Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[31.10.2018]

ГЛАВНАЯ СКРЕПА

Сергей СМИРНОВ: журналист, главный редактор Медиазоны


Сергей СМИРНОВ:


Как-то я писал репортаж оттуда как раз про ЦПЭ, про ингушский центр «Э». Дело в том, что его бывший руководитель получил реальный срок, как и часть его подчинённых за пытки и убийства. То есть важно вот что. Что говорили о центре «Э» в республике. Что эти люди убили человека на допросе. Просто пакетом задушили.

То есть пытали и не рассчитали, его удушили. Важно, что они убили человека, который вообще не был связан ни с экстремизмом, ни с политикой. Это был вообще человек не подозреваемый по делу об ограблении банка. Казалось бы, при чём тут центр «Э»? Понимаете, у нас центр «Э» занимается самыми грязными делами, которыми обычные полицейские или следственный комитет не занимаются. Если что — вызывают центр «Э». Они пытают. К нам просто куча людей приходила и рассказывала про пытки.

Очень большая несправедливость скопилась вокруг ФСИН! Вообще в стране огромный запрос на справедливость — и в судах, и уж в колониях тоже. И поэтому надо с этим что-то делать. А там совершенно лютая несправедливость!


А. Плющев ― Здравствуйте. Сегодня в «Особом мнении» у нас главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов. Начать хочу с очень странной истории про арест Навального. Я вообще планировал спросить, думал уже предъявят к этому часу обвинения Навальному. А потом выяснилось, что не будут предъявлять. И как нам с этой ромашкой разобраться?

С. Смирнов ― Мы не разберёмся. Тут можно только предполагать, но вообще это выглядит, как, может быть, они папочки перепутали сегодня с утра. У следователя несколько папок на Навального. Одна из папок была за то, что ему готовили, как всем казалось, в том числе Алексею Навальному, статью о нарушении правил поведения на митингах. 212.1. Дадинская статья. Может, просто достали другую папочку или позвонили по другой папке. Совершенно непонятная ситуация. Мало того, перспектив судебных в этом уголовном деле нет. Там истекли сроки давности.

А. Плющев ― Это дело о клевете по заявлению следователя Карпова.

С. Смирнов ― Да, там перспектив особых для суда нет. И единственное, что можно — довести дело до суда. Навальный откажется от прекращения по срокам давности. Но все равно же долго человек просто будет находиться в суде. Вообще совершенно непонятно, что хотели показать этим сообщением.

А. Плющев ― То есть ты всерьёз полагаешь, что профессионализм настолько высок, о чём мы по сотрудникам ГРУ уже можем судить в некоторых областях? Но, может быть, профессионализм в следовательской среде МВД настолько высок, что следователь перепутал папки?

С. Смирнов ― Не исключаю, исходя из того, что мы знаем и вообще про дела Навального. Хочу напомнить, что по прошлому делу «Ив Роше» глава следственной группы просто один лист просто замазкой замазывал. Это к вопросу о профессионализме, если прямо суперпрофессионал допускает такую ошибку. Мало того, они сначала ознакомили адвокатов, а потом ему что-то не понравилось, и он замазочкой всё убрал. То есть это вот такие профессионалы. Если они перепутали папки, я не просто не удивлюсь, мне кажется это гораздо более логичным, чем строить какие-то хитрые схемы, что какая-то большая планомерная комбинация была задумана в Кремле, что они несколько совещаний посвятили тому, чтобы в одно дело Навального зайти с другой стороны, через третье дело. Не знаю, мне кажется это всё слишком сложно.

А. Плющев ― Не секрет, что все ждали предъявления обвинения по дадинской статье так называемой после всего этого цирка.

С. Смирнов ― Непонятно, потому что мне кажется, они то ли думают, то ли решают, но состав как бы оформлен. То есть документы оформлены для того, чтобы можно было возбуждать уголовное дело. Но есть целый ряд минусов. В том числе политических минусов. Потому что мне кажется, что статья о нарушениях на митингах — может быть самая политическая статья из всего Уголовного кодекса. Не представляю себе более политическую статью. Даже 282-я и какие-то другие статьи предполагают каких-то экстремистов, радикалов. Есть наполнение какое-то. Но тут статья за то, что человек неоднократно выходил на митинги. Это же абсолютно чистая политическая статья.

А. Плющев ― С точки зрения буквы закона не за то, что выходил. А за то, что нарушал.

С. Смирнов ― Ну понятно, что в истории с Дадиным эта статья явно политическая. Мало того, они сами это признавали по факту. Как они признавали? — после Дадина же не было больше таких уголовных дел. Дадин, кстати, не единственный человек по этой статье. Просто самый известный и севший в тюрьму.

А. Плющев ― Единственный севший.

С. Смирнов ― Единственный севший в тюрьму. И важно, что он сел, когда я думаю, они не предполагали сажать. Изначально не было планов посадить по этой статье. Я считаю, что реальный срок Дадина связан, прежде всего, с тем, как проходил суд над Дадиным. Он очень жёстко себя вёл, не вставал в присутствии судьи, и такие демонстративные вещи делал. Видимо, они решили: ну совсем обнаглел, совершенно! Изначально это была статья для запугивания. И вдруг после того скандала, после освобождения Дадина, после решения Верховного суда вообще Навальному нелогично эту статью давать. С другой стороны ты сначала говоришь, что нелогично, а потом смотришь на последние шаги и думаешь: а что в последних шагах вообще было логичного…

А. Плющев ― Хорошо. Хотел ещё обсудить ситуацию с Олегом Козловским. Он сегодня рассказывал, что в Ингушетии он был похищен фактически сотрудниками ЦПЭ, центра «Э» (противодействия экстремизму), которые его в том числе избивали, сломали ребро и в общем, обходились весьма жёстко. Мы слышали очень много репортажей с этих митингов наших коллег, и всё казалось корректным. Вот наш коллега Варфоломеев поехал, взял интервью у Евкурова. И вдруг такое. Вот откуда эта жесть и почему так?

С. Смирнов ― Скажем так, это довольно было неожиданно, потому что действительно всё было мирно и хорошо на этих митингах. С другой стороны, они представлялись сотрудниками ЦПЭ (в Ингушетии все говорят ЦПЭ, а не как у нас привычно центр «Э»). В обиходе ЦПЭ. Как-то я писал репортаж оттуда как раз про ЦПЭ, про ингушский центр «Э». Дело в том, что его бывший руководитель получил реальный срок, как и часть его подчинённых за пытки и убийства. То есть важно вот что. Что говорили о центре «Э» в республике. Что эти люди убили человека на допросе. Просто пакетом задушили. То есть пытали и не рассчитали, его удушили. Важно, что они убили человека, который вообще не был связан ни с экстремизмом, ни с политикой. Это был вообще человек не подозреваемый по делу об ограблении банка. Казалось бы, при чём тут центр «Э»? Понимаете, у нас центр «Э» занимается самыми грязными делами, которыми обычные полицейские или следственный комитет не занимаются. Если что — вызывают центр «Э». Они пытают. К нам просто куча людей приходила и рассказывала про пытки.

А. Плющев ― Я как раз понимаю логику. Будущий революционер Сталин банки же грабил. Нет?

С. Смирнов― Ну, безусловно. Но я думаю, дело вот в чём. Какая-то логика же должна быть. «Эшники» же настолько ненавидимы! Всё равно же есть подполье с людьми, которых они ищут по экстремизму, по религиозному и прочему. Они все действительно зашифрованы, боятся жить на одном месте и постоянно переезжают. И у них настолько сложная жизнь, что им особо терять нечего. У них реально опасная профессия.

А. Плющев ― Ты рисуешь каких-то отморозков.

С. Смирнов ― А так и выходит. Просто по логике развития событий. Они борются с радикалами, с исламистами в том числе. Они понимают, что те им могут отомстить в любой момент. И они становятся такими людьми, которым особо терять нечего. Мало того, когда ты борешься с радикалами и прочими, ты, конечно, заручаешься поддержкой на высшем уровне: Мы выполняем опасную работу, но вот понимаете, у нас есть профессиональные риски и поэтому наши методы сильно отличаются от обычных. Классический пример, я одну историю слышал. Как входят сотрудники ЦПЭ, человек 20 к кому-нибудь, кладут на видное место гранату. Тут же приходят два их подставных понятных и всё оформляют. Какая у них логика? Этот человек был связан с боевиками. Раньше был боевиком. Давайте мы его так и посадим…

А. Плющев ― И вот это был не корреспондент, не кто-нибудь, а сотрудник «Amnesty International», правозащитной организации.

С. Смирнов ― Я думаю, они примерно посмотрели, получили…

А. Плющев ― Наводку?

С. Смирнов ― Наводку, не наводку. От своих коллег. Кто приехал расшатывать. Олег Козловский всё-таки в прошлом известный оппозиционер. И человек, который давно занимается политикой. И они решили на ком-то поправить свою внутреннюю отчётность. У них какая сейчас проблема? «Как вы допустили такой многотысячный митинг, который так долго идёт? Ну-ка, давайте, работайте. Где ваша работа в это время»?

А. Плющев ― Отчётность?

С. Смирнов ― Конечно: палки, отчёты о проделанной работе. Им тоже надо показывать активность. Вот они увидели человека из Москвы из иностранной организации. Всё сходится. Очень удобно. Посмотрели, кто он такой, что он привлекался. Что в армию его пытались забрать. И решили, что это хорошая цель для запугивания и для дальнейших отчётов.

Чудовищная совершенно история с Олегом. Ему приветы и всяческие пожелания выздоровления и всего прочего. Но то, что это «эшники» — это логично. Это главные силовики в республике, которые могли это сделать. Так что вообще, увы, это выглядит дико, но в условиях Ингушетии, я к сожалению, не удивлён такой ситуацией.

А. Плющев ― Но там источники в силовых органах сказали, что это не центр «Э».

С. Смирнов ― Зато по стилю пока очень похоже. Хочется расследования. Но я напомню, расследование мы будем требовать. Но как в Ингушетии расследовали нападение на автобус, мы прекрасно помним. Никак!.. Вероятно, следственные органы совершенно не собираются расследовать нападение на автобус с журналистами и правозащитниками.

А. Плющев ― А ведь центр «Э» как и другие любые силовики федерального подчинения. Они же не имеют отношения к региональным властям. Или имеют?

С. Смирнов ― Теоретически — не имеют, а в реальности, конечно, имеют. В реальности вообще эта схема полной независимости не очень сильно работает давно уже. И, безусловно, этот серьёзный скандал, который был связан с уголовным делом на сотрудников центра «Э», всё-таки был ударом не по московским «эшникам», по московскому МВД. Это всё-таки рассматривалось как скорее внутриингушский скандал. Но Евкуров никак не мог помочь. Понятно, что они заручаются поддержкой самых высоких людей в республике. И конечно, люди, которые сейчас митингуют, знали о пытках в центре «Э», многие из них говорили об этом годами. И ничего не происходило, пока они кого-то ни убили.

Там история даже смешнее была. Дело в том, что они примерно как Кокорин и Мамаев в какой-то момент избили не того. И только из-за этого началась вся история. И поэтому это рассматривалось как внутриингушский конфликт, поэтому связи у них очень серьёзные именно на местном уровне. И то, что власти в республике крайне недоволен этими митингами, а таких я уверен, среди власти очень много, конечно, могли вызвать «эшниках», сказать: где вы, где работа, что вообще происходит тут у нас! Мы вам столько всего позволяли, а вы вообще ничего не делаете! Ну, давайте хоть какую-то активность покажите.



А. Плющев ― Один вопрос мне не даёт покоя. Евкуров, глава республики, например, знал об этом, когда давал интервью моему коллеге Варфоломееву? Вот Варфоломеев, я знаю точно, не знал. Потому что Козловский только сегодня об этом рассказал. А Евкуров знал или нет?

С. Смирнов ― Я, к сожалению, не могу об этом судить. В данном случае, правда, не хочу какую-то ответственность возлагать лишнюю. Тем более, Евкуров в такой сложной ситуации и, главное, он уверен, что его конкуренты его намеренно мочат. То есть если я сейчас скажу, что он знал, это такая будет, условно говоря, кампания против него, как он посчитает. Он вообще рассматривает все эти митинги как кампанию против него, и частично он прав. Потому что вопрос земли перерос в вопрос отставки Евкурова. Поэтому знал он или нет — трудно сказать. Но вряд ли он изначально знал о таких планах, скорее всего. Но дело в том, что «эшники» там действуют таким безнаказанным образом…

А. Плющев ― Насколько это изолированно внутри республики? Ну, то есть насколько Олегу Козловскому безопасно будет в России за пределами Ингушетии?

С. Смирнов ― Я, честно говоря, считаю, что достаточно безопасно. И это не московская история. Это скорее всё-таки внутриингушская история. Таких рисков прямых не вижу. Хотя опять же, это я говорю с точки зрения логики. Но не всегда она присутствует, судя по последним событиям. По крайней мере, похищение Олега Козловского мне кажется совершенно не похожим на какое-то логичное действие.

А. Плющев ― Сам упомянул Кокорина с Мамаевым. В кои-то веки с Сергеем Смирновым можем поговорить на около футбольную тему. Но сначала о пострадавших в этом деле. Сегодня стало известно, что двоих чиновников, которые пострадали от Кокорина и Мамаева в кафе, сегодня наградили орденами. И многие связали как-то эти факты.

С. Смирнов ― За то и получили ордена, что смогли противостоять…

А. Плющев ― Нет, за разработку президентского автомобиля вроде бы. Что это: простое совпадение?

С. Смирнов ― Не думаю, что совпадение. Скорее всего, похоже на спецоперацию по тому, чтобы Мамаева и Кокорина отстранить от российского футбола. То есть я конечно шучу. Но если я бы вёл анонимный Telegram-канал, я бы конечно развил такую теорию, что само по себе награждение пострадавших медалями говорит о том, что речь идёт о спецоперации по изоляции Кокорина и Мамаева…

А. Плющев ― Ты шутишь, а Telegram-канал «Мэш», например, на полном серьёзе написал, что это плохая новость для Кокорина.

С. Смирнов ― Это действительно плохая новость для Кокорина. Мы это понимаем. То есть тут правда же плохая новость в том смысле, что вот попали на не совсем простых людей и это, безусловно, сложность. Мало того, вероятно они действительно пьяными, оскорбляли, перешли на личности, ещё помимо действий оскорбляли словами. Это, конечно, задевает. А потом вдруг оказывается, что эти довольно высокопоставленные люди разрабатывали что-то важное, и особенно, что награждены. Для футболистов это действительно плохая новость в том смысле, что какое-то примирение сомнительно. И теперь понятно, что они в СИЗО будут сидеть, и на какую-то лёгкую меру пресечения им вряд ли стоит надеяться.

А. Плющев ― Вообще как может развиваться эта история? Потому что тут такой человек как Рамзан Кадыров не за всех впрягается, но тут, по сути, так или иначе, впрягся.

С. Смирнов ― Он не то чтобы впрягся. Он, скорее, очень грамотно в очередной раз с точки зрения пиара поступил верно. В том смысле, что когда все говорят: нормально, посадили, хорошо. Он встаёт на такие позиции гуманизма.

А. Плющев ― Горячиться не надо.

С. Смирнов ― Мягко говоря, горячиться не надо. И вообще надо исправлять людей. Такая гуманная позиция, очень хорошая, которая действительно показывает отношение вполне себе гуманистическое к футболистам. И понятно, что вряд ли им тюрьма пойдёт на пользу. Это же мы примерно понимаем с точки зрения исправления. Я просто думал, это был ход вполне такой грамотный придуман по поводу Мамаева и Кокорина, вряд ли, мне кажется, речь может сейчас идти о переходе в клуб. Там очень хорошее замечание — пусть даже не играют. Очень хорошо было написано. Вот пусть просто будут при нас. На фоне всех остальных Кадыров показывает, что видите, есть человек, который считает, что надо мягче поступить с футболистами.

А. Плющев ― То есть это чисто пиар Кадырова? Он к истории практически не имеет отношения.

С. Смирнов ― Я думаю да. И это не некий сигнал о том, что их участь может сильно поменяться. Теперь я думаю, они будут долго и из-под стражи извиняться, всем будут нужны длинные подробные извинения, готовность заплатить огромные штрафы. И в течение месяца-двух мы будем наблюдать как минимум длинные раскаяния, длинные извинения. А что им ещё говорить? На видео же всё есть. Видно, как они по-хамски себя вели. Всем же всё понятно.

А. Плющев ― Как говорят футбольные комментаторы: вы сами всё видели.

С. Смирнов ― Да вы сами всё видели. Всё примерно понятно. Состав преступления налицо. Не нужно никакой системы видеоповторов.

А. Плющев ― С другой стороны говорят, что если бы не высокопоставленный чиновник пострадал, вот допустим, а все фигуранты этой истории были бы простыми хулиганами, то тоже ничего бы не было. Была бы административка скорее всего.

С. Смирнов ― Не факт. Судя по составу, по крайней мере, статья о побоях вероятно была. Вопрос о стуле, конечно, такой дискуссионный, но близко к хулиганству.

А. Плющев ― Хулиганство там вообще позволяет трактовать…

С. Смирнов ― Это широкая трактовка. Но тут же надо с нескольких позиций рассматривать. Мы говорим про простых людей. С одной стороны, это конфликт, а побои обычно всё-таки полиции не особо нужны. Ну побои и побои. Замучаешься статью отправлять. Маленький срок. Сразу мировой суд. Ничего особо на этом не сделаешь. А в принципе статья о хулиганстве неплохая. Почему? — раскрытое дело: всё очевидно, есть свидетели, есть показания. Те пьяные виновники раскаиваются. Так что я вообще бы не сказал, что совсем не было никаких перспектив. Другое дело, что, скорее всего, такая история разрулилась бы неформально. Люди протрезвели бы, пришли и сказали, что давайте без всяких заявлений, без всего прочего мы вам заплатим денег, простите, погорячились. То есть, скорее всего, был бы неформальный подход. А с точки зрения формального мне кажется, даже если бы были не очень известные люди, она имела бы некоторые перспективы, учитывая, что камеры, учитывая, что там всё видно, заявления свидетелей. Почему нет?

А. Плющев ― Я читал во многих источниках о том, что у Кокорина могут быть серьёзные покровители. Прежде всего, в «Газпроме».

С. Смирнов ― Ну могут быть, а может быть, и нет. Мне кажется, всё-таки преувеличено отношение к неким высоким покровителям. Плюс с Кокориным и Мамаевым был уже большой скандал, они не первый раз попадаются. Мне кажется, они оказались идеальными мишенями, за которые очень трудно заступаться даже известным покровителям.

А. Плющев ― И, похоже, никто не заступится. Маленький вопрос про Кадырова. После того как он трудоустроил чеченского юношу, здесь нахамившего в автобусе, и вот этой истории с футболистами, многие начали писать, что он вообще метит в преемники. И вообще он может стать новым Сталиным. Потому что думает: вот Сталин смог, а я чего, не смогу? Что ты думаешь по этому поводу?

С. Смирнов ― Нет, я совсем в эту версию не верю. Мне кажется, это не так. Другое дело, что он создаёт некий образ благородного человека и вообще показывает, что он довольно грамотный политик. Но это объективно так с точки зрения этих ходов. Я сегодня хотел в Telegram написать, хочу напомнить, что в 2011 году на пике популярности русского национализма он же в республику к себе приглашал лидеров русских националистов. И показывал им Чечню. Тогда это тоже было воспринято как очень-очень-очень странная история. Причём для обеих сторон. Но нет, он не первый раз проявляет такую политическую гибкость и понимание, что надо делать.

А. Плющев ― Как будто бы сегодня готовились к твоему визиту сюда и новости, которые обычно в центре внимания «Медиазоны», сегодня как-то сконцентрированы. Их довольно много. Например, вот эта «коммерсантовская» публикация про дело о сотруднике ФСБ, полковнике, прикомандированном к администрации президента, которого взяли за мошенничество с двумя подельниками. Меня интересует, во-первых, насколько это типичная история, чтобы столь высокопоставленные сотрудники ФСБ попадались на том, что они решалы?

С. Смирнов ― Ну, вообще я думаю, мы наконец увидели некоторую вершину айсберга. Неожиданно довольно для нас. Потому что раньше эти вопросы старались решать более-менее кулуарно. Важно вот что, интересно. Последние несколько лет прослеживается тенденция, очень интересная тенденция, что это не первый сотрудник ФСБ задерживается по такому роду обвинений. Было ещё несколько схожих случаев с точки зрения высоких званий. Это говорит о чём? Кто-то говорит, что началась реальная борьба с коррупцией. А я думаю, что есть теперь некие планы по закрытию дел и на ФСБшников.

А. Плющев ― Эта пресловутая борьбе ведомств?

С. Смирнов ― Я бы не назвал это борьбой ведомств. Я бы сказал, что есть некие планы, зная об уровне и масштабах коррупции, что вот эти ваши люди тут всем занимаются. Давайте всё-таки их брать и разоблачать наравне с остальными. То есть, условно говоря, есть некие планы, которые ставятся военной прокуратуре и собственной службе безопасности и которые просто более активно реализуются. Раньше уволили бы со службы, условно говоря, и выкинули бы. То теперь очень жёсткие уголовные дела. То есть ребята, правила игры изменились. Теперь вы не избавлены от уголовной ответственности, если вы занимаетесь такими делами.

Это уже далеко не первое дело, хотя об этом очень трудно судить. Мы же почти этих дел не видим в суде. Или они идут на особый порядок или их очень мало. Проходит за закрытыми дверями. Потому что да, ФСБ, государственная тайна и всё прочее. У нас же как в стране — если у кого-то возникли проблемы и если есть риск уголовного дела, то надо найти людей, кто бы разрулил ситуацию. Правда, же?

А. Плющев ― Найти крышу?

С. Смирнов ― Правильно. Раньше крыши были бандитские. Теперь крыши у нас исключительно силовые. И, конечно, начинают искать наиболее высокопоставленную крышу, кто может разрулить ситуацию. С точки зрения фигуры этого полковника, у него просто идеальная фигура для того, чтобы быть такой крышей. Полковник самого мощного ведомства, да ещё прикомандированный к АП. Идеальная фигура, чтобы как-то порешать вопросы, связанные с уголовным делом. Сказать, ребята, стоп, давайте нормально всё сделаем. Идеальная фигура в этом плане, что к нему обратились, и я вполне верю, так передавали деньги, и так он вымогал больше денег. Это очень похоже на то, что есть. Другое дело, что мы знаем об этой одной истории из уголовного дела. А что ещё 50 таких историй проходит мимо нас, которые решаются кулуарно — не сомневаюсь.

Кстати, похожими вещами занимались, как мы знаем, следователи СК. Так хоть и не ФСБ, оно менее высокопоставленное ведомство, но зато там первые люди были этого ведомства. Действительно первые. Не самый первый человек от ведомства, но первые, я имею в виду — входящие в основу Следственного комитета. Особенно глава службы безопасности СК Максименко, осуждённый. Эти люди похожим образом решали вопрос — получаем деньги и как-то решаем с вами какие-то эпизоды…

Так что мы видим некую общую схему по этому делу. И это очень здорово и интересно, и вполне в это веришь. Именно в эту историю. Исходя из того, что ты знаешь. Но просто любопытно зафиксировать, что теперь статус ФСБ не является абсолютным освобождением от ответственности! Я думаю, что у людей, которые занимаются, условно говоря, борьбой с коррупцией внутри силовиков, теперь можно трогать всех. И возможно уже есть свои внутренние планы, а это всегда очень плохо. Потому что если есть внутренние планы, то в какой-то момент надо выдавать определённое количество дел. И мы тут можем получить такое же в итоге беззаконие. Когда существует кампания, когда существуют планы, рано или поздно, появится злоупотребление неизбежно.

А. Плющев ― Истории по пыткам. По возбуждению уголовных дел за пытки в колониях. Следственный комитет сегодня отчитался об очередном случае в Ногинске. Это тоже кампания?

С. Смирнов ― История с пытками — совершенно точно кампания. И совершенно точно я уверен, что есть некая отмашка, что надо возбуждать. Безусловно, можно. Другое дело, что в колониях творится такой ад и такое количество беззакония даже в нормальных колониях, считающихся нормальными, что, конечно, тут говорить о том, что посадят совершенно невиновных людей в системе ФСИН, просто рука не поднимется. В том смысле, что это насилие там повсеместно! Это очень жёсткая система. И очень много, кого не сажают. Даже эта кампания, которая идёт, я уверен, затронет далеко не всех. Будет куча отказов.

Но это кампания — чёткая понятная кампания, типа: ребята, хватит пытать в колониях! Я думаю, это такой месседж: используйте какие-то другие методы. Классический метод мы видели недавно в Омске. Хочу на это обратить внимание. Мы же видим классический пример, который вообще должен быть с точки зрения ФСИНовцев. В омской колонии? когда были волнения, они утверждали, что они не при чём. У них есть группа так называемых активистов. Это старое понятие ещё, понятие секции дисциплины и порядка. Те, кто сотрудничает с тюремной администрацией, составляют этот актив. Вот оттуда набирают, условно говоря, боевиков.

А. Плющев ― Как ЧВК?

С. Смирнов ― Да, такой внутренний ФСИНовский ЧВК. И им же гораздо проще бить обычных заключённых в конфликте между позитивно мыслящими как они, ставшими на путь исправления заключёнными, и теми, кто с негативом воспринимает.

А. Плющев ― Не перевоспитывается.

С. Смирнов ― Большинство же случаев таких в колониях. Не всегда ФСИНовцы сами бьют. То есть там, где они поумнее, они именно эту систему воссоздают. И попробуйте доказать сговор администрации с этими активистами. Это же крайне сложно доказать. Мало того, приходит бумага в какое-то ведомство, им говорят: ну вас же пытали активисты. У вас внутренний конфликт.

А. Плющев ― А почему такой сигнал пошёл?

С. Смирнов ― Я думаю, это запрос на справедливость. Очень большая несправедливость скопилась вокруг ФСИН! Вообще в стране огромный запрос на справедливость — и в судах, и уж в колониях тоже. И поэтому надо с этим что-то делать. А там совершенно лютая несправедливость! И им дали понять, что, они уже превышают все разумные какие-то рамки. Типа, давайте всё-таки помягче. Плюс ФСИН — не самое мощное силовое ведомство.

А. Плющев ― А оно вообще выдержит в этой борьбе? Не будет ли оно расформировано в этой кампании?

С. Смирнов ― Ну, если расформировывать, надо что-то другое делать с ним. А это же всегда сколько-то денег стоит. Мне кажется, сейчас с деньгами настолько не очень хорошо, что денег на создание нового огромного ведомства с новыми правилами, обучениями, всем прочим просто нет. Поэтому ФСИН оставят как есть. Постараются подправить, сделать так, чтобы скандалов во ФСИН стало поменьше. Власти же сами стараются показывать, как они меняются, как они борются с насилием и всем прочим. Просто корни насилия гораздо более глубокие.

Не хочу никого оправдывать, но одна зарплата во ФСИН чего стоит. Очень небольшие деньги обычно. Особенно для регионов. И когда люди приходят туда работать, там как по накатанной/// А их надо держать в узде.

А. Плющев ― Мы заканчиваем программу с Сергеем Смирновым, главным редактором «Медиазоны». Спасибо. До свидания.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Послушаешь Сергея, и просто уму не постижимо, во что превратилась наша страна и так называемые "правоохранительные" органы — бандит на бандите!..
________________________________________

Путин наградил избитых футболистами Пака и Гайсина. Чиновник Минпромторга награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством», а руководитель «НАМИ» — орденом Невского. Орден "Александра Невского" даётся за "боевые заслуги" — круто.
________________________________________

Мне это интервью понравилось. Оба собеседника выглядели профессионально.
________________________________________

По поводу награждения орденами пострадавших. Ребята-мажоры, "золотая молодёжь", вы уж теперь поаккуратнее, ведь ради орденов будут толпами нарываться на ваши кулаки! И если пострадавшим дают ордена, даже "боевые", то наверняка секретным указом звание "Героя России" присвоили… стулу! Слушайте, ну до такого бреда ни один наш Генсек не доходил, уж на что были маразматиками! Вот уж, действительно… "Я другой такой страны не знаю"…
________________________________________



ИСТОЧНИК

Александр Плющев

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Тюрьмы (0)
  • Власть (0) > Коррупция (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Криминал (0)
  • Политика (0) > Внутренняя политика (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 14.11.2018 - «ПАПУ РАССТРЕЛЯЛИ В ДЕКАБРЕ 1937 ГОДА»
  • 13.11.2018 - РЕПРЕССИИ В ТИШИНЕ
  • 12.11.2018 - ПРЕДЧУВСТВИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ВОЙНЫ
  • 12.11.2018 - ПОПЫТКА ОСТАНОВИТЬ ИСТОРИЮ
  • 11.11.2018 - ГОСУДАРСТВО ПОСТАВИЛО ПЕРЕД СОБОЙ ЗАДАЧУ
  • 11.11.2018 - ГЛОТОК СВОБОДЫ ИЛИ «ПРОКЛЯТЫЕ» ДЕВЯНОСТЫЕ…
  • 10.11.2018 - ИНТЕРВЬЮ ВЛАДИМИРА СОРОКИНА
  • 10.11.2018 - ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИСТОРИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ
  • 09.11.2018 - ПАРТИЯ НРАВСТВЕННОГО ВЫБОРА
  • 09.11.2018 - СУТЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ НОВОСТЕЙ
  • 08.11.2018 - ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СМЕРТИ СЕРГЕЯ ТИХОНОВА
  • 08.11.2018 - СЕКРЕТЫ КОНСТИТУЦИИ
  • 07.11.2018 - НЕ РАССЛАБЛЯЙТЕСЬ!
  • 06.11.2018 - ГЕРОИЗАЦИЯ УБИЙСТВА
  • 06.11.2018 - ПОРА ПОДУМАТЬ О ЛЮДЯХ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru