Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[08.06.2018]

ЭТА ОТВРАТИТЕЛЬНАЯ КОРРУПЦИЯ

Сергей СМИРНОВ: журналист, главный редактор Медиазоны


Сергей СМИРНОВ:


В том, что есть коррупционная составляющая при назначении на какие-то посты, это до сих пор не думаю, что какое-то супероткровение. Не надо думать, что это что-то совсем новое. Такое, безусловно, существует в самых разных регионах на самые разные посты.


О. Бычкова ― Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». С особым мнением у нас сегодня главный редактор Медиазоны Сергей Смирнов. И хотела я начать вот с какой истории. У меня конкретно по вашей специализации как обычно очень много вопросов. Но начну я с Дагестана и загадочного полковника, а может быть нет, дагестанского МВД, который якобы хотел купить пост министра за два миллиона долларов. Это немало.

С.Смирнов ― Недорого, кстати, нормально.

О. Бычкова ― Кризисная цена, скидки. Девальвация.

С.Смирнов ― В принципе неплохая сумма, судя по рынку. Потому что много рисков, это же всё-таки пост МВД, а МВД под ударом. То есть это не главное ведомство. Так что два миллиона — нормальная сумма.

О. Бычкова ― То есть всё-таки демпинг?

С.Смирнов ― Это скорее не демпинг, а скорее выстраивание рыночных отношений на рынке силовых услуг, где всё-таки МВД не стоит очень высоко с точки зрения влиятельности. И поэтому два миллиона для регионального главы МВД выглядят вполне реалистичной суммой по рынку.

О. Бычкова ― То есть распродажа значит?

С.Смирнов ― Скорее, как это называется, происходит коррекция цен.

О. Бычкова ― А вообще на самом деле эта история выглядит правдоподобно с вашей точки зрения? Это не может быть какая-то подстава? Потому что там теперь всё как-то очень мутно в результате.

С.Смирнов ― Всегда, когда смотришь на такие истории, сразу не понимаешь, подстава или это не подстава. Тут может быть и так, и так. Тут одна из тех историй, где надо ждать какого-то развития, смотреть, что будет. Могло ли быть такое, когда один из крупных офицеров службы собственной безопасности пытается купить пост главы МВД в республике? Да, вполне возможно. Мы же понимаем, что СБ — это одна из самых влиятельных структур внутри. То, что такие вопросы часто решаются с помощью финансовых каких-то вливаний — тоже не особый секрет. Потому что публично такое обычно не очень обсуждается. Потому что доказательств нет, возможно клевета. Но между собой в каких-то условных кулуарах в принципе такие вопросы возникают, безусловно, тут вопрос в суммах.

В том, что есть коррупционная составляющая при назначении на какие-то посты, это до сих пор не думаю, что какое-то супероткровение. Не надо думать, что это что-то совсем новое. Такое, безусловно, существует в самых разных регионах на самые разные посты. В конце концов, есть пост главы ГИБДД какой-нибудь области и всё прочее. Так что, допускать, что такое могло быть — вполне можно. Допускать, что это была провокация и разыгранная комбинация, тоже можно. Проблема в таких делах обычно, что обе стороны сейчас закроются от СМИ. Одни попытаются договориться, другие посчитают, что доказательств вполне достаточно, и правду мы рискуем вообще не узнать, что там было в этой истории.


ПРАВДА И ЛОЖЬ В СМИ

О. Бычкова ― Это, к сожалению, постоянный вывод, который мы всё время делаем, обсуждая разные сюжеты. Узнаем ли мы когда-нибудь правду? Не факт, что мы когда-нибудь узнаем, что там случилось на самом деле. Потому что действительно инструментов узнать правду у нас, в общем, не очень много. Насколько правдоподобно тогда (продолжая тему правдоподобности) выглядит этот список Бабченко, где якобы 47 человек, включая наших коллег, известных украинских и российских журналистов. Вообще 47 человек в списке и всех их должны были убить?

С. Смирнов ― Тоже очень хороший вопрос. Отвечу примерно как на первый. Давайте рассуждать поступательно. Первое — могли ли вообще такой список составить кто-нибудь? Мы же не знаем конкретно, о чём идёт речь. Этих списков на нашей памяти, врагов России, а также наоборот друзей России, всего прочего…

О. Бычкова ― Покажите вообще просто нам пальцем на любого человека, включая нас с вами, кто не фигурировал бы в каких-нибудь из этих списков.

С. Смирнов ― Вот именно. Начнём с этого. Так вот эта традиция постсоветская составлять какие-то огромные списки и как угодно их использовать, я очень легко допускаю, что список мог быть. Второй момент — что касается самого дела. Мы всё равно упираемся в историю с Аркадием Бабченко. Опять же, тут есть аргументы и за и против сразу лично у меня. Поэтому я постараюсь не высказываться, хочется подождать развития. Потому что с одной стороны вообще доверия спецслужбам нет. Это тоже не новость, доверия спецслужбам нет, особенно когда они довольно странно изъясняются.

И потом эти списки странно появляются. То ли 30 человек, то ли 47. Почему он вообще появился, если они его хранили? Так что доверия спецслужбам нет. Причём нигде нет на самом деле. Не надо тут думать, что доверие к американским спецслужбам и даже британским намного выше. Нет, это закрытые структуры, им нет смысла доверять. Проблема же в контроле со стороны общества. Чем лучше контроль, тем больше оснований считать какие-то выводы логичными. И когда меньше контроля, а сейчас здесь контроля нет особого ни у нас, как мне кажется, ни по делу Бабченко…

О. Бычкова ― Чем больше контроля, тем больше, в конце концов, этих инструментов и возможности докопаться когда-нибудь до какой-нибудь правды.

С. Смирнов ― Безусловно. Третий момент. При этом мы понимаем, что заказные убийства были, ведь в Киеве был уже убит Шеремет. Мы же понимаем, что в центре Киева был убит бывший депутат Вороненков. То есть убийства сами по себе были. Это тоже для нас не какое-то откровение.

О. Бычкова ― Это не сказки.

С. Смирнов ― То есть, есть некий набор знаний, которые у нас есть на данный момент, и проблема заключается в том, что для очень многих история с Бабченко — это символ веры. Реально символ веры. То есть факты особо никому не нужны, что произошло — неважно. Во что мы до этой истории верили, так мы и трактуем эту ситуацию. Как мне кажется, это одна из главных проблем всей этой истории. Поэтому чтобы разобраться, хочется подождать. Насчет 47 человек я допускаю, что такое могло быть. Не могу сказать, что это выглядит уж очень убедительно. Особенно с учётом как написан список, если вы его видели. То маленькими буквами, то большими. Вообще странно, кто печатает так списки? В общем всё это очень странно.

О. Бычкова ― Где штабная культура?

С. Смирнов ― Ну да. У одного есть инициалы, у другого нет. Но при этом я же понимаю, что стилистически часто так и бывает. В конце концов, если говорить о списках, у нас же была террористическая группировка БОРН, не совсем связанная с государством, у которой были примерно похожие списки. Другое дело, что их не вывешивали. Но там были разные люди. И, кстати говоря, к вопросу, тем не менее, БОРН в России был разоблачён. И причём с участием спецслужб. И аргументы, которые мы услышали на суде, выглядели вполне убедительно, серьёзно. Имеется в виду по причастности. Хотя там счёт 7:5 присяжных, когда было первое убийство Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Там была сложная ситуация, там был вполне себе прозрачный суд. Потом были другие эпизоды. Но, тем не менее.

С убийством Немцова ситуация сложнее, безусловно. Но вероятнее всего исполнители тоже же были найдены. Конечно же, вопрос к организатору и заказчику. И это вопросы спецслужбам. Но мы же говорим о том, что заказные убийства очень сложные. Мы тоже должны понимать, что история с заказными убийствами очень сложная. Почему? Потому что есть исполнитель, есть организатор, есть заказчик. Это уже цепочка. В конце концов, цепочка может быть вполне анонимной. И вообще раскрывать заказные убийства крайне сложно. Мы же помним по 90-ым, какое количество было заказных убийств. И обычно они интуитивно были понятны, в чьих интересах. Так что, я бы не стал делать выводы, хотя вообще список выглядит несколько сомнительно. Но я бы не стал говорить, что это точно ерунда. Давайте подождем подробностей, в конце концов, дело движется. Посмотрим. Мне кажется, сейчас очень рано какие-то выводы делать.

О. Бычкова ― Если человек не умеет менять, например, размер шрифта на своём экране, это не значит, что он не умеет стрелять, предположим.

С. Смирнов ― И вряд составляли список те, кто стреляет. Разный профиль у всех.

О. Бычкова ― Да, но невозможно, говоря о деле Бабченко, не говорить опять обо всей этой очередной вечной уже просто, утомившей меня безумно, постправде. Вот уже не будем сейчас обсуждать Бабченко. Уже много об этом сказали. Тут каждый день новые версии. И вся история, например, с видеоблогером Соболевым, о которой мы говорили. Просто такого было так много, что даже уже и подробности как-то стираются. Вы думаете, этот ком будет нарастать?

С. Смирнов ― Я, к сожалению, считаю, что этот ком будет нарастать. Проблема же в чём? Это же проблема уровня доверия ко всему. Вообще ко всему. Типа нет фактов, есть только трактовка. Такой классический, мне кажется, постмодернистский сюжет, когда ты вообще ничего не понимаешь, что происходит. Хотя на самом деле, если разбираться в этой ситуации, там ничего особо сложного нет. Другое дело, что эти сюжеты следуют один за другим. И вопрос репутации.

О. Бычкова ― Давайте напомним нашим слушателям и зрителям, о чём идёт речь.

С. Смирнов ― Это очень известный популярный видеоблогер, который комментирует, в том числе политические новости. Он позавчера сообщил о том, что его избили. Все написали эту новость, потому что у человека аудитория несколько миллионов, и было бы странно не писать такую новость.

О. Бычкова― Странно было бы этого не заметить.

С. Смирнов ― Тут же проблема такая — если ты этого не замечаешь, есть основания тебя упрекнуть в том, что ты просто пропускаешь новости и плохо ориентируешься в повестке. На самом деле живёшь в 90-ых и не понимаешь, кто такие видеоблогеры. Это тоже сложность. А вчера он сказал, что это был социальный эксперимент, на самом деле он хотел посмотреть на реакцию общества при сообщениях об избиении…

О. Бычкова ― Ну а с другой стороны, что человек такого плохого сделал? Ну, вот да, действительно хотел посмотреть, как прореагируют, проверить нашу с вами чёрствость. Или чувствительность. Привлечь внимание. Может быть, выработать даже у своей многомиллионной аудитории привычку реагировать на такие вещи.

С. Смирнов ― Критически оценивать.

О. Бычкова ― Скорее, наоборот.

С. Смирнов ― Скорее критически оценивать информацию. Но это на самом деле как бы сказать, насколько это некрасивое поведение, потому что ты же не устраиваешь перформанс в обществе, где всё спокойно, где ничего не происходит. Где никогда никого не избивают. А у нас такие ситуации, такие сюжеты происходят постоянно. Понимаем довольно часто, что это всё не раскрывается. И уровень насилия очень высокий. Надо признать — достаточно высокий в стране. И конечно, ещё и обман, ещё и попытка девальвировать любое доверие к словам, к людям, которые жалуются на избиения, на пытки…

О. Бычкова ― Его аудитория в принципе чувствительна к таким вещам?

С. Смирнов ― Понимаете, я, к сожалению, не могу оценивать его аудиторию как таковую.

О. Бычкова ― Мы же понимаем, что аудитория в принципе как таковая чрезвычайно сегментирована.

С. Смирнов ― Это правда. Но проблема, что не надо преувеличивать полный отрыв сегментов аудитории друг от друга. Мне кажется это тоже не совсем так. Всё-таки мы все равно живём более-менее в одном обществе. И люди периодически общаются. Но мне кажется, это такая довольно сложная тема. Мне кажется такое поведение крайне некрасивым. Но при этом я не могу осудить его. В конце концов, для видеоблогера важнее хайп, обманывает ли он свою аудиторию или не обманывает…

О. Бычкова ― То есть в смысле работа у него такая. Но когда мы говорим о Бабченко, там есть мощный оправдательный мотив. Потому что была ли угроза жизни, не была ли, но если минимально такой разговор возникал, то, конечно, человек имеет право спасать свою жизнь и покой своей семьи всеми доступными ему способами. Особенно если ты имеешь дело со спецслужбами. Тут понятно. А вот просто хайп на ровном месте … тут нет никаких оправданий вообще.

С. Смирнов ― Конечно. Тут оправданий именно такого рода нет. Но есть другой разворот: зато мы говорим о том, что все могут манипулировать, никому особо не верьте. Вот я вам могу показать, и вы, несколько миллионов человек, сутки будете обсуждать фейковую новость. Может быть такое оправдание — никому не верьте вообще никогда ни в чём? Хотя на самом деле это совершенно ужасно. Мне кажется основной тезис постправды — это, конечно, ложное утверждение.

О. Бычкова ― Есть ли противоядие таким вещам? И будет ли оно выработано? Потому что у меня, например, такая совершенно оптимистическая точка зрения, что это просто какой-то новый уровень развития цивилизации и информационной культуры в частности. И просто ну вот мы все как человечество, как потребители, как производители информации просто столкнулись с новым явлением. Не первым в истории человечества. Просто надо как-то это переварить, пережить. И постепенно, ведь люди не идиоты, найдут способы верификации, способы оценки восприятия информации, рано или поздно, всё равно это выработается.

С. Смирнов ― Мне кажется это и сейчас уже есть. По большому счёту качественные СМИ работают по таким правилам и законам. И на самом деле, если посмотреть на новость про того же Соболева, большинство качественных нормальных СМИ написали новость в стилистике: он сообщил о нападении. То есть СМИ должны были информировать аудиторию, что он сообщает, что на него напали. Вчера он сообщил, что это инсценировка. СМИ и тут не допустили ошибки. Они не обманули своих читателей. Это постепенно должны приучать аудиторию к восприятию — да, расставлять слова, да, какие-то выделять акценты, да, мне кажется, больше никто о нём никакую новость не напишет. По крайней мере, значительное количество СМИ больше никогда не поверит ему после такой истории. И с этой точки зрения это тоже важный показатель. Или в следующий раз напишут, если он ещё раз сообщит об избиении: в прошлый раз солгавший видеоблогер Соболев опять сообщает, что на него напали.

О. Бычкова ― Хотите — верьте. Хотите — нет.

С. Смирнов ― Именно, ведь задача СМИ — информировать. А аудитория в любом случае постепенно, я думаю, сделает вывод. Безусловно, сначала не все. Мы вообще живём в очень большом таком информационном пространстве манипуляции. Тоже не секрет. Довольно долго, если учитывать телевизор. И конечно, это сложно всё преодолевать. Мне кажется тоже постоянные манипуляции сознанием — это очень большая проблема для общества.


ПОЧМУ ДЕЛО СЕНЦОВА НЕРАЗРЕШИМО

О. Бычкова ― Это выкрикивание в пространстве, например, сейчас, когда все мы с болью в сердце, конечно, наблюдаем за тем, что происходит с Олегом Сенцовым. И тут же очень много, каких-то акций в европейских столицах, какие-то слова на «Кинотавре», какие-то призывы и всякие штуки в Интернете, в соцсетях. А при этом мы понимаем, что высшее божество, которое сидит где-то в облаках на своём олимпе и от которого, в общем, как все говорят, единственно и зависит это решение — отпустить его, не отпустить, обменять, не обменять, ослабить хватку или нет. Но мы же ничего не знаем о реакции этой высшей силы, которая там сидит и смотрит. Есть какие-нибудь признаки того, что всё-таки этот информационный сигнал доходит?

С. Смирнов ― А я думаю, давно довольно дошёл. Это не новость. И он не первый раз дошёл. И вообще у меня есть своё представление, почему так происходит именно с Олегом Сенцовым в его деле.

О. Бычкова ― Почему?

С. Смирнов ― Я полагаю, что изначально в 2014 году, когда произошла эта ситуация, люди просто преподнесли эту историю как то, что Олег Сенцов реально планировал и был организатором будущих терактов. И это было доложено как абсолютный факт. И вся ситуация с Сенцовым пошла через призму этого тезиса. И рассматривается до сих пор. Это очень большая проблема.

О. Бычкова ― То есть жалкие ютуберы просто курят в коридоре?

С. Смирнов ― Абсолютно! В том и дело, что никто внимательно не следит за процессом, за тем, как он идёт. Один раз доложили, что этот факт есть, и этот факт как факт преподносится уже 4 года! И в этом, безусловно, огромная проблема ситуации с Олегом Сенцовым. Мне кажется, возможно, в этом и главная проблема, что до сих пор нет ни обмена, ни размена, ничего подобного, потому что эта информация была донесена именно в таком виде. Это очень большая сложность — как-то пробить стену, потому что ну как можно отпускать человека, который является организатором терактов.

О. Бычкова ― Как можно отказаться от своей точки зрения, сказать, да, мы тут были не правы?

С. Смирнов ― Никак! В том и огромная проблема России — силовики не могут отказаться от своей точки зрения, и они всегда её постараются максимально долго отстаивать. Редчайшие есть случаи, просто редчайшие, когда удаётся переломить ситуацию. Классический пример — дело Дмитриева. Это пример, когда удалось переломить ситуацию. Это всё-таки единичные случаи.

О. Бычкова ― А там удалось почему? Потому что уже все вопили или потому что была меньшая заинтересованность?

С. Смирнов ― Я думаю там уровень людей, заинтересованных посадить в тюрьму Дмитриева, оказался не настолько высоким и не настолько авторитетным на сто процентов, что позволило бы убедить Путина в том, что это абсолютная истина. То есть не те люди пошли объяснять, что это так. Или они на кого-то валили.

В деле же Сенцова похоже именно так. Были же другие фигуранты. Была Надежда Савченко. Но я подозреваю, что к ней подошли как, условно говоря, к женщине. В этой ситуации, всё-таки женщина. То есть, безусловно, существуют всё равно некие свои правила поведения и правила принятия решений. В деле Олега Сенцова я очень опасаюсь, что это остаётся главным, основным, и продолжает оставаться главной движущей силой всей этой ситуации. Потому что уже на протяжении четырёх лет мы очень много раз слышали про обмены, потому что все говорили про эти обмены. Сколько уже лет прошло, и ничего!..

О. Бычкова ― Вчера, например, сообщали, что там к нему поехал адвокат, друг и священник и это якобы является признаком чего-то очень положительного. Вы как это оцениваете?

С. Смирнов ― Я думаю, что российская правоохранительная система и пенитенциарная система может проявлять какую-то гибкость, и ситуация с Сенцовым показывает, что мы вполне себе готовы к каким-то гуманитарным жестам. Пустить всё-таки друга, разрешить священника — это в принципе, жест. Но я думаю, с точки зрения обмена это ни о чём не говорит, к сожалению. Потому что решение об обмене мне кажется, не принято. Если бы оно было принято, обмен бы давно состоялся.

О. Бычкова ― Но получается совсем людоедская ситуация! То есть человек может действительно голодать и умереть! А эти действительно считают, что это блеф, игра, или пускай умрёт?

С. Смирнов ― Мне кажется, такой довольно важный тезис заключается в том, что всё-таки я почти уверен, что никакой смерти они не допустят. Это довольно важно…

О. Бычкова ― То есть это чувствительно всё?

С. Смирнов ― Смерть, безусловно, будет страшно чувствительной.

О. Бычкова ― А что, мало людей погибает там у них в зоне?

С. Смирнов ― Людей, безусловно, погибает достаточно.

О. Бычкова ― Магнитские всякие…

С. Смирнов ― Они сделали вывод из истории с Магнитским. И я думаю, история с Сенцовым курируется на самом высоком уровне с точки зрения здоровья и всего прочего. И там выстроена такая вертикаль, чтобы с ним ничего не случилось. Думать о том, что про Сенцова все забудут, и он умрет от голода, я думаю практически невозможно. Ему будут колоть лекарства, будут вводить терапию. И это может продолжаться достаточно долго. Месяцами, скажем так, может продолжаться такая ситуация. А в чём проблема, что она продолжается месяцами? Чем дольше это происходит — тем меньше к этому будет внимания.

О. Бычкова ― Это правда. Да, собственно каждый день нам приносит какие-нибудь очередные ужасные новости. Каждая новая история ужаснее предыдущей. Как правило.

С. Смирнов ― И тут очень циничный вывод заключается в том, что голодовка, которая раньше была отчаянным ходом, сейчас не имеет прямо настолько особого практического смысла, поскольку современные медицинские средства и возможность контроля позволит сделать так, что человек не умрёт, но о нём будут постепенно всё меньше и меньше писать. Это очень сложная история.

О. Бычкова ― Это ужасно на самом деле звучит.

С. Смирнов ― Да, между прочим, у заключённых отобрали и прямо на глазах отбирают, может быть, один из самых главных возможных отчаянных жестов, которые они могли себе позволить. Потому что голодовка — это самый отчаянный жест. И по большому счёту получается, что отбирают именно сейчас.

О. Бычкова ― То есть человек совсем ничем не сможет распоряжаться? В том числе собственной жизнью и собственным телом?

С. Смирнов ― Не сможет.


ФУТБОЛЬНОЕ СУМАСШЕСТВИЕ

О. Бычкова ― Я уже говорила, что вчера в этой же передаче был Юрий Сапрыкин, я у него спрашивала, и у всех спрашиваю об этом. Потому что я всё равно не понимаю, у меня не укладывается в голове — все эти безумные меры так называемой безопасности и всего на свете в связи с футбольным чемпионатом. Не будем перечислять все эти кошмары с отключением газа, которого не произошло, по-моему, в Екатеринбурге — того нельзя, сего нельзя. Но эти несчастные студенты МГУ, которым теперь шьют уголовное дело из-за того, что они там что-то такое нарисовали на плакате против фан-зоны. И прочее. Почему так? Почему все совсем уже сошли с ума?

С. Смирнов ― Настолько сгустился ад вокруг чемпионата мира.

О. Бычкова ― Да. Но предел должен быть какой-то?..

С. Смирнов ― Нет, в том-то и дело! Знаете, какие есть уровни террористической опасности? Мне кажется, чемпионат мира находится у нас именно в красной зоне — максимального уровня террористической опасности! То есть вот тут было 50 совещаний, на 20 из них, возможно, присутствовал Путин и сказал: чтобы ничего вообще не было! Каждый у меня за всё это ответит…

Ну, я примерную рисую картину в том смысле, что для властей проведение чемпионата мира без эксцессов является наиважнейшей задачей. Они хотят, чтобы огромное количество болельщиков приехало из-за границы, и чтобы ничего не случилось во время проведения этого чемпионата. Это для них является суперприоритетной задачей! Просто задача максимум! Поэтому все спецслужбы, все силовики сейчас в таком напряжении придумывают любые способы, чтобы минимизировать какие-то угрозы. Они готовы на всё, что угодно. Сегодняшнее задержание координатора питерского штаба Навального, я думаю, относится к этому же. Они предполагают на время чемпионата мира всех закрыть подальше — не дай бог они будут проводить какие-нибудь акции!..

О. Бычкова ― Я прошу прощения за свой смех, это совершенно не смешно, когда человека закрывают. Но это смешно с точки зрения логики. Потому что где Навальный и где футбол? Прости, господи. Не говоря уже о том, что сам Навальный уже сидит при всём этом.

С. Смирнов ― Это называется: не дай бог хоть что-то случится! Сейчас это главная боязнь любых силовиков на любом уровне. Не дай бог в нашем регионе мы что-то пропустим! Мы лучше перекрутим гайки, отключим газ и всё, что угодно! На самом деле это история схожая с тем, когда Путин приезжает в какой-то небольшой город, и людям запрещают подходить к окнам…

О. Бычкова ― Там всё напалмом выжигают просто!..

С. Смирнов ― И сейчас происходит то же самое — только в пределах страны и в течение месяца. Ну да, супер меры безопасности. Я уж молчу, что происходит с известными футбольными фанатами и людьми, связанными с каким-то футбольным насилием. Они ещё в большем напряжении, поверьте, мне кажется даже, чем оппозиция!

О. Бычкова ― А их тоже сажают куда-нибудь?

С. Смирнов ― Мы пока не знаем, потому что информации особой нет. Но то, что спецслужбы и силовики с ними работали на протяжении года, угрожали…

О. Бычкова ― Воспитывали.

С. Смирнов ― Вы знаете, когда была драка английских и российских болельщиков и когда медиа говорили, что как это хорошо и как здорово, это всё была такая внешняя картина «Какие мы молодцы». Я думаю, там местные полицейские, те, кто организует безопасность чемпионата мира, схватились за голову. А если у нас какие-то драки будут не дай бог!..

О. Бычкова ― А что такого? Ну, подерутся. Они всегда дерутся. Подумаешь.

С. Смирнов ― Нет, это уже мировой скандал: «Россия не смогла обеспечить меры безопасности»…

О. Бычкова ― Но это же обычное дело.

С. Смирнов ― Нет! у нас такое невозможно совершенно! Это там, на загнивающем Западе фанаты могут драться из-за того, что очень плохо работают службы безопасности. У нас это совершенно исключено! Поэтому не дай бог…

О. Бычкова ― Строем будут ходить?

С. Смирнов ― То есть это главная угроза и риски. Я думаю, что меры безопасности будут гораздо жёстче, чем мы себе даже представляем! Мы ещё посмотрим, но я думаю, что будет максимум направлено на то, чтобы ничего, не дай бог, не произошло. Это будет своеобразно выглядеть, полагаю.

О. Бычкова ― А это по нарастающей происходит или всё-таки можно сказать, что как принято в подобных случаях. В общем, у нас же бывали и Олимпиада, митинги, коронация. В общем, как всегда или всё-таки в целом уже превосходит?

С. Смирнов ― Можно сравнить с ситуацией перед Олимпиадой 1980-го года, когда вообще всех подозрительных персон выселили из Москвы — вообще всех, кого можно было выселить!

О. Бычкова ― Ну так правильно, это же был 1980-й год.

С. Смирнов ― Значит мы вернулись в 1980-й год?

О. Бычкова ― А в 1991-ом тогда что же случилось? Или не прошло и десятка лет?

С. Смирнов ― Это правда. Это все выглядит чрезвычайно похоже, безусловно. Но ведь это же мировое событие, за которым следят миллиарды людей во всём мире! Тут, конечно, престиж и то, что на тебя все смотрят, — для властей очень важный фактор. И думаю, тут вопросы безопасности будут не меньше, чем на Олимпиаде в Сочи. Я думаю, гораздо больше — городов-то больше. Кстати, в этом случае обеспечить безопасность сложнее. И гораздо больше приезжих футбольных фанатов. Их же будет очень много! А ещё и их передвижение, и закономерные инциденты. Это всё надо будет отслеживать. Поэтому красная угроза.

Все силовики сейчас в душе проклинают, как они будущий месяц будут работать по 24 часа в сутки и с усиленными дежурствами. И это летом, причём заниматься придётся какой-то абсолютной ерундой! Но надо. Все переоденутся в гражданскую одежду. И все будут это патрулировать, сопровождать и всё прочее… Я уверен, для них как раз начинается совершенно страшное время без отдыха, без отпусков.

О. Бычкова ― Не знаю, как вы относитесь к футболу?

С. Смирнов ― Хорошо.

О. Бычкова ― Не могу не спросить вас: а вот оно вообще стоит того? Это всё.

С. Смирнов ― Тут же какой вопрос. В каждой стране, где проходит чемпионат, там есть же культура отношения к таким большим спортивным мероприятиям. А у нас культуры почти нет, зато она у нас помножена на культуру нашей власти и ещё и на принципы работы! В другой стране всё прошло бы, наверное, более расслаблено. И кстати возможно были бы инциденты. У нас, мне кажется, вариантов инцидентов и каких-то столкновений меньше даже, чем на Западе. Но что значит — того стоит? Это такая реальность, как называется, что на самом деле чемпионат мира проходит в условиях российской политической культуры! А у нас она такая: вот надо всему миру показать, что мы можем это организовать на сто процентов!

О. Бычкова ― Это всё наши традиционные потёмкинские деревни?

С. Смирнов ― А это и есть такая наша российская политическая культура. Это правда, она такая есть…

О. Бычкова ― Это покраска травы в зелёный цвет?..

С. Смирнов ― Это её особенности.

О. Бычкова ― Это фасады из бумаги?

С. Смирнов ― Да, но с другой стороны организовано, я думаю, всё будет достаточно хорошо. Как мы видели, в Сочи были хорошо организованы игры, безусловно. И я думаю, что чемпионат мира по тому, что происходит, вполне допускаю, знаете, как власти говорят: зато работает. Не без перегибов, но зато работает же. Ну, немножко перегнули в безопасности, перекрасили траву. Но зато как красиво всё вышло в целом…

О. Бычкова ― Красиво.

С. Смирнов ― Тут всегда люди выбирают баланс.

О. Бычкова― С другой стороны, видимо, всех всё устраивает?

С. Смирнов ― Типа месяц потерпим, потом будет легче.

О. Бычкова ― Зато праздник.

С. Смирнов ― Потом отдохнёте. Зато праздник на десятилетия же! На десятилетия все это запомнят!

О. Бычкова ― Хочу напомнить нашим слушателям, которые живут в Москве, что послезавтра будет благотворительный аукцион «Мемориала» в поддержку детей политзаключённых. Он будет в «Китайском лётчике» послезавтра в четверг вечером. Каждый раз, я всё время хожу на такие мероприятия и стараюсь там какую-нибудь копейку лишнюю оставить. То есть понятно, что кто-то может дать больше, кто-то меньше и не мне вам объяснять, что тут важна не сумма, а участие. Чем больше людей, тем лучше.

С. Смирнов ― Безусловно.

О. Бычкова ― Но вот вы мне говорили, что даже такие мероприятия, которые просто связаны со сбором денег в поддержку в данном случае детей, или семей или адвокатскую помощь, то есть ничего такого особенного…

С. Смирнов ― Предосудительного.

О. Бычкова ― Да, очень гуманитарно всё. Но даже их становится проводить всё сложнее. Это действительно так?

С. Смирнов ― Да, это правда. Их становится проводить всё сложнее. Все сложнее находить помещения. Всё сложнее находить людей, которые согласятся…

О. Бычкова ― Даже для таких сугубо филантропических целей?

С. Смирнов ― Даже для таких сугубо филантропических. Почему? Потому что для центра «Э» или ФСБ — это всё сбор неких подозрительных людей в одном месте в большом количестве. Благотворительность, не благотворительность, а начальство сказало: иди и разрабатывай. Сделай так, чтобы они не собрали. Тут чемпионат мира, кстати, поэтому вообще посмотрим, как это всё пройдёт. Но тут опять же сложность допускаю вполне, потому что очень много когда не очень лояльных людей собираются в одном месте даже с сугубо благотворительными целями, силовиками это рассматривается как некая угроза. Это, конечно, очень плохо и совершенно отвратительно выглядит.

Такое давление выглядит отвратительно, когда на детей политзаключённых собирают помощь. Выглядит это не очень хорошо. Ну, у силовиков своя логика. У всех своя логика. У них логика такая: вы там собираетесь, проводите антиправительственные мероприятия. И это перед чемпионатом мира!

О. Бычкова ― Опять же. Это в то время, как мы красим траву в зелёный цвет… А вы там непонятно чем занимаетесь… Ну, вы так это всё описываете, комментируете очень смиренно как-то.

С. Смирнов ― А как тут без смиренности? Тут ты живёшь в этой реальности, ты её понимаешь именно таким образом. Да, но это данность, которая есть на данный момент, вот она такая… Нам, конечно, она не нравится, но давайте честно скажем: взять сейчас её и сломать — это же невозможно. Именно в данный момент именно такую систему.

О. Бычкова ― И её ведь не удалось сломать в 90-е годы…

С. Смирнов ― Не удалось. Абсолютно. Мало того, в 90-е годы новая власть очень быстро стала использовать старые проверенные приёмы… И, кстати говоря, в этом плане у меня нет иллюзий, что при смене власти в России всё может быстро и резко смениться. Есть такая не самая лучшая политическая традиция. То, что сейчас происходит на самом деле, это довольно по́шло сравнивать, но правда похоже на то, что происходило в 20-ом веке.

О. Бычкова ― Мне кажется, там с ГУЛАГом по́шло сравнивать.

С. Смирнов ― Сравнения всегда кажутся такой натяжкой. Но я как историк могу сказать, что такие аналогии всегда кажутся натяжкой и притянутым за уши. Но, тем не менее, это же правда. Силовики, которые хотят выслужиться перед властью, готовы всячески задушить любые свободы. Не потому что они очень против этой свободы лично, они боятся, что если будет слишком свободно, они получат по голове от власти. Тут же такая логика действует, и она всегда примерно так и действует. Это эксцесс такого исполнителя, который бежит доказывать и делать так, чтобы не дай бог…

О. Бычкова ― Это власть, которая террористов боится меньше, чем собственного начальства…

С. Смирнов ― Абсолютно точно! И это очень большая проблема.

О. Бычкова ― Сергей Смирнов, главный редактор Медиазоны в программе «Особое мнение». Спасибо вам.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Тут дворником бесплатно не устроиться, а они толкуют про министра. Всё продаётся — честь, совесть… Чего же не торговать должностями?
________________________________________

Путинский Держи-Мордор — Империя тотального Вранья и всеобщей продажности. Много раз прихватывали ловкачей, приторговывавших депутатскими местами в ГосДуме, сенаторскими в Совете Федерации, министерскими должностями…
________________________________________

Интересно, за сколько купил свой пост Министра обороны РФ товарищ Шойгу, даже не служивший в армии?
________________________________________

Он купил не за деньги, он продал свою репутацию — за дворец, за большие звёзды на погонах, за прочие блага…
________________________________________

Шойгу просто не мог отказать Путину. Помните, как Путин его просил стать министром обороны?
________________________________________

В советские времена любой пост стоил вполне конкретных денег. И за US$ 2 млн. или за 6 млн. советских рублей можно было чего-то поиметь только на областном уровне в средней провинции. В столице и в те времена серьёзные посты стоили на порядки дороже…
________________________________________

Действие крамнашеского укола закончилось, сирийский укол вообще мимо жилы прошёл, открытие моста волнует мало. Футбол — это вообще только на месяц... Так чем поддерживать градус патриотического угара на фоне дела Скрипалей, голодовки режиссёра и окончания следствия по сбитому Боингу? Правильно — дать указания своим говнюкам мутить воду в Украине. И тут все средства хороши, что отвлекают от «успехов в экономике»…
________________________________________

С дураками трудно соревноваться — они верят только в то, во что верят независимо от того, что есть на самом деле. Ну, могут ещё поверить по команде или просто потому, что брешет свой. Вообще, вера — мерило дурости. А умным сложнее — факты проверять надо, шевелить извилинами. Патриотизм — тоже вера, дурацкая вера в то, что то место, где ты родился, уже поэтому лучше всех остальных. Дураку всегда проще, потому их и больше. Но кому-то дураком нравится быть, а кому-то не очень, хоть это и обходится дороже.
________________________________________

Прекрасно помню "Олимпиаду-80" и полупустые московские улицы. Главное, что пропали менты в форме, кроме сотрудников ГАИ.
________________________________________

Тогда в Москве вся оперативка была в штатском заграничном, изображала иностранцев-фирмачей с фирменными пакетами с изображениями голых девок на упаковках и лоскутами джинсовой ткани внутри, всё ловила недовысланную "фарцу" на живца…
________________________________________

Интересно, есть ли ещё страна в мире, в которой ЧМ по футболу можно было приравнять к стихийному бедствию типа землетрясения, урагана, цунами и т.д.? Слава Богу, хватило ума не отключать на месяц газ в 12 многоквартирных домах в Питере по распоряжению Ростехнадзора. А ведь могли бы…
________________________________________



ИСТОЧНИК

Ольга Бычкова

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Коррупция (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 22.06.2018 - РУССКИЙ КРЕСТ: ВЫМИРАЕМ
  • 20.06.2018 - ПОЧЕМУ НАШИ НАЧАЛЬНИКИ — ХАМЫ
  • 19.06.2018 - ДВА ГОДА НА ДОЖИТИЕ
  • 19.06.2018 - НЕПОПУЛЯРНЫЕ ПЕНСИОННЫЕ РЕФОРМЫ
  • 18.06.2018 - САНКЦИИ НА СПРОС
  • 18.06.2018 - НОВЫЙ ВИТОК ГОНКИ ВООРУЖЕНИЙ
  • 17.06.2018 - ПИСЬМО ЕВРОПЕЙЦАМ
  • 17.06.2018 - АТАКА НА КАРТИНУ РЕПИНА
  • 16.06.2018 - О ВСЕМИРНОЙ ЗАБИВЧИВОСТИ
  • 16.06.2018 - ИНТЕРВЬЮ ИГОРЯ НИКОЛАЕВА
  • 15.06.2018 - О ЧЁМ БЫЛИ ВЫБОРЫ
  • 15.06.2018 - СТАЛИНИЗМ БЕЗ ФАВОРИТОВ
  • 14.06.2018 - ЗЕМЛЯ НОД
  • 13.06.2018 - ЗАЯВЛЕНИЕ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 13.06.2018 - АРИСТОКРАТЫ ИЛИ ФЕОДАЛЫ?
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru