Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[03.10.2018]

ЗАДАЧА ГОСУДАРСТВЕННОЙ МАШИНЫ

Антон КРАСОВСКИЙ: российский журналист и телеведущий


Антон КРАСОВСКИЙ:


С каждым днём российская экономика становится всё меньше и меньше, народ нищает, перспектив у народа нет никаких. Власти вынуждены проводить максимально жёсткие экономические реформы, у них нет вообще никакого другого варианта. Потому что денег нет и не будет. Дальнейшая экономическая ситуация будет только хуже. Задача государственной системы сейчас — сохранить, как бы это ни гадко звучало — стабильность. Это не означает путинской стабильности. Речь идёт об элементарной бытовой стабильности, необходимой людям для выживания.

Когда здесь московские сытые демократы смеются над словом «стабильность», сидя в дорогих ресторанах за вином по цене месячной пенсии, они не понимают, о чём говорят люди, когда произносят это слово. Люди говорят о стабильности, имея в виду, чтобы в следующем месяце им заплатили эти 7800. Вот что имеют в виду люди, когда говорят о стабильности.

И сейчас задача государственной машины — эту стабильность сохранить. Сделать так, чтобы люди не обеднели окончательно. Чтобы люди не начали умирать с голоду, как на самом деле бывало. Чтобы люди не впадали в панику. Чтобы целые регионы не переставали жить так, как они жили до этого.


О. Журавлёва ― Добрый вечер. У нас в гостях журналист Антон Красовский. В Кремле проанализируют итоги прошедших губернаторских выборов и сделают выводы. Вы по последним новостям уже сделали какие-то выводы?

А. Красовский ― Интересно было бы узнать, какие выводы сделает Кремль. Мне кажется, он сделает совсем не те выводы, которые бы нужно было бы сделать.

О. Журавлёва ― Посоветуйте ему.

А. Красовский ― Я регулярно им советую. Вопрос в том, что они к этим советам совершенно не прислушиваются. Но, честно говоря, мы все увидели, что, конечно, на выборы нужно ходить. Любой бойкот выборов приводит к победе власти. Там, где на выборы не ходят — побеждают кандидаты от «Единой России». И, собственно говоря, те кандидаты, которых надо менять.

Поэтому любой человек, который призывает вас к бойкоту выборов — он работает на эту «Единую Россию» и наверняка где-нибудь в администрации президента или в ФСБ даже хранится контрактик с этим человеком. И мы сейчас видим, что на самом деле власти нужно искать альтернативных людей. Потому что в регионах начинают голосовать даже за самых невероятных и бессмысленных спойлеров, причём начинают голосовать так, что трещит вообще вся повестка. То есть не то чтобы с перевесом в 2% голосов, как мы сейчас видели в Хабаровске и во Владимире. А прямо 20% в пользу спойлеров! И это в пользу человека, абсолютно не существовавшего ещё до этих выборов в принципе. И это, конечно, чудовищное поражение вообще власти.

С другой стороны — это поражение лично Владимира Владимировича Путина, который, как мы помним, например, на Дальнем Востоке лично призывал голосовать за своих кандидатов. И, конечно, это поражение этих так называемых политтехнологов, которых отправляют работать на места из администрации президента. Политтехнологи эти абсолютно третьей руки, вернее они вообще не политтехнологи, а как говорила одна моя старая знакомая: этим людям и «тампаксами» торговать нельзя!.. Я, честно говоря, многих из них видел, они заносили какие-то деньги в ящиках в разные организации, к которым они имели какое-то отношение. И на этом их функция заканчивалась. Они просто были курьерами. Сейчас они управляли этими избирательными кампаниями, и вот мы, собственно говоря, видим результаты их удивительной деятельности.

Поэтому вообще всю работу, в том числе и с регионами, вообще всю политическую повестку строительства государственной системы власти нужно менять. Но власть не будет её менять, потому что нынешняя власть на самом деле неспособна ни на какую перестройку. Поэтому перестраивать эту власть будет, к сожалению, страна. Точно так же как это было в конце 80-х годов.

О. Журавлёва ― А каким образом это будет?

А. Красовский ― Вот таким образом, как сейчас это произошло в Хабаровском крае. Вот таким образом, как сейчас произошло во Владимирской области. Вот таким образом, как произошло в Приморье, в Хакасии. Это в конечном итоге произойдёт повсеместно. Если выборы не будут отменены, а они не будут отменены.

О. Журавлёва ― Почему вы так думаете?

А. Красовский ― Потому что выборы не будут отменены в принципе. Ты можешь отменить губернаторские выборы, но ты не можешь отменить главные выборы. А речь идёт, конечно, о главных выборах. Потому что в конечном итоге и на главных выборах победит либо альтернативный нормальный кандидат, либо спойлер. В конечном итоге на самых главных выборах в этой стране, если не будет предоставлен достаточно нормальный хороший правильный перспективный альтернативный вариант Владимиру Путину — победит вот такой, победит шофёр Малышкин. Потому что мы видим сейчас падение рейтингов и власти, и лично Владимира Путина. И это падение рейтингов продолжится. Нет абсолютно никаких оснований для того, чтобы эти рейтинги вдруг начали расти.

Народ нищает, перспектив у народа нет никаких. Власти вынуждены проводить максимально жёсткие экономические реформы, у них нет вообще никакого другого варианта. Потому что денег нет и не будет. Дальнейшая экономическая ситуация будет только хуже. А самое ещё во всей этой истории обидное заключается в том, что власть больше не является монолитной системой. И мы видим это по бесконечному количеству попыток возвращения публичной политики маленькими шажками в лице видеообращений Золотова, каких-то совершенно самостоятельных пресс-конференций министерства обороны, над которыми уже смеётся вся страна. И так далее.

Это говорит о том, что власть больше не сосредоточена и не персонифицирована в лице Владимира Путина. Владимир Путин вынужден эту власть расточать, пытаясь перераспределить ответственность за бесконечное количество неправильных решений, а правильных больше нет. Их и не может быть в этой ситуации. И соответственно каждый человек, на которого кусочек власти будет перераспределён, будет чувствовать себя сильнее и важнее, чем он есть на самом деле. И в конечном итоге это всё рухнет как мозаика, плохо приклеенная к стене, опрокинется прямо на эту нашу бренную русскую землю. И русский народ как одуванчики будет вынужден из-под этих обломков прорастать.

О. Журавлёва ― Скажите, пожалуйста, но почему вы говорите, что денег нет, и дальше не будет, и всё будет только хуже? И почему все решения неправильные? Ведь цены на нефть по разным обстоятельствам растут…

А. Красовский ― Это не имеет абсолютно никакого значения!

О. Журавлёва ― Ещё рекордно много хлеба произвели, Америку запугали…

А. Красовский ― Вопрос не в том, какие цены существуют на какую нефть. И вопрос совершенно не в том, сколько стоит у тебя центнер пшеницы. Это очень важно, но это не определяет жизнь на такой огромной территории и для такой огромной нации как Россия. Когда стало понятно, что Советский Союз рухнет, так или иначе, цены на нефть тоже были прекрасные в конце 70-х и начале 80-х годов. И действительно было не очень хорошо с пшеницей тогда в Советском Союзе, но при этом была автономная экономика, которая вообще довольно мало зависела от интеграции в мировую целостность. А сейчас это так.

И с каждым днём российская экономика становится всё меньше и меньше, с каждым днём российская экономика всё менее и менее технологична. А западная экономика движется семимильными шагами вперёд. Когда я говорю «западная» — это не только американская, я имею в виду и китайскую, и японскую, и в меньшей степени европейскую. Но даже если вы посмотрите сейчас на то, как развиваются современные технологии, например, в контексте 5G, всем кажется что, наверное, это ненужная новинка, у нас есть уже какие-то другие G, а тем не менее, это очень нужная технология. Потому что в США 5G запустится вот-вот уже сейчас и в 2019-ом году она будет покрывать 35% территории. Китай говорит, что к 2020-му году 5G будет на 100% территории Китая! И мы видели сейчас по прекрасному репортажу на Медузе, что, скорее всего, они не врут.

А это значит, что уже в 2021-ом году половина всей скажем так, оперируемой техники будет беспилотной. Это будут беспилотные автомобили, скорее всего, электромобили. И это вам ответ на вопрос про цены на нефть, которые, конечно, упадут, потому что в нефти не будет такого спроса. И это уже вопрос не десятилетий. Это вопрос буквально нескольких годов, на самом деле даже недель.

И в России 5G планировалось запустить, вернее, тестировать только в 2021-ом году. Это планировалось при министре Никифорове, насколько я помню. Сейчас уже не планируется. Потому что сейчас все силы направлены на передачу очередного списанного «Бука» или какого-нибудь комплекса С-300 сирийцам, потому что другими комплексами они сбивают наши самолёты. И приходится обвинять в этом не самих себя, а несчастных израильтян…

Поэтому я говорю про то, как всё сильно изменилось за последнее время. Посмотрите просто в реальных цифрах, как сократилась русская экономика за последние пять лет. И я ещё прекрасно помню, как я смотрел из окна в своей квартире — я тогда жил на Петровском бульваре — и видел, как мимо меня проезжали кортежи разнообразных президентов. Здесь, по-моему, была «восьмёрка», тогда мы ещё были членами этой прекрасной организации. И в то время «Газпром» был самой дорогой компанией в мире. Сейчас смешно даже об этом говорить. «Газпром» не входит, по-моему, даже в сотню самых дорогих компаний мира. А самые дорогие теперь компании в мире — компании технологий, компании коммуникаций, компании, которые выросли благодаря появлению этого самого LTE, то есть системы 4G — все эти социальные сети, с их бесконечным количеством возможностей. Они появились только потому, что стал быстрее Интернет. Так вот он станет быстрее ещё на целый порядок! Но не у нас.

О. Журавлёва ― Ещё о неправильных решениях. Ты же сам говорил, что повышение пенсионного возраста это…

А. Красовский ― Необходимость. Конечно.

О. Журавлёва ― Почему сейчас ты говоришь, что все решения неправильные?

А. Красовский ― Я не говорю о том, что повышение пенсионного возраста само по себе это неправильное решение. Я говорю о том, что сама система принятия всех уже решений, в том числе экономических, провальная. Потому что перед тем как повышать пенсионный возраст, нужно было провести широкомасштабную кампанию в поддержку этого решения. Потому что все знали, что решение не популярное. И что популярным его сделать невозможно. Это мировой опыт. Нигде это решение не было популярным.

Но власти же не сделали для этого ничего! Потому что им на самом деле наплевать на общественное мнение. Потому что никакого общественного мнения с точки зрения власти никогда не существовало, не существует, и уж точно не будет существовать. Но вот мы видим сейчас, что оно существует! И что реальность этого общественного мнения как раз заключается в том, что какие бы силовые способы борьбы с ним ты ни включал, ты не сможешь его перебороть! Потому что это общественное мнение, которое касается, в том числе, и этих самых силовиков, которые должны выйти на площадь, уничтожая свой собственный народ. Так вот они не пойдут на площадь, понимая, что у них украдут их собственные деньги, унизят их жён, их дети перестанут иметь возможность нормально по-человечески получать образование. А самое главное — ведь они тоже живут не в гетто, они живут в этих же самых подъездах, в этих домах, где живут все другие люди. Они являются частью этого общества.

Власть этого, к сожалению, не понимает. Она настолько оторвана от общества, от реальности. Ведь вот они-то живут как раз в собственных гетто, где в принципе не имеют никакой коммуникации ни с каким народом. Причём, когда я говорю про власть — я не имею в виду только Владимира Путина. Абсолютно любой человек, который попал в эту власть, он больше никак вообще не взаимодействует с простыми людьми в принципе. Я знаю много этих людей. Это и вице-губернаторы, и губернаторы, и какие-то мелкие министры.



Вот региональный министр здравоохранения. Он уже считает себя абсолютным королём индустрии в этом своём маленьком регионе с бюджетом, сравнимым с личным состоянием старшего сисадмина Гугла. Понимаете? И вот этот человек ездит уже по своим деревням в фельдшерско-акушерские пункты на огромном чёрном «Мерседесе», «Ауди», БМВ или в худшем случае на каком-нибудь «Экусе». И этот человек уже понимает, что он находится в совершенно другой страте, в абсолютно другом мире. Он такой бог, прилетевший с огромным топором казнить или миловать этих бессмысленных туземцев. И такое здесь в стране происходит абсолютно повсеместно. И чем дальше это от Москвы, тем более это заметно.

И люди это видят! И люди не будут голосовать по-другому. Люди с каждым днём будут голосовать всё хуже для власти и хуже. И поэтому сейчас, конечно, задача власти — самостоятельно создать себе настоящий реальный противовес. Не бессмысленных людей собрать где-то и демонстрировать их избирателям как зебр или трёхрогих жирафов, а действительно создать по-настоящему сильную авторитетную молодую вторую партию. И не из вот этих жуликов, не из КПРФ, не из ЛДПР, не из «Справедливой России», а действительно попытаться, как когда-то в своё время в десятые годы попытался, например, это сделать, Дмитрий Анатольевич Медведев. Создать совершенно другую, альтернативную «Единой Россией» партию, которая в конечном итоге возможно в следующем электоральном цикле победит в ГД. И возможно представитель именно этой партии станет следующим президентом.

Но тогда государственная система будет уверена, что она сохранится, сохранив вместе с собой страну в нынешних её границах. Потому что если этого не произойдёт, они потеряют и себя, и свою систему. И нашу страну…

О. Журавлёва ― Антон, скажи, а разве кроме государства некому больше создать альтернативную нормальную оппозицию? Уже некому? Мы сейчас наблюдаем очередной арестный цикл Навального. Мы ещё много чего интересного наблюдаем вокруг.

А. Красовский ― Я, во-первых, считаю, что Алексей Анатольевич Навальный в некотором смысле государственный проект. И то, что например, к нему так смело, объявляя о его президентских амбициях, обращается Виктор Васильевич Золотов, как раз с моей точки зрения является тому доказательством. Если уж Виктор Васильевич Золотов подтверждает президентские амбиции Алексея Анатольевича Навального, значит президентские амбиции Алексея Анатольевича Навального, по крайней мере, его общественная деятельность подтверждены и другими, возможно внутренними конкурентами Виктора Васильевича Золотова. И мы как по некоторым сливам из Telegram-каналов благодаря Олегу Кашину и разговорам Ксении Анатольевны Собчак, знаем, что речь идёт о Бортникове. По крайней мере, так нам говорили.

Но дело не только в этом, конечно. Я считаю, возможно, это может сделать и не государство. Но тогда эта государственная система и эта страна в нынешнем её виде рухнет, потому что государство сейчас такое большое, что если ему на смену придёт нечто принципиально иное, то, я уверен, эта страна в нынешних её границах этого не выдержит. Задача государственной системы сейчас — сохранить, как бы это ни гадко звучало — стабильность. Это не означает путинской стабильности. Речь идёт об элементарной бытовой стабильности, необходимой людям для выживания.

Когда здесь московские сытые демократы смеются над словом «стабильность», сидя в дорогих ресторанах за вином по цене месячной пенсии, они не понимают, о чём говорят люди, когда произносят это слово. Люди говорят о стабильности, имея в виду, чтобы в следующем месяце им заплатили эти 7800. Вот что имеют в виду люди, когда говорят о стабильности.

И сейчас задача государственной машины — эту стабильность сохранить. Сделать так, чтобы люди не обеднели окончательно. Чтобы люди не начали умирать с голоду, как на самом деле бывало. Чтобы люди не впадали в панику. Чтобы целые регионы не переставали жить так, как они жили до этого. Как это было, например, на том же Дальнем Востоке. Почему, собственно говоря, этот регион был всегда протестным? Всегда на самом деле голосовал за ЛДПР, вы можете посмотреть, как голосовали они всегда на президентских выборах, на выборах в ГД.

О. Журавлёва ― Там сложные отношения вообще с большой землёй.

А. Красовский ― Вопрос не в том, что Дальний Восток не признаёт Москву столицей. Это правда так. Просто Москва далеко. Я тебя уверяю, что, условно говоря, у Владивостока с Хабаровском отношения хуже, чем у Владивостока с Москвой или у Хабаровска с Москвой.

О. Журавлёва ― С Москвой у всех отношения плохие.

А. Красовский ― Москва так далеко, что её действительно на Дальнем Востоке и в Приамурье не считают как бы своей столицей. У них другой совершенно анклав и даже другие экономические взаимоотношения. Вы придете во Владивостоке в ресторан, вы увидите там воду «Перье», но поставщик будет не московский, а лос-анджелесский, потому что Лос-Анджелес ближе, чем Москва. Поэтому в этом проблема вообще понимания этих протестных настроений и вообще ситуации, происходящей сейчас в России.

Россию и русский народ не получается нагибать бесконечно. Русский народ, так или иначе, по-настоящему встанет с колен. И вот это вставание с колен будет уже совсем не таким, о котором говорили…

О. Журавлёва ― Вы этого боитесь?

А. Красовский ― Я этого совершенно не боюсь. Я просто считаю, что власть должна, наконец, это по-настоящему осознать. И власть должна понять самое главное, чего она здесь никогда не понимала. Что она не является другим народом. Она является частью этого же самого народа. И власть должна приветствовать в своём собственном народе, будучи её частью, по-настоящему важные, очень необходимые для сохранения национальной идентичности качества: гордость, самостоятельность, честь, уверенность в будущем. А всё это в конечном итоге зиждется на смене этой собственной власти. Люди должны понимать, что для того чтобы этот народ и эта страна сохранилась, они должны наладить систему передачи власти. Если они её не наладят, этот народ похоронит их под собственными сапогами.

О. Журавлёва ― Но когда вы говорите, что власть не понимает и не догадывается о чаяниях народа, мы видим, что какие-то может быть неуклюжие, но попытки ответить на общественное мнение же возникают.

А. Красовский ― Ну конечно.

О. Журавлёва ― Сейчас вдруг вспомнили, что здоровье очень важно. Потому что если ты повышаешь пенсионный возраст, мы боимся до него не дожить, то давайте, может, действительно обратимся от военного комплекса к здравоохранению? Может, чего-то сделаем?

А. Красовский ― Во-первых, начнём с того, что существуют какие-то декларации. Но при этом эти декларации сейчас в виду ежедневно сокращающейся ресурсной базы моментально дезавуируются. Президент говорит в майском указе о том, что у нас будет система борьбы с онкологическими заболеваниями. И буквально через месяц правительство это отвергает, потому что денег на систему в этом майском указе просто физически не существует.

И это не вина правительства. Это вина людей, которые писали этот майский указ. Потому что все эти майские указы — это, конечно, абсолютная профанация! Они не имеют ничего общего с реальным состоянием дел, с которым приходится сталкиваться и правительству, и местным органам власти, губернаторам, муниципалитетам и так далее. Потому что ты можешь сказать, что мы введём сейчас огромную онкологическую программу, но она будет стоить триллион. И тебе этот триллион негде взять. Ты можешь его напечатать, но тогда этот триллион будет уже не триллионом. Ты можешь говорить бесконечно об онкологической программе, но у тебя нет технологий, страна находится под санкциями, и это жесточайшие санкции на самом деле. Соответственно мы ещё увидим, чем они в реальности обернутся. Они не закончились. Они не собираются заканчиваться. Когда мы говорим об онкологической программе, мы должны понять, что наконец общество должно договориться с государством, но самое важное — врачи должны перестать чувствовать себя государственными служащими.

О. Журавлёва ― Больная очень такая тема, я бы сказала. Здоровье нации — дело серьёзное. О нём вспомнили, в том числе, в связи с повышением пенсионного возраста. Но пока про здоровье нации я вижу только, что курилки не вернут в здание российских аэропортов. Возраст продажи алкоголя могут повысить до 20 лет. Минздрав создал программу по формированию здорового образа жизни. Разве это не прекрасно, Антон?

А. Красовский ― Это, безусловно, прекрасно. Можно бесконечно обсуждать, какой ужасный у нас Минздрав. Проблема заключается в том, что у Минздрава категорически нет денег. И Минздраву необходимо как-то лавировать в рамках с одной стороны полного отсутствия бюджета, а с другой стороны каких-то представлений о добре и зле, которые сейчас есть у людей, которые этой страной управляют. А я неоднократно говорил, что страной управляют пожилые мужчины с довольно средним кругозором. И соответственно людям в этом Минздраве хочется этим мужчинам нравиться. Это ведь не только Владимир Путин. Посмотрите, например, на членов Совета Безопасности. Вот так они выглядят.

Это люди, которые действительно на самом деле неспособны оценить разнообразные компетенции. И как любые советские, вернее позднесоветские люди, и особенно как выходцы из спецслужб, естественно, они считают себя специалистами во всех областях. Они считают себя специалистами в здравоохранении: «ну чего ты, господи, сердце болит, ты выпей коньячку»… Это же вот так всё. И по-другому не будет. «Да ладно, чего там, нет никакого СПИДа, это всё только для торчков и для педиков. Расслабься, этого нет у нас у всех, и не может этого быть»… И это всё время так. С другой стороны это такие декларативные шапкозакидательские мечты.

То есть это такие пожилые Маниловы. Им кажется, что они сейчас напишут на бумаге, нарисуют мост, который перекинется через всю Россию, и этот мост у них построится. А он у них не построится. Они напишут, что у нас сейчас будет онкологическая программа. Напишут: Мы же победили сердечно-сосудистые болезни, у нас же нет инфарктов больше! У нас прошлым майским указом 2012 года запретили инфаркты. Поэтому теперь у нас от инфарктов по статистике почти никто не умирает. Умирают теперь от заболеваний сердечно-сосудистой системы, которые раньше просто назывались инфарктами… А сейчас Путин их запретил. Вот сейчас у нас запретят раки. Будут умирать от каких-нибудь онкологических осложнений… И вот таким образом эта программа онкологическая осуществится…

А в реальности, понимаете, дело в том, что медицина, это к вопросу о 5G и 4G, развивается там, где врач чувствует себя иначе. Во-первых, он чувствует себя всегда на стороне пациента. А в России врач всегда против пациента. На самом деле. Так или иначе. Но уникальное количество врачей в России находятся не на стороне начальства, а на стороне больного. На стороне народа. А это очень важное свойство для врача и учителя. Вот для тех, на ком, собственно говоря, и построилось это русское земство, которое, как ни смешно, например, легло в основу американского здравоохранения.

Вот если вы посмотрите американское здравоохранение, оно всё создано в конце 20-30 годов при раннем Рузвельте. И в основу его взята программа развития земского здравоохранения российской империи. Взаимоотношения между врачом и пациентом, самоотверженность врача, и так далее. Но это только одна часть, вторая часть очень важная и сейчас с каждым днём становящаяся всё важнее, это когда врач чувствует себя частью научно-исследовательского сообщества. Врач понимает, как работает таблетка. Он понимает, как устроен механизм работы этой таблетки. Врач знает, как развиваются технологии не только в фармацевтике, но и в хирургии, и в профилактике и так далее.

Огромный лечебный клинический госпиталь — это всегда основа для огромных научных исследований. То есть ты зайдёшь в любой какой-нибудь госпиталь имени Рузвельта того же и поймёшь, что на каждом этаже происходит какое-нибудь рандомизированное исследование в совершенно разных областях, которое в конечном итоге ляжет (два из 10 точно лягут) в основу следующих Нобелевских премий по медицине. В России ничего подобного не происходит. Любые исследования делаются по заказу каких-то западных фармацевтических или технологических компаний, которые сюда поставляют лекарства или оборудование. Потому что здесь такая процедура: мы не признаём уже зарегистрированное на Западе лекарство, это чисто коррупционная схема, а делаем новые исследования здесь для того, чтобы прокормить некоторое количество начальства, таким образом, затягивая выход на российский рынок действительно высокотехнологичных препаратов.

А в нынешних обстоятельствах, когда речь идёт о санкциях и сокращении той самой ресурсной базы, в том числе и у медиков в чистой настоящей валюте, мы должны сказать, что компании вообще не очень заинтересованы в том, чтобы выходить сюда на рынок, потому что российский рынок сокращается. И с каждым разом приходится эти компании тормошить. И на самом деле компании абсолютно правы, они говорят, а чего вы от нас хотите, у вас здесь коррупция, мы не можем нормальные таблетки сюда поставлять, потому что нас заставят поставлять через какого-нибудь русского жулика, который будет потом разъезжать на золотом «Роллс-Ройсе» и устраивать концерты со Стингом и так далее, просто потому, что через него продаются наши таблетки.

И такое происходит всё время, и приходится эти компании уламывать хоть как-то выводить свои лекарства на русский рынок. При этом, ещё пытаясь прожимать их в цене. Потому что понятно, что здесь цена больше не американская. Так это больше работать не будет… И нашему Минздраву ничего не остаётся, кроме как пропагандировать здоровый образ жизни. Просто потому, что дешевле выделить, например, 280 миллионов рублей на допустим, 10 тысяч баннеров по всей стране, а потом предъявить вот такую папку фотоотчёта какому-нибудь начальству, вице-премьеру по социалке…

О. Журавлёва ― Или устроить пробег против курения.

А. Красовский ― Да, и все это примут и залайкают. Более того, мы ещё проведём какой-нибудь телемарафон на Первом канале под руководством Андрея Малахова, и у тебя будет полный отчёт. При этом страна будет продолжать умирать от онкологических заболеваний, связанных с табакокурением. Реального сокращения табакокурения конечно, не будет.

О. Журавлёва ― Почему не будет?

А. Красовский ― Потому что такого на самом деле не происходит. Кстати, я очень хорошо отношусь к тому, что запретили курение в общественных местах и аэропортах, хотя есть на самом деле эти курилки в некоторых аэропортах. Но это действительно помогает людям бросить курить, вне всякого сомнения. Тем не менее, Россия по-прежнему остаётся страной с высоким процентом курения, особенно среди молодёжи. Потому что пропаганда — это не плакатики…

О. Журавлёва ― Хорошо, запрет на продажу. Так же как с алкоголем.

А. Красовский ― Мы понимаем, что всё равно будут все продавать. Все равно всё купят. То есть, нет никаких проблем. Вот и раньше детям не продавали. То, что сейчас смотрят паспорта, дети не стали меньше курить. И люди вообще не стали меньше курить. В реальности.

О. Журавлёва ― Но пить-то меньше стали, после того как в 23 часа закрывается…

А. Красовский ― Я не знаю. Я этой статистики по алкоголю лично не знаю. Я не вижу ничего плохого в том, что люди здесь не будут пить, им будут запрещать пить до 21 года. Хотя я уверен, что они всё равно будут пить до 21 года. И вообще всё будут делать до 21 года…

О. Журавлёва ― Но просто мама купит?

А. Красовский ― Мама купит, папа купит. Дядя купит. Старший товарищ купит. Они сами найдут, как найти, купят не водку, а мозольную жидкость. Выпьют её, умрут. Как это делается по всей стране. Купят вместо дорогой водки дешёвый наркотик, как это делается по всей стране в реальности. И поэтому такой высокий, не снижающийся, а наоборот растущий процент наркомании среди подростков и людей до 21 года. Но дело же не только в этом. Вообще пропаганда — это не плакатик. Работать с людьми нужно бесконечно ежедневно в образовательном режиме. Это образование, эта связь между желаемым результатом и образовательной системой, которая в России не существует, и вообще попытки рассказывать молодым людям о неприятном, в России отсутствует.

Поэтому, честно говоря, я не верю ни в какие усилия Минздрава. Потому что для того чтобы ребёнок, например, не инфицировался ВИЧ, не употреблял наркотики или снижал это потребление на общей популяции, нужно бесконечно работать с образовательными учреждениями. То есть, в средних школах должно быть и сексуальное образование, и подростковое, причём на раннем подростковом возрасте. То есть уже с раннего подросткового возраста надо с людьми обсуждать понятие пола, вообще какие-то сексуальные понятия. Потому что дети не должны этого бояться. Для детей это не должно быть диковинным. Потому что если для человека это диковинное, он в этом возрасте точно хочет это попробовать. То есть чем больше ты на самом деле это проговариваешь, тем меньше ребёнку об этом хочется знать.

О. Журавлёва ― С наркотиками также?

А. Красовский ― Абсолютно! Чем больше ты будешь реально показывать и говорить про наркотики с детьми в средней школе, показывать их вред, показывать ситуацию, которая к этому приводит и как этого избежать — тем больше у тебя есть шансов понизить порог наркопотребления среди молодёжи. Это очень важно.

О. Журавлёва ― Не успела спросить про того генерала, который вдруг вспомнил про метадоновую терапию…

А. Красовский ― Действительно на прошлой неделе генерал Рудый, первый зам. директора ФСИН признал очевидное, что России нужно ввести заместительную терапию, потому что это может спасти огромное количество жизней. Почему это сказал генерал, казалось бы, человек из ФСИН? А потому, друзья мои, что он не из ФСИН. Потому что он всю свою жизнь проработал в системе фельдъегерей. Потому что он не из тюрем. А в тюрьмы он уже пришёл на должность первого зам. директора ФСИН из системы не карательной. И поэтому у него не карательный по счастью менталитет. Побольше бы таких людей с не карательным менталитетом!

О. Журавлёва ― Это журналист Антон Красовский. Меня зовут Ольга Журавлева. Всем спасибо, всего доброго.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Вы уже собираете хворост? Тогда мы идём к вам: Светлана Орлова предложила ввести налог на сбор грибов и ягод. Министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачёв поддержал инициативу губернатора Владимирской области Светланы Орловой наложить налог на каждый найденный гриб, ягоду и орех.
________________________________________

Видимо, действительно, создание новой молодой про-правительственной партии профессионалов — единственный шанс мирной смены власти.
________________________________________

Антон Красовский ПРИНЦИПИАЛЬНО прав. Поживите на Дальнем Востоке и убедитесь в истинности такого хода событий и процессов. У людей в головах «бродят» именно эти процессы.
________________________________________

Замечательная программа! Человек высказал очевидное, но невероятное для нынешней системы. Всё знакомо и наглядно: Дальний Восток, медицина и тюрьма.
________________________________________

Губернатор Владимирской области Светлана Орлова: «Что бы сегодня ни вытворяли там американцы, я им объясняю: «Чем вы делаете хуже, тем мы объединяемся и становимся сильнее». Ничего мы не боимся! У нас демократия была столетиями! Нам более тысячи лет, нашей империи»! Да, с такими губирнаторами и коммунизм не за горами…
________________________________________

Как известно, у нас что бы ни делали, получается автомат Калашникова. Так и с партией. Ну, как жулики и воры смогут создать партию, где не будет жуликов и воров?!
________________________________________

Антон возмущается провинциальными прыщами, которые чувствуют себя королями в своих вотчинах, а людей — своими подданными. Тоже мне секрет Полишинеля! Вся властная вертикаль давно уже отделила себя от страны, от её народа, на который ей (власти) наплевать. Она давно уже установила в стране оккупационный режим.
________________________________________

Стоит лишь освободить политическое поле от зачисток, вернуть свободу слова и независимые СМИ, как сразу же появится масса умных и достойных людей, ни чета нынешним. Красовский почему-то об этом не подумал. К тому же не царь единовластный России нужен с огромным репрессивным аппаратом для своей защиты от народа, а сменяемый менеджер.
________________________________________

Послушаем министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева: «…доля импорта семенного картофеля на российском рынке сегодня составляет 80 процентов, что объясняется низкой конкурентоспособностью местных сортов и отсутствием должной матбазы у организаций, занимающихся селекцией. В то же время доля гибридных семян сахарной свёклы иностранной селекции на отечественных полях составляет 98 процентов, а селекционный генетический материал бройлерного птицеводства импортируется и вовсе на все 100 процентов. Аналогичная ситуация сложилась и по остальной сельхозлинейке продукции, сырья и продовольствия».

Да, за это их всех бы в 37-ом уже расстреляли. Но, слава богу сейчас не 37-ой год!..
________________________________________

С учётом того, что РФ недавно побила рекорд РСФСР по сбору пшеницы от 1973 года… Печально, когда вроде бы не глупые люди оперируют не данными, а пропагандой.

Кстати, подобного темпа роста урожайности за прошедший период не было НИГДЕ В МИРЕ. То есть всё, чем гордится путинский режим — фейк. Никаких экономических достижений у РФ за годы "Демократии" нет. Только пропаганда и манипуляция со статистикой. "Невидимая рука рынка" уже 30 лет не способна навести порядок.

Просто неприлично будет приводить пример СССР. Возьми любые 30 лет. Даже с войной и революцией… Достижения были феноменальные. А у Ельцина и Путина их нет вообще! ПОЛНЫЙ НОЛЬ, только деградация! Давайте теперь обсудим как неэффективен Совок и как эффективны Капиталисты…
________________________________________



ИСТОЧНИК

Ольга Журавлёва

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Медведев (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Региональные власти (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Интересное (0)
  • Общество (0) > Нищета (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 17.10.2018 - ПРОВАЛ РАЗВЕДКИ РФ
  • 16.10.2018 -
  • 16.10.2018 - ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РФ
  • 14.10.2018 - ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ, МЫ НЕ ХОТЕЛИ?
  • 14.10.2018 - ВИРУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ
  • 14.10.2018 - ДИАГНОЗ БОЛЕЗНИ РОССИИ
  • 13.10.2018 - КОНСЕРВАТИВНО-АВТОРИТАРНАЯ…
  • 12.10.2018 - НЕОБХОДИМА ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕФОРМА
  • 11.10.2018 - УВЕЛИЧЕНИЕ ПЕНСИЙ, А НЕ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА!
  • 11.10.2018 - ИСТОРИЯ НАШЕЙ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ
  • 10.10.2018 - СОХРАНЕНИЕ ЖИЗНИ СЕНЦОВА
  • 10.10.2018 - 500 ДЕЛ ПО ЭКСТРЕМИЗМУ
  • 09.10.2018 - ИНТЕРВЬЮ УЭССА МИТЧЕЛЛА
  • 08.10.2018 - КАК В РОССИИ НЕ БЫТЬ ПРЕДАТЕЛЕМ
  • 08.10.2018 - ПРИСЯГА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru