Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[11.09.2018]

МЫ РАЗМЕНЯЛИ УКРАИНУ НА КРЫМ И ДОНБАСС

Николай СВАНИДЗЕ: российский тележурналист, историк, профессор, заведующий кафедрой журналистики Института Массмедиа РГГУ, ведущий ряда программ на российском телевидении, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека


Николай СВАНИДЗЕ:


Украина уходит всё дальше, и будет уходить всё дальше, это неизбежно. После Крыма это стало неизбежно, а после Донбасса так совсем неизбежно. Мы фактически разменяли Украину на Крым и Донбасс. И теперь Украина будет конечно частью Европы.


Е. Бунтман ― Добрый вечер. Меня зовут Евгений Бунтман. И сегодня со своим особым мнением у нас журналист Николай Сванидзе. Белый дом публикует документы переговоров Ельцина с Клинтоном. Это переговоры сентября 1999 года. Вы что-нибудь увидели нового для вас в этих переговорах?

Н. Сванидзе ― Ясно, что Ельцин сделал ставку на Путина. Ясно, что он его сделал своим преемником. Ясно, что он помог ему выиграть выборы. Ясно, что Путин оказался человеком, который оправдал доверие Ельцина в том, что касается быстрого приобретения рейтинга, быстрого овладения властной ситуацией. Он оказался в этом смысле очень практичен, на своем месте. Кроме того, он оправдал ожидания Бориса Николаевича в том, что касается первых лет президентства. Он как бы следовал той линии, которая осталась от Ельцина в первые годы. Потом он её резко изменил. Но в 90-е годы отношения между Кремлём и Белым домом были достаточно доверительные, они были партнёрские. И, конечно, скрывать от своих партнёров, что именно преемником будет Путин, и почему был избран Путин, было бы странно.

Е. Бунтман ― Сейчас достаточно сложно представить себе такой уровень доверия. Это какая-то товарищеская беседа…

Н. Сванидзе ― На самом деле это нормальный уровень доверия. Он даже не предполагает дружбы. Он предполагает просто нормальные партнёрские отношения. Потому что речь идёт о двух главных ядерных державах мира. И о странах, которые в тот момент находятся в нормальных отношениях… Сейчас отношения не нормальные.

Е. Бунтман ― Было сложно себе представить, что Путин вот так разговаривает с американским президентом, говоря, например, что преемником будет Медведев в 2008 году.

Н. Сванидзе ― Не знаю. А, может быть, и разговаривал. А может быть, мы об этом просто с вами не знаем.

Е. Бунтман ― Просто это сложно себе вообразить. Сейчас даже такой уровень…

Н. Сванидзе ― Нет, сейчас, естественно, сложно себе вообразить.

Е. Бунтман ― Друг Дональд, друг Владимир — вряд ли.

Н. Сванидзе ― Сейчас сложно вообразить. Но тогда на тот период — можно. Я напомню, что с Обамой были отношения плохие у Путина, лично плохие. Просто никакие. А с Бушем младшим были отношения замечательные. Они, как известно, друг другу в глаза заглядывали. И там что-то видели. Такое для себя позитивное. Поэтому, сейчас мы всё переводим на наше сегодняшнее представление. Кажется, ну как так, чуть только ни предательство родины! Почему это он рассказывает американскому президенту?

Да нормально, нормально и рассказывает. И ничего в этом такого нет, никакого шока. Чтобы передать как бы эту эстафету нормальных отношений своему преемнику. Нормально это. Я, честно говоря, не вижу во всей этой публикации ничего такого эксклюзивного и ничего даже особенно интересного.

Е. Бунтман ― Тогда перейдём к сегодняшней новости. Это встреча — всё время хочется сказать — в Константинополе — в Стамбуле патриарха Кирилла и патриарха Варфоломея. И разговор его об украинской автокефалии. У вас есть какой-то прогноз — что с этим будет? Будет автокефалия Украины и если будет, то насколько это болезненно?

Н. Сванидзе ― У меня прогнозов в том, что касается внутрицерковных отношений, никаких нет. Это настолько отдельная жизнь, это настолько отдельная планета со своей логикой развития событий, со своей дипломатической логикой, со своей политической логикой. Чтобы здесь что-либо спрогнозировать, нужно быть несопоставимо большим специалистом по этой теме, чем я. И то вряд ли возможно, я думаю.

Е. Бунтман ― Скорее, я у вас спрашиваю не как у журналиста, а как у историка. Потому что расколом это назвать сложно, автокефалия — это чуть-чуть другое. Но, тем не менее, ожидается, что это будет болезненно.

Н. Сванидзе ― Если это будет, это будет крайне болезненно и для РПЦ, и для Кремля. Политически. Потому что сейчас РПЦ играет для Кремля очень значительную роль своего рода идеологической опоры, причём и внутри, и во внешнем мире. И, конечно, сейчас, когда связи с Украиной в значительной степени утеряны, когда Украина уходит всё дальше, и будет уходить всё дальше, это неизбежно. После Крыма это стало неизбежным, а после Донбасса так совсем неизбежным. Мы фактически разменяли Украину на Крым в 14-м году. И теперь Украина будет уходить всё дальше и дальше. Конечно, она будет частью Европы. Когда-то я думаю, в обозримом будущем она войдёт и в Североатлантический союз военный. Всё будет развиваться по вполне понятной логике. С какими-то возможно временными отступлениями. С каким-то затормаживанием. Но неизбежно придёт коза к возу. И единственное, что связывает воедино сейчас Россию и Украину — это церковь. Пожалуй, это единственное, что связывает помимо общекультурных традиций, языка. Язык языком, а, тем не менее, события развиваются автономно. И поэтому если эта связь порвётся, это, конечно, будет очень большой удар, прежде всего, для Кремля.

Е. Бунтман ― И связь эта может разорваться?

Н. Сванидзе ― Она может разорваться. Я повторяю, это не прогноз, но это один из вариантов развития событий.

Е. Бунтман ― Теперь собственно и про историческую память. Есть два события. очень странная, какая-то на грани идиотизма история с табличкой в Челябинске, где была в своё время мемориальная доска в память об убитых во время политических репрессий. Было ОГПУ, потом НКВД, где расстреливали людей. Висела табличка. Теперь табличку убрали с совершенно замечательным обоснованием. Я процитирую с вашего позволения. «Указанное содержание текста памятной доски может вызвать безосновательные ассоциативные представления граждан о деятельности органов внутренних дел».

Н. Сванидзе ― Замечательно!

Е. Бунтман ― Вот что с этим делать? Причём обоснование властей достаточно логичное. Этого дома конкретного нет, его снесли. Теперь на его месте находится новое здание, где правопреемники соответственно органов внутренних дел. Теперь там находится региональное управление МВД. Вот что это?

Н. Сванидзе ― С табличками то же, что со страной. Игра с табличками отражает эти идеологические телодвижения в отношении к истории, которое мы наблюдаем в целом в стране. Конечно, кто-то может забежать в регионе вперёд паровоза, это часто бывает. Потому что там часто стараются выглядеть святее Папы Римского. Это само собой. Но в данном случае это всё обоснованно. Вот да, кого-то расстреливали. А кто расстреливал-то? И сейчас те же самые вроде сидят — потомки тех, кто расстреливал!.. Нехорошо. Неправильно. Вызывает плохое отношение к этому.

Е. Бунтман ― То есть они себя воспринимают потомками тех, кто расстреливал, получается? Хотя на самом деле это же не так?

Н. Сванидзе ― Совсем не так. Но ведь мы очень ложно часто воспринимаем, что мы правопреемники. Если мы правопреемники, значит правопреемники и расстрельщиков тоже. Если мы приняли на себя все обязательства и всё, что связано с Советским Союзом, то мы одобряем и расстрелы, которые тогда были? Часто это именно так и происходит, по сути.

Никто не говорит, что мы одобряем расстрелы. Мало того, официально вроде как и не одобряем. Но, смотря какие. Потому что вдруг начинаем спорить по Катыни. Вдруг начинаем спорить по пакту Молотова-Риббентропа. И оправдывать: всё было не так уж плохо, а на самом деле очень даже и хорошо…

Е. Бунтман ― Ссылаясь при этом на историческую логику того времени, что время было такое.

Н. Сванидзе ― Да. Хотя на самом деле время всегда одно и то же примерно. Расстреливать плохо во все времена. Особенно безвинных людей. Поэтому здесь есть, к сожалению, своя логика, которая так смешно выражается, как сейчас получилось в Челябинске. Так как-то смешно откровенно я бы сказал. Искренние ребята. То есть крутить-вертеть не стали, просто сказали, что думали.

Е. Бунтман ― Но при этом нет ощущения, что это по всей стране происходит. Да, есть отдельные, уж извините, перегибы на местах. Как с музеями ГУЛАГа, которые убирают и наоборот делают музеи героических сотрудников ГУЛАГа, которые исполняли якобы свой долг. Но при этом нет никакого организованного неприятия скажем, акции «Последний адрес». То есть почти всё всегда хорошо, за редкими очень исключениями.

Н. Сванидзе ― Организованного неприятия нет, но и организованного приятия тоже нет. Согласитесь.

Е. Бунтман ― Ну не мешают — уже хорошо.

Н. Сванидзе ― Да, активно, во всяком случае, не мешают. Но и не помогают. До поры до времени.

Е. Бунтман ― Ну и слава богу.

Н. Сванидзе ― А вот перегибы на местах, о которых мы с вами говорим, они на очень многих местах, к сожалению. И по достаточно многим направлениям. Это касается и дел с правозащитниками, это Оюб Титиев в Чечне. Хорошо, Чечня это автономная территория в нашей стране. По факту. Абсолютно автономная.

Е. Бунтман ― Де-юре нет.

Н. Сванидзе ― А де-факто автономная — живём-то по фактам, а не по праву. По понятиям живём… И эта ситуация с Дмитриевым, которого так и не отпускают. Это ситуация с тем же обществом «Мемориал», пожалуйста, питерский выселяют…

Е. Бунтман ― Ну уже не выселяют. Передумали.

Н. Сванидзе ― Но всё время на грани. А «Мемориал» как известно инагент («Она в семье своей родной казалась девочкой чужой»). Понимаете? Все эти организации, которые занимаются нашей историей и в том числе очень драматичными, трагическими, постыдными страницами нашей истории, страшными и постыдными, не пользуются популярностью у власти. Совсем. Хотя казалось бы, почему? Ну, вот да, давайте вырвем с корнем? Мы не стесняемся нашего прошлого? Нам нечего стесняться? Потому что это наше прошлое. Да, было плохо. Теперь у нас по-другому и такого больше не будет. Ну, замечательно вроде бы? Но вот нет.

Е. Бунтман ― С Дмитриевым, я не знаю, следите вы за ситуацией вокруг урочища, которым собственно занимался Юрий Дмитриев, где производились захоронения после массовых расстрелов?

Н. Сванидзе ― Сандармох.

Е. Бунтман ― Да, Сейчас там российское военно-историческое общество совершает раскопки в поисках военнопленных, расстрелянных финнами. И соответственно правозащитники и историки бьют в набат, говорят, что это просто подмена понятий. Там никто никого не расстреливал и возможно, конечно, одно из главных опасений, что это будет как с Катынью — что выдадут расстрелянных НКВДшниками за расстрелянных финнами.

Н. Сванидзе ― Ну вот это ровно к тому, что я говорю. Почему именно в Сандармохе нужно искать расстрелянных финнами? Собственно говоря, почему? Потому что не хотят, чтобы они были расстреляны НКВДшниками! Хотя это было! Как можно отрицать эти страницы, когда они общеизвестны, документированы сто тысяч раз. Ну, какой смысл. Зачем?

Е. Бунтман ― Потому что идея важнее факта, как говорил Владимир Ростиславович Мединский.

Н. Сванидзе ― Совершенно верно. Но здесь идея не вполне понятна. То есть мы, конечно, можем, как угодно эту логику воспроизвести. Но по большому счёту это непонятно. Это признак слабости. Это один из признаков, одно из проявлений, к сожалению, нашей государственной слабости. Не силы. Слабости.

Е. Бунтман ― Ну как слабости. А что с этим можно сделать? Вот там будет объявлено, какой-нибудь будет стоять мемориал: здесь никого не расстреливали…

Н. Сванидзе ― И что в этом хорошего? Ведь всем известно, что расстреливали. Когда куча документов есть…

Е. Бунтман ― А потом дети увидят этот мемориал…

Н. Сванидзе ― И потом они убедятся, что им соврали. Потому что, естественно, когда в очередной раз страница перевернётся, им скажут: дети, вам врали. Дети уже может быть будут взрослые к тому моменту. Мало того, им сейчас-то соврать сложно. Потому что они мемориал увидят, а потом откроют страницу в Интернете, где будет написано совершенно другое. Зачем врать детям? Во-первых, детям врать нехорошо. Неправильно детям врать. Ну, просто нехорошо. Вообще врать не очень хорошо, а детям особенно. Особенно своим детям нехорошо врать. А еще к тому же, когда эта ложь шита белыми нитками. Ну, это не только нехорошо, но и глупо.

Е. Бунтман ― А они сами в это верят, как вы думаете? Как с героями панфиловцами.

Н. Сванидзе ― Давайте мы сюда не будем подвёрстывать героев панфиловцев. А то к нам с вами возникают претензии сразу же, в том числе юридического свойства. О героях панфиловцах сразу надо сказать, что вся Панфиловская дивизия была героической. Вообще все защитники Москвы были героями. А изображать так, в соответствии с мифом, придуманным в военной газете того времени, о чём хорошо известно, что не все были герои, а только два с половиной десятка человек, — это нелепо, странно и зачем — непонятно. Вот непонятно, почему надо поддерживать миф, который давно опровергнут фронтовиками, свидетелями. Зачем — непонятно. Этот миф не способствует героизации нашей истории. Просто миф и всё.

Е. Бунтман ― Там же есть определённая логика, что к этому привыкли. Не надо будоражить сознание людей каждый раз.

Н. Сванидзе ― Да чем ты его будоражишь это сознание. Во-первых, почему мы так презираем людей, что всё время относимся к ним как к тяжело психически больным? Не надо будоражить их сознание? Весь российский народ спит мёртвым сном. И не надо будить. Ну что это такое? С каким-то идиотом имеем дело что ли? Ну, нет, ведь правда? А изображаем идиотом. Ни в коем случае не расстраивать его, не огорчать… Говорить только приятное. Как будто он в деменции глубокой находится. Ну, нельзя же так.

Е. Бунтман ― Ещё важный вопрос про Чечню. С Чечнёй много каких-то новостей, которые уже становятся навязчивыми. Одна новость — продолжающаяся война руководства Чеченской республики с правозащитниками и с «Новой газетой». Сейчас как-то интенсифицировалась эта война, потому что в «Новой газете» на грани шутки было заявление, что если не пускать правозащитников в Чечню, то Кадырова нельзя пускать в Москву.

Н. Сванидзе ― Да какие тут шутки? Вообще шутки с Рамзаном Ахматовичем вообще плохи на самом деле. Здесь ни он не шутит, ни с ним никто не шутит.

Е. Бунтман ― Это может как-то чем-то плохим кончиться?

Н. Сванидзе ― Может. Ну, уже не хорошо. А насколько это может кончиться плохим — посмотрим. В любом случае ситуация достаточно драматичная.

Е. Бунтман ― Почему руководству Чечни, Рамзану Кадырову лично так много позволено?

Н. Сванидзе ― Ну, это постоянная тема. Уже много об этом говорено. Потому что он на особом положении.

Е. Бунтман ― Каждый раз переступается какая-то грань…

Н. Сванидзе ― Мы не знаем с вами, есть ли эта грань. Грань, я думаю, это представление о стабильности в Чеченской республике. Если представление в Кремле о том существует, что там всё стабильно, тогда всё остальное не имеет никакого значения. Главное, чтобы оттуда особенно громких криков не доносилось, когда там кого-то бьют, предположим, когда там кого-то убивают, предположим. Хотя подозрения такого рода существуют. Главное, чтобы не было слышно за пределами. Когда не слышно, то и хорошо. И нормально.

Е. Бунтман ― Его не хотят одёргивать или боятся?

Н. Сванидзе ― Своя система отношений.

Е. Бунтман ― Он говорит, что он верный солдат, а солдат одёргивают.

Н. Сванидзе ― Верный пехотинец. Смотря, какого звания он пехотинец. Может он генерал пехотный. Он устраивает Кремль абсолютно именно как человек, который гарантирует стабильность там. Гарантирует своей жесткостью, своей крутизной. И, не будем забывать, что у него очень большая концентрированная сила есть в его распоряжении. Больше нет такого руководителя субъекта федерации в России. Об этом не раз говорилось. Больше такого человека нет, включая московского мэра, да кого угодно. Нет больше человека, который настолько на особом положении, которого нельзя было бы снять. У нас кроме Путина снять можно любого. За исключением Кадырова.

Е. Бунтман ― Кадыров достаточно давно воюет с правозащитниками. А теперь ещё и с чеченскими детьми. Были облавы на подростков после серии терактов в Чечне. Совет по правам человека за этим следил? Как-то одёрнули Кадырова? Я потому спрашиваю, что не увидел, чтобы его одёргивали ни власти, ни СПЧ.

Н. Сванидзе ― По правозащитникам мы неоднократно заявляли свою позицию.

Е. Бунтман ― По правозащитникам — да. Но прямо новация такая с подростками.

Н. Сванидзе ― По подросткам — не знаю.

Е. Бунтман ― Вы как к этому относитесь? Вроде бы оправдано с точки зрения безопасности. Потому что теракты совершили, как это ни страшно звучит — подростки. Причём совсем небольшого возраста, 14-15 лет. Самому младшему было ещё меньше. С другой стороны прошли таким гребнем по всей Чечне, и обыскивали, допрашивали и так далее.

Н. Сванидзе ― Как я могу к этому относиться? Чечня, ещё раз повторяю, абсолютно автономная территория.

Е. Бунтман ― Территория вне закона?

Н. Сванидзе ― Вне федерального закона. Почему вне закона? Там действует закон, свой внутренний закон — совокупность разных законов, исламского и личной воли Кадырова. Это называлось султанатом. Хорошо, предположим. Но как всякий термин султанат тоже бывает разный. Но конечно, мы же видим по примеру дела Немцова, даже по такому громкому делу абсолютно высокого федерального уровня туда даже высшие российские силовики не могли носа сунуть.

Е. Бунтман ― Робко постучались.

Н. Сванидзе ― Им не робко ответили, что думают по этому поводу. И они скрылись за горой. И всё. Там, что захочет Рамзан Ахматович, то он и будет делать. И если оттуда слишком много шума не будет доноситься, ему это позволят. А конечно проблемы будут. Потому что есть же объективная реальность. Она состоит в том, что Рамзан Кадыров не просто лидер Чечни, российского региона, он претендует на то, чтобы быть исламским деятелем глобального масштаба.

Е. Бунтман ― Но это не очень как-то получается. На международном уровне.

Н. Сванидзе ― В какой-то мере получается. В какой — другой вопрос. Но поскольку он себя именно таким образом представляет, то, оказываясь на этой площадке именно исламской, он имеет дело уже с очень серьёзными игроками. В том числе с радикалами исламскими, которые, естественно, не упустят случая сказать, что вот Рамзан Кадыров с одной стороны вроде как бы исламский лидер по факту, а с другой стороны он по факту руководитель субъекта РФ. И подчиняется этим гяурам московским, которые вообще к исламу не имеют никакого отношения. Поэтому и кто он такой? И поэтому у него здесь позиция очень сложная.

И конечно вот эти мальчики, радикально настроенные, будут возникать. Если он развивает у себя исключительно в качестве идеологии, в качестве веры безальтернативной только одну, то всегда в таких случаях побеждают фанатики. И, конечно, фанатично настроенные исламисты будут иметь перед ним определённого рода идеологическое преимущество. И конечно, эти мальчики, поскольку он сам развивает ислам, а его будут обвинять из-за рубежа в недостаточной приверженности этому исламу, то, конечно, будут находиться молодые люди, которые этим обвинениям будут следовать. И я уверяю вас, что будут в дальнейшем люди, которые посчитают себя большими исламистами, чем Кадыров. И именно с этих позиций будут там бунтовать.

Е. Бунтман ― Оставим Чечню. Всё продолжается дело «Нового величия». И ещё одну организацию якобы раскрыли в Москве. Арестовали молодого человека. Тоже та же самая история. Вроде бы подрывная террористическая организация, но созданная провокаторами. Это тенденция такая?

Н. Сванидзе ― Это может быть тенденция. Я конкретно вот этой новой ещё не занимался, а «Новым величием» я занимаюсь достаточно плотно и давно. И это очень опасная штука. Потому что там вчера была пресс-конференция на тему «Нового величия» и адвокат одной из девочек Ольга Карлова сказала, что у неё есть документы, с которыми она сейчас работает, и эти документы свидетельствуют о том, что этот человек, который, собственно, подозревается в качестве организатора, является провокатором из силовых структур. Это взрослый человек, который, собственно, раскрутил это дело, спровоцировал детей. Без него не было бы никакого дела. Он подвёл под монастырь. Он создатель, он провокатор. Он хотел вообще развернуться очень широко. Это прозвучало на пресс-конференции. Посмотрите материалы, кому это интересно. Не знаю, будут ли они в «Новой газете», но они на сайте Росбалта выложены.

Е. Бунтман ― А зачем он хотел разворачиваться?

Н. Сванидзе ― Он хотел создать такую сеть вот этих групп, «Новое величие» — это не просто какая-то маленькая организация, где несколько молодых людей, девочек и мальчиков. А целая разветвлённая экстремистская сеть, опасная для страны. Тогда у него была бы не одна звёздочка, а сразу две!

Е. Бунтман ― Это всё ради звёздочек?

Н. Сванидзе ― Я не знаю, ради чего. Это у него надо спросить. Он преступник на мой взгляд.

Е. Бунтман ― …Но неужели он не помнит, чем кончилась история с боевой группой эсеров?

Н. Сванидзе ― Кто кроме профессиональных историков знает профессионально историю? Вы знаете профессионально математику? Я — нет. Точно также историю никто не знает. Никто не знает, кто такие эсеры, что это за боевая группа. Тут я бы сказал, что ассоциации возникают другие, не с боевой группой эсеров, а с большими процессами 30-х годов. Вот дело чревато именно этим: взять маленькую группу, спровоцировать её на уголовную статью, на действия, попадающие под УК. А потом её раскрутить уже не вглубь, а вширь. Взять телефонную книгу, посмотреть, сколько у них знакомых, кто с кем разговаривал. И дальше уже пахать в этом направлении. Будет не 10 человек, а 210. И так далее. То есть, будет раскрыт целый огромный центр. Потом выяснится, что у них есть связи за рубежом. Это увлекательная очень азартная история. Конечно, это очень опасно для простых людей.

Е. Бунтман ― Последнее, о чём, наверное, успеем поговорить. Это фигура Иосифа Кобзона. Это всегда звучит банальностью, очень неоднозначная фигура как всегда в таком стандартном некрологе.

Н. Сванидзе ― Нет, в стандартном некрологе как раз неоднозначности никогда не говорят.

Е. Бунтман ― Но вот тут действительно неоднозначная фигура. С одной стороны, этот самый Иосиф Кобзон, который поёт песни детства многих поколений. Тот самый Иосиф Кобзон, который лично спасает детей. И выводит их из театра на Дубровке, спасает от террористов. С другой стороны это тот Иосиф Кобзон, который дружит с бандитами. Вот сегодня Артемий Троицкий пишет, что Кобзон чуть ли ни заказал его киллеру…

Н. Сванидзе ― Я вот так скажу. Быть с этим надо так: царство ему небесное. Человек только что умер. Очень большой певец. Очень большой деятель российской и советской культуры. Очень масштабный человек. И вот так с этим надо быть. Надо человека похоронить, надо сказать те очень высокие красивые слова, которых он, несомненно, заслуживает. А потом, когда пройдёт время, если кому это будет интересно, а это многим будет интересно, потому что действительно фигура очень многоуровневая, масштабная. Тогда можно будет вспоминать и какие-то другие события. А сейчас я бы этим ограничился.

Е. Бунтман ― Но для вас что важнее? Для вас «Норд-Ост» — это главная история? Потому что это очень сложно этически.

Н. Сванидзе ― Для меня главная история, что он очень хорошо пёл. И любил это дело. Вот любил просто офигительно. Вот я помню, что в один день он мог быть сразу в нескольких местах. В своё время я присутствовал при этом лично, в день сразу в нескольких точках. Он уже давно этим не зарабатывал деньги…

Е. Бунтман ― Просто любил петь.

Н. Сванидзе ― Он просто любил петь. Он выходил и пел, пел, пел. И пел хорошо. И пел, не жалея своего голоса. Я думаю, что подавляющая часть наших сограждан его запомнят именно таким.

Е. Бунтман ― Тогда самая последняя история. Это история с пенсиями. Очень много уже все про это проговорили. Наверное, аспекты, которые не затрагивались, ну про смягчение пенсионной реформы говорить, наверное, смешно. Потому что сравнивали с ценами в магазине, которые повышают сначала на 150%, а потом скидки до 120%. На мой взгляд, достаточно важный аспект — обещание уголовной ответственности для работодателей, которые будут увольнять лиц предпенсионного возраста.

Н. Сванидзе ― Ну немножко поздновато мы начали эту тему. Я бы сказал, тема очень большая. Я считаю, что это наиболее популистская часть выступления президента насчёт уголовной ответственности. Потому что, во-первых, можно увольнять, начиная не с предпенсионного возраста, а на годик-два раньше. Во-вторых, можно людей сажать на короткие контракты. Это не проблема. Мало того, если будут сажать за это как за уголовное преступление, это нарушит, перевернет, перелопатит весь рынок труда к чёртовой бабушке. Не самое удачное предложение президента. В целом, я бы сказал, что остальные меры мне представляются выполнимыми. Но они не повлияют на общее восприятие реформы. Общее восприятие реформы, несомненно, негативное.

И я думаю, что то, что президент принял на себя ответственность за это, — с одной стороны свидетельствует в его пользу. С другой стороны говорит о том, что у него не было другого выхода. И это повлияет на его рейтинг, несомненно, негативно, а поскольку рейтинг президента это единственное, на чём держится наша стабильность, то это значит, что мы постепенно входим в зону политической турбулентности.

Е. Бунтман ― Николай Сванидзе был сегодня с особым мнением. Спасибо большое и всего доброго.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Сначала Путин обманул ожидания Ельцина, теперь он обманывает ожидания России. Патологический брехун — дитя и отец гнойнага русскага мира.
________________________________________

Выражаю глубокие соболезнования родным и близким Иосифа Давидовича Кобзона. Он был великим еврейским патриотом России и Украины. Пример мужества. Вечная память, покой душе. Из Норд-Оста, как Немцов не убежал.
________________________________________

Центр исследований геноцида и сопротивления жителей Литвы (ЦИГРЖЛ) начинает публиковать документы о преступлениях Красной армии в Литве – убийствах, массовых изнасилованиях, грабежах и т.д. Документы выложены на сайте Центра. Вот несколько цитат.

“В 1944 году советская армия изгнала немецкую армию из Литвы. Масштаб произвола советских военных был таков, что уже в июле секретарь Компартии Литвы обратился к советскому военному руководству с просьбой укротить продолжающийся произвол буйной Красной Армии, чтобы окончательно не потерять благосклонность местного населения. Однако это не помогло”, — говорится в представлении к документам.

Уточняется, что особенно жестокие случаи грабежа и массовых изнасилований были зарегистрированы в Клайпедском районе, потому что он перед тем официально был немецкой территорией, и советские военные считали местных жителей немцами.

В документах также описаны поджоги усадеб, грабёж жителей, стрельба пьяных советских солдат, в результате которой погибли люди, и другие преступления. "Насиловали и семидесятилетних бабушек, и четырнадцатилетних девочек — даже в присутствии родителей", — говорится в сообщении центра. Зафиксированы и действия подставных отрядов, действовавших по указке советских властей (что хорошо известно и по Западной Украине). Они жестоко убивали мирных жителей, притворяясь литовскими партизанами.
________________________________________

Украина, как и Беларусь всегда были частью Европы, а не Орды-Московии. С начала в составе Киевской Руси, потом в составе Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. Беларусь 600 лет была частью Литовского княжества.
________________________________________

ВВП оправдал все ожидания советского народа, и он никогда это ему не забудет, когда он отдаст Ласты…
________________________________________

Поправочка. Ласты не отдают, ласты "склеивают".
________________________________________

Чего-то все русские не могут без связи с Украиной, хотя подавляющее большинство в глаза её не видели. Патология какая то. Я вот Россию видел, и сразу же перестал хотеть её видеть ещё раз.
________________________________________

Если Путин помрёт как-то вдруг, сразу и не успеет договориться с Рамзаном о своём наследнике, то это будет очень и очень плохо для всех.
________________________________________

Следовал ли Путин той линии, которая осталась от Ельцина? Никак не могу с этим согласиться. По-моему, даже тем, кто питал какие-то иллюзии, всё должно было стать ясно уже в 2000 году, когда был восстановлен гимн преступного коммунистического режима, а кому этого оказалось мало, то в 2001 произошёл силовой захват НТВ. Следует также заметить, что взрывы домов произошли ещё до избрания Путина, но когда он уже фактически правил!..

Конечно, на создание "вертикали" и системы организованного разворовывания страны, на развёртывание агрессивных войн против соседей ушло какое-то время, такое мгновенно осуществить невозможно. Но суть режима должна была, на мой взгляд, стать ясна практически сразу, в первый же год. Это не считая тех, кто с самого начала считал избрание Путина концом свободной демократической России.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгений Бунтман

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Военные агрессии (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Международные события (0) > Украина (0)
  • Социализм (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Международные события (0) > Кавказ (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 23.05.2019 - УМНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ ПРОТИВ СИСТЕМНОЙ ФАЛЬСИФИКАЦИИ
  • 23.05.2019 - МИЛИТАРИЗАЦИЯ ДНЯ ПОБЕДЫ
  • 22.05.2019 - ЗАЯВЛЕНИЕ БЮРО ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 22.05.2019 - О ТРАГЕДИИ С СУПЕРДЖЕТОМ
  • 21.05.2019 - КЛУБ СОЛИДАРНОСТИ ДИКТАТОРОВ
  • 21.05.2019 - СОСЛОВНАЯ КОРРУПЦИОННАЯ СИСТЕМА
  • 20.05.2019 - НАЧАЛО РАЗМОРОЗКИ КОНТАКТОВ С США
  • 19.05.2019 - ПАРК ПУТИНСКОГО ПЕРИОДА
  • 19.05.2019 - СТАЛИН В МАССОВОМ СОЗНАНИИ
  • 18.05.2019 - ВСПОМИНАЯ О ЧЕРНОБЫЛЕ
  • 18.05.2019 - ВСПОМИНАЯ О ЧЕРНОБЫЛЕ
  • 17.05.2019 - ПУТЬ К МИРУ НА ДОНБАССЕ
  • 17.05.2019 - ПОЛИТИКА МАКСИМАЛЬНО НАВРЕДИТЬ
  • 16.05.2019 - ШКОЛЫ, ГДЕ УЧАТ НА ПРЕЗИДЕНТОВ
  • 15.05.2019 - ПОЧЕМУ ДЕМОКРАТИЯ НЕ ПРИЖИЛАСЬ В РОССИИ?
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru