Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[26.05.2018]

КИМ НЕ ОТКАЖЕТСЯ ОТ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ



Как не состоялся саммит Трампа и Кима и что теперь будет. Перед КНДР встаёт трилемма: отказ от стратегического оружия, война или капитуляция перед Китаем.


В четверг 24 мая Дональд Трамп объявил, что саммит с Ким Чен Ыном, намеченный на 12 июня, не состоится. Белый дом опубликовал письмо американского президента, в котором Трамп в подчёркнуто уважительной манере сообщал «уважаемому господину председателю» Госсовета КНДР, что саммит отменяется в связи с последними заявлениями Северной Кореи (о них речь пойдёт ниже), одновременно замечая, что если Ким Чен Ын передумает, то он может написать или позвонить Трампу, который, в принципе, готов встретиться с ним в будущем.

Сообщение появилось через несколько часов после того, как КНДР торжественно уничтожила ядерный полигон на глазах у специально приглашённых журналистов иностранных СМИ, что означает, что время было выбрано специально — отмени Трамп встречу раньше, полигон мог бы остаться цел.

Что теперь будет? Ответ на этот вопрос важен и для северокорейцев, и для всех соседей КНДР, потому что, как неоднократно намекал Трамп, альтернатива переговорам — это военные действия.

Судя по имеющейся информации, в ближайшее время Пхеньян попытается «спасти» саммит, не идя, впрочем, на главную уступку — отказ от ракетно-ядерной программы. Вероятность того, что это ему удастся, не слишком велика. В перспективе это может привести к новому обострению отношений и к тому, что тогда Пхеньян будет готов пойти на многое, чтобы получить помощь Китая, потому что от возможной американской операции Северную Корею может спасти только Пекин.


КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РАЗРЯДКИ

Разрядка на Корейском полуострове, кульминацией которой должен был быть саммит 12 июня, началась в конце ноября 2017 года. В прошлом году КНДР провела множество ракетных и одно ядерное испытание — в сумме, видимо, больше, чем на какой бы то ни было другой год. Всё это, разумеется, сопровождалось обычной истерикой в мировых СМИ про то, что «Корейский полуостров находится на грани войны», хотя именно в 2017-м у них было для этого больше оснований — Дональд Трамп регулярно намекал, что может нанести удар по Северной Корее, если у США не останется другого выхода.

Но в ноябре КНДР внезапно объявила, что развитие её стратегического оружия завершено. В новогодней речи 1 января Ким Чен Ын призвал к улучшению отношений с Южной Кореей, а во время визита северокорейской делегации на Юг в феврале во время Олимпиады пхеньянские чиновники активно намекали, что они хотели бы переговоров и с Вашингтоном.

Новости по этой части пришли в марте — представители южнокорейских спецслужб посетили сначала Пхеньян, а затем Вашингтон, где объявили, что Ким Чен Ын хотел бы встретиться с Трампом. Правда, судя по мало кем замеченному сообщению CNN, Высший Руководитель сказал об этом вскользь, но Трамп поспешил согласиться — и колесо завертелось.

Новый госсекретарь США Майк Помпео несколько раз посетил Пхеньян, после чего Ким Чен Ын согласился выпустить на волю трёх граждан США, арестованных как раз для такого случая, а 10 мая президент Трамп объявил, что саммит состоится 12 июня в Сингапуре. И тут разрядка начала давать сбои.

15 мая Северная Корея внезапно отменила намеченную на тот же день межкорейскую встречу, назвав в качестве предлога проходившие с 11 мая совместные американо-южнокорейские учения Max Thunder и посоветовав США задуматься о судьбе предстоящего саммита. Заявление огорошило Сеул — ведь в марте Ким Чен Ын сказал делегации спецслужбистов, что с пониманием относится к тому, что Юг проводит учения с США.

Через несколько часов подоспело и второе заявление: первый замминистра иностранных дел КНДР Ким Ке Гван ответил на слова советника Трампа по вопросам национальной безопасности Джона Болтона. Болтон — по-видимому, самый радикальный милитарист на американской политической сцене — сказал, что КНДР стоит разоружиться по ливийскому сценарию, имея в виду 2003 год, когда напуганный вторжением в Ирак Муаммар Каддафи добровольно отказался от ядерной программы Триполи. В ответ на заявление Болтона Ким Ке Гван сказал, что ливийского сценария не будет и полного отказа от ядерного оружия тоже не будет, а если Америка продолжит так себя вести, то саммит может быть и отменён.

Через несколько дней скепсис по поводу саммита выразил и Трамп, сказавший, что он не уверен, состоится ли встреча.

Наконец, 24 мая КНДР опубликовала ещё одно заявление — на этот раз подписанное Чхве Сон Хи, замминистра иностранных дел и заведующей североамериканским бюро министерства. У госпожи Чхве, дочери бывшего премьера Чхве Ён Нима, есть репутация талантливой переговорщицы, но заявление за её подписью было выдержано в более или менее обычной северокорейской манере: в случае, если Болтон и вице-президент Пенс (лично Трампа КНДР не критикует с марта) не прекратят так себя вести, госпожа Чхве посоветует Ким Чен Ыну ещё раз подумать насчёт саммита.

Формально именно это заявление была выбрано Трампом в качестве повода для отмены саммита, хотя настоящей причиной было скорее то, что стороны просто не смогли прийти к компромиссу в ходе переговоров перед встречей на высшем уровне.


КИТАЙСКИЙ ФАКТОР

Другим важным аспектом всей дипломатической игры последнего полугода являются интенсивные переговоры КНДР с Китаем. До 2018 года Ким Чен Ын вообще избегал иностранцев и ни разу не встречался с главой другого государства. В этом году он встретился с Си Цзиньпином уже два раза — в марте и мае, а северокорейские чиновники провели ряд переговоров с китайскими коллегами.

Освещение этих переговоров в официальной прессе обеих стран показывает, что стороны скорее всего к соглашению не пришли.

Первый, мартовский, саммит Кима и Си был освещён в спецвыпуске официального партийного рупора «Нодон синмун», состоявшем из восьми страниц вместо обычных шести. В тексте сообщений при упоминании Си Цзиньпина употреблялись особые аффиксы уважения, которые обычно используются только по отношению к членам семьи Кимов (последним не членом семейства, удостоенным такой чести, был Мао Цзэдун в 1976 году). Наконец, что было совершенно беспрецедентно, в день рождения Ким Ир Сена «Нодон синмун» посвятила первые две страницы встрече Ким Чен Ына с китайскими дипломатами, отправив сообщения про Вождя-Отца на скромную третью страницу.

Но после второго саммита стало ясно, что что-то пошло не так. Аффиксы уважения к Си Цзиньпину исчезли из северокорейской прессы без следа. Встреча Си с корейскими дипломатами 16 мая была освещена только в коротком сообщении на первой странице. В то же время фотография агентства Синьхуа показывала, что на встрече Си Цзиньпин сидел в центре, а дипломаты — по бокам, а сзади были вывешены флаги КНР и Коммунистической партии Китая, и ничего северокорейского — как будто это было, допустим, заседание китайского ЦК, а не международная встреча.

Наконец, сообщение об очередной встрече 25 мая «Нодон синмун» вообще поместила на четвёртую страницу.

То есть, скорее всего, за месяцы переговоров стороны не пришли к соглашению, о чём свидетельствует и тот факт, что по итогам обоих саммитов не было принято никакой, даже самой формальной декларации. Скорее всего, Си Цзиньпин выдвинул какие-то требования, которые Пхеньян отказался выполнять — но пока мы не знаем, в чём они заключались.


ЧТО ТЕПЕРЬ БУДЕТ?

Судя по первой реакции Пхеньяна, КНДР надеется всё же спасти саммит. После демарша Трампа первый замминистра иностранных дел КНДР (всё тот же Ким Ке Гван) выступил с официальным заявлением. Заявление было полно такой теплоты к Трампу, которой не удостаивался ни один американский президент с момента образования КНДР в 1948 году. Ким Ке Гван высоко оценивал усилия Трампа по подготовке саммита, говорил, что Северная Корея открыта к диалогу в любой момент — но и что на односторонний отказ от стратегического оружия Пхеньян не пойдёт.

Но ведь именно в этом и состояло главное требование Вашингтона. Трамп, а также Пенс, Помпео, Болтон и ряд других крупных американских чиновников, чётко дали понять КНДР, что очередной спектакль с «поэтапной денуклеаризацией» не пройдёт. Утром деньги (то есть полный и абсолютный отказ от всего ракетно-ядерного), а вечером стулья (снятие санкций, крупномасштабные американские инвестиции и помощь) и никак иначе.

Поэтому саммит и был отменён — КНДР и США не оставили друг другу места для компромисса.


Выпущенная в США памятная монета к саммиту США-КНДР обречена стать
нумизматическим раритетом. Фото: AFP

Если события продолжат развиваться в том же направлении, в среднесрочной перспективе отмена саммита может означать для КНДР трилемму: отказ от стратегического оружия, война или капитуляция перед Китаем. Будучи жёстко поставленным перед таким выбором, Ким Чен Ын скорее всего выберет третье, хотя до последнего момента будет пытаться уйти от необходимости выбирать — все три альтернативы не из приятных.

Если ситуация будет развиваться по этому сценарию и КНДР превратится в сателлит Китая, это будет означать либерализацию в Северной Корее, поскольку китайское начальство сможет, с одной стороны, обеспечить стабильность в стране, а с другой, сильно отличается от Ким Чен Ына представлениями о необходимых масштабах государственного террора — в лучшую сторону.

США это должно устроить, так как стратегическое оружие КНДР окажется под надёжной китайской рукой. Так что, если это произойдёт, «идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой для новой эры» могут действительно принести пользу миллионам людей.


КОММЕНТАРИЙ ВЛАДИМИРА ФРОЛОВА

Утром в субботу 20 апреля Ким Чен Ын на заседании ЦК Рабочей Партии Кореи заявил, что КНДР успешно завершила программу создания ядерного оружия большой мощности и установки ядерных боезарядов на баллистические ракеты большой дальности и поэтому намерена прекратить ядерные испытания и пуски МБР, закрыть ядерный полигон на севере страны, присоединиться к международным усилиям по запрещению ядерных испытаний. КНДР обязуется ни при каких обстоятельствах не передавать третьим странам ядерное оружие и ядерные технологии, не применять ядерное оружие первой, если в отношении КНДР не будет угрозы применения ядерного оружия. В дальнейшем КНДР намерена сосредоточиться на развитии мощной социалистической экономики, повышении уровня жизни населения и создании благоприятных внешних условий, эффективного диалога с соседями и укрепления мира и стабильности на Корейском полуострове и в мире в целом.

Столь позитивная декларация о намерениях сделана менее чем за неделю до встречи лидеров Северной и Южной Кореи 27 апреля в районе демилитаризованной зоны. Вместе с тем ясности относительно формата возможной договорённости и достижимости компромисса пока нет. Открытым остаётся вопрос о понимании сторонами конечной цели переговоров. Для США это «полное, проверяемое и необратимое ядерное разоружение КНДР» в относительно сжатые сроки (два–три года). При этом непонятно, на какие уступки и позитивные стимулирующие шаги в адрес КНДР были бы готовы пойти США. Как считает Болтон, программа ядерного разоружения в идеале должна выглядеть как демонтаж ливийской ядерной программы в 2007 году (главным переговорщиком по которой был сам Болтон), когда всё оборудование демонтируется и перевозится на территорию США в обмен на снятие санкций.

Вряд ли это реалистичный сценарий, хотя бы потому, что ливийской ядерной программы толком не существовало (она была в зачаточном состоянии), а у КНДР это развитая отрасль промышленности с десятками, если не сотнями предприятий и ядерных объектов (например, реактором в Йонбене), которые не могут быть демонтированы в силу своей радиоактивности, не говоря уже о предприятиях ракетной промышленности. Да и сам «ливийский сценарий» не может вызывать у северокорейских лидеров позитивных ассоциаций. И если всерьёз говорить о верификации и необратимости, то это подразумевает такую степень глубины международных инспекций, которая может оказаться неприемлемо унизительной для северокорейского режима, привыкшего «не поступаться суверенитетом».

Нет никаких оснований полагать, что такое видение денуклеаризации разделяет Ким Чен Ын. В официальных заявлениях Пхеньяна ни о чём подобном не говорится. Ким пока говорит лишь о прекращении ядерных испытаний и пусков ракет большой дальности. Это не означает, что будет прекращена наработка оружейного урана и плутония, сборка новых ядерных боезарядов и производство новых ракет. Объявлено лишь о некотором качественном ограничении на дальнейшее совершенствование ядерного арсенала. КНДР провела шесть ядерных испытаний (как Индия и Пакистан), у неё есть несколько работающих дизайнов ядерного боеприпаса, включая термоядерный, новые испытания для повторения существующего дизайна не нужны, если нет цели сделать боезаряд более миниатюрным или с усилением какого-то одного поражающего фактора.

Решение закрыть полигон для ядерных испытаний, скорее всего, вообще было вынужденным — после последнего взрыва мощностью в 150 килотонн гора, под которой рылись туннели для проведения испытаний, просела и, похоже, завалила шахты. Создание нового полигона займёт много времени, а пока можно заняться пиаром. В равной степени вынужденным может быть и отказ от дальнейших испытаний МБР. Пхеньян, судя по всему, столкнулся с проблемами в создании боевой части ракеты, которая сможет выдержать вход в плотные слои атмосферы, обеспечив выживаемость и подрыв боеголовки точно над целью. По крайней мере, испытаний, чётко демонстрирующих такие возможности, проведено не было. Но для переговоров с США это не имеет большого значения — американцы должны будут исходить из того, что КНДР может доставить на континентальную территорию США ядерную боеголовку.

Другая часть заявления Пхеньяна — о намерении не передавать и не экспортировать ядерное оружие и технологии — сделана вообще с позиций «ответственной ядерной державы», осознающей свои обязательства по нераспространению при обращении с ядерным оружием на годы вперёд. Именно так северокорейский лидер позиционирует страну для внутренней аудитории — как успешную и процветающую ядерную державу. Но для США это не предмет переговоров.

Ранее в ходе диалога с США и Южной Кореей Пхеньян обозначал конечную цель переговоров как «полную денуклеаризацию Корейского полуострова» (якобы Ким теперь говорит южнокорейцам о «денуклеаризации КНДР» в обмен на устранение «угрозы»). В дальнейшем на неправительственном экспертном уровне и в официальном заявлении в середине 2016 года, Пхеньян разъяснял своё понимание «условий денуклеаризации» как «устранение угрозы КНДР от американо-южнокорейского военного альянса», американских войск в Южной Корее и «ядерного зонтика» США над Южной Кореей и Японией. Все эти условия неприемлемы для США, и северокорейское руководство это хорошо понимает. Возможно, по этой причине требование о выводе американских войск из Южной Кореи больше не упоминается Кимом в качестве предварительного условия для переговоров, что не мешает его выдвинуть позднее. Тут тоже нет ничего нового — ещё отец нынешнего лидера КНДР говорил американцам, что Пхеньян готов согласиться с бессрочным военным присутствием США в Южной Корее, если будут устранены «другие угрозы». США всегда давали понять, что не собираются делать свой военный альянс с Южной Кореей предметом переговоров.

Пхеньян если и говорит о денуклеаризации, то только в весьма долгосрочной перспективе, до которой КНДР должна оставаться де-факто признанной ядерной державой. В США многие тоже считают, что реалистичным планом может быть только установление международно проверяемых количественных и качественных ограничений на ядерный арсенал КНДР. Но для Трампа это пока неприемлемо, ведь такое решение означало бы повторение уже применявшегося предыдущими администрациями подхода в переговорах с известным негативным результатом. По данным японского агентства Kyodo, главы США, Японии и Южной Кореи обсуждают совместный план по денуклеаризации Северной Кореи до 2020 года. Разумеется, это было бы историческим достижением Трампа. Но пока трудно сказать, как это может быть достигнуто.

Северная Корея предприняла значительные усилия, чтобы лучше понимать, что и как движет Дональдом Трампом, и, возможно, корейцы смогли прийти к выводу, что главное для Трампа — получить «победу» или то, что он сможет подать в СМИ как «победу». Собственно, эта «победа» может пониматься Трампом и его окружением достаточно узко — как устранение угрозы применения ядерного оружия КНДР по территории США. Именно так узко сформулировал цель переговоров с Северной Корей Майк Помпео в ходе слушаний в Сенате по утверждению своей кандидатуры на пост Госсекретаря. Но такая узкая цель не требует полной денуклеаризации КНДР — достаточно проверяемым порядком уничтожить северокорейские МБР и объекты по их производству.

Конечно, это была бы «победа» Трампа. Ким Чен Ын в своём последнем заявлении как раз указывает на достижимость такой узкой цели — он прекращает пуски МБР и ядерные испытания (отказывается от качественного совершенствования наиболее угрожающей США части своего арсенала), но ничего не говорит о пусках ракет средней и малой дальности или ракет на подводных лодках, угрожающих только союзникам США в Южной Корее и Японии. Неудивительно, что премьер-министр Японии, встречаясь с Трампом на прошлой неделе, без видимого энтузиазма комментировал перспективы саммита США-КНДР. Для Японии важна полная денуклеаризация Северной Кореи или как минимум ликвидация всех северокорейских ракет средней дальности, способных достичь Японских островов, но за это, вероятно, Токио придётся «заплатить отдельно».



ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК

Фёдор Тертицкий

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Интересное (0)
  • Международные события (0) > Америка (0)
  • Международные события (0) > Юго-восточная Азмя (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 18.06.2018 - НОВЫЙ ВИТОК ГОНКИ ВООРУЖЕНИЙ
  • 15.06.2018 - СТАЛИНИЗМ БЕЗ ФАВОРИТОВ
  • 10.06.2018 - КАК ЖИВЁТСЯ НЕГРАМ В РОССИИ
  • 09.06.2018 - ДЖИНН АБСОЛЮТИЗМА
  • 05.06.2018 - СТРАТЕГИЯ ОПЕК+
  • 30.05.2018 - КУЛЬТ НАСИЛИЯ
  • 29.05.2018 - ЭКСПОРТЁРЫ СТРАХА
  • 27.05.2018 - ГЕНРИ ФОРД И ПРОБЛЕМА РОСТА
  • 26.05.2018 - ПОИСК СЧАСТЬЯ И СТРАХ ОДИНОЧЕСТВА
  • 25.05.2018 - УМОМ НУЖНО ВЫДЕЛЯТЬСЯ
  • 25.05.2018 - ОДИНОЧЕСТВО ПОЛУКРОВКИ
  • 18.05.2018 - ПРОТИВОСТОЯНИЕ РОССИИ И ЗАПАДА
  • 17.05.2018 - КАК ЗАПАД УСИЛИВАЕТ БОРЬБУ С ГРЯЗНЫМИ РОССИЙСКИМИ ДЕНЬГАМИ
  • 15.05.2018 - ТАКАЯ ОЧЕНЬ СУВЕРЕННАЯ СТРАНА
  • 11.05.2018 - НОВЫЕ УГРОЗЫ МИРУ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru