Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[08.02.2019]

БОЛЬШОЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ РОССИЙСКИЙ ОПЕРАТОР

Дмитрий ГУДКОВ: российский политик и общественный деятель, независимый депутат Государственной думы шестого созыва, избранный по спискам партии Справедливая Россия


Дмитрий ГУДКОВ:


Президент создаёт монополию, которая пусть будет называться «Росмусор». При этом вводится мусорный налог на всех жителей нашей страны. И этот монополист мало того, что взимает с нас деньги на утилизацию мусора, он ещё будет эти деньги инвестировать в другие сферы.

Нам обещали, что будет раздельный сбор мусора, безопасная его утилизация. На самом деле что произошло? Просто поставили новые мусорные контейнеры и назвали это всё мусорной реформой!.. А реально приезжает грузовик, это всё сваливают в одну кучу и также везёт на мусоросжигательные заводы Чемезова, который на этом зарабатывает деньги.

у нас Чайка берёт плату за сбор мусора; Ротенберг-младший — за перевозку этого мусора; Чемезов у нас зарабатывает на сжигании мусора. Это монополия. Они зарабатывают деньги. И они тормозят настоящую реформу. Они тормозят процесс перехода к раздельному сбору мусора. Потому что невыгодно им — тогда нечего будет сжигать. Перерабатывать — это гораздо сложнее. Это нужно инвестирование, нужные новые технологии.

Когда у вас создаётся монополия, у вас все издержки национализируются, а вся прибыль приватизируется!.. Поэтому они будут экономить на нашем здоровье, чем они, собственно, занимаются. Они строят эти мусоросжигательные заводы и полигоны рядом с транспортными узлами. То есть у них задача транспортные расходы не увеличивать. Они будут экономить на нашем здоровье и зарабатывать. Конечно, они не будут развивать мусоропереработку. Они будут просто тупо сжигать и сваливать всё в одну кучу.

У нас капиталы убегают, инвестиций нет в российскую экономику. Почему? Потому что в нашей стране в любой момент эти капиталы могут отобрать. Во всех развитых странах капиталы защищаются в независимых судах. А у нас уничтожены независимые суды! У нас вообще нет правосудия в нашей стране!..

20 лет спустя Медведев опять говорит, что нам нужно поддерживать бизнес и прекратить вот эти многочисленные его проверки. Бизнес уничтожен уже, убили просто бизнес, куда ни посмотри! В каждом регионе мелкий, средний бизнес просто уже задушен на корню! Но у нас то президент, то премьер постоянно говорят о том, что нам нужно что-то сделать. Но ничего не происходит.

Есть масса вопросов гораздо более актуальных. Я не понимаю, почему у нас вечно пытаются отвлечь внимание на какие-то внешнеполитические темы: Крым, Сирия, Украина, а что там в Америке? Нет, дайте обсуждать конкретно: почему нет судов, почему провели так пенсионную реформу, почему подняли НДС? А что у нас с малым бизнесом происходит? А почему у нас опять монополию создают по уборке мусора? У нас что, государство мусор должно убирать? У нас что, нельзя создать нормальную сферу, где будет конкуренция? Почему у нас нет раздельного сбора?


М. Курников ― Здравствуйте! У микрофона Максим Курников. А в студии вместе со мной политик Дмитрий Гудков. Давайте начнём не с самой хорошей, не самой приятной темы — это взрывы в жилых домах. На днях такой взрыв произошёл в Шахтах. До этого — в Магнитогорске. Насколько, вам кажется, это одна и та же природа этих взрывов?

Д. Гудков ― На мой взгляд, природа разная. Что касается города Шахты, то здесь только можно выразить соболезнование. Здесь, в общем-то, видно, что это был бытовой взрыв газа, бытовой случай. Но что касается Магнитогорска, моё мнение, что там был всё-таки теракт. Знаете, знание некоторых принципов освобождает от необходимости знания многих фактов. Вот давайте посмотрим на ситуацию в Магнитогорске.

Во-первых, это было накануне Нового года. Во-вторых, туда немедленно прилетел Путин. На следующий день произошла странная ситуация с убийством людей в этой маршрутке. Там, по-моему, три таджика было. Насколько я знаю, и зафиксировано было в протоколе у полиции — я знаю, что они, конечно, не обнародуют эти данные, — но по моим данным найдено было взрывное устройство рядом с торговым центром. И то, что туда прилетели руководители Следственного комитета, ФСБ, до сих пор мы не получили ответы на многие вопросы, в том числе, которые задавал Алексей Алексеевич Венедиктов в эфире «Эха Москвы», — всё это говорит о том, что здесь как минимум версию теракта не стоит исключать. И, мне кажется, что это затишье, тишина, даже со стороны Следственного комитета и официальных правоохранительных органов связана с тем, что Путину сначала доложили, что это был взрыв газа. А сейчас они пытаются друг на друга переводить стрелки, потому что кто-то должен получить по шапке и лишится погон. Я только с этим связываю такое молчание со стороны правоохранительных органов.

М. Курников ― А за что получить по шапке?

Д. Гудков ― Во-первых, за то, что сначала Путину доложили другую версию. Это моё мнение.

М. Курников ― То есть, по-вашему, президент летел туда, не держа в голове версию теракта?

Д. Гудков ― Я думаю, 31-го он не знал. Но, я думаю, на месте он всё и узнал. Значит, кто-то его дезинформировал, значит, кто-то должен за это нести ответственность.

Второе: он прилетел в город, где, по сути, орудовали террористы. А куда смотрела безопасность его? Ну, и так далее. Поэтому я считаю, что здесь версию теракта ни в коем случае нельзя исключать. И проблема ещё в том, что вот сколько мы пытались услышать какие-то официальные сведения от правоохранительных органов, давайте вспомним. Давайте, что у нас было? Когда потерпел крушение самолёт с доктором Лизой? Ну, до сих пор нет никаких результатов расследования. Трагедия тогда над Синаем. Сколько власти пытались уверить в том, что не было никакого теракта?

М. Курников ― Около недели, наверное.

Д. Гудков ― И, например, приключения наших Петрова и Боширова — тоже официальная версия. Ну что, мы будем верить в эту официальную версию? К сожалению, общество утратило доверие к правоохранительным органам, к власти в таких ситуациях. И власть не знает, как реагировать. Ну, в конце концов, есть пять вопросов.

М. Курников ― А как реагировать гражданскому обществу на это?

Д. Гудков ― Как минимум гражданское общество должно обсуждать разные версии. И я хочу сказать, что благодаря интернету я перечитал многих экспертов, которые говорят: А почему гекосоген-то должен быть обязательно? Какая разница, каким образом взрывать дома? Можно и бытовым способом взрывать дома. Накапливаешь — и взрываешь. Есть такая техническая возможность. То есть я перечитал мнение многих экспертов.

Поэтому, по крайней мере, для меня версия теракта основная. Да, конечно, давайте дождёмся, но даже если мы дождёмся какую-то официальную версию, разве мы поверим? Мы поверим Следственному комитету? Мы поверим ФСБ?

М. Курников ― Вы не поверите?

Д. Гудков ― Ну, тогда давайте поверим ФСБ, которая говорит, что дети из «Нового величия», которые сегодня кто под домашним арестом, кто в СИЗО находится, они террористы. Будем мы верить в эту версию? Нет. А почему я буду верить в другие версии ФСБ?

М. Курников ― Ну, тогда вы вообще ничему не верите? Или есть всё-таки какая-то сфера, где вы верите ещё?

Д. Гудков ― Я верю здравому смыслу. И я умею связывать разные события в логические цепочки. И то, что произошло в Магнитогорске, говорит мне о том, что там всё-таки не бытовая версия. Не прилетел бы туда президент, не прилетели руководители спецслужб, не молчали бы они всё это время. Они бы ответили на вопросы. Мы же видим, что они что-то скрывают. Что они могут скрывать?

М. Курников ― Это риторический вопрос, насколько я понимаю. Ещё одна тема, о которой вы, по крайней мере, говорили. Сегодня о ней говорят много. Это создание большого экологического российского оператора. Вы много говорили о мусорных проблемах последние дни. Вы рады этому событию?

Д. Гудков ― Нет, конечно.

М. Курников ― Почему?

Д. Гудков ― Давайте я прямо простым языком объясню, что произошло.

М. Курников ― Нет, подождите, давайте я процитирую тогда: «Компания должна будет сформировать систему обращения с твёрдыми коммунальными отходами, предотвращать вредное воздействие мусора на здоровье человека и окружающую среду, а также контролировать переработку мусора». Вы что, против?

Д. Гудков ― Да, против, потому что президент создаёт монополию, которая пусть будет называться «Росмусор». При этом вводится мусорный налог на всех жителей нашей страны. Ну, например, чтобы вы понимали — в Москве-то уже давно мы платим с квадратного метра — во всех регионах России теперь жители будут платить с квадратного метра. К примеру, возьмём Воскресенский район. Кто-то платил, например, 100 рублей за вывоз мусора, а будет платить примерно 1,5 тысячи рублей, если у него площадь до 200 метров. Сейчас это зависит от разных операторов, от разных регионов. Но порядок примерно такой. То есть, вводится мусорный налог.

Далее это всё инвестируется в компанию-монополист «Росмусор». Этой компанией будут управлять те, кому поручат управлять, то есть свои какие-то опять из окружения президента.

М. Курников ― Люди с опытом, ответственные.

Д. Гудков ― То есть друзья президента возглавят эту компанию-монополист. А далее внимательно почитайте, что в уставе этой компании написано: «Росмусор», помимо всего прочего, на наши с вами деньги ещё может заниматься любой бизнес-деятельностью, то есть инвестировать, куда захочет. То есть на наши деньги создаётся, условно, такой новый монополист. И этот монополист мало того, что взимает с нас деньги на утилизацию мусора, он ещё будет эти деньги инвестировать в другие сферы.

Второй момент важный. Вот этот мусорный налог вводился под соусом мусорной реформы, которая должна была привести к раздельному сбору мусора. То есть нам обещали, что будет раздельный сбор мусора, безопасная утилизация мусора. На самом деле что произошло? Просто взяли старые контейнеры мусорные, перекрасили, поставили новые, а во многих района даже не поставили, и называли это всё мусорной реформой. А реально приезжает грузовик, это всё сваливают в одну кучу и также везёт всё на мусоросжигательные заводы Чемезова, который на этом зарабатывает деньги.

Везут на эти свалки и полигоны. Строятся эти крупные полигоны. Например, я рассказывал здесь в эфире неоднократно, что в Коломенском районе будет мусорный полигон 43 метра высотой, 6 миллионов тонн мусора в таком месте, где вообще никакого полигона размещать нельзя, то есть это нарушение всех экологических норм! Вода будет попадать в грунт, в реки, воды. Будет загрязнение воздуха, будет загрязнение воды. И мы ещё за это будем платить!

Так же строят мусоросжигательные заводы. Это старая технология. Вообще, мусор уже во многих цивилизованных странах прекращают сжигать и уже перерабатывают. Но для того, чтобы перерабатывать его, необходимо настоящая реформа раздельного сбора мусора. Это когда, например, если ты не сортируешь мусор, ты платишь высокий тариф. А если ты его раздельно сдаёшь, то ты платишь низкий тариф. Вот это тарифное регулирование, которое есть в цивилизованных странах. Почему мы не можем пойти по этому пути?

М. Курников ― Ну, может быть, это первый шаг в создании этого?

Д. Гудков ― Нет, это не первый шаг. Просто все эти монополисты — я называл фамилии: у нас Чайка собирает деньги за сбор мусора, плату; Ротенберг-младший — за перевозку этого мусора; Чемезов у нас зарабатывает на сжигании мусора. Это монополия.

Я думаю, что как раз эти структуры и будут в итоге как-то контролировать эту компанию «Ростех», чтобы потоки всё-таки к ним перераспределялись, а не к мелким операторам. Они зарабатывают деньги. И они тормозят настоящую реформу. Они тормозят процесс перехода к раздельному сбору мусора. Потому что невыгодно им — тогда нечего будет сжигать. Перерабатывать — это гораздо сложнее. Это нужно инвестирование, нужные новые технологии.

М. Курников ― То есть если бы они зарабатывали, но при этом экология была бы в порядке, вы бы не так возмущались?

Д. Гудков ― Когда у вас создаётся монополия, у вас все издержки национализируются, а вся прибыль приватизируется!.. Поэтому они будут экономить на нашем здоровье, чем они, собственно, занимаются. Они строят эти мусоросжигательные заводы и полигоны рядом как раз с транспортными узлами. То есть у них задача не в безопасном месте строить, а так, чтобы транспортные расходы не увеличивать — вот у них какая задача. Они будут экономить на нашем здоровье и зарабатывать. Конечно, они не будут ставить нормальные контейнеры, они не будут развивать мусоропереработку. Они будут просто тупо сжигать и сваливать в какие-то кучи.

М. Курников ― Политик Дмитрий Гудков описывает, как он видит эту систему создания мусорного оператора. А как надо?

Д. Гудков ― Я сказал, как надо. Первое: нужно тарифное регулирование для того, чтобы людям было выгодно мусор сортировать, чтобы было как в Швейцарии. Ты можешь купить три пакета. В один пакет — пластик, в другой пакет — органику и так далее.

М. Курников ― Ну, вы знаете, сколько в Швейцарии люди платят. По российским меркам просто фантастические деньги.

Д. Гудков ― Ты можешь купить чёрный пакет, который стоит дорого. Туда можно складывать всё подряд. Не надо сортировать, но за это приходится действительно много платить. Но если ты сам сортируешь, то ты платишь в разы меньше. И вот это тарифное стимулирование должно быть введено на законодательном уровне в нашей стране. Это первое.

М. Курников ― Готовность общества есть к этому, на ваш взгляд?

Д. Гудков ― Если будет коммерческий интерес, то нам просто будет выгодно.

М. Курников ― Денежный кнут — давайте так назовём, а не коммерческий интерес.

Д. Гудков ― Пусть это будет денежный кнут, как угодно это называйте. То есть, должно быть стимулирование. Не нужно заставлять людей, не нужно убеждать их — нужно стимулировать. Либо вы платите, условно, 1000 рублей, либо вы платите 100 рублей и сами сортируете. Люди начнут сортировать. Ну, так во всём мире устроено.

Второе: надо отказываться от мусоросжигания. Если у нас мусор будет сортироваться, то и сжигание, по сути, не нужно будет, потому что будут мусороперерабатывающие заводы функционировать. Если там будет отдельно пластик, отдельно стекло и так далее, то тогда это вообще прибыльная отрасль, потому что это всё можно на вторичном рынке использовать.

Третий момент: не нужно строить полигоны в местах, не приспособленных для этого. Ну, например, если у вас там нет глины 4 — 5 метров, то есть, соответственно, весь этот мусор, вся эта грязь, токсичное всё это, что останется сконцентрированное, будет попадать в почву, в грунтовые воды и отравлять жителей.

М. Курников ― Это вы говорите уже о технологии самой свалки?

Д. Гудков ― Конечно. Поэтому мусоропереработка должна быть простимулирована на законодательном уровне. Должен быть чёткий контроль. И самое главное —я изучал, почему это работает в Швейцарии, работает в разных европейских странах — потому что там реально сильное местное самоуправление. То есть, грубо говоря, там местные депутаты, которые избираются на честных выборах, у них есть полномочия контролировать всех этих операторов. А кто у нас контролирует?

М. Курников ― Хотелось в другой части программы об этом поговорить. Но раз мы заговорили о местных депутатах. Как раз будут выборы в 2019 году. До них осталось, в общем, около 8 месяцев. Вчера у нас был в эфире Сергей Удальцов, который говорил: «мы вроде как пытаемся разговаривать, но ничего конкретного пока нет». Вам не кажется, что уже подходит срок, после которого договариваться будет уже поздно?

Д. Гудков ― Договариваться о чём?

М. Курников ― Чтобы распределить так округа, чтобы была возможность у оппозиционных кандидатов разных взглядов на этих выборах побеждать.

Д. Гудков ― Во-первых, такие переговоры ведутся, и я могу сказать, достаточно успешно. Потому что ни у одной политической партии на демократическом фланге нет 45 сильных кандидатов (потому что у нас 45 округов), нет столько ресурсов. Плюс каждый кандидат должен собрать около 6 тысяч подписей. Это крайне сложно, практически невозможно.

М. Курников ― Назовите мне, кто с кем договаривается.

Д. Гудков ― Ну, например, мы ведём такие консультации с партией «ЯБЛОКО», с партией «Парнас», «Открытая Россия», просто с разными независимыми кандидатами. Я просто сейчас пока не хочу забегать вперёд. Мы об этом заявим.

М. Курников ― Слушайте, давайте так скажем, что это не самые сильные игроки на поле.

Д. Гудков ― Почему?

М. Курников ― Потому что есть те, кто побеждал на других выборах.

Д. Гудков ― Дмитрий Гудков и команда побеждала на муниципальных выборах в Москве. У партии «ЯБЛОКО» достаточно большое количество муниципальных депутатов в Москве. Это сильные игроки.

М. Курников ― Парламентские партии участвуют в переговорах?

Д. Гудков ― Парламентские партии не участвуют. Отдельные, может быть, кандидаты, если Шувалова, например, где-то пойдёт, где не пойдёт демократ, это возможный вариант, чтобы мы как-то договорились.

М. Курников ― Просто левые силы будут представлены, да?

Д. Гудков ― Левые силы, если они будут представлены «Справедливой Россией» или КПРФ — это та же самая «Единая Россия», только под другим соусом.

М. Курников ― То есть, условно, Удальцов и «Левый фронт» не может участвовать. Но он говорит: «Мы за союз с КПРФ. И у нас будут свои кандидаты». Вы не готовы поддерживать, с ними делить округа?

Д. Гудков ― Мы, в первую очередь, должны договориться о выдвижении реально независимых от этой власти кандидатов. Ну, зачем вам нужны будут депутаты из КПРФ? Всё-таки возьмите «Справедливую Россию» в Государственной думе или КПРФ — посмотрите, как они голосуют. Вам мало было? Вы хотите, чтобы было так же?

М. Курников ― Просто вы говорите про «Справедливую Россию»? Мне даже неудобно задавать этот вопрос.

Д. Гудков ― В «Справедливой России» нас было 5 человек, которые голосовали не как все. Это я, Зубов, Петров, Геннадий Гудков, Пономарёв. Но после того, как нас исключили из «Справедливой России», вспомните, что с этой «Справедливой России» стало происходить после. Она, по сути, превратилась в такую же партию, которая в итоге поддержала Путина на президентских выборах.

М. Курников ― А Алексей Навальный и его сторонники?

Д. Гудков ― С Алексеем Навальным мы будем вести переговоры.

М. Курников ― Будем, но не ведём.

Д. Гудков ― Мы уже ведём переговоры с его кандидатами. То есть я знаю, где пойдут его основные кандидаты. Мы уже договариваемся о том, чтобы поддержать. Взамен надеемся, что они поддержат наших кандидатов. Но об итогах этих консультаций я буду рассказывать тогда, когда у нас уже будут чёткие договорённости.

М. Курников ― Простите, может быть, не политкорректен этот вопрос, но Алексей Навальный теперь птица такого высокого полёта, что с ним уже не договариваются, а договариваются только кандидатами, которых он поддерживает?

Д. Гудков ― Ну, почему? Я не знаю, с кем он участвует. Может быть, он с кем-то участвует. Но мы с ним пока ещё не встречались, не обсуждали. Нет, я как раз готов встречаться и обсуждать. И я считаю, что если 3–4 кандидата от каждой политической партии, от каждой структуры выдвинется, то мы точно их разведём по разным округам. Я не вижу в этой серьёзной проблемы.

Вот проблема будет — зарегистрировать этих кандидатов. Потому что, например, в округе — возьмём среднестатистический округ — там нужно собрать порядка 6 тысяч подписей за 3 недели, причём они должны быть правильно оформлены. Это очень сложно. Я хочу напомнить, что в 2014-ом году на выборах в Мосгордуму, по-моему, только одному кому-то удалось собрать подписи. Всем остальным подписи забраковали. Помните, там Маша Гайдар пыталась участвовать, Ольга Романова. То есть их не пустили на эти выборы.

Да, конечно, сейчас мы лучше подготовлены. У нас больше волонтёров, у нас уже есть опыт сбора этих подписей. И я надеюсь, что нам удастся зарегистрировать 10–15 сильных кандидатов. И мне кажется, есть шанс на то, чтобы в следующей Мосгордуме была представлена демократическая фракция.

М. Курников ― Сколько последних избирательных циклов в Москве считаются близкими к тому, как должны считаться выборы? Может быть, не проходить, не регистрировать, но считаться — точно. Будет ли продолжена эта тенденция или у вас есть сомнения в этом?

Д. Гудков ― А какой смысл считать честно — ну, например, майские выборы возьмём, — когда меня не пустили на эти выборы, и никого из демократов не пустили? Ну, и Собянин состязался с какими-то очень удобными спарринг-партнёрами. Понятно, что он там, скорей всего честно победил — честно считали. Но это же нельзя называть выборами…

Поэтому если у нас всё-таки наши кандидаты будут зарегистрированы, то мы не будем верить обещаниям мэрии, что они там чего-то честно посчитают. Мы выставим везде наблюдателей. Как раз наш штаб на президентских выборах в 2018-ом году выставил 4107 наблюдателей. Мы всех их подготовили, они у нас прошли тренинги, и мы отстояли результаты. То есть точно никаких фальсификаций не было! Но это не потому, что добрая воля мэрии, а потому что мы везде были представлены, на каждом избирательном участке. Люди сидели и считали, сколько людей приходит, сколько людей уходит.

Но при этом в Москве — КОИБы. Вот вспомните, недавно был скандал, что якобы и в КОИБах фальсификации, но научились и их контролировать. Поэтому не просто же так они отменили возможность пересчитать вручную! Поэтому, наверное, мы каким-то образом будем этот опыт учитывать. Потому что, как минимум будем считать, сколько людей пришли на этот участок, сколько проголосовало. Может быть, какие-то экзитполы будем делать, чтобы понимать, где возможны какие-то фальсификации.

Но опять-таки, если мы добиваемся регистрации наших кандидатов, то шанс на победу очень высокий в Москве с учётом протестных настроений, с учётом того, что у нас наблюдатели везде представлены, с учётом того, что мы прошли муниципальную кампанию, у нас десятки тысяч волонтёров, сторонников, которые готовы будут принимать активное участие. То есть мы стали сильнее, это совершенно очевидно. Поэтому меня, например, и не пустили на выборы мэра.

М. Курников ― Вот поэтому и не пустят ваших кандидатов.

Д. Гудков ― Да, но на выборы мэра можно было формально не пустить, потому что для преодоления муниципального фильтра мне нужны были подписи 110 муниципальных депутатов в 110 районов. У меня было больше подписей, но, к сожалению, в 67 районах только. Поэтому они по формальному поводу меня не пустили. То есть у них законодательно была такая возможность. Но если я принесу 6 тысяч подписей, и они будут честно собраны, то здесь уже только по беспределу можно не пустить. Но это другая уже ситуация.

М. Курников ― Дмитрий, вы всё-таки представитель и руководитель федеральной партии. А есть ли какие-то регионы, кроме Москвы, где эти выборы, как вы видите, будут жаркими, горячими и вы как партия будете вкладываться на все сто?

Д. Гудков ― Я думаю, что муниципальная компания в Питере, 2019-й год. Там разыгрывается 1,5 тысячи мандатов. Там сейчас, например, объединённые демократы зарегистрировали тысячу депутатов, хотя до выборов ещё больше, чем полгода. Я надеюсь, что там будет больше кандидатов. Я надеюсь, что все там смогут договориться, потому что какой смысл конкурировать, когда мандатов слишком много? Пожалуйста, регистрируйтесь в разных округах. И мы всех обязательно поддержим: и «ЯБЛОКО», и «Объединённые демократы», всех, кто пойдёт от демократического фланга, получит, в том числе, нашу поддержку. Они уже получили наши технологии, наш софт, который мы им предоставили ещё год назад. Поэтому, я думаю, там выборы будут жаркими.

М. Курников ― 2018-й год показал, что в каких-то регионах, не таких столичных, как Москва и Санкт-Петербург, вдруг у власти возникают проблемы. Почему вы не делаете ставку именно на те регионы, где тоже могут возникнуть такие ситуации?

Д. Гудков ― Во-первых, мы делаем ставку, если говорить про «Партию перемен», мы делаем ставку на Липецкую область. Там есть единственный независимый депутат, почти как когда-то я в Государственной думе. И мы его будем выдвигать однозначно на губернаторские выборы.

Там, кстати, по местному законодательству невозможно самовыдвижение. Нужна партия, которая должна кого-то выдвинуть. То есть выдвиженцы политической партии регистрируются. Поэтому Олега Хомутинникова мы будем выдвигать, мы его будем поддерживать. Он единственный оппозиционер, и он сможет объединить вокруг себя все оппозиционные силы, политические партии, активистов. Я недавно как раз был в Липецке и знакомился с его активом. Я считаю, там серьёзные шансы.

Но надо понимать: там такой же муниципальный фильтр. И если мы говорим про регионы, где власть потерпела фиаско, так там партия власти проиграла «манекенам». Они проиграли кому? Тем кандидатам, которых сама же допустила через этот муниципальный фильтр. То есть там люди голосовали не за оппозицию, люди голосовали против власти. И очевидно, что если бы в каком-то из этих регионов был бы сильный представитель оппозиции, условный свой Евгений Ройзман, конечно, там победил бы оппозиционер.

Но даже в этих регионах, даже представители этой фейковой думской оппозиции, даже они там умудрились победить. Чего уж говорить про настоящих оппозиционеров. Поэтому мы готовы были участвовать. Просто мы понимаем, что всё равно муниципальный фильтр — это такая штука, которая специально создана, чтобы не допустить сильных оппозиционеров.

М. Курников ― Я хочу услышать ваше особое мнение по поводу правительства Российской Федерации. Цифры «Левада-Центра» говорят, что больше половины россиян хотят роспуска этого правительства. В общем, не сказать, что это был сюрприз, но кто, на ваш взгляд, может заменить Дмитрия Медведева? Вот чаще всего говорят о Кудрине. Выбирая из них двоих, кто вам больше нравится?

Д. Гудков ― Однозначно, если выбирать их этих двоих, я выбираю Кудрина.

М. Курников ― Почему?

Д. Гудков ― Потому что на протяжение последних лет он создал вот эту общественную организацию «Комитет гражданских инициатив», собрал лучших экспертов в разных сферах. Например, мне эти эксперты помогали даже в Думе готовить ряд законопроектов. Это, например, Кодекс административных правонарушений. Это новый закон о выборах, новый избирательный кодекс. Это то, что нашей стране нужно. Это судебная реформа.

М. Курников ― А не Кудрин ли архитектор нынешней экономической системы Российской Федерации?

Д. Гудков ― Нет, это Путин архитектор нынешней экономической и не только экономической, но и политической ситуации. А если политической, то даже можно сказать — Ельцин. Потому что после расстрела парламента в 1993-ем году принималась эта Конституция, написанная под Ельцина, где изначально были заложены сверхполномочия — по сути, монархическая модель — концентрация полномочий у президента.

Просто тогда, в 90-х баррель нефти в среднем стоил от 8 до 12 долларов. И у Ельцина не было возможности получить вот эту популярность. Пришёл Путин — цены на нефть пошли вверх. Дальше Путин с помощью этих денег смог купить лояльность населения и сформировать нужный парламент. Но полномочия супер президентские были заложены ещё в 1993-ем году.

Но если говорить серьёзно, отвечать на вопрос, кто может сменить в этой системе координат — никто не может сменить, потому что в этой системе координат премьер должен быть исключительно технический, который будет выполнять всё то, что ему скажет президент. А это означает отсутствие всяких реформ — и политических и экономических. И причём, по-моему, даже Граф это сформулировал, даже объяснил, почему у нас нет реформ экономических — потому что экономические реформы невозможно без политических.

Ну, вот смотрите, у нас капиталы убегают, инвестиций нет в российскую экономику. Почему? Потому что в нашей стране в любой момент эти капиталы могут отобрать. Во всех развитых странах капиталы защищаются в независимых судах. А у нас уничтожены независимые суды. У нас вообще нет правосудия в нашей стране!..

Для того, чтобы появились суды, как раз и нужны политические реформы: ограничение власти президента, запрет ему, по сути, назначать федеральных судей, изменения принципов формирования Судебного кодекса, больше полномочий нужно дать парламенту. Я вообще сторонник парламентской республики. Поэтому в этой ситуации без политических реформ экономические реформы просто абсолютно невозможны.

М. Курников ― Как говорят, такие полномочия и свободы не дают, а берут.

Д. Гудков ― Видимо, когда-нибудь ситуация до этого дойдёт. Если раньше я ещё в этом сомневался, то сейчас я всё меньше сомневаюсь, потому что я вижу совершенно неадекватные действия российской власти. Возьмём, например, Магнитогорск. Замалчивают трагедию, не рассказывают нам о том, что там происходит. Давайте возьмём убийство журналистов в ЦАР. Ну, никто не сомневается, что за этим стоят люди Пригожина, вообще никто не сомневается! Я думаю, что и Путин даже не сомневается. Кстати, то, что сегодня замена посла произошла, это, конечно, с одной стороны, может быть, заметают следы. А, с другой стороны, возможно, Путин подал сигнал какой-то.

М. Курников ― Кому, простите?

Д. Гудков ― Своему же окружению. Может быть, ему тоже как по Магнитогорску не так доложили про убийство журналистов. А здесь уже никто не сомневается. Причём не только люди либерально-демократических взглядов, а, пожалуйста, Максим Шевченко был в эфире и написал замечательный текст со своими вопросами Пригожину.

Мусорная мафия, пожалуйста, которая начинает строить полигоны. Вот этот «Росмусор» — компания, которая, по сути, собирает с нас мусорный налог и на эти деньги уничтожает окружающую среду — воздух, воду и так далее. Загрязняет.

И у нас нет правоохранительных органов! Посмотрите на дело «Нового величия». Лев Пономарёв получил 16 суток за информацию о том, что где-то проходит митинг в поддержку детей.

М. Курников ― То есть рано или поздно это прорвёт, правильно?

Д. Гудков ― Это рано или поздно прорвёт.

М. Курников ― Каким образом?

Д. Гудков ― Суды не работают. Бизнес у нас уничтожается, несмотря на то, что там Медведев сказал про гильотину, которую надо отменить… «Структурированная гильотина для бизнеса»… 20 лет спустя Медведев опять говорит, что нам нужно поддерживать бизнес и прекратить вот эти многочисленные его проверки.

Бизнес уничтожен уже, убили просто бизнес, куда ни посмотри! В каждом регионе мелкий, средний бизнес просто уже задушен на корню! Но у нас то президент, то премьер постоянно говорят о том, что вот нам нужно что-то сделать. Но ничего не происходит. Судов нет, парламента никакого нет, правительство вообще непонятно, чем занимается. Поэтому рано или поздно это прорвёт.

М. Курников ― Каким образом? Прорвёт на выборах или прорвёт выходом на улицу?

Д. Гудков ― Если это не прорвёт на выборах, то прорвёт выходом на улицу. Настроения такие: правительство в отставку, Думу распустить. Пока до президента это ещё не дошло, но рано или поздно это будет массовое требование — отставка президента. Это очень быстро идёт. Я считаю, что пенсионная реформа привела уже к необратимым последствиям.

Вот смотрите, снижение рейтинга происходит, чего они уже только не делают. Вроде бы президент поехал в Магнитогорск, совершил правильные действия, но это не останавливает падение его рейтинга. Поэтому рано или поздно, как только люди почувствуют слабину власти, — а рано или поздно они обязательно почувствуют, — то люди выйдут.

Пусть сначала они выйдут против власти в защиту окружающей среды, то есть будут какие-то мусорные бунты и протесты. Я ведь чувствовал, в Коломне что происходит. Город превратили просто в какую-то помойку. Там два полигона, мусоросжигательный, мусоропераработка. Всё строится вокруг города. Мы там создали свою платформу eco.gudkov.ru. У нас там тысячи людей, которые зарегистрировались, которые готовы бороться. В Коломне вы можете себе представить, там 150 тысяч жителей всего — уже несколько тысяч человек зарегистрировались на платформе. Это, считайте, в Москве бы было 150 тысяч на платформе, примерно порядок такой.

То есть я же вижу, как люди недовольны планами этой мусорной мафии, тем, что суды на стороне правоохранительных органов, что все эти правоохранительные органы на стороне этой мусорной мафии. Вот вам мой личный пример…

М. Курников ― Очень много вам вопросов приходит — по СМС и на сайт. Я попробую их очень быстро вам задать. Во-первых, вас как человека, который говорил часто о расколе элит, спрашивают: «Путин по-прежнему является гарантом элит? Возможен ли раскол в ближайшее время в элитах?» — Дмитрий Мезенцев задаёт вопрос.

Д. Гудков ― Расколов достаточно уже. Они просто пока не видны. Например, это борьба между силовыми структурами — условно, «Росгвардия» против ФСБ; Кадыров против ФСБ — то есть вот такие трещинки уже появились. Раскол возможен, потому что Путин уже для части элит не является гарантом.

М. Курников ― Как это?

Д. Гудков ― Так это. Потому что у значительной части российских элит интересы на Западе. Там дети, там семьи, там активы. И, например, западные персональные санкции уже работают. Это задевает интересы конкретных чиновников, депутатов…

М. Курников ― Им вроде стараются компенсировать здесь.

Д. Гудков ― Всем не компенсируют. Компенсируют только крупным игрокам и только очень узкому кругу. Остальным — нет. Когда этот раскол элит наступит, здесь невозможно просто предугадать. Я думаю, что будет какое-то движение навстречу. Будет движение снизу — это какие-то протесты, может быть, даже не 2019-й, а, может быть, 2020-й год. И когда будет напряжение в обществе серьёзное с массовыми протестами, вот тогда, наверное, начнётся раскол элит.

М. Курников ― Ещё один вопрос, Илья из Ярославля спрашивает вас: «По-вашему, нужно ли отдавать Курилы и кто должен это определять?»

Д. Гудков ― Определять нужно референдумом. Я всегда говорил и когда был в Государственной думе, вносил соответствующие поправки в закон о референдуме. Потому что по многим вопросам нужно спрашивать у людей. В Швейцарии вообще по каждому вопросу спрашивают у людей. Например, какие цены на парковки должны быть — это тоже спрашивают у людей. Или в каких-то районах можно формировать как в США, в некоторых городах путём спроса и предложения.

М. Курников ― Если бы референдум был, вы бы в какую сторону агитировали?

Д. Гудков ― Давайте сейчас не про это. Про референдум я хочу несколько слов сказать. У нас вы не сможете технически, это вообще невозможно зарегистрировать группу по проведению референдума.

М. Курников ― Это понятно, в общем.

Д. Гудков ― Более того, явка должна быть выше 50%. И очевидно, что в любой момент вашу группу не зарегистрируют решением либо, если это региональный референдум, — это законодательное собрание, оно может не пропустить, не признать вашу группу, если это на национальном уровне, — это федеральный парламент, на муниципальном уровне, — муниципальные власти могут в любой момент зарубить формирование такой группы.

М. Курников ― Если бы референдум был, за что бы вы агитировали?

Д. Гудков ― Если бы референдум был, я бы принял просто итоги этого референдума, вот и всё.

М. Курников ― То есть для вас нет какой-то священной коровы в этом вопросе?

Д. Гудков ― Я не считаю эту тему какой-то суперключевой. Есть гораздо более серьёзные вещи. Например, тот же НДС, который подняли. Он гораздо больше влияет на экономику и на жизнь наших граждан. Пенсионная реформа гораздо больше влияет на экономику и так далее. Есть масса вопросов гораздо более актуальных.

И я не понимаю, почему у нас вечно пытаются отвлечь внимание на какие-то внешнеполитические темы: Крым, Сирия, Украина, а что там в Америке? Нет, дайте обсуждать конкретно, почему нет судов, почему провели так пенсионную реформу, почему подняли НДС? А что у нас с малым бизнесом происходит? А почему у нас опять монополию создают по уборке мусора? У нас что, государство мусор должно убирать? У нас что, нельзя создать нормальную сферу, где будет конкуренция? Почему у нас нет раздельного сбора?

Я хочу это обсуждать. Я не хочу обсуждать внешнеполитические темы, которые не имеют никаких перспектив. И вы увидите: никакого решения не будет после приезда премьер-министра Японии. Ничего не будет.

М. Курников ― Здесь границы государства — это не совсем внешнеполитическая тема, это и внутриполитическая тема.

Д. Гудков ― Это виртуальная тема, которая не имеет никаких перспектив. Потому что для того, чтобы даже что-то передать, нужно менять договор между Японией и США о размещении баз. Это невозможно сделать. Ну, слушайте, я учился в дипломатической академии. Этот вопрос не имеет перспектив в нынешнем состоянии.

Я, конечно, понимаю, может быть, Путин уступит для того, чтобы, как сказал Алексей Алексеевич Венедиктов, быть человеком, который подписал мирный договор с Японией. Но мы ничего не получим с этого. И Япония ничего не получит, потому что общественное мнение в Японии против подписания этого договора, они против того, чтобы получить два острова вместо четырёх. Чего мы обсуждаем ту тему, которая не имеет решения в настоящий момент и в перспективе?

М. Курников ― Вы с Лавровым согласны, что это закрытый вопрос, всё, проехали?

Д. Гудков ― Может быть, это не закрытый вопрос, но у этого вопроса сейчас нет решения. И меня, честно говоря, всё время удивляет, почему общество обсуждает какие-то виртуальные проблемы вместо реальных? Это в Государственной думе когда отменяли закон о выборах губернаторов, они взяли и внесли закон о запрете гей-пропаганды. Я вам сейчас расскажу, давайте после рекламы.

М. Курников ― У нас закончилось время. Это был Дмитрий Гудков. Спасибо!







ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Уважаемый политик Д. Гудков как-то неуверенно разговаривает про "Выборы-2019". А ведь ещё с 1999 г. многим стало ясно, что теперь-то уж на Руси ещё долго не будет никаких выборов… При жизни горе-царька можно забыть про всё это баловство с игрой в честность, порядочность и демократию до самого его улёта на Марс…
________________________________________

А мне, наоборот, показалось, что слишком оптимистично. Ведь не только оппозиционеры готовятся к "выборам", но власть тоже не дремлет. Как бы ни были хорошо подготовлены выдвиженцы от оппозиции к сбору подписей, она всегда найдёт среди 6000 подписей неправильно поставленную запятую. Думаю, что власть учтёт "ошибки", допущенные на муниципальных выборах, и не повторит их. Так что борьба предстоит очень тяжёлая и неравная.
________________________________________

Такой деланный, неестественный, бодрячковый оптимизм. Не удалось на самом деле совершить что-то реальное на выборах мундепов в столице, не получилось взломать муниципальные фильтры. Всё, абсолютно всё блокировано и залеплено самым липким непроходимым гноем на самом деле. Всю эту мразь прошибёт только Всенародный перформанс "Миллион на площади". И вся эта фальшивая бодрячковость как раз и удручает больше всего.
________________________________________

Давно выдумана куча барьеров: какие-то фильтры, какие-то «правильные подписи» надо собрать, КОИБы, подключённые непонятно, к каким компьютерам, запрет пересчёта вручную…
________________________________________

Надежды Д.Гудкова оседлать и пришпорить "суверенную демократию" напрасны. "Суверенная демократия" на деле является фиговым листком тоталитаризма.
________________________________________

Хороший мужик Гудков — прямой, честный, смелый. Наверное, проголосую за него по Москве.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Максим Курников

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Разжигание розни (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Акции протеста (0)
  • Общество (0) > Гражданское общество (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 21.08.2019 - АНОНИМНАЯ ВЛАСТЬ В ПОГОНАХ
  • 20.08.2019 - ЗАКОН О «ДЕАНОНИМИЗАЦИИ» СИЛОВИКОВ
  • 20.08.2019 - ПРОТЕСТЫ В МОСКВЕ
  • 20.08.2019 - РАЗБУДИТЬ В ЛЮДЯХ ДОБРЫЙ АНТИФАШИЗМ
  • 19.08.2019 - ЗАЯВЛЕНИЕ ИНГУШСКОГО «ЯБЛОКА»
  • 19.08.2019 - ВЛАСТЬ В РОССИИ АБСОЛЮТНО БЕЗНРАВСТВЕННА И БЕССОВЕСТНА
  • 19.08.2019 - РАЗГОВОР С ПОЛИЦАЯМИ
  • 18.08.2019 - МОСГОРСУД ОБЯЗАЛ ОИК ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬ СЕРГЕЯ МИТРОХИНА
  • 18.08.2019 - РУСОФОБЫ И ПАТРИОТЫ
  • 17.08.2019 - «ПРОТЕСТ ДОЛЖЕН СТАТЬ ПОЛИТИЧЕСКИМ»
  • 17.08.2019 - БОЛЬШОЕ ТЕЛЕФОННОЕ ДЕЛО
  • 16.08.2019 - КТО УПРАВЛЯЕТ МОСКВОЙ?
  • 16.08.2019 - БАНАЛЬНОСТЬ ЗЛА
  • 16.08.2019 - ПОЛНЕЙШИЙ БЕСПРЕДЕЛ!
  • 15.08.2019 - ИНТЕРВЬЮ С ОЮБОМ ТИТИЕВЫМ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru