Волгоградское региональное отделение Российской Объединённой Демократической Партии "ЯБЛОКО" 
 
Официальный сайт
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
Назад на первую страницу Занести сайт в Избранное Послать письмо в Волгоградское Яблоко Подробный поиск по сайту 18+

Всем, кому интересна правда

ЯБЛОКО
nab
Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко Волгоградское Яблоко
   
ВЕКОВАЯ МЕЧТА РОССИИ!
ПОРЯДОК ПОДСЧЁТА ГОЛОСОВ
ВОЛГОГРАДСКОЕ «ЯБЛОКО» ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВИДЕОМАТЕРИАЛ «КОПИЯ ПРОТОКОЛА» В ПОМОЩЬ ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ВЫБОРОВ
СУД ПО ИСКУ "ЯБЛОКА" О РЕЗУЛЬТАТАХ ВЫБОРОВ В ВОЛГОГРАДСКУЮ ГОРОДСКУЮ ДУМУ
ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ В ВОЛГОГРАДЕ
новое на сайте

[31.12.2010] - ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ РЕАЛЬНО ИЗМЕНЯЕТ МИР

[20.12.2010] - «БРОНЗОВЕТЬ» В «ЕДИНОЙ РОССИИ» СОВЕРШЕННО НЕЧЕМУ И НЕКОМУ, ОНА МОЖЕТ ТОЛЬКО ЗАГНИВАТЬ И РАЗЛАГАТЬСЯ

[22.04.2010] - РОССИЯ - МИРОВОЙ ЛИДЕР В РАБОТОРГОВЛЕ

рассылка
Подпишитесь на рассылку наших новостей по e-mail:
наша поддержка

российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО»

Персональный сайт Г.А. Явлинского


Природа дороже нефти

Help to save children!
Фракция «Зелёная Россия» партии «ЯБЛОКО»

Современный метод лечение наркомании, алкоголизма, табакокурения

Александр Шишлов - политик года в области образования

Московское молодёжное "Яблоко"

За весну без выстрелов

Начало > Новости > Публикация
Новости

[19.04.2019]

КОГДА НЕТ ИНСТИТУТА ПРАВОСУДИЯ

Евгения АЛЬБАЦ: главный редактор журнала «The New Times», ведущий передач на радио «Эхо Москвы»


Евгения АЛЬБАЦ:


Понимаете, когда у вас не работают никакие институты — нет института суда, нет института правосудия — не существует никаких норм… то всё зависит от того, с какой ноги встал человек, который сегодня выступает на арктическом форуме.

Вы не можете ничего предсказывать. Сегодня кто-то до него добежал — и почему-то он решил с барского плеча: А, да ладно, чего с них — и отпустил их под домашний арест Калви. А завтра он встанет с другой ноги или ещё что-нибудь, или кто-нибудь другой добежит до другого уха и будет ещё что-то. Поэтому, к сожалению, предсказывать ничего нельзя. Понимаете, хочется думать, что, может быть, всё-таки решили, что им дадут условно, и за отбытием уже всё это и закончится.

Ну, знаете, я последнее время пишу работу, по которой мне пришлось очень много читать воспоминаний по сталинским репрессиям. И в частности, такую потрясающую книгу: воспоминания Агнессы… Она была женой замнаркома НКВД Сергея Миронова, зама Ежова. И само по себе это безумно интересно читать, в каком роскошестве жили эти люди в то время, когда в стране голодали, причём в тех местах, где они служили — в Казахстане, на Украине, в Монголии — люди умирали от голода. Проезжая в пульмановском вагоне, они видели трупы умерших от голода людей вдоль железной дороги.

Но интересно другое. Сталин очень любил играть со своими чекистами. Его «игра» заключалась в том, что очень часто он их повышал, а потом, буквально через несколько дней арестовывал. Вот и Миронова вдруг повысили, даже пригласили на празднование Нового года в Кремль, он сидел недалеко от Сталина. А через 6 дней его арестовали, потом, естественно, расстреляли. И то же самое было с Фриновским, первым замом у Ежова. Это совершенно кровавый человек. Его тоже сначала сделали наркомом Военно-морского флота — что-то такое, и через неделю…

Зачем НКВДшники убивали людей? Зачем фабриковали дела, расстреливали людей, при этом зная, что они ни в чём не виновны? Неужели за звёздочку и кусок колбасы?

Да, за звёздочку и кусок колбасы. Понимаете, вот этот знаменитый ежовский приказ 0047, где были определены квоты по 1-й категории — расстрелы, по 2-й категории — лагерный срок. Там же, есть фотоснимки в Интернете, просто были планы, сколько каждая область может расстрелять, сколько каждая область может посадить. А потом начиналось перевыполнение планов… И первые секретари, включая, кстати, Никиту Хрущёва, писали письма и просили позволить им превысить лимит по первой категории, то есть убить больше людей.

Понимаете, это была же совершенно живодёрская власть, которая таким образом уничтожала всех даже потенциальных своих противников! 7 миллионов крестьян было уничтожено только потому, что Сталину надо было убить всех, кто владел частной собственностью на землю, умел работать, был состоятельным крестьянином.

Но что касается исполнителей, то для них это ещё была возможность не оказаться самому в таком списке… Если ты плохо работал, то есть не выбил признание, — то ты что, лоялен к врагам? И мгновенно люди… Вот опять же в этих воспоминаниях Агнессы поразительно: все чекисты, кого она упоминала, все без исключения были расстреляны, любая фамилия — внизу сносочка: расстрелян, расстрелян… 1938-й, 39-й, 40-й — расстрелян, расстрелян… Ведь мы даже себе не представляем этот молох, который уничтожал любого человека, который хоть чем-то выделялся, который был талантлив, который был способен или позволял себе открыть рот, что называется, вылезти из трамвая… Даже если сотрудники НКВД слишком хорошо работали, потому выделялись. И любые другие, любые талантливые, способные, они представляли угрозу режиму…

Сотрудники НКВД совершенно обезумевали от крови. Если вы читаете воспоминания 1937-го года, да не только 37-го года — они, с одной стороны, жили в невероятной роскоши, действительно, в прямом смысле слова во дворцах, обитых бархатом с шикарной совершенно обслугой, со швейцарами, с горничыми, с фрейлинами… Понимаете, эта чернь, которая вдруг оказалась наверху. И при этом у них была постоянная пьянка, постоянный загул, потому что они смертельно боялись. Они стучали друг на друга. И они смертельно боялись…

Так вот, а Сталин понимал, что поскольку они совершенно бесконтрольны, единственная возможность себя обезопасить, это срезать слоями. Вот арестовали наркома Ягоду — тут же срезали практически весь высший, а часто и средний слой чекистов, расстреляли. Поставили наркома Ежова. Ежов выполнил свою задачу по Большому террору, когда сотни и сотни тысяч человек были расстреляны — опять сняли всех высших чинов НКВД, всех следователей, которые вели дело Тухачевского, дело Блюхера… Вы знаете, что Блюхер умер, когда его запытали просто? А Николая Ивановича Вавилова, великого генетика… И был же секретный приказ Сталина, который разрешал пытать людей…

И это было постоянно. Отсюда как минимум 20 тысяч чекистов было расстреляно. Потому что Сталин считал, что это единственная форма контроля над ними. Иначе одному человеку не справиться с любой секретной службой, у которой в руках, с одной стороны — право на насилие, на которое имеет право государство и инструменты контроля, наблюдения, подглядывания, подслушивания, снятия информации со всех гаджетов. С ними очень трудно иметь дело, уж не говоря о том, что они контролируют жизнь вождя — от Сталина до Путин — 24/7: вся еда, охрана, шофёры — они контролируют их жизнь постоянно. Поэтому в какой-то момент первые лица становятся от них зависимыми. Мы же видим.

КГБ — это реальная корпорация, которая находится у власти. Остальные находятся под жёстким контролем чекистов. И так было всегда. Военных в советское время контролировало 3-е главное управление КГБ СССР, военная контрразведка. Они же контролируют милицию, они же контролируют Генеральный штаб и так далее. Все находятся под очень жёстким контролем.

Отсюда и гениальная совершенно цитата архангельского губернатора Орлова, который отказался разговаривать с профсоюзами. Он им сказал, что он не хочет разговаривать с ушлёпками. Ну, как можно иметь дело с властью, когда так называемый избранный губернатор называет людей ушлёпками? Как он сказал, «которых звать никак и кто они такие?» Вот это поразительная совершенно способность!.. Вот что значит, неизбранный губернатор, который не чувствует свою ответственность перед людьми. Вот он и может их поэтому называть ушлёпками, потому что не они его избрали, а кремлёвские политтехнологи. Вот же к чему приводит такая власть!..


О. Журавлёва ― Добрый вечер! Меня зовут Ольга Журавлёва. У нас в гостях — Евгения Альбац, главный редактор издания The New Times. Путин поручил провести генетическую паспортизацию россиян для сохранения генофонда. Вы помните, он давно уже говорил, что у нас воруют генетический материал, и надо с этим что-то делать. Подписан специальный указ об основах государственной политики в области обеспечения химической и биологической безопасности. Евгения Марковна, что делать?

Е. Альбац ― Развести руками и сказать, что, может быть, пора уже на пенсию?.. Я имею в виду Путина.

О. Журавлёва ― По-моему, это всё в той же логике, что и попытка защитить интернет. Это всё туда?

Е. Альбац ― Нет, это разные всё-таки вещи. Спасение генофонда — это даже я не могу понять, о чём он. И это что, нас всех будут клонировать?

О. Журавлёва ― Запланировано создание генетической базы данных населения до 2025 года. Будете кровь сдавать и прочее в базу?

Е. Альбац ― Я не понимаю, что это такое. Если это база данных как, например, доноров костного мозга для больных раком крови, это, безусловно, имеет смысл делать. Завещать свои органы для пересадки после смерти — да, безусловно. Хотя это нарушение законов, например, иудаизма, я считаю, что это надо делать, потому что это спасение другой жизни. Только я пока не понимаю, о чём это поручение Путина.

О. Журавлёва ― Надеемся, что в ближайшее время станет немножко яснее. Или ничего не получится и всё сойдёт как-то на нет само собою.

Е. Альбац ― Ну да, в России от всего спасает коррупция. Если не найдут, кто на этом заработает, то, может быть, и забудут.

О. Журавлёва ― А если найдут, то как раз эти деньги все прекрасно перейдут в оффшоры и всё на этом закончится. Такой вариант тоже возможен.

Е. Альбац ― Да, вполне.

О. Журавлёва ― Кстати, где будут брать деньги на очередной Европейский суд в пользу Навального? Он что-то уже начинает хорошо зарабатывать на этом.

Е. Альбац ― Не говорите. Но хотя, знаете, никому не пожелаешь год просидеть в маленькой квартирке в Марьино под постоянным 24⁄7 контролем со стороны квартирки напротив, так что такого никому не пожелаешь. Но просто, во-первых, это очень важная история. Это впервые Европейский суд признал, что домашний арест, о котором у нас всегда говорят как о каком-то спасении, что это тоже незаконно, что нельзя по политическим мотивам сажать под домашний арест.

Второе: согласно этой 18-ой статье, согласно которой нельзя человека арестовывать за его политические взгляды, это политический прессинг. И эта статья, насколько я понимаю, впервые применена к России. Это, безусловно, победа команды юристов Алексея Навального, прежде всего, Ольги Михайловой. Я их поздравляю, что это, действительно, победа. Российская сторона уже заявила, что она ничего не признает.

Дмитрий Песков заявил, что для Кремля это было полной неожиданностью. Но надо привыкать, пора привыкать, что вот так направо и налево нарушать права человека — уже привыкли, что это можно делать совершенно беззастенчиво — вот время от времени придётся за это заплатить. В этом случае, по-моему, это 20 тысяч евро. Так что это очень важная победа.

Кстати, обратите внимание, Навальный подал эту жалобу, если мне память не изменяет, в 2014 году, то есть коммуницирована она была в 2014 году. Вот как важно доводить историю до конца, не отпускать её! Он и его юристы десять раз, поскольку всё время какие-то дела, могли сказать: «Да плевать, зачем мы будем тратить время…», но, тем не менее, довели до конца и сделали очень важное дело для граждан Российской Федерации. Я надеюсь, что когда закончится история Кирилла Серебренникова, то и Кирилл Серебренников и Софья Апфельбаум, Алексей Малобродский и Итин тоже коммуницируют жалобу в Европейский суд по правам человека.

О. Журавлёва ― Раз уж вы сами сказали о Серебренникове. Я как раз подумала, что теперь у него подписка о невыезде — это как раз такая явственная разница с домашним арестом! Потому что он, находясь под домашним арестом, был лишён в первую очередь возможности работать: домонтировать фильм, доставить спектакль и массу всего. Тут, наконец, стало очевидно, что домашний арест — это далеко не курорт. Скажите, а вы разделяете этот оптимизм по поводу послабления, которое вышло по делу «Седьмой студии»?

Е. Альбац ― В каком смысле? С одной стороны, конечно, замечательно, что и Софья Апфельбаум и Кирилл Серебренников и другие смогут теперь выйти на работу. Ведь мы об этом не задумываемся, а тут я недавно узнавала, сколько стоит в месяц адвокат даже не самый дорогой — это примерно 200 тысяч рублей в месяц! Вы представляете, что эти люди попали на очень серьёзные деньги!

О. Журавлёва ― Зарабатывать они при этом не могли.

Е. Альбац ― А зарабатывать они при этом не могут. У них семьи, у них старики, которых надо обеспечивать. У Серебренникова шли какие-то спектакли, он получал премии. А той же Софье Апфельбаум как? Она была чиновником в Министерстве культуры.

О. Журавлёва ― Нет, она уже была директором театра. Она возвращается в театр. Сказали, что она вернётся.

Е. Альбац ― Да. Но это не великие же деньги. Поэтому и с этой точки зрения этим людям надо как-то существовать. Поразительно, что буквально только что районный суд продлил им срок ареста, и никто не ожидал, что вдруг домашний арест заменят на подписку о невыезде. Что это такое произошло?

Понимаете, хочется думать, как кто-то написал или говорил, что, может быть, всё-таки решили, что им дадут условно, и за отбытием уже всё это и закончится. Ну, знаете, я последнее время в связи с работой, которую я пишу, я очень много читала воспоминаний по сталинским репрессиям. И в частности, вышла такая потрясающая книга: воспоминания Агнессы… Она была женой замнаркома НКВД Сергея Миронова, зама Ежова. И само по себе это безумно интересно читать, в каком роскошестве жили эти люди в то время, когда в стране голодали, причём в тех местах, где они служили — в Казахстане, на Украине, в Монголии — люди умирали от голода. Проезжая в пульмановском вагоне, они видели трупы умерших от голода людей вдоль железной дороги.

Но интересно другое. В связи с вашим вопросом. Сталин очень любил играть со своими чекистами. Его «игра» заключалась в том, что очень часто он их повышал, а потом, буквально через несколько дней арестовывал. Вот и Миронова вдруг повысили, даже пригласили на празднование Нового года в Кремль, он сидел недалеко от Сталина. А через 6 дней его арестовали, потом, естественно, расстреляли. И то же самое было с Фриновским, первым замом у Ежова. Это совершенно кровавый человек. Его тоже сначала сделали наркомом Военно-морского флота — что-то такое, и через неделю…

Понимаете, когда у вас не работают никакие институты — нет института суда, нет института правосудия — не существует никаких норм… А нормы — это значит, что если у вас нет достаточно оснований держать людей в заключении, лишать их свободы, то не надо это делать — вот это то, что мы называем нормами. А когда у вас ничего не работает, всё зависит от того, с какой ноги встал человек, который сегодня выступает на арктическом форуме. Вы не можете ничего предсказывать. Сегодня кто-то до него добежал — и почему-то он решил с барского плеча: А, да ладно, чего с них — и отпустил их под домашний арест. А завтра он встанет с другой ноги или ещё что-нибудь, или кто-нибудь другой добежит до другого уха и будет ещё что-то. Поэтому, к сожалению, предсказывать ничего нельзя.

О. Журавлёва ― Спрашивает вас Виктор: Вот вы читали в архиве расстрельное дело своего деда, да?

Е. Альбац ― Да. Этой мой двоюродный дед.

О. Журавлёва ― «Вы можете ответить на вопрос, на который я не нахожу ответа, — пишет Виктор, — зачем НКВДшники убивали людей? Зачем фабриковали дела, расстреливали людей, при этом зная, что они ни в чём не виновны? Неужели за звёздочку и кусок колбасы?»

Е. Альбац ― Да, за звёздочку и кусок колбасы. Понимаете, вот этот знаменитый ежовский приказ 0047, по-моему, где были определены квоты по 1-й категории — расстрелы, по 2-й категории — лагерный срок, там же, если вы посмотрите — я сама его много раз публиковала, есть фотоснимки в интернете — там же просто были планы, сколько каждая область может расстрелять, сколько каждая область может посадить. А потом начиналось перевыполнение планов… И первые секретари, включая, кстати, Никиту Хрущёва, писали письма и просили позволить им превысить лимит по первой категории, то есть убить больше людей.

Понимаете, это была же совершенно живодёрская власть, которая таким образом уничтожала всех даже потенциальных своих противников! 7 миллионов крестьян было уничтожено только потому, что Сталину надо было убить всех, кто владел частной собственностью на землю, умел работать, был состоятельным крестьянином. Убили же 7 миллионов или их ссылали в Казахстан, где они умирали от голода!..

Но что касается исполнителей, то для них это ещё была возможность не оказаться самому в таком списке… Если ты плохо работал, то есть не выбил признание, — то ты что, лоялен к врагам? Ты хочешь подмахнуть врагам? Ах, ты такой… И мгновенно люди… Вот опять же в этих воспоминаниях Агнессы поразительно: вот все чекисты, кого она упоминала, все без исключения были расстреляны, любая фамилия — внизу сносочка: расстрелян, расстрелян… 1938-й, 39-й, 40-й — расстрелян, расстрелян… Ведь мы даже себе не представляем этот молох, который уничтожал любого человека, который хоть чем-то выделялся, который был талантлив, который был способен или позволял себе открыть рот, что называется, вылезти из трамвая…

О. Журавлёва ― Но они-то хорошо работали. Почему же их-то расстреливали — вот непонятно.

Е. Альбац ― Потому что если они слишком хорошо работали, потому выделялись. И любые другие, любые талантливые, способные, они представляли угрозу режиму…

О. Журавлёва ― Сотрудники НКВД были вот этими талантами?

Е. Альбац ― Послушайте, 20 тысяч сотрудников было расстреляно… Сотрудники НКВД совершенно обезумевали от крови. Если вы читаете воспоминания 1937-го года, да не только 37-го года — они, с одной стороны, жили в невероятной роскоши, действительно, в прямом смысле слова во дворцах, обитых бархатом с шикарной совершенно обслугой, со швейцарами, с горничыми, с фрейлинами… Понимаете, эта чернь, которая вдруг оказалась наверху. И при этом у них была постоянная пьянка, постоянный загул, потому что они смертельно боялись. Они стучали друг на друга. И они смертельно боялись…

Так вот эти люди, которые напитались кровью… А Сталин понимал, что поскольку они совершенно бесконтрольны, единственная возможность себя обезопасить, это срезать слоями. Вот арестовали наркома Ягоду — тут же срезали практически весь высший, а часто и средний слой чекистов, расстреляли. Поставили наркома Ежова. Ежов выполнил свою задачу по Большому террору, когда сотни и сотни тысяч человек были расстреляны — опять сняли всех высших чинов НКВД, всех следователей, которые вели дело Тухачевского, дело Блюхера… Вы знаете, что Блюхер умер, когда его запытали просто? А Николая Ивановича Вавилова, великого генетика…

О. Журавлёва ― Голодом заморили.

Е. Альбац ― Нет, у него была голодная дизентерия. Но его ставили на стойки, у него лопались вены на ногах. И его пытали так называемыми «пробочками», когда в пробки из шампанского вставляли иголочки. И Фатима Дадаева, учительница из Северной Осетии, которую сукин сын следователь Боярский подвесил на крюк в стене, и она умерла на этом крюку. 7 дней она висела, по-моему, или 5 дней… Эти сотрудники были совершенно обезумевшие от крови. И был же секретный приказ Сталина, который разрешал пытать людей…

Потом расстреляли Ежова, расстреляли всех вокруг него, всех знаменитых следователей, которые вели громкие процессы, которые сажали сталинских комдивов. Пришёл Берия. Потом, когда Берию перевели в правительство заниматься атомной бомбой, точно так же убирали… И это было постоянно. Отсюда как минимум 20 тысяч чекистов было расстреляно. Потому что Сталин считал, что это единственная форма контроля над ними.

Иначе одному человеку не справиться с любой секретной службой, у которой в руках, с одной стороны — право на насилие, на которое имеет право государство и инструменты контроля, наблюдения, подглядывания, подслушивания, снятия информации со всех гаджетов. С ними очень трудно иметь дело, уж не говоря о том, что они контролируют жизнь вождя — от Сталина до Путин — 24/7: вся еда, охрана, шофёры — они контролируют их жизнь постоянно. Поэтому в какой-то момент первые лица становятся от них зависимыми. Мы же видим.

О. Журавлёва ― Вот, кстати, то, что мы видим сейчас, простите Евгения Марковна, как вам кажется, сейчас, эти силовики, они сейчас раздроблены — они под контролем?

Е. Альбац ― Нет никаких силовиков, Оля. Это слово «силовики» совершенно неправильное. Потому что есть ФСБ или те, кого я называю чекистами, потому что ФСБ за исключением пока первого главка — Службы внешний разведки — все остальные-то управления вернулись, которые раньше были раскассированы при Борисе Ельцине, их же всех вернули обратно под Лубянку. Поэтому это тот же самый КГБ только без разведки. Разведку рано или поздно тоже вернут, конечно же. Даже пограничников вернули.

О. Журавлёва ― И ФСО.

Е. Альбац ― Ну, и ФСО — то, что раньше было 9-ым управлением КГБ. Это реальная корпорация, которая находится у власти. Остальные находятся под жёстким контролем чекистов. И так было всегда. Военных в советское время контролировало 3-е главное управление КГБ СССР, военная контрразведка. Они же контролируют милицию, они же контролируют Генеральный штаб и так далее. Все находятся под очень жёстким контролем.

Сегодня очень смешно Генпрокуратура опубликовала данные, отчиталась о том, что они сажают за коррупцию в так называемых правоохранительных органов. Ну, понятно, что «правоохранительные органы» надо брать, естественно, в кавычки. И вот вам к нашему разговору. Они говорят: в два раза выросло число коррумпированных сотрудников ФСБ — внимание! — с 17 до 39 человек. И мы понимаем, что это прежде всего ФСО после снятия генерала армии Мурова, теперь там началась чистка…

О. Журавлёва ― Просто взяли всех!

Е. Альбац ― Нет, не всех. Нет, что вы! Это большая служба. Началась чистка. На Кавказе арестовали начальника ФСО по Кавказу, который, собственно, Сочи строил. И много всяких было ФГУПов — мы про это много писали, — которые выполняли работу по строительству. Поскольку там всё было секретно, поэтому только они и могли.

Теперь внимание. Итак, в ФСБ количество фигурантов уголовных дел по коррупции выросло с 17 до 39 человек. А среди сотрудников МВД — внимание! Теперь сравнивайте цифры — с 956 до 971 человек! И также среди сотрудников Следственного комитета: с 21 до 29. Итак: в МВД — 971, в ФСБ — 39, в Следственном комитете — 29. Вот и всё…

О. Журавлёва ― Растёт количество коррупционеров в силовых структурах, хочется сказать.

Е. Альбац ― Нет, они борются, просто не могут остановиться.

О. Журавлёва ― Кстати, это то же самое, что во времена Сталина, количество врагов народа — шпионов всевозможных, троцкистов — только росло!

Е. Альбац ― Зиновьевцев, бухаринцев. Да, да.

О. Журавлёва ― То есть здесь всё логично. Получается, что и так называемые судебные органы, следствие, они тоже всё равно все под ФСБ, с вашей точки зрения?

Е. Альбац ― Во всяком случае, конечно, они контролируются. Что-то они делят, какую-то власть ФСБ делит с Кремлём, но, как правило, Кремль занимается политическими вопросами — выборы, например, позволяют Сергею Владиленовичу Кириенко самому в это играть. А когда касается более серьёзных вещей — Калви, олигархи, Серебренников…

О. Журавлёва ― Это приносит доход, как вам кажется?

Е. Альбац ― Я думаю, что в общем, многие из них давно уже миллиардеры. Ведь платят не за то, что выпустили, платят, прежде всего, за то, чтобы вовремя предупредили, что собираются арестовать.

О. Журавлёва ― Кто-то заплатил маловато, судя по всему.

Е. Альбац ― Иногда, видимо, это просто невозможно или это зависит от нескольких людей, тем более, когда команда идёт сверху. А по таким делам как Калви, конечно, команда прошла с самого верха.

О. Журавлёва ― Мы так увлеклись силовиками, которых вы просите силовиками не называть… Единственная только добавка. Тут был трогательный сюжет про пенсионеров ОМОНа, которые, жалуясь на то, что их выселяют, говорили: «Мы же вам Болотную разгоняли». То есть они, видимо, искренне верили — ну, эти, во всяком случае, что они делают важное, нужное и государственное дело. А государство с ними вот так нехорошо обошлось…

Е. Альбац ― Ну да. Всё это глупость, конечно. Они просто не понимают, что ведь гражданская война — это когда одни люди военные выступают против других людей в военной форме. И когда люди в военной форме или просто в форме перестают защищать власть — тогда падают режимы. Поэтому, конечно, это какие-то очень глупые люди, которые это делают. Ну, бог с ними, мы не будем им помогать быть умнее.

О. Журавлёва ― Вот, кстати, о тех самых, кто кого-то должен разгонять. В Ингушетии уже, по-моему, полгода длится конфликт, который никак не может разрешить ни местная, ни федеральная власть, привести к какому-то результату. Как вам кажется, почему опасаются применять силу?

Е. Альбац ― Ровно потому, что это Ингушетия, потому что это вайнахи, потому что они могут взяться за оружие, потому что там в каждом доме оружие. Потому что ингуши держали нейтралитет во время и первой и второй чеченской войны. Мы же всегда останавливались в Назрани, когда ездили на войну.

О. Журавлёва ― А как тогда с ними можно так поступать? Я имею в виду передел границ?

Е. Альбац ― Потому что этого захотел Кадыров, а Кадырову ни в чём не отказывают.

О. Журавлёва ― Получается, совершенно безвыходная ситуация.

Е. Альбац ― Замкнутый круг, да. Они рассчитывают, что вайнахи в вайнахов стрелять не будут, что ингуши в чеченцев, наваров стрелять не будут.

О. Журавлёва ― Ну, как бы хотелось, чтобы не было такой стрельбы. А вот то, что говорили ещё в самом начале, что из других регионов привезти ОМОН чтобы нормально разогнать этот митинг, и всё прекрасно закончится.

Е. Альбац ― Нет, это невозможно в этом регионе. Но самое главное, вы же заметьте, что перерывали интернет в Ингушетии, стриминг перекрывали. У меня, кстати, вчера подробно об этом говорил Андрей Солдатов. Власть, конечно, опасается этого вирусного эффекта, что люди в других регионах увидят, что можно сопротивляться, что можно протестовать. Ровно поэтому в воскресенье в 8 городах, а не только в одном Архангельске, как у нас сообщают, прошли многочисленные митинги против превращения Севера, как они говорят, в колонию Москвы — против мусорных свалок, куда уже вывозят на самом деле мусор из Москвы.

Так вот в Архангельске около 5 тысяч человек вышло на улицу, в Сыктывкаре 2 тысячи человек вышло на улицу, в Каргаполье и в других городах Архангельской области, где собираются разместить по разным данным от 450 — 600 мусорных свалок.

О. Журавлёва ― Свалок, не заводов?

Е. Альбац ― Нет-нет-нет. А людям всё время врут! И мы сейчас видим, как людей обманывают, притом, что это очень бедные. Коми-то побогаче, потому что там нефть, там «Лукойл» и так далее, а Архангельская область бедная. И люди совершенно уже никому не верят, потому что им бесконечно врут.

И вот мы как раз опубликовали очередной материал об этом. В распоряжение нашего корреспондента Елены Соловьёвой попали документы. И вот, например, полигон Шиес, который находится в 95 километрах от Сыктывкара на территории Архангельской области. Людям говорили, что полигон будет 300 гектар, мы посмотрели документы, а там — 3 тысячи гектар! Людям говорили, что туда привезут 500 тысяч тонн мусора, а увидели: привезут 2 миллиона 300 тысяч тонн мусора! И бесконечно это враньё…

В Архангельской области люди живут с земли. Это очень бедная область, и там люди в буквальном смысле слова живут с земли. Вот один знакомый мне бизнесмен из Каргополья, который тоже протестует против свалки, он даже написал песню, которую играл на одном из митингов, в которой говорилось: «Оставьте в покое наши болота». Архангельская область — это почти территория Франции, но при этом там живёт всего 1 миллион 300 тысяч человек. И людям в Кремле кажется, что плевать — ну, что такое миллион 300 тысяч человек? Это меньше, чем один район в Москве. Поэтому чего на них смотреть. Беднота и беднота.

Но для людей, которые живут в Архангельской области, для них это не только лес, который они рубят, строят и так далее, но это и грибы, которые они заготавливают.

О. Журавлёва ― Ягода на болотах.

Е. Альбац ― Ягода на болотах. Это рыба, которую ловят и с которой живут. Это дичь, которая в лесах и которую они заготавливают, в том числе, на зиму. И так далее. То есть они полностью живут с земли, потому что зарплата — 8–9 тысяч рублей. Жить на это категорически невозможно.

А все эти болота, из них вытекают всякие маленькие речушки, которые втекают в озёра, в которых тот же хариус, который живёт только в чистой воде. И поэтому люди, конечно, совершенно справедливо опасаются, что вот этот самый мусор, который закладывают сейчас в пластик и который собираются, на самом деле, сбрасывать в эти болота… Во-первых, это становится взрывоопасным. Это как торфяники будет гореть, и тоже власти уже несколько раз об этом предупреждали. Но это будет просто отравлять природу и землю, с которой они живут.

Мы же видим, насколько категорически ничего не понимает губернатор Орлов, который сказал… гениальная совершенно цитата архангельского губернатора Орлова, который отказался разговаривать с профсоюзами. Он им сказал, что он не хочет разговаривать с ушлёпками. Ну, как можно иметь дело с властью, когда так называемый избранный губернатор называет людей ушлёпками? Как он сказал, «которых звать никак и кто они такие?» Вот это поразительная совершенно способность!.. Вот что значит, неизбранный губернатор, который не чувствует свою ответственность перед людьми. Вот он и может их поэтому называть ушлёпками, потому что не они его избрали, а кремлёвские политтехнологи. Вот же к чему приводит такая власть!..

И мы видим, что и в Сыктывкаре тоже очень тяжёлая ситуация. Там же посадили всё руководство области. У нас как-то был материал из Сыктывкара, когда посадили губернатора Гайзера и всех вокруг — там что-то около 30 человек посадили.

О. Журавлёва ― Крупная преступная группировка, сообщество.

Е. Альбац ― И один из хозяев Коми Зарубин находится в бегах. Если вы поговорите с людьми оттуда, они вам скажут, что там всем сейчас распоряжается ФСБ. «Лукойл» ни во что не влезает, а всем распоряжается местное ФСБ. И при этом, несмотря на это, 2 тысячи человек выходит на улицу. Мы писали, что в Шиесе уже ставили железные ежи на пути грузовиков. Уже была стрельба, уже были раненные. Люди будут там сопротивляться. У них выхода никакого нет!

О. Журавлёва ― Евгения Марковна, объясните, пожалуйста, ну не все же руководители — хоть ФСБ, хоть гражданские — клинические идиоты?! Они же понимают, что существуют в мире технологии, что на мусоре люди зарабатывают, что в Швеции, по-моему, уже мусора не хватает, потому что они его перерабатывают как угодно, во что угодно — от энергии до тканей…

Е. Альбац ― Вот Шестун предлагал купить такой завод. Помните, был такой глава Серпуховского района, который сейчас сидит — Александр Шестун. Вот он предлагал, и у него уже была с кем-то договорённость, чтобы купить мусоросжигающие заводы. Ну, вот он поговорил — и сидит теперь в тюрьме…

О. Журавлёва ― Да даже мусоросжигающие заводы — это уже вчерашний день. Есть и другие технологии.

Е. Альбац ― Да, конечно. Существует секретный договор между губернатором Архангельской области и мэром Москвы Собяниным, как говорят, что это бизнес зама Собянина Бирюкова и стоящих за ним чекистов. И почему-то это оказалось очень выгодно. А Орлову очевидно совершенно плевать. В Архангельской области говорят, что в качестве платы за такую уступчивость по отношению к московским властям его переведут каким-нибудь министром в центр. И ему ни за что отвечать не надо будет.

О. Журавлёва ― Это следствие того, что Подмосковье протестовало?

Е. Альбац ― Да, конечно. Но при этом вы же видите, там же тоже… В Архангельской области арестовали 6 человек. Ещё вечером в воскресенье они поставили палатки, они собирались проводить бессрочный митинг. Людей арестовали. Насколько задержанных в Сыктывкаре. Я думаю, что российская власть просто не понимает, что когда людям уже совершенно нечего терять… Это же не у бизнесменов, у которых пара вилл в Подмосковье и ещё несколько в других точках мира. И им есть что терять. А этим людям уже нечего терять. У них отнимают саму основу их жизни. «Перестаньте трогать наши болота!»…

Но чиновники не понимают, что с этими людьми нельзя так поступать. Я не говорю, что это безнравственно… Все эти слова совершенно бесполезно говорить. Просто они не понимают, что это взорвётся. И сейчас это взрывается в Коми и в Архангельской области. Но это пойдёт и дальше, потому что когда у тебя пятый года падают доходы населения, то люди, действительно, уже ничего не ждут. Посмотрите опросы социологов. Люди не ждут ничего впереди.

О. Журавлёва ― А за это, как нас правильно поправляют слушатели, их называют шелупонью.

Е. Альбац ― Это люди, которые не побоялись выйти на площадь. Это значит, что они себя уважают.

О. Журавлёва ― У них есть чувство собственного достоинства.

Е. Альбац ― Потому что у вас свободы ровно столько, сколько вы способны сами отстоять.

О. Журавлёва ― Это Евгения Альбац, главный редактор издания The New Times. Меня зовут Ольга Журавлёва. Всем спасибо, всего доброго!







ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Видно, что Альбац относится к нашей стране как к оккупированной территории, а к нашим силовикам, как к гестаповцам и эсэсовцам.
________________________________________

Спасибо Евгении Марковне за открытую и принципиальную позицию по отношению к спецслужбам, которыми руководит единый центр госбезопасности в стране. Людям важно понимать истоки их бед и корни принимаемых решений властей, и действий, следующих из этих решений. Экстраполяция сегодняшней ситуации в историю чекизма в России объясняет и многие сегодняшние явления в нашей жизни…
________________________________________

Россия, без сомнения, оккупирована гестапо, СС, плутократической верхушкой, пусть они иначе называются. У них уже и рожи гестаповские, и форма, и фуражки, а главное — методы: донос, пытка, процесс. Не брезгуют и убийствами, впрочем. А кого калечат в тёмном переулке или расстреливают в подъездах, известно всем. ________________________________________

Что-то маловато казнили чекистов — подумаешь, каких-то там 20.000 сталинских ежовских-ягодовских-бериевских-меркуловских-кобуловских… палачей-карателей. Как всегда, ещё и небось большей частью и вовсе совсем не тех показнили, кого следовало в первую очередь.

Безусловно, нет никаких ни "силовиков", ни "правоохранителей". Есть только один всё тот же монстр КГБ со слегка подмазанной вывеской. Вот такой Держи-Мордор реинкарнировался зачем-то на нашу шею. Всё снова и снова, как тот самый автомат Калашникова вместо супер-компьютера или, на худой конец, нормального гаджета с двумя или более экранами…
________________________________________

Хорошо, что Европейский суд по правам человека присудил приличную компенсацию отважному активисту-оптимисту А. Навальному за совершенно незаконное его политическое преследование и отсидку под домашним арестом в течение целого года (!!!) . Жаль, что горе-царёк оплатит эти начёты не из своего личного кармана. Да плевать хотел горе-царёк на всё общественное мнение со всеми инвесторами сразу. Капризничает, дурачится, выкабенивается.
________________________________________

Евгения Марковна, придёт время, когда те, кто судит не по Закону, а по Понятиям, Сам попадёт в Басманный суд и испытает все его прелести.
________________________________________

Разумеется, фигурантов "Театрального дела" выпустили под подписку, прежде всего, после византийских указаний с самого верху их освободить. Но, всё же, не исключено, что и объединённое неожиданно мощное давление нашей и международной общественности тоже сыграло какую-то вполне определённую роль. Да, домик для уточки с гнилой золотогвардейской капустой обошлись народу в сотни раз дороже всех этих липовых фальсификатов театральных дел.
________________________________________

Очередной бред от горе-царька про обеспечение сохранности национального генофонда. Создание генетической базы данных (???). Совсем сбрендил, оккультный старикашка, из ума выжил вконец, если там ваащще хоть какой-то умишко теплился, всё, край крышки…
________________________________________

Грустно конечно всё это. Копошащееся в безнадёге государство, чекисты дуреющие не от крови, а от наворованного бабла и всевластия, покорный народец в поисках денег на прокорм. Никогда эта страна не будет нормальной. Так и будем на задворках цивилизации и как образец того, в какую свалку можно превратить богатейшую страну, если появляется человечек, единственным желанием которого является бесконечная и беспредельная власть!..
________________________________________

Товарисч Пол Пот по сравнению со зверьём из НКВД уже кажется застенчевым октябрёнком, втихаря ковыряющим изюм из булочки в хлебной лавке…
________________________________________



ИСТОЧНИК

Ольга Журавлёва

распечатать  распечатать    отправить  отправить    другие новости  другие новости   
Дополнительные ссылки

ТЕМЫ:

  • Власть (0) > Беспредел (0) > Преступления (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > Террор (0)
  • Власть (0) > Беспредел (0) > ФСБ (0)
  • История (0) > Советский период (0)
  • Нравственность (0)
  • Общество (0) > Криминал (0)
  • Социализм (0) > Преступления (0)
  • Фашизм (0)
  • ПУБЛИКАЦИИ:

  • 22.05.2019 - О ТРАГЕДИИ С СУПЕРДЖЕТОМ
  • 21.05.2019 - КЛУБ СОЛИДАРНОСТИ ДИКТАТОРОВ
  • 21.05.2019 - СОСЛОВНАЯ КОРРУПЦИОННАЯ СИСТЕМА
  • 20.05.2019 - ОТНОШЕНИЕ ЧИНОВНИКОВ ПУТИНА К ЛЮДЯМ
  • 18.05.2019 - ВСПОМИНАЯ О ЧЕРНОБЫЛЕ
  • 18.05.2019 - ВСПОМИНАЯ О ЧЕРНОБЫЛЕ
  • 17.05.2019 - ПУТЬ К МИРУ НА ДОНБАССЕ
  • 16.05.2019 - КАКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НУЖНО СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ?
  • 16.05.2019 - ШКОЛЫ, ГДЕ УЧАТ НА ПРЕЗИДЕНТОВ
  • 12.05.2019 - ПОЧЕМУ МЫ ВСЁ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ В СССР?
  • 12.05.2019 - САНИРОВАНИЕ РОССИЙСКИХ БАНКОВ
  • 10.05.2019 - ПЕТЕРБУРГСКОЕ «ЯБЛОКО» ПОЧТИЛО ПАМЯТЬ ЗАЩИТНИКОВ ГОРОДА
  • 09.05.2019 - НЕУДОБНЫЕ ВОПРОСЫ О ВОЙНЕ
  • 08.05.2019 - КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА СТОЛКНУЛАСЬ С КУЛЬТУРОЙ
  • 07.05.2019 - ЧТО ПРОИСХОДИТ НА КАВКАЗЕ
  • Copyright ©2001 Яблоко-Волгоград     E-mail: volgograd@yabloko.ru