Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Ваше доверие - наша победа

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[06.12.2018]

ИНЦИДЕНТ В КЕРЧЕНСКОМ ПРОЛИВЕ

Алексей ВЕНЕДИКТОВ: главный редактор радио «Эхо Москвы»


Алексей ВЕНЕДИКТОВ:


Существует договор 2003 года между Россией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива. Договор в своё время был подписан президентами — понятно, какими, и ратифицирован Госдумой в 2004 году, — то есть, он в силе. Более того, когда в результате вот этой истории на Украине стали звучать голоса «давайте пересмотрим, разорвём договоры» (министр иностранных дел Украины Климкин и бывший премьер-министр Яценюк), то российский МИД заявил, что ни в коем случае, — конечно, это ваше дело, но потерпит тогда ущерб и Киев и Москва. То есть, Россия не хотела разрывать этот договор.


А. Нарышкин ― Всем здравствуйте. Начинается программа «Итоги недели без Евгения Киселёва» — в изменённом составе, но в неизменном состоянии — здесь сегодня Алексей Соломин, Алексей Нарышкин как обычно и Алексей Венедиктов вместо Матвея Ганапольского, который отсутствует по уважительным причинам. Венедиктов отдувается за двоих. Зато структура передачи не меняется, она у нас незыблема. Начнём с «События недели».

А. Соломин ― Событие разворачивается прямо на наших глазах — это история с украинскими кораблями, которые пытались проникнуть в Керченский пролив, — они утверждают, что предупреждали погранслужбу России, но вместо этого получили таран. Ситуация на самом деле не очень спокойная, потому что сейчас уже и российская авиация дежурит, и российские военные корабли в районе Керченского пролива, также сообщалось, что украинские военные корабли на полном пару идут в сторону инцидента.

Я нашёл информацию — мало кто сообщает, где конкретно, что произошло и были сообщения, что якобы три украинских корабля прошли под аркой Крымского моста, потом эта информация была дезавуирована, со ссылкой на издание «Вести. Крым», — говорят, что не проходили. ФСБ России информирует о том, что украинские корабли остановлены напротив села Заветное к югу от Керченского моста. Точных координат нет и до конца непонятно всё-таки, нарушали они российскую границу или не нарушали.

А. Нарышкин ― Кто кого провоцирует в этой ситуации?

А. Венедиктов ― Думаю, что надо сделать шаг назад и вернуться к юридическим отношениям между Россией и Украиной. Некоторые путают Азовское море и Каспийское море, поэтому давайте поймём, где всё это происходит.

Существует договор 2003 года между Россией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива. Договор в своё время был подписан президентами — понятно, какими, и ратифицирован Госдумой в 2004 году, — то есть, он в силе. Более того, когда в результате вот этой истории на Украине стали звучать голоса «давайте пересмотрим, разорвём договоры» и министр иностранных дел Украины Климкин и бывший премьер-министр Яценюк, то российский МИД заявил, что ни в коем случае, — конечно, это ваше дело, но потерпит тогда ущерб и Киев и Москва. То есть, Россия не хотела разрывать этот договор.

Что в этом договоре важно? Статья 1 гласит, что Азовское море и Керченский пролив исторически являются внутренними водами РФ и Украины — запомним термин. И статья 4 говорит, что споры между сторонами, связанные с толкованием всего этого разрешаются путём консультаций и переговоров, а также другими мирными средствами по выбору сторон.

Теперь, что произошло. Сначала фактологию (то, что мы видим — может, мы не всё видим). Три корабля шли из Украины в Украину. Они шли, насколько я понимаю, из Одессы в Мариуполь. Для этого они должны были огибать Крым и пройти Керченский пролив под мостом.

До событий 2014 года мы точно понимаем, что согласно ст.1 договора, соответственно, Керченский пролив был внутренними водами России и Украины. После 2014 года, естественно, Россия трактует, что именно Керченский пролив является только внутренними водами России. При этом, как мне объяснили международные юристы, с которыми я сегодня разговаривал, надо понимать разницу между внутренними водами и территориальными водами.

В чём обвиняют украинские суда наши пограничники? Они обвиняют, что они нарушили территориальную границу, вошли в территориальные — не в Керченский пролив, — они, видимо, вошли в 12-мильную зону вокруг либо Крымского полуострова, либо южнее, — наверное, всё-таки ближе к Крымскому полуострову, что считается Россией территориальными водами 12-мильнымми. И тогда это регулируется как раз конвенцией ООН от 1982 года — тогда это международный спор. Потому что в конвенции ООН сказано, что территориальные воды можно проходить транзитом мирным путём — даже военным кораблям.

А. Нарышкин ― Если вы не стреляете ни в кого?

А. Венедиктов ― Да, если вы идёте по территориальным водам другого государства. Отдельно в конвенции прописано, что и гражданские суда и даже военные, если они не угрожают безопасности, идут мирно, тогда они могут проходить транзитом эти зоны.

А. Соломин ― Но предупреждение-то всё равно, наверное, должно быть?

А. Венедиктов ― Нет, в соответствии с Конвенцией они могут проходить эти зоны. И только если в том случае, если территориальные воды специальным решением каким-то образом временно ограничены — ну, идёт прокладка кабелей, постройка мостов, роют туннели — смотрим пролив Босфор, проводятся учения — тогда действительно нужно запросить проход.

Собственно, так и происходит — ФСБ России, погранцы, утверждают, что временно этот участок был ограничен — это территориальные воды, это не внутренние, это до пролива. ФСБ России утверждает, что вводили ограничения — временно ограниченный участок территориальных вод. То есть, вы должны были запросить. Украинцы говорят, что и запросили.

А. Соломин ― Но им не ответили.

А. Венедиктов ― Они не получили ответ. И в данном случае совершенно очевидно, если верить и нашим пограничникам и украинским, или только нашим пограничникам — это подведомственно Международному арбитражу. Потому что территориальные воды в отличие от внутренних — это международный арбитраж. Были ли ограничения, был ли запрос, был ли ответ?

А. Нарышкин ― Зафиксируем, что Венедиктов предлагает Украинским военно-морским силам.

А. Венедиктов ― Ничего не предлагаю. И даже российским.

А. Нарышкин ― Плыть обратно в Одессу и жаловаться в суд?

А. Венедиктов ― Сейчас, как я понимаю, блокирован вообще проход всех судов через внутренние воды Керченского пролива — всех, украинских, греческих, российских — просто блокирован, что тут можно предложить? Но история в том, что это российские пограничники говорят, чтобы шли в международный суд. Потому что мы вам сообщили о том, что это территория территориальных вод, и сейчас вы не можете просто так пройти, а вы попёрлись.

А. Нарышкин ― А на чьей стороне здесь справедливость?

А. Венедиктов ― Знаем ли мы, что это было объявлено закрытой зоной, пограничной зоной? — не знаем. Мы это знаем только от российских пограничников. Запрашивали ли украинские военные суда проход? — мы это не знаем, мы это знаем только от украинских судов. Поэтому здесь у нас нет ответа. Мы понимаем, что это опасная история — самолёты подняты, военные катера приближаются. Но ведь все переговоры и запросы фиксируются.

А. Соломин ― Мне кажется, опасным будет для РФ разбирательство на международном уровне, потому что я не помню, чтобы на международном уровне было признано подчинение Крыма РФ.

А. Венедиктов ― А это сейчас неважно. Есть некие территориальные воды России. Мы не знаем, в какой географической точке они зашли. Территориальные воды, которые прилегают к Крыму или Краснодарскому краю? Мы этого не знаем. Эту точку не видим. Поэтому на самом деле кажется правильным отправить всю эту историю в морской арбитраж.

Но самое главное — нам не хватает информации. Думаю, что все переговоры с диспетчерами пишутся. Поэтому, если употреблять слово «провокация», то она, конечно же, обоюдная — с моей точки зрения.

А. Нарышкин ― Но войны-то не будет?

А. Венедиктов ― Откуда ж мы знаем?

А. Нарышкин ― Военные корабли идут, вертолёты поднимаются.

А. Венедиктов ― В 1988 году была история, когда в Чёрное море, вопреки всему, зашёл американский крейсер. Его вытесняли почти физическим контактом — о чём сегодня кто-то хвастался. ОН прошёл вопреки всем правилам — его турки пропустили через проливы Босфор и Дарданеллы вопреки конвенции Монтрё (по-моему, это был 1988 г.). И кто-то, кто был тогда капитаном — надо найти этого человека, чтобы он рассказал, что это была за история. Такая история тоже может быть.

Но всё это мне напоминает историю с Западным Берлином, когда СССР блокировал Берлин, то американцы устроили воздушный мост, перебрасывали в Западный Берлин, через территорию ГДР, — я читал записи Политбюро, — там были горячие головы, которые предлагали начать сбивать американские транспортники, которые летели с западной Германии, через территорию ГДР в Западный Берлин.

Вы, конечно, мне скажете, что там есть и сухопутные границы, но мы знаем, что морское сообщение — тот же Мариуполь и Одесса — это два больших порта, — и то и другое украинское. Теперь они разрезаны Керчью — когда Крым находится в понимании России в составе России и соответственно, Керченский пролив — внутренние воды России.

Но по договору, несмотря ни на что, это внутренние воды и Украины тоже — несмотря на Крым. По действующему договору, не расторгнутому, подписанному Путиным, ратифицированному Госдумой. То есть, тут штука тонкая. И самое главное, чтобы она не превратилась в толстую, чтобы не стали как обезьяны там размахивать палками. Опасно.

А. Нарышкин ― Но за 4 года Крыма не было ни разу открытого столкновения украинцев и россиян.

А. Венедиктов ― Как не было? Мы знаем про Донбасс.

А. Нарышкин ― Но открытого, где было официально признано — украинцы против России.

А. Венедиктов ― Но ведь есть военнопленные с обеих сторон. Не было столкновений действующих армий, вооружённых ракетами, торпедами, поднятыми Су-25, хотя сейчас наши «Крокодилы», вертолёты «К» подняты тоже. То есть, на самом деле, когда в какой-то точке скапливается много вооружённых сил, там идёт война нервов.

А. Соломин ― Вопрос горячих голов. Сейчас в России тоже появляются призывы взять на абордаж эти суда.

А. Венедиктов ― Ну, там есть очевидно некомпетентные люди. Пушков говорит: «Лично Порошенко отдал приказ» — ты что, лично у Порошенко под столом сидел? Ты пресс-секретарь Порошенко, российский сенатор? Но если ты пресс-секретарь Порошенко, — езжай на Украину и там выступает. Тут важно, как поведут себя командиры катеров.

А. Соломин ― На месте?

А. Венедиктов ― Да. Потому что есть ещё одна параллель. При американском президенте Обаме командующим флотом и командующим кораблями — несмотря на то, что они ходили в Северное море и их облетала российская авиация — было запрещено открывать огонь и принимать решение об отпоре без консультации с Пентагоном и с администрацией президента Обамы.

Пришёл Трамп и отменил это распоряжение Обамы. И теперь американские корабли, где бы они ни находились — по всему миру, это не только связано с Россией, — но из-за России решение принимает — если это флот — командующий флотом. Если это катер — командующий катером. Если увидит угрозу действием — открывает огонь. Я не знаю, какие у нас приказы. Но оценить общую ситуацию, качаясь на волнах, наверное, сложнее.

А. Соломин ― Кстати, атака произошла, был таран.

А. Венедиктов ― Всё-таки там был таран буксира, не военно-морской катер таранили, не военные морские силы пришли в столкновение.

А. Соломин ― Если это уже совершается, то это же по цепочке вызывает реакцию?

А. Венедиктов ― Видимо, хватило холодных голов и в Киеве и в Москве. По-моему в каком-то государственном агентстве написано «инцидент с кораблями», — то есть: спокойно, пока мы тут в Москве или Киеве не решим.

А. Соломин ― Вы имеете в виду, что слово «провокация» не говорят?

А. Венедиктов ― В государственном агентстве было сказано «инцидент» — я имею в виду таран. Я не имею в виду ситуацию. Провокация это не только действия, это цель. Какая цель?

Помните, турками был сбит наш лётчик? Сначала это было «преступление», «провокация», а сейчас это исключительно «инцидент». Это уже политическое решение. И конечно, сейчас должны сказать своё слово политики — я не имею в виду псевдо-политиков, которые сидят и квакают . То есть, единственный политик штатский, который может принимать решение по военным делам. Ждём.

А. Нарышкин ― Путин должен сказать своим, или украинцам?

А. Венедиктов ― А это как ему покажется эффективным. Мы же не знаем целей Порошенко действительно.

А. Нарышкин ― Это заявление должно быть публичным?

А. Венедиктов ― На мой взгляд, оно должно быть эффективным. Мы страдаем отсутствием эффективности в мировой международной политике — реально. Вот сейчас ещё одна история, параллельная — была химическая атака на Алеппо — по сообщениям российских сил. И сейчас уже более солидный человек, председатель комитета Совета Федерации Косачёв говорит: Россия должна немедленно обратиться в ОЗХО для расследования. Ну, так обратитесь, что значит «Россия должна»? — обратитесь, Константин.

А. Нарышкин ― А он имеет право?

А. Венедиктов ― Думаю, что Совет Федерации может обратиться. И комитет может, и он сам может.

А. Соломин ― У него есть телефоны.

А. Венедиктов ― У него есть телефон нашего постпреда Шульгина абсолютно точно. Мы — часть ОЗХО, что значит «обратитесь в ОЗХО»? Мы — её часть. Мы и есть ОЗХО.

А. Нарышкин ― Может, Косачёв не может принять такое решение?

А. Венедиктов ― Если он это говорит публично, и он абсолютно прав — это расследовать должно ОЗХО. Кстати, вслед за Косачёвым, ещё один человек сказал, что надо обратиться в ОЗХО — президент Франции Макрон. Так что обратятся. Что такое «Россия должна обратиться в ОЗХО»? Вы и есть Россия, вы и есть ОЗХО. Обратитесь к себе, наконец-то.

Но вернёмся к акватории. Повторю — сейчас даже неважно трактовать договор — чей Крым, — потому что это боестолкновение. Вот то, что там военные украинские морские катера стоят, а пограничные катера СБ России их блокируют — опасно маневрируют и те и другие. Значит, кто-то должен рявкнуть: А ну-ка, всё прекратить, а то утоните, — ну-ка цыц, ну-ка все на якорь.

А. Нарышкин ― По углам.

А. Венедиктов ― Кстати, у нас есть постоянный представитель по этому договору. Зовут его Сергей Лавров — он назначен указом президента сразу после этого договора.

А. Нарышкин ― Какая прелесть! Может, он забыл?

А. Венедиктов ― Вот мы ему и напоминаем — Алло, это было 2004 год, за 15 лет много можно забыть.

А. Соломин ― Будем следить за этой ситуацией.

А. Венедиктов ― Причём, в режиме реального времени. Посмотрите — они пошли в 7 утра. В 13 часов стало известно про таран. То есть, все столкновения были в 13 по Москве. Прошло шесть часов. Ну и? За это время только подняты самолёты, вертолёты, двинулись дополнительные морские силы Украины.

А. Соломин ― Развёрнуты некоторые корабли, перекрывающие Керченский пролив. Интересно, что корабли, которые пытались пройти Керченский пролив, находятся у зоны конфликта, они не отправлены обратно в Одессу.

А. Венедиктов ― То, что мы знаем — по последним сообщениям они стоят у этого села Завидное и ждут. Они говорят: это плановый проход, мы предупреждали. Пока не проверим и тех и других — неважно сейчас, чей Крым, — мы просто должны признать, что нам не хватает информации. Но самое главное, чтобы все капитаны сели на руль сейчас. Жалко, что сейчас нет ни Матвея, ни Евгения Киселёва — они подтянули бы нам сейчас украинскую прессу.

А. Соломин ― Будем наблюдать за этой историей.

А. Нарышкин ― В последнее время у нас много кейсов из школ, когда учителей ловят на том, что они бьют детей.

А. Венедиктов ― Физически наказывают.

А. Нарышкин ― Одна из историй громкая — ведь всё фиксируется на камеры.

А. Венедиктов ― Не на камеры. На гаджеты. И это важно.

А. Соломин ― Это попадает в интернет, далее в СМИ и мы видим, как учитель лупит ребёнка.

А. Нарышкин ― Причём, в обоих случаях, которые мы видели на этой неделе, уже уголовные дела.

А. Венедиктов ― Это можно подвести под статью.

А. Соломин ― Вы сами учитель.

А. Нарышкин ― Хочешь спросить, сколько избил детей?

А. Соломин ― Директор школы, Евгений Ямбург, в блоге на «Эхе» говорит, что, безусловно, осуждает учительницу, которая била ученика, но показывает, что мы видим только часть истории, которая рассказана учениками. Он рассказывает, как ученик угрожал учителю, что всем скажет, что она его бьёт. А ещё и всех одноклассников подговорит.

А. Венедиктов ― У меня была история, когда я был учителем — это был 1983 год, андроповский год, не очень для меня благоприятная история. Один из детей, потом и родитель его, нажаловался в РОНО, а те в КГБ, что я евреям ставлю пятерки, а русским двойки.

Пришли два молодых человека. Но у меня, по счастью или несчастью, была история с мальчиком в классе по имени Миша Рабинович. Каждый урок начинался с того, что я вызывал его к доске, он говорил «я не учил», я ему ставил двойку, и он садился. Было такое моё тупое противостояние — конечно, я был неправ, там что-то, видимо, происходило, а я не понимал, что, но раз человек говорит «не учил» — двойка.

Это была ложная жалоба, ложный донос, но могли и прищучить — это был 1983 год. Они открыли журнал, увидели напротив Рабиновича сплошные двойки, — закрыли журнал и ушли.

А. Соломин ― Сейчас вы бы так просто не отделались бы — началась бы кампания.

А. Венедиктов ― История заключается в том, что в этом процессе беззащитны все, кроме родителей. Беззащитны дети, потому что учитель может испортить жизнь — у него есть всё, и не только физические наказания, можно обзывать и унижать. А могут быть и дети, которые могут учителя ложно в чём-то обвинить.

Я всегда вспоминаю гениальный французский фильм про учителей «Профессиональный риск» по-моему, 62-го года — о том, как три девочки обвинили учителя в домогательстве. А учитель с семьей приехал в городок из другого города.

А. Нарышкин ― Конец карьере.

А. Венедиктов ― Конечно. Но это фильм, и там всё закончилось хорошо. Приехал следователь и доказал, что одна девочка его обвинила, потому что он ей отказал в любовном приключении. Другая обвинила, потому что он на неё не обращал внимания, а третья просто за компанию. Кончилось тем, что учитель уехал из этого городка, хотя его семья чуть не разрушилась.

Короче, в этом тоже есть проблема. Поэтому школа — вещь тонкая, и Ямбург, наверное, тоже прав. Но если есть доказательства нарушения учителем УК, кодекса школы — такому человеку надо уходить из школы.

А. Соломин ― Если учитель поднимает руку на ученика, он в любом случае виноват.

А. Венедиктов ― Наверное, да. Ты знаешь, что у нас был запрет на выгон ученика из класса? Одно время — в 1984 году, реформа Черненко — тогда просто запрещалось, потому что ты нёс ответственность за ученика, который в это время должен находиться в классе. А если ты его выгнал, и он что-то сотворил — отвечаешь ты. Поэтому не выгонять. Так что если ученик хочет сорвать урок, ты ничего не сможешь сделать — ты абсолютно беззащитен.

Ты знаешь, как Ольга Журавлёва срывала мне уроки? Когда класс был не готов к уроку по какой-то причине, — я уже это видел: она садилась на первую парту и начинала шевелить ушами. Это очень смешно, я начинал смеяться, — ничего не мог с собой поделать. И тогда я понимал, что это сигнал того, что класс не готов к уроку, и я начинал рассказывать следующую тему. Но это было безобидно.

А. Соломин ― Сейчас она срывает программу «Невзоровские среды» регулярно.

А. Венедиктов ― Попросите её как-нибудь пошевелить ушами.

А. Соломин ― В том же блоге Евгения Ямбурга есть одна мера — он предлагает устроить постоянное видеонаблюдение в школах.

А. Венедиктов ― Во всех кабинетах и коридорах.

А. Соломин ― С одной стороны, это «Большой брат», это отвратительно. С другой стороны, это поможет решать конфликты

А. Нарышкин ― А ещё это куча денег.

А. Венедиктов ― Это вопрос, что важнее.

А. Нарышкин ― Но раньше же обходились без камер.

А. Венедиктов ― Раньше было много чего. Помните Кристину Орбакайте в «Чучеле»?

А. Нарышкин ― А что вы можете посоветовать сейчас учителям?

А. Венедиктов ― «Сидеть на рулях» как капитанам кораблей. Тренировать нервы, понимать, почему ребёнок так себя ведёт — я же тогда не понял, что было с Мишей Рабиновичем. Это был мой троллинг, я отвечал неадекватно.

Я уже рассказывал, что узнал, что одного из моих учеников дома за двойки бьют ремнем. И я, начиная с 2003 года, перестал ставить двойки до 7 класса. Вообще. У меня поменялся на это взгляд.

На самом деле камеры — это всё-таки элементы сдерживания. Поначалу это не очень комфортно — в ухе не поковырять. Но с другой стороны ты должен представлять, что просто весь твой урок снимают. Не лучше ли запустить общую волну, чтобы был виден весь контекст? Не знаю, у меня нет ответа. Мы обсуждали установку камер у нас, но потом подумали — и что?

А. Нарышкин ― Но камеры в тюрьмах и у тюремщиков на груди устанавливают?

А. Венедиктов ― Абсолютно точно. Скоро у нас будет Кирьянов, начальник ГАИ — это сдерживает. Даже если они сломаны. Я сейчас закончил смотреть замечательный сериал «Телохранитель» — Англия пишет, что наконец-то возродились политические триллеры. Там идёт расследование убийства министра. И ты видишь, как убийцы пытаются избежать камер.

Но у меня правда нет ответа про школу. Это должно быть согласие родителей, учеников — ну, не знаю, это сложная история.

А. Нарышкин ― Вспомним, как Скотланд-Ярд опубликовал путешествие Чепиги и Мишкина.

А. Венедиктов ― Поверьте, это очень маленький кусок. Это для того, чтобы все ещё раз напряглись.

А. Соломин ― 66% наших слушателей считают, что видеокамеры нужно ставить в школах.

А. Венедиктов ― Кстати, когда мой Алёшка учился, на камеры входа и выхода скидывались родители. Конечно, у школ нет таких бюджетов

А. Соломин ― 34% против этого. Задам вопрос, который возник между Альбац и Кашиным. Евгения Альбац в Фейсбуке наехала на Кашина и на вас, в том числе.

А. Венедиктов ― На меня?

А. Соломин ― Мне показалось, что это и к вам обращено. Из-за его фразы о влиянии разных народов. Она посчитала эту фразу нацистской.

А. Венедиктов ― Я так не считаю. Я вообще против того, чтобы бросаться такими словами. Обвинение в нацизме, в расизме требует очень точных определений. Определение нацистов дал миру Нюрнбергский трибунал. Если Кашин подпадает под определение нацистов Трибуналом, — пусть нам это докажут.

Мы фашистов сюда на «Эхо» не пускаем, — если человек призывает к уничтожению или изгнанию людей по расовому или этническому признаку. А то, что разные народы вносили разный вклад — ну да. Я считаю, что украинский народ внёс огромный вклад. Не очень, правда, понятно, — кто Гоголь? И вообще, как судить — по крови, языку, или как? Но народы внесли вклад — я готов с Женей поговорить о гвинейской народной культуре, например. Не надо к такому придираться.

А. Нарышкин ― И наш эфир завершён. Спасибо большое. Алексей Соломин, Алексей Нарышкин, Алексей Венедиктов. До встречи.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

"Захват украинских морских судов - это прямое нарушение со стороны путинской РФ Конвенции ООН по морскому праву и Договора между Украиной и РФ "О сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива", согласно которым Украина имеет полное право на распоряжение водами по своему усмотрению.

Вследствие этого практически наверняка со стороны Евросоюза последуют новые санкции против РФ. Вполне возможно, они будут гораздо мощнее предыдущих. Для тонущей российской экономики это может стать финальным гвоздём в крышку гроба.

Пресс-секретарь НАТО выразил полную поддержку позиции Украины: "НАТО полностью поддерживает суверенитет Украины и её территориальную целостность, включая права на навигацию в её территориальных водах. Мы призываем РФ обеспечить беспрепятственный доступ к украинским портам в Азовском море в соответствии с международным правом".(с)
________________________________________

Михаил Войтенко, главный редактор сетевого издания «Морской бюллетень»:

― Ну, оно, естественно, меня расстроило. А какого нормального человека вот это может повеселить-то — вот это… я не знаю, как его называть? Ещё раз говорю, что если бы они имели какую-то чётко отработанную схему, и уж так им приспичило останавливать украинские корабли — отработанная схема, отработанные маневрирования — ну, остановили бы.

Нет, вот надо было это всё устроить, потом догнать корабли уже в международных водах и открыть по ним огонь!.. Слов нет, у меня нет слов… Я прекращаю интервью давать, потому что у меня только кроме матерных выражений ничего не осталось.(с)
________________________________________

Порошенко заявил, что поддерживает ввод Военного положения на всей территории Украины. Поражает то, что даже на исходе своей истории Россия вместо того, чтобы, наконец-то, подружиться с головой, продолжает вести себя, аки мелкий гопник.

Российские моряки, как видно, те ещё п*д*ры. Даже не потому, что выполняют приказы своих командиров, а из-за того, как они это делают: с азартом, как на охоте. Они же, бл*дь, настоящие воины, буксир на таран берут…
________________________________________

Как ни крути, но Украина, благодаря героизму своих моряков, выиграла очень важный эпизод гибридной войны с Россией. Мы живём в великую эпоху, герои среди нас. В свою очередь, европейские дипломаты, в очередной раз, призвали к сдержанности. Помнится, они же призывали к сдержанности, когда Гитлер аннексировал Судеты. История, видимо, ничему не учит. А главное, Крым больше не курорт. Это прифронтовая полоса. Последний раз такое было в 1943 году, когда его захватили нацисты. Гитлер мог бы гордиться своим кремлёвским наследником, который поставил на свою страну несмываемое клеймо агрессора в XXI веке. Конец, однако, будет такой же.
________________________________________

Мы имеем дело с очередным случаем международного бандитизма,
совершаемого Россией. Наряду с попыткой государственного переворота в Черногории и попыткой убийства избранного там президента, наряду с отравлением Скрипалей, с аннексией чужих земель, с ведением войн на чужих землях, с бомбёжкой мирных жителей этот случай морского пиратства только дополняет картину понимания международным сообществом того, с кем приходится им иметь дело. Это уже не кто-то неизвестный, которых там нет, а российская армия стреляет по украинским и военным и гражданским, не пропуская буксир в Азовское море. Имперское животное со вздыбленной шестью предлагает судиться? А если умрут раненые, что с ними делать? Это очередной проигрыш Путина, сейчас тут парочка проходимцев побахвалятся, а платить придётся всем. И я не уверен, что редакцию "Эхо" это обойдёт.
________________________________________

Многое мне не нравиться на Эхе (публикация всякой нечисти типа кадыровых, лесейрябцевых, канделаки и т.п.), но надо отдать должное А. Венедиктову — его аргументация всегда максимально опирается на факты и документы, а не на рассуждения на "тему".
________________________________________

Какой морской арбитраж? РФ нагло попирает все договоры, если ей нужно. И ответственность на всех. Шутки кончились, во время войны есть коллективная ответственность.
________________________________________

Император совершил большую глупость в ситуации с Керченским проливом, показав себя мелочным и злобным. Ну какую угрозу представляли эти украинские кораблики?! Наоборот, надо было проявить величественную снисходительность: мол, пусть там дураковатые укр. патриоты суетятся — нам это не страшно.
________________________________________

Нынешнее нападение было в нейтральных водах. За 15 миль от берега. В сентябре точно такая проводка украинских катеров прошла без эксцесса.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей ВЕНЕДИКТОВ

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Военные агрессии (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 17.12.2018 - БИЗНЕС НА СЧЁТЧИКЕ
  • 17.12.2018 - ДЕСПОТИЯ СИЛОВИКОВ
  • 16.12.2018 - ПАНИКОВСКИЙ МИРОВОГО МАСШТАБА
  • 15.12.2018 - КАК ВЛАСТЬ МАНИПУЛИРУЮТ ВАМИ
  • 15.12.2018 - БЫЛО «ВАШЕ», СТАЛО «НАШЕ»
  • 14.12.2018 - ЗАЯВЛЕНИЕ БЮРО ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 14.12.2018 - ИНТЕРВЬЮ МИХАИЛА ХОДОРКОВСКОГО
  • 13.12.2018 - ПРАВОЗАЩИТА И ЛИЦЕМЕРИЕ ПРЕСТУПНОЙ ВЛАСТИ
  • 12.12.2018 - О СОСТОЯНИИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В РЕГИОНАХ
  • 12.12.2018 - НЕИСТРЕБИМАЯ ТРАДИЦИЯ НАСИЛИЯ
  • 11.12.2018 - УБИТЬ ИНОВЕРЦА
  • 10.12.2018 - НОВОСТИ ФСИН
  • 09.12.2018 - ПЕСНЯ ГАЛИЧА К 50-ЛЕТИЮ ЮРИЯ ЛЮБИМОВА
  • 08.12.2018 - РОССИЯ ПРОТИВ КАНТА
  • 08.12.2018 - СИЛА ЕСТЬ — УМА НЕ НАДО!
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru