Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[18.01.2019]

МЕНЯТЬ КОНСТИТУЦИЮ

Антон КРАСОВСКИЙ: российский журналист и телеведущий


Антон КРАСОВСКИЙ:


На самом деле это довольно устаревший текст, написанный уже тогда в значительной степени пожилыми людьми. То есть у них было очень советское представление о государстве и праве. И, соответственно, эта Конституция в значительной степени антисоветская. Но это не делает её менее советской. Соответственно, это не делает её более европейской.

Она никаким образом действительно, в реальности не предусматривает защиты прав и свобод, о которых вы так печётесь! Собственно говоря, это не государство сейчас нынешнее кровавое путинское топчет выдающуюся российскую Конституцию, а это сама Конституция написана таким образом, что государство может быть вот таким, как сейчас...

Конституция Российской Федерации не является исторической ценностью. Ещё раз повторяю, это текст, написанный старыми советскими правоведами. Я не вижу в нём никакой такой ценности, чтобы мы все вокруг него бегали и говорили: «Нет, там ничего нельзя поменять!». Там очень много чего можно поменять. И в лучшую сторону, поверьте мне. И в сторону парламентской республики, и в сторону действительно отмены смертной казни, и в сторону, наконец, появления такой группы лиц под названием «меньшинства», то есть у огромной страны должна быть прописано равенство меньшинства перед большинством.


А. Соломин ― Добрый день! Меня зовут Алексей Соломин. И сегодня это особое мнение Антона Красовского. Настроение хорошее сегодня, праздничное? Начать хочется с предложения считать хулиганством, пусть и мелким, неприличные посты в интернете про государство и чиновников.

А. Красовский ― В этом законопроекте Андрея Александровича Клишаса, председателя комитета по государственному строительству и конституционному законодательству Совета Федерации, вообще целый набор мер к нынешней правоприменительной практике уголовного и карательного законодательства за разнообразную деятельность в интернете. Таким образом они пытаются это дело расписать, они пытаются это дело систематизировать. Ведь там не только, как вы помните, за ругань в сторону президента или Государственного флага Российской Федерации пытаются штрафовать, а, например, за недостоверные данные, в частности.

А. Соломин ― Да, это вторая история.

А. Красовский ― Поэтому, это попытка урегулировать некую интернет-коммуникацию. Ну, она зрела давно и должна была случиться. И я, честно говоря, не вижу в этом чего-то такого удивительного и неожиданного, и чего-то особо страшного.

А. Соломин ― Она не отменяет те наказания, которые у нас есть за репосты и лайки. Она даже не имеет отношения к этому.

А. Красовский ― Нет, просто данная законодательная инициатива не может ничего отменить, она может только что-то заново ввести. Это ровно как, условно, декриминализация 282-й статьи, которой занимается Сергей Шаргунов. То есть сама по себе административная ответственность не отменяет уголовную. Это вторая часть Марлезонского балета. Я уверен, что она последует. И на это будет чья-то другая, наверное, инициатива. Возможно, президента.

А. Соломин ― Вы говорите, урегулировать отношения с сетью, да?

А. Красовский ― Нет, сеть — это не какой-то субъект правовых отношений. Мы все в сети субъекты этих правовых отношений — мы, граждане Российской Федерации. Это попытка зарегулировать некие взаимоотношения субъектов, то есть граждан Российской Федерации, внутри открытого вот этого самого интернет-пространства. Я подчёркиваю: по-прежнему открытого интернет-пространства. Кто бы там что ни говорил, как бы там кровавым Путиным не стращали, но у нас не Китай. У нас нет какого-то своего интернета, мы все можем пользоваться, чем хотим. Здесь ТОР, Даркнет. И вообще всё кругом открыто, и ничего невозможно практически зарегулировать.

А. Соломин ― Возможно. Это же ужесточение. Это ужесточение отношения государства к людям. Это ужесточение свободы слова.

А. Красовский ― Сейчас мы с вами как раз плавно перейдём к второй главе Конституции Российской Федерации про права и свободы гражданина, в том числе и про свободу слова. Вы считаете, что это ужесточение свободы слова и считаете, наверное, что это нарушение Конституции, да? Или каких-то конституционных норм?

А. Соломин ― Ну, за выражение мыслей людей хотят наказывать. Вот теперь ещё и за такое выражение будут наказывать.

А. Красовский ― Я вот в контексте 25-летия празднования Конституции и панегириков, которые со всех сторон, в том числе людьми, которые помнили, как это происходило… И это прекрасные люди вроде Елены Лукьяновой, которая замечательный, с моей точки зрения, учёный, юрист и специалист по конституционному законодательству… И вот они неслись в сторону вот этих двоих или четверых людей, которые являются (или являлись) авторами нынешней российской Конституции.

То есть я имею в виду и Сергея Сергеевича Алексеева, и Сергея Михайловича Шахрая, и Анатолия Александровича Собчака, и незаслуженно и очень часто забываемого Леонида Соломоновича Мамута. Но если вы прочтёте эту самую вторую главу… и, знаете, её часто читают, очень любят читать по телевизору, телеканал «Дождь» любит её читать публично…

А. Соломин ― У него был проект с чтением Конституции.

А. Красовский ― Да. Но только любят почитать, и особенно любят те, например, статьи, которые нравятся. Вроде 31-й статьи.

А. Соломин ― А какие им не нравятся статьи?

А. Красовский ― А вот посмотрите, как выглядит, например, 55-я статья Конституции Российской Федерации. Она состоит, если мне не изменяет память, из трёх частей. И в третьей части этой 55-й статьи появляется, например, такое понятие — нравственность. И вот эта 55-я статья вам говорит, что ничего нельзя ограничивать. А вот если нравственности это мешает, то можно и ограничить. Вот такие, например, в этой прекрасной российской Конституции есть места.

А. Соломин ― Я могу процитировать.

А. Красовский ― Да. Вот перечитайте.

А. Соломин ― …Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Не должны издаваться в Российской Федерации законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц.

А. Красовский ― Вот видите, как. То есть, как только нравственность страдает, можно и ограничить.

А. Соломин ― Как только страдает другой человек.

А. Красовский ― Нет, подождите секунду. Дорогой мой, если в Конституции появляется понятие нравственности, из-за которой можно ограничить представление о конституционных правах и свободах, тогда не надо, пожалуйста, рассказывать о том, как нынешние законы вдруг начали эти свободы и права поражать. Само понимание поражения прав и свобод, оно заложено внутрь этой Конституции! Конституция предполагает… Например, вот прочтите одну из последних статей первой главы Конституции.

А. Соломин ― С удовольствием.

А. Красовский ― По-моему, это 15-я статья, где вам будет рассказано о том, что всё хорошо: можно собираться, как угодно объединяться. А вот если, например, это нарушает конституционные права и, вообще, территориальную целостность России, то такие собрания должны быть запрещены. Например, вот такое есть в российской Конституции. В российской Конституции, между прочим, закреплена буквально во второй главе смертная казнь. Она в Конституции прописана! В нашей стране Конституция разрешает казнить!

Так что, эта Конституция, знаете, не то чтобы архаична, но она вполне себе консервативна. И более того, Конституция 93-го года консервативная была даже для 93-го года, что бы сейчас ни говорили отцы-основатели этой Конституции и специалисты по такому позитивному восприятию российской Конституции внутри конституционного права. Вы знаете, что есть разные точки зрения, в частности, причём не только в Российской Федерации, а вообще. Внутри конституционного права есть, например, разные направления и точки зрения (мировые), например, на понятие о правах и свободах.

Это, например, то, о чём говорил президент Медведев. Ну, просто, он любит что-нибудь сказать. И все начали его цитировать, что вот наши права и свободы… Он написал статью о том, что наше представление о правах и свободах, оно наше такое собственное и оно зиждется на наших представлениях о традициях. Но, в принципе, он мог не писать этой удивительной статьи, потому что это ровно написано в этой самой Конституции.

Вот, пожалуйста, если чей-то нравственности не по душе то, что вы думаете, значит, ваши права будут ограничены. А в российской Конституции, например, абсолютно полностью, несмотря на декларацию равенства рас, полов… Ну, слушайте, это можно было бы прописывать, наверное, в Конституции Ирана. Но прописывать в Конституции европейской страны — это смешно. Но там абсолютно отсутствует представление о равенстве меньшинства и большинства, например. В результате чего мы сейчас и имеем огромное количество и дискриминационных законов, и вот то, что вы считаете нарушением своих прав или права слова.

Это всё зиждется на том, что сама эта Конституция на самом деле ужасна и ужасно архаична. Это ужасно архаичные представления о добре и зле. Это ужасно архаичные представления о правах и свободах. Это ужасно архаичные представления о субъектах вообще внутри гражданского общества.

А. Соломин ― Мне кажется, вы даёте эту оценку исходя из отношения к Конституции государственной власти.

А. Красовский ― Нет, нет, нет! Смотрите, Конституция — это такой текст, который каким-то образом трактуется во всём мире. Для этого существует огромное количество институций.

А. Соломин ― Более того, не только Конституционный суд трактует, а и законы, которые её уточняют…

А. Красовский ― Конечно! И огромное количество и конституционных законов, и федеральных законов, и так далее. И во всём мире это так. Конституция не во всех своих частях является законом прямого действия. Ну, например. Вот в той же самой Конституции сказано буквально следующее… Вот любимое, опять же, и все начинают плакать, когда читают эту 31-ю статью по поводу свободы собрания, говоря о том, вот у нас же написано — свобода собраний… А при этом у нас её нет!

Потому что там не прописано, каким образом осуществляется эта свобода собраний. Точно так же, как, например, там есть замечательная статья о том, что каждый гражданин Российской Федерации имеет право избираться и быть избранным. Точка. Вот так звучит эта статья. Эта статья означает, что двухлетний ребёнок что ли имеет право быть избранным и избирать? Нет.

А. Соломин ― Там существует закон о выборах, который уточняет.

А. Красовский ― Безусловно. Правильно. А здесь существует уточняющий закон о массовых собраниях. Вот и всё!

А. Соломин ― Так вам и говорят об этом. Смотрите, принцип Конституции в том, что если страдают интересы других людей (в том числе нравственные)… Ну, здесь это уже вопросы этические, потому что оскорбление, например, — это этическое. Это же у нас преступление уголовное вообще-то. Если страдают интересы других людей, тогда в таком случае нет права, из-за которого должны страдать интересы другого человека.

А. Красовский ― Правильно. Безусловно.

А. Соломин ― Вам говорят: мы можем собираться до тех пор, пока это не мешает другим людям.

А. Красовский ― Нет, это не нам говорят. Подождите, вы сейчас тоже пытаетесь уйти в философскую категорию. А со мной не надо уходить в философскую категорию.

А. Соломин ― Нет. Почему… Я говорю о применении закона.

А. Красовский ― Вот конечно. Я вам говорю о применении закона. Вот применение закона такое, что у нас закон носит уведомительный характер. Уведомляйте, пожалуйста, — и получайте разрешение на этом уведомлении.

А. Соломин ― Да.

А. Красовский ― Вот и всё! У нас есть свобода собраний. Что, запрещают кому-то собираться?

А. Соломин ― Конечно!

А. Красовский ― Нет!

А. Соломин ― Потому что у нас власть интерпретирует даже этот закон об уведомлении и проведении митинга… Он называется — согласование.

А. Красовский ― Да.

А. Соломин ― Но это не согласование. Это именно получение разрешения. Человек, который выйдет на улицу без разрешения…

А. Красовский ― Вот видите, и вы уходите в философскую категорию.

А. Соломин ― …Он сядет, как Пономарёв.

А. Красовский ― Пономарёв не выходил вообще на улицу! Посадили его как раз не за это, а за репосты в Фейсбуке.

А. Соломин ― Я сказал «как Пономарёв», потому что за это существует ответственность.

А. Красовский ― Вне всякого сомнения существует ответственность. И я в данном случае, как Владимир Владимирович, могу сказать: «А вы что, хотите, как в Париже?». Я лично, правда, не хочу, чтобы у меня под окнами жгли машины. Правда, не хочу.

А. Соломин ― У нас действия прописаны.

А. Красовский ― Нет-нет. Подождите, вы говорите, что прописаны. И я вам говорю, что прописаны.

А. Соломин ― Да. Жжёшь машины — сядешь в тюрьму.

А. Красовский ― Правильно. Я вам говорю, что власть вот таким образом контролирует вот эту конституционную статью. И эта конституционная статья — 31-я конкретно — даёт ей право это контролировать. Она никаким образом не прописывает взаимоотношения власти непосредственно и участников массового митинга, например. Она просто говорит о том, что в России это разрешено. И эта статья, безусловно, появилась благодаря тому, что писали её пожилые советские юристы вроде Сергея Сергеевича Алексеева, который, если вы помните, будучи одним из авторов Конституции Российской Федерации, принял решение в качестве председателя так называемого Конституционной комиссии о нелегитимности Беловежских соглашений.

То есть вчера он был Федосеевой, а сегодня, когда ему стало удобно, он стал Шукшиной. То есть вчера он говорил, что такой страны быть не может, а завтра он уже писал её новую Конституцию, потому что было так удобно. Конечно, при всём уважении… Сергей Сергеевич Алексеев — замечательный теоретик, один авторов Уральской школы. Но при этом вот эти самые статьи, как и, например, замечательная статья существует, которая является абсолютным атавизмом, которая могла прийти в голову только человеку из глубоких советских времён, что в России запрещена государственная идеология. Вот что такое сейчас государственная идеология, вообще непонятно.

А тогда, в 93-ем году, было очень понятно, потому что была советская Конституция, коммунистическая идеология и направляющая роль партии. А сейчас уже непонятно, что имеется в виду. И это надо трактовать. Потому что очевидно же, что у государства есть идеология. И очевидно же, что у государства должна быть идеология. И более того, государство не имеет права не иметь идеологию!

А. Соломин ― Почему?

А. Красовский ― И, собственно говоря, на основе идеологии и за идеологию голосуют избиратели, когда выбирают ту или иную партию.

А. Соломин ― Так зачем тогда она должна быть в Конституции?

А. Красовский ― В Конституции её не должно быть. Но в Конституции тогда не должно быть фразы «государственная идеология запрещена». Но как же она может быть запрещена? Она необходима! Понимаете, то есть смысл в том, что на самом деле это довольно устаревший текст, написанный уже тогда в значительной степени пожилыми людьми. То есть у них было очень советское представление о государстве и праве. И, соответственно, эта Конституция в значительной степени антисоветская. Но это не делает её менее советской. Соответственно, это не делает её более европейской.

Она никаким образом действительно, в реальности не предусматривает защиты прав и свобод, о которых вы так печётесь! Собственно говоря, это не государство сейчас нынешнее кровавое путинское топчет выдающуюся российскую Конституцию, а это сама Конституция написана таким образом, что государство может быть вот таким, как сейчас...

А. Соломин ― Да. Вы говорите, что я пекусь о правах и свободах, но…

А. Красовский ― Да я тоже пекусь…

А. Соломин ― …Но я пекусь не в том смысле, что это что-то святое и нужно сохранять эту святость. Я пекусь о себе любимом, который через полгода после применения этих норм будет сидеть, может быть, вместе с вами в суде и соскребать денежки на штрафы, которые придётся платить за неосторожный пост в Фейсбуке.

А. Красовский ― Подождите. Значит, Алексей, вы могли бы оказаться в суде и собирать денежки на штрафы уже много-много лет.

А. Соломин ― Но повод искать надо было. А тут легче найти.

А. Красовский ― И сейчас тоже, поверьте мне, будет ровно то же самое. Повод придётся искать. То есть никаким образом этот закон не прописывает непосредственное наблюдение за вами — Алексеем Соломиным — со стороны какого-то контролирующего органа и попытку выискать непосредственно в ваших, Алексей, постах какие-то антигосударственные или оскорбляющие государство и государственные символы фразы. Но вы же не будете писать, условно говоря, например, что Совет Федерации — мудаки. Но можно, наверное, по этому закону написать, что Клишас — мудак, потому что он не является государственным символом.

А. Соломин ― Но, в таком случае, я бы написал ещё «по моему мнение».

А. Красовский ― Возможно.

А. Соломин ― Мне приходится выдумывать разные конструкции…

А. Красовский ― Я при этом хочу сказать, что я не считаю Совет Федерации мудаками и уж тем более своего друга Клишаса не считаю мудаком.

А. Соломин ― Я тоже не хочу их обижать. Зачем? У меня не было мысли оскорбить.

А. Красовский ― Я просто пытаюсь понять, почему вы считаете, что с появлением вот этого закона ваша жизнь ухудшится. Мне кажется, что с появлением этого закона ваша личная жизнь в интернете вообще никаким образом не изменится. Вы что там писали, вы то писать и будете. Просто существует огромное количество неадекватных людей, которые действительно пишут не очень адекватные тексты, с моей точки зрения. Вот вы считаете, например, Эдуарда Лимонова адекватным человеком?

А. Соломин ― Спокойно к нему отношусь.

А. Красовский ― Нет, я не спрашиваю, как вы к нему относитесь.

А. Соломин ― Откуда я знаю? Я не психиатр!

А. Красовский ― С точки зрения закона об оскорблении, вы считаете, что Эдуард Лимонов часто оскорбляет других людей в своих постах?

А. Соломин ― Предполагаю, что да, наверное. Я давно не читал, просто.

А. Красовский ― Я просто к тому, что есть и другие… Это одна сторона медали. То есть это одни люди.

А. Соломин ― А вы иногда оскорбляете людей?

А. Красовский ― Я, безусловно, оскорбляю других людей. Алексей Навальный очень часто оскорбляет других людей.

А. Соломин ― Да.

А. Красовский ― И оскорбляет их совершенно, с моей точки зрения, незаслуженно. Возможно, Эдуарду Лимонову, мне и Алексею Навальному придётся быть немножко аккуратнее. Я не вижу в этом ничего плохого. Я правда не вижу в этом ничего плохого. И не вижу я никакого нарушения свободы слова в том, что просто тебя просят не называть президента мудаком.

А. Соломин ― Ну, это немножко не о том закон.

А. Красовский ― Ну как не о том? Он ровно об этом. Просто ты говоришь: «Ты украл. Это жулик и вор». И так далее. А никаких доказательств у тебя нет. Никаких доказательств, доказанных в суде, нет. Мы можем как угодно относиться к этому суду…

А. Соломин ― Вы хотите, чтобы в Фейсбуке люди выходили и говорили: «Мне кажется, что президент неэффективен»?

А. Красовский ― У меня вообще по поводу Фейсбука огромное количество разных вопросов. Например, в Фейсбуке сейчас слово «секс» написать нельзя. И тебя не кровавый Путин за это забанит, а кровавый Цукерберг. Попробуй в Америке что-нибудь такое напиши. Вот это не то, что показывают, что у них негров линчуют, но, вообще-то говоря, мы просто реально не понимаем уровень самоцензуры, в котором живут люди на Западе.

Вот, например, наша коллега, Юлия Йоффе, которую вы прекрасно знаете. Помните же, как она лишилась работы — долгожданной работы в прекрасном издании «Репаблик», когда она написала что-то, просто какой-то твит… Выпила, небось, два стакана… Написала маленький твит по поводу Трампа и Иванки — и её выгнали на следующий день.

Потому что там совершенно другие правила, совершенно другие законы. Они регламентируются внутренними распорядками редакции, они регламентируются законами штатов. Эти регламенты существуют потому, что это действительно огромный инструмент. И в нынешних обстоятельствах социальные сети и вообще интернет являются, возможно, главным инструментом воздействия на других людей.

А. Соломин ― Просто хотелось бы, чтобы за оскорбления я отвечал перед человеком, которого я оскорбил, а не парился со Следственным комитетом, который, в принципе…

А. Красовский ― Нет. Подожди секунду. Вам, наверное, уже известно правоприменение этого закона. Вам, наверное, уже известен контролирующий орган.

А. Соломин ― У меня есть опасность.

А. Красовский ― У вас есть опасность в первую очередь сейчас выйти на улицу, поскользнуться и удариться мозжечком — вот главная ваша опасность. А опасность, что за вами будет гоняться Бастрыкин за то, что вы про кого-то напишете в своём Фейсбуке… Поверьте мне, у вас нет такой опасности.

А. Соломин ― У вас таких опасностей больше.

А. Красовский ― Поскольку речь идёт об административном правонарушении, то в крайнем случае решаться это будет в мировом суде. В Тверском… Вот в том самом, который, например, посадил на 25 суток Льва Пономарёва.

А. Соломин ― Я вообще стараюсь никого не оскорблять. Но считаете ли вы, правильно ли я вас понял, что Конституцию должны переписать наши с вами…?

А. Красовский ― Нет, я вообще ничего не считаю. Смотрите, у меня нет ощущения, что надо прийти и всё переписать, прийти и всё переделать, прийти и всё отобрать. Я считаю, что любой закон, в том числе и Конституция не просто имеет право, а вполне себе должна существовать такая возможность для её изменения, потому что времена меняются. Есть базовые ценности. Да, они, например, являются при этом ещё исторической ценностью. Например, как Конституция Соединённых Штатов.

А. Соломин ― Ну да, ей больше 200 лет.

А. Красовский ― Но Конституция Российской Федерации не является исторической ценностью. Ещё раз повторяю, это текст, написанный старыми советскими правоведами. Я не вижу в нём никакой такой ценности, чтобы мы все вокруг него бегали и говорили: «Нет, там ничего нельзя поменять!». Там очень много чего можно поменять. И в лучшую сторону, поверьте мне. И в сторону парламентской республики, и в сторону действительно отмены смертной казни, и в сторону вот этой государственной идеологии. И в сторону, наконец, появления такой группы лиц под названием «меньшинства», то есть у огромной страны должна быть прописано равенство меньшинства перед большинством.

А. Соломин ― Антон Красовский, глава фонда СПИД.центр в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Меня зовут Алексей Соломин. Спасибо, что были с нами! И всего доброго!



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Вот лафа скоро наступит — чуть гавкнул не так как надо — и сразу естремист!, а с естремистами у нас разговор короткий — на шворку и гавкай, сколько хочешь там, где тебя никто не услышит. Я удивляюсь — как до сих пор никто не предложит бешеному принтеру сваргинить проект закона, чтобы зашивать рты сразу по рождении — в качестве профилактики нелояльного и уничижительного отношения к чиновной братии и святому отечеству. А кормить и клизмами можно…
________________________________________

Дураки у нас депутаты — пишут бесполезные законы, которые всё равно никто не выполняет, а облик ослов гнойнага русскага мира между тем раскрывают при этом со всей пролетарской дурью во вред мировому общественному мнению. Можно ведь и без этого — разве где в конституции или каком законе у нас написано, чтобы мучить и издеваться? Ничуть не бывало — зато мучают и издеваются везде, где только можно — в СИЗО, тюрьме, армии, школе, больнице, доме престарелых и доме ребёнка — везде, где ступает нога человеческая!..

Или вот тоже — разве написано где, что надо брехать и воровать? Нигде и даже наоборот — вроде как с этим борются, а брешут и воруют везде и поголовно! Законы писать надо как конституцию — благостные, миловидные с виду, а делать так, как и делаем — и всё будет шито-крыто — и волки целы и овцы сыты.
________________________________________

Дураки-дураками, но честно отрабатывают заказы из администрации президента от вождя, партии и правительства. И эту очередную мразятину-маразматину они запустили исключительно на заказ от горе-царька, тут даже и сомневаться нечего — его почерк…
________________________________________

Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что Берлин выступит за продление санкций против России. Об этом сообщает агентство Reuters со ссылкой на заявление Меркель. «Мы обеспокоены поведением России. Мы не приемлем (одностороннего) использования Азовского моря», — добавила канцлер ФРГ.
________________________________________

А.Красовский сам не знает и других путает, с апломбом утверждая, что пункт о запрещении государственной идеологии утерял актуальность, и что, наоборот, государственная идеология необходима России.

Конституция РФ и есть государственная идеология, а все другие идеологии, какие есть в России, являются идеологиями отдельных групп россиян и не одна из них не может быть государственной, поскольку ни одна группа людей не может навязывать свою идеологию всем остальным гражданам России.

Существенным недостатком Конституции РФ является сочетание либеральных свобод с самодержавным правлением президента. Составители Конституции РФ были очень умными и грамотными юристами, но они находились под давлением Б.Ельцина, не желавшего отказаться от единоличной власти.
________________________________________

Парламентская республика возникает не на пустом месте. Исторически парламентаризм в Англии, например, возник как компромисс между крупными землевладельцами и торгово-промышленной буржуазией, чьи интересы были противоположны. Лендлорды были заинтересованы в высоких ценах на продукты питания. Торговцы и промышленники — в низких. Промышленники хотели, чтобы рабочие меньше тратились на еду, чтобы увеличить норму прибыли, удерживаемую в свою пользу. Торговцы желали, чтобы у них имелся массовый платёжеспособный покупатель.

При этом ни землевладельцы, ни буржуазия не имели достаточно сил, чтобы полностью подавить оппонентов. Потому, как если бы такая ситуация возникла, то Англия живо уехала к той или иной форме единовластия.

Её история в 17-ом веке — это история непрерывного восстания буржуазии против землевладельцев и служилого дворянства, которое также было заинтересовано в концентрации ресурсов в королевской казне. (Кромвель, восстание оранжистов против Якова II-го).

В России условные землевладельцы — это госмонополии и приближённые к Путину бизнесмены, агрохолдинги, успешно подавившие несырьевую промышленность и сферу услуг (скоро вообще удавят). А также занявшие место служилого дворянства силовики.

Для того чтобы парламентская республика состоялась, нужны, как минимум, две оформившиеся силы, чьи интересы были бы противоположны. В России такого никогда и не было. Потому и Конституцию написали исходя из реального расклада. Без укрепления торгово-промышленной мелкой и средней буржуазии условий для парламентаризма в России нет, что бы не писать в Конституции.
________________________________________

Не важно, как называется республика, для устойчивости политического режима и благополучия страны важен баланс ветвей власти: ни одна из ветвей (судебная, законодательная, исполнительная) не должна обладать всей полнотой власти. В конституции страны должна быть прописана система сдержек и противовесов, которая не позволяет ни одной ветви власти занять доминирующее положение.

Статья 11, п. 1 гласит "Конституции РФ Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации". Этот пункт статьи указывает нам, во-первых, на 4 ветви власти в России. Во-вторых, порядок перечисления ветвей власти в этом списке указывает на степень важности ветвей власти и на главенство президентской ветви власти.

К сожалению, Конституция РФ не устанавливает баланс полномочий ветвей власти и, более того, отдаёт судебную, законодательную и исполнительную ветви под контроль президентской ветви власти.
________________________________________

Интересно, какая скотина прописала в нашей Конституции, что "Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности".
________________________________________

Антон Красовский, не Вам говорить о регламентирующих законах США, и не Вам говорить о конституции РФ и о том, что должно быть прописано или не прописано в ней. Жаловаться можете в суды в письменном виде. А нести пургу в эфире — это клиника, дорогой Вы наш. Говорите за СПИД , это у Вас хорошо получается, только не помогает победить эпидемию, потому что с ней борются такие же эксперты по СПИДу, как Вы по конституции.
________________________________________

Весь эфир, неся пургу, Антон растёт над собой. Кто вас укусил, Антон? Наговорили чуши про Конституцию РФ, печально, что способные люди деградируют.
________________________________________

Красовский давно хочет понравиться кому-нибудь в АП. В крайнем случае, в мэрии.
________________________________________

Им надо обязательно было сделать своими криворукими руками и такими же мозгами что-то своё… которое не понять ни умом, ни сердцем. Не могли просто переписать американскую Конституцию! То же самое и переход к рынку. Не могли взять за основу китайский опыт или польский?! Опять же своими криворукими…
________________________________________



ИСТОЧНИК

Алексей Соломин

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Противозаконные преследования (0)
  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 16.04.2019 - «ЯБЛОКО» ВСТУПИЛОСЬ ЗА АРХИВ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
  • 15.04.2019 - БЮДЖЕТ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ
  • 14.04.2019 - НЕРЕАЛЬНАЯ ПОБЕДА И РЕАЛЬНОЕ ПОРАЖЕНИЕ
  • 14.04.2019 - НЕПРАВОВОЙ ЗАКОН
  • 13.04.2019 - РЕПРЕССИИ РЕЖИССЁРА ЮРИЯ ЛЮБИМОВА СОВЕТСКОЙ ЦЕНЗУРОЙ
  • 13.04.2019 - ПЕРЕХОД К ДЕСПОТИИ
  • 12.04.2019 - РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТКОМИТЕТА ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
  • 11.04.2019 - ОБЪЯВИТЬ ОЗЕРО БАЙКАЛ УЧАСТКОМ ВСЕМИРНОГО НАСЛЕДИЯ ПОД УГРОЗОЙ
  • 10.04.2019 - ЗАКОНОПРОЕКТ О НАКАЗАНИИ ЧИНОВНИКОВ
  • 10.04.2019 - РАБОТА С МОЛОДЁЖЬЮ
  • 09.04.2019 - КАК НЕ НАДО СТРОИТЬ ДЕМОКРАТИЮ
  • 09.04.2019 - ДЕТАЛИ АЗИАТСКОГО ТРАНЗИТА ВЛАСТИ
  • 08.04.2019 - РЕШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИТКОМИТЕТА «ЯБЛОКА»
  • 08.04.2019 - СИЛА ЛЖИ
  • 07.04.2019 - МАГИЯ ПРОПАГАНДЫ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru