Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[04.09.2018]

ДМИТРИЙ ГУДКОВ — ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПАРТИИ

Дмитрий ГУДКОВ: российский политик и общественный деятель, независимый депутат Государственной думы шестого созыва, избранный по спискам партии Справедливая Россия


Дмитрий ГУДКОВ:


Недавно на съезде было избрано новое руководство, новый Политсовет. Меня избрали председателем партии, мы подали документы в Минюст и в ближайшие 2—3 месяца Минюст должен принять решение о переименовании партии.

Я считаю, что на выборах в Мосгордуму нужно формировать коалицию. Кроме Партии перемен есть ещё «ЯБЛОКО», другие политические партии, и мы должны договориться о том, что у нас будет единый кандидат в округах.

Я против бойкота. Он не даёт никакого результата. А главное, он демотивирует и тех людей, которые участвуют в избирательной кампании (я имею в виду волонтёров, агитаторов, людей, которые именно работают непосредственно в штабе), демотивируют дальше участвовать в выборах. Если ты один раз не встал с дивана, не пошёл проголосовать, на следующие выборы тебя поднять гораздо сложнее.


М. Курников ― Здравствуйте. У микрофона Максим Курников, и со мной в студии политик Дмитрий Гудков. Надо сказать, что Пётр Порошенко попросил прощения у своего народа. Есть цитата, она звучала недавно у нас в новостях. Вам нравится такой ход? Или вам ближе те, кто прощения не просит?

Д. Гудков ― Нет, наоборот. Я считаю, что политик должен уметь признавать свои ошибки. Мне кажется, это показатель силы.

М. Курников ― Вам как политику есть, за что просить прощения сейчас?

Д. Гудков ― Конечно! Я даже это делал. Я помню, в Государственной Думе, когда был мой первый год (2012-й), я перед свадьбой сломал ногу и в этот момент находился не в Москве. Когда мне делали операцию, в Госдуме принимался какой-то (я уж сейчас не помню) закон, и он там что-то ограничивал (свободу в интернете). А у меня осталась карточка там. Вот. И депутаты «Справедливой России» за меня без доверенности нажали кнопку за этот закон. И в системе, в компьютере отобразилось, что Дмитрий Гудков голосовал «за».

Я помню, как я после операции прихожу в себя. Открываю Twitter тогда. И там сотня сообщений таких, гневных. Я написал о том, что сложилась такая ситуация, я извинился.

М. Курников ― У вас был такой, довольно турбулентный период последних год-полтора, да? Полтора года, где-то так. Вот, за этот период есть, за что просить прощения у своих, я не знаю, сторонников?

Д. Гудков ― Не знаю. Может быть, только за то, что я не смог провести достаточное количество депутатов в Москве, и мы не смогли преодолеть муниципальный фильтр. Ну, я делал всё, что мог. Но если нужно признать какие-то свои ошибки, я всегда это готов сделать. Да, мы не добились той цели…

М. Курников ― Он попросил прощения именно за неисполненное обещание, если мы говорим про Порошенко.

Д. Гудков ― Ну, я не обещал, конечно, что мы это сделаем. Но я очень надеялся. И я настраивал и своих сторонников, и активистов, что мы обязательно это сделаем. Чуть-чуть не получилось. Мы провели депутатов больше, чем планировали (267 человек), но, к сожалению, они представляют только 62 района. В остальных районах никого не удалось провести по разным причинам. И в итоге хоть депутатов много получилось (больше, чем мы ожидали), но фильтр мы не преодолели. В итоге на выборы мэра не пустили ни одного независимого кандидата.

М. Курников ― Но выборы проходят не только в Москве, ведь, сейчас, да?

Д. Гудков ― Конечно. Я просто чувствую свою ответственность, безусловно. И на этом я не собираюсь останавливаться: будем готовиться к выборам в Мосгордуму. Эти выборы мы считаем недовыборами и вообще фейковыми выборами, потому что… посмотрите: в Москве никакой кампании нет. В метро или, там, на улицах мы видим объявления «Приходите на выборы», мы видим иногда волонтёров Собянина, и больше никого нет.

М. Курников ― Слушайте, ну а вот по-честному? Тем более, что вы уже не в этой кампании, да? Разве были бы какие-то шансы против такого Собянина как сегодня?

Д. Гудков ― Конечно. Однозначно. Потому что рейтинг его не очень высокий, и социология показывает, что даже на этих выборах он с такими кандидатами получает не намного больше 60%. Поэтому если бы участвовала наша команда, мы бы однозначно добились второго тура. А дальше уже…

М. Курников ― Даже журнал «The Time», знаете, признал Зарядье, включил в 100 самых крутых проектов мира.

Д. Гудков ― Ну, может быть, это неплохой проект, но надо понимать, что любая социология на старте оппозиции всегда показывает низкий процент. Например, на выборах в Госдуму, когда я шёл в 2016-ом году, социологи посчитали, что Гудков набирает 3%. Я получил 21%.

Я помню выборы мэра Москвы 2013 года. Навальному прочили там не больше 6% сначала. Потом говорили «9%». Потом были споры социологов, будет ли двузначная цифра? В итоге он получил 27%. Поэтому же всё зависит от кампании.

И у нас была команда… У нас 50 тысяч сторонников в Москве готовы были выходить на эти выборы. У нас большая команда депутатов уже. У нас современный софт. Плюс я готов был проводить по 5 встреч в день, как я это делал на выборы в Госдуму. Это бы быстро дало результат.

М. Курников ― Вы так говорите о той кампании, которая будет через год, хотя на эту кампанию, в общем, вас не пустили. Да? Не пустили по всем законным основаниям, и эти правила игры были понятны изначально. Но у вас, ведь, были надежды какие-то? Где гарантии, что через год всех, кто захочет участвовать, пустят?

Д. Гудков ― Потому что на выборах в Мосгордуму нет никакого муниципального фильтра.

М. Курников ― Да, но мы понимаем, что собирать подписи… Ну у вас будет написано там не «Москва», а «г.Москва» — и всё, и вас снимают.

Д. Гудков ― Нет, эту норму уже убрали из закона. Я вас уверяю, мы сможем собрать подписи всем нашим кандидатам.

М. Курников ― У вас есть какие-то гарантии или что?

Д. Гудков ― Однозначно. Конечно. Потому что наша команда собирала подписи и на выборах в Госдуму, и на выборах муниципальных, и на выборах разного уровня в разных регионах. То есть уже есть команда профессионалов, которая однозначно соберёт качественные подписи. Это не такая проблема: 5 тысяч подписей примерно на один избирательный округ.

Поэтому мы добьёмся регистрации наших кандидатов. Здесь уже нет никакого муниципального фильтра. Потому что одно дело агитировать депутатов «Единой России», которые там по струнке ходят и выполняют команды мэрии, а другое дело собирать подписи жителей Москвы, которые хотят нормальных конкурентных выборов.

М. Курников ― А вы когда говорите об этих выборах, вы опять сделаете какую-то скорее технологию? Или вы сейчас говорите уже о партии, в которой вы сейчас состоите?

Д. Гудков ― Я говорю и о партии очевидно. Я считаю, что на выборах в Мосгордуму нужно формировать коалицию. Кроме Партии перемен есть ещё «ЯБЛОКО», другие политические партии, и мы должны договориться о том, что у нас будет единый кандидат в округах.

М. Курников ― Ох…

Д. Гудков ― Нет-нет, поверьте: одно дело, когда мы пытаемся выдвинуть единого кандидата в мэры, в президенты — здесь достаточно сложно. А в Москве 45 округов. В 15 округах вообще есть реальные шансы победить. Там, где, например, у нас на муниципальных выборах прошли почти все депутаты.

М. Курников ― Вам напомнить, что было на выборах в Государственную Думу? Ну, вы помните, как на одних и тех же округах встречались люди примерно похожих взглядов?

Д. Гудков ― Да, такое не исключено даже на этих выборах, но нам по ключевым округам надо договориться.

М. Курников ― Ну, вы сами сказали.

Д. Гудков ― Да. Мы ведём переговоры, ведём консультации. И я думаю, что мы договоримся.

М. Курников ― А кто ведёт переговоры? Кто с кем ведёт переговоры?

Д. Гудков ― Ну, я лично веду как лидер Партии перемен.

М. Курников ― С кем?

Д. Гудков ― Я веду переговоры сейчас и с партией «ЯБЛОКО», например — у нас будут на следующей неделе такие консультации. Вот. Я запланировал уже встречи там с разными людьми: Юлия Галямина и так далее. Мы будем встречаться, в том числе, с муниципальными депутатами, которые хотят участвовать в этих выборах. Мы будем смотреть.

М. Курников ― Фамилию Навальный вы не назвали.

Д. Гудков ― С Навальным мы обязательно будем договариваться. Конечно, мы его тоже имеем в виду. И Илью Яшина, и всех. И Янкаускаса. Конечно! Однозначно! Со всеми будем вести переговоры.

Д. Гудков ― Вы сказали о партии, но давайте просто поймём, какой её сейчас правовой статус? Вы сказали «Партия перемен», но, насколько я понимаю, это вы так пока решили. Минюст такое название вам не выдал.

Д. Гудков ― Сейчас есть зарегистрированная партия «Гражданская инициатива». Её возглавлял Андрей Нечаев, и вот буквально недавно на съезде было избрано новое руководство, новый Политсовет. Меня избрали председателем партии, и сейчас у нас идёт процесс, когда мы подали документы в Минюст и в ближайшие 2—3 месяца Минюст должен принять решение о переименовании.

Ну, о’кей. Даже если они не зарегистрируют Партию перемен, мы всё равно имеем возможность выдвигаться от партии «Гражданская инициатива». Хотя, это не имеет значения, потому что это одномандатные выборы, и кандидату, если он пойдёт самовыдвижением или там от партии, нет никаких преференций — всё равно нужно собирать подписи.

Поэтому я считаю, что мы должны всех объединить, создать единый штаб, как это было на муниципальной кампании, который будет помогать централизованно собирать подписи, помогать в регистрации. Мы должны создать единую службу, которая будет заниматься распространением агитационных материалов. У нас 4107 подготовленных уже наблюдателей, которые прошли президентскую кампанию в Москве: мы не дали украсть ни одного голоса.

М. Курников ― Почему вы не сделали какую-нибудь кампанию за бойкот этих выборов? Такую, широкую как например…

Д. Гудков ― Потому что я против бойкота. Он не даёт никакого результата. А главное, он демотивирует и тех людей, которые участвуют в избирательной кампании (я имею в виду волонтёров, агитаторов, людей, которые именно работают непосредственно в штабе), демотивируют дальше участвовать в выборах. Если ты один раз не встал с дивана, не пошёл проголосовать, на следующие выборы тебя поднять гораздо сложнее. Это наше право выборов. Пойди и испорть бюллетень.

М. Курников ― Вы пойдёте испортите или проголосуете за кого-нибудь?

Д. Гудков ― Я буду на выборах мэра Москвы портить бюллетень. Портить бюллетень элементарно: можно либо за всех галочки поставить, либо перечеркнуть и что-нибудь там написать. Бюллетень будет испорчен. Этот бюллетень не будет засчитан в пользу Собянина или ещё кого-то. Твой голос всё равно повлияет на рейтинги, потому что испорченные бюллетени в общем голосовании учитываются. То есть мы таким образом отнимаем голоса у всех этих кандидатов — и у Собянина, и у его удобных спарринг-партнёров. А я буду портить. Просто надо хоть как-то активно участвовать. Не участвовать — это всегда хуже.

М. Курников ― Насколько у вас внутри партии эта стратегия принимается всеми?

Д. Гудков ― Ну, у нас кто-то будет портить, кто-то будет голосовать за всех кандидатов. Ну, по-разному все будут портить.

М. Курников ― А, то есть все будут портить, я имею в виду?

Д. Гудков ― Да. Ну, большинство… Ну, наверное, кто-то, может, за кого-то проголосует.

М. Курников ― Например, за Собянина…

Д. Гудков ― Нет, за Собянина — точно нет.

М. Курников ― Ну, некоторые даже агитировали.

Д. Гудков ― Нет, никто не агитировал. Нет, неправда. Никто не агитировал. За Собянина — точно нет.

М. Курников ― А как вы это объясняете? Когда человек ставит за Собянина, это просто так совпадает?

Д. Гудков ― Это был перепост кого-то. Если вы говорите про Ксению?

М. Курников ― Например.

Д. Гудков ― Ксения посмотрите: она поддерживала Дмитрия Гудкова. Это 100%, да.

М. Курников ― Если я посмотрю её последний пост на «Эхе Москвы», она написала про Удальцова.

Д. Гудков ― Ну, перед этим. Я имею в виду, про выборы мэра её последний пост. Вот. Поэтому у нас все будут портить бюллетени. Я думаю, надо предложить какой-то весёлый конкурс.

М. Курников ― Мы упомянули Сергея Удальцова. На ваш взгляд, почему к его голодовке привлекается так мало внимания? Почему никто на неё, в общем, не обращает внимания, несмотря на то, что да, действительно, Ксения Собчак написала?

Д. Гудков ― Ну вот, мы привлекли внимание. Я считаю, надо привлекать внимание вообще ко всем людям — и к голодовке Сенцова, и к голодовке Удальцова, и других людей.

И пользуясь случаем, хочу сказать ещё про дело «Нового величия». Чего-то мы как-то успокоились после того, как изменили меру пресечения девушкам. Там ещё 8 юношей сидят.

М. Курников ― Вы упомянули дело «Нового величия». То есть Марш матерей — это та акция, которую ваша партия, например (ну, я не знаю, формально или не формально) поддерживала?

Д. Гудков ― Да, безусловно. Многие люди ходили на этот марш. Однозначно. Я писал ходатайство в суд. Ну, я не могу сказать, что я доволен тем, что там им всего лишь изменили меру пресечения. Их вообще должны были отпустить и наказать тех, кто фабриковал это дело. Поэтому на этом нельзя ни в коем случае останавливаться. Да, немножко система, так сказать, разжала челюсти. Но, во-первых, не до конца и неизвестно, чем это закончится.

А ребята (юноши) — там ещё 8 молодых людей, которые продолжают сидеть по этому же сфабрикованному делу. И, вот, про них ни в коем случае нельзя забывать. И мы этим будем однозначно заниматься, будем каждый день об этом писать и рассказывать. Так что эта история очень важная для всех нас, потому что дело было явно сфабриковано и придумано для того, чтобы подонки заработали себе лишние звёздочки на погонах.

М. Курников ― Если уж мы заговорили об акциях протеста, в том числе вас спрашивают наши слушатели, какие акции протеста против пенсионной реформы вам ближе, если вам вообще они близки? Протесты левых (КПРФ и так далее) или Навального?

Д. Гудков ― Ну, в большей степени Навального, конечно. Потому что позиция левых… Я имею в виду, если мы говорим про политические партии (это там КПРФ и «Справедливая Россия»), всё-таки, они эти акции проводят, скорее всего, в предвыборных целях. Я сейчас поясню, что я имею в виду. То есть мы должны все акции поддерживать однозначно. Например, партия наша участвует в числе организаторов такой акции в Санкт-Петербурге. Вот. И это тоже единая акция.

М. Курников ― То есть тоже 9-го?

Д. Гудков ― Нет, они в Петербурге перенесли, по-моему, на 16-е сентября, чтобы объединить всех. Там объединились, по-моему, и левые, и правые, в общем, все-все-все.

Но если мы берём КПРФ и «Справедливую Россию», они же, ведь, агитировали за референдум. И это правильная тема. Я всегда поддерживаю любой референдум, но надо понимать, что нужно собрать 2 миллиона подписей, нужно создать инициативные группы во всех регионах и нужно этот референдум провести.

То, что мы сейчас наблюдаем (и вот сегодня было даже такое расследование «Открытой России»), ничего не происходит в регионах. То есть они создают инициативные группы… А вы знаете, что по закону может быть только одна инициативная группа? Если создаются вторая и третья, то их просто не регистрируют. То есть они таким образом перехватывают повестку, но никакого движения дальше нет, ничего не происходит. И я боюсь, что мы через 2-3 месяца увидим результат: это будут какие-нибудь сообщения федеральных каналов, что, вот, граждане не смогли даже собрать подписи против реформы по изменению пенсионного законодательства. У них же, ведь, не повышение пенсионного возраста, а изменение пенсионного законодательства. Вот, они просто саботируют этот референдум, используют для того, чтобы получить хороший результат, видимо, на сентябрьских выборах, куда, кстати, реальную оппозицию, как мы знаем, нигде практически не допустили (я имею в виду в ЗакСы). А дальше уже, в общем-то, никаким референдумом заниматься не будут.

М. Курников ― Вы 9-го после того, как проголосуете, пойдёте на такую акцию?

Д. Гудков ― Ну, думаю, да. Ну, посмотрим. Или в Питере я буду.

М. Курников ― Внутри партии обсуждали как-то эту тему? Есть какая-то позиция?

Д. Гудков ― Да, партийная позиция «против» однозначно. Но есть некоторые люди в партии, которые убеждены в том, что повышение пенсионного возраста неизбежно. Да, у нас сложная дискуссия ведётся на эту тему. Даже сегодня мы вели. Но большинство в партии проголосовали за однозначную позицию, мы как партия выступаем «против». И я как председатель партии тем более.

М. Курников ― Ну, какая-то партийная дисциплина будет? Вы запретите членам своей партии (высокопоставленным особенно) выступать на эту тему?

Д. Гудков ― Не, ну, слушайте, я вообще противник чего-то запрещать. Потому что, действительно, люди могут иметь разные точки зрения. Мы будем спорить, дискутировать, в чём-то убеждать.

Я могу сказать, что я, конечно, понимаю, что у нас происходит с пенсиями. Я об этом сам писал статью ещё в 2012 году, что у нас на пенсии расходуется порядка 30% вообще всех государственных расходов. То есть это намного больше, чем на военные расходы, на зарплаты чиновникам и так далее. Понятно, что на пенсию выходит поколение 50-х, поколение беби-бума. Оно большое. В трудоспособный возраст вступает поколение 90-х, маленькое. То есть количество пенсионеров становится больше, а количество работников меньше (то есть их соотношение меняется). И с этим в любом случае надо что-то делать.

И я понимаю всю сложность, я понимаю, что без каких-либо реформ пенсионных нас ждёт либо повышение пенсионного возраста, либо повышение налогов. Но то, в каком виде они это проводят, поддерживать ни в коем случае нельзя!

Потому что рынок труда вообще не создаётся для людей даже старше 50-ти лет. Уже никакого рынка труда нет! Невозможно найти работу (я это просто знаю — там тесть мой искал, пытался найти работу в 55). Практически невозможно ничего найти.

Дальше. Нельзя никогда проводить реформы в режиме спецоперации. Вы даже не предупредили людей заранее. Они, может быть, набрали кредитов, у них масса проблем. Нельзя так вот объявить, что завтра начинаем повышать пенсионный возраст.

Далее. Нельзя повышать НДС, потому что это приводит к повышению цен. Нельзя отменять пенсионные накопления, то, что они сделали. То есть там много всего. Нужно стимулировать. Вот, стимулировать поздний выход на пенсию нужно, но только не принудительно, а, например, сказать «Друзья, вот, пенсия, если выходите в 60 лет, такая. Но если вы выйдете в 65 лет, мы вам будем платить в 1,5 раза больше. Но вы сами выбирайте». И по этому пути давно уже пошли очень многие страны. Например, в Сингапуре такая история, в других европейских странах. Не надо принуждать — вы стимулы создавайте.

Далее. Вот, смотрите. Что сделать в ряде европейских стран для того, чтобы сохраняли людей, работников старше 50-60 лет? Они что сделали? Отменили страховые взносы. Страховые взносы платят работники. А страховые взносы там почти 30 с лишним процентов. Вот, вы отменяете страховые взносы, и работодателю выгодно держать людей старшего возраста. Это тоже стимул. Таким образом вы создаёте рынок труда. Просто я об этом писал ещё в 2012 году — можно почитать, в газете «Ведомости» у меня вышла эта статья.

Но ничего из этого не сделано! Они сделали только всё самое худшее. Вот, самый худший дизайн этой пенсионной реформы. И ещё продолжают обманывать.

М. Курников ― А почему, на ваш взгляд? Они ж не специально выбирают похуже: «Давайте мы выберем похуже. О, вот это давайте»? Как так получается? Почему они выбирают именно такой вариант?

Д. Гудков ― Потому что им плевать на людей.

М. Курников ― Ну, это слишком популистский ответ.

Д. Гудков ― Нет, они оперируют сухими цифрами. Они не хотят экономить на военных операциях, не хотят экономить на военных расходах, не хотят экономить на чиновниках. Вот, есть привилегированные слои населения — вот, их они обижать не будут. А пенсионеры — да чёрт с ними! Вот давайте их ограбим!

И при этом продолжают расходовать неэффективно деньги. Ну, масса всего!..

М. Курников ― Если все так недовольны, и это показывают, вроде бы, даже опросы и даже, в общем, государственные опросы показывают, что есть недовольство, почему никто не выходит на улицы? Ну, кто-то выходит, конечно, но это не массовые акции.

Д. Гудков ― Во-первых, давайте дождёмся протестных акций. Ведь, люди же не верят в уличные акции как в инструмент решения проблемы. Ну, так сложилось. То есть, вот, пока они выходят понемногу, а в какой-то момент может выйти очень много людей. Но я точно знаю настроения в регионах. Я поддерживаю отношения с некоторыми депутатами из парламентских, скажем так, партий. Вот, они мне рассказывают, что, во-первых, люди всё уже поняли в регионах. Они прекрасно понимают, что виноваты там не депутаты, а конкретно президент. Что им понятно, что всё идёт от него. Они считают себя обманутыми. Протестные настроения реально растут. Это не значит, что они завтра выйдут, но это означает, что общественное мнение меняется. И, вот, даже социология показывает падение рейтингов президента, правительства, всех этих системных партий. То есть общественное мнение реально меняется.

М. Курников ― На что это влияет?

Д. Гудков ― Я не знаю, на что это повлияет. Во-первых, посмотрим 9-го сентября результаты выборов. Мне кажется, «Единая Россия» получит меньше.

М. Курников ― Вам не кажется, что многим региональным лидерам, в том числе Собянину, например, ну, как столичному лидеру, удалось отстроиться от этой темы с пенсионной реформой?

Д. Гудков ― Ну и Путину пока удаётся частично отстроиться от этой темы. Во-первых, Собянин не ходит ни на какие дебаты. Ну, нет дебатов. Вот, если были бы дебаты, был бы Гудков бы на этих дебатах, пришёл бы и сказал: «Сергей Семенович, а вы как выдвиженец или как представитель власти, представитель «Единой России», как вы относитесь к реформе? Вы за или против?» Всё. Что он, сказал бы, что он против? Это была бы сенсация, это был бы раскол элит. Он бы так не сделал. Если бы он сказал: «Я за», тогда бы точно был бы второй тур сразу после ответа на этот вопрос. Вот, почему они не ходят на дебаты.

Но совсем отстроиться тоже не получается, потому что люди же не дураки. Они же понимают, что всё идёт от Путина, что Путин назначает реально правительство, Путин, по сути, командует всеми ветвями власти. Собянин, очевидно, это тоже кандидат от Путина. По сути, у нас не выборы, а переназначение.

М. Курников ― Но, вот, если сейчас произойдёт то, что как раз все ждут, Путин сделает эту реформу чуть мягче, чуть изменит её дизайн, как вы сказали, это снимет напряжение?

Д. Гудков ― Ну, в зависимости от того, какой будет дизайн? То есть если, вот допустим, он скажет «Пусть будет увеличение на 5 лет для женщин и мужчин, а не на 8 для женщин», это одна ситуация. Если, например, он предложит отложить реформу там на 3-5 лет для того, чтобы подготовиться и провести более взвешенный какой-то вариант реформы, это другая ситуация. Но всё будет зависеть от того, в каком виде это будет принято. Вот. Я думаю, что окончательное решение будет после выборов принято и после этих протестов.

М. Курников ― Если мы говорим о том, что, действительно, власть, в основном, до этого трогала незащищённые слои населения, тем не менее, один из помощников президента предложил изъять, как он это назвал, свердоходы у металлургов. Хотя, там к термину «сверхдоходы» есть несколько разных претензий. Тем не менее, хороший путь? Правильный?

Д. Гудков ― Нет, конечно.

М. Курников ― Почему?

Д. Гудков ― Ну, потому что никаких нет сверхдоходов. Просто были перечислены успешные компании, которые эти деньги не откладывают себе в карман — это люди инвестируют эти деньги. Эти люди тратят деньги на производство…

М. Курников ― Я думаю, что что-то, всё-таки, откладывают. Немножко хотя бы.

Д. Гудков ― Вот, в этом списке успешные компании. Это значит, они инвестируют в своё производство, это люди, которые участвуют в развитии экономики. Поэтому так нельзя делать ни в коем случае. Вот, вы лучше военные расходы сократите. Или, там вот, купол они собора на Кубе решили отремонтировать. Зачем?! Ну, тратят миллиарды долларов на помощь союзным всяким государствам, на военные все эти спецоперации. Сократите, сократите военные расходы.

У нас цены на нефть растут, у нас сейчас, по сути, нет дефицита бюджета. Формула Немцова не работает. Я просто напоминаю, что по формуле Немцова когда-то нефть должна стоить 3600 рублей. Ну, просто 3600 рублей делите на текущую цену на нефть, и получается, сколько должен стоить доллар. Правильно я сказал? Вот.

А у нас получается, что цены на нефть выросли, а рубль остался слабым. Соответственно, государство получает дополнительные доходы, хотя в бюджете заложена совершенно другая цена на нефть. Вот и получаются резервы. Ну, вы можете пока какое-то время продержаться, нормальную реформу подготовить, создать рынок труда, разъяснить, а дальше уже вместе эту реформу готовить, меняя бюджет, конечно, и перестав воровать (что важно).

М. Курников ― Ведь, выборы не только в Москве. У вас в Подмосковье была попытка поучаствовать, да?

Д. Гудков ― Не, ну у нас сейчас идёт команда.

М. Курников ― Да, да, да. Ну, в общем, она, действительно, была чуть ярче, чуть более информационно насыщенной, когда вы сначала заявили заместителя действующего главы Красногорска, а потом его сняли. Объясните, что произошло и что повлияло на ваше решение, всё-таки, его с выборов снять?



Д. Гудков ― Ну, расследование, которое мне прислали, о причастности к нагону явки. Ну, то есть надо понимать, что любая политическая партия, даже «Гражданская инициатива» на Политсовете выдвинула сотни людей. Мы же не можем всех сразу проверить, у нас нет таких ресурсов. Могут быть ошибки. Вот, я, кстати, признал ошибку. Да, мы получили доказательства, подтверждения от журналистов. Всё, для нас это достаточно убедительные были доводы.

Просто почему эта история такая громкая? Потому что Алексей Навальный решил об этом написать вместо того, чтобы просто позвонить мне по телефону, сказать «Дим, у тебя там такой кандидат идёт. Вот, ты просто проверь его». Вот, мы проверили и сняли такого кандидата. Это нормальная ситуация.

Потому что когда мы выдвигали кандидатов на муниципальные выборы… Я никогда этого не скрывал, мы же выдвинули 1067 кандидатов. И скажу, что несколько единороссов затесались, хотя мы там активно очень проверяли, у нас там целое агентство…

М. Курников ― Дмитрий, ну, вы, наверное, могли предполагать, что если человек занимает должность заместителя главы региона, надо думать, наверное, что он член ЕР?..

Д. Гудков ― Ну, слушайте, я, на самом деле, сторонник того, чтобы мы, всё-таки, раскалывали элиты. Понимаете, я хочу, чтобы появились Урлашовы, условно говоря. То есть не в смысле люди за решёткой, а появились люди, которые разочаровались в этой власти и которые бы перешли на сторону добра. Вот, я в такие истории верю, и я думаю, что рано или поздно это произойдёт. И я знаю, что очень многие даже внутри власти люди недовольны тем, что происходит. И чем быстрее произойдёт раскол элит, тем быстрее начнутся перемены. Вот.

М. Курников ― То есть вы за то, чтобы оттуда набирать, наоборот, в свои ряды?

Д. Гудков ― Да, мы где-то недостаточно изучили. Но это же не Дмитрий Гудков выдвигает. Партия выдвигает. Есть региональные отделения, есть решения. Да, мы кому-то доверяем, кого-то мы можем проверить, кого-то не успеваем проверить. Ну, бывает всякое.

Поэтому у нас и на муниципальной кампании тоже на Арбате прошёл депутат, который шёл при нашей поддержке. Поэтому вот сейчас могу принести извинения перед жителями района Арбат: да, мы проверяли и ничего не нашли, а потом выяснилось, что это засланный казачок. Ну, вот, невозможно всё разведать. У нас же, ведь, не Следственный комитет, у нас не ФСБ, у нас нет таких ресурсов, чтобы проверять. Как мы проверяем? По открытым источникам. Ну, вот, например, кандидат. Выступал ли он за Путина в поддержку, делал ли какие-то он заявления, был ли он замечен в каких-то там сомнительных акциях?

М. Курников ― Слушайте, ну, если вы хотите человека из власти перетянуть на свою сторону, то очень велика вероятность, что он выступал за Путина. Конечно, так.

Д. Гудков ― Нет, подождите. Не обязательно. Люди публичные не обязательно это единороссы. Как раз единороссы — нет. Ну, например, есть политики в «Справедливой России» или бывшие члены «Справедливой России», которые вместе со мной голосовали против закона Димы Яковлева. И я просто знаю их очень хорошо, и я знаю их взгляды. Да, мы с такими будем работать.

М. Курников ― Нет, хорошо. Но вы говорите, ваша цель всё равно переманить кого-то, кто был за Путина, пускай теперь будет за вас. Тогда не понимаю логики.

Д. Гудков ― Или, например, Партия роста. Тоже, казалось бы, какая-то партия, скажем так, согласованная с Администрацией президента. А в Питере от этой партии шла Оксана Дмитриева и, например, Максим Резник. А Максима Резника я знаю. Я знаю, что это настоящий оппозиционер, это человек, который поддерживал многие протестные акции. Вот, мы его пригласили, он вошёл к нам в Экспертный совет.

Есть, например, в разных регионах такие люди. Мы их пытаемся привлечь. То есть это бывшие члены партии «Гражданская платформа», которые когда-то надеялись на то, что появится демократическая партия.

М. Курников ― Вы использовали формулировку «согласованная партия». Ваша партия согласованная или нет?

Д. Гудков ― Моя партия ни с кем не согласованная.

М. Курников ― Может быть, не вами просто? Ну, вы себе представляете, что какая-то партия может существовать, которая не согласована?

Д. Гудков ― Партия может существовать, если она была зарегистрирована давно. Например, когда мы пытались сделать новую партию (ну, это было в 2013 году), мы пытались зарегистрировать Социал-демократическую партию. И мы не смогли зарегистрировать, нам было отказано. Поэтому почему, в общем-то, мы объединились на базе «Гражданской инициативы»? Потому что это уже партия с лицензией, она уже зарегистрирована.

Зарегистрировать новую нам бы не дали. В принципе, они могут закрыть нашу партию в любой момент, но просто это больше скандала. Вот. И у меня нет никаких гарантий, что нас не закроют. Ну, по крайней мере, это некоторое окно возможностей, и мы будем использовать это окно. И мы благодарны Андрею Нечаеву за то, что он, всё-таки, сохранил эту партию и дал нам возможность формировать новую команду. Мы попробуем. Опять-таки, нет никаких гарантий.

М. Курников ― Вы сказали, Дмитрий, очень интересную деталь, что Алексей Навальный растиражировал эту неприятную историю вместо того, чтобы позвонить. А, наверное, надо сказать, что Алексей Навальный кроме того, что политик, ещё и управляет большим медиахолдингом, который у него есть, да?

Д. Гудков ― Да, медиахолдинг, конечно.

М. Курников ― Он поругался с другим медиа (это «Ведомости»). Вам чья позиция здесь ближе?

Д. Гудков ― Я считаю, что вообще плохо, что Алексей ругается и с нами, и с журналистами, потому что все мы всё равно единомышленники. Я считаю, что скандал с «Ведомостями» просто на ровном месте. Объясню, почему.

Я знаю всех журналистов, я вообще сам по первому образованию журналист и я их лично всех знаю — и журналистов из «Коммерсанта», из «Ведомостей». И никаких проблем. Они пишут и про Путина, и про Медведева, про кого угодно.

Володин — так сказать, не проблема про него написать. Но просто надо понимать, что медиасреда поменялась. Вот, я читатель газеты «Ведомости». Я не буду открывать «Ведомости», если там будет новость, что Навальный обвинил Володина. Объясню, почему. Потому, что я уже прочитал это в своей Facebook-ленте, я уже новость эту знаю. Мне нужно продолжение.

Вот, «Коммерсантъ», который Алексей обвинил, сделал замечательную статью, где они взяли комментарий Володина или его пресс-службы, который, по сути признался: «Да, это моя квартира, моя личная жизнь, не лезьте». Вот это интересно мне.

И вы правильно сказали, что Алексей это ещё и медиа. А вы же сами знаете: быть вторичным на этом рынке — это проигрышная позиция. И газета «Ведомости» так работает (я их знаю): они не хотят повторять новость, они хотят её развивать, они хотят чего-то добавить туда. Поэтому надо было просто дождаться, наверняка бы появились какие-то комментарии, и точно бы они про это написали.

И я знаю, что там издатель не вмешивается (я просто знаю этих журналистов). Не вмешивается в редакционную политику. Журналисты «Ведомостей» пишут постоянно. У меня нет никаких проблем. Они пишут и про Алексея, и про его акции, про протестные акции, на которые мы все ходим. Поэтому, ну, зачем с ними ругаться-то? Их надо, наоборот, поддерживать.

Более того, надо понимать, что мы политики, мы себе можем позволить участвовать в каких-то судебных разборках. Например, я там проиграл несколько сотен тысяч рублей одному из списка Магнитского, майору Карпову. Да, я проиграл. Но я не боюсь судиться. Да мне плевать на них.

А для газеты это двойная ответственность, потому что по закону о СМИ газета отвечает не только за то, что газета сообщает, но ещё и за то, что ньюсмейкер сообщает.

И я помню, что «Коммерсантъ» проиграл когда-то, по-моему, миллион долларов Альфа-Групп. И очевидно, что газета здесь подставляется, её можно в любой момент разорить. Поэтому надо с пониманием к этому относиться и, конечно, они будут проверять и, конечно, они будут внимательно к этому относиться. Но это вовсе не даёт повода называть их «мурзилками». Нет, конечно.

Не надо ругаться: мы все союзники. И газета «Ведомости» — прекрасная газета. И я её читаю и буду читать. Как и «Коммерсантъ», так же, как и «Эхо Москвы», из-за которого я не засыпаю уже.

М. Курников ― Каждая партия или каждый политик теперь должен становиться сам СМИ? Вот, вы будете работать над тем, чтобы был у партии YouTube-канал и так далее?

Д. Гудков ― Однозначно-однозначно. Ну, лично у меня и блог есть и в Facebook, и везде.

М. Курников ― Ну, это всё равно не сравнить с тем, что делает YouTube, да?

Д. Гудков ― Но подождите. Это всё равно сотни тысяч уже, это уже достаточное медиа. Да, не сравниться пока там с миллионной какой-то аудиторией, но мы будем делать однозначно. Это требует просто ресурсов больших.

М. Курников ― Ну, тем более, что у вас 2 журналиста в составе руководства партии, в общем-то, как минимум. Если не больше.

Д. Гудков ― Больше. Илья Берг у нас ещё, да. Так что там много людей.

М. Курников ― Но опять же, заканчивая эту тему, на ваш взгляд, к чему это всё приведёт? Насколько получится найти какую-то точку взаимодействия, которая устроит политиков и СМИ? Насколько это системный кризис или кризис между просто конкретным политиком и конкретным СМИ?

Д. Гудков ― Мне кажется, там какая-то личная история, если мы говорим про «Ведомости» и Алексея Навального. А в целом моя позиция очень простая. Газета «Ведомости» — частная газета, она может писать всё, что угодно. Она не должна ни политикам, она никому ничего не должна, она отвечает только перед своими читателями. Поэтому требовать от газеты «Ведомости», чтобы она обязательно писала про Гудкова или, там, «Коммерсантъ» или кто-то, мы просто не имеем права как политики. Вот.

Но очевидно, что если мы делаем какое-то полезное дело и это интересно аудитории, то, конечно, газеты отвечают перед своими аудиториями. И аудитории решают. Вся аудитория будет решать, кого читать, кого не читать. Ну, такой рынок, если можно назвать.

И вообще на журналистов не надо никогда обижаться: им очень сложно и тяжело, я это как выпускник Журфака могу сказать. Ну а если мы берём Первый и второй каналы, это не журналисты, да? Я про настоящих журналистов говорю.

М. Курников ― Да, я понимаю, о чём вы говорите.

Д. Гудков ― Поэтому не надо, не надо никого обвинять. Надо вместе дальше работать.

М. Курников ― Тем не менее, послушайте, ведь Алексей Навальный обвинил газету в том, что Кудрявцев, во-первых, входил в штаб Собчак, если даже не возглавлял его, да? Во-вторых, подыгрывал с помощью своей газеты Ксении Собчак. Вам известно, он возглавлял или нет?

Д. Гудков ― Нет, он не возглавлял, но он её поддерживал — в этом нет никакого секрета. Поэтому я говорю, здесь личная история. Причём, не по отношению к газете «Ведомости», а по отношению к Ксении. Мне, честно говоря, жаль, что они, вот, не могут найти общего языка. Хотя, если мы говорим про партию… Ну, вот, есть история Новой Москвы, где идёт команда наших молодых людей в муниципальные депутаты, которые поддерживают и штаб Навального. И люди выдвигаются и от Партии перемен. И мы все идём одной командой. И я очень надеюсь, что, несмотря на все эти разногласия, в целом, ну, не надо это так близко к сердцу воспринимать. Это нормальный процесс, потому что там и Навальный, и я, и все остальные — мы люди, всё-таки, независимые, строем не любим ходить. Ну, у нас у каждого своё мнение, вот мы такие.

Но при этом в какой-то момент надо объединиться и забыть обо всех разногласиях. Лично я готов, и призываю всех на выборах в Московскую Городскую Думу объединиться и пойти…

М. Курников ― Вас не пугает, что мы примерно 18 лет одну и ту же мантру говорим «Надо всем объединиться и пойти»?

Д. Гудков ― На муниципальных выборах это была не мантра. Мы сделали дело, мы всех объединили. Там была партия «ЯБЛОКО», партия ПАРНАС, «Открытая Россия», часть людей, которые шли при поддержке Алексея Навального. Все объединились, и получился результат.

Вот, на выборах в Мосгордуму, на выборах муниципальных в Санкт-Петербурге можно объединиться и можно добиться результата. К этому всех и призываем.

М. Курников ― Посмотрим. Это был Дмитрий Гудков.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Не стоит придавать большое значение извинениям Порошенко — язык у политика для того и существует, чтобы трепать им. Другое дело, что наш фюрерок скорее откусит себе язык, чем извинится — но какой с него спрос — он же лидер гнойнага русскага мира, а в нём стыд и совесть — не те категории, которые используют в практической жизни даже с пиаровской целью.
________________________________________

Алексей Навальный давно говорил, что повышение пенсионного возраста необходимо, но не таким способом. Об этом говорит и Гудков. Я лично поддерживаю их мнение — Европа прошла этот путь Безболезненно.
________________________________________

Дмитрий, я Вас понимаю и поддерживаю! Желаю Вам, а значит, и себе успехов!
________________________________________

Всем честным людям остаётся только сгореть со стыда за всё, что творится нынче в стране и столице…
________________________________________

Дополнение к совету портить бюллетень: это надо делать грамотно. Лучше всего ставить отметку в каждом "окошке". А если перечёркивать и что-то писать, то так, чтобы как минимум в двух (лучше больше) "окошках" оказались элементы этих надписей или зачёркиваний. Если вы что-то напишете, и какая-нибудь часть этой надписи попадёт в ОДНО "окошко", но остальные останутся чистыми, то ваш голос будет считаться отданным за того, напротив чьей фамилии окажется эта отметка.
________________________________________

И не только "Новое величие" создано так называемыми спецслужбами режима. Есть и парламентские "партии" того же рода. Тьфу!..
________________________________________



ИСТОЧНИК

Максим Курников

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Общество (0) > Выборы (0)
  • Общество (0) > Гражданское общество (0)
  • Общество (0) > Проблемы демократии (0)
  • Общество (0) > Оппозиция (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 06.10.2019 - ЦЕНТР «НАСИЛИЮ НЕТ»
  • 05.10.2019 - ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ВМЕШАТЕЛЬСТВА АП В ПЕТЕРБУРГСКИЕ ВЫБОРЫ
  • 05.10.2019 - САМОЦЕНЗУРА СТРАШНЕЕ ЦЕНЗУРЫ
  • 02.10.2019 - ГЛАВНЫЕ ЦЕННОСТИ ЛИБЕРАЛИЗМА
  • 30.09.2019 - РЕПУТАЦИЯ ЧТО-ТО НАЧИНАЕТ ОЗНАЧАТЬ
  • 30.09.2019 - НЕЛЬЗЯ МОЛЧАТЬ
  • 29.09.2019 - НАПУТСТВИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 27.09.2019 - МУНИЦИПАЛЬНАЯ КАМПАНИЯ В ПЕТЕРБУРГЕ
  • 26.09.2019 - НИКОЛАЙ РЫБАКОВ ОБ ИТОГАХ «УМНОГО ГОЛОСОВАНИЯ»
  • 25.09.2019 - ФРАКЦИЯ «ЯБЛОКА» В МОСГОДУМЕ
  • 24.09.2019 - ИЗБРАННЫЙ ГЛАВА РАЙОНА ПСКОВА ОТ ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 23.09.2019 - ОТЧЁТ ЦАП «ЯБЛОКА» ЗА 2018 ГОД
  • 21.09.2019 - ИТОГИ ПЕТЕРБУРГСКИХ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ВЫБОРОВ
  • 21.09.2019 - ПОЛИТИКА ПОТЕПЛЕНИЯ
  • 20.09.2019 - 20 ЛЕТ ПУТИНА И НАШЕ БУДУЩЕЕ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru