Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[08.01.2019]

ВСПОМИНАЯ 2018-Й И НЕ ТОЛЬКО

Вася ОБЛОМОВ: музыкант


Вася ОБЛОМОВ:


Люди больше убеждаются в том, что мы живём не по закону, а по каким-то понятиям. А понятия эти все разные, люди пытаются их выучить и никак не могут. А при этом государство с телека говорит: «У нас же закон, суд…». То есть никто же не признается честно, что вообще нет ни закона, ни суда.

Но у нас не будет, как в Париже. Вообще не будет. Мария Антуанетта сказала: «У них нет хлеба — пусть едят пирожные». Кончилось всё плохо. У нас, знаете, сколько всего говорили даже за прошедший год? Много! И все, кто надо, едят пирожные, возят детей в Турцию…

А человек, у которого есть рубль, он может этим рублём проголосовать за то, что ему нравится. Государство должно заботиться только о том, чтобы у человека был этот рубль, который он бы мог на что-нибудь потратить.

Россия — это страна победившей старости. У меня даже есть песня об этом. Я записываю новый альбом. Она получилась такая песня-сказка про то, как старики взяли власть и, в общем, запретили молодость…


С. Крючков ― В гостях у нас сегодня музыкант Вася Обломов. Ведут передачу Марина Максимова и Станислав Крючков. Василий, мы очень рады вас приветствовать. Ну, что, время подводить итоги года? Василий, каким этот год был для вас во всех смыслах? Давайте с общественно-политической повестки начнём.

В. Обломов ― Очень плохой год.

С. Крючков ― Жизнь налаживается, тем не менее…

В. Обломов ― Год паршивый, следующий будет ещё хуже, я думаю. В общем-то, я думаю, у всех так.

С. Крючков ― А если топ основных событий года и трендов в политике для вас составить — он каков был?

В. Обломов ― Ну, гниль какая-то. То есть в политике… Знаете, если комнату закрыть надолго с грязными вещами и потом туда зайти через некоторое время… Вот примерно такое чувство, когда начинаешь говорить про русскую политику. Но ничего же не меняется, в общем-то.

М. Максимова ― Как-то вообще беспросветно.

В. Обломов ― Почему? Я очень позитивный. С какой точки зрения… С точки зрения антропологической это, конечно, интересно, что такое продолжается столько времени. А, в общем-то, будучи участником этих событий, конечно, не очень весело, не очень.

С. Крючков ― А что из того, что произошло в 2018, мы, в принципе, в качестве урока могли бы с собой взять вперёд? Вот в этой гнили что-то такое твёрдое, скажем так, имеющее образ, с нами останется?

В. Обломов ― Я не знаю. Пенсионная реформа, конечно же, останется с нами надолго, очень надолго, если говорить про простых россиян, да и что говорить про простых россиян — про всех россиян. Все владельцы российского паспорта живут теперь с пенсионной реформой в будущем — и в следующем и в 20-ом и дальше годах. Я думаю, что этот вопрос не вернётся назад.


С. Крючков ― РБК сегодня представил такой доклад. Он называется: У россиян возникли новые осенние запросы, и вот ваши любимые две трети россиян, о которых вы вспоминаете всё время у себя в соцсетях, они ожидают каких-то перемен, они устали от агрессивной внешней политики. И вот фиксируют экономисты…

В. Обломов ― Мне кажется это всё полная туфта. Я недавно написал у себя в Твиттере — просто погуглил в заголовке «Новости: «Две трети россиян»; мне просто стало интересно, что же делают две трети россиян. Так вот там, если смотреть всю выборку, что делают две трети россиян, то они не знают законов, верят в бога, не верят в бога, во всём винят Путина, при этом благодарны тут же Путину, они не знают Конституцию, при этом хотят её переписать, употребляют алкоголь, верят в гей-заговор, верят колдунам и так далее.

Я просто к чему — это всё, конечно, полнейшая туфта! И нет никаких двух третей россиян. Если вообще кто-то проводит какие-то опросы, то, честно говоря, слабо верю в это, и это, наверное, такие звонки на стационарные телефоны людям в три часа дня, которые всё ещё находятся дома. И судить по ним о двух третях… То есть там обзвонили 10 человек и 7 из них оказались дома — это значит, две трети россиян не имеют работы… Мы-то знаем, как всё это на самом деле…

М. Максимова ― У нас совсем недавно как раз был в эфире человек, глава ВЦИОМ, который рассказывал, что отказались они от этих стационарных телефонов.

В. Обломов ― И, кроме того, кто эти люди, кто ведут опрос, как они формулируют вопрос? Это всё имеет огромное количество «но», которых достаточно, чтобы потом не говорить «Ой, смотрите — 86%, они же все…». Да нет никаких 86%… Большинству россиян, я думаю, просто до лампочки всё это.

М. Максимова ― Хорошо, а если не две трети, это какая цифра, которые вот недовольны?

В. Обломов ― Недовольны? Думаю, ну, в общем, все. Думаю, что все! Даже чиновники, детей которых не дали спокойно свозить в Турцию, они тоже недовольный по-своему.

М. Максимова ― Как не дали? Дали.

В. Обломов ― Ну, дали, но сейчас привязались к ним. В общем, они по-своему тоже недовольны, я думаю, очень недовольны. И тётка, которая сказала, что «государство вам ничего не должно» и просит денег на квартиру у государства, она тоже, я думаю, недовольна, что к ней прибодались. Все недовольны. Россия — страна недовольных людей.

С. Крючков ― Вот эта новая искренность наших чиновников, она ли не тренд года, на ваш взгляд? Просто они стали говорить то, о чём прежде молчали, о чём предпочитали высказываться высокопарно.

В. Обломов ― Мне кажется, что просто жизнь стала прозрачней за счёт социальных сетей, интернета, доступности информации. Если раньше тётка на каком-нибудь совете детям могла просто сказать: «Детки, государство вам ничего не должно, малолетние нищеброды» и так далее, то эти дети утёрлись и пошли домой, уяснив на всю жизнь, что действительно, ничего не должно…

А тут так случилось, что кто-то это взял и выложил в сеть для широкой общественности, для обсуждения. И вот, к несчастью эта женщина теперь вынуждена оправдываться. И теперь все смотрят на них: «Да как они посмели!» А они что, раньше так не делали? Да они всю жизнь так делали. То есть, это старая конструкция, в которой они живут… Все говорят: «Они стали совсем бессовестные». А на самом деле ничего не изменилось в том смысле, что они всегда жили одинаково, всегда они занимали высшее положение в обществе, оно символизировало легкодоступность к каким-то благам.

То есть права человека… Чем выше ты по социальной лестнице находишься, тем больше у тебя прав, чем ниже, тем меньше у тебя прав. Это было всегда в сознании людей. У нас же никто не живёт по закону.

Вот я — мент, я — пэпээсник ничтожный. Вот, что мне делать? То есть у него есть там… план выполнять, подбрасывать наркотики или алкашей ловить… И почему, кстати, менты к людям плохо относятся в большинстве своём? Потому что они дело имеют только с отребьем, в общем-то. Поговоришь с любым милиционером, самым, кстати, порядочным на вид человеком, спросишь у него: «Как народ-то наш?» — он вам столько всего расскажет про наш народ, — уши завянут, «Эхо Москвы» не хватит…

Так вот и потом милиционер становится там… в ГИБДД работать. Палка появилась в руках, он начинает ей размахивать. Есть вариант заработать. Все же это делают, и никто же не осуждает. Общество, в котором ты живёшь: одни платят взятки гаишнику, гаишник прячется в кустах… Все это делают.

И тут появляется человек, и говорит: «Я не хочу платить, я хочу по справедливости». Гаишник искренне недоумевает: «О чём ты? Что ты хотел сказать? О какой справедливости?» Все так живут. С чего вдруг сейчас всё должно измениться? И, в общем, я думаю, все чиновники наши от мала до велика, в общем, недоумевают: «Что это за проблема такая? Почему вчера я мог зарабатывать 60 миллионов в год, и всё было хорошо, все меня слушали. Теперь какой-нибудь журналист несчастный…». Там даже на этом видео видно, как они на него сморят. Это красиво. Это очень художественно, кинематографично выглядит. Они искренне на него типа: «Что? Кто ты?..» А он тоже так очень типа интеллигенция такая: «Вот тяжелобольные дети…». Это так… То есть наложить на это музыку Гия Канчели — и будет прекрасный фильм.

М. Максимова ― Вы же начали с того, что хороших итогов нет. Ну, так вы же сами сказали, что у нас стало чуть более открытым общество благодаря соцсетям и благодаря тем людям, которые появились, именно поэтому мы знаем про то…

В. Обломов ― …Исключительно больше уродства. Я думаю, что Лев Толстой…

М. Максимова ― Так это хорошо или плохо?

В. Обломов ― Это так есть.

М. Максимова ― Это куда отнести: в плюс или в минус?

В. Обломов ― Я думаю, что Лев Толстой, если бы жил в наши дни, он бы часто писал в Фейсбук и очень бы не любил людей, я думаю. Он бы больше о них знал. Просто раньше мы жили, когда общество было достаточно закрыто. И чтобы ты что-нибудь сказал, ты должен был заслужить это право, чтобы тебя куда-то пригласили, чтобы тебя слушали. Книгу, чтобы ты написал. А сейчас что? Открыл интернет — начал там писать, рассказывать. И, в том числе, благодаря интернету новости стали прозрачнее. Если раньше можно было скрыть…

М. Максимова ― Ещё один плюс.

В. Обломов ― Так это не плюс. Это был бы плюс в том смысле, если бы закон работал, если когда узнали — то и наказали.

М. Максимова ― Чтобы последствия были.

В. Обломов ― Ну да. А иначе на людей это действует так, что у них начинается апатия, они начинают, я не знаю, к колдунам ходить. Потому что он видит, что чиновник сказал: «государство вам ничего не должно». А результат-то какой? Ей должно! Она получается, права. Нам-то ничего не должно, а ей должно… Поэтому она и говорит: «Мне квартиру…».

М. Максимова ― Так она права, в том-то и дело. Она же правду сказала!

В. Обломов ― Люди больше убеждаются в том, что мы живём не по закону, а по каким-то понятиям. А понятия эти все разные, люди пытаются их выучить и никак не могут выучить. А при этом государство с телека говорит: «У нас же закон, суд…». То есть никто же не признается честно, что вообще нет ни закона, ни суда.

С. Крючков ― А в чём новинка-то? Ведь интернет был, и чиновники мыслили так и прежде, и телефоны были, журналисты и так далее.

В. Обломов ― Вообще широкополосный интернет в регионах стал больше развиваться.

С. Крючков ― Ну, это же не новшество последнего времени. Новшество — то, что в паблик стали прорываться вот такие видео. То есть журналисты не боятся об этом говорить, региональные журналисты в каком-то маленьком 70-тысячном городе Клинцы.

В. Обломов ― Ну, вот несчастный человек там живёт, этот журналист. Вот он пытается донести до всех правду, достучаться. Классно было бы провести репортаж, проехать по этому городу и задать людям вопрос: «Это нормально, вы довольны жизнью?»

М. Максимова ― Мы надеемся, что это будет у нас в эфире. Он попросился.

В. Обломов ― Автор репортажа-то понятно, он будет говорить за справедливость. Он очень борется. Я хоть и шучу, но я читал его сайт, что он там пишет. Он переживает за происходящее совершенно искренне. Я ему верю, что он переживает. Человек хочет справедливости. Но это же, как у Чехова типа вот на весь города нас будет 3, 5 человек, потом 7 человек честных… А потом — весь город? Нет, не будет весь город. У Чехова тоже там… говорят, что правда в итоге восторжествует, но это неправда…

М. Максимова ― А почему не будет всего города?

В. Обломов ― Ну, потому что уже так не сложилось, уже так не будет.

М. Максимова ― Это что — российская ментальность или что — почему не будет-то?

В. Обломов ― Уже нет. Уже много столетий так, и поэтому чего это оно вдруг будет, да? В общем, непонятно.

М. Максимова ― То есть, условно, эта ситуация, которую мы видим…

В. Обломов ― Нет, почему? Дети в школе читают «Ревизора». Но чего они его там читают до сих пор? Ну, почему дети в школе читают «Ревизора»? Почему тётям в школе это дают читать? Что дети должны написать в сочинении, прочитав его? Должны написать: «Это произведение актуально и в наши дни» и так далее…

М. Максимова ― Кстати, да.

В. Обломов ― Ну вот. И всё, что они проходят там, в этих школах, всё оно актуально и в наши дни. Ну, и если с тех пор пренеприятное известие осталось пренеприятным известием, то о чём говорить, в общем-то?

М. Максимова ― У нас же не будет как в Париже?

В. Обломов ― Не будет, как в Париже, не будет. Вообще не будет. Мария Антуанетта сказала: «У них нет хлеба — пусть едят пирожные». Кончилось всё плохо. У нас, знаете, сколько всего говорили даже за прошедший год? Много! И все, кто надо, едят пирожные, возят детей в Турцию…

С. Крючков ― А почему плохо, когда хороший там чемпион города по прыжкам в длину, пусть он даже ребёнок чиновника, не может поехать в Турцию?

В. Обломов ― Вы меня спрашиваете? Вы у журналиста спросите, который вам позвонил.

С. Крючков ― Им недостает счастья, если дневная зарплата отца 180 тысяч?

М. Максимова ― Они недостойны того? То есть, условно, надо прописать в законе, что дети чиновников, не только крупных, но и других не имеют права — на законодательном уровне, допустим — ездить по каким-то спецпутевкам в Турцию и не только?

В. Обломов ― Я же не законодатель. Я не пишу законы. У нас есть депутаты, которые…

М. Максимова ― Я понимаю. С моральной точки зрения имеют или не имеют права?

В. Обломов ― Если деньги выделил международный фонд на помощь больным и обездоленным детям, то не очень логично их выделять для помощи не больным, здоровым, и, в общем-то, состоятельным детям, родители которых могут себе позволить отправить их за свой счёт в Турцию или в Артек, в Крым, в конце концов. Могут же себе позволить?

У нас же, вообще, страна какого-то детского сада последнее время. Пришёл на совет по культуре дрессировщик. Вот ситуация, это же Чехов! Сидит совет по культуре 140-миллионной страны. Туда пришёл солнцеликий, мудрейший президент, правитель. И вот приходит дрессировщик, который дрессирует животных, ездит верхом на львах и тиграх. В общем, он пришёл туда и пожаловался, что какой-то дядька тратит свои деньги на то, что считаем нужным, а не на его живодёрню.

Ну, то есть живёт какой-то мужик, который захотел построить какой-то канадский цирк или африканский цирк. Делает, что хочет, — его деньги, посчитал, захотел — вложил. Приходит дрессировщик на Совет по культуре и жалуется правителю 140-миллионной страны: «Ай-яй-яй! Придёт канадский цирк, и моему цирку с животными придётся худо. Тот дядька вкладывает деньги не в мой цирк, а вот в тот…». Причём, свои деньги, речь идёт не о государственных деньгах. А потом, когда ему говорят: «А что за вопрос такой вы задали?» — он отвечает: «Как что? Я согласовал с министром культуры этот вопрос». Вот она жизнь в России. Это же прекрасно?

М. Максимова ― А что плохого в том, чтобы вкладывать в отечественного производителя, чтобы у нас были цирки не хуже, чем Cirque du Soleil?

В. Обломов ― Да, в общем, речь идёт исключительно о том, что если у вас есть деньги, это вы должны решать, куда вам вкладывать, независимо от того, что думает президент или дрессировщик. Мне кажется, это вообще абсурдно. Дело даже не в том, во что конкретно он вложил. Дело не в дрессировке животных… это отдельная песня, что этих животных мучают. Речь идёт о чужих деньгах. Он пришёл и сказал: «Вот тот вложил не туда. Ай-яй-яй!» Президент сказал: «Я разберусь». Это что? Это по закону?!

М. Максимова ― Ну, так мы же выяснили, что у нас всё по понятиям.

В. Обломов ― Я же говорю, что это какой-то детский сад. Пришли к воспитателю, сказали: «Петров, у него родители богаче. Он машинки собирает, играет вот в том углу рядом с цветами. Я тоже хочу там играть». — «Я разберусь». — «Хорошо. Спасибо!»

С. Крючков ― А вы, кстати, наблюдали за тем, как вот тот, кто разберётся, отвечал на вопросы на пресс-конференции?

В. Обломов ― Он уже как с детьми разговаривает.

С. Крючков ― А вы в какой секции, которая смотрела или которая мимо этого?

В. Обломов ― Я не смотрю.

С. Крючков ― Неинтересно?

В. Обломов ― Я и так знаю всё. А что там?

С. Крючков ― Драматургия какая-то там. Как глазом поведёт в очередной раз.

В. Обломов ― Неинтересно. Просто я сам могу на все эти вопросы точно так же ответить. Какой смысл их заново поднимать? Ему говоришь типа там… в стране — нищета. Он отвечает: «Нет, растёт зарплата средняя на самом деле на 0,1%. Вы просто не знаете. Следующий вопрос». Всё! И чего тут? О чём говорить-то? Ему спросят там про Чечню — ай-яй-яй! Он скажет: «Чечня — особый регион». Вы меня спросите. Я вам всё расскажу, что он может вам ответить — всё, всё… То есть просто тут уже столько лет всех разговоров, что, я думаю, даже они уже не понимают, зачем мы собираемся здесь заново?

М. Максимова ― Хорошо. Цитируя группу «Сплин» — выхода нет?

В. Обломов ― Конечно, нет.

С. Крючков ― И между тем жизнь налаживается?

В. Обломов ― Понимаете, когда русские люди говорят, что мы справились и с тем, мы справимся и с этим, чаще всего это означает, что мы терпели тогда и потерпим сегодня…

М. Максимова ― Но говорят обычно, что чем хуже сейчас, что если терпят, терпят… — то обычно потом это переливается в бунт бессмысленный и беспощадный.

В. Обломов ― Не знаю, когда перелилось последний раз.

М. Максимова ― Ну, 100 с лишним лет назад.

В. Обломов ― Прикиньте, вот, честно скажу, я просто не вижу причины, почему должно быть иначе. Как вот с этими чиновниками. Люди говорят: «Мы возмущены». А вчера что — были другие чиновники? Что случилось? Что произошло?

М. Максимова ― Ну, потому что сытые годы были.

В. Обломов ― Дело в том, что в любом обществе происходит революция или какие-то глобальные перемены после каких-то особых, важных событий. Это не происходит просто так: все сидели себе и вдруг всем чего-то надоело, типа: «Всё, хватит это терпеть! Сейчас пойдём…». Нет. Должны произойти какие-нибудь выборы с какими-нибудь массовыми фальсификациями, какая-нибудь страшная национальная трагедия…

М. Максимова ― У нас сейчас отношения с Украиной, которую некоторую квалифицируют как войну.

В. Обломов ― Верховный правитель мудро разруливает внешнюю политику. Телевизор очень внятно и важно объясняет, как на самом деле обстоят дела, и всё в этом смысле спокойно, я имею в виду в России. Слушайте, сколько лет уже идёт война? Ну, сколько лет? Даже когда она началась, что было-то? Ничего!..

Вот вы мне просто скажите, была какая-то реакция? Я перечислю все эти ужасные события, которые происходили последние лет 5. Было много всяких неприятных, плохих вещей от коррупции банальной, когда кто-то там за халатность был амнистирован от Минобороны, заканчивая войной — ну, ничего же не произошло!

М. Максимова ― Не накопилось достаточно?

В. Обломов ― Да, в общем, как бы… я не знаю, накопилось или нет. Я могу оперировать только фактами. Ничего не было, увы.

С. Крючков ― Но, как минимум на уровне событий вода камень подточила. Церкви размежевались. У Украины теперь своя независимая церковь. То есть на уровне таких решений мы становимся друг от друга всё дальше и дальше.

В. Обломов ― «Мы» — россияне?

С. Крючков ― Россияне, украинцы. По факту это так.

В.Обломов — А, Россия и Украина… Но вы же говорите про Россию. Если Россия и Украина, конечно, отношения России и Украины за последние годы, конечно же, испортились, и глупо с этим спорить. Но в нашем обществе на эту тему, мне кажется, большого дискурса нет. Типа все считают, что так и должно быть, типа они все неправы. Когда я говорю, «все», я имею в виду, в общем и в целом. Просто средний человек, он же не сильно вовлечён в какую-то повестку дня, он не сидит в интернете, не выискивает правду.

Когда мальчика этого показали в трусиках…, там же все встали на дыбы… А я не помню, продолжения же не было! Важно же, когда информация запущена, она ушла — кто надо, тот посмотрел. У людей же жизнь, свои хлопоты. Он ходит на работу, дача, огород, чёрте что. Пришёл вечером домой, глянул: «О-о, на Украине всё так плохо». Он как бы думает, что ему могут и приврать. Но всех же каналах одно и то же говорят, значит, все говорят правду, значит, не врут, значит, так и есть…

А у него-то внутреннее чувство справедливости играет. Он же не думает, что мы типа неправы, что власть наша может так врать. Не может же! Он же думает, что это всё за справедливость, он искренне: «А-а! Как же так, какие же они глупые, не понимают. Надо смотреть шире. Вот же там НАТО… чёрте что! А в Донецке ребята, какие они там герои!». А ему показывают по телеку, как он должен понять. А в интернете много пишут разного.

М. Максимова ― Врачи любят говорить: «Вы там, в интернете много чего найдёте».

В. Обломов ― Ну да, типа пойдите, почитайте. Но если он в Интернете сидит в Одноклассниках…

М. Максимова ― А там все такие же, которые смотрят тот же самый телевизор…

В. Обломов ― Так и сюжеты из телевизора в интернет перекочевали и всё! А плюс ко всему работает фабрика троллей… Ну, как человеку разобраться обычному?! Жизнь-то сложная стала. Из-за того, что она стала прозрачная, она стала сложней. Как человеку разобраться, где правда, а где ложь? Одни и те же аккаунты в период президентства писали сначала, что Грудинин — кандидат от народа, а потом они же вторую половину дня писали о том, что у него оффшорные счета и так далее.

С.Крючков — Вы упомянули об одном из братьев Запашных, который наябедничал президенту. Это, одна из черт, что ли, нашей ментальности такая: «Вот мне плохо — пусть другим будет плохо. Мне хорошо — пусть мне одному будет хорошо»?

В. Обломов ― То, что он наябедничал, — это просто речь о деньгах, в смысле, что если у тебя замечательный цирк, у тебя всё в порядке с посещаемостью, то не бойся конкуренции. Это как если бы отечественный автопром сказал: «Мы боимся прихода «Вольво» в Россию или «Мерседес»…

М. Максимова ― Они так и сказали.

В. Обломов ― «Мерседес» — это же, как бы враг, Германия — ужас! Деды воевали не за то, чтобы мы здесь все на них ездили!..

Ну, это тот же самый идиотизм. Делай нормальную машину, и люди будут покупать. Точно так же с цирком. Я не помню, чтобы Слава Полунин жаловался на цирк Cirque du Soleil. Он, кстати, в своё время даже, по-моему, в нём работал.

Кстати говоря, в Cirque du Soleil, я помню, когда однажды был в Лас-Вегасе на одном из их шоу, я увидел там «Лицедеев», клоунов из Питера театра «Лицедеи». Видимо, у них были какие-то гастроли. В общем, они были частью «шоу на воде» Cirque du Soleil. И частью этого шоу были пантомимы в исполнении ребят из «Лицедеев». Я гиперпорадовался, было очень приятно за них и прямо круто. И они замечательно вписались во всю эту историю!

Это просто к тому, что потребитель сам рублём проголосует, нравится ему или нет. Это как концерты «Океана Эльзы», которые в своё время запретили в России, потому что они хохлы. В общем, если бы наши россияне были с гражданским самосознанием, то они бы, наверное, просто сдали билеты, и тур бы провалился.

Я за свободный рынок, за то, чтобы потребитель сам голосовал за качество рублём, будь то еда в Макдональдсе или ещё где-то… У нас же есть ещё люди, которые говорят: «Макдональдс запретить!» Это же тоже из этой песни… Это же всё естественная история. В Италии, например, Макдональдсов мало, потому что в обществе культура питания не подразумевает любовь населения… они просто это не любят.

То же самое — во Франции. У них есть своя традиция. Но Макдональдс там при этом существует. Поэтому если здесь будет достаточное количество конкурентов, способных по качеству превзойти заграничных этих интервентов, скажем так, то у них всё будет в порядке с их аудиторией, на самом деле.

Я что хотел сказать: любой приход заграничного бизнеса в Россию позитивно влияет на страну ещё и в культурологическом плане. Когда вы, например, приходите в магазин «Старбакс», вам говорят: «Здравствуйте! Как я могу к вам обращаться? Не хотите ли то… Могу ли я чем-нибудь помочь?». Это не они такие вежливые россияне, это инструкция, которую им каждому написали, заставили выучить. И они это говорят не потому, что они так рады вас видеть, здороваются с вами, когда вы заходите в магазин ZARA или куда-нибудь ещё. Просто иностранцы давно продумали, как человек должен себя чувствовать, когда он приходит в магазин, чтобы он что-нибудь купил. Придумали, написали всем эту инструкцию, а в результате ты, в общем, оказываешься в обществе вежливых людей, по-настоящему вежливых.

М. Максимова ― То есть это такая обманка, чтобы ты что-нибудь купил.

В. Обломов ― Да, по большому счёту они хотят, чтобы тебе было комфортно, музыку тебе включают получше, не «Милицейскую волну» или Алёну Апину. Это, кстати, закон продаж: чем лучше супермаркет, тем более нейтральная и расслабляющая музыка в нём играет, чтобы она располагала к тому, чтобы ты совершал покупки.

Они давно поняли, что продавцы не должны быть хамьём, что всё это должно быть по нормальному. Они заставляют в своих сетях людей работать так же. Что остаётся русским сетям? Становиться точно такими же, то есть открывать свои кофейни, тоже говорить: «Здравствуйте, добро пожаловать!» и быть такими же вежливыми.

То есть они заставляют тебя подтягиваться вверх, собственно, как и заграничный автопром. Кто-то там придумал систему контроля слепых зон в автомобиле — мы тоже теперь должны это обеспечивать. И это на самом деле хорошо и прекрасно влияет на общество. А человек, у которого есть рубль, он может этим рублём проголосовать за то, что ему нравится. Государство должно заботиться только о том, чтобы у человека был этот рубль, который он бы мог на что-нибудь потратить.

А я вам ещё хотел сказать, что беда нашего общества сейчас, несмотря на то, что стало всё прозрачно, в дичайшем непрофессионализме журналистов, которые претендуют на то, чтобы называться журналистами. Это начинается с того, что они говорят про 86% — просто взял кто-то ляпнул, а ты это ходишь и повторяешь, заканчивая, например, историей про запрет песен в Интернете. Начинают депутаты, они у нас во всём разбираются, они говорят: «Надо запретить, потому что там что-то плохое…». А журналисты начинают повторять, начинают проводить опросы: «А стоит ли контролировать интернет, стоит ли YouTube, iTunes, эти все площадки контролировать — нужна там цензура или не нужна?..

Кончаловский, живя в Италии, бьёт себя в грудь и говорит: «Мне нужна цензура». Он на том Совете по культуре выступил и сказал, что ему она нужна…

Интересно. Я не знаю, Бертолуччи она была не нужна, Ларсу фон Триеру она была не нужна, а Кончаловскому она нужна… Ну, ладно.

Я хочу вот о чём сказать. Все забыли о банальной фигне. Заграница — это не полоумные болваны, живущие в бездуховном, безнравственном обществе как придётся! И нет там никакого гей-заговора. Они всё об этом давно продумали лучше нас!

Вот как я говорил про магазины, когда они придумали, что нужно здороваться, они придумали и как решать проблемы в интернете. В YouTube, например, есть правила сообщества, они ещё называются «правила и безопасность». Любой может зайти в интернет, ввести: «YouTube, правила и безопасность» и прочитать подробно, что в YouTube, например, запрещены материалы сексуального характера, опасный контент, который побуждает зрителей, особенно детей к действиям, которые могут привести к серьёзным увечьям… дискриминационные высказывания, унижение человеческого достоинства, натуралистический контент, запугивания, оскорбления, спам, ложные данные, мошенничество, угрозы, конфиденциальность. То есть если ты выложишь что-то про кого-то, что он не хочет, это тоже нельзя выкладывать. Выдача себя за другое лицо. Безопасность детей выведена отдельным пунктом в YouTube. И прочие правила.

Если почитать, там очень подробно описано, чего делать нельзя. И в общем, YouTube за этим следит. Потому что даже видео, в котором просто есть мат, они маркируют его типа 18+. И если тебе как пользователю нет 18+, ты, в общем, не можешь посмотреть этот ролик — запрещено, потому что тебе нет сколько-то там лет.

То же самое касается музыки в iTunes. Когда мне говорят, что там пропаганда суицида и так далее… У меня контракт с издателем. У всех артистов контракты сейчас, потому что это всё происходит не просто так. И, в общем, перед тем, как отправить песню в iTunes, там целая расчёска того, что этой песне будет. Помимо технических данных целый список того, что в этой песне не должно быть. То же самое: ты не имеешь права призывать к суициду, унижать чужое достоинство и так далее. Если эта песня с матом, ты пишешь, что эта песня с матом — она помечается. И человек, который качает это, если у него в Apple ID меньше возраст определённый, он не может это всё скачать.

К чему я это всё? К тому, что умные люди давно придумали правила регулирования интернета… Исключение, наверное, ВКонтакте, но там, вообще, товарищ майор сидит, смотрит, в принципе, что вы там пишите. Во всех цивилизованных площадках это всё существует. Сейчас даже в Фейсбуке если выложишь голую спину, есть вариант, что он забанит как порнографию.

М. Максимова ― С Фейсбуком, да, много конфликтов было.

В. Обломов ― Они пытаются контролировать, и всё это работает. Поэтому когда наши хранители морали начинают говорить о том, что там всё в интернете безнравственно, а мы сейчас здесь, наконец, наведём порядок, они говорят о том, что у них есть какая-то особая, непонятная и ничем не объяснимая мораль, которая, в общем, чаще всего сходится на том, что они хотят запретить то, что им не нравится, и прикрываются обычно детьми…

Я просто это всё рассказываю к тому, что когда в следующий раз какие-нибудь чиновники начнут опять разглагольствовать (или журналисты, что хуже) о том, что разве можно, чтобы всё было можно, как вы считаете, может быть, всё запретить? Они придумали этот как из Советского Союза комитет, типа худсовета, чтобы там люди сидели и определяли, это хорошо или плохо. Ну, идиотизм. Это уже давно сделано без вас… Так что всё, что вы видите сейчас в интернете, оно давно прошло эту достаточную цензуру…

М. Максимова ― А насколько ответственно это всё?

В. Обломов ― В YouTube, кстати, помимо всего, есть целое руководство родителям, как сделать так, чтобы на вашем компьютере ребёнок, не дай бог, не посмотрел, что вам не нужно. В общем-то, современные компьютеры заточены на то, что есть родительский режим, что ты запрещаешь, если ты не хочешь, чтобы твой ребёнок читал книги Ирвина Уэлша, ты можешь как-то запретить, чтобы это всё не попадало. И, в общем, о детях там заботятся. Другое дело, если родители недоумки…

М. Максимова ― Недоумки или просто у них самих недостаточно информации.

В. Обломов ― То есть за границей, у них в сети работают алгоритмы. И, в общем, если ты хочешь обезопасить своего ребёнка — пожалуйста. Не надо ничего запрещать, уже ничего не надо. То есть не нужно придумывать какое-то своё новое законодательство. За границей тоже дети растут, и тоже есть люди, которые переживают за будущее этих детей и тоже у них свои какие-то проблемы. Они не думают о России, а думают друг о друге.

И, в общем, все эти большие площадки — будь то Фейсбук, Инстаграм, Твиттер, Ютьюб — они, в общем-то ответственно относятся к тому, что они публикуют. И даже если туда попадает контент, который не соответствует их правилам, они его удаляют. А если аккаунт несколько раз это публикует, они аккаунт блокируют.

В общем, там этим занимаются. Вот я, в общем, это хотел сказать. Я устал просто слушать и читать в интернете, что вот в думе депутаты собрались на этот круглый стол… Идиотизм! Ну, есть такое впечатление, что идёт разговор глухого со слепым.

С. Крючков ― А они понимают, что они тем самым ещё некоторый промоушен группам делают? Потому что ICEPEAK, они фактически вошли топ-10 на Google Play по итогам своего тура, который им постоянно прерывали?

В. Обломов ― Я не знаю, чего они там понимают. Мне сложно попасть в голову правоохранителей, которые что-то запрещают. Я искренне не знаю, чем они руководствуются, зачем. Ну, просто это надо запретить — плохо, нехорошо. Это такая старая фигня. Если ты чего-то боишься, чего-то не понимаешь — будущего, чаще всего, прогресса, — ты его запрещаешь, ты наступаешь ему на горло. Россия — это страна победившей старости. У меня даже есть песня об этом. Я записываю новый альбом. Она получилась такая песня-сказка про то, как старики взяли власть и, в общем, запретили молодость…

М. Максимова ― Но это, мне кажется, чёткое разделение прямо по возрасту…

В. Обломов ― Речь идёт о будущем и прошлом, скорее. Это метафорично. Это всё-таки художественное произведение. Речь о будущем и прошлом. Прошлое сильно, оно не приемлет будущего, боится его, ненавидит и хочет уничтожить.

М. Максимова ― Вопрос от наших слушателей: «Не боитесь, что и за вами придут?»

В. Обломов ― Тут в России можно бояться или не бояться, они либо придут, либо нет. Другое дело, что я всегда, тем не менее, рассчитываю на здравый смысл. Я никогда какие-то грани недопустимые, на мой взгляд, не переходил. Поэтому, в общем, если люди здравомыслящие, то незачем приходить ко мне. Остаётся рассчитывать на здравый смысл.

С. Крючков ― Вот эта история с публикацией в «Батеньке» о женщине, героиновой наркоманке, она вами как была воспринята? Потому что здесь на сторону Роскомнадзора по большому счёту встала часть так называемой либеральной интеллигенции.

В. Обломов ― Это что за история?

С. Крючков ― Там описывается в довольно позитивном ключе жизнь женщины, которая, сохраняя внешний такой позитивный облик, употребляет на протяжении 10 лет героин. И эту статью заблокировали, убрали потом сами публикаторы.

В. Обломов ― Видимо, мимо меня прошла. Я не обратил внимания. Видимо, её успели убрать до того, как я смог это прочитать. Не знаю, не в теме.

С. Крючков ― Ещё есть история по поводу нашего прошлого и нашего будущего. В Латвии открыли архивы КГБ, и там всплыли многие из ныне известных уважаемых людей — то, что они были агентами. Во вы в своём клипе… там есть такой момент, когда капсула времени открывается, оттуда листочек с посланием в виде формулы Х,Y и прочее… Вот как вы полагаете, лет через 30 мы о нынешнем времени узнаем какие-то интересные детали?

В. Обломов ― Там, кстати, не совсем было послание, там был текст, просто поперек текста было начертано главное… Элемент вандализма. Но чуть-чуть узнаем по прошествии лет. Но не мы, наверное, наши дети, внуки могут что-то, возможно, и выяснить. Другое дело, что сейчас, по-моему, весь советский архив КГБ засекречен.

С. Крючков ― А помните, год назад Бортников давал интервью «Российской газете» и там он, говоря о массовых репрессиях в Советском Союзе, сказал, что это были перегибы в работе ГПУ, а сегодня суд отклонил иск по этому поводу, который подавали к Бортникову. На ваш взгляд, стоит об этом говорить, что это ни черта не перегибы, а это была дичайшая дичь?

В. Обломов ― Вообще, пока ты не разберёшься с прошлым, у тебя будущего не будет. То есть надо определиться, как ты относишься к тем или иным событиям, поставить точки над «и», разобраться и идти дальше. А пока в обществе до сих пор не могут определиться… У меня даже в клипе про будущее они до сих пор спорят, хороший или плохой Сталин. Пока ты не определишься с этим, в общем, не будет понятно, куда ты в будущем придёшь.

С. Крючков ― Мы говорили сегодня про желание людей справедливости и влиянии на власть. Но, может быть, некоторые люди, возможно, считают, что эта возможность написать кляузу на соседа и наказать его таким образом — это проявление таких прав: значит, у меня тоже есть такое право кого-то наказать. То есть это рассматривается человеком как его право на наказание соседа, наказание ближнего. То есть не право на хорошую жизнь, не право на справедливое отношение к себе, а вот на какую-то свою возможность нагадить соседу.

М. Максимова ― И сообщить, что происходит что-то не так.

В. Обломов ― Но ты можешь наврать. Кстати, в фильме Никиты Михалкова… Есть фильм «Без свидетелей» называется. Там же главный герой переживает, что женщина выходит замуж на дядьку, на которого он когда-то написал кляузу, которая не соответствовала действительности. Это старое кино, там два актёра всего играют. В общем, это фильм Никиты Михалкова. Это такая штука — вот типа написать…

А за границей как вот… Мне недавно, а может не недавно кто-то рассказывал замечательную историю, что типа живёт американец, живёт бездуховно и в общем, в нищем доме, в плохом. А рядом с ним вдруг построили красивый особняк.

По всей видимости, наш человек должен обзавидоваться, возненавидеть его лютой ненавистью, складывать мусор под забор, костёр жечь и так далее. А американец счастлив. Почему? «Да потому что как только здесь будут селиться богатые люди, цена на землю в районе, значит, у нас вырастет, и цена моей халупы, в которой я живу, тоже вырастет — и я стану богаче». Всё просто…

Но опять-таки мы просто по-разному относимся к жизни. И общество наше… Мы же как дети, а государство, как родители, воспитатели. И они, в общем, разговаривают с обществом, как с детьми. Ну и, в общем, они не хотят детей воспитывать, чтобы они стали старше, чтобы что-то требовали, спрашивали. В общем, этот семилетний возраст их весьма устраивает.

М. Максимова ― Короткий вопрос от нашего слушателя Стаса Путильцева: «Не планируете в будущем заняться политической деятельностью?»

В. Обломов ― Нет, не планирую. Хочу сказать: в будущем году 2 февраля концерт Васи Обломова в «16 тонн». Программа называется «Безграничный рэп, устремлённый в будущее».

С. Крючков ― Эта программа называлась «Персонально ваш». Станислав Крючков, Марина Максимова, и гость — Вася Обломов. До свидания!





ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Согласен с уважаемым музыкантом-исполнителем В. Обломовым: да тухленький годик выдался. А грядут ещё тухлее, однако…
________________________________________

А Вася — адекватный парень, правильно сечёт ситуацию и верно понимает, что горбатого хоть могила исправит, а русский дурак пока сам не убьётся — не угомонится и ничего тут не попишешь…
________________________________________

Государство должно заботиться только о том, чтобы у человека был рубль, который он бы мог на что-нибудь потратить. Но многодетным, например, обязано обеспечить социальную поддержку — жильём в особенности.
________________________________________

Просто у людей здоровые желудки — аппетит ведь приходит во время еды. Посади чиновника на голодный паёк — он и перестанет воровать, а когда соблазны то с одной, то с другой стороны — дураком надо быть, чтобы не войти в искушение, тем более имея такие великолепные примеры наверху.
________________________________________

Не жили хорошо — незачем и начинать — к хорошему привыкаешь быстро, а потом так жалко с этим расставаться — лучше уж и не пробовать…
________________________________________

Приятно слушать незашоренного человека, не холуя и не квасного патриота. Не левого и не правого. Не революционера и не государственника. Человек откровенно говорит об идиотизме власти и о стиле жизни народа. Спасибо Василий, успехов Вам на сцене и в жизни.
________________________________________

Вася — реалист. Видит свою страну без розовых очков — такой, какая она есть.
________________________________________

В первый раз послушал интервью Василия. Всегда нравились его песни. Теперь приятно удивлён тем, что молодой человек может столь здраво рассуждать.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Станислав Крючков, Марина Максимова

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Путин (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Власть (0) > Сатира (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Молодёжь (0)
  • Общество (0) > Нищета (0)
  • Общество (0) > Проблемы демократии (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 24.06.2019 - ЗАЩИТИТЬ ИВАНА ГОЛУБОВА
  • 21.06.2019 - РЕВОЛЮЦИЯ МАССОВОГО СОЗНАНИЯ
  • 21.06.2019 - ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  • 20.06.2019 - РАЗРЫВАЯ КРУГ
  • 20.06.2019 - КАКИЕ КВОТЫ БЫЛИ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ…
  • 19.06.2019 - ПОСЛЕСЛОВИЕ ЛЬВА ШЛОСБЕРГА
  • 19.06.2019 - О ПРОБЛЕМАХ ВЕЛИКОБРИТАНИИ И УКРАИНЫ
  • 18.06.2019 - КАК СПАСТИ ЕНИСЕЙ
  • 18.06.2019 - РАТИФИЦИРОВАТЬ ЛИ РОССИИ ПАРИЖСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ О КЛИМАТЕ?
  • 17.06.2019 - КАК ПОДНЯТЬ РЕЙТИНГ ПРЕЗИДЕНТА?
  • 16.06.2019 - МОЖЕТ, НАМ НУЖНА ЕЩЁ ЛИВИЯ?
  • 16.06.2019 - ОПЯТЬ БЕЗ ШТАНОВ
  • 15.06.2019 - ВОЕННЫЕ ТРОФЕИ ИЗ СИРИИ
  • 15.06.2019 - ОБХОДИМСЯ БЕЗ БАТЫЯ
  • 14.06.2019 - О НЕУВАЖЕНИИ ВЛАСТИ К НАРОДУ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru