Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[10.03.2019]

УВЕКОВЕЧИТЬ ПАМЯТЬ БОРИСА НЕМЦОВА

Олег КАШИН: российский телеведущий, российский политический журналист и писатель, ведущий авторской программы «Кашин. Гуру» на телеканале «Дождь» с сентября 2015 года


Олег КАШИН:


В принципе, никто не мешает официальной России увековечить память Бориса Немцова, поставить ему памятники. И, слава богу, что хотя бы в Нижнем повесили доску «В этом доме жил Немцов, наш первый губернатор».

Когда где-нибудь в Вильнюсе или сейчас в Лондоне ожидается, что назовут сквер или улицу именем Немцова, — российская сторона говорит: «Это антироссийский шаг. Мы возмущены». Или «Давайте назовём Новинский бульвар Североамериканским тупиком, чтобы американцам было обидно»…

Извините, они называют улицу не именем Джохара Дудаева и не именем Алексея Навального, они называют улицу именем многолетнего губернатора, вице-премьера, одного из столпов российской политики прошлого.

Поэтому да, западная активность по поводу Немцова злит. Но ещё раз: а кто мешает вам самим относиться к Немцову так, как он заслуживает? Что было в день его убийства, в день марша памяти Немцова по телевидению по поводу Немцова? Немцова даже не упомянули, то есть какое-то чудовищное позорище!..

А Немцов, напомню вам — мы ссылаемся на приговор Российского суда, то есть тут уже не нужно оценочное суждение — это факт: Немцов был убит офицерами МВД Российской Федерации. Здесь неважно даже на самом деле, чеченцы они или не чеченцы. Его убили офицеры МВД, более того, они, очевидно, выполняли приказ, а не заказ. То есть это не киллерство!

И поэтому уже неважно, кто заказчик — Немцова убило российское государство. И оно уже само сделало много действий — разгром мемориала на мосту и ещё что-то, — чтобы подписаться под этим: «Да, это мы». Ну, естественно, если оно его убило, оно и будет относиться к нему как к врагу посмертно.


И. Баблоян ― Дневной «Разворот». Максим Курников, Ирина Баблоян в студии.

М. Курников ― Слышен приветственный кашель Олега Кашина.

О. Кашин ― Здравствуйте! Очень рад вас слышать.

И. Баблоян ― Журналист и видеоблогер, как теперь тебя можно представлять?

М. Курников ― Ютюбер.

О. Кашин ― Спасибо. Мне так нравится быть ютюбером. Извините, что я сейчас без картинки.

М. Курников ― Олег, мы решили составить анкету вопросов. Давно не разговаривали. У нас появилась анкета вопросов специально для того, чтобы понять, насколько русский человек, живущий за рубежом, продолжает оставаться русским мыслителем. Вот сейчас мы всё и поймём.

О. Кашин ― Давайте заполним её, конечно.

И. Баблоян ― Прямо в лоб: Как бы ты называл Курилы? Лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов предложил переименовать Курильские острова в Русские острова.

О. Кашин ― Господи… Не надо так делать. Если острова Курильские, то должны быть Курильскими.

М. Курников ― Русский человек должен быть за Мадуро?

О. Кашин ― Нет. Нет-нет, русский человек должен, я думаю, вообще не думать о Мадуро всё-таки, потому что где мы, а где Мадуро.

М. Курников ― Тем не менее, то, что там происходит — как быть-то? Кого должен поддерживать патриот?

О. Кашин ― Патриот на то и патриот, чтобы не думать о всякой ерунде и шлаке. Традиция опять же Гондураса на Руси, она довольно сильная. Ну, как на Руси — в Советском Союзе. И вот воспетая стихотворением Светлова история про Гренаду. Мне кажется, что это злое, саркастические стихотворение, высмеивающее всемирную отзывчивость российской, советской души. И надо быть, конечно, за Россию, за русских. Если к Мадуро у Сечина какие-то сентиментальные чувства, мы не можем запретить Игорю Сечину быть за Мадуро, но никто не может заставить нас быть солидарным с Игорем Ивановичем.

М. Курников ― А разве это не борьба против Америки — вот там, в Венесуэле? Не за Мадуро, а вот против Америки. Разве нет?

О. Кашин ― Вы знаете, как раз в моём детстве слово «геополитика» входила в моду. И я сам, будучи школьником, будучи русским мальчиком, который хочет исправить карту звёздного неба, любил рассуждать о геополитике, о Карле Хаусхофере и даже об Александре Дугине. И я думаю, что в мэрии Санкт-Петербурга, где-нибудь в туалете лежала тоже в Смольном книжка Дугина «Геополитика» — собственно, все мы это слово узнали, наверное, из этой книжки, — которую, сидя известно где, тот же Путин читал и думал: «Блин, какая важная, серьёзная наука». Нет этой науки! Она до сих пор не доказала своё право на существование. И даже популярный термин «Большая игра», популяризированная когда-то Михаилом Леонтьевым ещё до прихода в сечинский…

М. Курников ― «Мировые шахматы».

О. Кашин ― Да-да. Слушайте, забудьте о мировых шахматах! Думайте о себе.

И. Баблоян ― Дальше на поверхности лежит вопрос, невозможно тебя не спросить в контексте последних событий. Если позовут, пойдешь работать на канал RT?

О. Кашин ― Слушайте, я запнулся, потому что я, конечно, об этом думал безотносительно Бароновой. Но я не вижу в себе пока готовности пойти на телеканал RT.

И. Баблоян ― Потому что ты только начинающий видеоблогер?

М. Курников ― Это в себе такие завышенные требования, в смысле «не потяну работу на RT» или как?

О. Кашин ― К себе, к реальности. Когда я в 2005 году перешёл на сторону Кремля, мой до сих пор друг и тогдашний начальник в журнале «Эксперт», его фамилия Громов, — но это другой Громов — Андрей Громов, такой «мудрец бородатый», как его называют друзья, — сказал очень правильно: «Конечно, твой приход к нам — это большая удача Кремля, потому что если такие люди как ты, которые ничем кроме желания быть на стороне добра не мотивированы, видят в себе возможность и готовность идти к нам, значит, мы всё делаем правильно».

Сейчас я такой готовности в себе не вижу. То есть сейчас я ещё не готов сказать, что Кремль делает правильно большую часть того, что он делает. Я не исключаю, что это возможно в будущем, но до этого ещё очень далеко. Потому что, идя на ту сторону, даже если ты этого не хочешь, солидаризируешься со всем, что делает государство, а государство делает много гадостей. Готов ли ты стоять в оцеплении с дубинкой, когда идёт марш Немцова? Я не готов стоять с дубинкой, когда идёт марш Немцова.

Более того, мне не нравится объяснение Бароновой, когда она говорит, что хочет делать малые дела, несмотря ни на что, иначе страна не станет лучше.

И. Баблоян ― Подожди. Я так поняла, что ты её защищаешь, вообще?

О. Кашин ― Я её защищаю, безусловно. Но мне её объяснение не нравится. Это немного другая история. Я как раз считаю, что идти туда делать малые дела бесперспективно, глупо и сомнительно. Туда надо идти, если ты хочешь взять в руки дубинку и избивать ею по голове тех людей из либеральной общественности, которые тебе не нравятся.

М. Курников ― Баронова — с дубинкой?

О. Кашин ― Баронова всегда была с дубинкой.

М. Курников ― На любой стороне?

О. Кашин ― Когда её брал Ходорковский, я прекрасно помню, как опять же все либеральные кумушки рассказывали, какая она плохая и как Ходорковский ошибся, взяв её на работу. И на самом деле сейчас, когда говорят «Ой, оппозиционер переметнулся!», причём одни говорят это с радостью — те, а другие говорят это с печалью — это, на самом деле, полная неправда, потому что, конечно, никакой оппозиционер никуда не перемётывался. Переметнулся изгой оппозиционной среды, враг оппозиционной среды. И давайте вспомним выборы в Государственную думу 2016-го года по центру Москвы, когда вдруг оказалось, что независимый кандидат Баронова для очень-очень многих людей, условно, вашего круга, эхомосковского гораздо более нежелательна…

М. Курников ― У нас очень разный круг.

О. Кашин ― Ну, такой, самый либеральный, самый демшизовый. Так вот, что Баронова очень нежелательна, гораздо больше нежелательная, чем любой единоросс. И её мочили гораздо сильнее. Опять же, когда по одному округи шли: профессор Зубов — хороший либерал, и Маша Баронова — плохой либерал.

М. Курников ― Мне кажется, сейчас как раз, Олег представляет картину мира Олега Кашина. Потому что, мне кажется, тому же Зубову очень много высказывалось претензий в либеральной общественности по поводу «националистических» взглядов.

О. Кашин ― Говоря о либеральной общественности, вы имеете в виду себя?

М. Курников ― Нет-нет, наоборот. Хоть Баронова, хоть Зубов — мне все нравятся, я за всех, за мир и всё такое. Но я просто очень хорошо помню эти дискуссии. И Баронова в этом смысле воспринималась, может быть, кем-то даже как меньшее зло, чем Зубов. Я к тому, что очень разные мнения. Просто, мне кажется, что сейчас вы транслируете свою картину, выдавая её за общую.

О. Кашин ― А давайте я тогда поверну наш разговор таким образом, чтобы обобщить: если мы не можем сойтись в точной фактурной оценке событий 2016 года, то когда мы спорим о 2017-ом годе, о 1945-ом годе, даже 2011 годе, уже никто не узнает настоящей правды.

М. Курников ― Тем не менее, мы продолжаем нашу анкету. Может ли Олег Кашин продолжать оставаться быть русским мыслителем, тем более, что Олег находится в столице другой империи — Британской империи? Объясните нам, пожалуйста, кого Россия должна поддержать в конфликте Индии и Пакистана? Вам оттуда сейчас виднее точно.

О. Кашин ― Вы наверняка знаете эту, пока ещё маргинальную теорию, но очень культовую, и я тоже её приверженец. Слово «криптоколония» — что с 2017-го года Россия была криптоколонией Великобритании, упакованной таким образом, чтобы никто этого не замечал.

На обломках колониальной империи Индии у неё в штанах оказался такой ёжик в виде Пакистана. А сейчас как абсолютная копия, на обломках нашей империи в штанах России оказался тоже ёжик, довольно колючий в виде Украины. Поэтому, если считать Индию Россией, а Пакистан — Украиной, угадайте, кого я буду поддерживать?

М. Курников ― Индию?

О. Кашин ― Как говорится, я индус, конечно.

М. Курников ― То есть всегда за старшего брата, за большего?

О. Кашин ― Какого старшего? На самом деле называть украинцев или пакистанцев младшими братьями неэтично ни по отношению, соответственно, к Пакистану и Украине, ни по отношению к России. Никогда мы не будем братьями. Индусы и пакистанцы тоже братьями не будут.

М. Курников ― Просто Лукашенко как раз использовал это выражение «старший брат» и типа ну, какой достался, такой достался.

О. Кашин ― Опять же выражение «большой брат» или в другом переводе «старший брат» — всё-таки это то место, где я нахожусь сейчас, поэтому давайте будем осторожны с этой терминологией. Потому что обычно Big brother всегда следит за тобой.

И. Баблоян ― Дальше нужно быть тоже немного осторожным. Твой ли человек Владимир Квачков, скажи пожалуйста?

О. Кашин ― Ой!.. На самом деле, я об этом уже говорил, и сегодня я хотел с ним поговорить для «Дождя», не получилось по некоторым скорее техническим причинам. Я хочу с ним поговорить. Мы с ним поговорили, когда он выходил из тюрьмы в первый раз. И он мне оставил автограф на своей книге «Давайте будем вместе бороться за благо России».

Я понимаю все его недостатки, чего уж там. Но также я понимаю… вот тоже, когда я был по уголовному делу потерпевшим, у меня следователь — так получилось — вёл дело Квачкова. Квачкова тогда в очередной раз посадили. И я следователю говорю: «Слушайте, ну, чего вы издеваетесь над дедом? Отпустите его. Он ведь безобидный и никому не нужный». И следователь говорит: «Ну, погоди, какой же он безобидный? Он, — и начинает рассказывать, — он умеет в одиночку проводить диверсионные операции, он классик разведывательной деятельности. Вы читали его учебники по диверсионной деятельности?» И видно: глаза загораются — следователь им восхищается. Я подумал: Ого! Ничего себе!

М. Курников ― То есть всё-таки выход Квачкова — это событие политическое или нет?

О. Кашин ― Ну, как политическое? Это событие историческое, я бы сказал, в том смысле, что когда Парфенов будет снимать «Намедни 2019» — выход Квачкова будет, конечно, событием. Станет ли Квачков политиком, который будет вести за собой людей на улицы на выборы, я не верю. Более того, не верю и по двум причинам: и он сам не потянет, поскольку и возраст и пропустил многое, и не дадут ему, конечно. Скорее, я подозреваю с печалью, что на свободе ему удастся гулять не очень долго — найдут какой-нибудь ещё повод, чтобы упаковать его за решётку. Но пока он на свободе, пускай дышит свободой, пускай наслаждается обществом своей семьи, своих близких, пускай он отдыхает.

М. Курников ― Олег, а можно ли сказать, что по большому счёту с какими-то допущениями, но так устроена Россия, власть в России — как про это писали Дугин, газета «Завтра» и, может быть, даже Квачков?

О. Кашин ― Вы знаете, да. И, более того, как раз — я не знаю, насколько это совпадение — это же как раз моя любимая тема, о которой я пишу уже много лет, что в 90-е, когда к власти пришли, условно, демократы, так получилось, что все эти демократы, так или иначе, каждый из них были озабочены каждый своим. Кто-то хотел выстроить себе Высшую школу экономики, вписав в устав, чтобы детей и внуков, и правнуков принимали без экзаменов. Кто-то хотел приватизировать свой театр, кто-то ещё что-то. И только маргиналы, которым не на что было рассчитывать, сидели у себя там, под шконкой и писали идеи будущего России.

У меня есть сборник передовиц Проханова за 90-е годы с картинками Геннадия Животова, главного художника газеты «Завтра». И вот я на днях листал её перед сном — люблю листать Проханова перед сном, правда. И там была картинка 1996-го года, где силуэт корабля «Буран» с ракетой «Энергия» стоит рядом с храмом — такой же силуэт колокольни. В 96-м году, я думаю, даже я, увидев эту картинку в газете, просто не понял, что они имеют в виду. А теперь это такой стандартный рогозинский плакат, когда Рогозин говорит: «Давайте построим наш небоскрёб в виде ракеты» или там Игорь Коротченко говорит про наши ракеты и храмы как разные стороны одной и той же медали — это уже общее место стандартное. А его придумали, действительно, люди, которых никто за людей 20 лет назад не считал.

М. Курников ― Тем не менее, это и есть русская имперская мысль сегодня?

О. Кашин ― Это и есть русская общественная мысль сегодня. Потому что на другом фланге, на котором находятся — опять же обобщу, может быть, некорректно — слушатели «Эха Москвы» типичные московские либеральные интеллигенты. На этом фланге никакой мечты, никакого образа будущего нет. И это плохо, конечно же. И мне самому было бы приятно, если бы какой-нибудь демократ, какой-нибудь либерал, да хотя бы один и вас сел бы и подумал: «У меня есть мечта. Я хочу видеть Россию… многоточие — какой?»

М. Курников ― Они очень разные от региона к региону. А вы, Олег, имперец?

О. Кашин ― Нет-нет, упаси боже.

М. Курников ― Вы к этой мысли себя не относите?

О. Кашин ― Нет, мы пережили имперский период, собственно, как и англичане. Насколько я понимаю, англичане, которые хоть и любят проводить отпуск в Южно-Африканской республике, они всё-таки поняли, что их остров дороже, чем какие-то далёкие страны, дороже для них, ближе им.

М. Курников ― Хорошо, а вы-то себя относите к кому? Если это не называть имперскостью…

О. Кашин ― К русским националистом. Но опять же в нашей традиции — тоже, может быть, это не очень как бы научно, академично прозвучит — националистов у нас называли народниками. И почему-то, годы спустя, звучит уже вроде как расист. Поэтому О’кей, говорите, что Олег Кашин — народник. Мы — за народ…

И. Баблоян ― Уже в нашем эфире мы это проходили.

М. Курников ― Среди националистов-народников есть урбанисты или нет?

О. Кашин ― Ой, ну, на самом деле главный урбанист — я тоже это недавно заметил и подумал: какой молодец, действительно, — и как раз к вопросу о либералах и мечте я выделю Максима Трудолюбова, который нашему поколению известен как редактор колонок «Ведомостей» в «нулевые». Сейчас он автор книг. «Страна за забором», по-моему, главная книга называлась. Об устройстве города. И вот как раз вот он — народник и урбанист, даже он сам себя называл народником и, тем более, националистом…

М. Курников ― И либералом?

О. Кашин ― И либерал при этом! Даже, по-моему, либертарианец, так, может быть, он себя бы определил. Но я тоже говорил, что сегодня, когда русскость каким-то образом забивается, причём с обеих сторон — и с полицейской и с тусовочной, либерал и националист, демократ и националист — это примерно одно и то же множество людей, если говорить по гамбургскому счёту, а не по ярлыкам, которые люди сами друг на друга навешивают.

М. Курников ― Сегодня урбанисты, которые работают с властью, которые делают проекты, велодорожки и прочие дела, — они, скорее, добро, они как раз делают те самые дела, о которых говорит Мария Баронова, или они одна из опор власти, опора режима?

О. Кашин ― Давайте определимся, что такое те, кто делает велодорожки: это блогер Варламов, который пишет о велодорожках или это Максим Ликсутов, который прокладывает велодорожки и которого принято, во многом заслуженно, не любить?

Я как раз считаю, что все эти европейские черты города Москвы созданы совсем не симпатичными людьми и не теми людьми, которых мы называем приличными. Вот ярчайший пример — опять же моя краткая поездка в Москву на той неделе — я значительную часть времени провёл в этом новом фудкорте «Депо». «Депо» — клёвое место, «Депо» хорошее место, и оно принадлежит тем людям, по-моему, Году Нисанову и Зараху Илиеву, по поводу которых тоже миллион вопросов. И вот эти замечательные люди, они совсем не урбанисты, о которых мы говорим, когда произносим слово «урбанист».

При этом да, главная книга советского человека «Мастер и Маргарита» предварена главным эпиграфом ко всему, что происходит в России про часть той силы, которая хочет зла и творит благо. Вот буквально так и получается у нас.

И. Баблоян ― Давай вернёмся немножко к новостям. Смотрел ли ты расследование «Проекта» по поводу Жириновского и продажи мандатов?

О. Кашин ― Вы знаете, как раз нет, я не смотрел. Я сегодня говорил с редактором сайта «База», который говорил такое же расследование неделю назад.

М. Курников ― Там часть этого расследования и надо сказать, что «Проект» как раз об этом пишет, что часть этого расследования была опубликована.

И. Баблоян ― Про 10 миллиардов рублей…

О. Кашин ― Просто тоже удивительно. Во-первых, мы говорим о каком-то медийном расколе, но при этом хорошие, либеральные парни из издания «Проект» — слушайте, такие названия, что уже начинаешь путать с плохими арамашотовскими парнями из проекта «База», которые делают одно и то же. Какая между ними железная стена? Нет этой стены.

И второй пункт: а интересно, а что все так заинтересовались этим, в общем, совершенно неочевидным Лебедевым? Как раз я Могутина, собственно, редактора «Базы» спрашивал: «А почему Лебедев-то — просто подвернулся под руку?» Меня это смущает.

Я опять же испорчен, наверное, этой «сливной» журналистикой «девяностых», «нулевых», когда читаешь, не знаю, Хинштейна и понимаешь, что документик, который оказался в распоряжении его редакции, как правило, означает, что к герою документика завтра придут с люди в масках и камуфляже.

Поэтому здесь я при всём уважении ко всем, кто делает эти расследования, боюсь, что завтра, действительно, начнут Лебедева каким-то образом мочить, может быть, отжимая партию у его папы.

М. Курников ― Лебедева Жириновского?

О. Кашин ― Да, да, конечно, отжимая партию или недвижимость у его папы. Потому что тоже мы знаем, что за лояльность Жириновский получил много недвижимости и прочих других бонусов. И я думаю, что есть масса людей, которые этим недовольны.

М. Курников ― Можно ли какие-то подводить итоги деятельности ЛДПР, так сказать, в Российской Федерации? Можно ли говорить, что этот наезд во многом говорит о том, что эпоха Жириновского заканчивается?

О. Кашин ― Эпоха Жириновского и Зюганова (потому что они всегда идут через запятую) заканчивается, безусловно. Любая партия в России по факту — это личный как бы бизнес одного человека, который на протяжении уже как бы 20+ лет остаётся лидером этой партии. И понятно, что, поскольку Жириновскому 73 года, а Зюганову 75 лет будет летом, стоит вопрос о биологическом как бы дальнейшем развитии этих партий.

И помнится давний слух о том, что после их ухода партии, может быть, сольют со «Справедливой России» в одну большую вторую партию помимо «Единой России», может быть, ещё что-нибудь. И я верю этому слуху. Я понимаю, что после Зюганова и Жириновского именно Кремль будет озабочен в устраивании чего-то нового на партийном поле.

Поэтому да, мочение Жириновского можно считать частью этого «транзита». Это комичное слово в том смысле, что мы говорим так о Путине. Но транзит, он везде транзит, в том числе, даже у вас на «Эхе Москвы», потому что тоже когда-то Венедиктову будет 99 лет, и люди задумаются: а кто будет после Венедиктова?

И. Баблоян ― А вот у нас сейчас выборы на носу. У нас два кандидата.

О. Кашин ― Я на это и намекаю. Кто второй кандидат?

И. Баблоян ― Алексей Голубев.

О. Кашин ― Голубев. Давайте за Голубева поагитируем просто из вредности.

М. Курников ― Вы можете делать всё что хотите. Возвращаясь всё-таки к Жириновскому и Зюганову и тому, что будет какой-то новый проект с большой партией номер два. А кто тот архитектор, который может это сделать? Просто Сурков вроде как не у дел. А кто?

О. Кашин ― Извините, на Руси не место красит человека, а человек — место. И Сурков… Вот эта должность зам главы администрации по политике — это как в «Гарри Поттере» был преподаватель защиты от тёмных искусств, когда принципиально разные люди оказываются на одном месте и вдруг оказывается, что, в принципе, чем Володин был хуже Суркова технологически? Или чем Кириенко хуже Володина? Какими бы разными они не были, вдруг почему-то как опять же — извините за вторую ссылку на «Мастера и Маргариту», — вдруг почему-то поют одну и ту же песню «Славное море, Священный Байкал». Сейчас, Кириенко, конечно же. Кто ещё у нас за партии отвечает? Кириенко.

М. Курников ― Насколько это съестся аудиторией, насколько это съестся электоратом, на ваш взгляд?

О. Кашин ― Даже люди, голосующие за Жириновского — я по своей молодости помню каких-то одноклассников, сокурсников, которые после просмотра телевизора говорят: «Ну, Жирик — мужик молодец! Правильно им всем врезал». Люди, голосующие за Жириновского, понимают, что у него нет цели прийти к власти. То же самое у Зюганова. Всё это, в общем, такой не спектакль, а просто элемент нашей большой культуры, не просто политической, а в целом культуры. Вот у нас так принято, так положено, чтобы кто-то изображал оппозицию.

А люди, о которых вы говорите — избиратели, электорат, народ, — увидев нового человека, я думаю, обрадуются, потому что новые лица всегда лучше. Как в прошлом году была история с Собчак на выборах. Эта история, наверное, была всё-таки положительной, потому что — ну, называть Собчак новым лицом глуповато, — но, по крайней мере, в политике человек вдруг оказывается, действительно, свежим лицом.

М. Курников ― Олег, а вам нравится, что у нас так?

О. Кашин ― Нет, конечно. Более того, если говорим о мечте, то даже, может быть, в моих мечтах Россия была бы монархией с царем во главе.

М. Курников ― А я как раз вас хотел спросить про украинские выборы, следите ли вы за тем, что там происходит, и не завидуете ли вы тому, что там неизвестно, кто победит?

О. Кашин ― Поскольку я сам не очень организованный, но рассчитываю на внимание, может быть, ваше, может быть слушателей, посмотрите, сколько было партий на выборах в Государственную думу 1995-го года. По-моему, та же ровно цифры — 40 с чем-то, — что и кандидатов на Украине. И это, я думаю, в какой-то папочке мировой масонской лежит такая технология. Вот на выборах, когда власть как бы не уверена в себе, кандидатов должно быть много.

М. Курников ― Я просто напомню, кто, во-первых, тогда победил, давайте вспомним. Во-вторых, партии — это не кандидаты в президенты.

О. Кашин ― Да, это не личности. Опять же тут в деталях может быть разница. И вы спрашиваете ли, слежу ли я — слежу. За кого болею? Естественно, я думаю, как каждый стандартный обыватель, которому скорее нет дела, кто будет персонально, кто будет президентом Украины, я болею за Зеленского, потому что, действительно, интересно и прикольно. То есть прецедент, когда человек стал президентом вначале в своём юмористическом шоу, а потом в реальности — это то, о чём на самом деле мы читали в юности своей «красно-коричневой». Вот есть такая и сейчас писательница довольно модная Анна Козлова, бывшая жена Шаргунова — у её папы был роман, который я в детстве читал про то, как в России к власти пришли: артист, жулик и проститутка. И эти антиутопии из нашей юности, когда они реализуются на Украине…

М. Курников ― Вот так Зеленский узнал, что Кашин взял и обрушил его рейтинг тем, что причислял его…

М. Курников ― Олег, вопрос-то был в том, что завидуешь ли ты?

О. Кашин ― Спрашивать «Завидуешь?» в 2019-ом году не очень корректно, потому что момент лёгкой зависти был в конце 2012-го года, когда у нас, у русских были ещё свежи воспоминания о Болотной, об, условно, провалившейся революции, потому что революционное самоощущение у нас, наверное, всё-таки было. И мы видели успешную революцию и думали: «Вот бы нам так!» А потом вот это «вот бы нам так» по мере отваливания челюсти, когда наблюдали за Украиной, сменилось, как мне кажется, антиреволюционным консенсусом даже в тех кругах, которые никогда это вслух не признают.

То есть как раз опыт Майдана и последовавшей за ней войны, и последовавшей за ней власти, которая не сильно лучше той власти, которая была, я думаю, многих отпугнула от каких-то революционных потрясений в России.

М. Курников ― Олег, но я спрашиваю про конкретные выборы. У них такие выборы есть. У нас таких выборов нет. Другое дело — какой ценой. Это понятно.

О. Кашин ― Я не умею, если честно, как историк вычленять одно конкретное событие из общего потока. И всё-таки, поскольку я тоже про это писал — я продолжаю придерживаться этой концепции, — мне кажется, что Украина… продолжает оставаться я Советской республикой. У них до сих пор народные депутаты, потому что так было в советской Конституции, у них до сих пор Верховный Совет (Верховная Рада), потому что это советская Конституция. Украина — это, собственно, та же советская республика, как и РСФСР, в которой не было 1993-го года, которая немножко отстала в своём развитии. Наша Чечня была в 1994-ом году, их Чечня — в 2014 году…

И они сейчас как бы в 1995-ом, 96-ом году, когда у нас тоже были непредсказуемые выборы, но при этом мы знаем, чем это кончилось. И кто бы сейчас не победил… а я думаю, конечно, победит Порошенко всё-таки, тем более, что и Россия его явно поддерживает вот этой своей косвенной агитацией из серии типа «Мы не любим Порошенко». Так говорит Россия, и украинские патриоты думают: «Ага, ну, значит, мы будем голосовать за Порошенко».

М. Курников ― Ещё Кашин и Зеленского поддержал.

О. Кашин ― Да, Кашин Зеленского поддержал.

М. Курников ― И их ждёт свой украинский Путин лет через… сколько уже? — года через 3, если брать российский календарь. То есть года через 3 мы увидим, я думаю, президента Медведчука, а может и не Медведчука, а какого-то тихого подполковника СБУ, который будет говорить, что «в стране ни шиша нет… и мочить в сортире!» Я бы сам спросил за это 20-летие. Я думаю в этом смысле — да, народ в плохом смысле братский…

И. Баблоян ― Хотела тебя спросить про Baring Vostok и Калви. Но, собственно, мы строили вопрос так: согласен ли ты с версией, что он заложник? Потому что многие пишут о нём именно так. Но тут — не знаю, слышал ли ты выпуск новостей наш последний?

О. Кашин ― Да-да, прекрасная история! Финансировал протесты…

И. Баблоян ― Поддерживал оппозицию.

О. Кашин ― Поскольку это анонимный источник, можно ему не поверить, но я с радостью в это верю. Не в смысле, что он поддерживал, а в смысле, что те люди из ФСБ или откуда, которые это дело придумали, они с помощью этой аргументации, положенной на стол Путину, убедили его, что да, это враг. Потому что, конечно, такая утечка известная, сто не как факт, а как мотивация. Потому что мы знаем… ну, с Путиным мы живём 20 лет, мы понимаем его и страхи и мотивации, и самые главные для него табу. И. конечно, финансирование оппозиции… извините, это же говорили тоже анонимно (через доклад Белковского) 15 лет назад про ЮКОС, про Ходорковского. Почему посадили Ходорковского? Потому что он, негодяй такой, финансировал «ЯБЛОКО», КПРФ и СПС.

И. Баблоян ― А что, Кремлю, значит, невыгодно уже его именно как заложника держать, чтобы обменять на наших?

О. Кашин ― На Бута. «Путин был в ярости, когда арестовали Калви»… На самом деле тоже это настолько уже такие истории приелись, что что-нибудь случается — и «Путин был в ярости». Он всегда в ярости, когда что-то узнаёт… У меня есть друг — Ольшанский, мы с ним играем так, почему-то исторически, как будто я дед, который диктатор в России и как будто бы я всё время всё забываю. «Дед, — спрашивает Ольшанский, — а где твой друг Максим Курников?» Я говорю: «Я не знаю, я по нему скучаю». Он говорит: «Ты же его сам расстрелял, дед!». Вот в таком духе.

М. Курников ― Тем не менее, всё-таки по поводу этого инвестиционного климата, который, кто-то говорит, ухудшился, кто-то говорит, ухудшаться уже нечему. Почему это не влияет на принятие решения — арестовывать, не арестовывать?

О. Кашин ― Я считаю, что арест Калви в момент информационного форума в Сочи — не простое совпадение, а это именно такой жёсткий антиинвестиционный шаг. Потому что я тоже здесь включу Екатерину Шульман и в смысле как политолог выскажусь, что по итогам, по крайней мере, последнего года, и, прежде всего, истории со Скрипалями, о чём я тоже писал, наверное, в силовой части власти, есть довольно уже много людей, заинтересованных в том, чтобы Россия была изолирована. Поскольку изоляция им не просто выгодна, а она является для них вопросом выживания.

Естественно, полковнику Чепиге буквально выгодней, чтобы Россия была изолирована, чтобы, не дай бог, его бы никто не сдал в обмен на очередную инвестицию. Поэтому здесь как раз, я думаю, разгром… не разгром, конечно, потому что и сам фонд говорит, что «ничего страшного, то арестовали, но мы продолжаем работу». Но атака таких знаковых инвесторов — здесь нет привычной нам логики: «Давайте будем кого-то грабить, чтобы денежные потоки были в нашу пользу». Здесь логика буквально захвата власти, то есть как раз: «Давайте покажем, что мы сильные — мы, люди в погонах, и за нами последнее слово, а не за этими очкарикам из экономического блока правительства!..

И. Баблоян ― Читал ли ты статью Алексея Навального в Financial Times?

О. Кашин ― Да, читал, причём тоже смешно было — как часто бывает, как мы узнаём о таких публикациях. Мы узнаём о них из прокремлёвских Телеграм-каналов, которые пишут: «А вот завтра будет статья Навального в Financial Times».

И. Баблоян ― Звучат совершенно противоположные тезисы.

О. Кашин ― Да-да. Я выписываю бумажную FT. Её приносят где-то в 3 часа ночи. Я высунулся в дверь, взял её, ищу статью — статьи нет. То есть, может быть, это ФСБ прослушивало переговоры журналиста Макса Седдона с Навальным и, таким образом, слило потом анонс этой статьи. Но, я думаю, без прокремлёвских телеграмщиков я бы о ней не узнал.

Но статья как статья. Она, очевидно, бьёт по Дерипаске. Я не думаю, что она как бы заказана врагами Дерипаски. Но, по крайней мере, этот спор, насколько санкции против каких-то российских олигархов или государственных лиц — насколько этично, насколько корректно русскому человеку, русскому политику, тем более, солидаризироваться с Западом, который, наверное, имеет, прежде всего, свои интересы…

М. Курников ― Запад скорее критикуется за то, что санкции бьют по народу, а не по конкретным людям.

О. Кашин ― Я сам писал такую же статью, когда покончил собой потенциальный болотный узник Долматов, если помните, в Нидерландах, которого должны были выдавать России. Да, конечно же, санкции бьют по людям. И всё-таки хочу вернуться к спору о том, вообще, насколько корректно санкции. У меня нет ответа. Зато есть ответ, что это всегда будет использоваться внутри России против того политика, который будет участвовать в этом. Понятно, что Навальный не фигура номер один в этом жанре. Потому что у нас есть и Вильнюсский форум, у нас есть «список Марка Фейгина», то есть как раз люди, которые помогают Западу кого-то в России мочить. Это такой отдельный кластер.

М. Курников ― Правильно ли я понимаю, что Олег Кашин согласен с позицией Алексея Навального, но сомневается, нужно ли делать такие призывы о санкциях к конкретным россиянам в западной прессе?

О. Кашин ― Мне трудно об этом говорить, поскольку в сборнике Билла Браудера есть моя статья «Их деньги там, их дети там». С одной стороны, я понимаю как бы плюсы этого, я понимаю минусы, поэтому я воздержусь. Но, по крайней мере, электорально это проигрышно.

М. Курников ― Хорошо. Электорально проигрышно, но по сути согласен?

О. Кашин ― Этого я не сказал, заметьте.

М. Курников ― Так я спрашиваю, поэтому и уточняю.

О. Кашин ― Хорошо, давайте я соглашусь с Навальным, чтобы не считали, что я пронавалистский автор.

И. Баблоян ― Тогда мы немножко ещё про Навального… Как ты считаешь, это победа Навального в истории с Пригожиным и едой?

М. Курников ― Возбуждение дела и то, как это сейчас всё выглядит?

О. Кашин ― Ой… Ну да, выглядит на самом деле странно. Но, очевидно, что на Пригожина кто-то там наорёт из серии «Вот мы тебе дали подряд на кормление детей, а ты детей травишь. Это плохо! Ты подставляешься». Пригожин тоже как бы такая, главная тема этого года, наверное. Тоже было очень крутое расследование в «Настоящем времени». Тимур Олевский, ваш сослуживец — его автор. И я предполагаю всё-таки, что Пригожин не настолько самостоятельная фигура, чтобы о нём говорить как о самостоятельной сущности. Но при этом он находится в жанре — поскольку, как мы понимаем, он повар, — наверное, еда — его область.

Победа ли это Навального? Наверное, всё-таки это победа каких-то людей, которые тоже недовольны тем, что Пригожин стал слишком одиозен. Поскольку тот бизнес, которым он занимается, от ЧВК до троллей, любит, наверное, тишину. А Пригожин, как мы видели по его спектаклю о псевдовстрече с Навальным вдруг полюбил какой-то публичный, громкий, шумный троллинг. И, более того, та история с унитазом, когда, помните, Навальный, комментируя расследования Любови Соболь, дал фотографию унитаза — в этом унитазе моют овощи как бы… Потом оказалось, что это из давнего банка приколов, и Навальный заменил просто унитаз на что-то другое с той же интонацией, с теми же выражениями.

Я предполагаю, что это был как раз сознательный троллинг со стороны Пригожина, когда эта тётка пришла к Любови Соболь, стала рассказывать какие-то ужасы. Я ждал и до сих пор жду, что эта тётка потом, как это уже не раз бывало, в пригожинском СМИ скажет: «Вот я их разыграла, этих идиотов».

М. Курников ― Возвращаясь к фигуре Пригожина, потому что это тема, наверное, последних месяцев, а то и лет — кто такой Пригожин и почему это происходи? Правильно ли я понял: Пригожин — то, что касается дел «поварских», действительно, тот, что мы о нём знаем. А вот, что касается ЧВК и троллей — это, скорей всего, какой-то аватар каких-то других людей, других структур?

О. Кашин ― Уверен, не сомневаюсь. И тут готов биться об заклад. То есть понятно, что фактов, доказывающих это, у нас, наверное, нет. Но даже по статье в «Настоящем времени» Сердюков — фигура, которая каким-то образом наводила порядок в Министерстве обороны довольно успешно. И, естественно, были люди, которые этим недовольны, которые, собственно, съели довольно громко и шумно, и некрасиво Сердюкова. И с этими людьми пришёл Пригожин в армию как кормилец армии. И, наверное, если искать как бы реальных людей, которым всё это дело принадлежит, я бы начал с Вооружённых сил. Но, наверное, Вооружённые силы как сущность тоже очень преувеличена, как самостоятельный субъект. И, наверное, буквально все аватары — Пригожин, Ковальчук, Ротенберг — аватары Путина. Поскольку Россия путиноцинтрична, поэтому за всем стоит Путин.

М. Курников ― Если мы заговорили о троллях и так далее. Следит ли Олег Кашин за тем, как происходит расследование вмешательства в американские выборы, насколько это история из Великобритании выглядит серьёзной? Потому что из России это выглядит довольно устрашающе.

О. Кашин ― Нет, ну Олег Кашин тоже следит из России всё-таки за этим, потому что я помещён в наше медийное поле.

М. Курников ― Но есть возможность сравнить.

О. Кашин ― На самом деле всё-таки это не британская тема, а американская. И тоже, если помните, были какие-то попытки, по крайней мере, связать брексит с нашими троллями, но, по-моему, они не оправдались.

Ещё есть история, которая меня очаровывает очень — про антипрививочную западную волну, которую тоже почему-то с российскими троллями связывают. Вот как когда-то в нашем детстве возле Останкинской башни стоял билборд с певицей Валерией с подписью: «Певица, которую ждали». И тролли российские как такая фигура, которая всё может в мировом масштабе сделать, — это тоже субъект, которого ждали в этом новом мире — в мире интернета, информационных технологий и так далее.

М. Курников ― Есть ещё одна тема, о которой хотелось бы поговорить. Дело в том, что Олег Кашин не просто живёт в России ментально, он живёт в Калининграде до сих пор, и в этом его большой плюс, потому что он интересуется региональной политикой вообще. Именно поэтому хочу спросить: Арашуков — это чисто кавказская тема или чисто российская? Есть ли такой Арашуков в Калининградской области — человек, который связан как с криминалом, так и с финансовыми потоками? Мы не можем, конечно, считать, что он связан, но следствие считает, что он связан.

О. Кашин ― Если мы говорим о сенаторах, при живом Турчаке спрашивать, оригинален ли Арашуков или кавказец ли Арашуков, при живом Турчаке некорректно. И на самом деле, поскольку Валентина Ивановна уже говорила, что Арашуков просто уникальный сенатор, другие — нормальные как бы. Я на самом деле очень жду всё-таки, когда она с тем же выражением лица своего скажет: «Ну, вот тоже… Андрюшка — просмотрели мы его — оказался бандитом».

Что касается Калининграда, у нас много лет — это удивительная тоже история, поскольку мы до прихода, по крайней мере, Бооса были регионом, который никому не был интересен. У нас сенатором был много лет издатель Олег Ткач, такая, в общем, незначительная фигура на издательском рынке, и я не думаю, что у него есть такой же страшный бэкграунд, как у Арашукова. Мы всё-таки, действительно, маленькие. Маленькие-то — маленькие, но в горсовете тоже мой любимый герой Андрей Кропоткин. В Калининграде есть ресторан «Кропоткин». Я уже потом узнал, что он именно не в честь анархиста, а в честь этого Андрея. Он возглавляет, насколько я понимаю — опять же в кавычках можно сказать или, по моему мнению (чтобы не было судов) — «фракцию боксёров» в горсовете. Это люди, которые неважно, каких придерживаются политических взглядов, но главное, что у них в жизни было — это спорт со всеми вытекающими. И тоже немножко он как бы отошёл от большой политики, но важный был человек в наше время. Совсем на Арашуков, конечно, но типажно.

Мужик, депутат тоже и лидер этой фракцией боксёрской, у которого в кабинете был крокодил живой, и, собственно, шутили, что крокодила, понятно, он кормит своими оппонентами. Чтобы было понятно: когда был юбилей Кенигсберга, в Калининград приезжали все: Путин, Шрёдер, Ширак — мировые лидеры. Они или жили или встречались в отеле этого бизнесмена. Его звали Олег Павлович Шкиль.

И в газете была фотография всей этой группы с подписью: «Владимир Путин, Герхард Шрёдер, Жак Ширак и Олег Павлович…». То есть как бы называть такого человека по имени отчеству… Да, конечно, в каждом регионе есть как бы скелеты в шкафу, но при этом масштаб их, наверное, различается в зависимости от масштаба региона и того, что в нём можно добыть или делить.

М. Курников ― Но при этом Арашуков — это скорее правило для российских регионов, а не исключение.

О. Кашин ― Конечно, конечно. Вот опять же, как вдруг нам сказали однажды: в Коми всё региональное правительство оказалось организованной преступной группировкой! И предлагается удивиться: Вау-вау! В Коми, оказывается, так. А где не так?..

А недавно тоже по какому-то смежному поводу вспоминал первую книгу Ельцина и Валентина Юмашева «Исповедь на заданную тему». Там он очень смешно описывал заседание Политбюро, когда Громыко вдруг говорит: «Представляете, в городе Талды-Кургане, — допустим, — в продаже нет мяса». И все удивляются: Вау! В Талды-Кургане нет мяса. Как будто в Кызылорде есть мясо…

М. Курников ― Олег, ещё одна тема, на которую собираются все оппозиционеры, которые в другое время между собой не соберутся — это марш Немцова.

О. Кашин ― Да, конечно.

М. Курников ― Международное давление, международные заявления на эту тему, международные расследования, они способны как-то повлиять на то, как это будет расследоваться в России? Или это, наоборот, усложняет, усугубляет ситуацию с расследованием убийства Немцова?

О. Кашин ― Это наоборот — они, конечно, злят. И это, конечно, отдельная какая-то проблема, которой нет вербального объяснения. То есть мы интуитивно догадываемся, почему. Но всё-таки, когда где-нибудь в Вильнюсе или сейчас в Лондоне ожидается такое же — называют сквер Немцова, — российская сторона говорит: «Это антироссийский шаг. Мы возмущены». Или было, когда я был в Америке: «А давайте назовём Новинский бульвар Североамериканским тупиком, чтобы американцам было обидно». Извините, они называют улицу не именем Джохара Дудаева и не именем Алексея Навального, они называют улицу именем губернатора многолетнего, вице-премьера, одного из столпов российской политики прошлого, и, в принципе, никто не мешает официальной России так же увековечить Бориса Немцова, поставить ему памятники. И, слава богу, что хотя бы в Нижнем повесили доску, что «этом доме жил Немцов, наш первый губернатор».

Поэтому да, западная активность по поводу Немцова злит. Но ещё раз: а кто мешает вам самим относиться к Немцову так, как он заслуживает? Что было в день его убийства, в день марша памяти Немцова по телевидению по поводу Немцова? Очередной спор между женщинами: ДНК, ребёнок и так далее… То есть какое-то чудовищное позорище!..

М. Курников ― Почему и зачем это, Олег? Как ответить на этот вопрос? Просто было сказано, что интуитивно мы этот ответ знаем. Я этого ответа не понимаю, не знаю.

О. Кашин ― Немцов, напомню вам — мы ссылаемся на приговор Российского суда, то есть тут уже не нужно оценочное суждение — это факт: Немцов был убит офицерами МВД Российской Федерации. Здесь неважно даже на самом деле, чеченцы они или не чеченцы. То есть вот я со своей националистической душой готов пренебречь этим тезисом. Его убили офицеры МВД, более того, они, очевидно, выполняли приказ, а не заказ. То есть это не киллерство, а их отправили в командировку в Москву из Грозного.

И, конечно, государство, тоже не факт, что осознанно берёт на себя буквально ответственность за это убийство. И уже неважно, кто заказчик — там этот водитель, на которого валит официальное следствие, или Кадыров, про которого многие думают, или даже какие-то московские генералы — Немцова убило российское государство, и оно уже само сделало много действий — разгром мемориала на мосту и ещё что-то, — чтобы подписаться под этим: «Да, это мы». Ну, О’кей, естественно, если оно его убило, оно и будет относиться к нему как к врагу посмертно.

М. Курников ― Это был Олег Кашин.

И. Баблоян ― Журналист Олег Кашин, Максим Курников, Ирина Баблоян в студии. Всем спасибо!







ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

У российских журналистов и политтехнологов при оценке ситуации в Украине, в ходу тезис — у нас это всё было, Украина повторяет наш путь. Это подлог. Никогда в России ничего похожего на то, что было в Украине, не было и быть не может. В Украине всегда выборы президента были более-менее честными, и уже первая попытка их как-то чуть-чуть, на пол шишечки подправить в 2004 году привела к первому Майдану. Россияне все фальсификации сглатывали не поморщившись, как должное. Интернет кишмя кишит вбросами, подлогами на всех уровнях, и всё это вылилось в жалкий пук на Болотной.
________________________________________

Такого трэша, угара и беспредельщины, как на Украине, в России действительно давно не было. Ну, кроме Ельцинских демократических расстрелов парламента, да и вообще тех "святых 90-ых".
________________________________________

У московского оккупанта есть только угар от убийства и крови. Что у вас не сворованное? У вас центр тьмы, вечный царёк-садист у власти.
________________________________________

Ага, если не считать Будёновска, Дубровки, гебешной Каширки, Беслана, уничтожения сотен тысяч мирных жителей Ичкерии, воровства лярдами друганов плешивой крысы и безмолвное сглатывание этого 86% клинических идиотов, поверивших в фашистов в Украине… Давно такого не было???
________________________________________

Обидно, но верно. Украина избирает пятого президента, а Россия, бывшая некогда, самой демократической страной кроме стран Балтии, терпит всё то же унылое говно, второго и посмертного вождюка. Позорище, хоть бы жили хорошо, а то так, нищие терпилы…
________________________________________

Понятно и так, что те, кто вышел на так называемый марш Немцова, плевать на него хотели, и не знают, где его могила и ни разу там не были. Сборище сумасшедших и недалёких болванов. Но уезжать никто не будет, ибо пенсия Путина им позволяет здесь жить, а не существовать. На то они и болваны, что не понимают этого.
________________________________________

От Кашина всегда потягивало онучей. Правда, когда этого записного националиста-патриота отформовали арматурой по голове, он сменил онучи на носки, но из хама не зробишь пана, и ежели с Кашина носки снять и стукнуть один о другой, то звон раздастся новогодний…
________________________________________

Кашин пытается выглядеть оригиналом, но выглядит болтуном. Ну, как можно утверждать, что Советский Союз был колонией Англии? Что Первая мировая война была Англией начата, чтобы подчинить себе Россию?
________________________________________

Теория о криптоколонии — это теория Галковского.
________________________________________

Даже дочь Немцова знает, что её отца убили мафиозные кланы из Украины, не поделив награбленное. Кинул не тех Немцов.
________________________________________

У Кашина, по-моему, СВОЁ мнение, своя позиция. И эта позиция, опять же, по-моему, достойная. Мне понравилась его мысль о том, что нет стены между либералами и другими людьми, переживающими за Россию и желающими её возрождения.

"Я за добро", — говорит он. Я — тоже. За то, чтобы искать точки соприкосновения между различными слоями общества. Большинство форумных либералов очень дорожат своей отдельностью. Они бережно ухаживают за линией (бороздой) нерукопожатности, чтобы, не дай Бог, не заросла. И высокомерно противопоставляют себя тем, кто по ту сторону, называя их портянками, ватой и другими "приятными" словами. По-моему, сейчас это выглядит уже смешно.
________________________________________



ИСТОЧНИК

Ирина Баблоян, Максим Курников

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Милиция (0)
  • Политика (0) > ЛДПР (0)
  • Международные события (0) > Украина (0)
  • Общество (0) > Оппозиция (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 22.05.2019 - О ТРАГЕДИИ С СУПЕРДЖЕТОМ
  • 21.05.2019 - СОСЛОВНАЯ КОРРУПЦИОННАЯ СИСТЕМА
  • 20.05.2019 - НАЧАЛО РАЗМОРОЗКИ КОНТАКТОВ С США
  • 17.05.2019 - ПУТЬ К МИРУ НА ДОНБАССЕ
  • 17.05.2019 - ПОЛИТИКА МАКСИМАЛЬНО НАВРЕДИТЬ
  • 16.05.2019 - ШКОЛЫ, ГДЕ УЧАТ НА ПРЕЗИДЕНТОВ
  • 15.05.2019 - НА ЧТО СПОСОБНА КУЛЬТУРА?
  • 14.05.2019 - БУДУЩЕЕ ОТНОШЕНИЙ УКРАИНЫ И РФ
  • 13.05.2019 - КАНАЛЫ ОБЩЕНИЯ РОССИИ С США И УКРАИНОЙ
  • 07.05.2019 - ДМИТРИЙ МУРАТОВ В ПРОГРАММЕ «ШЛОСБЕРГ LIVE. ГОСТИ»
  • 06.05.2019 - СУДЬБА ДОНБАССА
  • 03.05.2019 - ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПАРТИИ «ЯБЛОКО» АЛЕКСАНДР ГНЕЗДИЛОВ ОБ УКРАИНСКИХ ВЫБОРАХ
  • 02.05.2019 - ВЫСТУПЛЕНИЕ НА КОНГРЕССЕ РОССИЙСКОЙ АССОЦИАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНСУЛЬТАНТОВ
  • 02.05.2019 - ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ БЕЛОРУССИИ
  • 01.05.2019 - ВЗГЛЯД ИЗ УКРАИНЫ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru