Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[09.04.2019]

ДЕТАЛИ АЗИАТСКОГО ТРАНЗИТА ВЛАСТИ

Аркадий ДУБНОВ: журналист, политолог, эксперт по странам СНГ


Аркадий ДУБНОВ:


Назарбаев объявил о своей отставке и сказал, что его преемником будет по Конституции председатель сената. И это была абсолютно конституционная церемония, которую можно приветствовать в условиях Казахстана и в качестве прецедента для Центральной Азии.

Такого не бывало! Потому что то, что сейчас происходит в Казахстане тоже ещё нигде не было. Это прецедент! Поскольку в других ситуациях в соседних странах либо второй человек по иерархии оказывался в тюрьме внезапно, потому что он плохо обращался с тёщей. Либо он сам отказывался от такой чести и говорил, что не заслуживает.

Мы будем за этим с интересом наблюдать. Дело в том, что если бы позволить сегодня Дариге Нурсултановне сразу оказаться в кресле президента, то это бы означало абсолютно семейный, ну просто нехороший пошлый вариант транзита. Абсолютно азиатский. Нурсултан Абишевич всё-таки уже стал за эти годы человеком евроцентричным. Он привык к тому, что к нему относятся с уважением как автократу, но модернизатору. Это вам не Туркменбаши какой-нибудь, который мог делать всё, что хочешь — перекрашивать волосы и устанавливать законы обратного движения планет, переименовывать месяцы и так далее.

Так вот, Нурсултан Абишевич действительно человек вполне благопристойно прошедший все эти годы. В соседних странах такого нет. Поэтому у Назарбаева есть много достоинств. Он, например, осуществил очень полезную программу Болашак ещё в 90-е годы, согласно которой молодые люди уезжали на Запад, получали западное образование, в том числе могли получить степень MBA, возвращались назад. Если не возвращались, то платили деньги государству за обучение.

Но у меня глубокое убеждение, что это не пример для Путина. Когда говорят, а вот пойдёт ли Путин по пути Назарбаева через вариант всесильного председательства в Совет Безопасности, я отвечаю вопросом: а вы можете себе представить, чтобы Владимир Владимирович скопировал чей-нибудь вариант? Он может придумать только собственный. Поэтому уже это мне кажется нереальным. То есть он вторичным быть не может по определению.


Е. Альбац ― Добрый вечер. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона Евгения Альбац. И я начинаю нашу передачу, посвящённую ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. Сегодня у нас очень интересная тема. Вы уже, наверное, слышали, что 20-го марта в Казахстане появился новый президент. Им стал Касым-Жомарт Токаев, до этого возглавлявший высшую палату парламента. Нурсултан Назарбаев возглавлял Казахстан ещё с 1989 года — это к тому, что бывает хуже. Когда Казахстан ещё был республикой Советского Союза, Назарбаев был первым секретарём центрального комитета Компартии Казахстана. Он был лидером нации 30 лет.

А теперь он возглавит Совет Безопасности Казахстана. А его дочь Дарига Назарбаева возглавила сенат. Первым шагом Токаева на посту лидера Казахстана стало предложение переименовать столицу Астану в Нур-Султан. Следующие президентские выборы запланированы на апрель 2020-го года.

А. Дубнов ― По срокам истечения полномочий предыдущих президентских выборов согласно Конституции выборы должны быть в декабре.

Е. Альбац ― Что это значит? Ушёл Назарбаев или не ушёл, и какой прецедент создается для России? Собственно это нас интересует в первую очередь. Насколько такой вариант может быть приемлем для Владимира Путина в 2024-ом году? Об этом и будем сегодня говорить. В студии «Эхо Москвы» со мной вместе:

• Николай Владимирович Петров, политолог.

• Аркадий Юрьевич Дубнов, эксперт по странам СНГ.

• Александр Владимирович Краснер, главный редактор «Новой газеты – Казахстан» (по скайпу).

Е. Альбац ― Скажите, пожалуйста, у вас там прямо Новая газета?

А. Краснер ― Ну да.

Е. Альбац ― Это отделение «Новой газеты», которая в Москве?

А. Краснер ― Нет, у нас немножко другой вариант. У нас еженедельная.

Е. Альбац ― Понятно. Но вы как-то связаны с газетой Димы Муратова?

А. Краснер ― Естественно. Это та же самая газета.

Е. Альбац ― Совсем становится интересно. Ну, отлично. Вот какой к вам вопрос, уважаемый Александр Владимирович. Вы местный, правильно я понимаю?

А. Краснер ― Да.

Е. Альбац ― А вы как давно в Казахстане живёте?

А. Краснер ― Я здесь родился.

Е. Альбац ― А ваши родители каким образом оказались в Казахстане?

А. Краснер ― Отец на целине был, мама потом к нему приехала. Они в России жили на Северном Кавказе… Очень давно.

Е. Альбац ― Да, всё было давно, я вам должна сказать. Я тоже родилась давно. Так вот что я хотела попросить. Просветите нас, пожалуйста, по части Конституции Казахстана. Какая роль в Конституции отведена Совету Безопасности, который теперь насколько я понимаю, возглавляет господин Назарбаев?

А. Краснер ― Совету Безопасности переданы функции всех силовых министерств. В Конституции ничего не было про Совет Безопасности. Не было никогда.

Е. Альбац ― Но подождите. Совет Безопасности не упоминается в Конституции Казахстана.

А. Краснер ― Я уже не помню, упоминается он или нет. Но никаких полномочий, это был просто обыкновенный совещательный орган при президенте.

Е. Альбац ― А секретарь Совета Безопасности?

А. Краснер ― Назарбаев решил таким образом начать транзит власти и передал все полномочия, по крайней мере, президента по части всех силовых структур Совету Безопасности. Что такое Совет Безопасности? В общем, за безопасность глобально отвечает Совет Безопасности. Все силовые структуры теперь подчиняются Совету Безопасности.

Е. Альбац ― Александр Владимирович, когда произошла эта передача контроля над силовыми структурами Совету Безопасности?

А. Краснер ― Это произошло в прошлом году.

Е. Альбац ― Ещё до ухода Назарбаева, то есть это готовилось заранее. Все силовые структуры… А что ещё готовилось заранее?

А. Краснер ― Вообще весь транзит власти готовился очень давно. С 2011-го года мы об этом писали, когда Даригу вернули в большую политику. Она же была в опале. В 2011-ом году её папа вернул в политику, сделал её депутатом. И вот тогда стало понятно, что начинается транзит власти. Для Нурсултана Абишевича самое главное — сохранить всё нажитое непосильным трудом и обеспечить своей семье после его ухода безопасность.

Очень впечатлила ситуация со смертью Каримова. Когда Каримов умер, оказалось, что он не подготовился. И у семьи отняли практически всё! Аркадий Дубнов это лучше знает. Не оставили ничего семье практически. А дочь старшая из-под домашнего ареста только переехала в тюрьму…

Е. Альбац ― Да, она в тюрьме.

А. Краснер ― Это очень впечатлило Нурсултана Абишевича. И он придумал такой финт с Советом Безопасности. Совет Безопасности же не выборный орган. Он такой финт придумал, передав все полномочия практически. Там у нас закон о первом президенте, это такая настройка на будущих действующих президентов. То есть любой президент, который придёт к власти после Назарбаева при живом Назарбаеве будет повязан по рукам и ногам. Потому что у него нет никаких полномочий практически, как у нынешнего президента Токаева, который каждый свой шаг согласовывает с лидером нации — председателем Совета Безопасности. Каждый свой шаг! Назарбаев может заблокировать любое его начинание. В любой момент!

Е. Альбац ― Скажите, пожалуйста, президент у вас глава исполнительной власти или только глава государства по Конституции?

А. Краснер ― Глава государства.

Е. Альбац ― Только. А у вас есть отдельно премьер-министр. Точно так же как в России. Понятно.

А. Краснер ― Вторым человеком считается глава сената, а в России — премьер-министр. У нас глава сената сейчас будет Дарига Нурсултановна.

Е. Альбац ― А возможно, что когда в 2020-ом году будут выборы, кстати, они будут в 2020-м году или раньше?

А. Краснер ― Они могут быть и раньше, могут быть досрочные выборы. Когда Токаев выполнит все свои функции, я так думаю, что могут быть и раньше. Его могут попросить освободить место. То есть я думаю, что он получил это место только для того, чтобы в первую очередь увековечить память Н.А. Назарбаева, переименовав Астану в Нур-Султан и центральные улицы в других городах. Могла ведь и Дарига Нурсултановна стать главой сената. Она была в шаге от этого кресла. Могли попросить Токаева ещё в сенате подвинуться, ушёл бы спокойно, освободив ей это место, проголосовали бы, и она стала бы главой сената гораздо раньше. Но как бы она тогда увековечила память отца? Получился бы такой семейный междусобойчик. А Токаев — нейтральный человек. Он его увековечит. Он такая марионетка…

Е. Альбац ― Понятно. Александр Владимирович, спасибо большое. Оставайтесь с нами. Аркадий Дубнов, вы с восторгом восприняли это решение Назарбаева. В интервью «The New Times» вы сказали следующее: «Он переходит в состояние верховного рефери, каковым он будет на посту председателя Совета Безопасности страны с конституционными полномочиями, оформленными законодательно и превышающими полномочия президента. Это очень мудрая попытка перевести режим авторитарного правления в переходное состояние электоральной демократии особого восточного типа».

Мой первый вопрос: Почему Назарбаев заявил о смене элит за год до президентских выборов, даже больше чем за год? Не опасная ли это история, что ситуация становится подвешенной больше, чем на год?

А. Дубнов ― Ситуация вообще остаётся подвешенной. Потому что когда мы говорим об осуществлённом в Казахстане транзите власти, это лишь только, я бы сказал, цветочки транзита, поскольку всё самое интересное, неожиданное и возможно даже отчасти трагическое может случиться впереди. Я отвечу сразу за незаданный вопрос. Как я в первый день очень положительно оценил это событие.

Там было два акта Марлезонского балета. Первый — 19-го марта, а второй — 20-го марта. 19 марта Назарбаев объявил о своей отставке и сказал, что его преемником будет по Конституции председатель сената. И это была бы абсолютно конституционная церемония, которую можно было приветствовать в условиях Казахстана и в качестве прецедента для Центральной Азии. Поскольку в других ситуациях в соседних странах либо второй человек по иерархии оказывался в тюрьме внезапно, потому что он плохо обращался с тёщей. Либо он сам отказывался от такой чести и говорил, что не заслуживает.

А здесь он и против тёщи ничего не сделал, и заслужил эту честь, и пошёл в президенты. Но на утро следующего дня Касым-Жомарт Токаев безусловно, заслуженный и ближайший сотрудник президента Назарбаева, взял и решил увековечить память президента Назарбаева. Об этом смешно говорить, потому что сегодня нынешний руководитель администрации Сагинтаев, бывший премьер-министр стал объяснять, для чего это было сделано — чтобы увековечить память первого президента. То есть возникает такое ощущение, что страна вообще уже похоронила Назарбаева. Употребление слов «память» и «увековечить» — выглядит не очень прилично в этой ситуации.

Е. Альбац ― Это что такое? Это культ личности или что? Или его действительно уже похоронили?

А. Дубнов ― Нет. На второй день Назарбаев стоял в императорском зале парламента Казахстана и всё время молчал. Когда я был в эфире РБК, ведущий спрашивал, почему он всё время молчит? Он же теперь памятник! Он же теперь, в общем, должен молчать. Весь Казахстан теперь шутит об этом на разные лады. Пошутил и я.

Так вот, а господин Токаев на утро второго дня совершил очень, я бы сказал, далеко идущую ошибку. Он позволил себе от своего имени предложить переименовать Астану в Нур-Султан, в то время как у него нет таких полномочий. Ведь вносить такое предложение равносильно фактически изменению Конституции. В Конституции прямо написано: столицей республики Казахстан является город Астана. И он вдруг нарушает статью Конституции от себя лично…

Е. Альбац ― А зачем?

А. Дубнов ― Зачем он это сделал, я не знаю. Я думаю, что он забыл, что в стране существует Конституция, но есть много людей, которые это помнят. В тот же день ему напомнили это, и в течение нескольких часов всё это исправлялось, буквально на коленках. По Конституции, оказывается, имеет право это делать парламент. Для этого нужно обращение перевести в парламент. Парламент вернул это президенту, президент подписал. Дальше конституционный совет это утвердил. Мало того, за несколько часов утра прошли собрания маслихатов, то есть городских собраний в городе, которые должны были выразить своё желание переименовать свой город…

То есть всё это выглядело очень, мягко говоря, недостойно для такой серьёзной страны как Казахстан с таким уважаемым президентом, который в первый же день показал свою верность Конституции. Назарбаев подал пример добровольного ухода в отставку. Почему так было сделано — я сказать не могу. Но думаю, что вот Александр Владимирович уже дал понять, что речь идёт о возможном в будущем переходе в семейный режим транзита власти. Потому что Дарига Нурсултановна находится на низком старте. Ещё немножко и она…

Е. Альбац ― То есть ты хочешь сказать, что в выборах 2020-го года на самом деле основным кандидатом будет вовсе не Токаев, а дочь Назарбаева?

А. Дубнов ― Там вообще всё очень забавно. Токаев на сегодняшний день вообще не имеет права участвовать в президентских выборах, потому что есть ценз осёдлости. Кандидат в президенты Казахстана должен прожить перед выборами 15 лет в стране. А господин Токаев с 2011 по 2013-й годы служил в Женеве в должности зам. генсека ООН, постоянно там жил. То есть у Токаева есть всего 6 лет беспрерывного жития-бытия в Казахстане. Если за это время, а это выяснится очень скоро, не будут внесены поправки в Конституцию, разрешающие Токаеву бежать на выборы, Токаев остаётся абсолютно техническим президентом.

Е. Альбац ― Нам Александр Владимирович говорил о том, что с 2011 года готовился транзит. Я не могу понять, неужели все эти детали нельзя было подготовить заранее?

А. Дубнов ― Нельзя было заранее.

Е. Альбац ― Почему?

А. Дубнов ― А потому что когда спрашивали, кто будет преемником, многие, в том числе и я отвечали, что сам Нурсултан Абишевич ещё не знает, кто у него будет преемником. Потому что все эти годы он постоянно ворошил карты и выбирал самый удобный вариант.

Е. Альбац ― Спасибо. Николай Петров, вот сейчас вы слышали все эти замечательные детали. Если транзит готовился так давно, то как могли пропустить детали, связанные с законами и с полномочиями?

Н. Петров ― А я не думаю, что их кто-то пропускал. Это же достоинство Токаева, что он не может быть по Конституции кандидатом в президенты на выборах. И это делает его гораздо более надёжно управляемым и контролируемым, чем любой другой. Вот действительно какая-то накладка с переименованием. Но это такая частная деталь в отношении транзита. Речь идёт о том, что мы впервые в постсоветском пространстве наблюдаем такую сложную модель, которая сочетает в себе с одной стороны какие-то такие относительно декоративно демократические элементы, а с другой стороны династическое наследование как это было в Азербайджане.

И это важно и понятно, что Назарбаев об этом думал очень долго и готовил очень тщательно. Всё остальное — мелкие шероховатости, которые неизбежны при реализации такого большого проекта. Но думаю, что совершенно неслучайно бывший министр иностранных дел, бывший зам. генсека ООН и премьер-министр, то есть с одной стороны сильно уважаемый человек, а с другой стороны по определению, как мы это видели в Киргизии, не могущий претендовать на это место, назначается президентом. И Дарига понятно неслучайно стала спикером сената. И в этом смысле всё продумано.

Е. Альбац ― То есть Токаев технический на самом деле преемник, транзитный. Он должен обеспечить спокойствие на переходный период, а на самом деле потом пойдёт Дарига Назарбаева.

Н. Петров ― Да, и его возраст и его статус — всё говорит в пользу этого. Он уважаемый человек, который, даже если бы он вдруг сегодня захотел, как это часто бывает в такого рода сложных конструкциях, вдруг стать самостоятельным, он такой возможности не имеет.

Е. Альбац ― Александр Владимирович, вы сейчас слышали дискуссию в студии «Эхо Москвы»? Вы согласны с тем, что Токаев — технический президент?

А. Краснер ― Абсолютно согласен. Я скажу даже больше. Он очень удобный такой технический президент, руками которого можно проводить различные непопулярные меры у населения. Допустим, разгонять или закрывать… Останутся все в белом, а его руками будут сделаны манипуляции по закручиванию гаек…

Е. Альбац ― А почему нельзя было сразу тогда Даригу назвать преемницей?

А. Дубнов ― Очень хороший вопрос. Нельзя её назвать потому, что Казахстан — это всё-таки такая почти конституционная автократия. Автократия, но конституционная, почти демократическая.

Е. Альбац ― Что значит, такого не бывает?

А. Дубнов ― Такого не бывает! Потому что то, что сейчас происходит в Казахстане тоже ещё нигде не было. Это прецедент! Мы будем за этим с интересом наблюдать. Дело в том, что если бы позволить сегодня Дариге Нурсултановне сразу оказаться в кресле президента, то это бы означало абсолютно семейный, ну просто нехороший пошлый вариант транзита. Абсолютно азиатский. Нурсултан Абишевич всё-таки уже стал за эти годы человеком евроцентричным. Он привык к тому, что к нему относятся с уважением как автократу, но модернизатору. Это вам не Туркменбаши какой-нибудь, который мог делать всё, что хочешь — перекрашивать волосы и устанавливать законы обратного движения планет, переименовывать месяцы и так далее. Так вот, Нурсултан Абишевич действительно человек вполне благопристойно прошедший все эти годы. За исключением отдельных чёрных пятен в истории самого Казахстана.

Е. Альбац ― Например.

А. Дубнов ― Например, 2011-й год, расстрел, волнение на западе Казахстана нефтяников. Знаменитое дело Жанаозеня, которое разворачивалось в начале нулевых. Очень громкое дело и очень опасно развивавшееся для Казахстана и лично для Назарбаева. Всё это потихонечку забылось, просто потому что всё-таки он действительно реально очень много позитива сделал для Казахстана.

Е. Альбац ― А политических заключённых в Казахстане много?

А. Дубнов ― На мой взгляд, сегодня если и есть, то их несколько. Александр Владимирович Краснер оттуда из Алма-Аты свободно может говорить о Назарбаеве как о человеке, который фактически узурпировал власть и может себе позволить такие вещи не очень хорошие. Но он не боится, потому что у них относительная свобода высказываний…

Е. Альбац ― Так всегда в авторитарных режимах.

А. Дубнов ― Нет.

Е. Альбац ― В диктатурах это невозможно.

А. Дубнов ― В соседних странах всё-таки такого нет. Поэтому у Назарбаева есть много достоинств. Он, например, осуществил очень полезную программу Болашак ещё в 90-е годы, согласно которой молодые люди уезжали на Запад, получали западное образование, в том числе могли получить степень MBA, возвращались назад. Если не возвращались, то платили деньги государству за обучение.

Е. Альбац ― Это Китай делает.

А. Дубнов ― Такое только один Казахстан сделал. И сегодня эти люди вернувшиеся, это действительно патриотически настроенные казахи, поверившие в то, что Казахстан строит новое государство. Они составляют элиту, я бы сказал технократическую элиту, и она сегодня, я думаю, в общем, в состоянии грогги.

Е. Альбац ― Спасибо. Александр Владимирович, скажите, пожалуйста, были протесты против переименования Астаны? Их действительно разогнали, кого-то посадили или это слухи?

А. Краснер ― Нет, протесты были не очень крупными. Несколько десятков человек. Никого не посадили.

Е. Альбац ― Спасибо. А политических заключённых у вас много?

А. Краснер ― Нет, немного. В основном на западе Казахстана, в основном связано с Жанаозенскими событиями. И такие земельные бунты прокатились, когда поменяли земельный кодекс. С запада на восток прокатились земельные бунты и там, по-моему, два человека арестованы и сидят.

Е. Альбац ― Скажите, а человеку русскоязычному, как вам, в Казахстане легко, тяжело, вы чувствуете на себе, что вы не казах?

А. Краснер ― Да нет.

Е. Альбац ― То есть, у вас с этим нет проблем?

А. Краснер ― Казахи в основном тоже все русскоязычные. А многие, кстати, Касым-Жомарт Токаев в 2001 году вообще русского языка не знал.

Е. Альбац ― Сейчас мы говорили о том, что, скорее всего, Токаев, которого назвали президентом… Он и.о.?

А. Дубнов ― Президент.

Е. Альбац ― Александр Владимирович, а вот как люди в Казахстане относятся ко всем этим трансформациям?

А. Краснер ― По-разному относятся. Смотря, какая часть населения.

Е. Альбац ― Но вы, наверное, делали материал, собирали точки зрения разных людей.

А. Краснер ― Да. Но народ в большей части своей, когда Назарбаев объявил об отставке, действительно поверил, что он уходит.

Е. Альбац ― А народ хочет, чтобы он ушёл?

А. Краснер ― …Некоторые плакали даже: Отец родной, на кого покинул? Но все, кто знаком с ситуацией, были к этому готовы, давно готовы. Именно к такому сценарию передачи власти.

Е. Альбац ― То есть правильно я понимаю, что вы считаете, что Назарбаев никуда не уходит?

А. Краснер ― Он действительно никуда не ушёл. Он создал дублирующую структуру. Вот, знаете, как на учебном автомобиле есть дублирующие педали. Ну, вот если вдруг товарищ Токаев что-то сделает не так или сильно надавит на газ, то Назарбаев всегда может надавить на тормоз. Эта структура очень удобная. Она и для Дариги потом пригодится, чтобы её всё-таки обкатать и научить управлять страной. Я что хотел добавить — почему она сразу не стала главой сената и президентом.

Аркадий Юрьевич очень правильно сказал, что это выглядело бы пошло, по-семейному, келейно. Я сказал про переименование городов, навряд ли это была инициатива Токаева. Ему сказали, он сделал. Он человек очень покладистый, его руками за короткий срок, что он будет находиться на посту технического президента, можно совершать различные непопулярные действия — расправляться с оппонентами, с политическими конкурентами, внутриэлитными конкурентами. И так далее. Он всё сделает. А елбасы будет весь в белом…

Всё остальное, как с переименованием, весь позор падёт на голову Токаева. С ним это уже проделывали в 2001 году, когда он был премьер-министром. Он же дипломат, дипломатичный человек, а тут его заставили руками премьер-министра разгромить демократическое движение Казахстана, ДВК. И громил его как раз мягкий, тихий Токаев на плохом казахском языке. Когда он по телевизору выступал, руки у него дрожали… Так что на его совести есть такие дела. Его использовать могут как угодно. Когда его используют полностью, его даже раньше времени могут попросить освободить место. И Дарига Нурсултановна автоматически станет президентом…

И чем больше будет таких неприглядных дел Токаева, тем на его фоне она будет выглядеть очень прилично. Буквально перед транзитом власти она, будучи главой комитета по обороне и международным делам в сенате, делала очень громкие заявления, защищала СМИ от нашего министра информации Абаева. Она вступилась за журналистов. И те меры, которые пытается применить Абаев, их пресекла. То же самое может быть и с товарищем Токаевым.

Е. Альбац ― Понятно. То есть вы ожидаете, что сейчас в этот транзитный период могут начаться репрессии. Правильно я вас понимаю?

А. Краснер ― Все, что будет мешать Дариге Нурсултановне и елбасы, там же внутриклановая борьба-то сильная идёт. Там ещё один клан есть, который тоже рвётся к власти. Тем не менее, там идёт очень серьёзная подковёрная борьба. Недавно экстрадировали в Алма-Ату товарища Ертаева, бизнесмена, связанного с Даригой Нурсултановной, который был в бегах в Москве. Его долго Россия пыталась то экстрадировать, то не экстрадировать. То гражданство ему… Как заявляет его адвокат, даже тайно вывезли из страны перед транзитом, чтобы как-то насолить Дариге Нурсултановне.

И ещё одно. Буквально перед передачей власти евразийская группа Петра Залмаева опубликовала доклад о том, что был паспорт даже не поддельный на имя… Алиевой, по которому она перекачивала деньги вместе с Рахатом Алиевым… Это буквально вышло. Возможно, и это как-то сыграло свою роль в том, что она не сразу стала президентом. И весь этот скандал, который был организован по инициативе Петра Залмаева, утих.

Е. Альбац ― Александр Владимирович, спасибо. Вы сейчас уходите в детали, которые нашему слушателю непонятны, потому что мы этих фамилий совершенно не знаем. Николай Петров, в Азербайджане смена власти произошла от отца Гейдара Алиева к сыну. Там такой султанат, как в Арабских Эмиратах. В Туркменистане президент скоропостижно скончался или ему помогли. Теперь там близкий по жестокости диктаторский режим. В Узбекистане преемника у Ислама Каримова не оказалось, что очень странно. Ожидали, что этим вопросом будет заниматься его вдова. Но нет, она не стала этим почему-то заниматься. Старая дочь Каримова в тюрьме. А новый президент неожиданно начал в стране реформы. И об этом очень много стали писать.

Другими словами, наследничество не позволяет реформ. Мы это видим и по той же ситуации в Китае. Дэн Сяопин, отец китайских реформ, дёргал ниточки из-за кулис, но при этом смена власти тогда обеспечивалась до нынешнего президента, до нынешнего генсекретаря самой партийной верхушкой. Вот правильно я понимаю, что эта передача власти преемнику, неважно, техническому или потом это будет дочь, ставит одну задачу — сохранить систему власти, сохранить статус-кво?

Н. Петров ― Ну, конечно. Варианты мы видим разные. Мы же тоже живём с вами в стране, где такого рода передача власти состоялась. И это была модель, когда Ельцин ставил перед собой задачу сохранить систему и обеспечить безопасность своих близких. Но при этом он рассчитывал продолжить развитие страны. Как это получилось, мы можем по-разному оценивать. Но это была модель совсем не такая, которая сегодня реализуется в Казахстане, когда слишком долго находящийся у власти автократ уже лишён, мне кажется, такой возможности как это было в случае с Борисом Ельциным — отойти в сторону, не опасаясь при этом за себя и за своих близких, потому что практически вся страна является уже во многом собственностью этих самых близких.

Поэтому вариант передать власть постороннему человеку и при этом не забрать собственность и активы у семьи, как это произошло в Узбекистане и продолжает происходить, практически не существует. Поэтому та модель, которую мы видим сейчас, это модель сохранения власти в руках семейного клана, который очень серьёзно подрывает все шансы на развитие в сторону дальнейшей модернизации Казахстана, развития политической системы и так далее. Это консервация, а не продолжение развития.

Е. Альбац ― Аркадий, а как так случилось, что в Узбекистане Каримов не подготовил себе преемника? Как это могло произойти? Он же умер совсем не молодым человеком.

А. Дубнов ― Каримов умер в возрасте 78 лет.

Е. Альбац ― А жена намного его моложе, по-моему.

А. Дубнов ― Вторая жена моложе.

Е. Альбац ― Она 67-го года рождения?

А. Дубнов ― Нет, это не так. Просто дочки уже практически того возраста, о котором ты говоришь. Ну, неважно. Татьяна Акбаровна, вторая нынешняя жена жива-здорова, ходит на светские рауты в Ташкенте в то время, как её старшая дочь сидит в колонии. Там вообще в этой семье драма шекспировского размера. Поэтому сейчас не будем в это углубляться. Но вопрос, который ты задаёшь — как так удалось? Это эксцесс исполнителя. Я имею в виду эксцесс самого президента Узбекистана. Он был уверен, что будет жить долго, и случилось это совершенно внезапно. И слава, извините, Аллаху, что это произошло накануне праздника независимости 1 сентября, который отмечался в Узбекистане. И руководство узбекское решило как бы повременить, не портить праздник народу, и отключить искусственную вентиляцию лёгких, наверное, спустя несколько дней, чтобы успеть определиться с преемником.

И этот преемник был определён благодаря во многом службе национальной безопасности Узбекистана во главе с легендарным Рустамом Иноятовым, который фактически считался чуть ли ни главным распорядителем страны. Рядом с Каримовым. И вот это счастливое стечение обстоятельств: с одной стороны надёжность, которая обеспечивала безопасность и позволила избежать всяких столкновений и неопределённостей, хаоса, а с другой стороны позволила прийти к власти человеку, который открыл новую, что называется, эпоху реформ. И уже, по-моему, сегодня Александр Владимирович сказал, что именно узбекский опыт не очень удачного начала транзита, который закончился относительно удачно, привёл Назарбаева к решению подложить соломку. Через несколько дней после смерти Каримова, Назарбаев назначает премьер-министра Карима Масимова председателем комитета национальной безопасности Казахстана.

Е. Альбац ― То есть их КГБ?

А. Дубнов ― До сих пор Карим Масимов занимал эту должность эти 2,5 года. И я теперь так вижу по общему сценарию произошедшего, он во многом обеспечивал этот сценарий, гарантировал этот пока, слава богу, благополучный переход. В благодарность чему своим последним указом Назарбаев присвоил Кариму Масимову дважды премьер-министру, главе администрации звание генерала. То есть Карим Масимов, наверное, самый подходящий как бы человек для управления такой страной как Казахстан, полиглот, исключительно хорошо образованный…

Е. Альбац ― То есть ты хочешь сказать, что Назарбаев ведёт дело к тому, чтобы страну возглавила военная хунта?

А. Дубнов ― Ну зачем так сразу — «Военная хунта»? Что же так сразу бросаться такими страшными словами. Я думаю, что Карим Масимов просто остаётся в обойме нескольких человек, которые вполне способны оказать альтернативу Дариге Назарбаевой, если она окажется не очень удачной в это время, эстафетную палочку будет не очень хорошо готова взять.

Е. Альбац ― Николай, я вот слушаю Аркадия, и естественно, думаю о том, как это прикладывается всё-таки к нам. Вот что из того, что мы знаем по тому, как происходил транзит в авторитарных республиках, бывших республиках Советского Союза, которые пошли по авторитарному или диктаторскому пути, что вот из того, что мы знаем, что вы думаете всё-таки для нас применимо? Потому что мне кажется, важная история состоит в том, что у нас не только есть президент, который к 2024-му году будет дольше у власти, чем был Брежнев, но чуть меньше, чем Сталин. Но основные посты и основные индустрии в стране контролируют выходцы из КГБ. То есть люди с определённым братством, определённым пониманием этики, морали. И так далее. Что вы думаете для нас применимо из того, что мы уже знаем?

Н. Петров ― Во-первых, Брежнева Путин уже опередил. В этом смысле только Сталин был дольше. Во-вторых, мне кажется, это страшно интересный случай Назарбаева. Все остальные постсоветские лидеры очень внимательно следят за тем, что происходит у соседей. И в этом смысле пример Каримова отрицательный, в общем, для тех, кто думает не про то, что будет дальше со страной, а что будет дальше с кланом, семьёй и так далее. Конечно, это очень негативный транзит с точки зрения клана Каримова. И все пытаются учесть и вынести те уроки, которые у соседа прошли…

Е. Альбац ― Так вы не могли бы к урокам перейти? Потому что у нас время заканчивается.

Н. Петров ― Первое и главное мне кажется то, что вот эти рассуждения об электоральном авторитаризме, который может куда-то эволюционировать в хорошую сторону, можно оставить. Авторитаризм остаётся и усиливается. Электоральное становится совсем таким фиговым листком как, видимо, предстоящие президентские выборы в Казахстане. То есть если не включается какой-то механизм, который заставляет пусть как в Китае поколение лидеров уходить, а им на смену приходить другому поколению.

Е. Альбац ― Там именно этот механизм был прописан.

Н. Петров ― Верно, и где он? И они тоже у нас учатся. И у них, видимо, будет скоро как у нас всех.

Е. Альбац ― Но заметьте, что электоральный авторитаризм как мы видели на примере Украины, необязательно переходит в жёсткую авторитарную форму. Он может через низовое движение перейти к какому-то более демократическому развитию.

Н. Петров ― Пока Украина скорее не позитивный пример, а пример того, что он может вот так дёргаться, дёргаться, а куда он в результате перейдёт — говорить сегодня…

Е. Альбац ― Просто само понятие «электоральный авторитаризм» как вы знаете, было выведено на основе изучения Украины и Перу.

Н. Петров ― Важно то, что у нас в отличие от Казахстана нет такого мощного клана семейного, и в этом смысле не может быть династического наследования.

Е. Альбац ― То есть вы думаете, что Путин уже не успеет кого-то из дочерей подготовить? Мы же видим, что батька Лукашенко тоже готовит Коленьку в качестве преемника.

Н. Петров ― У Назарбаева и Каримова это было десятилетиями. Нет, я думаю, что у него нет такой мысли. Это усложняет задачу, потому что требует изобретения таких институтов, которые просто подсмотреть в Центральной Азии невозможно.

Е. Альбац ― То есть, значит династический вариант передачи власти для нас исключён? Такой вариант султаната, как в Азербайджане или как может быть в Казахстане, если дочь Назарбаева станет президентом. Для нас это исключено?

Н. Петров ― Судя по всему да, и здесь действует ещё тот механизм, о котором Аркадий сказал, что Назарбаев не хочет выглядеть как просто султан среди его соседей. И Путин точно также не хочет выглядеть, как один из центрально-азиатских лидеров. И мы видели подтверждение, он не продлевал сроки. А он придумывал какие-то иные ходы…

А. Дубнов ― Но при этом он дал себе возможность право быть пожизненным президентом. Избираться неограниченное количество раз. То есть это был ещё один…

Е. Альбац ― Нет, он не мог избираться неограниченное количество раз.

А. Дубнов ― Назарбаев?

Е. Альбац ― А, Назарбаев. Извините. А мне хотелось бы, чтобы мы сейчас о Путине уже говорили.

Н. Петров ― И в этом смысле у нас времени остаётся очень немного — 2024-й год. В 2017-ом году Назарбаев провёл большую конституционную реформу, в 2018-ом действительно сделал Совет Безопасности мощным конституционным органом.

Е. Альбац ― Это конституционный орган всё-таки, никак понять не могла.

Н. Петров ― Мы говорим сегодня не о том, что он отошёл даже от власти, просто он оставил оболочку с названием, президента без власти, а всю власть вместе с собой в этот новый орган перенёс и благополучно её сохраняет. То есть он перешёл в другой кабинет, а по сути полномочий получил даже больше.

А. Дубнов ― И даже сейчас все те перестановки, которые произошли уже после отставки, говорят о том, что богу — богово, а кесарю — кесарево. Он взял с собой своих, новому президенту оставил в качестве руководителя президентской администрации человека, которого с позором снял с премьер-министра — Сагинтаева. Он назвал его чуть ли ни премьером лентяйского правительства и тут же после этого вчера стало известно, что тот стал руководителем администрации.

Н. Петров ― Но теперь администрация — не средоточие власти…

А. Дубнов ― Вообще начинается некоторая путаница. Люди не знают, куда ходить. Там начинается политическая шизофрения. Куда ходить за согласованием? В какой орган идти — то ли в Совет Безопасности, то ли в президентскую администрацию, то ли к Дариге Нурсултановне. То есть там начинается некоторый, что называется, перекрут головного мозга. Поэтому всё ещё впереди. А у нас за то время, если вы говорите о таком транзите династическом, хотя бы для начала признать наличие дочерей в том виде, в котором нам и так как будто бы это известно. Но это точно невозможно.

Н. Петров ― Удочерить или усыновить кого-нибудь. Правда?

А. Дубнов ― Да, Николай, мы сейчас не будем обсуждать эту скользкую тему.

Е. Альбац ― Понятно. Ну, понятно, что уже времени на династический вариант уже нет. Но вариант с Советом Безопасности, который предложил Назарбаев, это тоже некая работающая история.

А. Дубнов ― Госсовет. У нас может быть Госсоветом.

Е. Альбац ― Это одно дело Совет Безопасности, Госсовет это совершенно разные всё-таки полномочия.

Н. Петров ― Нам нужно и то и другое. Потому что силовиков никогда и никто не отдаст, это и есть власть. А Госсовет — это правительство и губернаторы.

А. Дубнов ― У меня глубокое убеждение, когда говорят, а вот пойдёт ли Путин по пути Назарбаева через вариант председательства всесильного в Совет Безопасности, я говорю, вы можете себе представить, что Владимир Владимирович скопировал какой-нибудь чей-нибудь вариант? Он может придумать только собственный вариант. Поэтому уже это мне кажется нереальным. То есть он вторичным быть не может по определению.

Е. Альбац ― Я тоже думаю, что он будет искать варианты, которые уже опробованы. Не знаю, какой он Демиург, но, конечно же, будет искать использованные варианты. Но мне кажется, что ведь Назарбаев создаёт сейчас этот Совет Безопасности ещё как обеспечение безопасности не только для себя, но и для дочери. Если действительно в конце игры именно дочь становится главой государства, тогда, конечно, она значительно слабее, чем он и ей нужен сильный орган из лояльных силовиков, которые будут её защищать и поддерживать. Вы согласны с этим, Александр Владимирович? Или вам кажется это сложная слишком конструкция?

А. Краснер ― Так и есть. Тем более, все силовики, насколько мне известно, из одного рода с Назарбаевым, он всех поменял. Там другие не ходят. А глава ЦИКа…

Е. Альбац ― Чего-чего?

А. Краснер ― Глава ЦИК — это сват Дариги Нурсултановны. На случай выборов. Он был министром юстиции.

Е. Альбац ― У нас, слава богу, у Путина не так много родственников.

А. Краснер ― А тут все родственники! И действительно, все лояльные силовики! Был один… однокурсник Дмитрия Анатольевича Медведева, который возглавлял агентство по противодействию коррупции. Но перед самым объявлением этой комбинации Нурсултан Абишевич снял его с этой должности и отправил в сенат просто депутатом. И поставил своего человека. Лояльного.

Е. Альбац ― Спасибо. То есть понятно, что принцип, которого придерживаются в Казахстане и у нас: чужие здесь не ходят. Только там это сватья и братья Назарбаева. А здесь у нас — это выходцы из КГБ. На этом всё. Всего доброго, до свидания, услышимся через неделю.







ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Всё, край! Докатились до ручки самой последней. Теперь даже на Казахстанию-Нурсултанию приходится равняться по уровню политического развития и сменяемости власти.

Безнадёжно проиграли гонки с США в начале 1980-х годов, провалились до гонок с разбегающимися стремглав во все стороны, куда глаза глядят странами "народной демократии" и с Китаем в конце 80-х годов, немножечко потягались с ЕС и ФРГ, тут же опустившись до гонок с Португалией, которой проиграли тоже.

Всем проиграли. А затем Грузия, Армения, Украина… И вот даже Казахстан вырвался вперёд уверенно опережающими темпами! Скоро останется равняться только на братский Пхеньян…
________________________________________

Хорошо, если не на Папуа — Новую Гвинею.
________________________________________

Скорее всего, как и в случае захвата Крыма, снова из всех поганых вариантов будет избран ну самый преотвратнейший и токсичный. Вот такой вот стиль у горе-царька безалаберный и вредный…
________________________________________

Путин — скорее всего российский Мадуро — уровень мышления один и тот же…
________________________________________

При отсутствии справедливости, что такое государства, как не большие разбойничьи шайки?.. Когда подобная шайка подчиняет своей власти народы, тогда она открыто принимает название государства, которое уже вполне присваивает ей не подавленная жадность, а приобретённая безнаказанность.
Августин Аврелий
________________________________________

Неверно утверждение, что Путин не перенимал опыт управления страной у Назарбаева. К примеру, в Казахстане усилиями соратников президента и его дочки, которая возглавляла теле-радио республики, была разгромлена русскоязычная часть ТВ и радио Казахстана. В этой части журналистов Назарбаев видел хорошо организованную боевую команду, которая могла воспрепятствовать его далеко идущим планам ухода страны в национальный суверенитет. Разгромив излишне говорливую братию, Нурсултан лицемерно заявил, что никому не позволит душить свободу слова. Спустя 5-7 лет Путин повторил опыт старшего коллеги, разогнав неугодных, вплоть до ликвидации целиком телеканалов.

Назарбаевский опыт точечных репрессий против оппозиции, Путин применяет по сию пору. Опыт контроля денежных потоков и перенаправления их в собственные карманы тоже не Путин придумал и не первый применил. Кто уверенно скажет, что Путин не повторит приёмчики Нурсултана по сохранению себя во власти?! Читайте, смотрите и слушайте канал "СНГ. Клуб диктаторов. Казахстан" — тут говорят много поучительного…
________________________________________

Миф о том, что Путин своих не сдаёт, не более, чем миф. Создав сомнительной чистоплотности властную команду, Путин открыл своим друганам прямой доступ к ресурсам страны — к недрам, к триллионным бюджетам, к накоплениям и заработкам граждан, к пенсиям стариков и т.п. Тем самым, Путин предоставил полный список соучастников разграбления России по "чёрным" технологиям. До времени защитил новоявленных миллионеров и миллиардеров от следствия и суда. По этому списку ближнего, среднего и дальнего круга на "своих" обрушился гнев и возмездие мирового сообщества — санкциями с нешуточными последствиями.

Тоньше сдавал своих президент Назарбаев. Получил уголовный срок по фальсифицированному обвинению бывший пресс-секретарь Назарбаева, верный рупор его Матаев вкупе с сыном. По той же методе тянет срок в застенках Назарбаева его воспитанник с "младых ногтей", бывший председатель правительства Ахметов, подпал под немилость тестя зять Назарбаева… Много лет назад Назарбаев не жалел красок, расписывая кандидатуру Кажегельдина на пост главы правительства. Стоило протеже вякнуть слово против диктата президента, как впал в немилость и задвинут в оппозиционеры и этот "свой".

Путин и Назарбаев — два сапога-пара. Пробил час и Назарбаев заявил, что развитию демократии в Казахстане всеми средствами мешает северный сосед. А таковым быть некому, кроме путинской России. Затем Назарбаев заявил на весь мир, что Казахстан больше никогда не будет подбрюшьем России. И перестал безотказно поддерживать противозаконные проделки Путина.

То ли ещё будет при новом статусе Назарбаева от его преемников при падении рейтинга Путина в народе России, при полном обнулении права Путина быть равным среди равных — коллег в странах цивилизованного мира.
________________________________________

Нурсултан — это хитрый, умный, но главное коварный политик. Ему не досталось править СССР (хотя он был очень близок к этому) и он всю свою энергию направил на переориентацию Казахстана. Забыть всё лучшее, что было связано с СССР, и главное, вести политику противопоставления в отношении сегодняшней России. Особенно омерзительна его политика в отношении русских и русскоговорящих. Если на Украине запрещают русский язык вплоть до общественных мест, то Назарбаев нанёс удар прямо в печень: заменил кириллицу латиницей. Это означает вытравливание русского языка не из языка, а из мозгов всех живущих в Казахстане.

Предполагаю, что в ближайшем будущем Казахстан станет гораздо большей головной болью, чем Украина.
________________________________________

Нур-Султан — так звали ногайскую принцессу, и казанскую ханшу в середине 15-го века. Известная была дама с непростой судьбой. А у Назарбаева имя Нурсултан. "Так в кого переименовали Астану-то, если теперь она теперь Нур-Султан?" — спросите вы. У Токаева и депутатов надо спрашивать. Они в истории, видимо, не очень. Спешили же.
https://avdet.org/ru/2011/10/03/nur-sultan-hansha-kazanskaya-i-krymskaya/
________________________________________

Назарбаев и его семья очень непопулярны у большой прослойки населения. С ним и его правлением связывают неэффективное использование высоких нефтяных цен, отсутствие нормального устойчивого развития. Коррупция — ещё одна больная тема.
________________________________________

Переименование Астаны создало завесу для назначения депутатами в тот же день старшей дочери Назарбаева Дариги спикером сената. Это событие имеет своё значение. Дело в том, что по закону, в случае прекращения президентом своих полномочий, они переходят к спикеру сената. Как это произошло от Назарбаева к Токаеву. Теперь если Токаев уходит, и.о. президентом становится Дарига. Вот вам и нехитрая схема по передаче верховной власти в пределах одной семьи. Дарига, мягко говоря, непопулярна в народе. Её пёрлы вводили людей просто в ступор. В последнее время не высказывается.

Ощущение у граждан Казахстана от всего этого от негодования до возмущения ещё больше, которое и так было и нарастало с начала года. Опять последние дни в городах прошли протесты, но они совпали с праздником Наурыз. И полиция опять винтила в праздник на улицах, как и 16 декабря. Протесты против переименования прошли в Астане, Алматы, Шымкенте, Актобе, Уральске и других городах. Но переименование только повод. Всех уже достало это дремучее подхалимство держащих кресла перед вышестоящими бастыками, а также наплевательство на мнения, желания и требования людей.

Ещё с зимы прошлого года каждую неделю проходят акции протеста, забастовки, митинги, собрания граждан со своими требованиями. В основном по социальным темам. Полиция ведёт себя без лишних церемоний. Задерживают за любой плакатик и скопление людей. Винтят всех, кого подозревают, на подходе. Задерживали и журналистов. Это было и раньше, и продолжилось в последние дни и при Токаеве. При нём вчера в Астане и Алматы появились и титушки. Это молодые работники госорганизаций, которые мешали журналистам выполнять свою работу. Вот вам и бывший дипломат, когда-то работавший при ООН, "образованный, европейский человек"…

Система старается сохраниться, но все эти движения и пертурбации внутри её всё более вызывают недовольство, усталость, возмущение. У многих нет уже надежды на улучшение социальных условий, подъёма в экономике, реформы в МВД. И всех достали безумные траты на понты и теперь переименования, вместо трат на социальные нужды и реальные реформы.
________________________________________

Для занятия этой должности предписывается срок в 15 лет непрерывного проживания в Казахстане, чего Токаев не имеет. Это "отложенный штраф", который Нурсултан предусмотрел для открытия пути к престолу Дариге Нурсултановне, спешно воздвигнутой в должность спикера сената. Сейчас, как бы спохватившись, елбасы поправит "техническую ошибку", правда, после того, как Токаев исполнит свою роль полностью в соответствии со сценарием. Отсюда и поспешность, с которой врио президента выступает с инициативами для укрепления в сознании народа мысли "величия" Назарбаева в истории Казахстана.
________________________________________

Путин не станет Назарбаевым. Он его значительно переплюнет. Шпана не может стать ни назарбаевым, ни даже ельциным… После сказанного "мочить в сортире" шпана останется шпаной, что бы не происходило вокруг — это аксиома.
________________________________________

О терминологии.
Авторитаризм — режим сильной личной власти руководителя страны, полученной, возможно, демократическим путём. Авторитарный режим, допускающий политические репрессии, уже является диктатурой. Если авторитарный режим опирается только на пропаганду, то диктатура — на пропаганду и полицейские репрессии. Гранью, отделяющей авторитарный режим от диктатуры, является наличие в стране политических заключённых (хотя бы одного) и убийств (хотя бы одного).
________________________________________

С другой стороны переименовать столицу коррупции в Путинобад и назначить Алинку преемником — глубинный народ всегда за!..
________________________________________



ИСТОЧНИК

Евгения Альбац

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Бюрократизация (0)
  • Власть (0) > Коррупция (0)
  • Власть (0) > Манипуляции (0)
  • Власть (0) > Показуха (0)
  • Власть (0) > Стратегии и Прогнозы (0)
  • Международные события (0) > Средняя Азия (0)
  • Общество (0) > Оппозиция (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 19.06.2019 - ПОСЛЕСЛОВИЕ ЛЬВА ШЛОСБЕРГА
  • 18.06.2019 - КАК СПАСТИ ЕНИСЕЙ
  • 17.06.2019 - КАК ПОДНЯТЬ РЕЙТИНГ ПРЕЗИДЕНТА?
  • 16.06.2019 - МОЖЕТ, НАМ НУЖНА ЕЩЁ ЛИВИЯ?
  • 16.06.2019 - ОПЯТЬ БЕЗ ШТАНОВ
  • 15.06.2019 - ВОЕННЫЕ ТРОФЕИ ИЗ СИРИИ
  • 15.06.2019 - ОБХОДИМСЯ БЕЗ БАТЫЯ
  • 14.06.2019 - О НЕУВАЖЕНИИ ВЛАСТИ К НАРОДУ
  • 14.06.2019 - ЧЕМ ГРОЗИТ РОССИИ НЕВЫПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЯ ИЗВЕСТНОГО ТРИБУНАЛА
  • 13.06.2019 - НОВЫЕ ЛИЦА «ЯБЛОКА»
  • 13.06.2019 - ЭВОЛЮЦИЯ АВТОРИТОРИЗМА
  • 12.06.2019 - СУПЕРДЖЕТ ДОРОГОЙ ЦЕНОЙ
  • 12.06.2019 - РЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ТРИБУНАЛА ПО МОРСКОМУ ПРАВУ
  • 11.06.2019 - ПОРОЧНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ
  • 10.06.2019 - БОРИС ВИШНЕВСКИЙ СТАЛ ЛАУРЕАТОМ ПРЕМИИ МХГ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru