Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[01.10.2018]

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ РФ

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР: журналист, независимый военный обозреватель и аналитик


Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР:


Для России контроль над проливами Дарданеллы и Босфор был всегда важнейшей задачей. И остаётся сейчас. Шок 2008 года, когда после грузинской кампании, которая быстро закончилась, в Чёрное море въехала очень большая группировка различных НАТОвских кораблей разных стран. В общем, стало понятно, что Черноморскому флоту там ничего не светит при столкновении с ними, а на них стоят ракеты, которые покрывают всю европейскую часть страны. Во всяком случае, Москву тоже, причём много ракет высокоточных.

И главное, конечно, Сочи, где в тот момент находился Путин довольно долго. И вообще надо понимать, что Сочи — это вторая столица России, где он проводит значительную часть года. И защита Сочи — это важнейшая задача, такая же практически серьёзная, как защита московского, так называемого, промышленно-политического центра страны.


А. Нарышкин ― Начинается программа «A-Team» в эфире «Эха Москвы». Три Алексея сегодня: Голубев, Осин и Нарышкин против военного эксперта и военного обозревателя «Новой Газеты» Павла Фельгенгауэра, приветствуем всех. Скажите пожалуйста, Павел, хорошо ли кормит ваша деятельность военного эксперта?

П. Фельгенгауэр ― Это зависит от многих условий: от того, как ты работаешь, на кого ты работаешь. Но, в принципе, довольно узкая профессия в мире, потому что есть страны, скажем, Швеция… Хотя сейчас, может быть, с миссией в Афганистане появились люди, которые специализируются на военных делах. Но вообще-то в западном мире в значительной части стран военные — это какая-то небольшая, очень специфическая группа населения со своими специфическими нуждами, которая не касается основной массы населения. В экономическом плане это какие-то единицы процента 1—0,5%. И по количеству людей тоже.

Нет, есть, конечно, Израиль, есть такие страны, как Россия, где это очень важная национальная структура. А есть какая-нибудь Исландия, где вообще нет вооружённых сил. Или в Коста-Рике вообще нет вооружённых сил вообще. И специальных журналистов нет, потому что не о чём писать.

А. Нарышкин ― Вам, получается, повезло, что вы живёте в России, где эта тема актуальна.

П. Фельгенгауэр ― Ну мне просто когда-то сказали: «А ты вот будешь у нас военным обозревателем».

А. Осин ― А кто это сказал?

П. Фельгенгауэр ― Это когда вот начинали «Независимую газету» вообще, так сказали. Я сказал: «Ну ладно. Может, политическим?». «А, у нас их много таких».

А. Осин ― А если бы сказали в области балета специализироваться?

П. Фельгенгауэр ― В балете я ничего не понимаю. А вот в военных вопросах понимаю. Так получилось, что всегда было у меня такое хобби, когда я занимался наукой. А когда наука в России начала сворачиваться из-за того, что наступила революция, которая до сих пор продолжается, то я понял, что либо надо выезжать на Запад, чтобы заниматься молекулярной биологией на хорошем уровне, там становиться профессором в каком-нибудь американском университете, что было вполне реально сделать, но я не хотел.

А. Осин ― Почему?

П. Фельгенгауэр ― Не знаю, просто не захотел.

А. Нарышкин ― А что вас держало?

П. Фельгенгауэр ― Я хотел участвовать в том, что происходит в России. А заниматься дальше здесь молекулярной биологией было бессмысленно, потому что было понятно, что это такая наука, которая требует и стабильного финансирования, и стабильных социальных условий.

А. Нарышкин ― Я просто мало что знаю о вашем прежнем профессиональном увлечении, но я смею предположить, что вы, может быть, как ученый-микробиолог…

П. Фельгенгауэр ― Я занимался молекулярной биологией.

А. Нарышкин ― Прошу прощения. Я могу предположить, что вы, как учёный, может быть, были уровнем ниже своих коллег, которые уехали на Запад.

П. Фельгенгауэр ― У меня была защищена кандидатская, я печатался за границей, не только в наших академических журналах, но и в западных журналах. Совместные работы вместе с некоторыми очень известными академиками.

А. Нарышкин ― Предложения были по переезду за рубеж?

П. Фельгенгауэр ― Я просто даже не искал. Многие, конечно, сразу находили, когда открылась при Горбачёве эта возможность, но я не собирался уезжать.

А. Голубев ― Вы сказали про революцию, которая началась и идёт до сих пор. Могли бы вы прояснить?

П. Фельгенгауэр ― Был Советский Союз, потом случилась революция, всё поменялось: карта, социальная структура общества, всё поменялось. Это революция. Она продолжается, потому что разве у нас сейчас стабильная страна? Нет, она формально подморожена, но стабильности нет никакой, страна накануне социального взрыва, новой пертурбации. Такого напряжения внутреннего трудно себе представить в какой-либо другой стране.

А. Осин ― Извините, конечно, есть масса нестабильных стран, в которых никакой революцией не пахнет.

П. Фельгенгауэр ― Это вы о каких?

А. Осин ― Ну, я не знаю. Бразилия, например.

П. Фельгенгауэр ― Там в Южной Америке… постоянно революции. В Боливии было…

А. Осин ― Это понятно, Боливия, Венесуэла, Аргентина. Но в Бразилии нет революций уже достаточно давно. И переворотов. Просто революция — это когда меняется строй.

П. Фельгенгауэр ― Это марксистский подход к слову «революция», но здесь я не хотел бы спорить о дефинициях. Но то, что у нас точно не устаканилось и не успокоилось, несмотря на формальную стабильность последних лет, по-моему, это точно. Но могу ошибаться.

А. Голубев ― Вот вы предрекаете, значит, какие-то нам социальные потрясения?

П. Фельгенгауэр ― Я не предрекаю, я их опасаюсь.

А. Нарышкин ― Я в ваш адрес слышал не раз упрёки, что, в общем, зачем Павел Фельгенгауэр комментирует военные вопросы, он же не военный сам по своей сути, у него это хобби. И какого чёрта он тогда рассуждает о таких высоких материях. Что вы этим людям могли бы сказать или говорить, если упрёки звучат напрямую, вслух?

П. Фельгенгауэр ― Ну, можно не слушать, можно не читать, никто не заставляет. Семинаров не проводят насильственных в вузах по изучению трудов Фельгенгауэра. Так что это личное дело каждого — читать меня или не читать, интересоваться моим мнением или нет. Многие военные интересуются, находят это интересным. А дело в том, что когда о военных вопросах рассуждает военный, тут возникает проблема, что каждый военный, это либо армейский, либо ВДВ, либо моряк, либо лётчик.

И поэтому для всех остальных военных это: «А, это говорит лётчик, что он вообще может понимать, он же лётчик!». «А, это говорит десантник/спецназовец, что он может понимать». А я как раз вне касты. У военных очень чёткие касты. Вот ты кто? Ты — танкист, сейчас вот танкисты всем заведуют в наших вооружённых силах, они полностью загнали вообще по углам всех остальных, наверху все танкисты, включая командующего ВКС, тоже танкист теперь, что довольно беспрецедентно.

А. Осин ― Вы комментируете военные дела, а танкист может командовать ВКС.

П. Фельгенгауэр ― Ну, посмотрим, как он накомандует. Последние события, Хмеймим, показывают как раз, что плохо он командует, потому что такого бардака, сбивать собственной ракетой собственный самолёт — такого не было, не знаю, наверное очень давно. Настолько потерять контроль над воздушным пространством. Ничего хорошего, что вообще ВКС возглавил танкист.

А. Голубев ― Вы упомянули о некоем стратегическом видении ситуации на Ближнем Востоке из Москвы. Вот в чём заключается стратегия Кремля на Ближнем Востоке? На долгосрочную перспективу.

П. Фельгенгауэр ― Насколько я могу судить, основа всего, что происходит на Ближнем Востоке, это такая же, как последние 300 лет для России. Это — проливы. Прежде всего проливы Дарданеллы и Босфор.

А. Голубев ― С Царьградом прям.

П. Фельгенгауэр ― Для России контроль над проливами был всегда важнейшей задачей. И остаётся сейчас. Шок 2008 года, когда после грузинской кампании, которая быстро закончилась, в Чёрное море въехала очень большая группировка различных НАТОвских кораблей разных стран. В общем, стало понятно, что Черноморскому флоту там ничего не светит при столкновении с ними, а на них стоят ракеты, которые покрывают всю европейскую часть страны. Во всяком случае, Москву тоже, причём много ракет высокоточных.

И главное, конечно, Сочи, где в тот момент находился Путин довольно долго. И вообще надо понимать, что Сочи — это вторая столица России, где он проводит значительную часть года. И защита Сочи — это важнейшая задача, такая же практически серьёзная, как защита московского, так называемого, промышленно-политического центра страны.

А для этого надо контролировать проливы, запереть их в случае чего. Для этого нужен Крым. Для этого, вскоре после того, как был утверждён план обороны Российской Федерации, а это главный наш документ, в 2013-ом году была воссоздана Средиземноморская эскадра для того, чтобы она могла в случае чего и с той стороны подпереть проливы. Когда её создали, стало понятно, что нужна база. База была там какая-то, Тартус, очень маленькая.

И когда в Сирии началась гражданская война, стало понятно, что её, во-первых, можно потерять, а во-вторых она малофункциональна как база снабжения, когда в стране идёт война. И главное, нужна авиабаза, потому что авианосец у нас один, довольно колченогий, и как авианосец он не очень эффективен. Значит, нужна авиабаза. И вот началась сирийская операция, главная целью которой было иметь Тартус, его расширить, и иметь Хмеймим — авиационное прикрытие. Вот только что в начале сентября провели учения, нагнали там много кораблей, прилетела туда морская авиация, все нормально.

Из этого понимания основных целей следует очень важный вывод, что Турция для России важнее, чем Сирия. Сирия важна, а Турция ещё важнее. Вот сейчас мы видели пример этого, когда Асад там при поддержке Ирана хотел устроить зачистку. Наши военные были на это настроены, Минобороны рассказывало всякие истории, как там готовят провокации, сейчас мы пойдём, зачистим Идлиб. Но Эрдоган сказал «нет», и Путин принял позицию Эрдогана, потому что конфликт с Турцией совершенно не нужен.

Главная цель — это оттянуть Турцию от Запада. Это важнее, чем поддерживать Асада. Асада можно бросить. Если его место займет Эрдоган, то это настолько лучше, что даже и разговора нет.

А. Голубев ― То есть, не захват проливов физический, а управление ими через Турцию?

П. Фельгенгауэр ― То есть, чтобы там было дружественное государство. Чего хотели весь 19 век, из-за чего и Крымская война случилась? А из-за этого и в Первую во многом ввязались, из-за Балкан, из-за Царьграда, Софии, но главная цель — контролировать проливы — она никуда не ушла.

А. Осин ― А теории про газопровод через Турцию?..

П. Фельгенгауэр ― Разговоров об этом много, когда-то это считалось важным, но с тех пор наладили настолько хорошо систему перевозки газа по морю, что это стало неактуальным. Главное, что это гораздо более мобильные системы. Это как нефтепроводы, они имеют какое-то значение, но больше не играют такой стратегической роли. Они как бы технически нужны, но в основном нефть идёт по морю. То же самое и с газом.

А. Осин ― Дороже же?

П. Фельгенгауэр ― Ну, пока что дороже в какой-то мере, зато надёжнее. Наладили производство сжиженного газа, танкеры для перевозок, работает система. Так что такой какой-то жуткой необходимости нет это делать, хотя какие-то, наверное, там из Ирана или Курдистана газопроводы прокладывают… Из Ирака могут быть проведены в Европу через Турцию. Но при этом… Катару не нужен трубопровод никакой, тем более, что ему саудовцы, наверное, и не разрешат. Они работают на газовых танкерах, у них всё в порядке.

А. Голубев ― Минувшей весной вы прогнозировали что, после того, как Россия закончит Чемпионат по футболу, она пойдёт в наступление в Донбассе, и там начнётся большая война. Вот этого не случилось. Во-первых, как вам кажется, почему этого не случилось? И второй вопрос: каков ваш прогноз по Донбассу?

П. Фельгенгауэр ― Во-первых, я всегда говорю, что это вероятностное, я не говорю, что это будет, я говорю, что может быть.

А. Голубев ― А почему не наоборот, извините? Не Россия двинется что-то отвоевывать, условно, а ВСУ начнут операцию по освобождению территории, которую они считают своей? Разве это не более вероятно? Или это одно и то же вы имели в виду?

П. Фельгенгауэр ― Украинцы прекрасно понимают, что там стоит наша армия, которая только и ждёт, чтобы они сунулись. Это 150-я дивизия в резерве с новейшими танками в районе Новочеркасска, там штаб армии. И мало не покажется. Так что нет, я говорю о том, что есть вероятность такого события, а не то, что непременно произойдёт. Вероятность есть. Слава богу, обошлось. Хорошо, конечно, но конфликт остался, с ним ничего не сделаешь.

А. Голубев ― Просто вы сами только что сказали, что стоящая дивизия в засаде…

П. Фельгенгауэр ― Она не в засаде, она в резерве. Там два корпуса впереди и штаб армии, которой подчиняются эти корпуса в Новочеркасске. Это новая 150-я дивизия очень мощная, которая является основой того резерва, который стоит вот там в горах в засаде.

А. Голубев ― Вы подтвердили то, что я говорил, что они ждут сигнала, ждут повода.

П. Фельгенгауэр ― Надо понимать, что такая же инициативная операция со стороны России на Украине сейчас может быть… Но она может быть только очень скоротечной и ограниченной, скажем, в Юго-Восточной части. Кардинально решить украинский вопрос сейчас невозможно. Очень трудно. В том числе даже и вооружённым путём, если захотят, если вдруг решатся. Поэтому, я думаю, это будет всё отложено.

А. Нарышкин ― Российские военные могут же дойти до Киева? Часто же такие популисты или сорвиголовы то ли шутят, то ли всерьёз говорят об этом…

П. Фельгенгауэр ― Сейчас об этом даже разговора нет, потому что в случае такой полномасштабной войны с Украиной, которая охватит не только юго-восточную четверть, Донбасс, Крым, Харьков, Запорожье, Днепр, то это значит прекратится поставка газа в Европу, что, в принципе, никого не устраивает. И на Россию начнётся такое давление, что мало не покажется.

А. Нарышкин ― Давление политическое будет?

П. Фельгенгауэр ― Всякое. Поэтому сначала нужно построить Норд-стрим 2. И Турецкий поток.

А. Нарышкин ― А потом можно и Киев брать, я правильно понимаю?

П. Фельгенгауэр ― Украина, в принципе, если там происходит серьёзный конфликт, и там прекращается вообще транзит газа, это не страшно, потому что Европу мы сможем снабжать тогда через Турцию и Германию. И мы им объясним, что мы вас снабжаем — вот и молчите. И поэтому войну можно начинать тогда зимой. Даже лучше зимой, когда все больше зависят от российского газа. Потому что там можно воевать либо летом, либо зимой. В середине зимы — либо когда грязь засохла, либо когда она замёрзла, потому что дороги там чудовищные. Я бывал в Донбассе, это кошмар, там советские разбитые дороги, очень узкие, разбитые, совершенно кошмарные. А так там в действительности не только степи… Вот на юге есть степи, а в районе Славянска там леса, там распутица, просто завязнешь, вести маневренные боевые действия сложно.

А. Нарышкин ― Вот вы говорили, что Путина со сбитым сейчас самолётом водят за нос. А вот с малазийским «боингом» Путина водят за нос относительно виновности украинских вооружённых сил.

А. Осин ― Новые получены данные с бортовым номером этой ракеты. Она была в Долгопрудном произведена и отдана Украине.

П. Фельгенгауэр ― Произведена в Долгопрудном — это и так было понятно, их там производили и производят.

А. Осин ― Это вот правда, что она была выпущена в 2003 или даже раньше году?

П. Фельгенгауэр ― Это пускай разбираются следователи, но то, что Россия представила на пресс-конференции, не выглядит достаточно убедительно, чтобы действительно опровергнуть те данные, те доказательства, всю массу доказательств, систему доказательств, которую собрали следователи. Они очень тщательно собрали неразрушимую цепь улик, которые в совокупности доказывают виновность российской стороны.

А. Осин ― Так кто, по-вашему, сбил?

П. Фельгенгауэр ― Наши и сбили.

А. Нарышкин ― Наши — кто? Военные, ополченцы?

П. Фельгенгауэр ― Наши военные, по ошибке, никто не хотел сбивать, конечно. Считали, что сбивают украинский военно-транспортный самолёт. Ну, или пассажирский тоже самолёт, который Украина посылает к российской границе сбрасывать припасы окружённым украинским войскам. Они тогда такие операции проводили как раз вот в это время, когда летел «Боинг». Они поднимались высоко, чтобы их ПЗРК не достали, летели до российской границы, на парашютах сбрасывали предметы снабжения. Украинцы пытались границу перекрыть, думали, перекроют границу и задушат всё восстание в Донбассе. А их к этой границе прижали.

И в некоторых случаях они были там в котлах, снабжали их по воздуху. И сбили так несколько самолётов, потому что перебросили из России уже не ПЗРК, а серьёзные ПВО. И стали сбивать украинские самолёты. ВСУ, кстати, через несколько недель после этого малазийского Боинга, вообще прекратили использовать свою авиацию. То есть, их лишили доступа по воздуху. Поскольку они несли большие потери, авиация у них маленькая, они решили оставить свои самолёты и лётчиков на будущее, если вдруг с Россией придётся схлестнуться. Они просто там остлись в резерве на случай, если Россия применит свою авиацию.

Так что да, это была ошибка. Это было непредумышленное, конечно, преступление.

А. Нарышкин ― Как вам кажется, Путин знает правду, кто сбивал?

П. Фельгенгауэр ― Думаю, что да.

А. Нарышкин ― Почему сложно так признать ошибку?

П. Фельгенгауэр ― Поскольку начали с самого начала врать, уже теперь как-то сложно дать задний ход, потому что с самого начала, когда американцы сбили над Персидским заливом иранский пассажирский самолёт, 300 человек погибло. Они, кстати, юридически даже не признали, но заплатили компенсацию. Получилось так, что самолёт подлетел близко к авианосцу, у американцев что-то с нервами случилось, они его нафиг сбили. Такое бывает. Но это было непредумышленно. Цели сбивать малазийский Боинг не было ни у кого, ни у украинцев, ни у наших. Но как начали врать…

А голландцы очень медленно, но очень чётко всё это дело расследовали. Теперь мы выглядим очень глупо, потому что теперь это похоже на предумышленное дело. Потому что сбить могли по ошибке, а вот обманывали уже не по ошибке!..

А. Нарышкин ― Вам много вопросов от наших слушателей и читателей. Зрителей. Сергей из Пензы спрашивает: «Армия Путина хуже или лучше армии Ельцина?». Я не знаю, по каким показателям…

П. Фельгенгауэр ― Боеготовность сейчас, несомненно, выше. Потому что тогда она вообще была отрицательной, я бы сказал.

А. Голубев ― Вот это поведение России, которое исторически последовательно, вы сами говорили об этом, желание завладеть проливами, ситуация…

П. Фельгенгауэр ― Контролировать.

А. Голубев ― Контролировать, да. Ситуация на Украине, которая мы очень не хотим, чтобы она туда отходила, к Западу. На Арктике наше поведение оборонительное. Крым. Это вообще в целом для русской государственности правильное поведение страны, государства?

П. Фельгенгауэр ― Думаю, что нет. Это бессмысленное расходование ограниченных ресурсов, что только истощают страну. Хороший пример: так себя вела примерно Византия довольно долго. Как только у них появлялись какие-то силы и резервы, они их бросали на то, чтобы отвоевать назад какой-нибудь кусок Римской империи, посылали войска в Сицилию, потому что Сицилия когда-то была частью Рима. Вместо того, чтобы создавать и укреплять национальное греческое государство, они вели себя как империя.

И Россия продолжает себя вести как Российская Империя нынешняя вместо того, чтобы создавать и укреплять национальное русское государство…

А. Голубев ― Укреплять?

П. Фельгенгауэр ― Экономически, не входить в бессмысленные конфликты, развивать экономику… Не надо тратить ресурсы на то, чтобы откусить назад какие-то кусочки бывшей империи.

А. Голубев ― А не вынужденное ли это поведение? Когда мы видим, что Украина от нас отрывается, и вот там создаются такие ситуации. Если мы сконцентрируемся на себе, то получим что по границам? Натовские базы?

П. Фельгенгауэр ― Никаких натовских баз не было, пока пограничные государства небольшие не стали дико вопить, что им угрожают. А главное, стало понятно, что действительно угрожают.

А. Осин — В 1996-ом году угрожали? Первых приняли в НАТО…

П. Фельгенгауэр ― Да, первых приняли Польшу и Чехию. А потом приняли других. А никаких войск не двинулось никуда. Граница до сих пор пустая. Просто никто зря деньги тратить не будет. А сейчас там четыре батальона…

А. Осин ― А зачем тогда принимать в НАТО страны?

П. Фельгенгауэр ― Политический союз.

А. Осин ― Военный союз, да?

П. Фельгенгауэр ― Военно-политический союз.

А. Осин ― Почему те страны, которые были в НАТО под руководством США, не сказали тогда: «Ребята, извините, мы с Россией? На момент 1996-го года, когда был Ельцин, мы с ними целовались, мы не хотим Россию ставить в неудобное положение, мы вас не примем». Но они же приняли. В 1999-ом ещё приняли. Потом ещё и ещё.

П. Фельгенгауэр ― Сняли, что это даже лучше, поскольку это стабилизирует Центральную Европу. Действительно стабилизирует.

А. Осин ― В ущерб интересам России получается?

П. Фельгенгауэр ― Интересов России кардинальных здесь нет никаких. Будет ли Польша членом НАТО или не будет Польша членом НАТО… Какая разница России от этого?

А. Осин ― С тем же успехом вы можете сказать: «Ну, зашли эти корабли в Чёрное море, они же не будут стрелять».

П. Фельгенгауэр ― Я не об этом говорю. Как оформлены союзы у поляков, потому что Запад с нами воевать не собирался, они не готовили свои вооружённые силы, они разоружались. Последнее большое разоружение было обамовское. Он уничтожил целые классы ядерного оружия. Резко снижали боеготовность американских войск. Снижали бюджет. Уменьшали количество и конвенциональных сил. Вот Запад разоружался, воевать с нами не хотел вообще.

А. Голубев ― Вы сами в одном из интервью говорили, что вы приехали на вильнюсскую конференцию натовцев. И там говорилось руководством НАТО, что и через 40 лет, дорогие друзья, миру будут угрожать две вещи: Россия и исламизм, ИГИЛ, запрещённый в России. Вот это же ваши слова.

П. Фельгенгауэр ― Ну да.

А. Голубев ― Значит, там есть понимание, что они будут нас…

П. Фельгенгауэр ― Там есть такие мнения. Если Россия даёт к этому повод. А она даёт сейчас, да. Тогда России будут противодействовать, России придётся тратить свои ресурсы на то, чтобы противодействовать в ответ. И в результате пострадает, прежде всего, именно Россия.

А. Голубев ― А как Россия может противодействовать?

П. Фельгенгауэр ― Нельзя было ни в коем случае входить в конфронтацию с Западом.

А. Голубев ― Запад хочет управлять всем миром. И вокруг России тоже и Украиной, и Прибалтикой — всем-всем-всем. А Россия должна сидеть и говорить: «Окей»?

П. Фельгенгауэр ― Там нет единого Запада. Соединённые Штаты настроены во многом на изоляционизм, ничем они особенно управлять не желают. Во всяком случае, теперь…

А. Голубев ― Да вы что? А что они делают в Ираке?

П. Фельгенгауэр ― Теперь у власти сейчас изоляционист Трамп.

А. Осин ― Это сейчас.

П. Фельгенгауэр ― Подождите. Изоляционистские настроения в Америке всегда были очень сильны. Там есть империалисты, которые считают, что Америка должна не уходить назад в изоляцию, а то выйдет как с Гитлером, и начнётся страшная война, если они оставят мир без присмотра. Есть те, которые считают по-другому.

Политика России противодействия, и попытки вернуть назад какие-то кусочки, которые только расходы увеличивают и не дают ничего взамен, это — ошибочная политика, на мой взгляд. Россия должна заниматься своими внутренними делами, должна строить современную страну, где не будет такого социального неравенства, как здесь, не будет такой вопиющей бедности, где будет работающая экономика, и будет развиваться русское государство для русских. И это будет правильно, на этом нужно концентрировать усилия, а не на бессмысленных и самоубийственных попытках возрождения империи, из которых точно ничего не выйдет.

Византия кончила тем, что они были Римской империей, которая состояла из одного города, Царьграда. И потом и его не стало.

А. Нарышкин ― У нас минута остаётся. Прямо вот коротко, тезисно. Блиц. Александр Румянцев спрашивает: «Кто затопил «Курск»? Затопили ли его свои?».

П. Фельгенгауэр ― Люди не умели пользоваться торпедой. И она взорвалась. То есть это разгильдяйство, как обычно.

А. Нарышкин ― Давайте мы с вами вот этот инцидент разберём с Илом-20, чтобы вы сами вспомнили. Получается, русские виноваты. Не потому, что вообще не надо было в Сирию лезть, когда С-200 использовался, стрелял в самолёты?

П. Фельгенгауэр ― Понятное дело, что там просто потеряли контроль над воздушным пространством. Там соединения в Хмеймиме, они должны контролировать обстановку во всём месте, где они находятся, точно в регионе этой базы. Они потеряли контроль. Они должны были запретить какие-либо пуски, кроме того, что там эти так называемые сирийцы, они не сирийцы, они же тоже наши. Там командуют всем наши советники, потому что сирийское ПВО было когда-то очень мощное в 80-е годы, построенное нашими специалистами, в ходе гражданской войны стало совершенно нерабочим. После 15-го года начали его возрождать наши. Приехали специалисты, приехали советники, потоком пошла техника, запчасти. Но там и остались наши, там советник сидит. Почему он дал разрешение на пуск?

А. Нарышкин ― Может, это провокация?

П. Фельгенгауэр ― Знали же, это плановый полёт нашего самолёта, нельзя разрешать пуски. Тем более, С-200, который вслепую может взлетать, вообще идёт на самонаведении, его, чтобы остановить, надо выключать радары подсветки. Нельзя такое делать вообще! Это говорят все специалисты, которые понимают что-либо в ПВО, не я что-то, такой умный, придумал. Это просто чудовищное разгильдяйство.

А. Осин ― Извините, может, рассуждали уже об этом, я просто никак не могу понять. Я просто человек, в военном деле абсолютно не сведущий. Вот говорят, что Израиль подставил каким-то образом этот самолёт. Вот как это технически могло произойти? Может, на «Эхе» это уже звучало, но, тем не менее, ваше мнение тоже интересно. В чём подстава?

П. Фельгенгауэр ― Я просто думаю, что там, когда стало понятно, что отвечать придётся и докладывать в Кремль тоже придётся о такой вот чудовищной катастрофе, когда собственные ракеты сбили собственный самолёт и убили кучу народа, придумали всё свалить на евреев.

А. Осин ― Хорошо. Еврейский глава ВВС едет же к нам объясняться.

П. Фельгенгауэр ― Поедет объясняться и объяснит, что их самолётов там не было.

А. Осин ― То есть, подставы вообще никакой не было?

П. Фельгенгауэр ― В том, что говорят наши военные, это чистой воды фейк.

А. Осин ― Я просто не слышу никакого объяснения. Я просто слышу «подстава» и больше ничего.

П. Фельгенгауэр ― Нет, ну там они рисуют какие-то картинки, что прилетел наш самолёт, а под его прикрытием — израильские истребители. Израильские истребители, кстати, можно посмотреть, что они применили бомбу GBU-39.

Это американские бетонобойные, бронебойные бомбы, которые выпустили за 100 километров от Хмеймима. И улетели. Когда сбивали наш самолёт, израильские истребители были уже в Израиле.

А. Нарышкин ― Подождите, звонил же Нетаньяху Путину, выражал соболезнования. Ну а зачем, если ты рядом никак не стоял?

П. Фельгенгауэр ― Израиль сказал, что не берёт на себя никакой ответственности. Что они к инциденту как бы не имеют никакого отношения.

А. Нарышкин ― Президент Бразилии же не звонил.

П. Фельгенгауэр ― Ну, это его проблемы, так сказать. Израильтяне высказали: «нам очень жаль, что эти люди погибли», что их сбили сирийцы. Но Израиль не имеет к этому отношения, Израиль не берёт на себя никакую ответственность.

А. Осин ― Тут ещё один тонкий момент, я не знаю, поднимался он или нет в наших эфирах. Но получается, что ПВО сирийское стреляло по самолётам Израиля.

П. Фельгенгауэр ― Нет, оно не стреляло по самолётам Израиля, оно по нашим самолётам стреляло.

А. Осин ― Правильно, окей, я понимаю. Но кого собирались сбивать?

П. Фельгенгауэр ― Я не знаю, что они увидели на экране, это должны сказать специалисты.

А. Осин ― Значит, у них было какое-то решение сбить израильский самолёт.

П. Фельгенгауэр ― Понятно, что они хотели бы сбить израильский самолёт, у них хорошие премии…

А. Осин ― А, то есть, прецедент такой есть? Им можно стрелять по израильским самолётам?

П. Фельгенгауэр ― Они в состоянии войны. С этим проблем нет. Но израильских самолётов там не было. Минобороны представило там слова одни, а картинка совсем другая. Он говорит: «Они подходили низко». Нельзя эти бомбы выпускать низко, надо с 10 километров. Хорошо, с восьми. Она выпускает крылья и летит как такой планер, до 110 километров дальность. И попадает сверхточно, самонаведение по GPS у этой бомбы. Так что они где-то от Кипра стреляли, не заходя в зону поражения С-200, прикрываться этим самолётом им не надо было, он вообще тогда только подлетал на разворот.

Приедет и расскажет Путину. То есть, эта история очень похожа на подлодку «Курск», когда наши адмиралы всё это доказывали с пеной у рта, что это всё американцы её потопили. Путин их долго слушал, потом, в конце концов уволил. Не знаю, будет ли он увольнять здесь, но, я думаю, ему будет интересно узнать, что его военные опять ему просто наврут. Оправдывают себя.

А. Нарышкин ― Вас спрашивает в чате YouTube Анатолий Фёдоров, правда ли что Ил-20 отключил средства опознавания?

П. Фельгенгауэр ― Я не знаю, отключал он или нет, но у ракеты ЗРКС С-200, естественно, никакого определителя. Есть в пункте управления. Но пункт управления с ракетой никак не связан, когда она уже взлетела. Причём эта ракета может взлететь без того, чтобы головка самонаведения захватила цель. Можно взлетать вслепую, потому что она очень большой дальности. Потом, по траектории, она какую-нибудь цель найдёт. Чтобы она потеряла цель, надо отключать радар подсветки, тогда она его потеряет. И то, это нужно сделать до того, как она включит собственный, на финальным этапе, активный радар.

Так что били этот Ил-20, как украинцы самолёт Ту-154, который летел из Тель-Авива. Вместо учебной цели эта ракета взяла другую цель, пролетела почти 300 километров, догнала и сбила, совершенно самостоятельно. Очень опасная сама по себе вот эта система.

А. Нарышкин ― А есть какая-то возможность самоуничтожения?

П. Фельгенгауэр ― Возможность самоуничтожения у нее есть, но не всегда срабатывает. То есть, она идёт вверх, потом падает вниз, чтобы отработать всё топливо.

А. Нарышкин ― А вот как в фильмах американских, ракета куда-то улетает на высоту и там взрывается?

П. Фельгенгауэр ― Есть другие ЗРК, где оператор ведёт ракету, только на самом последнем этапе включается активная головка самонаведения. А эта ракета идёт самонаведением все время, в режиме радиомолчания. Естественно, определителя государственной принадлежности на самой ракете нет.

Должен он быть при пуске, но при пуске могли запустить её вслепую, без захвата цели. А если не захвачена цель, тогда тоже они там… Или не догадались выключить радар. Я могу только догадываться, это должна комиссия разбираться. И вообще, как такой бардак получился, что открыли стрельбу по собственному самолёту?

А. Нарышкин ― Какие выводы будут из этой ситуации? Вот Путину израильский командующий это всё объяснит. Что делает Путин, чьи головы полетят?

П. Фельгенгауэр ― Я не знаю, будет он с этим разбираться, нет… Вообще, он не любит, когда его водят за нос. Не очень ему понравилось, наверное, что пытаются ему испортить стратегический его расклад на Ближнем Востоке, где конфликт с Израилем совершенно ему сейчас не нужен. Но то, что там официальная версия Минобороны состоит из одних противоречий, там вообще ничего понять нельзя, это просто фейковая какая-то история, которую склеили на ходу, которая разваливается, кошмар вообще.

А. Осин ― Извините, вот такой вопрос. А какой тогда вообще в этом смысл, если не желают портить отношения с Израилем, которые налажены за последнее время? Нетаньяху даже на 9 мая приезжал. Не проще ли было сказать: «Ребята, ну вот так случилось, не срисовали ту цель, такая вот трагическая случайность». Кому от этого было бы хуже?

П. Фельгенгауэр ― Ну, это же не просто случайность, это — чудовищная безалаберность… такое не должно происходить. Это не природная аномалия случилась, это утрата контроля воздушного пространства в ходе очень важной, стратегически важной воздушной операции. Это показатель небоеготовности вообще всех вооружённых сил, потому что там, в Хмеймиме, по идее должны быть лучшие из лучших: лучшие самолёты, лучшие операторы. Если такой бардак там царит — это показатель вообще небоеготовности вооружённых сил и ВКС.

Там нужно тогда проводить такую зачистку… Естественно, идти к Путину и признаваться, что вот, мы тут… по собственным самолётам…

А. Осин ― Это же всё равно станет ясным.

П. Фельгенгауэр ― Ну, вообще-то военных профессиональных учат врать, как они мне объясняли ещё в училище. Если ты не врёшь, то ты, в общем, профессионально непригоден. Ты должен, так сказать, как-то так уходить от бессмысленных приказов…

А. Осин ― Это другая картина, согласитесь.

П. Фельгенгауэр ― Как-то наврать, как-то прикрыть. А потом, типа, разберёмся. Главное не выносить мусор из избы.

А. Осин ― Я извиняюсь, что я ввязываюсь в этот разговор, логичнее было бы, наверное, сказать: «Мы сейчас разбираемся, случалась такая штука, сейчас вот мы разберёмся, проведём расследование, тогда уже и будем ругаться с Израилем». Сразу же начали ругаться! И Путин, по-моему, сам выступил, называл Израиль же виновным.

П. Фельгенгауэр ― Он сказал, что там была цепь неприятных случайностей, с этим можно согласиться. Те, кто ругаются — Шойгу или вот этот наш генерал, он же явно не понимает, о чём он говорит.

А. Нарышкин ― Как не понимает?

П. Фельгенгауэр ― Он не понимает, что всё то, что он говорит, одно противоречит другому. Никто никем не прикрывался, никто никого не подставлял, действительно, вся эта цепочка неприятностей началась с израильского полёта. Это правда. Но не подставляли этот самолёт, израильтяне его не видели, они от него были в ста километрах, они близко к нему не подлетали. Не могли израильские самолёты лететь на низкой высоте, потому что эти бомбы, которые у него же нарисованы на экране, эти бомбы надо с 10 километров запускать, а он там сказал, можно посмотреть, что они летели на низкой высоте. Он не понимает, что он говорит вообще! И вряд ли Шойгу понимает.

То есть, те, кто на более низком уровне, решили прикрыть свои задницы, дали начальству какую-то фигню. Начальство, не понимая, это повторяет. Это происходит в России очень много где.

А. Нарышкин ― Тест на скромность: Алибаба пишет, что Гольц и Фельгенгаур — лучшие военные обозреватели. Согласны с этой оценкой?

П. Фельгенгауэр ― Ну, пускай Гольц будет лучшим обозревателем.

А. Нарышкин ― А про себя что думаете?

П. Фельгенгауэр ― Я не претендую.

А. Нарышкин ― Всё, время наше вышло. Кстати, Александр говорит, что вы правильно описали ситуацию с выгораживанием личного состава в армии. Александр 25 лет служил в воздушных войсках, «спасение своей и начальника задницы – дело святое при летных происшествиях». Спасибо огромное, это был Павел Фельгенгауэр в программе «A-Team», мы на этом завершаем. Счастливо.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Павел — умница! Генералы "несут ахинею". Вояки…
________________________________________

Похоже, что Кремль должен извиниться перед Израилем за непродуманный наезд на него.
________________________________________

Мог ли С-400 с Хмеймим по ошибке сбить Ил-20? Есть многочисленные свидетельства о работе комплекса, но при этом не говорится о поражённых им целях.
________________________________________

Подставили Верховного Главнокомандующего, это да.
________________________________________

Все мы субъективны и поэтому у каждого своя правда. Но не надо быть ЛЖЕЦОМ. А в России главный Авторитет «Корпорации политических напёрсточников» ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ЛЖЕЦ. И в этой Корпорации лжец на лжеце сидит и лжецом погоняет. Благодаря таким «истинным патриотам» они и определяют НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ России. Интересы, которые заключаются в том, что они богатеют, как на дрожжах, как только становятся депутатами или «высокими» чиновниками. А уж их родные сразу становятся талантливыми бизнесменами, как мама В.Володина или сын Золотова и прочие. Вот и российская армия ЗАВРАЛАСЬ и не в первый раз.
________________________________________

Сбитие Боинга не было ошибкой. Русская армия что хотела, то и сбила. И ровно то же самое она вчера повторила в Сирии, с тем же ополченским антуражем и свалом на других.
________________________________________

Насчёт расширения НАТО: в 1993 году Россия вела войну в Молдавии, оторвав от неё Приднестровье и введя туда свои войска. Бег стран под крыло НАТО с целью спастись от агрессора не есть расширение НАТО. Это агрессия России и бег стран от России, что принципиально отлично от "расширения НАТО на восток".
________________________________________

Насчёт экспансии так называемого запада, вы можете ей легко противостоять: прекратить переться на условный запад, отменить хождение валюты, кроме рублей, в России опустить железный занавес, ввести выездные визы, конфисковать вклады граждан в иностранных банках в пользу родного государства. Забрать русскую армию из всех стран в Россию обратно, прекратить торговлю импортными шмотками в России. И тогда запад вообще не будет иметь к вам никакого отношения.
________________________________________

Это все проблемы в высоком непрофессионализме ВС РФ. Приведу пример. Долгое время был достаточно успешным военным следователем. Было уголовное дело с 500 потерпевшими солдатами. Когда вопрос стал о необходимости создания следственный группы, поскольку уголовное дело приобрело неожиданный оборот (выяснилось, что подозреваемый замешан ещё и в резонансной гибели одного солдата, не считая других любопытных фактов, связи украинского Приват банка и др.), мне генерал на продлении срока ПС сказал, что здесь нет задачи образцово-показательно окончить дело, предложил оставить с десяток потерпевших, а по другим потерпевшим вынуть протоколы и постановления с их участием из УД. По поводу причастности к гибели солдата и слушать не захотел, сказал, что прокурор согласился с прекращением дела и хорошо.
________________________________________

Кстати, какие бы были действия Кремля на месте киевских властей в отношении т.н. ополченцев? Хотя опыт чеченской (двух) войн подсказывает… Фото разрушенного Грозного тоже. Но лицемерить россияне не разучились.
________________________________________

Чаще приглашайте Павла! О сложных вещах простым, доступным языком, очень интересно его слушать! Респект.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей Нарышкин, Алексей Голубев, Алексей Осин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Военные агрессии (0)
  • Власть (0) > Милитаризация (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Проблемы армии (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Международные события (0) > Ближный Восток (0)
  • Международные события (0) > Украина (0)
  • Политика (0) > Внешняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 12.12.2018 - О СОСТОЯНИИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В РЕГИОНАХ
  • 11.12.2018 - УБИТЬ ИНОВЕРЦА
  • 10.12.2018 - НОВОСТИ ФСИН
  • 09.12.2018 - РУССКИЙ ЯЗЫК В 4 КЛАССЕ
  • 08.12.2018 - РОССИЯ ПРОТИВ КАНТА
  • 08.12.2018 - СИЛА ЕСТЬ — УМА НЕ НАДО!
  • 07.12.2018 - РАСКОПКИ В САНДАРМОХЕ
  • 07.12.2018 - СИТУАЦИЯ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ
  • 06.12.2018 - ИНЦИДЕНТ В КЕРЧЕНСКОМ ПРОЛИВЕ
  • 06.12.2018 - ПЕРВИЧНЫЙ АНАЛИЗ ИНЦИДЕНТА
  • 05.12.2018 - МУЗЫКА ПОБЕЖДАЕТ ВСЕГДА
  • 05.12.2018 - ИЗЪЯТИЯ ДЕНЕГ У НАСЕЛЕНИЯ
  • 03.12.2018 - УСПЕХИ НАШЕЙ РОДИНЫ
  • 02.12.2018 - КТО ТАКОЙ ПУТИН?
  • 01.12.2018 - УРОКИ ПОЛИТИЧЕСКОГО КОЛЛЕКТИВИЗМА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru