Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[04.11.2018]

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КЛОУНАДА

Виктор ЕРОФЕЕВ: писатель


Виктор ЕРОФЕЕВ:


Мы все тут в один голос говорим о том, что они тактики хорошие. Но теперь кажется: и тактики они не очень удачные. Стратегии там вообще никакой нет. То есть вообще не понятно, для чего живёт сейчас Россия? Россия сейчас живёт ни для чего, если говорить о стране. С православием провал, с идеологией один фейк. Вот, цирк такой получается. Ну, ради цирка — это же можно сходить на представление, посмеяться и пойти домой.

Вы понимаете, что такое состояние может реально привести к войне? Реально! То есть, с одной стороны, развился такой цирроз пропагандистской печени, что печень совершенно не функционирует. А с другой стороны, ведь, если нет тормозов, и есть вот это безумие, вот это цирковое безумие, то мы можем на любом повороте, исходя из пацанской идеологии, превратиться в носителей агрессии, которая может привести к большой, огромной, мировой войне. И, в общем, по сути дела, уничтожить всё человечество…

Мне кажется, что Запад просто цементирует уже понятие лжи здешнего официального руководства — кремлёвского и вообще всех других уровней, и, конечно, с этими людьми он общаться не будет до тех пор, пока это не станет историей.

Мне кажется, что все эти ребята, неудачно выступившие, в том числе и Золотов — всё это отойдёт довольно быстро, а вот церковный раскол останется на века. И это будет, наверное, главный памятник этого режима, этой эпохи. Потому что дело в том, что политика политикой, но если мы говорим о православии как о сущности религии, это интересная, очень глубокая, очень созерцательная и в какой-то степени, я бы даже сказал, мистическая религия. И понимаете, ну, кто тут проиграл? Ну, наверное, проиграли те, кто открыл это шапито. А там Патриарх тоже в виде клоуна получается оказался.


О. Пашина ― Добрый вечер. Меня зовут Оксана Пашина, это особое мнение писателя Виктора Ерофеева. У меня как к писателю к вам вопрос. Вот этот замечательный сюжет про двоих русских бизнесменов, которых связывает нечто большее, чем дружба и бизнес, и которые отправляются в Англию для того, чтобы поехать в маленький заштатный городок, посмотреть на тамошний собор. Как вам это?

В. Ерофеев ― Ну, знаете, мы вот сейчас вступаем в полосу цирка. То есть все смеются над этими людьми и над Росгвардией, и так далее. Но на самом деле, ведь, цирк — это не только клоунада, это ещё медведи и тигры, которые могут рвануть на публику и сожрать. И так бывало в истории. Поэтому я бы как-то, если бы и смеялся, то сквозь слёзы, а, может быть, даже и не смеялся, потому что цирковые представления очень токсичны.

Здесь не надо быть писателем, достаточно быть филологом для того, чтобы понять, что сам разговор сконструирован другими людьми. Там вводятся те понятия, которые необходимы для того, чтобы этот разговор превратился в разговор жертвы. Задумка хорошая, видимо, с точки зрения пропаганды, но реализация очень плохая. Они не актёры, они не люди, которые владеют словесным жанром, и поэтому, конечно, там просто изображение испуга фиктивное. Испуг только от того, что они не медийные, поэтому, в общем, встреча с камерой первоначально пугает большинство.

О. Пашина ― Но это же и хорошо. Это значит, естественно, натурально. Если бы пришли два красавца-интеллектуала, рассказали бы о готике, получилось бы не то.

В. Ерофеев ― Там получается так, что они волнуются об одном, а сообщают своё волнение по другому поводу. Получается такое лобовое столкновение разных волнений. В общем, конечно, надо сказать, филологическая работа выполненна на двойку. Действительно, просто провалили они интервью.

Другое дело, что, конечно, если вот так абстрактно где-то сидеть в Швейцарии и смотреть на это, ну это, конечно, фантастический цирк. Они, с одной стороны, запуганы, с другой стороны, явно видно, что они виноваты, врут и их ещё, наверное, выпороли за то, что они неудачно выполнили задание. Некоторые говорят, что они пойдут в Госдуму. Но только выпоротыми и пойдут, потому что, ну, так завалить дело и опозориться на весь мир, что даже президент уже должен был их взять под охрану, и так далее.

Понимаете, дело в том, что… вот, пишут, что уровень разведки достиг плинтуса. Но беда не в том, что это уровень плинтуса. Беда в том, что совершенно нет тормозящих моментов.

Ну, вы знаете, я из семьи человека, который работал в Кремле при Сталине и попозже немножко, и вообще был довольно сильно связан с руководством. И понимаете, вот, вокруг этих руководителей были разумные интересные помощники, включая моего отца. Там был ещё Олег Трояновский, Александров-Агентов, которых я знал по детству. Понимаете? И они в разговорах, и вообще в жизни они жили в реальном мире. То есть они получали задание, но они получали задание из каски, но выполняли его, исходя из реальности.

Вот, сейчас таких людей нет. И поэтому можно сказать, что состав летит в пропасть, и нет тех людей, которые могли бы каким-то образом притормозить… Тут ведь и МИД тоже находится в том же состоянии грёз.

И вы понимаете, тут возникает вопрос, что такое состояние может реально привести к войне. Реально! То есть, с одной стороны, развился такой цирроз пропагандистской печени, что печень совершенно не функционирует. А с другой стороны, ведь, если нет тормозов и есть вот это безумие, вот это цирковое безумие, то мы можем на любом повороте, исходя из пацанской идеологии, превратиться в носителей, действительно, агрессии, которая может привести к большой, огромной, мировой войне. И, в общем, по сути дела, уничтожить всё человечество…

О. Пашина ― Ну, мне кажется, уже превратились. Во всяком случае, так нас воспринимают на Западе.

В. Ерофеев ― Ну на Западе нас, надо сказать, воспринимают по-разному. И тут тоже эта ещё история западная. Вот, я два месяца сейчас провёл, в основном, во Франции. Там свои завихрения, потому что вот этот хронический антиамериканизм общеевропейский и особенно французский застилает глаза. И вообще им далеко и не интересно смотреть в сторону России — им ближе Африка, вот эти старые колонии их и так далее. И, в общем-то, отношение, надо сказать, к России хорошее, особенно после футбола. Да и к Англии тоже довольно сложное отношение.

О. Пашина ― То есть они не боятся, что приедут какие-нибудь туристы посмотреть Собор Парижской Богоматери и привезут флакон духов?

В. Ерофеев ― Отравить всех? Ну, вот, хотя, история с Галичем до сих пор не понятная, французы заморозили её на 50 лет. Но, в общем, в принципе, почему-то особенно Великобритании достаются вот эти все дела.

Потому что есть какая-то органическая ненависть у французов к англичанам. Вот, она связана, очевидно, с тем, что у англичан, руки растут, действительно, из правильного места. А здесь из другого. И вот они никак руки не могут друг другу протянуть просто. Во-первых, не получается, а, во-вторых, те руки и эти запачканы чем-то другим.

Кстати говоря, это давно. Есть, с одной стороны, вот такое восхищение Англией, которое было и в дореволюционной России (кстати, даже и Достоевский его отчасти разделял, хотя не любил Европу). В Серебряном веке вообще Англия была просто моделью: Набоков первый язык в жизни выучил английский. Но потом они стали издеваться над нами, смеяться и ненавидеть нас. Потому что мы идиоты…

О. Пашина ― Возвращаясь к интервью этих замечательных людей, Дмитрий спрашивает: «На кого, по-вашему, был рассчитан этот спектакль?» Ну, отчасти на внутреннее употребление, потому что, судя по внутренней реакции, есть люди, которые посмотрели и сказали «Ну, они же признали, что они не сотрудники ГРУ, не виноваты. Ждём извинений. Прекратите травить».

В. Ерофеев ― Ну, я не знаю, тут гораздо более, по-моему, тонкая игра должна была состояться. Она просто не получилась из-за того, что они не сыграли правильно роль, не выполнили задачу. Ещё раз, значит, и тут провалили.

Вот, знаете, у Пастернака есть замечательные строки «И чем случайней, тем вернее стихи слагаются навзрыд». Вот, в разведке то же самое. Там должно быть какое-то такое везение… Вот, случайность такая даже тут просто в поэзии на слёзы, а там такая тупость. И против этой тупости нет никакого приёма, понимаете?

Если бы была какие-то филигранная работа, а здесь они говорят вот так, значит, Запад возмущён. А эта публика здешняя, на самом деле, готова до сих пор есть всё, что ей предложат. И вот идёт ещё новая волна санкций. Кстати говоря, эти санкции, действительно, сильно укусят. Вот.

О. Пашина ― Ну, а на Западе, посмотрели это фантастическое интервью. Их это разозлило? Их это взбесило? Они посмеялись, потому что это абсурдно? Они испугались, потому что поняли, что у нас вообще не все дома?

В. Ерофеев ― Нет. У нас-то все дома. Но просто дело в том, что мы пошли в ту сторону, где нет решения ни одной из тех проблем, которые стоят перед Россией. То есть мы завернули в тупик, и поэтому из этого тупика ходу пока нет. И, вот, начинается такая толкучка абсурда. Но мне кажется, что Запад просто цементирует уже понятие лжи здешнего официального руководства — кремлёвского и вообще всех других уровней, и, конечно, с этими людьми он общаться не будет до тех пор, пока это не станет историей.

О. Пашина ― А почему эти люди, которые называют себя Петровым и Бошировым, в итоге исчезли после этого интервью? Ну, всё же в какую-то элементарную логическую схему укладывалось. Вот, они услышали Путина, они пришли, они рассказали. И потом растворились.

В. Ерофеев ― Ну, видимо, тут надо вспомнить этот кейс Савченко, которая там после возвращения на Украину стала героиней, а вот мой однофамилец и ещё там какой-то парень, значит, их встретили на аэродроме девчонки там, пообнимались и тоже исчезли. Просто перед ними другие задачи стоят.

Дело в том, что те люди (я имею в виду, Савченко или вот сейчас мы говорим о Сенцове) — это люди, у которых есть своя идея личная, у них есть страсть и у них есть пассионарность. А у нас это люди исполнительные, и поэтому, в общем-то, они с таким же успехом, если бы им предложили кого-то другого ликвидировать, ликвидировали и могли совершенно не задумываться над происходящим.

Поэтому мне кажется, что здесь просто мы говорим о разных уровнях человеческого состояния и сознания, и эмоций. Конечно, их могут сделать героями, в Думу посадить, министрами сделать, вице-министрами.

О. Пашина ― А могут ликвидировать. Зачем они? Отработанный материал…

В. Ерофеев ― Ну, могут. Собственно, всё может быть. Вот здесь начинается тот цирк, где медведи могут прийти и съесть кого угодно!

О. Пашина ― Раз уж мы упомянули о Сенцове, как вы считаете, ведь, тоже уже ситуация на грани. Сколько можно?

В. Ерофеев ― Да.

О. Пашина ― Есть какое-то разрешение у этой ситуации?

В. Ерофеев ― Ну, элементарный просто обмен или помилование, и решается вопрос. Но дело в том, что если бы этот случай был один, он бы так стоял как одинокая гора. А тут получилось, что гряда таких вообще вопиющих случаев, что они один другого закрывают. Вот, например, мы говорим о Сенцове, а почему не поговорить о Кирилле Серебренникове?

О. Пашина ― Ну а у Сенцова есть какие-то шансы? Потому что по словам его адвоката ему сами тюремщики говорят «Всё, политика изменилась». А, кстати, что изменилось? Никакого обмена не будет? Пиши прошение о помиловании? А он, ведь, не напишет.

В. Ерофеев ― Ну, Савченко тоже не написала, а её отпустили без помилования. И Ходорковский не написал. Тут шансы есть у одного человека — его зовут Путин, и у него есть шансы отпустить Сенцова. Если он воспользуется этим шансом, он его отпустит. Там можно поменять его на журналиста Вышинского. Но есть мнение, что Вышинский не дотягивает по своей значимости до Сенцова.

Мы постепенно становимся совершенно автономным государством, и, в принципе, поначалу ещё поживём. Вот, поскольку у меня какие-то есть контакты с Ираном, потому что там книжки и статьи мои печатаются, что-то я слышу, им тоже поначалу жить ещё удавалось. Но потом, как посыпались вот эти нефтяные санкции, когда не стали покупать нефть, вот тут уже страна завыла. Здесь тоже достаточно перекрыть эти трубы, только не с этой стороны, а с той, сказав «Спасибо, не надо».

О. Пашина ― А тем не менее, не перекрывают. Хотя, это был бы радикальный и быстрый способ решения проблем.

В. Ерофеев ― Ну, не быстрый, но радикальный. Но я думаю, что к этому идёт.

О. Пашина ― То есть всё закончится этим?

В. Ерофеев ― Ну, закончится и сразу начнётся что-то другое.

О. Пашина ― А в Кремле не понимают, что вот уже до этой точки всё доходит?

В. Ерофеев ― Ну, мы все тут в один голос говорим о том, что они тактики хорошие. Но теперь кажется: и тактики они не очень удачные. Стратегии там вообще никакой нет. То есть вообще не понятно, для чего живёт сейчас Россия? Россия сейчас живёт ни для чего, если говорить о стране. С православием провал, с идеологией один фейк. Вот, цирк такой получается. Ну, ради цирка — это же можно сходить на представление, посмеяться и пойти домой.

О. Пашина ― И заняться серьёзными делами.

В. Ерофеев ― Да. Но дома-то их нет. Россия перестала быть домом, она превратилась в такой бомжатник.

О. Пашина ― Мы сейчас на пороге исторического события, исторического раскола — я имею в виду Автокефалию Украинской церкви. И у нас конфликт с Константинополем сейчас, прям как в XV веке. Чем тут дело кончится?

В. Ерофеев ― Ну, вообще это похоже, скорее, на русский раскол XVII-го века, на Никоновский раскол. Мне кажется, что все эти ребята, неудачно выступившие, в том числе и Золотов — всё это отойдёт довольно быстро, а вот церковный раскол останется на века. И это будет, наверное, главный памятник этого режима, этой эпохи. Потому что дело в том, что политика политикой, но если мы говорим о православии как о сущности религии, это интересная, очень глубокая, очень созерцательная и в какой-то степени, я бы даже сказал, мистическая религия.

Конечно, её испоганили страшно, да? Но с другой стороны, в общем-то, это дерево ещё в какой-то степени давало если не плоды, то, по крайней мере, было зелёным. Теперь просто этот ствол разрубается пополам. На Украине очень большое количество (30-40%) людей, которые связаны вообще с Русской Православной Церковью. Это очень большое количество. И получается, что, в общем, просто возврата не будет, и будет раскол. И правда будет на их стороне, потому что здесь церковь вела себя по-хулигански: она не отпевала мальчика, помните, которого крестили на Украине?..

О. Пашина ― Да.

В. Ерофеев ― РПЦ стала инструментом политического давления и в Донбассе, и вообще по всей Украине. Это были политические раскольники. И Константинопольский Патриарх, в общем, посмотрите на его фотографию — вполне разумный взгляд мужчины, который начитался всей этой, видимо, литературы, связанной с сегодняшними событиями. Ну, кому он будет подыгрывать? Зачем ему подыгрывать?

С другой стороны, любое проявление свободы у свободного человека вызывает только радость. И на Украине есть стремление к свободе. Ну да, естественно, выбираться Украине из-под руин Советского Союза трудно. Но она выбирается постепенно и находит свой европейский путь, к чему мы тоже когда-то придём. Да. Но они пошли первыми, им трудно, очень трудно, и Константинополь в данном случае выступает за них и это разумно. Обижаться на это просто дико, не говоря о том, что там даже нет формальных причин обижаться. Там как-то так сделано, что это разделение церквей не означает разрыва с каноном, а значит, что там есть перспективы…

О. Пашина ― Ну, это, собственно, значит, что любой верующий любой церкви в любой стране может зайти в православный храм и там молиться. А с другой стороны, для обычного, вот, рядового человека раскол церквей — что это значит? Для иерархов — да, потому что там кто-то не сможет служить на Украине. Украинские какие-то священнослужители не могут в России получить приход.

В. Ерофеев ― Нет, ну это огромный раскол! Это примерно как в XVII веке протест старообрядцев. То есть сегодня старообрядцами будут те, кто будет хранить, допустим, идеологию РПЦ. А у новых, которые уйдут, будут складываться совсем другие ценностные представления, аксиология будет другой. И через несколько лет это просто будут совершенно разные люди: они не будут понимать друг друга именно на уровне прихожан.

О. Пашина ― Как это? Те же самые службы, те же самые таинства. Какая разница?

В. Ерофеев ― Нет, служба и вообще всё то, что связано с генетикой церковной, оно, конечно, останется. Но содержание, наполнение, контент ценностный, который придёт им от Европы, от Константинополя и так далее, очень быстро перевернёт это всё.

О. Пашина ― А какой там может быть другой контент? Там «Не убий», «Не укради»…

В. Ерофеев ― Нет, там можно вспомнить это всё, независимо от конфессии — там везде «Не убей, не укради». Вот. Но другое дело, что просто можно под это подвести совершенно разную идеологию. Почему «Не убей»? Почему «Не укради»? Нет, там этот разрыв будет, наверное, самый страшный из всего того, о чём мы сегодня с вами говорим.

О. Пашина ― А в чём последствия для рядового верующего на Украине или в России?

В. Ерофеев ― Там просто эта православная церковь станет одной из европейских церквей, что, кстати, на Украине, мы знаем, и есть. Потому что там есть церковь греко-католическая, которую Сталин особенно ненавидел, да? Ну вот. И эта церковь туда, в ту сторону двинется. А российская будет обслуживать Кремль и, соответственно, там будет другая идеология. Посмотрите, что там Патриарх наш говорит там: «Надо бороться против человекопоклонничества!». А там как раз церкви, наоборот, становятся на сторону человека!

О. Пашина ― Много вопросов по поводу Автокефалии Украинской церкви и по поводу вообще всей нашей жизни после этого. Дмитрий спрашивает: «Получается, что мировоззренческий раскол среди церквей окончательно отдалит Украину от России, и мы её потеряем окончательно». А разве мы её уже не потеряли?

В. Ерофеев ― Ну, подождите. А почему мы должны думать, что мы потеряли Украину оттого, что Украина становится, ну, не сразу, но станет вообще достойным европейским государством? Наоборот, можно считать, что в будущем мы её как раз приобрели, а не потеряли! Так что мы потеряли её как часть советской империи. Но эта империя развалилась, и она не могла не развалиться. И Украина вместе с прибалтийскими странами, и я смотрю, теперь немножко Армения и даже чуть-чуть Белоруссия — все куда-то двинулись в ту сторону. Ну, уж не говорю про Грузию.

Потеряли те, которые мечтают возродить эти границы по периметру Советского Союза, что, кстати, записано в программе ЛДПР прямо и открыто, внаглую. Ну, вот так.

Это не значит, что нам надо по Украине равняться. У нас просто разные масштабы территорий и разные народы. Но с другой стороны, в общем, в принципе, видите, есть страна, которая, несмотря на очень тяжёлый советский опыт, пытается стать нормальной европейской страной. Ну, я бы присмотрелся к её примеру.

О. Пашина ― Понятно, что страна, которая отделилась от нас и морально, и физически, не потерпит на своей территории присутствия чужого института, причём института того государства, с которым у неё вражда. Но почему РПЦ так себя ведёт? Она не понимает этого? Может быть, в этой ситуации было бы логичнее не противодействовать?

В. Ерофеев ― Ну, тут уже трудно. Дело в том, что просто этот поезд очень далеко ушёл. Понимаете? Если вначале, в 2014 году, как все заметили, РПЦ молчала по поводу Донбасса, как-то была такая пауза. Её отметили. Ну а потом заговорили. Кто её попросил заговорить, это останется, наверное, вопросом конспирологии. Но сейчас уж если вся церковь туда укатила, то этому сопротивляться нельзя, потому что получится то же самое, что и с этими ребятами-туристами, которые высунулись в телевидении. Потому что сразу видно вот это: с одной стороны, есть фальшь, да? А с другой стороны, есть желание разобраться. И желание разобраться здесь на стороне Украины или, там, на стороне, допустим, полиции Великобритании.

Тут просто есть какие-то удивительно психологические слабые элементы нашей ментальности. Они, кстати говоря, не только у путинского времени. Мы как-то сами заключены в какую-то сказку, такую, достаточно жестокую, у нас выпадают вот эти аналитические элементы, которые присутствуют у европейского человека.

О. Пашина ― Но у нас и церковь абсолютно копирует действия государства. Вот, разрыв дипломатических отношений с Патриархом Варфоломеем. Мы уже порвали дипломатические отношения бог знает с кем, выслали бог знает сколько дипломатов…

В. Ерофеев ― Всё началось именно из-за того, что произошло убийство на территории страны НАТО. Если бы меня спросили на случайной встрече, я сказал бы: «Не рвите эти отношения», потому что это ещё дальше и дальше загоняет церковь. Дело в том, что страна большая и, действительно, церковь в этой стране чувствует себя вольготно, а сейчас особенно. Но дело в том, что просто исторически оставаться с церковью одного региона, когда есть другие церкви православные и которые просто имеют более свободное мышление, это очень опасно, потому что их назад просто не пустят или пустят с большим трудом. А что касается Украины, так их, конечно, никто и назад не позовёт. Ну, просто это смешно было бы звать. Дело в том, что всё равно они воспринимают себя как некую колониальную страну, и они освобождаются от колониализма. Я имею в виду Украину.

О. Пашина ― Александр из Смоленской области спрашивает: «Патриарха Кирилла накажут за проигрыш?»

В. Ерофеев ― Да там они все проиграли. Там не понятно, кто кого будет наказывать за проигрыш.

О. Пашина ― То есть сейчас не до Патриарха?

В. Ерофеев ― До Патриарха, наверное, будет. Но я говорю, сейчас такой цирк, когда с одной стороны клоуны, а с другой стороны медведи и эти самые, тигры, и львы. И понимаете, ну, кто тут проиграл? Ну, наверное, проиграли те, кто открыл это шапито. А там Патриарх тоже в виде клоуна получается оказался.

Но с другой стороны, я ещё раз говорю, мне жалко православную церковь. Я как-то какое-то время следил за тем, что такое православная церковь, читал Шмемана, отца Шмемана, вот, отца журналиста известного русско-американского. И там, в общем, откровения церковные — это серьёзно было. То есть мы теряем церковь как, действительно, мистическое тело от того, что она окунулась вот в эту жижу.

О. Пашина ― В политику?

В. Ерофеев ― Ну да, в политическую жижу. Вообще я должен сказать, мы так сильно увлеклись, и нас затащила эта политика… Я имею в виду, или в ту, или в другую сторону. Вот я хочу сказать, я только что вернулся сейчас со встречи с замечательным литературоведом Юрием Владимировичем Манном. Представляете, ему 89 лет, он издаёт 23 тома собрания сочинений Гоголя. Вот это как раз ровно против автокефальности.

То есть когда-то человек, который захочет заниматься Гоголем, у него будут все черновики, все комментарии, всё это. Это выйдет вот-вот, скоро! Он уже 7 томов выпустил. Он говорит об этом как молодой человек, у него сразу всё меняется, понимаете?! У нас ещё есть такие люди, которые делают великие дела на века! А мы сидим и смотрим, как два болвана рассказывают о том, как они в снегу тонули…

О. Пашина ― Ну, мы про Гоголя тоже смотрим, что для широкой публики нам показывают вот эти какие-то полуфантастические блокбастеры, где Пушкин, Гоголь и Лермонтов сражаются с привидениями…

В. Ерофеев ― Да, да. Ну, это попкорн такой. Не буду продолжать. Дело в том, что, видите, всё равно есть возможность заниматься тем, что когда-то даст стране реальные основания считать себя культурной и значительной. И поэтому для меня, например, встреча с Манном и разговор с ним гораздо важнее, чем какой-то политический клоун…

Я вам могу сказать, что вообще, если погрузиться в это и в этом жить, тогда скажут «Да, ему надоела Россия! Надоела она со своими этими болячками вообще!» А тут оказывается, есть нормальные и спокойные люди, которым даже 89 лет! Вон сидели, чай мы пили только что. И, вот, он говорит про это, про то, и для него, я вижу, это очень важно, и глаза горят. Вот! Остатки разгромленной армии русской интеллигенции!..

О. Пашина ― У нас обсуждается активно литературная такая тема, такой вот литературный ряд: Пушкин, Лермонтов, Золотов. Их объединяет тема дуэли. Вот это что? Тоже цирк? Тоже фарс? Но, ведь, это серьёзный чиновник, занимающий высокий пост.

В. Ерофеев ― Я сначала не поверил, когда я увидел его лицо. Мне показалось, что такого лица просто не бывает.

О. Пашина ― Как это? Почему?

В. Ерофеев ― Ну, как-то… Я просто рот открыл, увидев это лицо. Мне показалось, что меня разыгрывают. Вот, знаете, как просто бывает в каком-то театре, где фарс или где просто абсурд. И я сначала не поверил, что это живой генерал настоящий. Я подумал, что просто кто-то его отвратительным образом имитирует и издевается над ним. Я подумал, что это знаете, как вот в наших соцсетях иногда показывают какие-то такие видеожабы, да? Потом я присмотрелся: да это же он сам! Моему восхищению не было предела!..

О. Пашина ― Я даже верю, что он сам это написал, и никто ему это не придумал. Вот это прекрасное «Если вы начнёте съезжать с сатисфакции»…

В. Ерофеев ― Не, ну замечательный… Это, опять-таки, филологически, конечно. Это фантастический текст, его можно разложить на разные элементы. Но там, конечно, преобладает наглый бандитизм и такой триумфальный идиотизм. Это поражает, конечно.

Ну и потом, всё-таки, по-человечески я очень оценил текст жены Навального, она очень достойно ответила. Молодец, Юлия. Я просто считаю, что этот текст — это реальная пощёчина этому, по-моему, мифическому генералу.

О. Пашина ― Ну, почему? Он вполне реальный и занимает вполне реальный пост. Как вы считаете, будут для него какие-то последствия или это нормально? Он, в общем-то, может быть, не очень красиво, но выразил то, что думает вышестоящее начальство. Но я думаю, что мы слишком увлеклись. Мне кажется, тут про Золотова уже, ну, невозможно.

В. Ерофеев ― Нет, ну, можно ещё сказать, что, действительно, в русской традиции когда человек пребывает в тюрьме, то даже звери не бросаются на него, а требуют дуэли. Потому что, всё-таки, как-то вот случилось, что и об этом даже ненавистник царской России Кюстин писал: «Русские очень вежливые и очень этические люди». А тут, значит, получается, что Кюстин ошибся: нет, мы такие, мы звери из этого цирка.

О. Пашина ― А что побудило Золотова, как вы считаете, выступить с таким заявлением?

В. Ерофеев ― Нет, ну там же, всё-таки про лучок и про картошку очень обидно было сказано. Ну, что так? А потом там вдруг выясняется, что у сына усадьба. Ну, как-то, наверное, в больное место ткнулось это всё.

О. Пашина ― То есть это такая манера силовика? Если ты не можешь ответить по сути, дай по морде? Преврати в котлету?

В. Ерофеев ― Так на то он и силовик. И, кстати говоря, и это же его армия громит мирных демонстрантов, так что он должен быть супергромилой.

О. Пашина ― И быть на высоте. Это особое мнение писателя Виктора Ерофеева. Спасибо. Всего доброго. До свидания.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Вконец испаршивела Россия. Я-то думал и надеялся, что вершиной деградации и распада был совок, а оказалось, что пределов человеческой глупости, невежеству, деструктивности нет, если нет у народа стремления к свободе и совершенствованию, умения саморганизации, желании учиться у тех, кто впереди, и перенимать позитивный опыт. Печальна судьба нашей страны в прошлом, не зря её называли тюрьмой народов и жандармом Европы, но ещё страшней её перспективы — история жестоко мстит тем, кто не желает и не умеет усваивать её уроки.
________________________________________

Правильно говорит Ерофеев — цирк и кони, причём самого паскудного свойства, апогей безответственности и кретинизма.
________________________________________

Поразительно, как бывший совок, сам себя низводит до скотины. Стремление к свободе? Если ты смотришь свысока из кресла ВИП-персоны на всю шваль внизу, которая своими руками зарабатывает себе на хлеб, — ты же РАБОТОДАТЕЛЬ, мать твою, от слова РАБ… Главное Свобода! Не важно, что другого ограбишь, способов ограбления множество: силой, хитростью и жульничеством, с помощью власти и государства, принуждением работать на себя. И не важно, что своей свободой грабить, ты плюёшь на чужую свободу, превращаешь множество людей в рабов.
________________________________________

Виктор Ерофеев обращает нас к позитивному опыту Украины и предлагает пойти её путём. Однако забывает, что если он, как в России, сейчас начнёт хаять Украинские власти — то в лучшем случае лишится работы, а в худшем пойдёт по этапу. Но такой смелости как в покойного Олеся Бузины от него ждать не стоит.
________________________________________

Ерунду вы говорите. Половина украинского политикума сейчас хает украинские власти. Ещё никто по этапу не пошёл. Суды отпускают под условные сроки и донецких сепаратистов и крымских коллаборантов. Кроме тех, по кому есть реальные доказательства уголовных преступлений. Может быть, для вас это удивительно узнать, но это называется демократия.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Оксана Пашина

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Религия (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 14.11.2018 - «ПАПУ РАССТРЕЛЯЛИ В ДЕКАБРЕ 1937 ГОДА»
  • 13.11.2018 - РЕПРЕССИИ В ТИШИНЕ
  • 13.11.2018 - КОМУ НУЖНА ВОЙНА МЕЖДУ РОССИЕЙ И США?
  • 12.11.2018 - ПРЕДЧУВСТВИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ВОЙНЫ
  • 12.11.2018 - ПОПЫТКА ОСТАНОВИТЬ ИСТОРИЮ
  • 11.11.2018 - ГОСУДАРСТВО ПОСТАВИЛО ПЕРЕД СОБОЙ ЗАДАЧУ
  • 11.11.2018 - ГЛОТОК СВОБОДЫ ИЛИ «ПРОКЛЯТЫЕ» ДЕВЯНОСТЫЕ…
  • 10.11.2018 - ИНТЕРВЬЮ ВЛАДИМИРА СОРОКИНА
  • 10.11.2018 - ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИСТОРИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ
  • 09.11.2018 - ПАРТИЯ НРАВСТВЕННОГО ВЫБОРА
  • 09.11.2018 - СУТЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ НОВОСТЕЙ
  • 08.11.2018 - ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СМЕРТИ СЕРГЕЯ ТИХОНОВА
  • 08.11.2018 - СЕКРЕТЫ КОНСТИТУЦИИ
  • 07.11.2018 - НЕ РАССЛАБЛЯЙТЕСЬ!
  • 06.11.2018 - ГЕРОИЗАЦИЯ УБИЙСТВА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru