Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[26.07.2018]

ИМПЕРИЯ ПЫТКИ

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: российский публицист и журналист, телеведущий, издатель, педагог, политтехнолог, бывший советский диссидент


Глеб ПАВЛОВСКИЙ:


Мы живём, собственно говоря, в империи пытки. Это удивительно — в XXI-ом веке в России!.. Кто бы подумал. И ведь, это не какая-то политика специальная. Что интересно, это, как бы, вырабатывается самим аппаратом. И вам объяснят, почему это происходит — потому что требуют отчётность и не должно быть висяков…


О. Журавлёва ― Добрый вечер. Меня зовут Ольга Журавлёва, в гостях у нас сегодня политолог Глеб Павловский. Прежде, чем перейти к политическим всяким очень неторопливым движениям, я хотела вас спросить как бывшего сидельца про этот скандал, который вышел наружу из ярославской колонии. Во-первых, уникальна ли эта история, по вашему ощущению? И изменится ли что-нибудь от того, что она стала настолько гласной?

Г. Павловский ― Ну, измениться не может, потому что дело зашло очень далеко. Фактически пытка если не легализована, то нормализована — вы можете её встретить не только в колониях. Но и в полицейских отделениях, на следствии. Это не считается чем-то очень хорошим, но при этом подразумевается: «Ну, подумаешь. Они сами виноваты»… И это уже не остановится, пока на самом верху не будет сказано, что это самый тяжёлый вид преступления! То есть пока не начнётся борьба. Здесь борьба может пойти только сверху.

А снизу возможны только напоминания, что мы живём, собственно говоря, в империи пытки. Это удивительно — в XXI-ом веке в России!.. Кто бы подумал.

Ведь, это не какая-то политика специальная, понимаете? Что интересно, это, как бы, вырабатывается самим аппаратом. И вам объяснят, почему это происходит — потому что требуют отчётность и не должно быть висяков…

О. Журавлёва ― Я прошу прощения, когда вы говорите про следствие, мы слышали об этом всю жизнь, что выбиваются показания. Но когда человек — заключённый…

Г. Павловский ― Здесь есть динамика — вот, в чём дело. Что касается заключённых, то здесь как раз динамика в меньшей степени выразительна. Понимаете, идёт несколько процессов. На самом деле, пытка захватывает зону следствия и просто полицейской повседневности, чего раньше не было в такой степени. Это практиковалось даже в советское время, но это был эксцесс. Там могли дёрнуть, это называлось «на Петры». «Смотри, на Петры тебя пошлют. А на Петрах будут бить» (ну, Петровка, 38). Вот. Но опять-таки, бить, но не пытать электротоком.

А теперь, значит… А зона была плохая, и там ситуация была очень плохой. Всегда. И особенно она была плохой, прямо скажем, в 90-е годы, когда резко увеличилось количество заключённых. Мы, к сожалению, общество это прозевало (этот момент), когда практически удвоилось число зэков в зоне. И само пребывание стало пыткой. Но для определённого типа людей это было просто счастьем: расцвёл садизм.

А теперь я думаю, что это разные тенденции в разных направлениях. Медленно, очень медленно цивилизуется зона отдельными участками, отдельными секторами. Вот. Есть зоны такие и другие. И одновременно просто валом идёт пыточное следствие и пыточная полицейщина. Вот. Здесь надо просто требовать.

О. Журавлёва ― Кто и у кого должен требовать?

Г. Павловский ― Нет, требовать надо. Потому что пытка не совместима с государством. Понимаете, если у вас есть пытка, то государства у вас нет!.. Это значит, у вас просто есть тайная канцелярия и тому подобные дела, которые ещё Екатерина Вторая запретила, между прочим. Вот.

Это распад государства ещё до всех остальных причин. А кто должен требовать? Я думаю, здесь все, здесь все хороши, и в особенности, я думаю, те, кто лоялен, между прочим, власти. Они должны в первую очередь, если они верят в державность… не оппозиция либеральная, они должны! Никакой державности с пыткой не будет, так не бывает!

О. Журавлёва ― А вот это сознание, что если человек осуждён (не важно, праведно, не праведно), то он достоин пытки и другого ему, в общем-то, не положено. Такое представление, ведь, распространено не только внутри ФСИН. Тюрьма же вам не курорт…

Г. Павловский ― Да, но это… как бы, наше наследство, наши вот эти самые пережитки недавнего прошлого. Потому что зэка в русской досоветской традиции как раз (это для тех, кто говорит про скрепы) называли «несчастным». И ему помогали люди не потому, что сочувствовали ему политически там или по чему-то ещё. Просто сочувствовали и помогали: он несчастный, ему надо помочь.

Это, конечно, только всё последнее столетие создало вот этот принцип такого, какого-то идеального восторженного садизма. Вот это отсутствие, так сказать, естественного там равенства, не знаю, ума, таланта, работы, труда, трудовых результатов — оно привело к неравенству боли…

Ну, в чём мы не равны? Я выжил, а ты — нет. Вот это главное. И этот принцип из криминального менталитета перешёл к нам. У нас даже, я думаю, в Российской Федерации он более развился по сравнению с Советским Союзом, потому что СССР под конец уже одряб, пацифизировался, уже не пугал выживанием. А здесь принцип очень простой: «Я выживу, а ты — нет». И об этом говорит пытка: «Ты не переживёшь меня, а я тебя переживу». И тогда появляется принцип, как бы, неравенства, естественного неравенства: «Я, может быть, бедный, но я тебя переживу».

О. Журавлёва ― То есть получается, что люди, которые мучают других людей, они тем самым просто свидетельствуют, что они лучше?

Г. Павловский ― Да, они свидетельствуют, что они живы и что они успешны: «Раз я тебя пережил, значит, я успешнее тебя».

О. Журавлёва ― «Так у меня в руках электрошокер, и я успешней тебя»?

Г. Павловский ― Да, да, да. Совершенно верно, именно это. Это очень плохая человеческая антропология, которая очень долго и тяжело вытравляется цивилизацией.

О. Журавлёва ― А она вытравляется?

Г. Павловский ― И она вытравлялась у нас — в Советском Союзе никому бы такое в голову не пришло. Пытка в Советском Союзе считалась эксцессом. Она была, но считалась эксцессом. А теперь это, ну как бы, норма. Ну, вот, тебе не повезло…

О. Журавлёва ― А, вот, в связи с тем, что это норма… мы ещё вспоминаем про ОВД «Дальний» с бутылкой от шампанского. А вот Иван Непомнящих привлекал внимание к тому, что делали в колонии (в той же самой, по-моему), и вот эти постоянные обращения в суды — гласность помогает, как-то влияет?

Г. Павловский ― Понимаете, один раз это мало…

О. Журавлёва ― Им становится страшно?

Г. Павловский ― Нет. Мы пропустили момент, теперь надо давить. Потому что, разве одного гоголевского рассказа достаточно, чтобы отменили зуботычины? Нет. А у нас и Гоголей-то нету особенно. Поэтому здесь необходимо непрерывно давить в эту точку, потому что насилие стало нормой, насилие стало атмосферой. И оно страшным образом сочетается с комфортом. Здесь пытают, а здесь гуляют…

О. Журавлёва ― А здесь Wi-Fi!

Г. Павловский ― Рядом, рядом, понимаете? Рядом!

О. Журавлёва ― Да, вот нам напоминают советское: «Сдохни сегодня ты, а я — завтра». Да, именно об этом законе и говорит Глеб Олегович.

А вот, кстати, уже про большую, так сказать, политику. Как вам кажется, вот эти, чудовищные для нормального, скажем, сознания представления, которые постоянно вылезают наружу, вообще беспокоят кого-то из технологов, разработчиков идеологии?

Г. Павловский ― Технологов чего?

О. Журавлёва ― Политических технологов. Вроде вас, скажу так.

Г. Павловский ― Я пенсионер, а не технолог.

О. Журавлёва ― Я к тому, что туда, в Кремль имеет смысл обращать свои взоры?

Г. Павловский ― Ну, обращать в Кремль надо, так сказать, кампании общественного лоббизма, осуществляющие давление. Просто, конечно, жаловаться тоже, может быть, неплохо. Мы не можем взвесить, в какой момент что сработает. Вот, почему-то, как известно, но когда-то «Записки охотника» Тургенева потрясли императора (тогда ещё не императора даже, просто наследника). И он стал сторонником освобождения крестьян. Вот. Хотя, кто такой тогда был Тургенев?

Но, конечно, здесь уже мы не обойдёмся мягкими средствами, понимаете? Возможна ситуация, где режим переменится, а пытка распространится.

О. Журавлёва ― И пытать будут тех?

Г. Павловский ― Да. Какая проблема? Те же тех. Вот. И вы знаете, это же было в нашей истории. Так сказать, это не любят вспоминать, но, в общем, советская власть перебила часть бывших тюремщиков и полицейских, а часть забрала себе. И они прекрасно работали…

О. Журавлёва ― Кстати, нижегородская колония выиграла суд против «Собеседника» и Марии Алёхиной из-за статьи о мизерных зарплатах заключённых. Помните, когда Алёхина и Толоконникова сообщали о том, как именно устроена работа в колонии. И вот суд счёл не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство изложенные в статье сведения о том, что заключённые зарабатывают всего 200-300 рублей в месяц, трудясь по 8-12 часов. Колония предоставила справку об отсутствии нарушений. Это же аргумент, согласитесь?

Г. Павловский ― Но там частично суд согласился с точкой зрения колонии, частично её признал жалобу. Потому что, конечно, какие уж там реальные деньги?.. Какой уж там контроль рабочего времени? Понятно, что по таким вещам спорить с начальством в колонии не стоит.

О. Журавлёва ― Это ваш совет?

Г. Павловский ― Ну, нет, я же, всё-таки, сидел в другое время — оно было в чём-то более гуманным. Хотя, мне палец сломал киянкой абитуриент юридического факультета. Вот.

О. Журавлёва ― Это красивая вот сейчас деталь.

Г. Павловский ― Да. Он милый парень такой, нормальный, но он… Он отрабатывал возможность поступить в институт.

О. Журавлёва ― А, и служил охранником, соответственно?

Г. Павловский ― Да. Вот. Просто, ну, всё-таки зона — это не ад сегодня, но это жёсткое место и там надо выбирать. И я думаю, что все знают или очень быстро понимают, что надо выбирать поводы, по которым стоит конфликтовать. Есть поводы, по которым надо конфликтовать, а есть поводы, по которым не стоит. Мне так кажется. Ну, и потом речь идёт, в конце концов, о девушках, которые уже не там. Это уже радует.

Г. Павловский ― Понимаете, есть простые вещи. Ну, для начала перестаньте применять насилие к гражданам. Вот. Это уже изменит атмосферу очень сильно. И это значительно сильнее, чем любая цифровизация, если перестанут использовать рабские практики. Ведь, это рабские практики.

Кстати, соответствующая организация недавно отметила, что у нас около 900 тысяч людей, которых они квалифицируют как принуждаемых к рабскому труду. Я не знаю, трудно считать такие преступления, но они точно есть. А главное, главный принцип рабской практики — это применение физического насилия.

О. Журавлёва ― И запрет рабам иметь оружие.

Г. Павловский ― Да, конечно. Конечно. Это тоже юридический принцип. Что касается права на ношение оружия, да, я думаю, что это было бы сильным изменением атмосферы. Но просто это невозможно представить.

О. Журавлёва ― Ну, иногда ещё крестьянам. Откуда появились все эти восточные практики драться голыми пятками или деревянными палками? По-моему, тоже из тех же самых практик.

Кстати, я не знаю, это имеет отношение к рабству? Но тема проведения референдума о пенсионном возрасте как вам нравится? ЦИК до конца недели рассмотрит такую возможность. Вот, поступило такое предложение: «Согласны ли вы с тем, — это формулировка вопроса, — что в Российской Федерации возраст, дающий право на назначение страховой пенсии по старости повышаться не должен?» Рискнут провести такой референдум?

Г. Павловский ― Ну, это похоже на манипуляцию, честно говоря. Вопрос звучит странно, потому что он равнозначен конституционному принципу «А что значит на вечные времена?» Уже поэтому это, кстати, не может быть принято. Что, на вечные времена всем будущим поколениям запретить менять Конституцию?..

О. Журавлёва ― Заповедано.

Г. Павловский ― Вот. Не понятно. Это если бы хотели получить результат, то, значит, надо просто обусловить изменение пенсионного возраста, возраста выхода на пенсию референдумом. Это возможно, наверное. Это можно требовать. Референдум — хорошее дело, если его принимают.

О. Журавлёва ― Но вы бы как сформулировали простой и ясный вопрос, который бы дал вот сейчас ответ на референдуме?

Г. Павловский ― Сейчас, значит, сейчас должно быть тогда два вопроса. Первый вопрос должен быть о том, должно ли изменение пенсионного возраста требовать референдума? Это вполне возможный подход. Это серьёзный подход, потому что в этом, действительно, заинтересован не только пенсионер, но и работающий. И второй — касательно нынешнего повышения — согласны вы с таким повышением или нет?

О. Журавлёва ― И ещё немножко по поводу пенсионных реформ. Увеличение пенсионного возраста — это теперь такие, не совсем приличные слова, их не везде можно говорить. Но, тем не менее, нам с вами можно. Вопрос, который задаёт наш слушатель на сайте: «Путин на прошедшей неделе выразил своё неодобрение планов по повышению пенсионного возраста в России (вот, мне нравится эта формулировка). Многие от него этого уже не ждали. Это указывает на то, что в 2024-ом он снова выставит свою кандидатуру на следующий президентский срок?» Вот так воспринял наш слушатель выступление Путина.
А, вот, так сказать, более высоколобые эксперты нашли в словах Путина о пенсионной реформе повод для усиления протестов, потому что, с одной стороны, он сказал, что это никому не нравится, но делать что-то надо. Это значит, раз есть какое-то колебание, то надо бы сейчас здесь как-то давить и демонстрировать президенту, что в обществе есть несогласные с этим.

Как вам вообще понравились высказывания Владимира Путина? Аккуратно, изящно?

Г. Павловский ― Они мне не понравились, потому что это какая-то очень примитивная игра, предполагающая, что люди совсем простые, скажем так. Снимать с себя ответственность за то, что ты же сам двигаешь, ну, это неправильно, нехорошо. Он мог обставиться какими-то другими мнениями, например, лауреатов Нобелевских премий (это не так сложно). Но сказать, что нет, простите, это не я, это Медведев — никто и не поверил, ведь.

О. Журавлёва ― Ну, кое-кто, всё-таки, поверил.

Г. Павловский ― Просто понравилось другое, что он сказал, что, может быть, этого не будет. Вот это людей обрадовало реально. Он же сказал: «Ну, вообще-то говоря, денег хватит, чтобы поддержать… 5-7 лет ещё». Вот!

Правда возникает вопрос: а потом? А потом напечатаем или что? Или заработаем, или украдём? В общем, всё это как-то очень несерьёзно.

О. Журавлёва ― Послушайте, вот сейчас представьте себе, что вы даете в такой ситуации совет. Как должен обратиться президент к народу, чтобы не вызвать ещё большего ожесточения по поводу реформы и чтобы дать понять, что она таки будет?

Г. Павловский ― Во-первых, он, даже если хочет отделить себя от этой инициативы, мог бы сказать это на прямой линии. Сказать, что есть такая позиция во власти, и пускай эти люди в ближайшие дни изложат свою позицию, объяснят её. И мы послушаем.

О. Журавлёва ― Ну, он сказал про то, что нужно конструктивно как-то, вот, что-то предложить, может быть, как-то можно что-то скорректировать?

Г. Павловский ― Нет. Тогда была бы спровоцирована драчка жаркая. Наоборот, надо было показать, что всё это началось не случайно. Повторяю, с моей точки зрения, если человек является лидером, он должен брать на себя ответственность. Он мог бы сказать, что он считает, что так нужно. Там, не хватит на какую-нибудь ядерную особо злостную торпеду какую-нибудь иначе. Вот. Давайте выбирать между торпедой и…

О. Журавлёва ― Нет, ну, он там… Ну, он говорил о том, что, вот, у нас количество работающих, там, не работающих…

Г. Павловский ― Про пенсию он не говорил. Он не говорил, я прекрасно помню. Весной он не говорил.

О. Журавлёва ― Нет, весной — да, весной — это правда, не говорил.

Г. Павловский ― Вот. А почему не сказать? Это же позиция. У человека есть позиция. Он может потом отступить, сказать: «Ладно, люди не хотят. Ну, давайте ещё 3 года пообсуждаем». Но всё это носило какой-то, ну, смешной характер, похожий немножко на рокировку 2011 года, которая, как мы помним, вызвала печальные для власти последствия. Не надо, вот так хамить в таких случаях.

Поэтому что здесь? Ну да, а теперь можно и референдум провести. Понятно, что референдум можно провести в случае, если в Кремле скажут «Да», потому что процедура очень сложная и без согласия Кремля вы не сможете провести референдум (там много раз усложняли эту процедуру). Может быть, они хотят проверить именно, как с этой процедурой работать.

О. Журавлёва ― Ну а подождите. Ему объяснили, что это необходимо, что никак по-другому этот вопрос не решить, что пенсионеров слишком много, кормить их некому, всё, значит, вот к этому идёт. Это я так понимаю, что он уже в этом уверен практически. А, вот, уже нюансы там, 65, 62, 61 — это уже другое.

Г. Павловский ― Мне кажется, неправильно нам решать за него, в чём он уверен внутренне, а в чём нет…

О. Журавлёва ― Нет, я просто пытаюсь разобраться, правильно ли я поняла то, что он сказал?

Г. Павловский ― Понятно, что идеальный для него вариант — чтобы всё это проглотили. И иначе бы не заставляли всю пропагандистскую машину, всю партийную машину, всю машину ЗакСов это одобрять.

О. Журавлёва ― А теперь одна Поклонская стоит против всей «Единой России».

Г. Павловский ― Вы нырнули в сортир, а теперь, вот значит, пойдите там в уголке, значит, примите душ. И выходите свеженькими, как ни в чём ни бывало. Я думаю, что в нашей системе это тоже важный момент — проверка на такую предельно грязную форму лояльности. Проверили — работает. Ну, значит, и неплохо. Система работает. Тогда можно и чуть-чуть расслабиться по деньгам.

О.Журавлёва ― М! То есть мы сейчас узнали, что всё равно все проголосуют так, как им велят, и теперь, в принципе, можно предложить любое другое мероприятие?

Г. Павловский ― Да, потому что, в конце концов, вот эту схему можно ещё, значит, немного замутить так, что, в сущности, там по деньгам большой разницы не будет, но будут там какие-то поблажки.

О. Журавлёва ― Ну, то есть кому-то полгода скостят, кому-то ещё год добавят…

Г. Павловский ― Да. Но видно страх президента перед своими же собственными силовыми структурами и их позициями пенсионными совершенно очевиден. Ведь, если стране трудно, то, как говорится, первыми должны сделать шаг вперёд те, кто всегда говорит «Мы слуги государевы». Вот. Ну, раз вы слуги государевы, то, значит, уступите по пенсиям, по срокам и так далее. Их, наверное, надо было бы приравнять по пенсиям к простым гражданам. Это было бы нормально и человечно, и демократично, и даже авторитарно в одном флаконе. Нет-с, нет-с, не можем-с. А это значит…

О. Журавлёва ― То есть силовики — это очень страшно?

Г. Павловский ― Все страхи в голове. Да. Мы видим, что в голове страх большой.

О. Журавлёва ― Но получается, что больше всех Кремль опасается, собственно, своих силовиков?

Г. Павловский ― Конечно, конечно.

О. Журавлёва ― А народные волнения их как-то не очень беспокоят? У нас тут митинги намечаются…

Г. Павловский ― Отвыкли. Отвыкли. Но, ведь, неизвестно, как это будет. Просто забыли. Забыли, ведь. Когда-то по льготникам-то сильно испугались.

О. Журавлёва ― Монетизацию льгот вы имеете в виду?

Г. Павловский ― Да. И даже по совсем уж пустому случаю, когда несколько партий там вышли из Думы просто на время, там, на 15 минут (уже не помню, на сколько). Шорох был большой в Кремле. Забыли. Но способ, которым ведутся дела, он, ведёт, конечно, к кризису. А кризис — вы знаете, тогда будет уже не до силовиков. Силовики там… Ну, что они?

О. Журавлёва ― Что же вы имеете в виду под кризисом?

Г. Павловский ― Ну, какой-то, да, кризис управления, когда вы жмёте кнопку, а никто не приходит.

О. Журавлёва ― Вот, даже так?

Г. Павловский ― Да, нажимаете кнопку…

О. Журавлёва ― А губернатора на месте нет, как мы видели.

Г. Павловский ― Нет, да. У него там что-то сломалось, проводок перетёрся. А тогда уже пойдут другие дела, пойдут, значит так сказать, вопросы, а почему мы должны платить? Одни регионы будут говорить «А почему мы должны за это платить?» и так далее. Вот, всё сразу. В этой ситуации там нет маневра для силовых структур, потому что они сразу припадают к земле на задние лапы там, где находятся. А находятся они каждая на какой-то территории.

О. Журавлёва ― То есть они, всё-таки, под региональными властями?

Г. Павловский ― Ну, они просто не захотят идти на конфликт. Никто не может заставить их идти на конфликт с людьми в земле, где они живут.

О. Журавлёва ― Слушайте, ну, мало у нас нагибали регионы? Мало у нас всяких интересных экспериментов ставили?

Г. Павловский ― Ну, всё когда-то кончается, все эксперименты когда-то кончаются. Я, всё-таки, жил в экспериментальной стране, она 70 лет просуществовала, а мы после этого уже половину этого срока прожили.

О. Журавлёва ― Скажите, пожалуйста, Глеб Олегович, а вот, всё-таки, по вопросу нашего слушателя. Может Путин рассчитывать на ещё один срок, готовиться к нему?

Г. Павловский ― Нет, срока нет такого. Надо тогда отменять Конституцию.

О. Журавлёва ― Ну, а где наша не пропадала?

Г. Павловский ― А что такое «рассчитывать»? Тогда что означает расчёт?

О. Журавлёва ― Беречь рейтинг.

Г. Павловский ― Могу ли я рассчитывать на твои деньги, значит? Нет, не можешь. Ну, тогда я их у тебя просто заберу. Вот. Это такой расчёт, наверное, возможен.

О. Журавлёва ― Угу. Всегда можете рассчитывать на ценное мнение политолога Глеба Павловского. Меня зовут Ольга Журавлёва. Всем спасибо, всего доброго.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Необязательно попадать на Зону — в любом Околотке можно получить все те "услуги" не отходя от кассы — отоварят до могилы…
________________________________________

1991 год нагрянул неожиданно, и все эти "силовики" не смогли защитить тех, кто их подкармливал.
________________________________________

Империи все распадаются. И когда закончится этот период полураспада, в котором застряла РФ, неизвестно, но звоночки раздаются то там, то тут.
________________________________________

Странно, Империя существовала и во времена Петра I, и много что в ней было... в числе прочего и тайная канцелярия. Там, к примеру, Пётр Алексеевич самолично на дыбу вздёрнул ни кого-либо, а свою первую супругу Лопухину, а сына заставили смотреть. Дескать, если виновен в дурных замыслах, то мать пожалеет и сознается. Голову Алексею срубили в 1718 г., а Империя развалилась только два века спустя.

1991-й г. нагрянул неожиданно для тех, кто, образно говоря, дальше своего носа ничего не видел и о номенклатурной приватизации не знал. Не знал и о том, что в декабре 1990 г. Б.Н.Ельцин заявил, что на 1991 год РСФСР уменьшит отчисления в союзный бюджет в пять раз!!! Фактически, это был приговор бюджету СССР…

Про де факто убежавшую из Союза в марте 1990 г. РСФСР (восстановление государственности, существовавшей до вхождения в предвоенный СССР) можно и не напоминать. Не напоминать, как и про обострение межнациональных конфликтов… Ничего из вышесказанного, что были в СССР не "звоночками", а "колоколами", в современной России не наблюдается, а только послушное и униженное население, прильнувшее к ящику… Некоторое подобие башен из "Обитаемого острова" братьев Стругацких с поправкой на технический прогресс.
________________________________________

Нынешней власти западло что-то с народом обсуждать. Она же (как это принято у блатных) «крутая»!
________________________________________

Россия каждый год закупает за границей товаров и продуктов на 400 миллиардов долларов, даже картошку и морковку закупает.
________________________________________

Это свидетельствует о высочайшей управленческой квалификации нашего до-ро-го-го Владим Владимыча! :-))))
________________________________________

Вы думаете, что Путин и закупкой картошки занимается? Я понимаю, что для вас он как бог — всё видит, всё знает, и за всех работает… Но картошка — это перебор.
________________________________________

Что касается переборов: более того — он в каждом подъезде и лампочки вкручивает :-)
________________________________________

Пока народ безмолвствует, власть от мала до велика оттягивается…
________________________________________

Почему-то считается, что некоторые заповеди можно не соблюдать. Сначала пала "Не прелюбодействуй", потом (по крайней мере, в России) "Не укради". Думаете, на этом процесс остановится? Сказано же классиком "Коль Бога нет, всё дозволено". Почему людей нельзя пытать, если за это не наказывают? Понятия морали, совести и т.д. остались в СССР. В Россию их с собой не взяли.
________________________________________


ИСТОЧНИК

Глеб ПАВЛОВСКИЙ

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Нравственность (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 21.08.2018 - РОССИИ НУЖЕН ПОДЪЁМ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ
  • 21.08.2018 - РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕРРОР
  • 20.08.2018 - АККРЕДИТАЦИЯ ПАРТИИ «ЯБЛОКО» В КАЧЕСТВЕ НЕЗАВИСИМОГО ЭКСПЕРТА
  • 19.08.2018 - ПЕРСОНАЛЬНО ВАШ ВАСИЛИЙ ОБЛОМОВ
  • 19.08.2018 - ОТ ВИНТОВКИ МОСИНА ДО АВТОМАТА КАЛАШНИКОВА
  • 18.08.2018 - ДЕМОНСТРАЦИЯ БЕСПРЕДЕЛА НАСИЛИЯ
  • 17.08.2018 - ОПАСНЕЕ ВРАГА
  • 16.08.2018 - ПАДЕНИЕ ГАВАНЫ
  • 15.08.2018 - МИТИНГ В РОСТОВЕ ПРОТИВ ВЫРУБКИ
  • 15.08.2018 - НУЖНА ЛИ НАМ ЖУРНАЛИСТИКА, ВЫБОРЫ?
  • 14.08.2018 - «ИСКАНДЕРЫ» ЕЩЁ СМЕЮТСЯ?
  • 14.08.2018 - САНКЦИИ — ПОЧЕМУ, ОТКУДА?
  • 13.08.2018 - ПРОБЛЕМЫ ПАРТИЙНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА
  • 13.08.2018 - ЗАЧЕМ В РОССИИ ПОВЫШАЮТ НДС
  • 12.08.2018 - ЭТО СДЕЛАЛ ПУТИН
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru