Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[27.09.2018]

СТРАТЕГИЯ ПОЗОРА

Владимир РЫЖКОВ: российский политик, государственный деятель и историк, депутат четырёх созывов Госдумы, в 2006—2014 годах — сопредседатель партии «ПАРНАС», соавтор докладов «Путин. Коррупция» и др., канд. историч. наук, профессор Высшей школы экономики


Владимир РЫЖКОВ:


Мы втянулись в какое-то противостояние, которое кроме вреда нам ничего не приносит. Для населения, для нашей экономики, ничего не даёт, кроме позора нас ничем не окрашивает. Вопрос — зачем? Потому что люди, которые руководят страной, из этих ведомств, которые в своё время готовились для борьбы с этим западным врагом. Вот они и борются. Только мы-то все здесь при чём? И интересы страны при чём, интересы наших граждан — при чём? Вообще не при чём!

Если после распада СССР были Горбачёв, дружба-жвачка, Перестройка, «Пепси-Кола», и они смотрели на всё это спустя рукава, потому что мы уже не были стратегическими противниками. А теперь они поняли, что это враг, по сути дела, и будут кардинально пересматривать своё отношение. То есть, это будет означать, что для наших спецслужб наступят совершенно другие времена — их будут отслеживать, гораздо жёстче контролировать, пресекать, разоблачать.

Есть понятие легитимности. Одно дело, если вы легитимный член древней, признанной всеми церкви, другое дело, если вы член раскольников и неизвестно, вообще какой-то ереси. Это совершенно разные ощущения. Если Константинополь вдруг заявит, что мы не являемся канонической Церковью, то все прихожане РПЦ будут прихожанами неканонической церкви. Это очень серьёзно. Может быть для нас, не слишком воцерковлённых людей это без разницы, а для людей воцерковлённых, для клириков это очень серьёзно.


А. Соломин ― Всем здравствуйте, меня зовут Алексей Соломин. Алексей Нарышкин в этой студии. Сегодня вместо Матвея Ганапольского в программе «Ганапольское. Итоги без Евгения Киселева» — Владимир Рыжков.

Явление Петрова и Боширова народу с помощью журналиста RТ Маргариты Симоньян произошло на этой неделе. И надо сказать, весьма всех позабавило. Если сначала выражение «Петров и Васечкин» стало что-то вроде оговорки, то теперь это стало просто мемом. Потому что то, как себя вели предполагаемые агенты ГРУ (по-моему, сейчас ГРУ не называется, сейчас Главное управление генерального штаба), в общем-то, походит на то, как ведут себя герои какой-нибудь комедии, очень смешной. Хотя не знаю, смешно ли. Когда вы увидели объяснения Боширова и Петрова, вы в первую очередь, о чём подумали?

В. Рыжков ― как Станиславский говорил: «не верю». Потому что это просто умора — сидят два качка из фитнеса с короткими стрижками и говорят, что они два дня подряд ездили собор смотреть, у которого шпиль в 130 метров.

А. Нарышкин ― А почему нет?

В. Рыжков ― Умора просто.

А. Соломин ― Нарышкин вот сразу понял, что они ни при чём.

В. Рыжков ― У нас просто короткая память. Напомню, как дело было с Литвиненко, Луговым и Ковтуном. Поначалу наши ведь тоже кричали «вы всё врёте — не было их там, не делали они». А потом англичане методично начали, как в сериале «Фарго», каждую неделю выкатывать улики: а вот эта посудомойка «звенит», а эта чашка из-под чая «звенит», а это ещё сильнее «звенит», а на кресле, на котором он летел, тоже «звон», а ещё он залетал в Гамбург, а в Гамбурге «звенит» спальня. Я вас уверяю — мы сейчас с вами смотрим только первые две серии, а их будет штук 60. Поэтому скоро мы узнаем всё полностью, поминутно: когда прилетели, кто передал флакончик. Или кто его вёз, в каком номере они его подкручивали, чтобы не расплескалось, когда и кто намазывал — найдутся свидетели.

А. Соломин ― Знаете, Луговой гораздо более талантливый.

В. Рыжков ― В смысле подачи?

А. Соломин ― Он был готов к публичности. Это человек, которого привели на пресс-конференцию, и он всё объяснил.

А. Нарышкин ― Потому что Луговой — это советская школа. А эти молодые.

В. Рыжков ― Да, эти очень смешно всё рассказывали. И конечно, ни один человек этому не поверит.

А. Соломин ― Но ведь грустно же.

В. Рыжков ― Самое интересное, что они опять пропали. То есть, если есть легенда, что они бизнесмены и у них есть фитнес, значит, где-то стоят тренажеры, есть клиентура, друзья, собутыльники.

А. Соломин ― Нет, они специальную еду возят.

В. Рыжков ― Правильно. Так покажите номер регистрации компании, где зарегистрировано, где находится офис, сотрудники. А они появились на 25 минут и опять бесследно исчезли. Конечно, это совершенно не стиль ГРУ — то есть, появились из ниоткуда, исчезли в никуда.

А. Нарышкин ― Не хочу быть адвокатами ГРУ, но почему они должны доказывать, что они не виноваты? Пусть британские правоохранительные органы выдают новые доказательства.

В. Рыжков ― Выдадут, не волнуйтесь.

А. Нарышкин ― Зачем Путина вовлекли в эту историю? Зачем нужно было Путину выходить в среду и говорить: «мы знаем этих людей»?

В. Рыжков ― Думаю, что он реально знает, как всё произошло.

А. Нарышкин ― Вы думаете, что это с его санкции?

В. Рыжков ― Я не утверждаю, что с его санкции. Я говорю, что знает — могли доложить постфактум, когда начался скандал и начались обвинения. Ну, он сказал, что своих будет защищать. Вот сейчас их будут прятать. Но англичане довольно долго вели следствие, работали сотни человек, думаю, там посмотрено десятки тысяч часов с видеокамер, опрошены тысячи свидетелей.

А. Нарышкин ― Скрипаль не слишком ли мелкая птица?

В. Рыжков ― Мы же не знаем, что там на самом деле. Во-первых, он полковник, не мелкая птица. Во-вторых, он знал, как устроена система, как устроена агентура, где эта агентура. Мы же не знаем всего — это всё игры спецслужб. Есть известное уголовное дело — «Испанское дело» так называемое — по русской мафии. Есть сведения, что он там сотрудничал с испанскими следователями, давал какие-то показания на кого-то.

Трудно сказать, какой мотив, но видимо, он был намечен как жертва. Поэтому скоро мы узнаем очень много, узнаем доказательства, улики, подробности, свидетельские показания, результаты химических экспертиз. Меня удивило — когда произошло отравление, буквально в течение нескольких дней были саммиты НАТО, где англичане что-то показывали в закрытом режиме, и все сразу сказали, — что да, это было. Видимо, уже с самого начала у них было что-то, с самого начала у них были какие-то неопровержимые улики, скорее всего.

А. Соломин ― Которые они тоже не сразу выкладывают.

В. Рыжков ― Потом они взяли время на то, чтобы уже всё фундаментально проверить-перепроверить сто раз, и сейчас они уверенно говорят о том, что преступление раскрыто. Поэтому думаю, что нам всё это скоро предъявят. Как и в случае с Луговым и Ковтуном, судья однозначно принял решение, что виновны. И там огромное количество улик и доказательств, установлено по минутам, как летели, где пересаживались, куда ехали, где встречались, в какой чайник наливали чай, какие чашки мыли, в какой раковине — всё восстановлено полностью. Полагаю, что в случае со Скрипалём мы в течение 2-3 месяцев получим абсолютно исчерпывающую, детальную картину.

А. Нарышкин ― И что нам со всем этим делать?

В. Рыжков ― Нам будет плохо. Ну, ГРУ плохо не будет, конечно. А вот простые люди пострадают, потому что будут новые санкции, они уже сейчас объявлены — именно по делу Скрипалей. Эти американские санкции будут более жёсткими, будут касаться валютных, банковских операций, финансовых. Вот ребята резвятся, «руссо-туристо облико морале», а страдать будет вся страна! Страдать будет экономика, каждый из нас, страдать будет наша национальная валюта, наш жизненный уровень будет «повышаться»…

То есть, раз во главе страны спецслужбист, то страна этим и занимается. Эти игры спецслужбам так интересны. А вот мы за эти игры будем страдать.

А. Соломин ― Уж точно Путин даже рядом с Луговым не стоит. Про Путина много говорят — Хиллари Клинтон про него вспоминает, что вот это спецслужбист, так спецслужбист, он не просто вам легенду нарисует, он и вас заставит верить в то, во что вы никогда не верили. Наверное, Путину нужно сказать спасибо — если бы он не сказал, что вот они сейчас появятся и обратятся в какое-нибудь СМИ, то может быть, они бы и не обратились.

В. Рыжков ― И чудом они появились на следующий день.

А. Соломин ― Да, и когда они появились, я расстроился — потому что так подставить президента! Наверное, президент рассчитывал на то, что сотрудники спецслужб себя более профессионально поведут, а не как актёры дешёвого телесериала. Но потом я подумал, что ведь это действительно объясняет концепцию, что Боширов и Петров на самом деле это лишь какая-то часть общей правды, и возможно, даже на Боширове и Петрове сконцентрировали внимание, чтобы увести общее внимание от каких-то других персонажей, которые на самом деле во всей этой истории являются главным звеном.

Потому что настолько очевидное выступление агентов ГРУ просто не может нас заставить поверить в то, что именно они являются отравителями. Так может, это сделано специально, чтобы уже все поверили, что именно Боширов и Петров, а не Петров и Васечкин какие-нибудь, другие агенты ГРУ.

В. Рыжков ― Это какая-то навороченная этажерка – слишком сложная схема. Мне кажется, в России всё всегда намного проще. Расчёт был на то, что не попадутся, что найдут пожилого человека с остановившимся сердцем — бывает в таком возрасте, что не смогут установить причину смерти. С Литвиненко тоже был расчёт на то, что полоний не обнаружат. Но нашли. И кстати, в последний момент. Долго не могли понять, что с ним происходит. В последний момент проверили радиацию и обнаружили.

Так и здесь был расчёт на то, что не поймут, не обнаружат, не разберутся. Тем более, сколько этих странных смертей! Их очень много, в том числе, в Англии. И в России очень много странных смертей. Значит, как правило у них всё получалось. Вот только со Скрипалями вышла осечка.

А. Соломин ― И теперь некоторые из них снова расследуются.

В. Рыжков ― Да, расчёт был на то, что не попадутся. Попались. А что бы вы на их месте говорили? Были в Солсбери? — Были. Камеры зафиксировали? — Зафиксировали. А как объяснить? А чёрт его знает. Вот и возник «Солсберийский собор», хотя он в противоположной стороне от дома Скрипалей. То есть, шли к собору, а оказались около дома Скрипалей…

А. Нарышкин ― Ну, там снегопад был.

В. Рыжков ― Да, понимаю, залепило глаза, заблудились. А что бы вы на их месте говорили? Что вы там делали, в Солсбери?

А. Соломин ― Я бы на их месте вообще не выходил в паблик. Кому и зачем это было нужно, непонятно.

В. Рыжков ― Тогда бы все говорили о том, что их убили, и они лежат на дне Москвы-реки — такие версии тоже были. Тоже нехорошо — наши люди не должны лежать на дне Москвы-реки.

А. Нарышкин ― Зачем использовать какие-то древние, отсталые методы устранения своих противников? Кто ещё травит своих оппонентов? Помним про брата Ким Чен Ына.

В. Рыжков ― Бывают разные способы. Например, аргентинская военная диктатура брала людей на борт вертолёта, вылетала в океан, и там живых сбрасывала в океан. Пиночет расстреливал.

А. Нарышкин ― Говорят, что Березовского чуть ли не задушили наши спецслужбы галстуком. Почему нельзя было прийти к Скрипалю и накинуть на шею удавку? И не было бы никаких следов, и не марались бы никаким «Новичком».

В. Рыжков ― А чем химическое оружие хуже?

А. Нарышкин ― Следы оставляет. А удавка — раз, и повязал. Я как будто со знанием дела рассказываю…

В. Рыжков ― Ну, не знаю, может, и так делают. Просто в данном случае решили использовать боевое отравляющее вещество, что и создаёт все проблемы, потому что там погибла англичанка, подданная британской королевы (от флакончика). А это уже убийство гражданина другой страны. Поэтому это все хихоньки и хаханьки, но на самом деле, последствия будут самые серьёзные — с точки зрения санкций, ущерба нашей экономики.

А у нас, как вы знаете, смертная казнь запрещена, а защита жизни, прав и здоровья человека является конституционной обязанностью государства. Президент наш клялся — уже, между прочим, четыре раза — что он гарант Конституции, жизни и свобод граждан. Так мог он действительно отдать приказ на ликвидацию своих двух российских граждан?

А. Нарышкин ― Вы пугаете санкциями. А мы четыре года живём с санкциями и ничего страшного…

В. Рыжков ― Вам ничего страшного, но ваша реальная зарплата сегодня в два раза меньше, чем четыре года назад.

А. Соломин ― Давайте я ещё выдвину версию. Это наверняка агенты, но агенты прикрытия. Герман Борисов пишет: «Это интервью — запись, а не прямой эфир, всё утверждено и залитовано». Но ведь и правда — если бы я работал в ГРУ и увидел это интервью, я бы сказал: ребята, давайте сделаем вид, что ничего не было. Вы не появлялись, вы где-то в тайге, вас не существует. Я бы это не выпускал, потому что это интервью — это доказательство вины этих людей, а не обратного!

В. Рыжков ― Ещё раз — вы всё усложняете. Показали, посветили, есть видео, как они торкаются в турникет, — ну как же их нет? Вот они, ходят!..

А. Нарышкин ― Монтаж. Всё монтаж. А вы доверчивый, верите всему, что британцы говорят. Наверное, сами на британские службы работаете. Вот вам Скотланд-Ярд скажет, что Соломин был третьим в Солсбери, вы тоже поверите?

В. Рыжков ― Видимо, там выдвинули такие улики и доказательства, что отвертеться было нельзя. Вот и выдумали версию про шпиль — приехали ребята шпиль посмотреть… В первый день блудили по снегу, не выблудили, а второй день, как они сказали, решили закончить это дело — какое дело? Собор посмотреть?

А. Нарышкин ― Говорят, что и снега в тот день не было — тоже напутали.

А. Соломин ― Если я правильно понял из интервью, непогода была в Лондоне. Они говорили, что думали, что не сядут в аэропорту. Я подумал, что речь идёт о Лондоне, и это мотивация, чтобы куда-то уехать.

В. Рыжков ― Ребята, мы скоро всё узнаем.

А. Нарышкин ― Правильно говорит Владимир — ты всё усложняешь.

В. Рыжков ― И всё будет гораздо проще.

А. Нарышкин ― А почему просто не сдать Боширова и Петрова?

А. Соломин ― В смысле?

А. Нарышкин ― Ну, не знаю — грохнуть их, или чтобы они дали интервью Дмитрию Киселёву, а они бы сказали: да, мы были, действовали по собственной инициативе, Путин ни при чём.

А. Соломин ― До интервью Боширову достаточно было побриться, а Петрову отпустить бородку, и никто вообще внимания бы не обратил на то, что эти люди именно те же люди.

В. Рыжков ― Объясню, почему нельзя. Потому что если есть признательные показания — что в случае Лугового и Ковтуна, и в случае этих двух, это означает, что Россия является государством-спонсором терроризма.

А. Нарышкин ― Но почему, а если это их собственная инициатива? Наше руководство ни о чём не знало. Может быть, странная аналогия — дело с убийством Немцова. На протяжении нескольких лет думают про руководство республики, скажем так. При этом были осуждены исполнители, которые не говорят, что по заказу руководства республики: это всё мы сами — мы решили, увидели в интернете, оскорбились, пришли на мост и нажали на курок. Здесь можно было так же разыграть?

В. Рыжков ― Нельзя. Потому что было применено боевое отравляющее вещество, которое на Измайловском рынке не купишь. Это вещество находится исключительно в распоряжении госорганов.

А. Нарышкин ― Здесь Путин мог бы с вами поспорить — а в «Военторге»?

В. Рыжков ― Путин может спорить, а я своё мнение высказываю. Во-вторых, если будет установлено, что эти двое действительно являются сотрудниками ГРУ, то в сочетании с боевым отравляющим веществом невозможно это представить как частную инициативу в принципе!..

А. Нарышкин ― Перед поездкой в Солсбери уволились, прямо накануне!

В. Рыжков ― Это будет только лишнее доказательство того, что это фальсификация.

А. Нарышкин ― Потому что уже репутация у России подмочена, никто не поверит?

В. Рыжков ― Такого количества совпадений не бывает в природе — чтобы накануне уволились, случайно купили боевое отравляющее вещество, вдруг отравили бывшего перебежчика…

А. Нарышкин ― А вдруг нашли — как те бродяги в Англии?

В. Рыжков ― Шли-шли и нашли? С точки зрения здравого смысла таких совпадений не бывает.

А. Соломин ― Есть ещё одна угроза. Если для нас возможны осложнения в виде санкций, которые обещают ввести, то для государства, для властей, это ещё и угроза выявления сети спецслужб.

В. Рыжков ― Санкции будут неизбежно. И выявления сети будет. Американские, британские спецслужбы заявили, что они в корне пересматривают своё отношение к российской резидентуре. То есть, смысл такой — если после распада СССР были Горбачёв, дружба-жвачка, Перестройка, «Пепси-Кола», и они смотрели на всё это спустя рукава, потому что мы уже не были стратегическими противниками. А теперь они поняли, что это враг, по сути дела, и будут кардинально пересматривать своё отношение. То есть, это будет означать, что для наших спецслужб наступят совершенно другие времена — их будут отслеживать, гораздо жёстче контролировать, пресекать, разоблачать.

А. Нарышкин ― А что же Путин не может мыслить стратегически?

В. Рыжков ― У меня ответа нет. Два дня назад была такая новость: министерство энергетики США заявило, что располагает неопровержимыми доказательствами вмешательства русских хакеров в работу энергосистем США. Ответьте на вопрос — зачем? Зачем России подрывать энергосистему США?

А. Соломин ― Наверное, не подрывать, испытывать на уязвимость.

А. Нарышкин ― На всякий случай.

В. Рыжков ― А зачем?

А. Нарышкин ― Ну, мало ли что.

А. Соломин ― У нас любят готовиться к Третьей мировой войне. Нам же в школе рассказывают, как защититься от ядерного взрыва.

В. Рыжков ― То есть, нам больше нечем заняться? Это же как тигра дергать за усы.

А. Нарышкин ― Ваша ошибка — вы исходите из презумпции виновности России. Вам американцы сказали, что подозревают Россию, а вы сразу верите.

В. Рыжков ― Переформулирую вопрос. Предположим, что это действительно так. Зачем? Я не верю ни разу, что наши могли вмешиваться в работу энергосистем. Но если на секундочку такое предположить — зачем? Оно нам зачем? У нас в стране проблем больше нет, нам нужно дестабилизировать обязательно энергосистемы в США?

Мы втянулись в какое-то противостояние, которое кроме вреда нам ничего не приносит. Для населения, для нашей экономики, ничего не даёт, кроме позора нас ничем не окрашивает. Вопрос — зачем? Потому что люди, которые руководят страной, из этих ведомств, которые в своё время готовились для борьбы с этим врагом. Вот они и борются. Только мы-то все здесь при чём? И интересы страны при чём, интересы наших граждан — при чём? Вообще не при чём!

А. Соломин ― Результаты голосования: 83% считают Боширова и Петрова отравителями Скрипалей.

В. Рыжков ― А вы меня упрекаете. Значит, народ посмотрел интервью.

А. Соломин ― 17% не считают их отравителями Скрипалей. Я, кстати, склоняюсь ко второй версии. Но не потому, что там чистые туристы поехали, а просто мне действительно кажется, что все гораздо сложнее. Мир сложнее. На этой неделе есть ещё одно событие, связанное с решением Православной церкви.

А. Нарышкин ― Это не «событие», это у нас «Редиска недели». Патриарх Кирилл тоже следует за Путиным в плане изоляционизма. Решение об автокефалии Украинской церкви у нашего патриархата всех беспокоит и волнует. В общем, не будут у нас в России молиться за патриарха Варфоломея. РПЦ грозит разорвать отношения с Константинополем.

А. Соломин ― Это важное историческое событие?

В. Рыжков ― Очень важное. Потому что такого не было никогда — в первый раз такое. У нас не две церкви — мы и Константинополь. Поместных православных церквей множество. И остальные православные поместные церкви не будут разрывать с Константинополем, и будут признавать его первенство и главенство.

И в этом смысле мы опять поедем по встречной полосе, опять все в ногу, а мы не в ногу. И опять чем дальше в лес, тем больше дров. Потому что историки, богословы и константинопольские специалисты по каноническому праву всё это дело раскапывают, и там выясняются вообще жуткие вещи. Оказывается, что в конце 16 века, когда мы получили патриархию, она не была полноценной, то есть, нашему московскому митрополиту дали право называться патриархом, но не быть им.

Во-вторых, в той грамоте, которая была получена, — кстати, она не была томасом, то есть это не была грамота об автокефалии Русской церкви — у нас нет такой грамоты. В той грамоте нам было предписано поминать Константинопольского патриарха как первого и главного и признавать его первенство.

И если мы сейчас откажемся это делать, то мы сами перестанем быть канонической Церковью с точки зрения канонического права.

А. Нарышкин ― Это все игры. Какая разница, раз на верующих всё это не влияет?

В. Рыжков ― Как это не влияет?

А. Нарышкин ― Есть человек верующий, и есть Бог. Какая разница, что сказал Кирилл, будет он молиться за Варфоломея, или не будет?

В. Рыжков ― Есть понятие легитимности. Одно дело, если вы легитимный член древней, признанной всеми церкви, другое дело, если вы член раскольников и неизвестно, вообще какой-то ереси. Это совершенно разные ощущения. Если Константинополь вдруг заявит, что мы не являемся канонической Церковью, то все прихожане РПЦ будут прихожанами неканонической церкви. Это очень серьёзно. Может быть для нас, не слишком воцерковлённых людей это без разницы, а для людей воцерковлённых, для клириков это очень серьёзно.

А. Нарышкин ― У нас ещё одна «редиска» — Виктор Золотов, глава Нацгвардии с его обращением к Навальному. Переживаете за Навального?

В. Рыжков ― Да.

А. Нарышкин ― А что за него переживать? Неужели вы всерьёз считаете, что Навальному теперь наваляют, может быт, тот же Золотов?

В. Рыжков ― Дело не в том, что «наваляют», у нас политические убийства — обыденная вещь. Мы уже упоминали сегодня про Немцова, можно вспомнить Анну Политковскую. Золотов — руководитель силовой структуры, второй по размерам после Вооружённых сил. Есть армия, где миллион с небольшим, а у Золотова, по разным оценкам, тысяч 400 людей под ружьём. То есть, это крупнейшая силовая структура, и лидер этой структуры публично угрожает расправой одному из лидеров оппозиции.

А. Соломин ― Но опять-таки — вы привели случаи убийств.

В. Рыжков ― Кстати, при убийстве Немцова чеченцы, которые прилетали из Грозного, были сотрудниками Росгвардии — то ли бывшими, то ли действующими, как раз подчинёнными Золотова.

А. Соломин ― Если человек хочет убить или избить кого-то, вряд ли он будет вылезать с публичной угрозой.

В. Рыжков ― А если человек абсолютно распущен, если человек потерял берега, если человек уже совершенно не понимает, что говорит и что делает? Если власть настолько развратила человека, что он уже не отдаёт себе отчёт?

А. Нарышкин ― Ну, поставьте себя на место Золотова — что ему ещё надо делать? Есть какой-то Навальный, у которого ресурсы, молодая аудитория, он на тебя гонит, катит на тебя бочку, — может быть, даже справедливо, что Золотов отчасти даже и признает.

В. Рыжков ― Если ты утверждаешь, что это неправда — иди в суд.

А. Нарышкин ― Делать как Усманов?

В. Рыжков ― Конечно, — наказывай за клевету. А что руки распускать? По крайней мере, виртуально. Уже нашли юристы, что это две статьи УК, которые он нарушает — это угроза жизни и здоровью и разжигание ненависти. То есть, руководитель правоохранительной структуры…

А. Нарышкин ― Так и к Навальному можно прицепиться — что он разжигает ненависть к социальной группе коррупционеров.

В. Рыжков ― Нет такой социальной группы!

А. Нарышкин ― А кто же это?

В. Рыжков ― Отдельные личности, а в месте — организованная группа.

А. Нарышкин ― Так разжигает же Навальный?

В. Рыжков ― Не разжигает. Он выполняет общественно-важную функцию, раскрывая воровство. Потому что крадут они у нас и у наших детей. Поэтому это не разжигание, а общественно-важная деятельность. А вот Золотов с его призывами к физическому насилию — это чисто уголовное преступление. Я не знаю, что Навльный будет делать, когда выйдет через несколько дней. На месте Навального я бы подал заявление о возбуждении уголовного дела против Золотова. И, кстати, чисто формально следователям трудно будет отказать, потому что все признаки преступления налицо, вся страна видела.

А. Нарышкин ― СК проведёт проверку и выяснится, что ничего страшного.

В. Рыжков ― Пусть проведёт. Но я бы обратился.

А. Соломин ― Золотов и подставился сильно, потому что если сейчас что-то случится с Навальным — от зелёнки до, не дай бог, каких-то покушений, то очевидным и первым человеком, который должен будет пойти на допрос, будет Золотов.

В. Рыжков ― Конечно. Это вообще ни в какие ворота не лезет. Этот его поступок имеет признаки уголовного преступления, имеет признаки распущенности.

А. Нарышкин ― Как вы думаете, Путина огорчило выступление Золотова?

В. Рыжков ― Для Путина главное, что Золотов его опора, фактически один из руководителей его личной охраны, человек, которому он доверяет.

А. Нарышкин ― Но имя Навального табуировано в СМИ, в Кремле.

А. Соломин ― Не совсем.

В. Рыжков ― А Золотов смешно сделал — он разослал приказ, который посмотрели по всем частям. И теперь эти гвардейцы, которые понятия не имели, кто такой Навальный, теперь о нём знают — что есть такой Навальный, которому начальник хочет лицо начистить.

А. Соломин ― На самом деле я не согласен. Росгвардейцы не инопланетяне, это такие же люди, как и мы с вами. Может быть, со своими убеждениями, со всем тем, что у них в голове есть. Но они тоже пользуются интернетом, тоже читают, знают, кто такой Навальный.

В. Рыжков ― Мы с вами этого не знаем, исследования не проводились. Можно только предполагать.

А. Соломин ― Им говорят: ребята, вас объедают. Вам поставляют так себе сок, а деньги за сок они забирают себе. И у росгвардейцев возникают вопросы. Мне кажется, что выступление Золотова было жизненно-необходимым как раз для росгвардейцев. Они не понимали — если всё это неправда, то почему нет ответа? Вы военный человек, офицер, должны нам всё объяснить. И неудивительно, что появляется этот приказ о том, что ролик должны продемонстрировать всему личному составу для того, чтобы весь личный состав увидел: вот наш начальник отбивается от негодяя Навального, который «выращен из пробирки», как и Ходорковский.

В. Рыжков ― Во-первых, никто росгвардейцев не объедает. Потому что капусту они едят в любом случае, и неважно, закуплена она по 14 рублей 86 копеек, либо по 46 рублей, как говорит Навальный — капуста до них доходит. Объедают они вместе с Золотовым нас с вами! И объедают пенсионеров, объедают всю социальную систему. Потому что коррупция — это когда у наших с вами детей крадут будущее и крадут уровень жизни. А кто росгвардейцев объедает? Капусту они едят, им неважно, за сколько она куплена, они и за сто рублей будут её есть. Просто люди, которые покупают капусту за сто рублей, на этом себе наварят.

А. Соломин ― Путин совершенно спокойно, как мне кажется, относится к выступлению Золотова, потому что Путин не произносит фамилию Навального для того, чтобы не поднимать фигуру Навального до своего президентского уровня. Он всеми силами ему пытается показать: ты, Навальный, никто. Твой уровень действительно высокий, но вот Усманов, Абрамович, Золотов — это твой уровень, ты можешь разговаривать с ними. Со мной ты разговаривать не будешь, я тебе отвечать не буду, потому что ты никто для меня.

И когда Золотов произносит фамилию Навального, для Путина это допустимо, потому что это не его уровень борьбы — Путин «над этим», Путин слишком велик для Навального.

В. Рыжков ― Опять вы всё усложняете. Всё проще. Задача Золотова как начальника Росгвардии — физическая защита режима, физическая защита власти, и прежде всего, Путина, — если, не дай бог, что-то начнётся. Они все советские школьники, как и мы с вами. Они все изучали 9 января 1905 года, они все помнят Льва Троцкого, все помнят февраль 17-го года, как падала власть. Они все помнят 1991 г. — Путин это отлично помнит, — как собирался народ и власть менял.

Так вот Золотов — человек, который должен отдать приказ стрелять по народу и разгонять его. И если Путин уверен, что этот человек ему абсолютно лоялен и отдаст приказ стрелять и разгонять — то что он говорит, про кого говорит, как он закупает капусту, по какой цене, кому угрожает, кого называет или не называет — это всё десятое дело. Главное — абсолютная лояльность и готовность в критической ситуации отдать критически-важный и страшный приказ!

А. Нарышкин ― Вы сейчас не демонизируете Навального? Золотов должен быть готов стрелять в толпу?

В. Рыжков ― Я вообще не про Навального говорю. Я говорю про беспорядки и возможные события, которых боится любое начальство.

А. Нарышкин ― Золотов вызывает Навального на дуэль для чего? Он как бы защищает режим, как я вас понял?

В. Рыжков ― Нет.

А. Нарышкин ― Зачем от Навального защищать режим? Навальный сейчас представляет угрозу режиму?

В. Рыжков ― Никакого. Но я говорю про другое. Вы спросили, почему спустя рукава на это смотрит Путин. Потому что единственным критерием оценки Золотова для Путина является лояльность личная, абсолютная, и готовность отдать приказ в критической ситуации — стрелять и разгонять. Если он в этом уверен, то, что делает Золотов в отношении кого угодно, его вообще не волнует. Вот и всё.

А. Соломин ― 51% слушателей сказали, что обращение Золотова вызвало у них смех. 49% слушателей проголосовали за страх.

А. Нарышкин ― Вы бы на месте Навального пошли бы на татами, если бы Золотов к вам обращался?

В. Рыжков ― Нет, конечно. Я бы подал в суд о возбуждении уголовного дела.

А. Нарышкин ― Но это же не хайпово. Золотов говорит: сделаю из тебя отбивную, пущу по кругу. Если политик не хайпит, его никто не видит. Как в Госдуме — люди, которые не выступают с безумными инициативами — про них никто не знает.

В. Рыжков ― Но люди, которые выступают с безумными инициативами выглядят полными придурками, не хайпово. Вот тот, кто внёс дуэльный кодекс — придурок.

А. Нарышкин ― Зато хайпит.

В. Рыжков ― Хайпит, но как придурок. Потому что ещё царь-батюшка установил в 19 веке, что дуэль — это уголовное преступление.

А. Нарышкин ― Зато уложилось в голове, что это предложила ЛДПР. И когда будут выборы, вспомнят.

В. Рыжков ― Если человек стремится создать себе репутацию придурка, мы не можем его отговорить. Но если Навальный имеет президентские амбиции, — как я понимаю, он должен их иметь — он должен действовать серьёзно, а не хайпово. И в этом смысле он должен подать заявление о возбуждении уголовного дела. И я посмотрю, как Следственный комитет будет вертеться, когда это заявление поступит. Потому что все признаки преступления налицо.

А. Соломин — Навальному ничего не мешает сделать два дела — написать заявление в генпрокуратуру или в СК и согласиться на дуэль, бросив, таким образом, мяч на сторону Золотова. Потому что ему теперь придётся отвечать, придётся встречаться с Золотовым, сражаться на татами.

А. Нарышкин ― Вы предлагаете Навальному играть по правилам с государством, которое по правилам не играет?

В. Рыжков ― Навальный — лицо гражданское. Золотов — профессиональный боец. Зачем ставить на татами гражданское лицо с профессиональным бойцом? В чём хайп?

А. Соломин ― Тот, кого вызывают на дуэль, выбирает оружие.

В. Рыжков ― Это в красивых книжках 19 века. А у нас будет в правой руке дубинка, а в левой заточка.

А. Нарышкин ― Навальный может согласиться на дуэль, а Золотов всё это скушает. Потому что Золотов берёт сейчас Навального «на понт» и в полной уверенности, что Навальный пойдёт в суд.

В. Рыжков ― Да, надеюсь.

А. Нарышкин ― А если Навальный согласится — Золотов сядет в лужу.

В. Рыжков ― Не знаю. Странные игры. Я считаю, что Навальный должен подать заявление о возбуждении уголовного дела. Все остальные альтернативы смешные.

А. Нарышкин ― А если СК скажет, что нет никаких признаков уголовного преступления? Навальному тогда надо из страны валить?

В. Рыжков ― Я не буду давать никаких рекомендаций. Это каждый решает сам. Я знаю много людей, которые уехали и много людей, которые остались. Каждый решает сам.

А. Соломин ― Один умный слушатель написал: «Нарышкин, подставь свой зад — хайпово».

В. Рыжков ― Без комментариев.

А. Соломин ― Мы тут говорим про уровень сотрудников ГРУ, а обратите внимание на уровень генерала гвардии…

В. Рыжков ― На уровень силового министра, который говорит на языке гопника и блатаря из подворотни. Это что? Чем лучше тех двоих? Язык Золотова — язык блатаря. «Я тебе шоу устрою».

А. Соломин ― До этого он был не очень известен, и что это за человек, толком никто не знал.

А. Нарышкин ― А зачем тебе это нужно? Соломин 30 лет живёт. Смотрел на фотографию Золотова на танке с Ельциным, думал: что за человек, что у него в душе?

А. Соломин ― Мне было интересно, что это за человек.

В. Рыжков ― У нас в истории были разные министры внутренних дел — был такой Столыпин. Серьёзный человек был, фигура.

А. Соломин ― Очень жёсткий, кстати.

В. Рыжков ― Почитайте его речи в Госдуме — какой интеллект, какой государственный ум. И сравните с этим.

А. Соломин ― Давайте к следующей теме — «Герой недели».

А. Нарышкин ― Голос разума прозвучал на этой неделе — Юрий Борисов, вице-премьер, заступился за американских астронавтов, которых на протяжении нескольких дней подозревали, что именно они на МКС просверлили дырку в корабле «Союз». А что смешного?

В. Рыжков ― Эту картину представил: американцы ночью, пока наши спят, сверлят.

А. Нарышкин ― Тут я не согласен. Когда британцы обвиняют русских, вы им верите. А когда русские обвиняют американцев, русским не верите?

В. Рыжков ― Один стоит на стрёме ночью, а второй сверлит.

А. Нарышкин ― Снаружи…

В. Рыжков ― Борисов молодец. Потому что действительно — ещё не разобрались, а уже обвинили американцев.

А. Соломин ― Он назвал такие обвинения «неприемлемыми» и призвал дождаться окончания расследования.

В. Рыжков ― Напомню, у нас несколько лет назад с Байконура взлетала ракета в прямом эфире. Сначала взлетела, а потом упала и взорвалась. Выяснилось, что на заводе нужно было четыре гайки отвинтить, которые скрепляют между собой вторую и третью ступень. В инструкции написано, что когда она едет до Байконура, они завинчены — чтобы не пострадала ракета при транспортировке. А когда доставили — четыре болта нужно было отвинтить, потому что если не отвинтить, то третья ступень не отстыкуется от второй. Их отвинтить забыли. И в результате мы потеряли за миллиард долларов супер-дорогой спутник.

Так и здесь. Прежде, чем обвинять американцев в том, что они дырку просверлили зачем-то в той штуке, в которой они сами живут и дышат, мне кажется, что нужно всё-таки специалистам посмотреть и выяснить причину разгерметизации. Может быть, опять что-нибудь не завинтили или не отвинтили? Поэтому Борисов, как человек здравомыслящий, сказал, что пока нет результатов экспертизы, не будем никого обвинять.

А. Соломин ― Но это звучит вразрез с общей кампанией, что во всём виноваты американцы.

В. Рыжков ― Конечно. А ведь ещё и Скрипалей они отравили.

А. Нарышкин ― Борисов с такой позиции в правительстве не задержится, если будет защищать американцев.

В. Рыжков ― Он не американцев защищает, он защищает здравый смысл и факты.

А. Нарышкин ― Когда у тебя из всех зомбоящиков кричат, что американцы виноваты во всём, они самые фиговые, и появляется некий Борисов, который предлагает разобраться и не выдвигать голословных обвинений, это выглядит как раз как защита американцев. Не агент ли он?

А. Соломин ― И это военный человек из Минобороны и о нём стало чуть яснее — что человек не будет хайпить на американской теме.

В. Рыжков ― И с головой у него всё в порядке.

А. Соломин ― Возможно. Потому что космос — это одна из тех сфер, в которой у нас какое-никакое, но сотрудничество есть.

В. Рыжков ― Это во-первых. А во-вторых, если мы ещё и в космосе потеряем сотрудничество…

А. Соломин ― Мы его уже теряем.

В. Рыжков ― К этому идёт дело, потому что американцы уже в следующем году собираются запускать «Спейс Х» к МКС, без «Союзов».

А. Нарышкин ― Борисов уже готовый оппозиционер — принимайте его в свои ряды.

В. Рыжков ― При чем тут «оппозиционер»?

А. Соломин ― Зачем ты подкладываешь мину человеку?

В. Рыжков ― Он просто здравомыслящий специалист, который говорит, что если речь идёт о технической аварии, то, не разобравшись в причинах, обвинять кого-то глупо.

А. Соломин ― Поэтому и «герой» — просто защищает здравый смысл.

В. Рыжков ― Да, у нас защита здравого смысла становится героизмом и даже оппозиционной деятельностью.

А. Соломин ― И такое у нас в передаче не в первый раз. Вроде и ничего такого, но у нас «герой» — просто редко встретишь такое.

В. Рыжков ― У нас столько много идиотов во власти, что здравомыслящее заявление вызывает удивление.

А. Соломин ― И ещё одна тема — «Не в фокусе». В свете происходящих событий об итогах региональных выборов мало кто говорит на этой недели. А итоги на самом деле интересные — в некоторых регионах результаты весьма неожиданные. «Единая Россия» весьма расстроилась. В Приморье уже сегодня прошёл второй тур и победил кандидат от КПРФ. Что происходит, Владимир?

В. Рыжков ― Мы уже говорили в понедельник по горячим следам о том, что выборы очень интересные. Во-первых, это худший результат «Единой России» за всю историю её существования.

А. Нарышкин ― А вы и рады?

В. Рыжков ― Конечно. Я же в оппозиции. Во-вторых, действительно, впервые за время возвращения выборов губернаторов четыре Путинских губернатора не смогли выиграть в первом туре. И сегодня мы узнали, что один из них проиграл и второй тур. Через неделю будут выборы в Хакасии — у Зимина нет никаких шансов, у Светланы Орловой тоже мало шансов, мне кажется.

Поэтому действительно, здесь сошлось всё: в стране уже 10 лет нет экономического роста, крайне непопулярное повышение пенсионного возраста, крайне низкая эффективность руководства регионами, усталость от губернаторов и неверие в новых технократов, которых сейчас Кириенко назначает.

Всё вместе сошлось, поэтому очень плохие результаты «Единой России» по сравнению с обычными. Гораздо больше набирают системные оппозиционные партии, прежде всего, КПРФ и ЛДПР. И с моей точки зрения главное, о чём это свидетельствует — что наступила усталость от монополии «Единой России», есть запрос на альтернативу, — какая есть, раз другой нет. И появляется надежда, что люди хотят смены власти

А. Соломин ― А откуда уверенность, что это честные выборы и коммунисты выходят вперёд? Почему вы не считаете, что это в Кремле такая хитроумная комбинация?

В. Рыжков ― Непохоже. Было очень много утечек, в том числе из Кремля на этой неделе — я внимательно за этим следил. Это действительно был для них шок, туда посылали высокопоставленных чиновников из администрации президента, послали политтехнологов перед вторым туром, чтобы переломить ситуацию. Они сейчас там работают в трёх регионах.

А. Нарышкин ― Судя по Приморскому краю, не очень.

В. Рыжков ― Там была всего неделя. И видно, что проигрывают люди, которые не должны были проиграть.

А. Соломин ― Вот это важно. На самом деле нужно сравнивать с первым туром. Если у кандидата от власти Андрея Тарасенко процент практически не изменился — в районе 46, в первом туре у коммуниста Ищенко было около 24,6.

В. Рыжков ― Это означает, что запрос на смену власти настолько сильный, что все консолидировались против «единоросса».

А. Нарышкин ― Вы считаете «Справедливую Россию» оппозицией?

В. Рыжков ― Если не бросаться эмоциями, а посмотреть реальность, то действительно, стиль и политика Анатолия Локтя, губернатора Новосибирска от КПРФ, отличается от стиля «единороссов». Точно так же как и губернатор Иркутска.

А. Нарышкин ― Один на всю страну?

В. Рыжков ― Их гораздо больше. И, кстати, 9 сентября 11 или 12 городов «Единая Россия» проиграла. Левченко в Иркутской области — тоже его стиль, его политика отличается от губернаторов — «единороссов».

А. Нарышкин ― А в Смоленской области — ЛДРП, Здорово — оппозиция наша сильна.

В. Рыжков ― Смоленскую область я не упоминал. Но в таких регионах, как Приморский край — очень важный, Хакасия — важная, — сама смена власти очень важна. Потому что полностью поменяется управленческая команда, будут разорваны старые коррупционные связи того же Зимина в Хакасии, и так далее.

А. Нарышкин ― Ну, будут новые коррупционные связи. Не «Партия прогресса» победила, не ПАРНАС.

В. Рыжков ― Новые коррупционные связи не смогут закрепиться, если на каждых выборах будет возможность смены власти, если губернаторы об этом будет знать.

А. Нарышкин ― Ну, коррупционные связи будут существовать четыре года, вместе с конкретным губернатором или мэром.

В. Рыжков ― Ещё раз: сменяемость власти — это ключевой фактор для разрушения коррупционных связей. И если это произойдёт в четырёх регионах, это будет очень позитивно.

А. Нарышкин ― То есть, вы признаёте, что КПРФ — это оппозиция?

В. Рыжков ― Да, я это признаю, что коммунисты — это оппозиция, и что победа коммунистов в этих четырёх регионах изменит политику в этих регионах. Может быть, не кардинально.

А. Нарышкин ― То есть, у нас и в Госдуме состав ничего?

В. Рыжков ― В Думе у нас кардинально другая ситуация — у «Единой России» конституционное большинство. Когда КПРФ в ГД имела большинство вместе с аграриями — я тогда работал в Госдуме — они были реальной политической силой и реально были противовесом президенту Ельцину по многим вопросам.

А. Соломин ― Спасибо большое. Сегодня Владимир Рыжков вместо Матвея Ганапольского в программе «Ганапольское». Алексей Соломин и Алексей Нарышкин тоже здесь были, через неделю ждём Матвея Ганапольского и Евгения Киселёва.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Боширова и Петрова выставили на посмешище с намёком — вот наши дураки, у которых руки и головы растут от жопы. Но имейте в виду — у нас таких много и нам их не жалко.
________________________________________

Еврей Рыжков призывает к демократии, а когда Рыжков был у власти, я был нищим.
________________________________________

Похоже, вы и сейчас нищий… Но под сильной дурью!.. Вот уж на кого Рыжков не подходит ни по каким параметрам, так это на еврея. Правда, в отличии от Вас, он умён и образован. Может быть, эта черта и подвигла Вас увидеть в нём еврея?________________________________________

Рыжков — человек умница, образованный, честный, необыкновенно порядочный и всегда имеющий своё чёткое мнение обо всём. В отличие от такой скотины, как ты!
________________________________________

Вы, наверное, будете смеяться, но я тоже думал, что дрели не место в космосе. Оказалось, что есть такие дрели, и их аж несколько видов. Правда, они больше смахивают на шуруповёрты — беспроводные, из максимально лёгких материалов, с большим моментом силы и малой скоростью вращения, которые для работы "на улице" оборудованы специальными ручками, чтобы работать в скафандре, с захватами для откручиваемых деталей, дабы они не улетали в небесные дали. Другое дело, что наличие на борту дрели не означает, что ей кто-то сверлил.
________________________________________

Нарышкин и Соломин — уровень Боширова и Петрова, просто близнецы. Неужели нельзя найти ведущих? хоть немного поумнее?
________________________________________

Нарышкин и Соломин "потели", как Симоньян, пытаясь посадить в "лужу" В.Рыжкова. Владимир спокойно, насмешливо, аргументированно усадил этот "дуэт" в оное мокрое место. Создаётся впечатление, что их куратор в списках "Эха" не значится. А вот В.Рыжкову уважение и пожелание не прогибаться ни под чьей линией!..
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей Нарышкин, Алексей Соломин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Грабёж (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Разжигание розни (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Нравственность (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 17.10.2018 - ПРОВАЛ РАЗВЕДКИ РФ
  • 16.10.2018 -
  • 16.10.2018 - ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РФ
  • 15.10.2018 - РОССИЯ БЛОКИРУЕТ ВВОД МИРОТВОРЦЕВ НА ДОНБАСС
  • 14.10.2018 - ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ, МЫ НЕ ХОТЕЛИ?
  • 14.10.2018 - ВИРУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ
  • 14.10.2018 - ДИАГНОЗ БОЛЕЗНИ РОССИИ
  • 13.10.2018 - КОНСЕРВАТИВНО-АВТОРИТАРНАЯ…
  • 13.10.2018 - О НОСТАЛЬГИИ ПО ДОНЕЦКУ
  • 12.10.2018 - НЕОБХОДИМА ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕФОРМА
  • 11.10.2018 - УВЕЛИЧЕНИЕ ПЕНСИЙ, А НЕ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА!
  • 11.10.2018 - ИСТОРИЯ НАШЕЙ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ
  • 10.10.2018 - СОХРАНЕНИЕ ЖИЗНИ СЕНЦОВА
  • 10.10.2018 - 500 ДЕЛ ПО ЭКСТРЕМИЗМУ
  • 09.10.2018 - ИНТЕРВЬЮ УЭССА МИТЧЕЛЛА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru