Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[22.12.2018]

АМБИЦИИ ИМПЕРИИ-ФИКЦИИ

Николай УСКОВ: российский историк, журналист, президент медиагруппы «Живи!», кандидат исторических наук, бывший главный редактор российской версии американского журнала GQ, руководитель проекта Сноб, в настоящее время редакционный директор журнала «Форбс»


Николай УСКОВ:


С одной стороны вот эта обманутая страна, в которой ничего не делают, а с другой стороны — эта власть, которая важно раздувает щёки и говорит: извините, у нас тут геополитические риски, нам не до вас, сами выпутывайтесь. Ведь государственная система во многом — миф про вертикаль власти. Государственная система крайне неэффективна. Она плохо работает.

Она всегда плохо работала. В России вообще нет никакой вертикали власти, то есть она — монолитная монархия. Но с другой стороны, как она управлялась бездарно, так и управляется бездарно. Ну как знаменитая фраза Александра Второго: «Россией управлять просто, но совершенно бесполезно». Она живёт своей жизнью, так было и при царях, и при советской власти во многом. И так продолжается сейчас. У нас есть видимость, вот есть телевизионная картинка, она убедительна достаточно.

С точки зрения российского государства мы братьев славян освобождали в Болгарии, в Югославии. Зачем нам эти братья, спрашивается? Вот у нас своих братьев 100 тысяч погибло. Это я понимаю, вот это братья. А потом все эти балканские страны стали нашими врагами. Вот зачем мы это делаем?

То есть Россия как империя вела такие войны. Они с точки зрения империи осмысленны, с моей точки зрения и простых людей — они абсолютно бессмысленны. И мне кажется, когда мы переживали перестройку, мне показалось, что наконец-то массы русских людей поняли, что империя — это фикция. Что не может она быть смыслом их жизни. Что смысл их жизни — растить детей, жить в мире, наслаждаться этой прекрасной планетой. Создавать какие-то художественные произведения. Зарабатывать «бабки», тратить их красиво. Вот в чём смысл жизни. Это правда.

Никакого нет другого смысла жизни. Неужели вот эта империя стоит нашей жизни? Да… не стоит! Бенефициары этой империи — 10-20 человек, которые сидят за кремлёвской стеной. А все остальные должны гибнуть на полях сражений. Но история есть история. И после Второй мировой войны всё труднее объяснить людям, почему мы должны погибать за бессмысленные идеи. Всё труднее.

Афганская война была следствием во многом амбиций российской империи в советском её обличии. Собственно, смысла для России, для российских граждан в ней не было никакого. Мы это прекрасно понимаем.

Да, и давайте не забывать, что страшная русская революция 1917 г. случилась именно благодаря военным, а не пролетариату мифическому. Именно петербургский гарнизон сделал революцию. Именно он перешёл на сторону так называемых восставших — и российская империя перестала существовать…


О. Журавлёва ― Добрый вечер. И у нас в студии редакционный директор журнала «Форбс» Николай Усков. Я вам хочу рассказать кое-что про депутата ГД Елену Драпеко, которая считает, что современные российские рэперы не умеют грамотно использовать мат в своих песнях. И обращает внимание, что это проклятие — проклятие страшное и когда мы их распространяем на уровне нейролингвистики, это воздействует на сознание тех, кто это слышит. Как вам кажется, почему матерные выражения российских рэперов и вообще российские рэперы вдруг взволновали руководство страны, я бы так сказала?

Н. Усков ― Мне кажется, когда по старой советской привычке шьют аморалку, то просто хотят отвлечь внимание от чего-то по-настоящему важного. В России всё сейчас не слава богу, мы видим, что с пенсионной реформой всё плохо, люди воспринимают её как кражу. И некое глухое недовольство ощущается. Мы видим падение рейтинга президента, мы видим падение доверия к органам власти. И на этом фоне ГД, которая всегда была застрельщиком безумных кампаний, собственно, подбрасывает темы для СМИ. Для всего этого огромного государственного шоу-бизнеса. Чтобы было, что обсуждать кроме реальности. Вот давайте обсудим лексику рэперов. На уровне нейролингвистики, например. Почему бы нет? Вопрос интересный, яркий понятный и доступный для всех.

О. Журавлёва ― Но при этом можно было не арестовывать Хаски…

Н. Усков ― Здесь же важно создать некий информационный повод, чтобы мы все это начали обсуждать. Уместно, не уместно, могут себе рэперы позволить или они должны выражаться языком Пушкина без мата? Потому что Пушкин, как известно, тоже прекраснейшим образом матерился. Не знаю, на уровне нейролингвистики он это делал или какими-то другим способом.

О. Журавлёва ― Может быть, он не думал, прежде чем открыть рот. Об этом же Елена Драпеко переживает. Что сначала надо думать. А Пушкин не думал.

Н. Усков ― Конечно, в отличие от госпожи Драпеко большинство людей, когда ругаются матом, об этом не думают. Они просто ругаются. Вот такой у нас способ выражения отношения к мирозданию. Поэты тоньше устроены, безусловно, они как-то вплетают это в контекст образов, которые пытаются создать. Но большинство людей, по-моему, в нашей стране без всякой нейролингвистики употребляют эти выражения, потому что это русский язык, потому что это естественно. Всё, что естественно — не безобразно. И совершенно глупо пытаться запретить огромный пласт русского языка, причём древнейший пласт. Первое матерное слово встречается в новгородской берестяной грамоте 12-го века. Не буду его употреблять. Хотя оно прекрасно. Очень хорошее.

О. Журавлёва ― Прям отвлёкся.

Н. Усков ― Обожаю русский язык, за это я его обожаю. Он тогда был таким, каким прекрасно тоже является. Соответственно глупо бороться с естеством народа, а что может быть естественнее языка? Это то, что отнять у нас невозможно, потому что принадлежит нам по праву. У нас можно отнять собственность, потому что у нас нет собственности. Ни на что фактически. Мы владеем воздухом можно сказать. Но нельзя отнять наш язык. Даже если отрезать язык…

О. Журавлёва ― Скажите, пожалуйста, почему как вам кажется, не только у депутата ГД, но и у сенаторов, чиновников разного уровня на местах что называется, в последнее время что-то с языком происходит? Они вроде бы матом не ругаются, но выдают удивительные фразы. Многие это называют новой искренностью, новой правдивостью, потому что говорят они как есть. Что денег мы вам не дадим, видали мы вас всех в гробу, ваши дети — это ваши проблемы… Или что-то в этом роде. Это о чём говорит? Это какая-то действительно новая эпоха?

Н. Усков ― Тут может быть много факторов. Может быть просто стечение обстоятельств. Какие-то люди в системе чувствуют себя менее уютно, потому что система действительно наворотила кучу проблем, создала довольно безвыходную для России ситуацию, прежде всего, в связи с санкциями, с нашей негативной репутацией. И проблемы нарастают, государство неэффективно, не умеет эффективно тратить деньги, это все видят. Задолженность регионов огромная. Проблемы нарастают, неравенство нарастает. Кроме общих деклараций ничего нет, по телевизору обсуждают Украину. Я думаю, что у всех нормальных практически мыслящих людей возникает ощущение — а что я делаю в этой системе? Люди начинают просто, видимо, пересматривать свои жизненные ценности. Жизненные перспективы. И, наверное, не всегда уже ассоциируют себя с этой системой.

О. Журавлёва ― То есть они сознательно нарываются? Потому что многих потом увольняют, штрафуют.

Н. Усков ― Возможно да, они хотят, то есть, у них нет сил больше… Вот когда говорил Владимир Ильич Ленин о революционной ситуации, помните, там была такая загадочная фраза: верхи не могут.

О. Журавлёва ― А низы не хотят.

Н. Усков ― Да, вот верхи периодически не могут, потому что те призрачные дивиденды, которые даёт госслужба, она даёт не всем, потому что есть честные люди, которые просто никаких дивидендов от этой госслужбы кроме проплешины и больной печени не получают. Нет у них других дивидендов. И стресс постоянный. Люди в какой-то момент не выдерживают. Они больше не понимают, почему они должны работать в системе, которая сама себя разрушает. Которая сама поставила себя в такую ситуацию, в которой работать на неё, вообще ассоциироваться со страной опасно.

О. Журавлёва ― Но ругают и их. Просит-то у них население так называемое.

Н. Усков ― С одной стороны вот эта обманутая страна, в которой ничего не делают, а с другой стороны эта власть, которая важно раздувает щёки и говорит: извините, у нас тут геополитические риски, нам не до вас, сами выпутывайтесь. Плюс ведь государственная система во многом — миф про вертикаль власти. Государственная система крайне неэффективна. Она плохо работает.

Она всегда плохо работала. В России вообще нет никакой вертикали власти, то есть она — монолитная монархия. Но с другой стороны, как она управлялась бездарно, так и управляется бездарно. Ну как знаменитая фраза Александра Второго: «Россией управлять просто, но совершенно бесполезно». Она живёт своей жизнью, так было и при царях, и при советской власти во многом. И так продолжается сейчас. У нас есть видимость, вот есть телевизионная картинка, она убедительна достаточно.

О. Журавлёва ― Теперь же ещё есть видео. В каждом кармане. Каждый школьник в состоянии снять, как учительница прыгалками лупит твоих одноклассников или как она рассказывает про то, что вас всех посадят. И как чиновник отвечает на какие-то вопросы — тоже можно прекрасно заснять. Может быть, в этом новость? Может быть, раньше всё было так же? Или всё-таки что-то другое?

Н. Усков ― Я думаю, что просто, во-первых, конечно, мы должны понимать, что происходит смена поколений во многом. Что мы всё-таки жили в стране, которой управляли люди, хорошо помнящие Советский Союз, и электорат в основном был у них такой. Сейчас мы видим, что диалога между государством и обществом полноценного быть уже не может, потому что значительная часть общества — это люди, которые вообще не понимают, о чём идёт речь, когда им начинают рассказывать про Великую Отечественную войну. Для них это Мамаево побоище. Это непонятно вообще, о чём идёт речь. То, что их интересует, что их касается — это в повестку дня диалога власти с обществом не входит.

О. Журавлёва ― Вот поэтому и появляется рэпер Хаски. Вот что я поняла. Есть ещё один момент, который я бы сказала, выглядит довольно тревожно, может быть, для власти. Левада-центр сообщает, что по их опросу уже 61% россиян полагают, что Владимир Путин в полной мере несёт ответственность за проблемы, стоящие перед страной. Это действительно тоже результат пенсионной реформы, когда, наконец, совпали эти события?

Н. Усков ― Я не знаю, как этому относиться. Все опросы очень спорные. Что такое в полной мере?

О. Журавлёва ― Они регулярно проводили опрос. После 2012-го года вот такие были уже формулировки. Кто частично отвечает, кто отвечает за хорошее, кто за плохое. Когда-то Путин отвечал за всё хорошее, а Медведев — за всё плохое, например. Это было удобно.

Н. Усков ― Всё равно у меня ощущение, что формулировка сама по себе не очень понятная. То есть у любого человека спроси: Путин несёт ответственность за происходящее в стране? Ну, конечно, несёт. Это может быть и с плюсом и с минусом.

О. Журавлёва ― А вот за проблемы несёт ответственность?

Н. Усков ― Есть проблемы объективные, которые стоят перед обществом. Ну да, несёт ответственность. Потому что он президент страны. Я не думаю, что это о чём-то свидетельствует. Мы видим, что его рейтинг падает. Но пока не драматично.

О. Журавлёва ― Я для вас специально сделаю идеальный опрос. Простой вопрос: Путин виноват, что нам так плохо? Вот же прекрасный вопрос! Правда? Вы бы как ответили?

Н. Усков ― Я считаю, что он несёт за это ответственность. Конечно.

О. Журавлёва ― Конечно, виноват.

Н. Усков ― Ну конечно, потому что, возвращаясь к тем событиям, которые случились в 2014-ом году, я считаю, что Россия совершила довольно серьёзную стратегическую ошибку. Ей нужно было как-то тоньше отнестись к проблеме Крыма. И найти какое-то другое решение, потому что сейчас мы в конечном итоге поставили себя в ситуацию страны, которая почти изгой. То есть нельзя сказать, что мы страна изгой в полной мере, потому что Россию невозможно изолировать, это огромная страна. Довольно влиятельная. Но то, что нам очень тяжело жить и работать, то есть отношение к русским изменилось очень сильно — это факт. Это прямое следствие того, что случилось в 2014-ом году и всех последующих историй с малайзийским самолётом, со Скрипалями, с не безусловной, не очень понятной активностью в Сирии.

О. Журавлёва ― Ещё и допинг… А теперь туда добавился ещё мультфильм «Маша и медведь».

Н. Усков ― Я не знаю. Но что бы ни происходило, негативное отношение к России оно есть в мире. Оно касается уже просто бытовых вещей.

О. Журавлёва ― Та самая русофобия, которой нас пугали — она есть?

Н. Усков ― Да, она активно поощряется внешнеполитическими выходками и с течением времени становится глубинной. Это очень плохо, плохо не только для российского бизнеса, для российских государственных компаний. Это ужасно просто! Это просто становится сложно даже для обычных человеческих контактов. Потому что за время с 2014 года копится недоверие к русским. Когда уже в шутку начинают говорить «А вы меня не отравите» и так далее. Это абсолютно бытовые теперь разговоры. Но мне кажется, что нам надо сейчас думать о том, как это всё изменить.

О. Журавлёва ― А мы можем это изменить?

Н. Усков ― Мы можем, да, правда, но это займёт много времени. Потому что Россия, конечно, должна сделать какие-то шаги навстречу международному сообществу, чтобы сознательно изменить свой имидж. И доказать, что она не так страшна, как её изображают.

О. Журавлёва ― Мы провели чемпионат мира по футболу, казалось бы.

Н. Усков ― Было очень позитивное явление. Да.

О. Журавлёва ― И где дивиденды?

Н. Усков ― Дивиденды есть. Поток туристов очень вырос. И в 2017-ом он вырос, и в 18-ом, конечно, растёт. И бизнесы очень много заработали на этом чемпионате. И я думаю, что туристически страну чемпионат, конечно, открыл. И мы сейчас будем иметь позитивный эффект. Просто хотелось бы, чтобы историй, подобных со Скрипалём больше не было. Вообще не было.

О. Журавлёва ― Хотелось бы.

Н. Усков ― То есть надо принимать какие-то решения на самом высоком уровне.
Хотя бы чтобы не злить дальше.

О. Журавлёва ― На самом высоком уровне ответ на Скрипалей есть. Обвинение Браудера в том, что он убил в московской тюрьме Сергея Магнитского солями алюминия.

Н. Усков ― Вдова сама себя высекла… Это обычный бред российской пропаганды.

О. Журавлёва ― Это не пропаганда. Это прокуратура.

Н. Усков ― Это же пропагандистское заявление. За этим же не стоит никаких доказательств. Это пропагандистские заявления, которые можно сделать, но они ничего не стоят. Вы что, доказали это в суде?

О. Журавлёва ― Ой, в нашем суде можно доказать, что угодно. Вот у нас человека лишили медали биатлониста из-за подозрений в использовании допинга. А Мосгорсуд разрешил продолжать называться олимпийским чемпионом. И всё, и нет проблем. Так что в суде мы докажем, что вы захотите.

Н. Усков ― Я просто не очень понимаю. И что, вот он разрешил. А человек, если он хочет продолжать свою спортивную карьеру, он должен уважать решение антидопинговой комиссии.

О. Журавлёва ― Вместо этого он сможет получать президентскую стипендию.

Н. Усков ― Ну, хорошо. Но есть президентская стипендия, а есть олимпийская карьера. Ему, видимо, нужно будет выбирать.

О. Журавлёва ― Ну хорошо. Ладно. Да, кстати, мы ещё вменяем всякие смыслы и так далее. У нас вообще такая традиция как-то назвать по-другому, чтобы всё стало иным. И вот депутаты ГД предложили пересмотреть оценку афганской войны. 30 лет назад была оценка как преступная авантюра, а теперь мы чего-нибудь другое предложим.

Н. Усков ― Я говорил, мы с этого начали. Депутаты ГД как главный боевой отряд российского шоу-бизнеса сейчас создают определённые бессмысленные дискуссии, которые понятны людям, там можно правила футбола обсудить.

О. Журавлёва ― Мне кажется представление о людях очень приблизительное, потому что так ли уж волнует всё население РФ, как депутаты ГД оценивают афганскую войну.

Н. Усков ― Бессмысленные патриотические споры довольно заразительны. Люди очень на это порываются. Поэтому я думаю, что это какая-то шумовая завеса очередная.

О. Журавлёва ― Кстати, какую оценку какой бы ещё войны вы пересмотрели? Для подъёма патриотизма. Русско-японскую предлагали, ещё какую-нибудь как ослепительную победу русского оружия…

Н. Усков ― Россия, Российская Империя в любой своей ипостаси неизбежно вела бесконечные войны. Потому что когда ты создаёшь государство, которое живёт только тем, что оно расширяет и поглощает всё новые и новые земли, естественно ты, так или иначе, чтобы просто это всё сохранять в том виде, в котором есть, вынужден вести бесконечное количество локальных войн. Потому что везде начинают какие-то напряжённости складываться из-за твоей активности. Афганская война была следствием во многом амбиций российской империи в советском её обличии. Собственно, смысла для России, для российских граждан в ней не было никакого. Мы это прекрасно понимаем.

Но если рассматривать смысл жизни российских граждан в российском государстве, то, наверное, она была осмысленна. Как и Русско-японская, как и наполеоновские войны, как и русско-турецкие и так далее. Просто за каждой из этих войн стояли бесконечные потери, напряжения казны и так далее. Русско-турецкая война 70-х годов — сто тысяч погибших. Освободили мы эту Болгарию. И чего? Она была нашим врагом в мировой войне. Смысл этой войны?

О. Журавлёва ― Но кто же знал-то?

Н. Усков ― Но с точки зрения российского государства мы братьев славян освобождали. Зачем нам эти братья, спрашивается? Вот у нас своих братьев 100 тысяч погибло. Это я понимаю, это вот братья. А потом все эти балканские страны — наши враги. Вот зачем мы это делаем? И сейчас Болгария, нельзя сказать, что очень дружественная нам страна. Мы видим все эти игры вокруг «Южного потока». То есть Россия как империя вела такие войны. Они с точки зрения империи осмысленны, с моей точки зрения и простых людей — они абсолютно бессмысленны. И мне кажется, когда мы переживали перестройку, мне показалось, что наконец-то массы русских людей поняли, что империя — это фикция. Что не может она быть смыслом их жизни. Что смысл их жизни — растить детей, жить в мире, наслаждаться этой прекрасной планетой. Создавать какие-то художественные произведения. Зарабатывать «бабки», тратить их красиво. Вот в чём смысл жизни. Это правда.

Никакого нет другого смысла жизни. Неужели вот эта империя стоит нашей жизни? Да… не стоит. Бенефициары этой империи — 10-20 человек, которые сидят за кремлёвской стеной. А все остальные должны гибнуть на полях сражений. Поэтому я думаю, что всерьёз акция сейчас депутатов, ну она может привести к бесконечным бесплодным дискуссиям. Но история есть история. И после Второй мировой войны всё труднее объяснить людям, почему мы должны погибать за бессмысленные идеи. Всё труднее.

О. Журавлёва ― Тут возникли люди, которые понятно ради чего шли воевать. Вроде бы какие-то из участников ЧВК решили посудиться с Россией по поводу их статуса и некоторых обещаний. Это тоже какая-то ласточка, звоночек, о чём-то говорит?

Н. Усков ― С ЧВК история интересная. Я думаю, что, конечно, вот эти вооружённые люди, которых Россия в рамках всяких гибридных войн создавала в большом количестве, могут стать серьёзным фактором нашей внутренней политики в ближайшее время. Потому что это люди, как афганцы в своё время, кстати. Это люди, которые видели смерть, которые хорошо понимают ценность всего, чего бы то ни было, в том числе и бесплодных идей государственных. Которые хотят справедливости, и которые умеют обращаться с оружием.

О. Журавлёва ― Но это очень опасно.

Н. Усков ― Да, давайте не забывать, что страшная русская революция случилась именно благодаря военным, а не пролетариату мифическому. Именно петербургский гарнизон сделал революцию. Именно он перешёл на сторону так называемых восставших. Никто не восставал, это просто были домохозяйки рассерженные. Но только после того как петербургский всего лишь гарнизон, не вся армия, перешёл на сторону демонстрантов — российская империя перестала существовать…

О. Журавлёва ― Но сейчас, насколько я понимаю, ЧВК — далеко не гвардия. И они поставлены в такие обстоятельства, когда они вообще всё время ходят под уголовной статьёй за наёмничество.

Н. Усков ― Ну да. Сейчас другая ситуация, но они могут быть фактором внутренней политики. Просто история же никогда не повторяется так, как она случилась. То есть это будет другая ситуация в любом случае. Но мы понимаем, что в полку недовольных прибыло. То есть, есть какие-то госчиновники, есть наёмники, есть интеллигенция, ну частный бизнес крупный…

О. Журавлёва ― Да есть ещё просто каждый второй гражданин, который рассчитывал на пенсию несколько раньше.

Н. Усков ― Я бы не стал выяснять, что творится в голове у российского обывателя. Это очень большая тайна. Потому что, несмотря ни на что рейтинг президента очень высок всё равно. Поэтому посмотрим.

О. Журавлёва ― Какие-то потенциальные политические силы в России либо зреют, либо лежат «в виде личинок». Но вы считаете, что сейчас эти личинки ещё пока не собираются просыпаться и вот прямо сейчас ждать революций всевозможных не стоит?

Н. Усков ― Просто в существующей политической системе сделано всё для того, чтобы не появилось никакой альтернативы Путину. Серьёзной альтернативы. И мы с этим будем жить до тех пор, пока Владимир Владимирович не решит уйти в отставку по какой-то причине. И единственный вариант какой-то трансформации режима, который мне пока понятен и очевиден — рост политического веса и активности парламентских партий. Потому что они имеют серьёзную базу, они законодатели, они сидят в думе, они обладают развитой сетью. Они представлены в СМИ. У них куча связей с бизнесом. То есть всё хорошо с фандрайзингом.

И в какой-то момент они в состоянии будут выдвинуть популярного кандидата. Как мы видели на предыдущих выборах, произошло с Грудининым. Они выдвигают популярного кандидата, который стремительно набирает рейтинг, потому что общество очень ждёт альтернативы, но альтернативы не видит.

О. Журавлёва ― А Грудинин был по-вашему недостаточно качественной альтернативой?

Н. Усков ― Можно спорить, сейчас это не имеет пока практического смысла. Но мы видели, что он достаточно быстро набирал обороты.

О. Журавлёва ― Значит, в принципе можно выставить, ведь есть огромное количество кандидатов, мы просто не знаем о них.

Н. Усков ― Да, есть запрос на некую альтернативу. Он в обществе точно присутствует. И мне кажется, что в какой-то момент, если режим вступит в фазу кризиса, именно партии, представленные в ГД возглавят трансформационные процессы. Потому что это единственная серьёзная политическая сила помимо Кремля в РФ. У них есть кадровые резервы, у них есть наверняка уже некое видение того, кто бы мог бы быть альтернативой.

О. Журавлёва ― Что для вас признак кризиса? Потому что вот сейчас, когда мы смотрим, сыплются одна за другой идиотские инициативы, народные протесты, высказывания чиновников со своей новой искренностью, скандалы на мировой арене, обвинения… Это ещё не кризис?

Н. Усков ― Когда мы понимаем, что политический режим находится в ситуации нерешительности, это можно назвать кризисом власти. Обычно это случается в процессе передачи власти. В будущем нас этот процесс ожидает. Мы это понимаем, что, рано или поздно, это произойдёт. Скорее всего, в 2024-ом году. Соответственно это будет кризисное время. Будет очевидно, что в этот момент формируется будущее страны. Если Владимир Путин в 2024-ом году решит уйти, то соответственно в 2024-ом году может быть чуть раньше начнёт формироваться будущее страны.

О. Журавлёва ― А если он решит не уходить?

Н. Усков ― Это возможно, но это маловероятно. Либо он придумает очередной тандем — тоже возможный вариант.

О. Журавлёва ― Либо Зорькин в Конституционном суде придумает какой-нибудь вариант.

Н. Усков ― Это всё равно будет кризисный момент. Это будет понятно.

О. Журавлёва ― Николай, вы всё время говорите о легитимных способах смены власти. Многие, и левые те же говорят, что должны выдвигаться на выборы, идти в суды. Но с той стороны уже давно действуют не по правилам.

Н. Усков ― Они соблюдают правила, почему. Какие-то соблюдаются, какие-то нет.

О. Журавлёва ― Вот сегодня говорят нам, что заморожены будут пенсионные накопления аж до 2022-21 что ли года. Когда-то нам говорили, что это такое временное, случайное… Но это же реальный отъём денег.

Н. Усков ― Да.

О. Журавлёва ― Это законно, хорошо и легитимно?

Н. Усков ― Но российскому государству никогда нельзя было верить. Мы же это прекрасно знаем. А что вы ожидали?

О. Журавлёва ― Мы ничего не ожидали. Собственно, никто и не удивлён.

Н. Усков ― Мне кажется, здесь не нужно драматизировать.

О. Журавлёва ― Хорошо, у людей отнимают собственность. Вы сами сказали, что у нас собственности нет, у нас есть только воздух. Пока вроде бы. Вот люди себе во дворе стоят и протестуют против коммерческого застройщика. Против них выходят силы МВД. Где тут законность, легитимность, правила какие-то?

Н. Усков ― Безусловно. Знаете, когда мы это обсуждаем, это уже некое изменение этой ситуации. То есть могли это и не обсуждать. Могли бы запретить об этом говорить. Если об этом говорят, если об этом есть возможность говорить, если есть возможность призывать к общественности — значит не всё безнадёжно. Всё-таки давайте просто, чтобы было понятно нашим радиослушателям, любые потрясения — это не только усталость от политического режима или то, что какой-нибудь застройщик строит во дворе непонятную башню. Или детскую площадку ликвидировали. Это, конечно, всё плохо, но это не выведет миллионые массы людей на улицы.

О. Журавлёва ― А помните, как с реновацией вышло?

Н. Усков ― Скорректировали же. Подстроились.

О. Журавлёва ― Потому что вышло гораздо больше людей, чем ожидалось.

Н. Усков ― Потому что почувствовали, что город может взорваться. Но власть видите, она реагирует. Она когда видит, что она дурака сваляла, она быстренько реагирует… У нас очень гибкая, ловкая власть, не надо её недооценивать. Она умеет учиться и исправлять свои ошибки довольно оперативно, между прочим. Поэтому я-то не верю ни в какой уличный протест, который возможен только в столице. Столица очень богатая.

О. Журавлёва ― И далеко от всей остальной страны.

Н. Усков ― Есть прямая корреляция между ценой на хлеб и недовольством масс.

О. Журавлёва ― Кстати, по Франции цена на бензин обретает…

Н. Усков ― Политическое значение.

О. Журавлёва ― Очень большое.

Н. Усков ― В России она тоже обрела политическое значение.

О. Журавлёва ― А в России почему-то реакция другая. Французы всё-таки привыкли к революциям.

Н. Усков ― Они привыкли к революциям, а мы революции боимся. Потому что мы были обмануты революцией, ограблены и изнасилованы…

О. Журавлёва ― У них-то прям красота была. Они голову рубили друг другу сколько лет.

Н. Усков ― Ну, не сравнить. У нас в каком-нибудь поселковом центре больше отрубили голов, чем в Париже. Поэтому это всё-таки другая история. Они добились реального изменения. В течение 19 века была серия революций, они реально добились и изменения социальных условий во Франции. И создали совершенно новое общество. И стали флагманом, в общем, трансформацией мира во многом. На новых принципах. Россия проиграла в результате революции. У нас очень негативное отношение к революции.

О. Журавлёва ― Но Советский Союз же был прекрасный. Там же нам всем прекрасно жилось, все были счастливы, молоды, и вокзал был ближе к дому, и всё было отлично.

Н. Усков ― Но это официальная пропаганда. Можно показывать все эти фильмы сегодня, умиляться, как это здорово лепили. Но мы прекрасно знаем, что Советский Союз развалился в силу своей внутренней слабости. Это была страна, которая базировалась на абсолютно неэффективной экономической модели. На подавлении инакомыслящих, на ограблении собственного народа…

О. Журавлёва ― Вы сейчас перечисляете такие признаки, о которых вроде бы и сегодняшний день нам намекает.

Н. Усков ― У нас другая, качественно другая ситуация. Давайте не забывать, что Россия никогда так богато не жила за всю свою двухтысячелетнюю историю.

О. Журавлёва ― Не жили хорошо, нечего и начинать, я вам скажу. Кстати, интересуется у нас публика, вот насчёт устройств с какими-то лазерными системами подавления граждан. Вы слышали, Росгвардия какие-то специальные устройства купила с какими-то установками, шумо, звуко и всяко разно подавляющими?

Н. Усков ― Ну готовится власть к каким-то беспорядкам. Ну что, нормально.

О. Журавлёва ― Они, правда, пообещали, что против митингующих не будут использовать. Зачем-то пообещали. Тем не менее, самый важный вопрос: они боятся беспорядков?

Н. Усков ― Я думаю, что боятся — это, да. Мне кажется, что само создание Росгвардии — тоже некая тревога. Гарантированы ли мы от массовых протестов. Я думаю, что здесь не надо драматизировать…

О. Журавлёва ― Почему? Водомётов им не хватает?

Н. Усков ― Наверное, не хватает. Прогресс же не останавливается во всех сферах. Хотя водомёты — это не самое гуманное может быть средство борьбы с массовыми беспорядками на улицах.

О. Журавлёва ― А, это вчерашний день. Понятно.

Н. Усков ― Может быть, есть какие-то более совершенные способы, которые не травмируют людей. Но в то же время достигают того же эффекта. Почему их не использовать.

О. Журавлёва ― Я хотела вас спросить о ещё такой новинке последних времён. Вам скорее понравилась эта история с поддержкой журнала «The New Times», и с этим феноменальным штрафом?

Н. Усков ― Меня очень обрадовало, что в России есть люди, которые с большим удовольствием щёлкнули власть по носу. И хорошо, что они это сделали, потому что ну, совершенно безумная сумма штрафа. И это какое-то сведение счётов. Я не могу сказать, что я большой поклонник этого журнала, но мне было приятно, что люди пожертвовали деньги и, в общем, помогли Евгении Марковне спасти это издание. Может быть, я бы просмотрел какие-то другие варианты, если бы оказался в её положении. Может быть, лучше было обанкротить компанию. И создать потом что-то новое в той же Риге. Может быть, она так и сделает. Но то, что люди собрали деньги — это очень хорошо. Это говорит о том, что у нас есть определённое чувство локтя, есть солидарность и что доказать что-то власти для многих людей здесь важно.

О. Журавлёва ― А как вам кажется, у власти в целом как общности людей есть эта солидарность?

Н. Усков ― Конечно.

О. Журавлёва ― Они выступают ещё единым фронтом? Сплачиваются вокруг лидера?

Н. Усков ― Есть политические противоречия, но безусловным лидером является Владимир Путин. Это у кого ни спроси, они все в это верят. Во всяком случае, у них выхода нет, они вынуждены это говорить. На каждом углу. Иначе у них будут неприятности.

О. Журавлёва ― То есть это сплочение, я имею в виду вокруг «The New Times» более свободное?

Н. Усков ― Оно свободное, это же как, это происходит в силу твоей гражданской позиции. А любовь к президенту может быть связана с твоей гражданской позицией, а может вытекать из твоего служебного положения, из твоих личных интересов.

О. Журавлёва ― Мне кажется для президента это даже немножко обидно. Редакционный директор журнала «Форбс» Николай Усков. Меня зовут Ольга Журавлева. Всем спасибо, всего доброго.





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Да никуда наш драгоценный горе-царь не уйдёт в 2024 г. Только самый улётный полёт первого марсонавта на Марс спасёт страну от окончательного полного развала и гибели неминучей…
________________________________________

Тут ведь главное что? Главное, чтобы дураки думали о чём угодно, только не о том, что позволяет сделать жить лучше, о насущном.
________________________________________

Напрасно уважаемый редакционный директор Н. Усков так опрометчиво сливает уличный протест в столичном регионе. Москва с Подмосковьем — свыше 20 млн. отнюдь не процветающих озлобленных малоимущих, свыше 5 млн. отчаявшихся нищих пенсионеров, инвалидов, разнорабочих, вконец пущенного по ветру и по миру бывшего промышленного и фабрично-заводского пролетариата.

Ещё несколько миллионов ничуть не более процветающих изголодавшихся голытьбанов с трудом сводят концы с концами в Тверской, Рязанской, Тульской, Орловской, Брянской, Калужской, Владимирской, Ярославской и прочих ближних областях, в пределах 2—4 часов езды на электричках, маршрутках и рейсовых автобусах.

Растёт и ширится всенародное возмущение антинародной внешней и внутренней политикой путинских горе-бонз. И никакие безумно дорогостоящие шумовые лазерные установки не спасут.
________________________________________

Путинско-оленеводские идиоты вместо массового оборудования компактных, удобных, надёжных и экономичных биотуалетов на улицах столицы и прочих российских городов и местах массового паломничества туристов-интуристов, массу денег ухлопают на построение и поставки в войска Росгвардии и внутренних органов каких-то там супер-тупер-машин подавления бунтовщиков, оборудованных гипер-лазерными и нано-шумовыми установками, чтобы все толпы бунтовщиков моментально оглохли, ослепли, обакакались и быстро-быстро разошлись по домам вместо снесения этих несносных кремлей и мавзолеев с тронами и шубохранилищами. Всё, кретины конченые…
________________________________________

Ну, выбросил Венечка Ерофеев свою вторую сугубо матерную главу из поэмы "Москва-Петушки". Никто не умер от этого. Кисейные барышни, стыдливо зардевшись и похотливо хихикая, скачивают содержание этой второй главы из сети…
________________________________________

Знала, что Николай Усков высказывает мнение по принципу "и нашим, и вашим". Но сегодня в лизоблюдском раже он превзошёл сам себя. Это же надо было договориться до того, что он не видит ничего особенного в том, что Росгвардия приобретает две машины, которые оснащены системами лазерного излучения и акустического воздействия.

Представитель Росгвардии отметил, что "эффект от них не будет летальным" (Спасибо и на этом). "О том, что комплексы нелетального воздействия способны останавливать преступников или нарушителей мощным акустическим сигналом, оказывающим акустическое давление на расстоянии 10 метров и световым потоком выше 20 тысяч люменов, известно, что называется, из теории. Если использовать все эти возможности одновременно, возникнет паралич центральной нервной системы примерно на 3 минуты". Вот такие комплексы Усков называет менее травматичными по сравнению с водомётами.
________________________________________

И с каких это пор эти кремлёвские горе-клоуны стесняются в выборе средств подавления-усмирения? Например, в случае "Норд-Оста", Беслана, рязанского сахара… Мерзавцы и вруны вусмерть боятся собственного вконец доведённого до отчаяния и бунта народа. И не остановятся ни перед чем. Вы слышите — грохочут сапоги и гусеницы нацигвардейских танков с этими гнусными возмутительно-бунтарскими лазерно-шумовыми установками!..
________________________________________

Да ни фига власть не умная и хитрая, а тупая и наглая. Делают всё по топорному, как попало, наспех. Только всё запрещают и ужесточают, думая, что это поможет подавить протест. Но протест не зреет, а уже назрел. Скоро прорвёт.
________________________________________

Империя перестала существовать, когда царя уговорили подписать отречение в пользу сына. На его арест были согласны ряд депутатов. А войны, если не считать русско-турецкую, где собственно были имперские и религиозные мотивы с русско-японской в основном велись за контролем над территорией, так же и в Афганистане. И сейчас в Сирии либо мы контролируем, либо США, но как-то обидно, что Афганистан ничему не научил. Тут та же система провокаций.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Ольга Журавлёва

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 16.06.2019 - МОЖЕТ, НАМ НУЖНА ЕЩЁ ЛИВИЯ?
  • 15.06.2019 - ВОЙНА В СИРИИ
  • 15.06.2019 - ОБХОДИМСЯ БЕЗ БАТЫЯ
  • 14.06.2019 - О НЕУВАЖЕНИИ ВЛАСТИ К НАРОДУ
  • 14.06.2019 - ЧЕМ ГРОЗИТ РОССИИ НЕВЫПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЯ ИЗВЕСТНОГО ТРИБУНАЛА
  • 13.06.2019 - НОВЫЕ ЛИЦА «ЯБЛОКА»
  • 13.06.2019 - ЭВОЛЮЦИЯ АВТОРИТОРИЗМА
  • 12.06.2019 - СУПЕРДЖЕТ ДОРОГОЙ ЦЕНОЙ
  • 12.06.2019 - РЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ТРИБУНАЛА ПО МОРСКОМУ ПРАВУ
  • 11.06.2019 - О «СУВЕРЕННОМ БРОНЕПОЕЗДЕ»
  • 11.06.2019 - ПОРОЧНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ
  • 10.06.2019 - ДЕМОНСТРАЦИЯ ЛЮБВИ К ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ
  • 08.06.2019 - ПУТИН И ПУСТОТА
  • 08.06.2019 - ОДНАЖДЫ НЕ В АМЕРИКЕ
  • 08.06.2019 - ПОЖАР В САМОЛЁТЕ ГЛАЗАМИ ПАССАЖИРА С 12 РЯДА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru