Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[03.04.2019]

О ЛИБЕРАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ СВОБОДЫ СЛОВА

Александр ГНЕЗДИЛОВ: заместитель Председателя партии «ЯБЛОКО», театральный режиссёр, художественный руководитель Творческого объединения «Гнездо»


Александр ГНЕЗДИЛОВ:


Безусловно, либеральная идеология придерживается принципа свободы слова, но далеко не только этого принципа. Либералы также исповедуют свободу действий для людей. Потому что чего бы стоила сама по себе свобода слова, если бы одновременно у человека не было бы возможности свободно действовать, как он считает нужным.

Но, тем не менее, в рамки свободы действий не входит целый ряд вещей, например: свободы убивать, свободы воровать, свободы насиловать и т.д. Есть ряд ограничений, имеется в виду свобода определённых действий — тех действий, которые не представляют угрозу жизни, здоровью, собственности других людей.

Моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого. То же самое относится и к свободе слова. Естественно, что провоцирование насилия рассматривается как правонарушение.


В. Кара-Мурза ― 4 года назад в Париже была расстреляна редакция «Charlie Hebdo». Борьбой цивилизаций объясняет эту трагедию писатель Виктор Ерофеев:

— Это столкновение двух цивилизаций. Дело в том, что «Charlie Hebdo», которую я знал просто с детства, поскольку жил в Париже, это то, что у нас называется чёрный юмор. Это существовало в нашей стране, мы знали всякие песенки, и всё равно люди пугались и хохотали. Это примерно то же самое, только печатное издание. Ничего там особенного в этом не было. Но с другой стороны, конечно, это шокирующий стиль, потому что там говорили о тех вещах, о которых не принято говорить. Это отнюдь не касалось только России или арабского мира, больше всего они били по своим. Я помню во время Помпиду, когда он заболел тяжёлой болезнью, над ним там издевались. В общем, чудовищно.

Я не могу сказать, что я такой любитель этого журнала. Но с другой стороны, посмотрите, что такое чёрный юмор — это как раз и был этот журнал. Есть цивилизации, которые такого юмора не терпят. Но с другой стороны, есть цивилизации, которые создают такой юмор — это вот европейская цивилизация. Кстати, наша цивилизация, как ни странно, тоже оттого, что сильное идёт давление, она порождает не только бунтарское сопротивление, но ещё и этот чёрный юмор. А есть цивилизации, где очень много понятий связано со святостью, с сакральностью. И такая цивилизация с одной стороны себя сохраняет в таком виде как бы нетронутом, целомудренном. Но с другой стороны соответственно не развивается по тем законам, как развивается Запад.

Когда «Charlie Hebdo» начала издевалась над арабским миром, над исламом, такой исход можно было прогнозировать. Но то, что в Париже были расстреляны люди, которые принадлежали Парижской цивилизации, теми иностранцами, которые к этому обществу не принадлежали, это произошло как бы вторжение одной культуры на территорию другой культуры, которая имеет всё-таки право существовать в её собственной стране. Этого категорически нельзя было делать! Если бы «Charlie Hebdo» возникла в какой-то арабской стране, тогда ещё можно было говорить о том, что такое возможно. А во Франции пусть французы сами решают, что допустимо, а что — нет. Французы сказали «да», и поэтому они все вышли на эти демонстрации вместе с президентом.

В. Кара-Мурза ― Политическим заказом объясняет произошедшее журналист Николай Сванидзе:

— Я думаю, конечно, это был заказ определённых структур. Структур радикальных, для которых свобода журналистского мнения — это острый нож, просто идеологически, мировоззренчески. Такие структуры есть, их немало.

В. Кара-Мурза ― Покушением на свободу слова счёл проявление терроризма журналист Андрей Колесников:

— «Charlie Hebdo» — издание, играющее на грани приличного и неприличного, но, тем не менее, находящееся в легальном поле. Понятно, что какие-то демонстрации могут кого-то раздражать. Но есть категория людей, которых это не просто раздражает, а подвигает на прямые действия, что и произошло. Но этот акт терроризма был, в том числе и против свободы слова.

В. Кара-Мурза ― Сегодня гость нашей студии — политик, театральный режиссёр Александр Гнездилов. Александр, можно ли рассматривать расстрел редакции «Charlie Hebdo» как попрание свободы мнения журналистов?

— Да, безусловно! Конечно, это было непросто попрание права журналистов на жизнь, но и попранием их права на свободу собственного мнения. Это была попытка заткнуть им рот. И не только им. Это была попытка в целом запугать всех, кто брал на себя смелость публиковать карикатуры на пророка Мухаммеда. Всем, кто отказывался соблюдать чужие для себя некие религиозные табу и т.д.

И вообще, эти события ставят перед нами вопрос о границе свободы слова, потому что мы видели после этих событий, что в некоторых регионах России, например, на Северном Кавказе — в Чечне, если я не ошибаюсь — проводились тогда митинги против «Charlie Hebdo». По сути, это была ведь солидарность с террористами.

И значительная часть политического класса России, политической элиты России комментировала события тогда, по меньшей мере, двусмысленно. В том смысле, что журналисты сами виноваты, они сами на себя это накликали и т.д. Если хочешь жить, то изволь плясать под дудку террористов…

И эта солидарность российской политической элиты с фундаменталистскими элементами, с джихадистами, неприятие свободы слова, поддержка убийств по религиозным мотивам — прямая или скрытая — как раз показывает, что вопрос о границах свободы слова чрезвычайно актуален. С другой стороны есть прямо противоположная позиция, которую сегодня многие занимают, например, в Интернете, выступая против 282 статьи, придерживаясь той точки зрения, что свобода слова должна быть либо полной, абсолютной, либо её не существует в принципе.

На самом деле для либеральной концепции, для либеральной идеологии это не так. Безусловно, либеральная идеология придерживается принципа свободы слова, но далеко не только этого принципа. Либералы также исповедую свободу действий для людей. Потому что чего бы стоила сама по себе свобода слова, если бы одновременно у человека не было бы возможности свободно действовать, как он считает нужным.

Но, тем не менее, в рамки свободы действий не входит целый ряд вещей, например: свободы убивать, свобода воровать, свобода насиловать и т.к. Есть ряд ограничений, имеется в виду свобода определённых действий — тех действий, которые не представляют угрозу жизни, здоровью, собственности других людей.

Моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого. То же самое относится и к свободе слова. Когда речь идёт о, например, отрицании Холокоста в ряде европейских стран, особенно в таких странах как Германия и Австрия, когда речь заходит об отрицании преступления нацизма, когда речь идёт о призывах к насилию по межрелигиозному принципу, межнациональному принципу. Или по любой межсоциальной группе, будь то, например, сексуальных меньшинств или какая-то другая группа, или разжигание ненависти между богатыми и бедными, классовой вражды и т.д. Естественно, что провоцирование насилия рассматривается как правонарушение.

Потому что, если бы мы исходили из того, что всякое слово само по себе не влечёт за собой какое-либо действие. Тогда мы должны были бы оправдывать всех, например, заказчиков и организаторов заказных убийств. Ведь на спусковой крючок нажимает только непосредственно киллер. А заказчик, он что, он только дал заказ, он только всего лишь сказал… Мы также должны были бы оправдывать всех главарей мафиозных кланов, они ведь, как правило, не марают руки в крови лично, они только говорят, они только дают команду. То же самое относится у пропаганде национальной нетерпимости.

В реальности, разумеется, ни в одной стране мира не существует абсолютной свободы слова, даже в США, где действует поправка к Конституции США о свободе слова, которую нам обычно ставят в пример. Если, например, я на американской таможне воспользуюсь свободой слова и скажу таможеннику, что у меня с собой где-то взрывчатка, то дальше вы увидите, что моя свобода слова резко закончится. Или как иногда говорит Григорий Явлинский: «Проблем со свободой слова нет. Есть проблема со свободой после слова».

То есть всё равно некоторая ответственность за свои слова существует, и она наступает вполне реально и ощутимо. Поэтому вопрос здесь вот о чём — входит ли в свободу слова сатира, например, на религиозные темы? И мы должны ли мы защищать, как нам сегодня предлагает президент и Госдума, чувство верующих от оскорблений? Для меня совершенно очевидно, что когда мы говорим о призывах к насилию по межрелигиозному признаку, по межнациональному признаку и т.д., то здесь вполне можно чётко установить и квалифицировать наличие таких призывов, определив состав преступления. Они выражены в речи или письменном документе.

Но когда мы говорим об оскорблениях чувств верующих, мы вступаем на такую почву, где невозможно ничего достоверно установить в суде. Человек говорит, что его чувства оскорблены. А как проверить? Правда ли это оскорбляет его чувства или нет? Правда ли это является табу для него или нет? В результате здесь возникает почва для бесконечного злоупотребления и для бесконечного наступления на свободу других людей. Свои реальные или мнимые убеждения человек пытается навязывать другим: или через террористический акт, как в случае с «Charlie Hebdo»; или через запреты и введение соответствующих статей в уголовный и административный кодекс, как у нас и т.д. Вот совершенно очевидно, что поскольку доказать в суде надёжно и прочно искренность чьих либо религиозных чувств, факты оскорбления, ущемления, поражения невозможно, то соответственно они и не могут быть фактором, ограничивающим свободу слова.

И, безусловно, журналисты «Charlie Hebdo» были в своём праве и остаются в своём праве на самую острую критику, на самую жёсткую сатиру, в том числе глупую, в том числе неуместную, в том числе неуважительную и т.д. Потому что свобода слова, как и все остальные свободы, распространяется не только на тех людей, которые нам нравятся, не только на те слова, которые нам нравятся, не только на те поступки, которые нам нравятся, но и на те действия, слова, на тех людей, которые нам неприятны, которых мы считаем глупыми, которых мы считаем злыми, которых мы считаем лживыми. И на это тоже у людей есть право на собственный нравственный выбор, на ответственность перед своей совестью за этот выбор в том случае, если они не посягают на жизнь, на свободу, на собственность других людей.

Журналисты «Charlie Hebdo» ни на чью жизнь, свободу и собственность не посягали, а террористы, которые совершили нападение на них, которые убили полицейского, охранявшего редакцию, вот они совершенно очевидно проявили эту нетерпимость, совершили это нападение, которое открыто противоречит и законодательству, и ценностям свободного общества. И, безусловно, здесь та самая граница, тот самый водораздел, те самые бастионы свободного мира, которые мы должны твёрдо и последовательно защищать.



ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Это не явление терроризма. Это проявление цивилизационного конфликта.
________________________________________

Законодательно допустимо преследование за призыв к насилию. В этом случае причина не имеет значение. Какая разница, если преступник призывает убивать, грабить, калечить или избивать людей за принадлежность к другой национальности, другой вере, другому цвету кожи или волос, покрою или стилю одежды, причёски, макияжу, собственности, увлечениям, хобби, представлениям, заблуждениям, поведению, в том числе, сексуальному, разного рода высказываний, подготовке и демонстрации различных предметов, изображений, текстов, лозунгов? Всё это не имеет никакого значения, потому что в любом случае все эти призывы являются преступными и подлежащими уголовному преследованию.

Совсем другое дело, когда речь заходит не о призыве к насилию, а об обсуждении, об осуждении, осмеянии, критике, навязывании своей точки зрения, споре, и так далее.

Что же касается оскорбления, то каждый может оскорбиться совершенно по любому поводу. Оскорбить может поведение, тембр голоса, стиль одежды, причёска, макияж, собственность, жест, изображение, видео, текст, рисунок, фотография, всё, что угодно на телевидении или в Интернете… Но если оскорбление приводит к насилию, конфискации или уничтожении собственности, то такие действия подлежат пресечению и наказанию.

Следует лишь отметить, что такое понимание правового порядка относится к европейской цивилизации, одному из её цивилизационных достижений. В странах других цивилизаций могут быть совершенно другие представления и, соответственно, действия, которые, естественно, допустимы на территориях этих государств. Потому что на территории каждого государства действует своё национальное законодательство.

Поэтому нападение исламских террористов на редакцию французского журнала является не фактом оскорбления чьих-то чувств, а эпизодом войны цивилизаций, которая продолжается пока в относительно холодной фазе. Признаками этой войны как раз является:

1) осуществление террористического акта на территории цивилизационно отличающегося государства;
2) осуществление акта, не подпадающего под уголовное наказание на своей исконной территории;
3) непримиримость к представлениям и действиям граждан государства, принадлежащего другой цивилизации, ксенофобия.
________________________________________

При объявлении войны любое государство обязано защищаться. Сдавать свои позиции или действовать неадекватно — это риск проигрыша в войне, который в войне цивилизаций велик не менее чем в традиционной войне захвата территории или войне гибридной.
________________________________________

Естественно, что даже в странах, относящихся к западной цивилизации, обсуждаемые понятия несколько различаются, так как различаются их законодательства. Анализируя эти национальные законодательства, конечно, можно определить, насколько близко эти страны приближаются к понятию свободных либеральных зон или какую позицию они занимают в ранге цивилизованности. Однако естественным образом приходится признать, что на каждой национальной территории следует действовать в рамках национального законодательства, тем самым, признавая её право на национальную историческую особенность, менталитет и традиции граждан.
________________________________________



ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК

Владимир Кара-Мурза

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Цензура (0)
  • Международные события (0) > Европа (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Культура (0)
  • Общество (0) > Ксенофобия (0)
  • Общество (0) > Терроризм (0)
  • Яблоко (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 11.09.2019 - ПАРТИЯ «ЯБЛОКО» УДВОИЛА КОЛИЧЕСТВО ДЕПУТАТОВ
  • 10.09.2019 - ПРОДОЛЖАЮТСЯ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИТОГОВ ВЫБОРОВ
  • 09.09.2019 - ПОБЕДИЛИ ВСЕ КАНДИДАТЫ ОТ «ЯБЛОКА»
  • 09.09.2019 - ДАРЬЯ БЕСЕДИНА ОБ ИТОГАХ ВЫБОРОВ
  • 08.09.2019 - НЕДЕЛЯ ПЕЧАЛЬНОЙ ГОДОВЩИНЫ
  • 08.09.2019 - КОГДА ЛЮДИ ПОНИМАЮТ, ЧТО ПРАВОСУДИЯ НЕТ
  • 07.09.2019 - БРЕКЗИТ КАК НЕ ОЧЕНЬ ТЩАТЕЛЬНО СПЛАНИРОВАННОЕ САМОУБИЙСТВО
  • 07.09.2019 - О ВЕЛИЧИНЕ ПРОЖИТОЧНОГО МИНИМУМА
  • 06.09.2019 - ИНТЕРВЬЮ ГРИГОРИЯ ЯВЛИНСКОГО
  • 06.09.2019 - ИНТЕРВЬЮ СЕРГЕЯ МИТРОХИНА
  • 05.09.2019 - ПРЕДСЕДАТЕЛЬ «ЯБЛОКА» НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ
  • 05.09.2019 - МЫ ЖИВЁМ В РОССИИ
  • 04.09.2019 - О ПОЛЬЗЕ МАССОВЫХ ПРОТЕСТОВ
  • 03.09.2019 - «ЯБЛОКО» ПРОТИВ МУСОРНЫХ ПОЛИГОНОВ
  • 02.09.2019 - УВАЖЕНИЕ И СВОБОДА ВМЕСТО ДУБИНОК И ВОРОВСТВА
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru