции.

К. Рогов ― А это ещё один удар. Это удар по экономике. У вас есть ограниченный набор крупных компаний на мировом рынке. Одной из них показали, что её называют в этом списке, и она лопается как пузырь.

Е. Альбац ― А остальные такие же большие. Там есть олигархи, значительно более близкие и успешные, и более тесно лобзающиеся с Путиным, чем тот же Вексельберг.

К. Рогов ― Я не знаю, почему включён Вексельберг.

Д. Потапенко ― Мне кажется, задачка решается проще. На мой взгляд, неважно, есть дело Скрипаля или нет, на мой взгляд два правительства играют в очень красивый договорняк. Вот смотрите: товарищ Дональд Иванович Трамп решает свою конкретную задачу. Он обещал своим алюминиевым магнатами: ребятки, я вас поддержку. И тут подворачивается дело этого Скрипаля. Он говорит: о, а не пошёл бы, собственно говоря, товарищ Дерипаска с моего рынка. Тогда у меня на рынке всё становится, как говорится, шоколадно.

Наше правительство под эту сурдину девальвирует рубль. И наливает оставшуюся лишнюю денежку в дырку под названием бюджет. И у них тогда тоже всё хорошо. Под эту сурдину я их не оцениваю как олигархов, уж простите, я их оцениваю по этой фразе «мальчик, подойди сюда, здесь распишись и, кстати, ручку не забудь вернуть» — на мой взгляд, они все подписанты. Сейчас просто придёт очередная, можно употребить это слово «национализация». На мой взгляд, просто передел рынка произойдёт. Перепишут с одной группировки на другую всё имущество. И, собственно говоря, всё успокоится.

Потому что если бы эти проклятые буржуины хоть раз хотели бы чего-то нам сделать, они бы это давно сделали. Я уж не говорю про всякие СВИФТы, и всё остальное. Но каждый из них очень прагматичен. И работа по внешнему долгу будет продолжена. И никакой Интернет нам не отрубят, и СВИФТы не отрубят. Потому что все заинтересованы, чтобы дешёвый углеводород эта одна шестая часть суши… сюда гнала. Главное — чтобы по ядреной кнопке никто из сумасшедших не мацал. А в этой парадигме для них Владимир Владимирович это бог и царь. А что он там кому-то, что называется, отпиливает голову — да и чёрт с ним. А то придёт следующий придурок, и совсем хреновато будет.

На мой взгляд, у них очень красивый договорняк. Вот в этой парадигме у них всё хорошо — и у Штатов, и у наших. Мы — расходный материал. Да, так получилось… И товарищ Дерипаска, и кто там в этом списке, они прекрасно знают свою судьбу. Сейчас они подержат некоторое время имущество, пожируют, условно говоря, а потом им скажут: мальчик, иди, свободен, собственно говоря. Яхта есть — плавай на ней. У тебя там есть Ладожское озеро, туда-сюда, можешь на ней ходить. Куда как проще. Мне кажется не надо усложнять, и всё встанет на свои места.

Е. Альбац ― То есть вы считаете, что это нас с вами не касается?

Д. Потапенко ― Нас это касается. Мы в данном случае как заложники. Есть некая стена Кремля, там живёт элита и вываливает сюда всё говнище, а наша задача — умудрившись отплеваться и ещё как-то выжить. Нас это касается напрямую, но только в той части, что мы заложники. Мы же, здесь присутствующие, — такая узкая прослойка, которая, в общем, на фиг не нужна стране по причине того, что основные страты, так скажем, являются наёмниками.

То есть я всегда привожу такой пример. Давайте пофантазируем, что нами управляет партия «Розовые каннибалы». Основная скрепа — это пожирание людей. И вот у нас есть, условно говоря, пять основных страт, которым выдают как наёмникам деньги. Это военные, всякая охранка, врачи, учителя и пенсионеры. Какова вероятность, что «Розовые каннибалы» будут из года в год получать свои 77%? Да практически стопроцентная! Потому что каждого из них вызывают и говорят: ты зарплату хочешь? — Хочешь. Новое оборудование хочешь? — Хочешь. Будь любезен, дойди, поставь галочку. А не поставишь — пойдёшь, свободен.

И чем больше они зажимают так называемый альтернативный доход предпринимателей или частной экономики, тем более правильно они работают. То есть к ним претензий с точки зрения механизма работы по отношению к народонаселению я не могу предъявить. Потому что они механистически всё делают правильно. Единственное, что их разрушает, это что у них большое количество кланов — они начинают пожирать друг друга. Это их разрушает, а не какие-то там публичные протесты или акции, которые на сегодняшний день случаются.

А. Гольц ― Я не очень в этом понимаю. Я всё-таки полагаю, что не всё сводится к механистическому освобождению ниши для алюминия. Нет, мы действительно превратились в мирового изгоя. Но так получилось.

Е. Альбац ― Глава генштаба Герасимов в эти же дни заявил о том, что если США ударят по Сирии, то мы ударим по их кораблям. Объясни мне, пожалуйста, что произошло?

А. Гольц ― Там была такая оговорка: если пострадают российские военнослужащие. И очень важный момент — американцы и их союзники сделали всё мыслимое и немыслимое, чтобы никто из россиян не пострадал. Я думаю, что в те дни были очень тесные, очень серьёзные переговоры между Герасимовым и объединённым комитетом начальников штабов США. Тут приходится использовать термин коллеги — это был чистый договорняк. И этому можно только радоваться.

Е. Альбац ― А какой смысл, зачем тогда США били по Сирии?

А. Гольц ― Они били по Сирии, во-первых, чтобы продемонстрировать, что красная черта всё-таки есть.

Е. Альбац ― Надо напомнить нашим читателям, что однажды президент Обама сказал, что если Асад ещё раз применит химическое оружие против своих граждан, а он это делал регулярно, то это красная черта, за которой…

А. Гольц ― И в этом смысле они хотели продемонстрировать, что ничего Россия не защитит. И они замечательным образом, если подходить с чисто военной точки зрения, показали, что вся инициатива не только в Сирии, но на всём среднем Востоке абсолютно в их руках! Они показали, что и из Красного моря, из Персидского залива, из Средиземноморья они готовы атаковать одновременно.

Е. Альбац ― То есть разговор о том, что Путин — царь и бог на Ближнем Востоке — это не так?

А. Гольц ― Это чушь собачья! И американцы это очень поучительно продемонстрировали. Все те, кто смотрят, какую роль сможет сыграть Путин — они это, конечно, намотали себе на ус. Слушайте, я несколько дней назад включил телевизор. там какой-то большой эксперт доказывал, что у России превосходство в Средиземном море. Это притом, что у нас там всего 12 кораблей, а у них — весь шестой флот с авианосными группировками и атомными подводными лодками!

Е. Альбац ― А это сколько? Мне ничего не говорит. Шестой флот — это сколько?

А. Гольц ― Это десятки кораблей. Поэтому когда генштаб и МИД начинают валять дурака и становятся производителями фейковой информации, это очень опасно. Я день назад слушал большого мидовского начальника, который отвечает за договоры. И он начал своё выступление (это было не публичное выступление, там сидели люди понимающие) с того, что Россия получила военно-технологическое превосходство. Это при той ситуации, что американцы в одной атаке выстрелили половину ракет по количеству, которые произвела вся Россия за прошлый год! В одной своей маленькой атаке…

Е. Альбац ― То есть Россия произвела 210 ракет?

А. Гольц ― 180 крылатых ракет произвела Россия в прошлом году. Казалось бы, мели, Емеля. Но дальше-то следует, что мы не заинтересованы в продлении договора СНВ.

Е. Альбац ― Извини, что говорит мидовец мне неинтересно. Скажи, пожалуйста, Путин, Герасимов, Шойгу знают реальную ситуацию? Или они тоже находятся в неадеквате?

А. Гольц ― Я о том и говорю, что когда начинают играть в несколько информаций те органы, которые предназначены для информирования высшего руководства страны… Конечно хочется верить, что да.

Е. Альбац ― Тогда следующий вопрос. Путин был гарантом того, что у Асада нет химического оружия. Объясни мне то, что у Асада оказывается оно всё-таки есть. Это что, результат коррупции? То есть сирийцы кому-то заплатили, чтобы сказали, что у Асада больше нет оружия? Или Асад просто банально Путина надул? Или Путин знает, что Асад его надул?

А. Гольц ― Я не уверен, что мы ведём речь о химическом оружии. Скорее всего, мы ведем речь об отравляющих веществах, которые не запрещены конвенцией по запрету химического оружия, и которые можно купить где угодно.

Е. Альбац ― У Асада есть химическое оружие или нет?

А. Гольц ― У Асада несомненно есть хлор, который применялся немцами в первую мировую войну в 1915 году.

Д. Потапенко ― Хлор есть на любой подстанции очистки, извините.

А. Гольц ― Хлор — это не химическое оружие. И его применение имело смысл. Я немножко занимался этим вопросом. Наши начальники утверждают, что в этом не было логики. Была логика! Потому что под Гутой вырыты многокилометровые ходы. Все эти годы, когда боевики контролировали Гуту, они их рыли. И теперь выкурить их оттуда очень трудно. Брось бочку этого дерьма, и у тебя будет замечательный результат и сохранение своей армии. Хлор же тяжелее воздуха… Тяжёлый газ, идёт вниз. И таким образом они сами собой как-то выкуриваются.

Е. Альбац ― А что у нас всё-таки будет с антисанкциями? Пока о чём говорят депутаты, это действительно вызывает дрожь. Потому что это касается болеутоляющих препаратов и так далее. Как вы думаете, насколько они будут бить по своим? Насколько это будет бомбёжка Воронежа. Этот мем сейчас уже вошёл в общее потребление.

К. Рогов ― Прежде всего, депутаты у нас в России играют специфическую роль в политическом пространстве. Они должны быть настолько идиотичны в своих действиях и инициативах, чтобы достаточно авантюристическая внешняя политика и внутренняя политика Кремля выглядела на этом фоне рациональной и умеренной. Это их функция. Поэтому они должны написать какую-то полную ужаса ахинею, чтобы потом власти могли из этого что-то использовать.

Е. Альбац ― А он аккуратненько.

Д. Потапенко ― Он вежлив, всё-таки прямой эфир.

К. Рогов ― Я надеюсь, что в реальности ничего страшного не произойдёт, но какое-то ухудшение будет, какие-то может быть ограничения будут в фармацевтике. Но надеюсь, что они будут не критическими. Нанести американцам вред они не способны. То есть единственный вред, который мы можем нанести американцам — это повысить плату за использование воздушного пространства. Хотя и это легко обходится — тоже никакого вреда.

Е. Альбац ― Вы имеете в виду воздушный коридор для американцев в Афганистан?

К. Рогов ― Да. Это такая очень локальный и лёгкий удар. Но на большее мы не способны. Разве что нанести вред самим себе…

Е. Альбац ― А если мы прекратим поставки титана?

К. Рогов ― Я надеюсь, что этого не произойдёт, всё-таки мы сами в этом очень заинтересованы.

Д. Потапенко ― Это как выстрел себе в ногу.

К. Рогов ― Да, это такой прямой выстрел в ногу. Ну американцы найдут, чем его заместить через некоторое время, а мы уже никогда не попадём на этот рынок титана. Так сама «Ависма» это и заявила. Они сами предупредили, что если будет сделано что-то в этом направлении, даже самое слабое, то кончится всё тем. Если даже только возникнет угроза, что поставки будут прерваны, то будет запущена стратегия по переориентации на других поставщиков… Я думаю, что с большой степенью вероятности она и будет запущена… Потому что если складываются такие напряжённые отношения — к этому надо готовиться заранее. А если надо готовиться — значит подготовятся. И через несколько лет мы потеряем свои позиции на этом рынке. А это единственная какая-то наша заметная товарная позиция на американском рынке.

Д. Потапенко ― Я боюсь, что мы потеряем этот рынок уже в этом году.

К. Рогов ― Посмотрим. Но в общем, мы не можем нанести американцам заметный ущерб.

Д. Потапенко ― У нас товарооборот меньше, 0,46 %.

К. Рогов ― Там совершеннейшая ерунда. Ну, в конце концов, разве что разрешить использование пиратского копирования. Но за это на самом деле будут ещё контрсанкции от Америки, от которых мама не горюй.

Д. Потапенко ― Самое главное, что воспроизвести современную технологию невозможно.

Е. Альбац ― Китайцы же способны.

Д. Потапенко ― Для этого необходимо оборудование, инженерные и научные кадры. То есть очень много всего не хватает…

Е. Альбац ― А как же китайцам удаётся воспроизводить? Я никогда не забуду, когда они научились воспроизводить то, что в Милане производится. Стекло.

Д. Потапенко ― Муранское стекло. Дело в том, что по сути, Китай — это международная фабрика по подделыванию. То есть, они владеют множеством технологий. А мы-то на другой позиции, у нас-то ни фига нет — ни оборудования, ни станков, ни ингредиентов…

К. Рогов ― В общем, то, что сегодня происходит, это такое разрушение России, это урон на десятилетия. И вообще непонятно, как из этого выбираться, и когда это удастся.

Д. Потапенко ― Вопрос только: кому и зачем?

К. Рогов ― И как это вернуть к какой-то более-менее нормальной ситуации. Потому что там по санкциям этим никаких ограничений нет. Механизм их возврата вообще не прописан. И это какой-то кошмар!..

Е. Альбац ― Всё-таки хочется думать, что всё будет не так плохо, как говорит Кирилл Рогов и мои гости сегодня в эфире: Александр Гольц и Дмитрий Потапенко. Всем спасибо, услышимся через неделю.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

СССР быковал — добыковался, добыкуется и Россия. Человечество — большой саморегулирующийся муравейник, и оно сумеет отличить, кто чего-то стоит, а кто делает вид, что стоит…
________________________________________

И всё же хочется разделить солнечный оптимизм политолога К. Рогова в отношении недопущения настоящей большой войны. Никто не будет воевать из-за горсточки сирийского песочка…
________________________________________

Шикарная получилась передача! Спасибо.
________________________________________

Путинская Россия, в отношении цивилизованного мира, напоминает бабуина в зоопарке, который через решётку клетки скалится и показывает всем красную жопу, изображая из себя вожака стаи. Но, ей богу, она доиграется, и скоро на клетку повесят табличку: "Не кормить!" (с)…
________________________________________

Гольц — умница. Успел рассказать много интересного.
________________________________________

Кусать Россию опасно — можно заразиться вирусом русскага мира, а это быстро ведёт к отуплению и облысению.
________________________________________

Да, человечество уже давно всё оценило. "Мы самым серьёзным образом оцениваем действия США и союзников…" — грозно изрёк крошка Цахес! И что дальше? Захотели они и бомбанули, никого не спросясь! Получил и утёрся! Так зачем было хвастаться своими мультяшными вооружениями, как самым большим своим достижением за 20 лет безраздельного правления? Ракеты-то мультяшные, но средства на них были потрачены всамделишные и огромные! И это в стране, экспортирующей больше всех газа, с почти полностью негазифицированным населением на селе и в частном секторе, в стране, где в 20-ти км от Москвы дороги, по которым ещё наступал Наполеон, вода из колодца и выгребные клозеты даже в школах!..
________________________________________

ВВП России меньше ВВП одного города Нью-Йорк. О каком противостоянии идёт речь? Что за цирк? Всё противостояние с США исключительно в телевизоре…
________________________________________

Большая война — гарантированное взаимоуничтожение, а мериться морковками в малых — это мы уже проходили. Давно пора бы уже уяснить, что у нас на них по сравнению с НАТО кишка тонка.
________________________________________

Россия помогла освободить Сирию от ИГИЛ, США всё еще копается в Ираке. Это из сравнений.
________________________________________

Окурку всё равно, как будут жить граждане РФ. Его друзья и так уже давно получили дополнительные гражданства, и капитал вывели заграницу. Ватники дальше будут "молиться" на своего телевизионного кумира, а получать взамен "телевизионную заботу". Зато Окурок умеет на лошади ездить, нырять в батискафе, управлять самолётом и вообще обладает многими очень "полезными" качествами для президента. Но в результате получается, что РФ "кака была, кака есть"…
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгения Альбац

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Военные агрессии (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Разжигание розни (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Международные события (0) > Америка (0)
  • Международные события (0) > Европа (0)
  • Международные события (0) > Ближный Восток (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 18.06.2018 - ДВА ГОДА НА ДОЖИТИЕ
  • 18.06.2018 - НОВЫЙ ВИТОК ГОНКИ ВООРУЖЕНИЙ
  • 17.06.2018 - ПИСЬМО ЕВРОПЕЙЦАМ
  • 17.06.2018 - АТАКА НА КАРТИНУ РЕПИНА
  • 16.06.2018 - О ВСЕМИРНОЙ ЗАБИВЧИВОСТИ
  • 16.06.2018 - ИНТЕРВЬЮ ИГОРЯ НИКОЛАЕВА
  • 15.06.2018 - СТАЛИНИЗМ БЕЗ ФАВОРИТОВ
  • 14.06.2018 - ЗЕМЛЯ НОД
  • 12.06.2018 - КАК ЧЕМПИОНАТ МИРА ЗАСТАВИТ РУССКИХ ПОЛЮБИТЬ ЗАПАД
  • 12.06.2018 - ТОНКАЯ СКУЧНАЯ ЛИНИЯ
  • 11.06.2018 - ПУТИН ЗАВИДУЕТ СЕНЦОВУ
  • 10.06.2018 - КАК ЖИВЁТСЯ НЕГРАМ В РОССИИ
  • 09.06.2018 - ОТПУЩЕНИЕ ГРЕХОВ ОЛИГАРХАМ
  • 08.06.2018 - ЗАЯВЛЕНИЕ БЮРО ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 08.06.2018 - ЭТА ОТВРАТИТЕЛЬНАЯ КОРРУПЦИЯ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru